ВЕРНОСТЬ - FIDELITY № 100 - 2008

JANUARY / ЯНВАРЬ  19

The Editorial Board is glad to inform our Readers that this issue of “FIDELITY” has articles in English, and Russian Languages.  

С удовлетворением сообщаем, что в этом номере журнала “ВЕРНОСТЬ” помещены статьи на английском и русском  языках.

CONTENTS - ОГЛАВЛЕНИЕ

1.  AКСИОС ДОРОГОМУ НАШЕМУ ВЛАДЫКЕ РУССКОЙ ЗАРУБЕЖНОЙ ЦЕРКВИ ЕПИСКОПУ СЕВЕРО-АМЕРИКАНСКОМУ СТЕФАНУ!   Г. М. Солдатов

   2.  ЗАРУБЕЖЬЕ ПЕРЕД ВЫБОРОМ: ЕПИСКОП СТЕФАН ИЛИ ЕПИСКОП-САТЕЛЛИТ?  Николай Казанцев

   3.  АПОФЕОЗ БЕСПРИНЦИПНОСТИПротодиакон Герман Иванов-Тринадцатый

   4.  ПАДЕНИЕ И ВОЗРОЖДЕНИЕ ЗАРУБЕЖНОЙ ЦЕРКВИ  ПРИКОСНОВЕНИЕ КО ЗЛУ. Г. М. Солдатов

   5.  WILL RUSSIA RESURRECT SPIRITUALLY?  Seraphim Larin

6 ФАШИЗМ  И  РУСОФОБИЯ  ПОД  МАСКОЙ  ЗАКОННОСТИ. Открытое письмо Генеральному прокурору РФ Ю.Я. Чайке и  Председателю Верховного Суда РФ В.М. Лебедеву. Ген.-полк. Л.Г. Ивашев

7  HIEROMARTYR JOASAPH, BISHOP OF CHISTOPOL and those with him. Dr. Vladimir Moss

8ОБ  УНИАТАХ,  ФЕМИНИСТКАХ  И  ЛОЖНЫХ  ПЕРЕВОДАХ.  Г. М. Солдатов

9 ON UNIATES, FEMINISTS AND FALSE TRANSLATIONS. G.M. Soldatow. Translated by Seraphim Larin

 10. WILL METROPOLITAN SERGIUS BE CANONIZED?  Dr. Vladimir Moss.

 

 11.  СЕРГИАНСТВО: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ. А.Г. Яковицкий

 

 

 

АКСИОС  ДОРОГОМУ  НАШЕМУ  ВЛАДЫКЕ  РУССКОЙ ЗАРУБЕЖНОЙ  ЦЕРКВИ  ЕПИСКОПУ  СЕВЕРО-АМЕРИКАНСКОМУ  СТЕФАНУ!

Г. М. Солдатов

Радуйтесь, праведные, о Господе,

и славьте память святыни Его».

(Пс. 96:12)

В Зарубежной Руси духовные лица, побуждаемые диаволом на христопродавство, одни обольщенные материальными выгодами, другие из глупости, стадного чувства или страшась шантажа, административно подчинились Московской Патриархии.  В свое время на родине многие верующие не последовали за митрополитом Сергием в советскую церковь, а пошли на Русскую Голгофу за верным Христу духовенством, терпя преследование,  ссылки, концлагеря и казнь за веру.

После подписания 17-го мая 2007 года  митрополитом Лавром унии с МП, оставшиеся верными Церкви верующие в Северной Америке опасались, что с ними не будет Архиерея, но Иисус Христос не оставил Церковь без Своего внимания «которая есть тело Его, полнота Наполняющего все во всем» (Еф. 1:23). Не обездолил нас Христос, “Которому дана всякая власть на небе и на земле” (Матф. 28:18).

Верующие в Зарубежье молились. Они никогда, ни на минуту, не отчаиваясь были уверены в том, что милостивый Господь не забудет о них и придет к ним на помощь. Они знали о том, что всё в мире происходит по воле Божией,  и совершается только тогда,  когда Спаситель решает, что для этого наступило время (1 Петр. 4:17, Матф. 24:3) и что они должны «беречься, чтобы кто не прельстил» (Матф. 24: 4). «Ибо многие придут под именем Моим и будут говорить: «я Христос», и многих прельстят» (Матф. 24:5). 

Спаситель предупреждал: верующие должны быть готовы к тому, что над  ними будет поставлен достойный раб Господа для их руководства: «истинно говорю вам, что над всем имением своим поставят его» (Матф. 24:47).

И вот по воле Святой Троицы протоиерей Стефан Сабельник был выбран быть этим рабом Господа, стать Архипастырем для верующих в Северной Америке, быть их духовным наставником и судьей. Спаситель под Своим “имением” подразумевал всех право-славных верующих, включая живущих в Северной Америке, куда Владыка Стефан был выбран для правления и наставления духовного стада, как преемник и продолжатель,  миссионерства Святых Апостолов: «итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Матф. 28:19) «уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века (Матф. 28: 20) итак «имеющий ухо да слышит, что Дух говорит» (Отек. 2: 7). Будь верен до смерти и дам тебе венец жизни» (2: 10).

Первосвятитель Русской Православной Зарубежной Церкви в Америке Преосвященнейший Владыка Стефан поведет верующих по пути спасения их душ как заповедано об этом Спасителем: «только то, что имеете, держите, пока приду» (2:25).

Владыка провел свою молодость в отличавшейся своей религиозной  и трудолюбием семье, жившей невдалеке от джорданвилльского Свято-Троицкого монастыря. Поскольку он был учеником известных своим благочестием монашествующих, подражая им в мудрости, терпении и других  добрых качествах Владыка Стефан вернет верующим в Северной Америке доверие к духовенству, сильно пошатнувшееся после подписания позорной унии с МП.  Необходимо отметить особенную доброту и внимание Владыки к верующим. После подписания пагубной для Зарубежной Руси унии, количество верующих в его приходе увеличилось почти в четыре раза. Мы можем быть уверены, что с Божьей помощью под омофором и руководством Преосвященнейшего Владыки в Северо-Американской Епархии церкви будут утверждаться верою и ежедневно увеличиваться числом (Дея. 16: 5), а   помощь верующих Владыке, с их стороны, будет выявляться главным образом в молитвах о его здоровье и безопасности и тем, что очень важно: миром и согласием между собой.  “Дополните мою радость: имейте одни мысли, имейте ту же любовь, будьте единодушны и единомысленны»  (Фил. 2, 2-5).

Весьма и весьма радостно, что праздник Рождества Христова 2008 года Зарубежная Русь уже будет праздновать в сознании, что у нее опять есть Духовный Глава.

Пожелаем Его Преосвященству, дорогому Владыке Стефану, здравия и сил!

АКСИОС! АКСИОС! АКСИОС!


* * *

ЗАРУБЕЖЬЕ  ПЕРЕД  ВЫБОРОМ:  ЕПИСКОП  СТЕФАН  ИЛИ ЕПИСКОП-САТЕЛЛИТ?

Николай Казанцев

Несправедливо, предвзято, но факт: в своем большинстве антилавровское православное Русское Зарубежье не доверяет никому из архиереев, воспитывавшихся в бывшем Советском Союзе. До сих пор это являлось серьезной психологической препоной для тех, кто хотел бы примкнуть к какой-нибудь из антилавровских церковных групп, претендующих на наследие исконной Зарубежной Церкви. Однако теперь, слава Богу, это препятствие отпало. Благодаря иерархам Русской Истинно-Православной (Катакомбной) Церкви в РПЦЗ поставлен канонтчный епископ из наших эмигрантов.

У нас есть нынче свой подлинный епископ-зарубежник, Владыка Стефан, чье духовное воспитание и становление происходило в Джорданвилльской РПЦЗ старой закалки, на глазах у всей белой эмиграции. Посему, доверие к нему – безгранично.  Чего, увы, нельзя сказать оь епископе Агафангеле.

По мнению принадлежащего к РПАЦ игумена Григорья (Лурье), “рукоположение для Америки епископа Андроника (Котлярова) ввергает группу епископа Агафангела в самую настоящую борьбу за "зарубежное наследство", то есть за приходы, которые либо вообще не последовали за митрополитом Лавром, либо последовали, но готовы пересмотреть свое решение. Это создало, на какой-то момент, существенное преимущество епископу Агафангелу перед его главным “конкурентом” на американском континенте — РИПЦ. Однако, в РИПЦ отреагировали своевременно, совершив 18 декабря ранее обещанную хиротонию епископа РПЦЗ для Америки. Кандидат для рукоположения был выбран еще в ноябре на епархиальном собрании епархии будущего епископа. Им стал один из наиболее заслуженных клириков РПЦЗ протоиерей Стефан Сабельник».

Игумен Григорий подчеркивает, что «епископ Стефан ни в какой мере не является епископом из числа бюрократически "спущенных" на головы паствы. Такие епископы почти наверняка оказываются непригодными для боевых условий, в которых существуют Истинно-Православная Церковь русской традиции. Настоящего лидера невозможно породить бумагой от начальства или даже епископской хиротонией. Но епископ Стефан — это как раз тот случай, когда епископская хиротония следует за избранием церковного народа».

Нейтральный церковный обозреватель оправдывает действия председателя Синода РИПЦ, Архиепископа Тихона (Пасечника): «Нельзя было медлить ни с исполнением обещания дать зарубежным приходам, пришедшим под временное окормление РИПЦ, собственного епископа (промедление тут могло бы обернуться недоверием к РИПЦ со стороны зарубежной паствы), ни с оснащением этих приходов всем необходимым для формирования собственных церковных структур. Тут наличие епископа необходимо — уважаемого и деятельного, как рукоположенный ныне епископ Стефан».

Игумен Григорий написал следом в статье, опубликованной «Порталом-Кредо», что рукоположение епископа Стефана епископами РИПЦ сводит на нет преимущество группы агафангеловцев в Америке: «Теперь американская часть церковной организации епископа Агафангела едва ли сможет сколько-нибудь заметно расшириться. На первое время она законсервируется такой, как есть, а затем, через несколько лет, неизбежно начнутся процессы эрозии: часть будет сливаться с американскими киприанитами, часть смешается с различными юрисдикциями "мирового православия", а какое-то ядро, едва ли очень большое, так и будет оставаться в виде американского филиала украинской Церкви епископа Агафангела».

Добавим, что у епископа Андроника – увы -  собственного голоса нет. К несчастью, в агафангеловском “ВВЦУ” верховодят такие тёмные лошадки как Магеровский с Добровым.

Игумен Григорий пишет: «Многие сейчас задаются вопросом: почему киприаниты сделали ставку на украинскую и малочисленную Церковь епископа Агафангела с ее небольшим американским филиалом, а не на российскую Церковь РИПЦ, хорошо представленную во всем мире и не менее перспективную? Причина предпочтения епископа Агафангела именно в его слабости. "Синоду Противостоящих" вовсе не нужен полноправный партнер, которым единственно и могла бы стать РИПЦ, а нужна Церковь русской традиции в качестве сателлита. Теперь такая Церковь получена”.

После подписания унии, достойнейшие зарубежные священнослужители пошли под омофор епископа Агафангела, потому что в тот момент зарубежной альтернативы не было.

Теперь же она есть. И олицеиворена Владыкой Стефаном, русским епископом, поставленным русскими же епископами, а не самостийником в упряжке с греком и осетином.

Русское Зарубежье может теперь сплотиться вокруг не являющегося ни чьим сателлитом, независимого от русофобского украинского режима и его друзей Епископа Стефана.

Наша Страна № 2834

* * *

 

АПОФЕОЗ  БЕСПРИНЦИПНОСТИ

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый

Мы уже говорили о рубрике "Миражи современности", регулярно печатаемой в «Нашей Стране». Это самые настоящие крупицы Белого Духа, поддерживающие нас в нашей борьбе и в нашем желании не спускать флаг Белой Эмиграции, но наоборот высоко его держать. В этих "миражах", Елизавета Веденеева паки и паки призывает всех нас не поддаваться пораженческому духу, не идти широким путём по наклонной вниз, не верить постоянно преподносимой нам подделке истины, не смиряться с прямой ложью, а иногда и с глупостью от того только, что "так все сегодня думают". Для достижения этой цели приходится иногда, не смущаясь, излагать прописные истины, такие ясные и простые, что считается не хорошим тоном их повторять тому, кто не хочет слыть отсталым от своего века или тупым консерватором, а порою и «фашистом» – излюбленный сегодня ярлык, подвешиваемый на всех тех, кто отказывается идти в ногу со временем. И почти все, как бараны, ринулись один громче другого повторять, что коммунизм пал, что Церковь в России обрела полную свободу и поэтому временное существование Зарубежной Церкви в отрыве от "Матери-Церкви" – кощунственно подразумевая под этим термином, рождённую в 1943 году Московскую Патриархию на основании пресловутой Декларации о лояльности – не имеет больше смысла. И можно на самом деле задать себе вопрос – зачем держаться отживших принципов, когда принятие модной беспринципности влечёт за собой столько благ? Ведь все те, кто, например, вчера испытывал материальные трудности, в один миг стал беззаботно жить, из "полу-раскольников" стал признанными и уважаемыми членами "всемирного православия", одним словом – выбившимися наконец в люди, попавшими вдруг "из грязи в князи"!

Возьмём пример Симеона Донскова (ныне «епископа» Михаила), о неустанной деятельности которого постоянно пестрит сообщениями интернет. Решил бы он после своего покушения на приснопамятного Митрополита Виталия принести покаяние и вернуться к тем принципам, которые исповедовал с детства, то пришлось бы ему вести опальную жизнь, и с трудом зарабатывать на "хлеб насущный". А тут только успевает из одного самолёта перескочить в другой, встречается с президентами и патриархами вплоть до Вселенского, обменивается с ними любезными словами и подарками, мчится на разные международные совещания (нашёлся богослов... интересно было бы ознакомиться с его выступлениями!), служит со вдетым крестиком в митру будто сам митрополит иль патриарх и, вдобавок, не гнушается принимать лицемерные благодарения от своих новых братьев за всё то духовное богатство, которое было накоплено за 80 лет Зарубежной Церковью!

Лицемерие на полном ходу. Но на самом деле – головокружительная жизнь, от которой было бы глупо отказаться, подумают многие... Однако все эти "блага" имеют конечно свою цену. В частности, и не говоря о вопросах совести, забыв чувство стыда приходится поступать по принципам народной мудрости: «В какую стаю залетел, так и каркай», или «чей хлеб ешь, того и обычай тешь». Тут и признание "подвига, спасшего Церковь" Сергия Страгородсккого, тут и принятие "правильно понятых" принципов экуменизма, тут и славословия "самому православному президенту" и многое, многое другое. А тем не менее совершенно права Е. Веденеева, повторяя слова Ю. Мацкевича : «Советская Россия не есть продолжение Царской России, а ее противоположность». И нынешняя столь хвалимая Российская Федерация, продолжающая торжественно праздновать 20 декабря день создания в 1917 году зловещей ЧК, однозначно исповедует чьей преемницей она является. Вспоминается остроумная шутка советских времён : «В Правде нет известий, в Известиях нет правды», однако нет правила без исключений. В Правде от 13 июля 1921 года писалось: «Возможно, что мы уйдём, но мы не уйдём, не вырвав прошлого со всеми его корнями. Те, кто придёт после нас, будут строить среди развалин, на кладбище». Поэтому, как никогда остаётся в силе здравое утверждение: чтобы стать русским, надо убить в себе совка. Приветствуем всех тех, кому это удаётся! И таковых не мало, но в высшем эшелоне, будь то политическом или церковном, даже не намечается, когда этот лозунг будет применяться.

А эти ложь, подмена и лицемерие особо чувствительны и неприемлемы в Церкви. В начале 90-ых годов мы совершенно откровенно писали, что МП никогда не сможет прославить Святых Новомучеников по трём причинам: психологической, политической и богословской.

Признаёмся в нашей прямо детской наивности. Но право – не могли себе представить глубину лицемерия и аморальности этого "митрополитбюро", "прославившего", найдя в этом для себя выгоду, даже тех славных подвижников, чьи таинства отвергали и не признавали. В такой обстановке наивным выглядел бы и святой учитель Церкви Викентий Леринский, писавший из глубины пятого века: «Можем ли мы отвергать веру тех, чью память прославляем?». Оказывается "можем", ведь именно так поступают в МП, одновременно прославляя Сергия Страгородского и Святых Новомучеников, особенно из среды так называемых Непоминающих. И не благороднее выглядят «зарубежные униаты», закрывающие глаза на это и на многие другие беззакония.

Наша Страна № 2833

* * *

ПАДЕНИЕ  И  ВОЗРОЖДЕНИЕ  ЗАРУБЕЖНОЙ  ЦЕРКВИ  ПРИКОСНОВЕНИЕ  КО  ЗЛУ

Г. М. Солдатов

За последнюю четверть века Русской Церкви на родине и за рубежом пришлось перенести тяжелые времена, из которых она, согласно обещанию Спасителя, всё-таки выйдет победительницей.

В нынешней России религия официально не преследуется, но на самом деле это не соответствует действительности. Многие иностранцы и русские зарубежники видя открытые храмы МП, духовную литературу и т. д. убедили себя в том, что в РФ полная свобода вероисповедания и печати. Однако в реальности это не так. Истинное православие на родине сохраняется лишь в катакомбных храмах, в благочестивых семьях.

Когда в РПЦЗ начался разговор среди духовенства и мирян о том, что необходимо «рассмотреть взаимоотношения» с МП это был только шёпот о зле. Когда против воли Первоиерарха Зарубежной Церкви и других членов Синода, архиепископ Марк начал приглашать клириков советской церкви для «переговоров» - уже совершилось прикосновение ко злу. Архиепископ Марк вовлек Германскую и с ней все другие епархии к этому прикосновению, принявши материальную зависимость от экуменических организаций. Соблазн материальных благ пагубно начал влиять на духовенство РПЦЗ. Оно стало льстить себя надеждой, что имея денежные средства мол можно сделать положительные изменения в приходах и епархиях. И несмотря на осознание зла экуменизма и сергианства, осужденных Соборами Зарубежной Церкви, архиереи РПЦЗ и послушное им духовенство пошли на самообман оправдания ересей.

Первоиерарх РПЦЗ Митрополит Виталий, архиепископ Алипий, епископ Даниил и другие архиереи были против общения с МП. Поэтому казалось, что в ближайшем будущем не будет унии с Патриархией. Но зло уже проникло в Зарубежную Церковь. Пользуясь преклонным возрастом и добросердечностью Митрополита Виталия, заговорщики уговорили его отказаться от первосвятительства в пользу другого архиерея. В практике РПЦЗ, при болеющих митрополитах, Синод выбирал заместителя, который вел Церковь. Но на этот раз изменники в рясах, готовившие унию с Патриархией, сознательно пошли на постыдные приёмы – изоляцию Митрополита Виталия от верных клириков и мирян и даже применение физической силы. Владыке Митрополиту, однако, удалось вырваться из синодального здания от своих истязателей и переехать в свою Канадскую епархию, после чего он объявил, что аннулирует свой отказ от Первосвятительства РПЦЗ. В  РПЦЗ произошел раскол.

Поселившись в Мансонвилле, Владыка Митрополит продолжал управлять оставшимся  верным духовенством и паствой в Канадской епархии (согласно протоколу №2 от 9-22, 1986,  после избрания Первоиерархом,  Владыка сохранял за собой управление Канадской епархией)  некоторыми приходами в Европе, и многочисленными приходами в России. Русская Истинно-Православная (Катакомбная)  Церковь также продолжала считать Митрополита Виталия законным первосвятителем РПЦЗ.

Сторонники унии с МП созвали «Всезарубежный Собор». Несмотря на то, что на нём не присутствовали ни сторонники Митрополита Виталия, ни представители общественных организаций, ни разные противники сотрудничества с МП, клирики и миряне фактически высказывались в Сан Франциско против унии. Однако, увы, было решено вопрос о взаимоотношении с МП передать на Собор Архиереев. И архиереи - сторонники унии, видя возникшие препятствия, предложили передать дело для «изучения» комиссии…  И действуя «аки тать в нощи», предатели провели дело о поглошении РПЦЗ Московской Патриархией!

Многие духовные лица и миряне были недовольны этой унией. Некоторые духовные лица с приходами решили больше не подчиняться митрополиту Лавру, но все архиереи РПЦЗ, за исключением епископа Агафангела подчинились МП.

МАЗЕПИНСКАЯ ВОЛЬНИЦА ЕПИСКОПА АГАФАНГЕЛА

Патриархии не доверяла епископу Агафангелу ввиду его частых переходах из одной юрисдикции в другую. Его положение было не ясно. Повидимому МП не хотела признать его архиерейский сан. Но даже если бы и признала, ему предстояло быть лишь одним из многочисленных серых епископов Киевской Митрополии. Поэтому епископ Агафангел, опасаясь за свое будущее, объявил, что он будет возглавлять «Высшее Временнное Церквоное Управление».

Эта ньюиоркская организация соответствует по своему составу и духу мазепинской вольнице. Причем её возглавители бесстыдно пользуются недопустимой в обществе приличных людей терминологией и даже оправдывают уголовное поведение. (См. «Наша Страна» № 2831 «Магеровский оправдывает электронное воровство»).

На созванном этой организацией «совещании» епископ Агафангел «председательствовал», но всем было ясно, кто является истинным руководителем – иерей В. Добров. Для создания «нового синода» этим совещанием было решено совершить хиротонии архиереев. Епископу Агафангелу поручили обратиться к «синодам противостоящих», - тем которых Синод РПЦЗ в прошлом осудил. Не смутившись тем, что он сам участвовал в их осуждении епископ Агафангел, пригласил для хиротонии о. Андроника Котлярова архиереев, эклезиология которых была осуждена,  и этим как бы признал их вероучение.

НАШ НОВЫЙ ПЕРВОСВЯТИТЕЛЬ

В Австралии, Канаде и США множество духовных лиц и мирян н не пошли на предательство и пожелали оставаться в составе прежней РПЦЗ. Однако у них не было ни одного архиерея. На встречу жаждущих архиерейского пастырства вышел возглавляемый Владыкой Тихоном Синод Русской Истинно-Православной (Катакомбной) Церкви и совершил хиротонию протоиерея Стефана Сабельника, кандидатура которого была выставлена еще при прежних первосвятителях РПЦЗ.

Таким образом Владыка Стефан занял Первосвятительство Русской Заграничной Церкви.  Духовенство и миряне радуются, что у них опять имеется духовный глава, которому можно довериться во всех отношениях.

Как мне было сообщено, в скором будущем  духовенство и верующие, передадут Владыке Стефану облачение покойного Первоиерарха Митрополита Виталия. Никто не сомневается в том что Владыка Стефан будет верным последователем Первосвятителей и Архиереев РПЦЗ, боровшихся против обновленчества, защищавших церковную истину.

Благодаря хиротонии Епископа Стефана, РПЦЗ вернулась на свой прошлый путь истины, удалившись от зла. 

Остается выразить нашу глубокую благодарность епископам Русской Истинно-Православной (Катакомбной) Церкви, восстановившим архиерейство в Зарубежной Руси!

Напомним, что Катакомбная Церковь в России была призана Синодом РПЦЗ и весьма почиталась мучеником братом Иосифом, хранителем Чудотворной Иверской Иконы Богоматери.

Многая лета Владыке Стефану!

Наша Страна № 2834

* * *

 

WILL  RUSSIA  RESURRECT  SPIRITUALLY?

Lowly Seraphim Larin

On a warm and dark night of the 17th of July 1918, Tsar Nicholas, his family and servants were ushered by their Communist captors into the basement of a modest chalet in the city of Yekaterinburg, where they were held prisoners. Then without any ceremony, the followers of the “great and glorious Russian revolution” summarily murdered them, eliminating the last hope of salvation for humanity and setting in motion cataclysmic repercussions that will eventually climax with the entry of antichrist.

Russia became betrayer of its holy calling and spiritual eminence.

By permitting this satanic atrocity of incalculable, earth-shaking ramifications, it became a betraying Judas that turned its back on the Mother of God’s omnipresent patronage and Christ’s saving grace, extended to the Russian people over the centuries. Russia and its people permitted REGICIDE to take place, plunging the country into an orgy of evil, terror, horror, cruelty and selective bloodshed on levels that are unimaginable – even to this day eg. giant electric mincers used to accept live human bodies of dissidents - their minced remains flushed into the sea (as exposed by the Readers Digest in the 1950’s), the retailing of human body parts in butcher shops in the Ukraine during the Communist-imposed starvation of the 1930’s (as exposed by an Australian Professor Mitchell, acting as a member of the Red Cross)….etc.

This tragic situation is further compounded by the fact that Russia’s past history is well versed in the cycle of transgression, repentance and salvation. This can be likened to the Old Testament Jews, who flourished only when the morality of the people attracted God’s mercy and patronage.

As far back as the 11th century, the Kiev chroniclers kept warning that the dissension between the princes, their neglect of moral stability and spiritual practice would earn them God’s wrath. This came to pass with the Mongol invasion and its rule for many, many decades. Yet, with the moral and spiritual awakening of the Russian people, resurrection began with Saint Sergius and his disciples, with military and political victories at the battle of Kulikov (1380), through to the stand at the river Uger (1480).

Although having experienced these indisputable examples of Virgin Mary’s intercession and God’s merciful intervention, the Russian people soon forgot their Divine endowments, embracing the European “enlightened culture” in the 18th and 19th centuries – at the expense of their Orthodox spirituality. Ignoring its past historical experiences, Russia joined the European material aspirations and smothered its spiritual discipline. It was time to applaud the European ethos of the powdered wig, the scented handkerchief and join in the ridicule of spiritual values. The fact that this “wind of change” produced Robespierre (early archetype of Lenin and Stalin), the guillotine and regicide, was of no obvious consequence to their clouded thinking.

Having condemned the righteous Patriarch Nikhon in the numerically prophetic year of 1666, Russia’s commitment to political and spiritual demise had begun – the apocalyptic chain-reaction had commenced.

With these historical facts in mind, the obvious question emerges: “Can Russia resurrect spiritually? Can it reclaim its prominence as the leading true spiritual light of the world? Can it retrieve its spiritual credibility and the Lord’s blessing as a country of the true Church?”

A definitive study of the Holy Fathers and their prophesies provide a very positive and certain “yes” to these questions, albeit, with conditions. In order to understand these conditions for restoration, one must look at the cause of Russia’s fall.

Russia had earned its position as defender of Orthodoxy because over the early centuries, her people were alive with a fervent and implacable living faith that was reflected in her spiritual, governmental and family life. Her historically recorded sacrifices of blood and sweat in the name of God and His Church, testifies to her legitimate claim to this recognition.

The Russian people enjoyed unadulterated spiritual nourishment from their Church, they were governed by a monarch blessed by God and committed to their welfare, while their family life was structured on God, Tsar and country. They were indeed true Orthodox nationalists that enjoyed countless blessings from the Lord. I call them Orthodox nationalists because they had this all-consuming commitment to Christ and His teachings – simple and pure. As a consequence, over the past centuries, Russian people were invariably critical of the Jew because of his predominant role in crucifying Christ. When it was pointed out to them that Virgin Mary and the Apostles were Jews, they would respond with: “That’s true, but in those days the Jews were Russian”, as though to say that they believed with the same resolute conviction as a Russian. Their faith was their character, while their Orthodox nationalism transcended national barriers and ethnic identities. Theirs was a continuing spiritual pilgrimage, led by a blazing star in the heavens toward the manger and Eternal Goodness. This true pilgrimage faltered and eventually ceased altogether with Russia opening its doors to the illusory wisdom of Europe.

With the advent of the 17th century, there was a sharp alteration to the national tapestry of Russia – woven so carefully over many centuries by countless Saints, clergy, many true monarchs and pious laymen. It was disfigured by a new schism of indifference, promoted by many of the nobility and polymaths of questionable intellect. It was Peter the Great’s embrace of European culture and his replacement of the Patriarch with a Synod that commenced the slow but decisive shift from spiritual ideals to the urbane and material….and as a Russian saying goes: “A fish rots from the head.” In pursuit of modernisation and “culture”, Tsar Peter stepped out of Christ’s shadow and embraced the materialistic values of the continental court, with its hedonistic pursuits, bidets and whalebone corsets.

Despite dire warnings from Saints Seraphim, Theophan the Recluse, John of Kronstadt and others, the continuing process of revelation was ignored, and the people continued to drift away from their true purpose and calling, existing as cardboard cut-outs without a spiritual shadow and spawning the “great and glorious” of 1917.

While the prophesies of many, many Saints declare that Russia will resurrect, its people must first REPENT, REPENT, REPENT. Naturally, in stating Russian people, it means EVERY Orthodox Russian Christian throughout the world. We must all realise our part in this GROSS SIN and seek God’s forgiveness.

Undoubtedly, many may say, “Hang on a minute, I wasn’t even born then,” or, “I was a child when these tragic events happened, so how come I must repent?” The answer to that is quite simple. As you are part of the Russian Orthodox family, you share the guilt of its transgressions. In civil terms, if a murderer seeks refuge in his family’s house, and its members do nothing to identify him to the authorities, they share his guilt by being “accessories after the fact” – and they will be condemned accordingly. All of us Orthodox Christians that are aware of the grotesque crime committed against God in the 1917 tragedy, are required to speak out and seek FORGIVENESS from the Almighty. By being silent before man and God, we are repeating the monstrous act of regicide – just as the Russian people were mute to the actions of those satanic butchers.

Without a universal penitence, even though many Holy Fathers foretell of Russia’s resurrection, God can override their prophecies and allow Russia to slide into evil oblivion! God will not force feelings of repentance upon anyone. To do so is to violate His greatest gift to humanity – a free will! Consequently, it is ENTIRELY up to us to secure the regeneration and salvation of Russia through mutual penitence.

The following excerpts are taken from the writings of the holy and the righteous, and should serve as a source for deep thought:

Saint Seraphim Sarovsky, in predicting the horrific catastrophes that will overtake Russia, concludes: “But the Lord will pardon Russia and lead her by way of suffering to great glory..” “But the Lord will not be displeased to the end, and will not allow the complete destruction of Russia, because only in her alone has Orthodoxy and remnants of Christian piety been preserved.”

Saint John of Kronstadt: “I can foresee the restoration of mighty Russia, only more powerful and stronger. Remember, the new Russia will be raised on the bones of these martyrs, just like on a strong foundation – in its old image; strong in its faith in Christ God and the Holy Trinity!”

There is a prophecy, found in ancient writings of Holy Fathers in the Greek monastery of Blessed Savva, that gives a clear indication as to what the world can expect: “The final days have not yet arrived. It is completely wrong to think that we are on the threshold of the coming of “antichrist”, because there is yet one final confronting dawn for Orthodoxy, throughout the whole world, this time – with Russia as its head. This will occur after a cataclysmic war, where maybe half or two third of humanity will be destroyed, which will be halted by a Voice from Heaven: “And the Gospel shall be preached throughout the whole world!”

1)     Because up to this point of time, it wasn’t Christ’s Gospel that was preached but one that has been distorted by heretics. (Catholics, Protestants and various sects)

2)     There will be a period of worldwide prosperity – but not for long.

3)     During this time, Russia will have an Orthodox Tsar – whom God will present to the Russian people.

After this, the world will once again become corrupt and will not be capable of reform. Then, the Lord will permit antichrist to arise.”

Archbishop Theophan of Poltava (+1940), in responding to a question regarding Russia, states that his answer is based on what the Holy Fathers of Optina told him: “Before the coming of antichrist, Russia will be restored – apparently for a short period. Russia will have a Tsar, chosen by God Himself. He will be a man of ardent faith, great intellect and iron will.”

Hieromonk Aristocleus of Mount Athos (+1918), outlined the following conditions that will exist in Russia before its resurrection:

“1)   God will deprive Russia of all its leaders so that the people will be forced to look to Him only.

2)     Everyone will forsake Russia – other nations will reject her, leaving her to her own devices, and this will be done so that the Russian people will have to rely on God’s help only.”

Establishment of the monarchy seems an essential prerequisite in order for Russia to resurrect. Monarchy is the only true form of government, as Prophet Daniel exclaimed to the king Nebuchadnezzar: “know that the Most High ruleth in the kingdom of men, and giveth it to whomsoever He will” (Dan. 4:25). Solomon too had this to say to all the kings: “dominion was given to you by the Lord, and power from the Almighty”. This dominion and power granted by the Lord has its beginnings in the Old Testament, when the Lord Himself established this Holy practice through anointment. It began with Prophet Samuel pouring oil over the head of Israel’s first king – Saul. “And Samuel said unto Saul, the Lord sent me to anoint thee to be king over His people, over Israel.” (1 Samuel 15:1). This anointment symbolised God’s blessing for Saul to rule Israel. Subsequently, Prophet Elisha likewise anointed King David, as were other following kings – including the anointment of a heathen Assyrian king. This anointment found its way into Russia’s monarchal rule, the Tsars being anointed to the throne.

During His discourse with Pilate, Christ attested to this power from above: “Then Pilate said to Him, ‘Do You not know that I have power to crucify You, and power to release You?’ Jesus answered, ‘You could have no power at all against Me unless it had been given you from above.” Consequently, legitimate authority can only come from above and not from the masses eg. democracy.

Russia will never recapture her past spiritual stature under the so-called “democratic rule”, because democracy is a flawed form of government, receiving its anointment from people of congenitally corrupt nature - and not from the perfect God.

This concluding section from Saint Seraphim’s prophecies on Russia, should lift our spirits and hopefully, encourage within us a realisation of our sins, prompting us toward penitence and a true and lasting reformation.

“Everything that wears the name “Decembrist”, “reformist” and, in a word, that belongs to the ‘personal betterment’ party – is truly anti-Christian, which through its development will lead to the destruction of Christianity on earth, and to a degree, Orthodoxy. This will conclude with antichrist gaining dominion over all the nations of the world – except Russia. She will coalesce with the other Slavonic nations into one, forming a huge human ocean, which all the peoples of the world will fear. And this is as true as 2+2=4.”

“Preserve me, O God, for in Thee do I put my trust.” (Psalm 16:1)

* * *

 

ФАШИЗМ  И  РУСОФОБИЯ   ПОД  МАСКОЙ  ЗАКОННОСТИ

Открытое письмо Генеральному прокурору РФ Ю.Я. Чайке  и  Председателю Верховного Суда РФ В.М. Лебедеву

Уважаемый господин

Генеральный прокурор РФ!

Уважаемый господин

Председатель Верховного Суда РФ!

21 февраля 2003 г. Общероссийское офицерское собрание избрало меня Председателем  Военно-Державного Союза России. 27 ноября 2006 г. на съезде Союза Русского Народа я был избран Председателем Союза. Процедура избрания отвечала всем требованиям демократии.             (К слову: были блокированы, как положено, ОМОНом, в зале находились представители спецслужб и МВД). Это означает, что в соответствии со ст. 3 Конституции Российской Федерации имею прямое отношение к тому самому единственному источнику власти в России, каковым Основной Закон РФ признает народ. Подчеркну особо - народ, а не депутатов, избираемых по спискам партий, в которые входит не более 1 процента населения страны.  

Вполне естественным являлись и являются обращения ко мне русских людей, в том числе военнослужащих запаса и в отставке, за помощью и поддержкой в трудных для них обстоятельствах. Отрадно, что по многим обращениям ветеранов военной службы мы ощущаем поддержку работников правоохранительных органов.

Но так случается далеко не всегда, и людей справедливо возмущают бюрократическое равнодушие, несправедливые, незаконные решения, а порой и чудовищные нарушения норм закона и морали. Особую жестокость иные работники правоохранительных органов проявляют по отношению к русским офицерам и русской православной интеллигенции.

Когда я получил информацию из Благовещенска о том, что находящегося в реанимационном отделении  госпиталя генерал-майора  в отставке В.П. Лабушева захватили ворвавшиеся в палату омоновцы, сорвав с него капельницы и надев наручники, впору было подумать, что он совершил нечто такое, за что полагается чуть ли не высшая мера наказания. Хотя поверить в такое трудно: В.П. Лабушев - заслуженный генерал, награжден орденами и медалями, за 35-лет военной службы не имел ни одного взыскания.

Позднее, когда человек оказался на грани жизни и смерти, его вынуждены были этапировать в больницу и поместить в реанимацию под вооруженной (!) охраной. Там же, в больнице, вскоре было проведено судебное заседание (судья С.В. Кулаков), в ходе которого ветерану военной службы было предъявлено обвинение в… неуплате налога за якобы приобретенную трехкомнатную малогабаритную квартиру. Поистине шеф гестапо Мюллер позавидовал бы такой прыти благовещенских правоохранителей.

Там же, в Благовещенске, 8 мая 2007 г. следователь некто Рекун А.Ю. вынес постановление об аресте и заключении  под стражу офицера запаса И.Ф. Терехова, казака, в роду которого все мужчины защищали Отечество и многие погибли за него.

За что же последовало заключение? Цитирую постановление: "21.01.2007 г. около 11 часов в районе магазина "Универмаг", расположенного по адресу…, членами Союза русского народа был проведен митинг, в ходе которого председатель Амурского отдела Союза русского народа в своем выступлении публично, с использованием СМИ (мегафон. - Л.И.), осознавая общественную опасность и противоправный характер своих действий, направленных на возбуждение национальной и религиозной ненависти… предвидя наступление общественно опасных последствий в виде подрыва основ конституционного строя и безопасности…" и пр., и пр.

Оказывается, конституционный строй подрывают не олигархи, растаскивающие Россию, имена которых назвал И.Ф. Терехов и которых, хоть редко и в единичном плане, власть сама обвиняет в ограблении народа и скрытом геноциде, а те, кто берет на себя смелость назвать имена грабителей в присутствии собравшихся у универмага 30 человек, используя единственное средство «массовой» информации - мегафон.

Судья Благовещенского горсуда Ситников с участием помощника прокурора Благовещенска   Антоновой тут же проштамповал постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Каким же цинизмом, какой ненавистью нужно обладать, чтобы засадить в камеру патриота как раз в канун святого для всех Дня Победы. Рекуну и иже с ним аплодируют из своих могил мюллеровские гестаповцы.

Подобные акции прокурорских работников и судей становятся массовыми и, как мне представляется, действительно превращаются в угрозу общественной безопасности. Надо ли удивляться после этого, что многие граждане за защитой и с поиском справедливости обращаются не в прокуратуру и суды, а в криминальные со-общества.

О милиции народ часто высказывается очень нелестно. "Свыше 90 процентов законопослушных граждан, - свидетельствует бывший прокурор Смоленской области Е.А. Агарков, - не доверяя органам внутренних дел, о фактах хищения у них автомашин, обращаются напрямую к преступным сообществам". Задумайтесь, господа, 90 процентов не верят Вам, констатируя, что Ваша система более криминальна, нежели оргпреступность.

Практикой иных т.н. правоохранителей стало нанесение гражданам тяжких увечий и даже их пытки.

Арестованные по подозрению в покушении на А. Чубайса офицеры В. Квачков, Р. Яшин, А. Найденов (у которого, к слову, жена недавно "случайно" выпала с балкона и разилась насмерть) в ходе допросов помещались в клетки размером 60 х 80 см и содержались без воды по несколько часов (о пище и отправлении  естественных надобностей и речи не идет).

Это ли не гестаповские методы?

А вот еще один вопиющий факт. Помощник заместителя Председателя Государственной Думы РФ С.Н. Бабурина, он же руководитель городской организации партии "Народная воля" О.Г. Каратаев, доктор юридических наук, профессор, ожидал в городской квартире в Санкт-Петербурге заранее намеченную встречу с депутатом Госдумы доктором технических наук Ю.П. Савельевым. И вдруг квартиру штурмом берет отряд милиции специального назначения, возглавляемый И.О. Омаровым, в сопровождении следователя М.Л. Юрьяновой. "Маски-шоу" валят немолодого профессора на пол, избивают его, а И. Омаров наносит ему тяжелую травму позвоночника, после чего О.Г. Каратаева увозят в отделение мили-ции для допроса (Ю.П. Савельев, к счастью, задержался в пути и избежал встречи с "героями-спецназовцами"). А для спасения О.Г. Каратаева потребовалась четырехчасовая хирургическая операция после проведенной Юрьяновой и Омаровым акции.

А вот что, уважаемые господа руководители, подчиненный Вам прокурор С.Н. Гавриков отвечает на возмущенные запросы депутатов Госдумы от разных фракций (С.Н. Бабурин, И.Н. Родионов, Ю.П. Савельев, О.И. Мащенко и др.) по поводу случившегося: "В ходе проведения проверки установлено, что 16.04.2007 г. в квартире 6 дома 34 по улице Радищева был проведен обыск… По имеющейся у Омарова И.О. информации Душенов К.Ю. и его знакомые занимаются рукопашным боем - "Русский стиль" (хороша информация: профессору О.Г. Каратаеву - 65 лет. - Л.И.)… Перед сотрудниками ОМСН ставились следующие задачи: физическая поддержка при входе (как мило называется штурм, взлом. - Л.И.), пресечение возможного сопротивления".

А не проще ли, господа начальники, если уж возникли некие "оперативные подозрения", просто прийти в дом, нажать на кнопку звонка и, предъявив соответствующие документы, осуществлять свои следственные действия. Кстати, и в пресечении "сопротивления" не было никакой необходимости за его отсутствием. Но, видимо, кому-то очень важно подавить волю участников русского патриотического движения, застращать, изуродовать. Что и подтверждают свидетельские показания: ворвались люди в масках, приказали лечь на пол. О. Каратаева, который чуть замешкался (все же немолодой человек, к тому же доктор юриспруденции), один из "мужчин в масках" швырнул на пол. На попытки профессора возразить следовали нецензурная брань, удары ногой в поясницу. Затем он был поставлен лицом к стене с вытянутыми вперед руками. Затем также "мило" следователь Юрьянова провела допрос, лишь после чего профессор Каратаев был доставлен в больницу с резкими болями в спине и частичной парализацией.

Действия оперативно-следственной группы снимались на видеопленку, но как-то избирательно. В результате прокурором Гавриковым "осмотром и изучением" видеозаписи, полученной от Омарова, " не установлено фактов применения насилия - нанесения побоев Каратаеву О.Г., в виду того, что на записи отсутствует мо-мент, когда Каратаев был помещен на пол (какое умилительное слово - "помещен". - Л.И.). Каратаев на записи присутствует уже лежащим на ковре лицом вниз… При осмотре видимых телесных повреждений… у Каратаева не фиксируется".

А потому заместитель районного прокурора, на основании того, что "имеются достаточные данные, указывающие на отсутствие в действиях сотрудников ОВД признаков состава преступлений…", постановил отказать в возбуждении уголовного дела.

Без комментариев!

Подобные налеты, взломы, обыски, аресты, пытки стали повседневной практикой "правоохранителей" в отношении русских патриотов и других законопослушных граждан. Арестован и брошен за решетку редактор "Вестника воинов Христовых" хорунжий А.В. Андреев (г. Сергиев Посад Московской обл.). Обвинение предъявлено также казачьему атаману П.К. Турухину (уголовное дело № 54943, прокурор г. Сергиев Посад Селифанов В.В.), в следственном изоляторе к нему применена психотерапевтическая экспертиза. Постоянным допросам, задержаниям и обыскам подвергается руководитель Северо-Западного отдела Союза русского народа (г. Санкт-Петербург) К.Ю. Душенов, офицер запаса. Там же 8 марта 2007 г. в 03.30 (какое удачное время!) была атакована квартира члена СРН А. Малышева, в которой находилась лишь 78-летняя бабушка. В результате налета и обыска старушка слегла с тяжелым сердечным приступом и до сих пор не верит, что это были не бандиты, а работники милиции.

Еще одним местом активного подавления русского самосознания является Новосибирск, где уже ряд лет идет процесс над русским писателем патриотом Б.С. Мироновым. Постоянному прессингу, допросам подвергаются руководитель Новосибирского отдела СРН профессор   А.Н. Люлько, являющийся депутатом местного  Законодательного собрания, его коллеги - офицеры и интеллектуалы. И все по той же пресловутой ст. 282 УК РФ.

Список таких "правоохранительных" действий можно продолжать и продолжать, их масса в каждом регионе России. Бросается в глаза              усиление   тенденции   к   подавлению    русского         самосознания с приходом к руководству Генеральной прокуратурой РФ господ Чайки и Буксмана. Только в 2006 г. по этой статье возбуждено 173 дела, еще 201 дело на 1 января 2006 г. находилось в производстве (по данным центра "Сова").

На фоне такой активности правоохранительных органов России действия эстонских властей по возрождению фашизма выглядят просто детскими шалостями.

Сбываются мечты незабвенного русофоба Льва Троцкого, вещавшего: "Мы доведем русскую интеллигенцию до полного отупения, до идиотизма, до животного состояния". Последователи его дела и сегодня не перевелись,  попытки воплотить его идеи в жизнь налицо.

Мне памятно Общероссийское офицерское собрание 2005 г., когда власть сделала все, чтобы помешать элите России - офицерскому корпусу собраться и обсудить волнующие людей проблемы. Офицеров держали под прицелом снайпе-ров ОМОНа и спецназа, выдворили из помещения на мороз. А все потому, что главным врагом для властно-криминальной системы, которую Ваши ведомства охраняют, является русский народ, офицерский корпус, казачество. Все, кто болеет за судьбу страны.

Стонет по всей России от "правоохранителей" малый и средний бизнес, коррупция стала повсеместной. Вот - поистине угроза конституционному строю, о котором Вы, господа, печетесь.

Два года сидит в тюрьме г. Новочеркасска ученый и бизнесмен Г.Г. Кипиани, которому никак не могут предъявить обвинение. Логичный вопрос: зачем же тогда сажать? Ответ в том, что подследственный Кипиани жестко критиковал чубайсо-грефовскую экономику, сотрудничал с национально-патриотическими силами и не платил "крышевые".

Вызывает, мягко говоря, непонимание также отсутствие хоть каких-то результатов расследования убийства товарища Верховного атамана Союза казаков России полковника В.В. Наумова (офицер ГРУ) и его дочери, совершенное в 2004 году в Подмосковье, убийства атамана А. Ханина, священнослужителей РПЦ, массовых похищений и ритуальных убийств детей.

Другая угроза, которую Вы стараетесь не замечать, это вычеркивание из общественной и политической жизни не только русского, но и подавляющего большинства коренных народов России. Так называемое Российское телевидение их просто "умертвило". В результате молодое  поколение убеждено, что образ тувинцев представляет госпожа Нарусова, чукчи - это Абрамович и футболисты "Челси", а кавказцы - сплошь боевики.

А ведь по Конституции у нас все нации и народности равны. Только у нас, в отличие от большинства стран мира, существование государство-      образующего этноса не признается и не приветствуется.

Полностью извращено в правоприменительной практике понятие национализма. Русский националист признается преступником априори, Союз Русского Народа квалифицируется как экстремистское сообщество, а там уже рукой подать до обвинений в подрыве конституционного строя. 

Вдумайтесь, господа, что пишет ретивый следователь Рекун, определяя "преступный" характер  деятельности упомянутого выше офицера запаса И.Ф. Терехова из Благовещенска, и что суд под председательством судьи Ситникова немедленно принимает к производству: "Созданная Игорем Тереховым организация имеет признаки экстремистского сообщества, а именно: иерархическую структуру с распределением ролей и функциональных обязанностей среди членов организации, наличие единого центра и руководящего органа, сбор членских взносов, комплектование состава организации, вручение членских билетов и знаков". Но ведь те же самые признаки присущи и Вашим ведомствам, как и "Единой России", Администрации Президента РФ и пр., и пр. Конечно, без сбора членских взносов, у каждого "свои" источники "нищенского прозябания". И все равно никому не придет в голову объявлять их экстремистскими.

Разъясните мне, господин Генеральный прокурор и господин Председатель Верховного суда, в чем здесь преступление И.Ф. Терехова и где здесь подрыв конституционного строя?

И там ли таковой "подрыв" ищут наши правоохранители? Какова, на Ваш взгляд, должна быть правовая оценка следующих слов гражданина трех государств, члена Общественной палаты РФ и главного раввина России Берл Лазара, сказанных им на последнем съезде сторонников секты "Хабад" в Нью-Йорке: "Немало революций знала Россия, но самая мирная, самая тихая и самая эффективная - это революция, которую сотворили посланники "Хабада"?

Б. Лазар имел в виду события последних 15-20 лет, когда был разрушен Союз ССР, уничтожена научно-техническая и производственная база России, олигархами захвачены природные и иные ресурсы, а в нищету обращены десятки миллио-нов людей. Как субъект власти в России, хочу знать, кто такие, эти посланники-революционеры из "Хабада", кто их послал в Россию и каково отношение Ваших ведомств к подобному экспорту.

Не детища ли этой революции - полностью коррумпированные властные институты, т.н. правоохранительная система, 70 тысяч молодых людей, умерших в прошлом году от передозировки наркотиков, около 100 тысяч граждан РФ, погибших за год в результате насилия и пропавших без вести, миллионы беспризорников, два (по признанию Р. Нургалиева) миллиона детей школьного возраста, не посещающих школу.

Союз Русского Народа, воссозданный выдающимся русским скульптором В.М. Клыковым, своей задачей поставил отстаивание русских национальных интересов, защиту православных ценностей, русской культуры, поддержку всех коренных народов России, содействие укреплению безопасности Отечества.

II съезд СРН в качестве одной из стратегических целей определил установление русской ответственности и русской власти в России. То есть добивается того же, что наблюдается в Китае, Франции, Германии, Великобритании, Израиле. Если Вы усмотрите и здесь подрыв конституционного строя, поручите своим помощником полистать "Британскую энциклопедию", чтобы убедиться, что в Великобритании о национализме говорится тепло и даже нежно; конституцию Финляндии в части решения шведского вопроса; конституции стран СНГ и т.п.

Ситниковы, юрьяновы, рекуны и иже с ними должны знать это, чтобы не додуматься вменять 282-ю статью всем "отступникам", так сказать, в планетарном масштабе. Например, другому главному раввину России уважаемому А. Шаевичу, заявившему 26 мая 2007 г. в телепрограмме "Постскриптум": "Будет русским в России хорошо, будет всем хорошо". Подобные мысли о главенстве русского народа, о ценностях православия как основной религии России постоянно говорит и уважаемый глава Центрального духовного управления мусульман России Т. Таджуддин. Может, и их под 282-ю, где-нибудь к 22 июня?

Еще одна наводка рекунам: "Есть те, кто… хотел бы вернуть недавнее (ельцинское. - Л.И.) прошлое. Одни - для того, чтобы, как раньше, безнаказанно разворовывать общенациональное богатство, грабить людей и государство. Другие - чтобы лишить нашу страну экономической и политической самостоятельности". Чем не крамола, не подрыв Конституции, она ведь в те недавние времена и принималась?

Этот же автор в послании Федеральному Собранию РФ на весь мир в прямом эфире оппонирует революционеру Б. Лазару: "Мы должны и будем опираться на базовые морально-нравственные ценности, выработанные народом России за более чем тысячелетнюю историю". И этот же автор, как и Игорь Терехов, имеет организацию с иерархической структурой, распределением ролей и т.п., а вместо значков еще и ордена вручает.

Вот где развернуться прокуратуре по 282-й статье и на всю планету, и на всю Россию, начиная с Кремля!

Одна беда, следственных изоляторов не хватит. Есть простой выход: по периметру границ обнести Россию колючей проволокой. НАТО готово подсобить, благо "единороссы" на днях проштамповали льготные статусные права пребывания натовцев на русской земле.

От имени единственного источника власти - русского народа прошу:

1. В течение 30 дней с момента получения этого письма дать ответ по изложенным и другим аналогичным фактам задержания, ареста и осуждения русских патриотов по ст. 282, 282-1, 282-2.

2. В эти же сроки проинформировать о мерах, которые Вы намерены предпринять по фактам, изложенным в книге "Чубайс - враг народа" (книга прилагается).

3. Проанализировать деятельность правоохранительных структур на предмет неосознанного или целенаправленного обострения социально-политической обстановки в Центре и регионах посредством  ничем не оправданного применения арестов, пыток, дубинок и других спецсредств  и, тем самым, подготовки цветной революции в   России.

Ваши ответы будут немедленно опубликованы в российских СМИ.

Информирую, что подразделениям Союза Русского Народа и Военно-Державного Союза России отдано распоряжение детально фиксировать все противозаконные действия ситниковых, рекунов и иже с ними. Прочитав книгу о преступлениях Чубайса, думаю, Вы убедитесь: мы умеем это делать профессионально.

Честь имею, 

 Генерал-полковник Л.Г. Ивашов,

 Председатель Военно-Державного Союза России,

 Председатель  Союза Русского Народа

P.S. В качестве учебного пособия рекунам прилагаю информационно-аналитические материалы Агентства русской информации о том, как к русским и  лицам других национальностей относятся в "цивилизованном" Израиле. Считаю, публиковать в широкой прессе нельзя - начнутся погромы. Поэтому отсылаю интересующихся на сайт АРИ.Ру.

Имперский Вестник № 97 (июль-август 2007)

* * *

 

HIEROMARTYR JOASAPH, BISHOP OF CHISTOPOL

and those with him.

Dr. Vladimir Moss

Bishop Joasaph, in the world John Ioannovich Udalov, was born on April 5, 1886, in the pious family of a watchmaker in the city of Ufa. He finished his studies at the Ufa theological school and the Ufa theological seminary. Wishing to become a priest, John Ioannovich entered the Kazan Theological Academy in August, 1906, and graduated with the degree of candidate of theology in 1910. On August 2, 1910, he was tonsured into the brotherhood of the monastery of the Theophany in Zhitomir by Archbishop Anthony (Khrapovitsky) of Volhynia and Zhitomir, and on the next day was ordained to the diaconate by Bishop Gabriel of Ostrog, the vicar-bishop of the diocese. On August 14, by a decree of the Holy Synod, he was appointed a teacher in the Zhitomir pastoral school in the name of John of Kronstadt. Fr. Joasaph was ordained to the priesthood by Archbishop Anthony, whose influence helped his rapid rise up the ecclesiastical hierarchy. However, he was helped even more by his righteous life and firm confession of the Orthodox Faith.

On September 24, 1911 Fr. Joasaph was appointed assistant inspector of the Kazan Theological Academy at the request of the rector of the Academy, Bishop Alexis (Dorodnitsyn). He was appointed president of the Council of missionary courses. He then worked in the Tatar mission and with the yedinovertsy. On July 11, 1912, by another decree of the Holy Synod, he was appointed acting superior of the Kazan Spaso-Preobrazhensky monastery with promotion to the rank of igumen. With his fine mind and administrative flair and ability to get on with all kinds of people, the young igumen soon brought the community to a flourishing state. Here he began building a chapel in the Old Russian style over the relics of St. Ephraim, metropolitan of Kazan. (The chapel was destroyed to make way for a garage in 1972.)

In 1915 he was raised to the rank of archimandrite and appointed teacher of the Pedagogical Council and the Economic committee of the Kazan missionary courses.

In September, 1918 the Bolsheviks conquered Kazan. At that moment there were no bishops in the city: Metropolitan James (Pyatnitsky) of Kazan and Bishop Boris (Shipulin) had left with the Whites, while Bishop Anatolius of Chistopol, the rector of the Academy, was in Moscow at the All-Russian Church Council. It was at this critical moment that Archimandrite Joasaph took upon himself the burden of leading the church administration in the city. Arrests and shooting were taking place everywhere, and the majority of the churches were closed because of the departure of a significant proportion of the parish clergy - they were all terrified by the bestialities perpetrated by the Bolsheviks. Besides, almost all the members of the diocesan council were out of the city at that moment. So Archimandrite Joasaph was forced to take on the administration of the Kazan diocese alone.

On September 20, while he was celebrating the Liturgy in the Spassky monastery, a red commander burst into the altar and declared that the Kremlin was to be closed to the public and declared a military citadel. The Kremlin churches were closed on September 22, and Archimandrite Joasaph decided to remove the most venerated holy objects. The authorities allowed this on condition that a list of those taking part in the removal should be submitted to them, and that no chanting take place during the transfer.

Finally, with the help of the nuns of the Monastery of the Mother of God, the relics of Saints Gurias and Barsanuphius, the icon of St. Barbara with part of her relics, the icons of the All-Merciful Saviour and other holy objects were transferred in a silent procession to the Kazan monastery.

The Bolsheviks then began looting the churches in the Kremlin and shooting several priests in the Kazan region. News of these shootings reached the diocesan council headed by Archimandrite Joasaph, and he inscribed the martyrs' names into the martyrologies and diptychs. These acts were confirmed by Bishop Anatolius, who returned to Kazan on September 26 and took over the leadership of the diocese.

With the approach of Kolchak's armies, the Kremlin was again opened to the public. Archimandrite Joasaph took a leading part in the restoration work which then began. And it was he who served the first service in the cathedral church on March 25, 1920 (old style).

In April, 1920, Patriarch Tikhon learned that Metropolitan James was not intending to return to Kazan, so he appointed Metropolitan Cyril (Smirnov) to take his place. Metropolitan Cyril was met with great joy by the citizens of the city.

On July 12, Archimandrite Joasaph was consecrated bishop of Mamadysh, a vicariate of the Kazan diocese, by Metropolitan Cyril and Bishop Peter (Zverev) of Balakhinsk. He was appointed to live in the Kizichesky monastery and remained superior of the Spaso-Preobrazhensky monastery.

On August 6 Metropolitan Cyril was arrested in his chambers and taken to Moscow. This greatly sorrowed the citizens of Kazan, but they were able to form links with Moscow and supply the metropolitan with all that he needed. The Orthodox in the region were now led by Bishops Anatolius and Joasaph, and on November 8 they consecrated Archimandrite Athanasius (Malinin), a lecturer in the Kazan Theological Academy, as Bishop of Cheboksary.

In the spring of 1921 the Cheka learned that the Theological Academy was still in existence under the guise of theological courses. So they arrested Bishop Anatolius, the rector of the Academy, and all the professors on the charge of organizing an unlawful academic organization. The professors were soon freed, but Bishop Anatolius was detained in prison in Moscow.

This left Bishop Joasaph once again in charge of the Kazan diocese. With the agreement of Metropolitan Cyril, with whom he maintained contact in the Taganka prison, he and Bishop Athanasius proceeded to consecrate Archimandrite Andronicus of the Seven Lakes Hermitage to the episcopate, transferring him to the monastery of St. John the Forerunner in Kazan. Moreover, in November he obtained the authorities' permission in effect to reopen the Kazan Theological Academy under the rectorship of Professor Protopriest Nicholas Petrov, the superior of the church of St. Barbara. The institute continued in existence for another two years until Bishop Joasaph's exile from Kazan in 1924.

Early in 1922 Metropolitan Cyril was released from prison and was met in Kazan by Bishops Joasaph and Athanasius and a large crowd of Orthodox, for whom Metropolitan Cyril already had the aura of a confessor of the faith.

In April, 1922 the Bolsheviks carried out a requisitioning of the valuables in the Kazan churches. Bishop Joasaph was able to save many valuable and ancient holy things from the Spassky monastery, but not the beautiful royal doors made of silver. In 1922, in connection with the confiscation of church valuables, 24 clergy of all ranks were killed by the Bolsheviks in Kazan province.

On July 12, 1922 Bishop Joasaph was appointed Bishop of Chistopol, a vicariate of the Kazan diocese.

On August 21 Metropolitan Cyril was exiled to Ust-Sysolsk, after which a representative of the renovationist schism appeared in Kazan. Hoping to overcome their "differences" with the renovationists, Metropolitan Cyril and Bishop Joasaph did not stop the renovationists E. Sosuntsov and S. Spirin from joining the diocesan council on October 1. However, their attitude changed when they sent their "Archbishop" Alexis (Bazhenov) to Kazan to take the place of the exiled Metropolitan Cyril.

"Archbishop" Alexis arrived in Kazan on Great Thursday, April 5, 1923. First he occupied the metropolitan's residence, then he set off for the winter church of the monastery of the Mother of God and stood in the altar to the left of the royal doors. Vladyka Joasaph, who was celebrating the Liturgy and the washing of feet on that day, entered the church at "Glory...", vested and went into the altar during the little entrance. Here for the first time he saw Archbishop Alexis. He continued to serve the Liturgy, censing Alexis at the appropriate times as a hierarch. During the singing of the communion verse, Alexis went up to Bishop Joasaph, called himself Archbishop of Kazan and Svyazhsk and asked whether he would serve with him. Vladyka categorically refused, justly pointing out that such an appointment of a new hierarch in the place of the still-living Metropolitan Cyril contradicted the church canons. That was why he, as an Orthodox bishop and vicar of the Kazan diocese, being in obedience to Patriarch Tikhon and Metropolitan Cyril, considered such a decision of the renovationist authorities to be uncanonical. The firmness of Vladyka Joasaph made a strong impression on Alexis, who had expected nothing of the sort.

Meanwhile, Protopriest N.M. Vinogradov and other priests of the Kazan monastery went up to seek the blessing of "Archbishop" Alexis. At the end of the Liturgy Vladyka Joasaph carried out the rite of the washing of feet. That was a truly tragic moment, when the priests sang the verses about the traitor Judas and themselves prepared to betray their hierarch. For when Bishop Joasaph, in imitation of Christ Who washed the feet of His disciples at the Mystical Supper, washed the feet of these pastors, they had already agreed to submit to the false hierarch Alexis. In the evening the renovationist archbishop was already reading the twelve Gospels in the monastery, while Vladyka was serving the all-night vigil in the Vladimir cathedral, where Fr. Peter Grachev had immediately invited him. Most of the parish priests recognized Alexis, and after Pascha the Orthodox Bishops Joasaph and Athanasius were already serving in secret, commemorating the most holy Patriarch and Metropolitan Cyril. After Bishop Joasaph left the diocesan council, it became completely renovationist, and immediately reports were sent to the GPU denouncing him as an "old churchman, counter-revolutionary and ardent Tikhonite", who was not only anti-renovationist but also anti-Soviet.

Only two churches remained faithful to Orthodoxy in Kazan - the Pokrov church, where Fr. Alexander Gavrilov served, and the Peter and Paul cathedral, where Fr. Alexander's father-in-law, Protopriest Andrew Bogolyubov, served. Also faithful to Orthodoxy at this time were Hieromonk Theophanes (Yelansky) of the Saviour cathedral in the Kremlin, several academically trained disciples of Metropolitan Cyril from the monastery of St. John the Forerunner: Igumen Pitirim (Krylov), Hieromonks John (Shirokov) and Paul, and Hierodeacon Seraphim (Shamshev), the nuns of the Raithu and Seven Lakes Hermitages and the St. Theodore convent, and some of the nuns of the Svyazhsk monastery. By contrast with the parish clergy, the laity of Kazan refused to recognize Alexis. They appealed to him, as to a senior hierarch and a professor of the Academy, to return to the True Church, but all in vain. He began to serve in the parish churches.

On the night of May 25 to 26, on the eve of Alexis' first visit to the church of the Descent of the Holy Spirit, the whole city was filled with notices stuck to houses and telegraph posts declaring that Alexis was a wolf in sheep's clothing and appealing to the citizens of Kazan not to accept him. Alexis then wrote to the renovationist "Metropolitan" Eudocimus: "I am personally beginning to regret that I came to Kazan. Since the council negative reactions to me, as to the usurper of Cyril's see, have increased... As long as Bishops Joasaph and Athanasius live here, I supposed that we shall not be able to create a single vicariate..."

Alexis also complained that the Soviet authorities were not helping him enough against his opponents. However, when, on May 24, the renovationist diocesan council petitioned the authorities for the removal of Igumen Pitirim, Hieromonk John, Hierodeacon Seraphim and Hieromonk Theophanes, the authorities responded by arresting them on June 14 for writing and spreading anti-renovationist proclamations and for maintaining links with Metropolitan Cyril in Ust-Sysolsk. A report to the GPU put the real reasons for the arrests as follows: "The whole of this Black Hundreds company headed by Archbishop Joasaph is the headquarters of every possible kind of counter-revolutionary intrigues. After them trudge all of the reactionary clergy and the believing masses, which is to the highest degree dangerous from a political point of view." It is interesting that Bishop Joasaph is named "archbishop" in this document; this showed how great was his authority among the believers.

Bishop Joasaph was for a long time Metropolitan Cyril's deputy in the Kazan region, and in the opinion of the Kazan renovationists he was "the undeclared administrator of the whole of the Kazan, Mari and Chuvash regions". The victory of the Orthodox over the renovationists in the Kazan region was in large part owing to him. Thus it was through Vladyka Joasaph's exhortations and his own sermons that Protopriest Theophanes converted almost the whole of the city of Yelabuga (his native town, where his father was protopriest in the Pokrov church) from renovationism to Orthodoxy. Again, when Bishop Andronicus was summoned to the renovationist diocesan council to explain his refusal to accept them, he said: "I don't want to separate from Bishop Joasaph." From 1923, according to one source, Bishop Joasaph was a member of the strictly anti-renovationist (and later, anti-sergianist) "Danilovtsy" and "Andrewite" groups, led by Archbishops Theodore (Pozdeyevsky) and Andrew (Ukhtomsky) respectively.

On June 30, the arrested monks were released; all of them had conducted themselves bravely under interrogation, and none of them said a word against Bishop Joasaph. The position of the renovationists was further weakened when Patriarch Tikhon was released from prison and issued his anathema against them in July. On July 17 an assembly of all the believers of the parish churches of Kazan was held in the main cathedral. It was organized by the circle of the zealots of Orthodoxy, led by the Academy Professor Plato Ivanovich Ivanov and the 28-year-old lawyer Alexander Sergeyevich Kozhevnikov, who were trusted followers of Bishop Joasaph. At the meeting it was resolved: "The community considers that the only lawful, canonical authority in the Kazan diocese is the deputy of Metropolitan Cyril, Bishop Joasaph of Chistopol..."

On July 19 about twenty of Bishop Joasaph's closest friends among the clergy and laity met in his flat. From 7 to 11 o'clock the new situation of the Church was discussed, and a rite of repentance was worked out for those returning from the renovationist heresy to Orthodoxy. Then, the next day, which was the eve of the feast of the Kazan icon, Bishop Joasaph served the first open service in the Spaso-Preobrazhensky monastery together with the clergy who had been faithful to Orthodoxy during the persecution. Many people attended the triumphant service, during which flowers were strewn under the feet of the confessing clergy. Similarly triumphant services were served by Bishop Athanasius in the Theophany church and Bishop Andronicus in the monastery of St. John the Forerunner.

During the next two or three days almost all the renovationist clergy offered repentance for their sin and were received back into the Church by Bishop Joasaph. At the insistence of the laity, Bishop Joasaph served a lesser blessing of the waters in those churches which had been defiled by the services of "Archbishop" Alexis. When the main cathedral was blessed, the people rejoiced and wept. Alexis immediately ran to complain to the GPU. The last of all to repent were the priests of the monastery of the Mother of God, who were particularly compromised before the citizens of Kazan. The four of them came to Vladyka and were accepted benevolently, with the promise not to humiliate them in front of the diocese; and on July 21 Vladyka was already serving in their monastery.

The local GPU, annoyed at the defeat of the renovationists but not having clear instructions about what to do from the Moscow authorities, arrested Plato Ivanov and Alexander Kozhevnikov on the basis of denunciations by secret GPU agents who had been present at the parochial assembly.

After Patriarch Tikhon had repented of his previous anti-Soviet activities, Bishop Joasaph was in the difficult position of having to explain his own position to the GPU. (After all, it was said, if the Patriarch had repented, then his followers should also repent). He also wanted to help bring about the release of Ivanov and Kozhevnikov. So he composed an "address to the clergy and laity of the Kazan diocese", in which he said: "Insofar as I, as a religious follower of Patriarch Tikhon, in the conditions of life in our diocese in recent times have, by force of circumstances, been linked to the concept of 'Tikhonism', I shall with all the strength of my moral authority stand on guard for the practical realization of the [apolitical] direction of church activity that I have mentioned above".

This was considered enough by the GPU, and within a month Ivanov and Kovezhnikov were released.

On September 15 (NS) the authorities obtained Bishop Joasaph's signature to a statement that he would not leave the bounds of Kazan. But this did not prevent him blessing monks and nuns from the Kazan monasteries (who numbered more than 150 people) to go to the villages with sermons against the renovationist heresy. And he sent to the Patriarch a list of clergy and monastics petitioning that they be awarded for "firmly witnessing their devotion to the Orthodox Church", including: Protopriest Andrew Bogolyubov of the Peter and Paul cathedral; Protopriest Paul Mansurovsky from the village of Nikolsky, the only person to come out openly against the renovationists in the Arsky canton; the priest Fr. Anatolius Romanovsky of the Annunication church in Svyazhsk, who already in 1922 had been summoned to the authorities with Archimandrite Ephraim for teaching children the Law of God; and monks from the St. John, Raithu and Seven Lakes monasteries.

At the end of November Archimandrite Pitirim, Hieromonks John and Theophanes and Hierodeacon Seraphim were again arrested and sent to Solovki for three years. In January, 1924 Plato Ivanov and Protopriest Alexander Gavrilov of the Georgian church were exiled to Tashkent. And in March Alexander Kozhevnikov was sent to Moscow and imprisoned in the Taganka prison.

In December, 1923, the GPU intercepted some correspondence from Patriarch Tikhon to Bishop Joasaph about the awards he had asked for and other administrative matters and banned him from serving on the basis of the fact that "although he does not have permission from the civil authorities to organize a diocesan administration, he in fact rules the diocese". The nominal administration of the diocese now passed to Bishop Athanasius, although Bishop Joasaph did not cease to serve in secret and in fact remained at the helm of the diocese. But the GPU forbade Bishop Athanasius to perform any ordinations.

At the end of February, 1924, "Archbishop" Alexis consecrated some married priests as "Bishops" of Chistopol and Cheboksary - the sees occupied by Bishops Joasaph and Athanasius. So, on March 16 (OS), the Sunday of Orthodoxy, Bishops Joasaph and Athanasius, accompanied by a multitude of priests, deacons and laity, delivered these new false bishops to anathema in the monastery of St. John the Forerunner. By March 23, Tuchkov himself had been informed of the news, and on April 20, 1924 Bishop Joasaph was summoned to the GPU.

On being asked why a bishop should work in the diocesan council and then leave it, Vladyka replied: "My agreement to work in the diocesan administration as a ruling bishop was dictated by my succession from Metropolitan Cyril and the promise of the diocesan administration not to introduce any church reforms before the Council and not to infringe my hierarchical rights in matters of church ritual... My departure from the diocesan administration  took place not for political reasons, but because a new hierarch was appointed in Kazan and in connection with this I was retired. At the given time in political and ecclesiastical matters I share Tikhon's point of view as expressed in his appeals published up to this time..."

With regard to his services, Vladyka said: "I started to serve after the release of Patriarch Tikhon, since in this release I saw Moscow's permission for the existence of the Orthodox, but not of the renovationist hierarchy..." Vladyka denied that his struggle against renovationism in Kazan was political, for "every interference of the Church in the civil political struggle is undoubtedly incompatible with the mission of the Church. In this struggle she will be turned into an ordinary institution and will cease to be the highest impartial criterion of the life of man..." Confirming his conviction that the only canonical head of the Russian Orthodox Church was Patriarch Tikhon, Vladyka remarked: "I would like now, as in the past, to see in the person of my Patriarch an exclusively spiritual leader, directing the believers in their spiritual life..." As a man, Vladyka Joasaph could not agree with certain of the decisions of the Patriarch, but as an Orthodox hierarch and a monk he always recognized his Holiness' rights and followed the decrees of his ecclesiastical authority, which remained for him incontestable.

On April 30 (OS), the authorities summoned Vladyka from Kazan to Moscow. On the day of his departure Vladyka served the Liturgy in the church of St. Nicholas the Warrior. The deacon, Fr. Maximus Mikhailov, could not pronounce the exclamations from emotion, and the service was several times interrupted because of the general weeping. Patriarch Tikhon was commemorated, although by this time his commemoration was again forbidden. At midnight Vladyka Joasaph left Kazan station accompanied by a multitude of believers.

On arriving in Moscow, Bishop Joasaph went straight to the Patriarch, whom he had never met, in the Donsky monastery. On May 16, 1924 (new style) he presented himself to the GPU, and was immediately thrown into Butyrki prison.  However, not finding anything to accuse him of, they released him on August 24 after securing his signature to a document declaring that he would not leave the city.

On April 12, 1925 Bishop Joasaph signed the act which transferred the leadership of the Church to Metropolitan Peter.

In Moscow, Vladyka Joasaph became the trusted representative of Metropolitan Peter, locum tenens of the patriarchal throne while living in the Danilov monastery. He took part in Metropolitan Peter's negotiations with the authorities concerning the organization of a Holy Synod, and warned the metropolitan in good time about the so-called Gregorian bishops. In the autumn of 1925 he composed a project declaration concerning the relations between the Russian Orthodox Church and the Soviet State.

However, on November 18, 1925 he was arrested in the Danilov monastery in connection with the affair of Metropolitan Peter and was interned in the inner prison of the OGPU in Moscow. On May 21, 1926, the OGPU exiled him to Turukhansk for three years. In August, 1927 Vladyka Joasaph renewed his correspondence with Metropolitan Cyril, who was living in the same region. According to one source, in 1928 Vladyka Joasaph became bishop of Birsk.

In the summer of 1929, after a three-year exile, he settled in the town of Kozmodemyansk in the Mari republic, having been retired by Metropolitan Sergius because of his rejection of Sergius' shameful "declaration" of 1927.

Once Bishop Barsanuphius of Spassky, who recognized Metropolitan Sergius, invited Vladyka Joasaph to pray with him, to which Vladyka replied:

"No, you pray without me for Soviet power."

Bishop Barsanuphius said:

"But it's not I, it's the deacon who prays for it..."

While living in Kozmodemyansk, Bishop Joasaph did not break his ties with Kazan, and especially with the nuns there: Vitalia, Kaleria, Agrippina, Veronika (Busygina) and others went at various times to Metropolitan Cyril with assignments from him. They all brought food, letters and other things to Metropolitan Cyril, Archimandrite Alexander (the last superior of the Seven-Lakes desert) and many other exiled pastors and archpastors. And they organized meals for the arrested clergy languishing in the prisons of Kazan. Most of these nuns perished towards the end of the 1930s.

Nun Vitalia (in the world Vitalia? Dmitrievna Tersinskaya) was born in 1877 in Kazan. In the 1920s she was a nun of the Kazan women’s monastery. She was arrested on August 31, 1930, and on January 5, 1932 was sentenced to three years exile in the north. She was shot in 1937.

Nun Kaleria (in the world Kaleria? Dmitrievna Tersinskaya) was born in 1869 in Kazan. In the 1920s she was a nun in the Kazan women’s monastery. She was arrested on August 30, 1930, and on January 5, 1932 was sentenced to three years exile in the north. She was shot in 1937.

Nun Agrippina (in the world Agrippina? Andreyevna Kukarnikova) was born in 1882 in Kazan in the family of an estate manager. She was a teacher, and from 1925 – a nun of the Kazan women’s monastery. She was arrested on June 27, 1931, and on January 5, 1932 was sentenced to three years in the north. She was shot in 1937.

Nun Juliana (in the world Julia Vasilyevna Stakheyev) was born in 1900 in Tsarskoye Selo, St. Petersburg province, into the family of an industrialist. She went to a gymnasium. From 1922 she was a nun in the Kazan women’s monastery. She was arrested on June 27, 1931, and on January 5, 1932 was sentenced to three years in the camps.

Nun Margarita (in the world Margarita? Petrovna Surina) was born in 1866 in Kazan in the family of a policeman. She went to a parish school From 1901 she was a nun in the Kazan women’s monastery. She was arrested on June 27, 1931, and on January 5, 1932 was sentenced to three years exile in the north.

In 1930 (according to another source, the summer of 1931) Bishop Joasaph was arrested again in connection with the affair of the so-called counter-revolutionary, religious-monarchical organization, "The True Orthodox Church".

Also arrested in connection with this affair in July-August, 1930 were the following teachers at the Kazan Theological Academy: V.I. Nesmelov, Protopriest Nicholas V. Petrov of the church of St. Barbara (the first and last rector of the Theological institute that took the place of the Academy), M.N. Vasilevsky, E.Y. Polyansky, I.M. Pokrovsky; Bishop Nectarius (Trezvinsky), the priests Fathers Nicholas Troitsky, James Galakhov, Andrew Bogolyubov, Nicholas Dyagilev, Sergius Vorontsov and Eulampius Edemsky-Sovyezemtsev; the nuns of the closed Kazan monasteries, and laymen - 33 people in all.

Victor Ivanovich Nesmelov was born in 1864 in the village of Vertunovka, Serdobsky uyezd, Saratov province into the family of a priest. He studied in the Petrovskoye theological school, the Saratov theological seminary and the Kazan Theological Academy, from where he graduated in 1887. He was immediately offered a professorial stipend at the Academy for one year. In 1888 he was made professor at the faculty of philosophy, lecturer and master of theology. In 1898 he became doctor of theology and extraordinary professor. From 1919 to 1920 he worked in the first Kazan Statistics Bureau as an assistant of the director. He was “a champion of Christian socialism”. In October, 1920 he was made professor of history and philosophy, logic and world views. On April 19, 1921 he was summoned to the Cheka, and on October 6 was convicted of “unlawful teaching in the Academy”, for which he was given one year in the camps conditionally. This was part of the group case, “The Case of the Teachers of the Kazan Theological Academy, Kazan, 1921”. From 1922 to 1929 he had no fixed occupation. On July 22, 1931 he was not arrested “because of a temporary illness”, but he signed that he would not leave the city. On January 5, 1932 he was convicted by the OGPU of “being a participant in a counter-revolutionary organization, the branch of the ‘True Orthodox Church’ in Kazan”. At his interrogation he said: “I am in complete agreement with the orientation of Metropolitan Cyril with regard to church matters…” “I do not agree with the theory of materialism. I have not mentioned the names of K. Marx and V.I. Lenin, since I consider neither the one nor the other to be philosophers. In conversations with students I evaluated Lenin and Marx as good politicians, but as philosophers they are weak.” In accordance with articles 58-10 and 58-11 he was exiled for three years to Kazakhstan. Nothing more is known about him.

Protopriest Nicholas Vasilyevich Petrov was born in 1874 in the village of Demidovo, Livansky uyezd, Orel province, into the family of a priest. He graduated from the Kazan Theological Academy with the degree of candidate of theology in 1898. Until 1918 he was a professor in the Kazan Theological Academy, and at the beginning of the 1920s – a professor of Kazan university. On October 6, 1921 he was sentenced conditionally to one year in the camps. In the 1920s he was rector of the church of St. Barbara, and in 1930 was serving in the church of the Georgian icon of the Mother of God. He was arrested on August 31, 1930, and on January 5, 1932 was sentenced to three years exile in Kazakhstan.

Deacon Peter Bonifatyevich Titkov was born in 1877 in the village of Kutkovo, Sapayevsky uyezd, Ryazan province. At the beginning of the 1930s he was serving in the Pyatnitsky church in Moscow. From 1927 he was living in exile in Kazan, and serving in the Nikolo-Veshnyakovskaya church. He was arrested on June 27, 1931, and on January 5, 1932 was sentenced to three years exile in the north.

Protopriest James Yakovlevich Galakhov was born in 1865 in the village of Gorodischi, Kalyazinsky uyezd, Tver province, into the family of a priest. He graduated from Theological Academy. In the 1890s he was serving in a church in Bezhetsk, Tver province. In the 1910s he became a former professor of Tomsk university, and in 1918-19 a member of the "Higher Temporary Ecclesiastical Administration of the Siberian churches". He was arrested in 1922 and sentenced to three years exile in Turukhansk region. From 1926 to 1927 he served in the churches of Irkutsk. He was arrested in 1927, and again exiled to the Turukhansk region. He was close to Metropolitan Cyril of Kazan. From 1930 he was living in Kazan. He was arrested on August 31, 1930.

During the trial his diary was requisitioned, together with his notes under the heading "The Church in the conditions of apostasy". This, for example, is his entry for November 7, 1930: "This is cheerless, protracted, permanent spiritual blizzard, a demonic bedlam... The Church has already in effect been place in pre-Nicene conditions of life. She must go into the wilderness." "Persecutions have multiplied, martyrdom has begun, and continues to this day. The better part of the clergy and laity has landed up in prisons and exile."

Metropolitan Sergius' interview simply appalled Fr. James: "This interview produced the most repulsive impression on me, it is so shameful for the head of the Church that even now I have not recovered. It pains me to read it, it is a disgrace in front of foreigners, the renovationists and the sectarians."

On January 5, 1932 Fr. James was sentenced to three years exile in Kazakhstan.

Fr. James had a son, Nicholas Galakhov, who was also a confessor. Born in Bezhetsk in 1894, he was sentenced to execution by shooting in May, 1922 by the military department of the revolutionary tribunal of the Chuvash republic for resisting the requisitioning of church valuables. At his interrogation Galakhov said: "I doubt that the church valuables will be used to benefit the starving... If the question of their sacred character did not arise, these things could be requisitioned for the benefit of the starving... The famine has appeared as a punishment from God for civil war and fratricide." However, the presidium of the V.Ts.I.K. declared on August 18, 1922 that Galakhov's execution should be replaced by ten years' forced labour in strict isolation. In accordance with the amnesty of February, 1923, this sentenced was halved.

In March, 1929, Nicholas Galakhov settled in Kazan, and received from his father, who was at that time in exile not far from Metropolitan Cyril, who was at that time at Khankaika station, Turukhan region, the latter's correspondence with Metropolitan Sergius. He spread it among the citizens of Kazan. Many prominent professors of the Kazan Theological Academy met in the administrative building of the Arsky cemetery, which Nicholas was in charge of: V.I. Nesmelov, I.M. Pokrovsky, Y.M. Polyansky, M.N. Vasilyevsky, and others. Exiled priest were also often present. The main themes of the conversations were the situation of the Church in Soviet conditions and the question of how to evaluate the numerous bans which had been placed by Metropolitan Sergius on hierarchs, his interview with foreign journalists, and his declaration.

The majority (even of those who later submitted to Metropolitan Sergius) considered that such actions were undoubtedly inspired by the authorities, and that his expressed opinion concerning those who were in prison, that they were being justly punished for their supposedly criminal activities, was an immoral act unworthy of the conscience of an Orthodox hierarch. Everyone understood that right was on the side of Metropolitan Cyril. However, the tragedy was that Vladyka Cyril was in exile and could not exert a significant influence on the course of ecclesiastical events, in spite of all his unquestioned authority.

Nicholas Galakhov himself agreed with Bishop Nectarius' suggestion that he accept the priesthood and go to the village of Paderino to take the place of an arrested and exiled priest. However, the ordination did not take place. In August, 1930, there followed the first arrests.

Priest Andrew Ioannovich Bogoliubsky was born in 1863 in the village of Sharmashi, Laishevsky uyezd, Kazan province. He finished two courses in a theological institute. He served as a priest in the SS. Peter and Paul cathedral in Kazan. He was arrested on August 31, 1930, and on January 5, 1932 was sentenced to three years exile in the north.

Priest Sergius Nikolayevich Vorontsov was born in 1904 in Kazan in the family of a priest. He graduated from the Kazan theological seminary. He was a priest in the Ascension church of Kazan and director of the church choir. He led the “Union of Christian Youth”. He was arrested on August 31, 1930, and on January 5, 1932 was sentenced to three years in the camps.

Priest Alexander Semyonovich Gavrilov was born in 1884 in the village of Uryazbash, Mamadysh uyezd, Kazan province. He graduated from Kazan Theological Academy. He served in the church of the Georgian icon of the Mother of God in Kazan. In 1924 he was arrested and exiled to Turkestan. He was released and returned to Kazan. On August 31, 1931 he was arrested, and on January 5, 1932 was sentenced to three years in the camps.

Priest Nicholas Alexandrovich Dyagilev was born in 1872 in Ekaterinburg into the family of a priest. He finished his studies at the Ekaterinburg theological seminary. In 1907 he was ordained to the priesthood, and served in the churches of Ekaterinburg. He was arrested in 1923 and sentenced to three years in the camps. From 1923 to 1926 he was on Solovki. In 1926, after his release, he went to Kazan and served in the Theophany church. He was arrested on June 27, 1931, and on January 5, 1932 was sentenced to three years exile in the north. In 1935 he returned to Kazan. He was arrested in November, 1937, and was sentenced to be shot. The sentence was carried out in December.

Priest Eulampius Edemsky-Svoyezemtsev was born in 1893 in the village of Anayevskaya, Totemsky uyezd, Vologda province in the family of a peasant. In 1908 he finished his studies at a four-class school in the Pavlovo Posad. He was a teacher until 1910, and a clerk in the main accountancy department of the North-West railway from 1910 to 1915. In November, 1915 he finished his studies at the school of ensigns. From 1915 to December, 1917 he served as a corporal at the front, and from March to July, 1918 – as an accountant on the Perm railway. From July 30, 1918 to July 5, 1920 he was chief of staff of the First and Ninth Divisions and also worked in the Fifth Perm regiment of the Red Army. But at that moment a revolution took place in the life of the 27-year-old, and on February 26, 1921 he was ordained to the priesthood, and served in Mikhailovka sloboda, Kursk province, and from May, 1922 in the Transfiguration cathedral in Rybinsk. While serving as priest of the village of Orlovo in Rybinsk district, on November 27, 1922, Fr. Eulampius was arrested by the chekists for organizing a brotherhood whose aim was to teach children and adults the Law of God and help the poor. The GPU accused him of "counter-revolutionary Tikhonite politics", "undermining the authority of the organs of power" and "teaching the Law of God to minors", and on February 23, 1923 he was exiled for three years to Zyryansk district. In March, 1926, Fr. Eulampius returned to the village of Orlovo, where he was greeted by the parishioners as a martyr for the faith. People began to come to him from other parishes to hear his wonderful sermons. On June 13, 1927, Fr. Eulampius was again arrested, this time for creating a sisterhood, for conducting religious discussions and for preaching against the renovationists. The priest was held responsible for organizing and uniting the clergy to struggle for the preservation of foundations of the reactionary Tikhonite Church and against the renovationists, who were being used by Soviet power. On September 23 he was exiled again for three years, this time to Kazakhstan. It was apparently at this time that Fr. Eulampius made the acquaintance of Metropolitan Cyril of Kazan and began an animated correspondence with him. So it is not accidental that on serving his term of exile, the priest chose Kazan as his place of residence. He arrived there on July 30, 1929 (according to another source, 1930), and became close to Bishop Nectarius (Trezvinsky), whose views he shared.

On June 21, 1931 he was arrested, During his interrogation on July 13, 1931, Fr. Eulampius, whose significant correspondence with Metropolitan Cyril had been seized, said: "I will not submit to the deputy of the patriarchal locum tenens until he dissolves his unlawful Synod. I will not submit also because I do not agree with his manner of ruling the Church, which he subjects to the demands of the secular authorities. I am deeply convinced that the less church people interfere in political affairs, and the less the State - into church affairs, the better it is for both sides... I think that the Church is being persecuted by Soviet power because a multitude of bishops and priests has been exiled, and several churches have been wiped off the face of the earth. All this sows terrible alarm into the hearts of true believers. I see only one escape from this situation: a genuine recognition of its errors by Soviet power in the form of a pan-national repentance (expressing myself in church language)... Soviet power is the enemy of religion, which greatly distresses me, but by no means excites me to an active struggle with the civil authorities... However, where the interests of the Church and Soviet power conflict, I will honourably declare that for me the interests of the Church are dearer."

On January 5, 1932 Fr. Eulampius was sentenced to three years in the camps. From April to September 1933 he was on the White Sea canal. Then he lived in the village of Kozlovka, Chuvashia. From October to December, 1933 he travelled to Krasnoyarsk, where he met Metropolitan Cyril and served in secret. On May 3, 1934 he was arrested in Yaroslavl, and on June 1 was sentenced to three years in the camps.

Another priest who arrived in Kazan from exile shortly after Fr. Eulampius was Protopriest Arcadius Volokitin, who had also been arrested more than once. He was born in 1887 in the village of Bogorodskoye, Bogorodskoye volost, Ufimsky uyezd and province. He finished two courses of the Ufa theological seminary. In the 1920s he was condemned four times for “counter-revolutionary activity”. In 1928 he was exiled to the Bashkirian Autonomous Republic for three years. From the summer of 1930 he lived in Kazan, serving in his house. He was arrested on August 30.

In his interrogation on September 2, 1930, Fr. Arcadius declared: "In my home I arrange prayer services, the worshippers are citizens of Kazan. I refuse to say who they are and how many they are, I do not want to give them away... In general, I have no intention of telling the authorities about the worshippers who visit me. I do not have permission to perform Divine services and do not consider it necessary to let the NKVD know and seek permission from them." Fr. Arcadius said that since the death of Patriarch Tikhon he had submitted to Metropolitan Peter, although he considered Metropolitan Cyril to be the lawful heir of the patriarchal throne.

On January 5, 1932 Fr. Arcadius was sentenced to three years in the camps. After his release he lived in Bashkiria. He was arrested again in October, 1937, and on October 15 was sentenced to be shot by a troika of the NKVD of the Bashkirian Autonomous Republic. The sentence was carried out in Ufa on November 15.

Bishop Joasaph himself behaved with great courage during his interrogations and betrayed nobody even by a single word. With regard to his adherence to Metropolitan Cyril and separation from Metropolitan Sergius he said:

"Since Metropolitan Cyril is one of the most senior hierarchs, and was appointed by Patriarch Tikhon as his first deputy after his death, he has the right to demand that Metropolitan Sergius give him documentary proof of his authority to convene such a Synod, and in the absence of such proof to place the competency of this Synod in question. He has the right to demand that this quarrel be referred to Metropolitan Peter, who is still alive and retains the privileges of the locum tenancy. This right of appeal to the head of the Church is guaranteed by many church canons. Therefore the resolution of the conflict that has risen between them by Metropolitan Sergius alone, his refusal to refer the quarrel to Metropolitan Peter and his imposition upon Metropolitan Cyril of repressive measures in the form of sending him into retirement, is in my opinion uncanonical and should be annulled... Metropolitan Sergius' usurpation of rights that do not belong to him, or which are, in any case, dubious until their authoritative clarification, the fact that he had no difficulty in imposing repressive measures upon Metropolitan Cyril and others (I stress that in his reply Metropolitan Cyril sharply and decisively rejects the idea that his disagreements are politically motivated and gives reasons for keeping to a strictly ecclesiastical evaluation of this quarrel), his accusing all the clergy who are serving terms of punishment, including, that is, myself, of political crimes - all this has forced me to distance myself from Metropolitan Sergius without separating from him."

On January 5, 1932, Vladyka Joasaph was sentenced to three years in a concentration camp by the OGPU. He served this sentence in the mines of Aralichev (Kuznetsk basin), where he was tortured, several times shorn and had to drag wheelbarrows full of coal for several years. On January 28, 1934, two years were added to his sentence in accordance with article 58-11 of the criminal code for supposedly participating in a "church-monarchical group" in the camp, recruiting new members, spreading "provocatory rumours about the position of the Church in the USSR" and conducting work among the prisoners "to disrupt the camp and blow up the camp's work".

In 1936 Vladyka Joasaph returned from the camps to Kazan. He lived in the outskirts of the city with his sick mother, and organized a secret church of 14 people, including one protopriest and three nuns. His sufferings in the prisons and camps had not broken his faith. He had not renounced Christ or separated from Metropolitan Cyril, with whom, according to one report, he had been for a time in the same prison or camp.

In the city, two diocesan councils, one renovationist and the other sergianist, were in control of the churches. Vladyka continued not to recognize the declaration of Metropolitan Sergius and remained a bishop in retirement. He served only rarely in the church of the Yaroslavl wonderworkers in Arsky cemetery, and then only pannikhidas. Those close to him consisted mainly of clergy who were exiled or in sympathy with him. Also, the peasants of the Tatar and Chuvash republics, and the Mari region, came to the confessor bishop for advice and archpastoral instruction. However, the majority of the parish clergy were afraid to visit him, and if they visited him, it was in secret.

In April, 1936, when they began to destroy the ancient memorials and crosses, Vladyka angrily noted: "The people which does not care for its antiquities is good for nothing." And, after a short silence, he added: "However, Joseph Vissarionovich [Stalin] has nothing more to destroy, so the cemetery is his last support."

Once, when asked what he thought of Soviet power, he said: "One has to have been in the concentration camps to judge about Soviet power..."

Vladyka had very little to live on. But his spiritual children, monks and nuns from the destroyed monasteries of the region, continued to give him and his mother food and clothing, as they had helped his mother during his period in the camps. Vladyka kept very few of these gifts for himself, sending a significant part through trusted people to Metropolitan Cyril (from whom a letter to Vladyka dated September, 1936 has been preserved), to the exiled clergy and to the priests who were languishing in Kazan prison. Moreover, he often gave refuge in his house at 31 Tikhomirova street, flat 2, to people who were persecuted for their confession of the Orthodox Faith.

In August, 1937, an agent of the NKVD reported that Bishop Joasaph was persuading people not to go to Metropolitan Sergius' churches, and was serving pannikhidas in the cemetery church of SS.  Theodore, Constantine and David. On November 30 he was arrested at the bedside of his dying mother for “organizing a counter-revolutionary church underground”. Together with Protopriest Nicholas Troitsky, Nuns Eudocia (Dvinskikh) and Stepanida (Makarova) of the destroyed monastery of the Mother of God and several people among those closest to him, he was thrown into prison.

The NKVD accused Vladyka, on the basis of confessions extorted from tortured prisoners, of organizing a counter-revolutionary underground organization, of slandering the Church in the USSR and Stalin himself, and of sympathies with Fascism and the enemies of the people Trotsky, Tukhachevsky, etc. Vladyka courageously rejected all the charges against him. On November 16/29, a troika condemned Vladyka Joasaph and Fr. Nicholas to execution by shooting, and the nuns Eudocia and Stepanida to ten years' hard labour. At 20.35 on November 19 / December 2, 1937, the feast of St. Joasaph, the prince of India, Bishop Joasaph was shot in Kazan.

Protopriest Nicholas Mikhailovich Troitsky was born in 1873 in the village of Usovskoye, Ishim uyezd, Tobolsk province, into the family of a priest. He graduated from the Kazan Theological Academy, From 1907 to 1914 he was president of the Trans-Volga section of the “Union of the Russian People” in Kazan. In 1918 he founded the “Brotherhood for the defence of the faith”, and in the autumn of 1918 was evacuated with the White armies to Siberia. He returned to Kazan in 1921. He was arrested in 1923 and sentenced to three years exile. In the 1920s he served as the rector of the Ascension church in Kazan, and organised the “Union of Christian Youth”. He was arrested on August 31, 1930, and on January 5, 1932 was sentenced to three years exile in Kazakhstan. From 1935 he was again in Kazan, serving in secret. He was arrested again in November, 1937 and on November 29 was sentenced to be shot. The sentence was carried out on December 2.

Nun Eudocia was born in 1885 in the village of Chiganda, Sarapul district, Votsk region. From 1903 to 1929 she was in the monastery of the Mother of God. Then she worked in the church of St. Seraphim, helping Metropolitan Seraphim (Alexandrov) of Kazan (who was shot in 1937) to help the arrested and exiled clergy. In 1931 she was sentenced to three years exile in Archangelsk, returning to Kazan in 1934. She was among the closest adherents of Bishop Joasaph.

Nun Stepanida was born in 1893, the daughter of a peasant in the village of Voikina, Spassky uyezd, Kazan province. She was received into the monastery of the Mother of God in 1900, and became a ryasophor nun in August, 1908, carrying out obediences on the cliros and in the weaving of gold thread. In the winter of 1935-36 she went to Metropolitan Cyril with a parcel and letter from Bishop Joasaph, and took back a letter from Metropolitan Cyril to Bishop Joasaph.

Among the closest adherents of Bishop Joasaph was the abbess of the Fyodorovsky women's monastery, Mother Angelina, in the world Anna Stepanova Alexeyeva. She was born in 1884, the daughter of a Kazan merchant. In 1902 she became a ryasophor nun in the Fyodorovsky monastery. In October, 1918, she was appointed the treasurer, and in February, 1923, after the death of Abbess Margarita, Mother Angelina was appointed superior of the Fyodorovsky monastery by Bishop Joasaph, who was at that time temporarily ruling the Kazan diocese. Energetic and clever, Abbess Angelina was among those few who unambiguously expressed their opposition to the renovationists when almost all the parish clergy had gone over to them. In July, 1924, during the re-registration of the monastery, the renovationists managed, by deception and with the help of the monastery priest, to take control of the monastery. But the nuns under the leadership of Abbess Angelina did not leave the monastery and called on all the parishioners not to visit the renovationist priest. After a time, being forced to serve in a deserted church, the priest repented and the monastery became Orthodox again. Mother Angelina stayed in the monastery until its closure in 1928. She was arrested on June 27, 1931, and on January 5, 1932 and was sentenced to three years' exile, first in Archangelsk and then in the Komi and Zyryansk regions. On being freed she settled in Kazan, where she acted as a courier for correspondence with Metropolitan Cyril. On December 8, 1937 she was arrested, interrogated on December 15 and on December 21 (according to another source, December 15/28) - shot.

* * *

(Sources: A.V. Zhuravsky, "Zhizneopisaniye Svyashchennomuchenika Ioasapha, Episkopa Chistopol'skago", Pravoslavnaya Zhizn', 48, N 8 (559), August, 1996, pp. 1-25; "Oppozitsiya mitropolitu Sergiyu v Kazanskoj eparkhii", Pravoslavnaya Rus', N 10 (1535), May 15/28, 1995, pp. 10-11; Protopresbyter Michael Polsky, Noviye Mucheniki Rossijskiye, Jordanville, 1949-57, part 1, pp. 213, 214, part 2, pp. 125, 180-181; M.E. Gubonin, Akty Svyatejshego Tikhona, Patriarkha Moskovskogo i Vseya Rossii, Moscow: St. Tikhon's Theological Institute, 1994, pp. 955, 976; Bishop Ambrose (von Sivers), "Istoki i svyazi Katakombnoj Tserkvi v Leningrade i obl. (1922-1992)", report read at the conference "The Historical Path of Orthodoxy in Russia after 1917", Saint Petersburg, 1-3 June, 1993; “Episkopat Istinno-Pravoslavnoj Katakombnoj Tserkvi 1922-1997gg.”, Russkoye Pravoslaviye, N 4(8), p. 5; Russkiye Pravoslavnye Ierarkhi, Paris: YMCA Press, 1986; Reader Gregory Mukhortov; Lev Regelson, Tragediya Russkoj Tserkvi, 1917-1945, Moscow: Krutitskoye patriarsheye podvorye, 1996, pp. 579-58; Za Khrista Postradavshiye, Moscow: St. Tikhon’s Theological Institute, 1997, pp. 513-514; I.I. Osipova, Skvoz’ Ogn’ Muchenij i Vody Slyoz”, Moscow: Serbryanniye Niti, 1998, p. 278; M.V. Shkarovsky, Iosiflyanstvo, St. Petersburg, 1999, pp. 355-359; http://www.omolenko.com/texts/katakomb.htm;http://www.pstbi.ru/cgi htm/db.exe/no_dbpath/docum/cnt/ans/)

* * *

ОБ  УНИАТАХ,  ФЕМИНИСТКАХ  И  ЛОЖНЫХ  ПЕРЕВОДАХ

Г. М. СОЛДАТОВ

Написано: «не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мат. 4, 4). Это главная пища, которую Иисус Христос для жизни вечной заповедал человеку, долженствующему внимать каждому слову, исходящему от Бога. Соблюдая эту ежедневную диету духовной пищи, человек укрепляется, становясь душевно здоровее.

Слово Божие человек находит в Священном Писании – Библии, книгах Ветхого и Нового Завета, написанных по вдохновению Святого Духа.

Св. Апостол Павел пишет: «Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности». (2 Тим. 3: 16).

Греческий перевод с еврейского книг Ветхого Завета был сделан за 270 лет до Рождества Христова, для переселившихся в Александрию евреев. Этим переводом пользовался Сам Спаситель, также как и первенствующая Церковь, дав этим признание и правильность книгам. В 384 году блаженный Иероним сделал перевод на латинский язык. С этих языков святые братья Мефодий и Кирилл сделали перевод на церковно-славянский язык.

В книгах Св. Писания христиане могут найти ответы на все затруднения в жизни. Они являются неисчерпаемой сокровищницей знаний, но нельзя при чтении делать толкования по произволу, т. е. из отдельных выдержек, но надо связывать прочитанное  с предыдущими и последующими, сиречь в контексте. Для лучшего понимания необходимо употреблять также параллельные места которые в книгах приводятся.

При таком разумном чтении Св. Писания грешник найдет покой своей душе и путь к Истине.

Однако в течение последних веков, еретики и раскольники-протестанты при помощи «новейших переводов» пытались исказить Божье Учение. За это дело принимались как поклонники сатанизма, так и люди с политическими целями, - некоторые из них, дабы перенести вину за распятие с евреев на римлян. (В США для этого громадные средства тратит организация пастора Джона Хаги).

“Новейших переводов” Священного Писания имеется большое количество, и среди них выделяются экуменические и феминистские.  Неискушенному верующему часто затруднительно решить: какая из книг без нововведений? Угроза состоит в том, что, со временем, измененные книги Св. Писания заполняют книжные магазины и библиотеки вытесняя те, которые, являются истинным Словом Божиим.

На экуменических службах и встречах часто читается Св. Писание с измененным текстом и «православное» духовенство, включая митрополитов из МП при этом присутствуют, как это показано в фильме режиссера В. Виноградова, где феминистка-«священник» благовествует и проповедует. Сознательному, с не потемненным  умом верующему непостижимо присутствие православных клириков на подобных  богослужениях. Как бы клирики МП от этого не отказывались, но своим присутствием они одобряют содержание этих служб.

Феминистки добились, что в пресвитерианской церкви рукоположены женщины в сан священства и епископата. У евреев также имеются женщины раввины.  Дабы привлечь в свои сети новых членов, эти «миссионеры» изощряются «новейшими открытиями переводов и истории». В “Feminist Bible” сделаны многочисленные изменения и ссылки с пояснениями. В книге Бытия написано: “Lets us make humankind in our own image, according to our likeness”(«Сотворим человечество по образу Нашему, по подобию Нашему», (Быт. 1:26). К этому тексту сделана ссылка о Божественной Троице – Небесного Бога Отца, Матери и Сына, которые и приняли участие в творении первых мужчины и женщины по своему образу и подобию. Также делается пояснение что «Адам» на еврейском языке значит “humankind” (человечество), и что “in image of God is male and female” («по образу Божьему являются мужчина и женщина»). Кроме того, сообщается, что де первые люди были сотворены одновременно.  Во многих местах Библии, где обычно написано Бог,  переведено “He and She” – (Он и Она).

Изменения в «Феминистской Библии» могут привести женщин в искушение сомнения в каноническое учение и догматы Церкви, чего, вероятно, некоторые из активисток этого движения добиваются. Громкие слова в предисловии к переводу об освобождении женщин от «мужского рабства» смешны, а изменения в Св. Писании, вносят семейный и общественный развал, хаос. Провозглашение феминистками брака как «устаревшего учреждения» и требования изменения церковных законов во имя «прав человека» подрывает таинство брака, и дискредитирует Священное Писание. Изменили феминистки и 10 заповедей, и притчи Иисуса Христа и послания Апостолов. Необходимо отметить, что движение феминисток вовлекает женщин в проведение абортов и в оккультный мистицизм  поклонения богине Астарте, что было запрещено Богом (3 Царств 11:3-5 и Исх. 34:13-15). 

Для православного духовного лица или мирянина одно дело принимать участие в диспуте, защищая Православие, а другое дело своим присутствием принимать участие на еретических экуменических службах.

Известно, что сотрудники МП, духовенство и миряне, посылались советским правительством на экуменические встречи не с религиозными, а с политическими целями. Но теперь духовенство Патриархии уверяет, что оно независимо от правительства… и  все же по-прежнему продолжает участвовать на сборищах экуменистов!

Необходимо вспомнить, что из 45 правила Св. Апостолов известно, что духовным лицам за соучастие в молитвах с еретиками полагается отлучение. А правило 60 грозит извержением из клира за признание святыми книги нечестивых. В других правилах и канонах Церкви, постановлениях Вселенских Соборов имеется много предупреждений против молитвенного участия с язычниками и еретиками.

Поэтому не может служить оправданием, что присутствие на сборище якобы не означает участия в молитве, так как само присутствие уже соблазн для других и признание совершаемого. Оправдание, что присутствие требовалось для решения благотворительных или иных дел также не может служить извинением.

Теперь, после подписания унии с МП, к компании патриархийных экуменистов присоединились также духовные лица из РПЦЗ. Те самые,  которые еще недавно, в продолжение многих лет в Зарубежной Руси, учили о том, что экуменизм грех, что он уводит верующих от Православия. Это те самые духовные лица, кто ежегодно участвовал на Днях  Православия в анафематствовании экуменизма!

Так по каким причинам – материальным или религиозным? -  эти духовные лица добровольно присоединились к экуменистам? В первом случае этим бывшим архиереям и священникам срам и позор за продажу своей души сатане! А во втором -  возникает вопрос об искренности их христианской веры.

Не были ли клирики РПЦЗ, склонившиеся к унии с МП, по своим духовным качествам подобны тем, кто назначался советским правительством и компартией для служения в Патриархии, но не бывших верующими?

* * *

ON  UNIATES,  FEMINISTS  AND  FALSE  TRANSLATIONS

G.M. SOLDATOW

Translated by Seraphim Larin

It is written: “”Man shall not live by bread alone, but by every word that proceeds from the mouth of God” (Matt. 4:4). This is the main food that God had decreed to mankind, which it is obliged to take notice of every word that emanates from God, in order to receive eternal life. By observing this daily diet of spiritual food, a person becomes stronger - becoming spiritually healthier.

Any person can find the Word of God in the Holy Scripture – the Bible, in the Books of the Old and New Testaments, written through the inspiration of the Holy Spirit.

Saint Apostle Paul writes: “All Scripture is given by inspiration of God, and is profitable for doctrine, for reproof, for correction, for instruction in righteousness.” (2 Tim. 3:16).

The translation of the Old Testament from Hebrew to Greek was effected 270 years before the Birth of Christ, for those Jews that had settled in Alexandria. This translated version was referred to by the Saviour Himself, as well as by the early Church, thereby affirming its acceptance as to the correctness of its text. In the year 384, Blessed Jerome translated it into Latin, and it is from these translations that the Holy brothers Methodius and Cyril made their translation into the Church-Slavonic language.

All Christians can find in these Books, all the answers to life’s difficulties. They are an inexhaustible source of knowledge, although their reading should not lead to subjective conclusions ie. arrived from separate excerpts, but rather everything that is read should be linked to the preceding and following passages, namely in their context. For a better understanding, it is imperative to apply analogous excerpts that can be found in the Book.

This type of sensible approach in reading the Holy Scripture, a sinner will find not only tranquillity for his soul, but the true path toward the Truth.

Nevertheless, over the past centuries, heretics and schismatic–Protestants – with the aid of the “latest translations” - have attempted to distort God’s Teachings. These endeavours have been undertaken not only by the followers of satan but by individuals with political agendas, some with the objective of shifting the culpability of Christ’s crucifixion from the Jews to the Romans. In the USA, immense funds are being spent by an organisation, headed by Pastor John Haig, to achieve this.

While there are many “Latest translations”, the ones that stand out among them are the ecumenical and feminist ones. An uninitiated believer is often in a quandary as to what translation is without the new adulteration. The danger lies in that with time, the altered Books of the Holy Scripture will begin to fill the shelves of the bookshops and libraries, at the expense of those that contain the  true unmodified Word of God.

These altered Books are often read at ecumenical services and meetings, with “Orthodox” clergy – including Metropolitans from MP – in attendance. This can be seen in a film by V.Vinogradov, where a feminist -“priest” reads the Gospel and delivers the sermon. To a rational faithful with an unclouded mind, the presence of Orthodox clergy at such services is quite incomprehensible. Despite the MP clergy’s rejection of ecumenism, their presence at these services endorses it.

The feminists have achieved their aim in the Presbyterian Church, where women are now ordained as priests and bishops. The Jews too have women rabbis. In order to attract new members into their net, these “missionaries” are honing their “latest revelations in translations and history”. In the “Feminist Bible”, there are many alterations and references with explanations. In their Book of Genesis, it declares: “Lets us make humankind in our own image, according to our likeness” (Gen. 1:26). This text also refers to the Divine Trinity as the Heavenly God the Father, Mother and Son, who in fact participated in the creation in their own image and likeness, the first man and woman. It also goes on to explain that the word “Adam” means “humankind”, and that “in the image of God is male and female”. On top of this, it informs that both Adam and Eve were created simultaneously. In many sections of their Bible, the use of the correct word God has been substituted with “He and She”.

The changes in the “Feminist Bible” can lead women into the temptation of doubting the canonic teachings and Church dogmas, which is exactly what some of the activists in this organisation are trying to achieve.

The strident words used in the preface to the translations, declaring the liberation of women from the “male slavery”, are quite comical, while the changes in the Holy Scriptures inject familial and societal ruin, chaos.

The declaration of feminists that matrimony is an “outdated institution” and their demands for changes to Church statutes in the name of “human rights”, undermines the sanctity of marriage and discredits the Holy Scriptures. These feminists have changed the Ten Commandments, the parables of Jesus Christ and the Apostles’ Epistles. It is essential to note that the feminist movement entices women to have abortions, participate in occult mysticism and the worship of Ashtoreth, which was strictly forbidden by God (1 Kings 11:3-5).

It is one thing for a member of the clergy or laymen to participate at a debate in defending Orthodoxy, but it’s quite a different thing to be present and participate in heretical and ecumenical services.

It is well known that the Soviet government used to send collaborators of MP and her clergy and laity to ecumenical meetings, not with religious aims but for  political purposes. However, while the MP clergy are now asserting that they are independent of government control, nonetheless continue to participate in ecumenical meetings – just as they did in the past!

It is very important to remember the 45th Apostolic Rule, states that the penalty for clergymen who participate in prayers with heretics – is excommunication. While the 60th Rule warns that any clergy that acknowledges books issued by unholy individuals as sacred, shall be expelled from the priesthood. There are many other Church rules and canons, determined by the Universal Ecumenical Councils, which carry dire warnings against the participation in prayer with heathens and heretics.

Consequently, the presence at such assemblies cannot be justified as being non-participatory in their prayers, because the very attendance recognises the proceedings and entices others. Likewise, this cannot be justified on the grounds that their presence was needed in order to decide charitable or other matters.

Now, with the signing of the act of unification, the ranks of ecumenists in the MP have increased with the entry of the spiritual leaders of ROCA… the same spiritual leaders that just recently – as well as over many past decades – instructed the faithful that ecumenism was a sin, that it leads the believer away from Orthodoxy. These are the same individuals that on the annual Day of Orthodoxy, participated in the anathematisation of ecumenism!

Therefore, for what reasons have the spiritual leaders voluntarily join the ecumenists? Was it for material gain or religious belief? If it is the first case in point, then shame and disgrace to those former archbishops and priests for selling their souls to satan! If it is for the second reason, then there emerges a question of doubt as to their Christian faith!

Past events invariably raise questions about the spiritual qualities of those ROCA clerics that were predisposed toward unity with the MP. Are they not akin to those non-believing individuals, chosen by the Communist Party of the Soviet government, to serve in the Moscow Patriarchate? 

* * *

WILL  METROPOLITAN  SERGIUS  BE  CANONIZED?

Dr. Vladimir Moss.

Mr. R. Polchaninov has subjected the article “Day of Victory”[1] to criticism on various grounds.  One is that “it is impossible to believe that in Moscow there is a church ‘in the name of the holy Hierarch Sergius, Patriarch of Moscow’”. The present writer agrees with Polchaninov that this is extremely unlikely. However, unlike him, he believes that there soon will be such a church unless God intervenes and prevents it. What reason is there for believing that soon hymns will be sung in all the churches of the Moscow Patriarchate to the greatest traitor to the Russian Church in the last four hundred years?

Polchaninov believes that Patriarch Alexis was deterred from canonizing Metropolitan Sergius because early in 2004 there appeared an article in Pravoslavnaia Rus’ (no. 5) by D. Anashkin, in which Sergius Fomin’s book, Strazh Doma Gospodnia. Patriarkh Moskovskij i vseia Rusi Sergii Stragorodsky, a eulogy of Metropolitan Sergius which was blessed by Patriarch Alexis, was subjected to withering criticism. “The critique,” writes Polchaninov, “occupies more than four pages… After its publication in Russia, that is, from March, 2004, as far as I know there was no more talk about canonization, nor even any such praises of Patriarch Sergius. That means that the Moscow Patriarchate listened to the opinion of ROCOR and its First Hierarch, Metropolitan Laurus…”

It seems extraordinary – and extraordinarily unlikely – that a confirmed sergianist such as Patriarch Alexis should suddenly change his long-standing opinion of Metropolitan Sergius because of a single, rather short article in a foreign journal! And even if he had stopped publicly praising Sergius after the publication of the article, this would in no way prove any causal relationship between the two events. In any case, it is simply not true that he has stopped praising Sergius, or that there has been any change in the attitude of the Moscow Patriarchate as a whole to Sergius.

In May, 2004 – that is, two months after Anashkin’s article became known in Russia - Metropolitan Laurus headed a ROCOR delegation on a two-week visit to Russia. On May 15, the anniversary of “Patriarch” Sergius’ death, in the presence of the foreign guests, “Patriarch” Alexis demonstratively served a pannikhida for Sergius, after which he said: “May the Lord create for him eternal and grateful memory”. Then, during a liturgy at Butovo, where thousands of Christians, both True Orthodox and sergianist, were killed and buried, he had this to say to his foreign guests: “Today is the 60th anniversary since the death of the ever-memorable Patriarch Sergius. The time of the service of this archpastor coincided with the most terrible years of the struggle against God, when it was necessary to preserve the Russian Church. In those terrible years of repression and persecutions there were more sorrows. In 1937 both those who shared the position of Metropolitan Sergius and those who did not agree with him suffered for the faith of Christ, for belonging to the Russian Orthodox Church. We pay a tribute of respect and thankful remembrance to his Holiness Patriarch Sergius for the fact that he, in the most terrible and difficult of conditions of the Church’s existence in the 1930s of the 20th century led the ship of the Church and preserved the Russian Church amidst the stormy waves of the sea of life.”[2]

 This is hardly the language of a man who has changed his opinion of Sergius! There is not a hint of criticism of him in it. On the contrary, the false patriarch on this occasion appeared to be going out of his way to emphasize the virtues of the “ever-memorable” Sergius in spite of the fact that he knew this must have acutely embarrassed his foreign guests.

Moreover, there is other evidence that the MP has not changed its attitude towards Sergius in the slightest. In June, 2004 the City Duma of Arzamas decided to name the bazaar square in honour of Patriarch Sergius, who was born in the city. The initiative for this was taken by the city administration, the diocese of Nizhni-Novgorod and public organizations. The authorities are also intending to erect a statue to the patriarch on the square.[3] In April, 2005 Patriarch Alexis blessed the creation in Arzamas of a memorial complex devoted to the memory of Patriarch Sergius.[4] Again, on November 1, 2004 Edinoie Otechestvo published an article with the intriguing title: “Wishing a speedy union with ROCOR, Alexis II emphasises that it is wrong to judge Metropolitan Sergius and his actions”…

In 2005 the speeches in praise of Sergius, Stalin, Sergianism and Stalinism continued. Thus on January 24, 2005 Metropolitan Cyril (Gundiaev) of Smolensk, head of the MP’s Department of Foreign Relations, confirmed that the MP does not condemn sergianism: “We recognize that the model of Church-State relations [in the Soviet period] did not correspond to tradition. But we are not condemning those who realized this model, because there was no other way of preserving the Church. The Church behaved in the only way she could at that time. There was another path into the catacombs, but there could be no catacombs in the Soviet space…”[5]

Again, in February, 2005, there was a “Worldwide Russian People’s Council” in Moscow, to which several guests from ROCOR (L) were invited. As Laurence A. Uzzell, president of International Religious Freedom Watch wrote for The Moscow Times: “The speeches at that gathering, devoted to celebrating the Soviet victory in World War II and linking it to the Kremlin’s current policies, suggest that the domestic church [the MP] is counting on Russian nationalism to woo the émigrés. Especially striking is the distinctively Soviet flavor of that nationalism. The main speeches failed to mention the victory’s dark sides, for example the imposition of totalitarian atheism on traditionally Christian societies such as Romania and Bulgaria. Patriarch Alexey II made the incredible statement that the victory ‘brought the Orthodox peoples of Europe closer and raised the authority of the Russian Church’. If one had no information, one would think that the establishment of Communist Party governments in the newly conquered countries were purely voluntary – and that what followed was unfettered religious freedom…”[6]

Uzzell continues: “Sergianism is clearly still thriving, despite the Moscow Patriarchate’s occasional abstract statements asserting its right to criticize the state. The Patriarchate’s leaders still openly celebrate Patriarch Sergei’s memory, with some even favoring his canonization as a saint [my italics – V.M.]. With rare exceptions, they still issue commentaries on President Vladimir Putin’s policies, which read like government press releases. They seem sure that this issue will not be a deal-breaker in their quest for reunion with the émigrés. Putin’s Kremlin will be hoping that they are right.”

In June, 2005 four documents agreed by the joint MP-ROCOR commissions were published. These documents contained a more or less complete submission to Moscow’s commands, including even a justification of Sergius’ declaration…

No, there can be no question about it: Patriarch Alexis’ attitude towards his predecessor in the dynasty of Soviet false-patriarchs has remained the same before and after the publication of Anashkin’s article. In fact, if we look at the Alexis’ statements about Sergius and Sergianism over the years, we see that he has become progressively more sergianist with time.

At the beginning of the 1990s, when the democratic, anti-communist mood was still strong in the country, he appeared to admit that his predecessors – and he himself - may have made mistakes. Thus in 1991 he said: “A church that has millions of faithful cannot go into the catacombs. The hierarchy of the church has taken the sin on their souls: the sin of silence and of lying for the good of the people in order that they not be completely removed from real life. In the government of the diocese and as head of the negotiations for the patriarchate of Moscow, I also had to cede one point in order to defend another. I ask pardon of God, I ask pardon, understanding and prayers of all those whom I harmed through the concessions, the silence, the forced passivity or the expressions of loyalty that the hierarchy may have manifested during that period”.[7]

This is closer to self-justification than repentance. It is similar to the statement of Metropolitan Nicholas (Corneanu) of Banat (Romanian Patriarchate), who confessed that he had collaborated with the Securitate, the Romanian equivalent of the KGB, and had defrocked the priest Fr. Calciu for false political reasons, but nevertheless declared that if he had not made such compromises he would have been forced to abandon his post, “which in the conditions of the time would not have been good for the Church”. In other words, as Vladimir Kozyrev writes: “It means: ‘I dishonoured the Church and my Episcopal responsibility, I betrayed those whom I had to protect, I scandalized my flock. But all this I had to do for the good of the Church!’”[8]

 This was the closest that Alexis has ever come to criticising Sergius or Sergianism in any way. However, even this very small and veiled measure of criticism was taken back in later interviews. Thus in 1997 he said, referring to the Church in the time of Patriarch Tikhon: “The Church could not, did not have the right, to go into the catacombs. She remained together with the people and drank to the dregs the cup of sufferings that fell to its lot.”[9]  Alexis here forgot to mention that Patriarch Tikhon specifically blessed Michael Zhizhilenko, the future Hieromartyr Maximus of Serpukhov, to become a secret catacomb bishop if the pressure on the Church from the State became too great. As for his claim that the sergianists shared the cup of the people’s suffering, this must be counted as conscious hypocrisy. It is well known that the Soviet hierarchs lived a life that was considerably more comfortable than that of the average Soviet citizen, while lifting not a finger for the Catacomb Christians and dissidents sent to torments and death in KGB prisons!

On November 9, 2001, the patriarch threw off the mask of repentance completely, stating in defence of the declaration: “This was a clever step by which Metropolitan Sergius tried to save the church and clergy. In declaring that the members of the Church want to see themselves as part of the motherland and want to share her joys and sorrows, he tried to show to those who were persecuting the church and who were destroying it that we, the children of the church, want to be loyal citizens so that the affiliation of people with the church would not place them outside the law.”[10]

Taking all his statements of the last ten years together, we come to the conclusion: Patriarch Alexis not only has the highest regard for his predecessor Sergius, but considers his terrible declaration of 1927 “a clever step” and fully justified in the circumstances.

But the strongest proof that Alexis not only admires Sergius, but wants his canonization, is provided by his statement in 1997: “Through the host of martyrs the Church of Russia bore witness to her faith and sowed the seed of her future rebirth. Among the confessors of Christ we can in full measure name… his Holiness Patriarch Sergius.”[11]

So the question arises: why, then, was Sergius not canonized along with the other thousands of martyrs and confessors, both true and false, who were canonized by the MP at its Jubilee Sobor in 2000?

The clue to the answer to this question lies in the fact that not only Metropolitan Sergius, but also Metropolitan Joseph, the de facto leader of the Catacomb Church, was excluded from the list of martyrs. In other words, the leaders of both sides in the Church struggle were excluded, while most of their followers were included. This clearly makes no sense from the point of view of ecclesiology, so the answer to conundrum must lie in the realm of Church politics rather than in any question of principle. The point is that in every diplomatic marriage gifts are exchanged by the two parties in order to seal their bargain. The “gift” that the MP could offer ROCOR is the glorification of Metropolitan Joseph, who was glorified by ROCOR in 1981 and cannot, as the MP perfectly well understands, be omitted from any list of the new martyrs. But the MP, being a political organisation in origin and in essence, never bestows gifts without demanding something in return. And the gift that it is demanding in return is the recognition that Metropolitan Sergius, too, was, in his own way, a “martyr” (his sufferings being, presumably, the torments of his uneasy conscience, although neither the torments nor the conscience were clearly visible).

In the year 2000 ROCOR would not have been ready to accept this diplomatic bargain. Now, however, in 2007, ROCOR-MP may have to accept the bargain whether it likes it or not. Or rather, it may have to accept the canonization of “Patriarch” Sergius while Metropolitan Joseph, the leader of the True Russian Church in the sergianist epoch, remains excluded…

But if that happens, ROCOR-MP will fall under the anathema of Canon 34 of the Council of Laodicea: “No Christian shall forsake the martyrs of Christ, and turn to false martyrs, that is, to those of the heretics, or those who formerly were heretics; for they are aliens from God. Let those, therefore, who go after them, be anathema.”


[1] “U Lzhi Korotkie Nogi”, Vernost’, № 87 ®.

[2] Ridiger, in A. Soldatov, “Sergij premudrij nam put’ ozaril”, Vertograd, № 461, 21 May, 2004, p. 4 ®.

[3] Religia i SMI, June 28, 2004 ®.

[4] Sedmitsa.ru, 23 April, 2005 ®.

[5] Gundiaev, in Vertograd-Inform, № 504, February 2, 2005 ®.

[6] Uzzell, “Reaching for Religious Reunion”, Moscow Times, March 31, 2005, p. 8.

[7] 30 Dias (Thirty Days), Rome/Sao Paolo, August-September, 1991, p. 23.

[8] Kozyrev, “[orthodox-synod] Re: The Orthodox Episcopate of the Russian persecuted Church”, orthodox-synod@yahoogroups.com. 28 November, 2002.

[9] Quoted by Anatoly Krasikov, "'Tretij Rim' i bolsheviki (bez grifa 'sovershenno sekretno')" (The Third Rome and the Bolsheviks), in Filatov, S.B. (ed.), Religia i prava cheloveka (Religion and Human Rights), Moscow: Nauka, 1996, p. 198 ®.

[10] http://www.ripnet.org/besieged/rparocora.htm?

[11] Quoted by Fr. Peter Perekrestov, “The  Schism  in the Heart  of Russia (Concerning Sergianism)”, Canadian Orthodox Herald, 1999,  № 4.

* * *

Сергианство: миф или реальность.

к.т.н. А.Г. Яковицкий
 

Предисловие.

Сегодня в среде Православных ортодоксов, все чаще можно услышать термин "сергианство". Термин этот вошел в обиход после подписания в 1926 году известной "Декларации", которая признавала установившуюся в стране власть. А потому, прежде чем говорить о "сергианстве" необходимо определиться с понятием власти, без которого оценка действий митрополита Сергия невозможна. И, прежде всего, необходимо определиться с Монархией, бескомпромиссными приверженцами которой считают себя Православные ортодоксы. Однако монархическую форму правления имели и подавляющее большинство нехристианских народов. Более того, многие языческие народы вообще обожествляли своих монархов. Что же касается Православного народа, то ему Господь даровал форму правления в виде Симфонии Властей. Как говорится в шестой новелле императора Юстиниана: "Величайшие дары Божии, данные людям высшим человеколюбием - это священство и царство. Первое служит делам Божеским, второе заботится о делах человеческих. Оба происходят из одного источника и украшают человеческую жизнь. Поэтому, если первое поистине безпорочно и украшено верностью Богу, а второе украшено правильным и порядочным государственным строем, между ними будет симфония, с которыми она для пользы человеческого рода предлагается"1.

Отступление от этой формы в ту или иную сторону является отвержением "величайших даров Божиих" и, по сути, есть Революция. А потому те монархисты, которые намекают на то, что вторичное совершение над монархами Таинства Миропомазания делает их непогрешимыми, являются революционерами, отступающими в язычество, а само это утверждение напоминает католические ереси о "непреодолимой благодати" действующей в католических "святых" или догмат о непогрешимости римского первосвященника. Православные отцы, считали, что повторное Миропомазание освобождает человека от ранее совершенных грехов, в том числе и связанных с захватом Власти, который не мог произойти без соизволения Божия, но последующая деятельность монарха вполне может противоречить воле Божией. Что подтверждается хотя бы деяниями императоров - иконоборцев.

Вместе с тем, русский православный народ, ставя власть царя в "заботе о делах человеческих" на недосягаемую высоту, справедливо считал, что цари такие же грешные люди, но некоторые их грехи влекут за собой тяжкие последствия для всего народа. Это мировосприятие выражалось в пословице: "Народ согрешит - царь умолит, а царь согрешит - народ не умолит"2. Но в чем же мог состоять грех царя именно как царя? Ибо за чисто человеческие слабости царь несет такую же ответственность, как и все прочие люди. Ответ, думается, может быть только один: в узурпации "власти священства", т.е. во вмешательстве в дела Священства или же в полном упразднении Симфонии.

Все выше сказанное касается Богоустановленной власти в Православных народах. Однако значит ли это, что остальные народы на протяжении всей истории оставались без попечения Божия, что они предоставлены сами себе или что ими управляет диавол? Конечно нет. И Священное Писание и Святоотеческая литература свидетельствует, что Господь дает Власть всем народам, в соответствии с их нравственным достоинством. (Есть только одно исключение, когда Господь вообще отнимает Власть у народа, но о нем мы скажем ниже). И формы этой власти так же соответствуют как нравственному состоянию народа, так и соответствующим историческим условиям.

Как известно с древних времен, есть три правильные формы власти: "монархия" - власть одного, "аристократия" - власть лучших и "демократия" - власть полноправных граждан. Разбирая античные формы власти, В.Л. Махнач сообщает: "слово "демократия" у нас обычно переводят, как "власть народа" (по-гречески, "демос" - "народ", "кратос" - "власть"). Но по-гречески, "народ" - и "этнос" (нация), и "лаос" (население), однако ни этнократия, ни лаократия в древнегреческой литературе не упоминаются. На самом деле демократия - не власть народа. Демократия - власть полноправных граждан. А в античных демократиях полными правами обладал отнюдь не каждый (т.е. отнюдь не каждый принадлежал к демосу)"3.

Но кто же как не Бог "выделяет" демос или аристократию из среды этноса или лаоса и наделяет их Властью? Конечно Бог. Об этом же пишет и Священномученик Андроник: "Прежде всего нужно совершенно освободится от той искусственной натяжки, какую делают обычно из Св. Писания в утверждение исключительной правильности и совершенства лишь строго монархического образа правления… Я - убежденный царист - скажу решительно, что в Св. Писании нет таких свидетельств… И вот у евреев сначала совсем не было царя, и это не только в патриархальный период, а и по выходе из Египта, когда они являются целым народом завоевателем… Тогда как эти (языческие) народы управлялись царями, евреи, напротив, представляли из себя приблизительно то, что теперь называется республикой. И управлялись вождями и судьями, которых выдвигала на это место сама жизнь, и благословлял Бог (выделение мое - авт.), как мужей разумных, сильных и радеющих о народе. Даже больше того: когда евреи, из подражания другим языческим народам, пожелали иметь своего царя, то пророк Самуил весьма восскорбел о сем, а Господь, чтобы успокоить его, сказал ему: не тебя, а Меня оставили евреи…"4. И надо отметить, что ни этнос ни лаос отнюдь не узурпировали у Бога право наделять Властью тех или иных людей посредством ВЫБОРОВ и СВОЕГО волеизъявления. И только когда сам народ не только отходит от Бога вообще, но провозглашает САМОУПРАВЛЕНИЕ, Господь предоставляет ему такое "самоуправление", вообще упраздняя ВЛАСТЬ. А поскольку самоуправление народа в масштабах государства в принципе невозможно то народ делегирует "свою" "власть" тем или иным своим представителям при помощи выборной системы. Именно об этих НАРОДНЫХ представителях и говорил Апостол Павел, что они НЕ власть, ибо не от Бога, а от народа. (Рим.13:1-2) То, что на деле эта ЛЖЕВЛАСТЬ, в конечном итоге формируется узким кругом лиц чей "отец диавол" (Иоан.8:44) не имеет значения, ибо является всего лишь закономерным следствием стремления народа к самоуправлению, и отказом от истиной Власти от Бога. Любое другое понимание слов Апостола является прямой хулой на Духа Святаго. Действительно, мы сами избрали Горбачева, уничтожившего суверенное ГОСУДАРСТВО (какое бы оно ни было); Ельцина, сформировавшего клан кровососов; Путина полностью уничтожившего все компоненты национальной безопасности и поставившего ЭРЭФию в полную зависимость от ФИНИНТЕРНА (финансового интернационала), а теперь заявляем что все они от БОГА, а стало быть Он и виноват в наших бедах. Задумайтесь господа-товарищи, что вы пустословите, пока не поздно. Пока еще есть время осознать хотя бы, что ВЛАСТЬ от БОГА, "несколько" отличается от ЛЖЕВЛАСТИ от нас безумных.

Теперь перейдем к историческим реалиям предшествовавшим "Декларации".

КЛЯТВОПРЕСТУПЛЕНИЕ - СМУТА - ВРЕМЯ ПАТРИАРХА ТИХОНА

Еще в сентябре 1915 года, сложился заговор государственных преступников назвавших себя "Комитетом народного спасения" и издавших 8.09.1915 г. "Диспозицию №1". "В ней утверждалось, что на руках у России две войны - против упорного и искусного врага вовне и против не менее упорного и искусного врага внутри. Достижение победы над внешним врагом немыслимо без предварительной победы над врагом внутренним. Под последним имелась в виду правившая династия. Для победы на внутреннем фронте (т.е. для свержения помазанника Божия - авт.) необходимо … немедленно назначить штаб верховного командования, основную ячейку которого составят князь Г.Е. Львов, А.И. Гучков и А.Ф. Керенский"5.

А 14 февраля 1917 года Керенский на заседании Государственной Думы заявляет: "…исторической задачей русского народа в настоящий момент является задача уничтожения средневекового режима немедленно, во что бы то не стало… Как можно законными средствами бороться с теми кто сам закон превратил в орудие издевательства над народом? … С нарушителями закона есть только один путь - физического их устранения".6 Да, действительно "если враг не сдается, то его уничтожают", "нет человека - нет проблемы".

И вот 2 марта 1917 года преступники реализовали свой план и отрешили от Власти Помазанника Божия.

Здесь необходимо сделать отступление и вспомнить, как в 16 веке, такие же "спасители отечества", по сути, вынудили государя Иоанна Васильевича Грозного, сложить с себя Власть, и переехать в Александровскую слободу. Вспомним, как отреагировал тогда на происки "спасителей" народ. Отреагировал адекватно обстоятельствам: бил Государю челом и просил указать изменников, дабы народ сам мог с ними расправится. И в конечном итоге помог Помазаннику Божию искоренить крамолу.

А в феврале 1917-го государственное преступление вызвало ликование у образованной части и равнодушие у значительной части русского народа. Однако ликовала не только образованщина. "19 марта 1917 года Яков Шиф прислал Милюкову телеграмму: "Позвольте мне, в качестве непримиримого врага тиранической автократии, которая безжалостно преследовала наших единоверцев, поздравить через Ваше посредство русский народ с деянием, только что им так блестяще совершенным, и пожелать вашим товарищам по новому правительству и вам лично полного успеха в великом деле, которое вы начали с таким патриотизмом". На что Милюков ответил: "Мы едины с вами в нашей ненависти и антипатии к старому режиму, ныне сверженному, позвольте сохранить наше единство и в деле осуществления новых идей равенства, свободы и согласия между народами, участвуя в мировой борьбе против средневековья, милитаризма и самодержавной власти, опирающейся на божественное право. Примите нашу живейшую благодарность за ваши поздравления…""7

Были, конечно, и верные присяги люди. Примером тому является следующий документ. "1917. Февр. 23. В канцелярию г. Обер-прокурора. Врата адовы не одолеют Церкви Христовой, но судьба Православия в нашем отечестве неразрывно связана с судьбой Царского Самодержавия. Воспоминая в Неделю Православия церковно-государственные заслуги русских Святителей, сыновне дерзаем обратиться к Вашему Высокопреосвященству и другим первоиерархам Русской Церкви: единодушными благословениями и советами в духе мира и любви укрепить Самодержавнейшего Государя на защиту Священных прав Самодержавия, врученных ему Богом через голос народа и благословение Церкви, против которых покушаются те же крамольники, которые покушаются и против нашей Святой Православной Церкви. Члены Совета Екатеринославского отдела Союза Русского Народа. Председатель Образцов."8

Одновременно Обер-прокурор Святейшего Синода Н.П. Раев обратился к Синоду с просьбой разослать воззвание к народу, поддержать монархию.

С кем же солидаризировался Святейший Синод? Страшно сказать. С Шифом и Милюковым, против "самодержавной власти, опирающейся на божественное право". Он "приветствовал решение Великого Князя Михаила отказаться от престола. Из зала заседаний членами Святейшего Синода был торжественно вынесен Царский Трон. И никто из высших церковных иерархов не воспротивился этому…"9

А затем был выпущен и официальный документ, подтверждающий такую солидаризацию.

"Божиею милостью Святейший Правительствующий Синод
верным чадам Православной Российской Церкви.

Благодать вам и мир да умножится
(2 Петр. 1,2)

Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на её новом пути. …" Послание подписали: Смиренный Владимир, митрополит Киевский, Смиренный Макарий, митрополит Московский, Смиренный Сергий, архиепископ Финляндский, Смиренный Тихон, архиепископ Литовский и Виленский, Смиренный Арсений, архиепископ Новгородский, Смиренный Михаил, архиепископ Гродненский, Смиренный Иоаким, архиепископ Нижегородский, Смиренный Василий, архиепископ Черниговский, Протопресвитер Александр Дернов"10

С. Булгаков, вспоминая эти дни, писал: "… ездили мы на богомолье к Троице… А когда возвратились в Москву, получилось известие о начале революции… Газеты уже грозили "попам", если они будут поминать Царя. Постановили не поминать. … Таким образом, Россия вступила на свой крестный путь в день, когда перестала открыто молиться за Царя"11

Да, перепутал Святейший Правительствующий Синод Волю Божию с волей Шифа, финансировавшего государственных клятвопреступников. А воля этого наследника Каиафы и Анны была направлена на замену Власти от Бога (что, не желая того, засвидетельствовал даже Милюков), ВЫБОРНОЙ ЛЖЕВЛАСТЬЮ через Учредительное собрание.

Таким образом, именно священноначалие подводило весь русский народ под отлучение от "Церкви Божии", в соответствии с "Утвержденной грамотой об избрании на Московское государство Михаила Феодоровича Романова" принятой в 1613 году.12

Но что бы окончательно подвести под анафему весь народ, как целое, а не только тех, кто приветствовал свержение монархии, необходимо было созвать Учредительное собрание, которое бы от лица народа учредило ЛЖЕВЛАСТЬ. Кроме того и от Священноначалия требовалось нечто большее чем признание Временного правительства. Требовалось упразднение силы Таинства Миропомазания совершенного над Государем. А потому совет Петроградского религиозно-философского общества заявил: "Принятие Синодом акта отречения Царя от Престола по обычной канцелярской формуле к "сведению и исполнению" совершенно не соответствует тому огромной религиозной важности акту, которым Церковь признала Царя в священнодействии коронования Помазанником Божиим. Необходимо издать для раскрепощения народной совести и предотвращения возможности реставрации (выделение мое - авт) соответственный акт от лица всей церковной иерархии, упраздняющий Силу Таинства Миропомазания"13.

Да, знали философы, что творят. Однако сроки еще не вышли, и Временное правительство, лишившись Власти над русским народом, не смогло довести дело до конца. Кто же встал на пути государственных клятвопреступников?

Разгадку дает сон Московского митрополита Макария, удаленного с кафедры Временным правительством, что, кстати, противоречит канонам Церкви. Во сне митрополит Макарий видел Государя Николая Александровича со Спасителем. "Спаситель говорит Государю: - Видишь в моих руках две чаши: вот эта горькая для твоего народа, а эта сладкая для тебя. Государь падает на колени и долго молит Господа дать ему выпить горькую чашу вместо его народа. … Тогда Спаситель вынул из чаши большой раскаленный уголь и положил его Государю на ладонь. Государь начал перекладывать уголь с ладони на ладонь и в то же время телом стал просветляться, пока не стал весь пресветлый, как святой дух. … (Затем) вижу я громадное поле, покрытое цветами. Среди поля стоит Государь, окруженный множеством народа, и своими руками раздает манну. Незримый голос в это время говорит: - Государь взял вину русского народа на себя, и русский народ прощен"14

"Государь, беря горькую чашу, приносит себя в жертву за русский народ. Манна (прообраз Святой Евхаристии) означает, что церковная иерархия (переставшая поминать Государя) (но не выпустившая требуемого "философами" акта - авт.) не подпала под анафему"15.

Невозможность же доведения до логического конца сатанинских планов вследствие отнятия Власти от Временного правительства по молитвам Государя символически выразилось в явлении иконы Божией Матери "Державная" происшедшее в день вырванного у Государя передачи Престола брату Михаилу 2/15 марта 1917 года. На этой иконе "Царица Небесная была изображена как Царица земная, восседающая на царском троне, в темно красной царской порфире, с короной на голове и скипетром и державой в руках. На коленях находился благословляющий Богомладенец. Необычайно для Богоматери был строг, суров и властен взгляд Её скорбных очей, наполненных слезами. … Символ этой иконы ясен для духовных очей: через неисчислимые страдания, кровь и слезы, после покаяния (выделение мое - авт.), русский народ будет прощен и Царская власть, сохраненная Самой Царицей Небесной, будет России несомненно возвращена. Иначе, зачем же Пресвятой Богородице сохранять эту Власть?"16

С этим нельзя не согласится. Совершенный грех может очиститься только кровью. Но что бы появилась сама возможность ИСКУПЛЕНИЯ, какой-то другой народ должен получить Власть над народом согрешившим, как получил эту власть Навуходоносор над народом Еврейским (о чем свидетельствовал Пророк Иеремия), или Батый над народом Русским (о чем говорил первый после разгрома собор епископов Киевской митрополии). Но об этом речь впереди. Иначе страдания, вызванные братоубийственной распрей, только усугубят гнев Божий.

И так Царица Небесная по молитвам Государя лишила Власти Временное правительство. Это почувствовали многие и многие люди, например Ф.И. Елисеев в воспоминаниях так описывает свои ощущения: "Императора ведь нет! Кто же другой имеет ту высшую государственную власть, которая так резко перерождает человека - из обыкновенных смертных в роль благородной офицерской касты?"17

А объективно это выразилось в выпуске Приказа №1 в частности гласившего: "По гарнизону Петроградского округа всем солдатам гвардии, армии, артиллерии и флота для немедленного и точного исполнения, а рабочим Петрограда для сведения. Совет рабочих и солдатских депутатов постановил.

1) Во всех ротах, батальонах, полках, парках, батареях, эскадронах и отдельных службах разного рода военных управлений и на судах военного флота немедленно выбрать комитеты из выборных представителей от нижних чинов вышеуказанных воинских частей. …

3) Во всех политических выступлениях воинская часть подчиняется Совету рабочих и солдатских депутатов и своим комитетам.

4) Приказы военной комиссии Государственной Думы следует исполнять, за исключением тех, когда сии противоречат приказам и постановлениям Совета рабочих и солдатских депутатов.

5) Всякого рода оружие, как-то: винтовки, пулеметы, бронированные автомобили и прочее должны находится в распоряжении и под контролем ротных и батальонных комитетов и ни в коем случае не выдаваться офицерам даже по их требованию. …

Грубое обращение с солдатами всяких воинских чинов и, в частности, обращение к ним на "ты" воспрещается и о всяком нарушении его, равно как и о всех недоразумениях между офицерами и солдатами, последние обязаны доводить до сведения ротных комитетов.

Настоящий приказ, прочесть во всех ротах, батальонах, полках, экипажах, батареях и прочих строевых и нестроевых командах.

Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов"18

Несмотря на то что "приказ" был обращен только к Петроградскому гарнизону, он "тотчас по его изготовлении был целыми тюками отправлен на фронт; за ним туда нахлынула масса агитаторов, и уже в начале марта на ближайшем к Петрограду Северо-Западном фронте ярко сказались последствия этого - падение дисциплины, отказ войск от наступления, нескончаемые митингования по ничтожным поводам, наконец, смещения и аресты офицеров"19.

Результатом "Приказа №1", в соответствии с приведенной выше программой А.Ф. Керенского, явилось избиение Православных ортодоксов, монархистов, черносотенцов и всех кто хотя бы подозревался в верности Власти от Бога. Поголовному уничтожению подлежала жандармерия, полиция и в значительной мере офицерский корпус. 20, 21,22 и др.

Таким образом, низложив Государя в марте 1917 года, "сбросив с себя сковывавшие ее политические цепи" народ лишился ВЛАСТИ, а преступники обрели свободу безнаказанно творить преступления и уничтожать страну? Совершенно неожиданно начались сепаратистские движения на окраинах, приведшие к их отделению. Как же реагировала на все это Священноначалие?

Из Послания Св. Синода 22.7.1917: "Хищения, грабежи, разбои, насилия и обострившаяся партийная политическая борьба стали достоянием нашей новой жизни и поселили в народе озлобление и рознь, повлекшие за собой внутреннюю братоубийственную войну, неоднократное кровопролитие".

Из Определения Св. Синода 2.8.1917: "...Ныне в рядах нашего воинства, рядом с доблестными защитниками родины, находится немало людей, забывших и Бога и совесть, и Отечество. … Разложение проникло далеко вглубь России, и по всей земле водворилась смута".

Из Обращения Собора ко всему православному русскому народу 24.8.1917: "Совесть народная затуманена противными христианству учениями. Совершаются неслыханные кощунства и святотатства; местами пастыри изгоняются из храмов. ... Люди, живущие честным трудом, становятся предметом глумления и хулы. Забывшие присягу воины и целые воинские части позорно бегут с поля сражения, грабя мирных жителей и спасая собственную жизнь. … Наша Родина стала притчей во языцех, предметом поношения среди иноземцев из-за алчности, трусости и предательства ее сынов".

Из Обращения Собора к армии и флоту 24.8.1917: "В сердце русского человека стал затуманиваться светлый образ Христов, начал гаснуть огонь веры Православной, начало слабеть стремление к подвигу во имя Христа. ... Обманутые врагами и предателями, изменой долгу и присяге, убийствами своих же братий, грабежами и насилиями запятнавшие свое высокое священное звание воина, - молим вас, - опомнитесь! ... Иль вы думаете свое личное счастье купить гибелью Родины? Не может быть счастья изменнику, предателю. Ужасно Каиново счастье!"

Из Постановления Собора 1.9.1917: "За последние месяцы от руки своих же братьев солдат погибло великое множество офицеров, преданных долгу Родины".

Из Послания Собора 20.10.1917: "Печальные вести доходят до Церковного Собора с разных мест земли Русской. То и дело слышим об ограблениях церквей, монастырей, землевладельцев, а нередко и об убийствах служителей Божиих и мирных обывателей мирского звания ... Опомнитесь, православные христиане! Устыдитесь хотя бы всех иноверцев, живущих на нашей земле..."

"Страна пошла по пути гибели", - говорилось в одном из синодальных Посланий, а о том, когда она стала на этот путь, с чего все началось - ни в одном из посланий, ни в одном определении ни слова"23.

Да и как не гибнуть стране лишенной Власти?

К счастью в то время было еще большое количество истинно верующих людей, которые осознали смысл явленной "Державной" иконы Божией Матери. "С радостным страхом и покаянным трепетом начал народ Русский молиться перед "Державной" иконой Божией Матери по всей России, а сама икона в бесчисленных копиях стала украшать все русские храмы. Появился дивный акафист и канон этой иконе, слушая который вся церковь падала на колени"24.

И молитвы Православных людей не остались безответными. "Россия спасена, раздалось в моем сердце перед большевицким переворотом в 1917 году как откровение Богоматери (во Владычной Её иконе) и я верен и верю этому завету. Но в ответ на это исторически Россия погибла, значит она спасется через гибель и смерть, воскресая, но воскресение нам не понятно, - оно чудо. … Она исцелится? - благодатью Духа Св., но тоже чудом, новым созданием, а это сердце неисцельно ранено и болит"25 - писал С. Булгаков.

А протопресвитер Александр писал: "25 октября 1917 года случилось самое страшное и ужасное, что может случиться с людьми: казалось, что прекратилось заступничество Пресвятой богородицы - Господь оставил Россию и попустил мрачным силам сатаны завладеть нашим народом. Но явленная в селе Коломенском 2 марта 1917 года, в самый день отречения Государя от престола, икона "Державной" Божией Матери - в порфире, пропитанной мученической русской кровью, с царской короной, сверкающей алмазами невинных русских слез, со скипетром и державою Российских Государей - ясно, без слов говорила сердцу и умным очам русского народа, что Владычица не только не ушла от нас, но приняла на Себя приемство Державы Российской и с нею тягчайшее бремя невидимой высшей власти с того момента, когда сама идея христианской власти была отвергнута во имя самовластия. Символ этой иконы ясен! Его поняли все лучшие православные русские люди. Одним из первых его понял Святейший Патриарх Тихон: "Зову вас, - обратился он к народу, - озлобленные чада Православной Церкви, зову вас с собой на страдания"26.

Таким образом, Православные люди вымолили себе БОЛЬШЕВИКОВ. Но по-другому и быть не могло. Ведь отступничество от Бога и Царя в русском народе было столь велико, что Учредительное собрание, которое готовилось февральскими "бесами" непременно упразднило бы Самодержавие, подведя тем самым уже весь народ под соборную клятву 1613 года. А затем и архиерейский собор, отселекционированный созданной ЛЖЕВЛАСТЬЮ выполнил бы её требование сформулированное "религиозными" философами.

А о том, что Церковь превратилась бы в идеологический орган ЛЖЕВЛАСТИ, свидетельствует нижеследующая оценка Поместного Собора 1917-1918 годов. "В 1935 году иеромонах Михаил (Любимов) спрашивает владыку Германа (Ряшенцева): "Разве не прискорбно, Владыко, что большевики не дали провести в жизнь ни одного решения Собора, кроме восстановления Патриаршества?" "Ну и слава Богу, - последовал неожиданный ответ Владыки. - Не нашими руками Церковь разрушается". … Отец Михаил, как говорится только рот разинул от удивления. Удивятся же многие и сейчас, узнав, что как ни торжественным было избрание и настолование Патриарха, червь "февральских" настроений был очень присущ деяниям Собора, особенно в тех частях повестки дня, которые были заложены в 1905 году. (Совершенно очевидно, что Святой Царь Николай ясно увидел этого ЧЕРВЯ, а потому и отклонил до времени созыв Собора, особенно после того, как его кандидатура на место Патриарха была, по сути, отвергнута - авт.) Это, как естественно понимать, не отразилось на Воззваниях Патриарха и Собора, анафематствовать большевицкую клику. Но… я давно спрашиваю, почему (выделение мое - авт.) Собор не потребовал от временного правительства немедленного освобождения из-под стражи Царской Семьи? Почему в дни Собора оставались в заключение у временного правительства (выделение мое - авт.) Петроградский митрополит Питирим и Московский митрополит Макарий? Холодное дыхание февраля веяло в кулуарах Собора. Все знают, что Патриарх был избран, что Патриаршество было восстановлено, но не знают форм, в которых Патриарх оказался поставлен действовать. Будущие "живоцерковники" немало сил положили на то, что бы не допустить до восстановления Патриаршества. (и есть большие сомнения в том что Патриаршество было бы восстановлено, если бы не свершилась Октябрьская революция - авт.) … "Живоцерковники" свои желания проводили в постановления "О структуре Церкви". В результате - постановления нашего Собора … очень напоминают тексты конституций. Постановления "О Патриархе" о Высшем Церковном Управлении (ВЦУ) со всеми их правами и обязанностями - напоминают тексты конституций очень многих республик и, перечитывая их, я не раз вспоминал владыку Германа, с его восклицанием: "Не нашими руками Церковь разрушается!""27 - писал Н. Кусаков.

Так что КОНЕЦ истории Русского народа был уже, можно сказать, на носу. К счастью, большевики, сами того не желая, совершив Октябрьский переворот и установив свою диктатуру, решением ВЦИК от 6 (19) января распустили Учредительное собрание, предотвратив тем самым смертный грех всего народа, и сохранив Церковь со всеми Её Таинствами. Но вместе с тем еще обильнее полилась кровь, которую символизировала красная порфира Царицы Небесной на её явленной иконе.

19 января 1918 года, в ответ на большевицкий террор, на Соборе было зачитано послание Святейшего Патриарха Тихона, в котором в частности говорилось: "Опомнитесь безумцы и прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело: это - поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей - загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей - земной. Властию данною нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские…"28.

Сразу после оглашения послания Святейшего Тихона выступил граф Д.А. Олсуфьев, который в частности сообщил, что на молебне "властям предержащим (т.е. большевикам - авт.) пели многая лета… Я понимаю, что Апостол призывал повиноваться всем властям, но что бы петь им многая лета - едва ли. Я знаю, как "благочестивейшаго и самодержавнейшаго" сменили на "благоверное временное правительство" Керенского и компании. … И я думаю, что время недостойных компромиссов прошло"29.

Хотя послание Святителя Тихона осуждало действия большевицкой диктатуры, но граф Д.А. Олсуфьев, выразив поддержку посланию Святейшего, первый обличил соглашательскую позицию, как Святейшего Синода, так и Поместного Собора в отношении масонского Временного правительства как "недостойный компромисс".

На следующий день последовало выступление члена Собора А.А. Васильева, который в частности сказал: "Возблагодарим Господа за то, что мы дождались, наконец, услышать подлинно церковный голос нашего Святейшего Отца и Патриарха. В первый раз в эту годину беспорядка, во время действительно сатанинского похода сказано истинно церковное слово, произнесено слово но поводу событий, о которых до сих пор ничего не говорилось, и произнесен пастырский суд над всеми теми, кто в этих событиях повинен. … Христианская совесть должна подсказать каждому из нас, в чем он может и не может уступить, и когда ему надлежит положить свою жизнь за истину. Недоумевают, на кого должно падать то запрещение, о котором говорится в послании Святейшего Патриарха. Ведь настоящий сатанинский поход на Церковь Христову, эти братоубийства, разбои и взаимную ненависть мы переживаем не со вчерашнего дня, не со времени прихода большевиков. В самом начале революции власть совершила акт богоотступничества (Голоса: Правильно!). Запрещена была молитва в войсках, знамени с христианским крестом были заменены красными тряпками. В этом повинны ни только нынешние властодержцы, а и те которые ужо сошли со сцены. Будим уповать, что и нынешние правители, которые теперь льют кровь, сойдут со сцены"30.

А вслед за ним выступил священник В.И. Востоков: "В этом зале слишком много было сказано о переживаемых ужасах… Я хочу указать на тот корень, из которого создались эти ужасы. … Настал момент, когда Собор … должен сказать народу святую правду, не боясь никого, кроме Бога. … Собор должен сказать, что в феврале-марте произошел насильственный переворот, который для православного христианина есть клятвопреступление, требующее очищения покаянием. Всем нам, начиная с Вашего Святейшества и кончая мною - последним Членом Собора, должно преклонить колена пред Богом и просить, чтобы Он простил нам наше попустительство развитию в стране злых учений и насилия. … А если мы будем только анафематствовать, без покаяния, без объявления правды народу, то нам скажут не без основания: "И вы повинны в том, что привели страну к преступлениям, за которые ныне раздается анафема""31. (выделения мои - авт.)

Таким образом, именно на Соборе была озвучена истинная причина постигших Россию бед, но для этого потребовалось столь сильное лекарственное средство как большевицкая диктатура. Вместе с тем и выступление Патриарха Тихона было совершенно справедливым, ибо установившие свою диктатуру большевики, не представляли собой Власти, хотя бы и богоборческой, так как их целью являлась мiровая революция, ныне именуемая глобализацией, а отнюдь не создание суверенного государства. Об этом свидетельствуют сами вожди.

Троцкий, ссылаясь на первое издание работ Ленина (в последующих изданиях тексты вождя мiирового пролетариата искажены) писал: "Защищая на VII съезде партии … подписание Брестского мира, Ленин говорил: "Абсолютная истина, что без немецкой революции мы погибнем" … В вынесенном решении говорится: "Съезд видит надежнейшую гарантию закрепления социалистической революции, победившей в России, только в превращении её в международную рабочую революцию". Несколько дней спустя Ленин докладывал на съезде советов: "Всемирный империализм и рядом с ним победное шествие социальной революции ужиться вместе не могут""32.

"В марте 1919 г. Ленин снова повторяет: "Мы живем не только в государстве, но и в системе государств, и существование Советской Республики рядом с империалистическими государствами продолжительное время не мыслимо. В конце концов либо одно, либо другое победит". … На конгрессе Коминтерна, то есть уже в июле 1921 года Ленин учил: "Получилось хотя и крайне не прочное, крайне неустойчивое, но все же такое равновесие, что Социалистическая Республика может существовать - конечно, не долгое время - в капиталистическом окружении""33.

Этот взгляд Ленин сохранял до конца жизни. Мнение Бухарина в этот период ничем не отличается от Ленинского:

- "Революции - локомотивы истории. Бессменным машинистом этого локомотива даже в отсталой России может быть лишь пролетариат. … Он идет к власти и к социализму. Однако эта задача, которая "ставится на очередь" и в России не может быть разрешена внутри национальных границ. Здесь пролетариат натыкается на непреодолимую стену, которая может быть пробита только тараном международной рабочей революции"34.

- "Коммунистическая революция может победить только как мировая революция… Для победы коммунизма необходима мировая революция"35.

Программа комсомола принятая в 21-ом году утверждает: "Россия хотя и обладает огромными естественными богатствами, но все же является отсталой в промышленном отношении страной. … Она может прийти к социализму лишь через мировую пролетарскую революцию"36.

Из приведенных выдержек, которые можно множить до бесконечности становится совершенно очевидно, что диктатура установленная в октябре 1917 года не являлась Властью ибо, по сути, её вожди отрицали само государство и стремились к мировому господству, т.е. к царству антихриста. Именно поэтому признавать диктатуру пролетариата, а тем более солидаризироваться с ней по каким бы то ни было вопросом, для Православной Церкви совершенно недопустимо. И Церковь, возглавляемая Патриархом Тихоном, в этот период не пошла на компромисс с творцами мiровой революции. За то с ними солидаризировались обновленцы, что вполне закономерно, ибо главным родимым пятном обновленчества является отрицание, вслед за Марксом, государства как богоустановленной формы организации общества в падшем мире. Обновленцы, вслед за Марксом, видят в государстве только орган насилия и порабощения людей.

Так в прогрессивном журнале "За Христа" А. Введенский вещает: "Поскольку в принципах Октябрьской революции нельзя не усмотреть принципы первохристианства, церковь религиозно принимает нравственную правду социального переворота и активно, доступными ей церковными методами, проводит эту правду в жизнь"37. Однако если как было сказано выше, "Октябрь" это только начало мiровой революции-глобализации то следует предполагать, что обновленцы ратовали в том числе, а может быть и в первую очередь, за мiровую революцию. Действительно руководители обновленческого движения "Живая церковь" провозглашали: "Великий лозунг социальной революции "Пролетарии всех стран, соединяйтесь" вполне приемлем, вполне полезен, вполне жизнеспособен и в нашей церковной революции"38. А обновленческий "Владимирский губернский съезд духовенства и мирян" уже без обиняков провозгласил: "Да здравствует мировая революция, освободившая рабочих и крестьян от гнета капитала". А на обновленческом "соборе" было принято решение: "Собор объявляет капитализм смертным грехом, а борьбу с ним священной для христианина... каждый верующий церковник... должен всемерно бороться вместе с Советской властью за осуществление на земле идеалов Царства Божия"39.

То, что Февральские клятвопреступники, поднявшие руку на Государя, были так быстро изгнаны ("не прикасайтесь к помазанникам моим), не только закономерно, но и в высшей степени справедливо. Но естественно, что эти преступники не могли так быстро сдаться. Тем более, что новые диктаторы, приступив к ломке старого государственного аппарата, подвергли террору недавних "демократических" террористов. Началась Гражданская война.

Так же весьма показательно, что начали её генералы Алексеев и Корнилов, присягавшие императору не только как подданные, не только как дворяне, но и как офицеры, и изменившие своему Государю. Причем не только изменившие, но и ставшие самыми непосредственными участниками чудовищного преступления. Организованное ими Белое движение окончилось так же, как и их правление. Причины этого поражения Белой армии в полной мере раскрывают архиереи и клирики, причем, что показательно в большей части принадлежащие Зарубежной Церкви. Прислушаемся же к их выстраданным мнениям.

Архиепископ Иоанн (Максимович) так объяснял поражение Белого движения: "Если бы высшие военачальники вместо "коленопреклоненных" умолений Государя об отречении, выполнили то, что следовало по присяге - искусственно устроенный бунт был бы подавлен и Россия спасена. … Совершен был страшный грех перед Богом и государственное преступление. Насколько кто загладил свой грех, ведомо Богу. Но открытого покаяния почти никем проявлено не было. Призыв к борьбе за Россию, после падения Временного правительства, и потеря захваченной было власти, хотя вызвал благородные чувства многих и соответствующее движение, но не было это выражением раскаяния со стороны главных виновников (выделение мое - авт.), продолжавших считать себя героями и спасителями России. Между тем, Троцкий в своих воспоминаниях признает, что больше всего они (советы) боялись, чтобы не был провозглашен Царь, т.к. тогда падение советской власти стало бы неминуемым. Однако этого не случилось, "вожди" боялись того же. Они воодушевили многих на борьбу, но запоздалый их призыв и отвага не спасли Россию. Некоторые из них в той борьбе положили жизнь и пролили кровь, но гораздо больше пролито невинной крови, которая продолжает литься по всей России, вопия к небу"40.

Протоиерей Владимир Востоков писал: "Кто был в Крыму осенью 1920 года, тот, наверное, помнит, какое там нарастало сильное религиозно-патриотическое движение во имя Веры, Царя и Отечества, но "наполеончики" давили это движение, а иерархи стали теплохладно в сторонке от него <...> Все белые "вожди" революционных времен садятся на два стула и проваливаются. Иные из них про себя-то не прочь были помечтать и о Царе, но вслух именем таким не смели оскорбить завоеваний "безкровной", страха ради иудейска. Были из них и ярые противники "царизма". Деникин, например, сражаясь за "единую-неделимую", говаривал друзьям: "Вы думаете, что я иду на Москву восстановить трон Романовых? - Никогда!" Но без трона-то Романовых его "единая-неделимая" в клочки разлетелась, и сам он вместо Москвы попал в Черное море. … Храбрый адмирал Колчак имел в своей власти много золота, войска, территории, но впустил в свое правительство яд социализма, и был эсерами предан - большевиками расстрелян. Врангель в Крыму хитро качался от таинственного "хозяина" к провалившейся уже и тогда кадетской идеологии, в угождение иностранцам грозил выселить из Крыма "сеющих политические страсти" и "натравливающих одну часть населения на другую" т. е. возвещающих о необходимости для спасения России Царя. "Вожди" постыдились заветов Св. Руси, а Господь их самих постыдился"41.

Подтверждает это и герой Белой армии, генерал Слащев-Крымский: "Дать точную характеристику политических убеждений участников Добровольческой армии я не берусь. … Получилась мешанина кадетствующих и октябрьствующих верхов и меньшевистско-эсерствующих низов. Кадровое офицерство было воспитано в монархическом духе, политикой не интересовалось, в ней ничего не смыслило… "Боже, царя храни" все же провозглашали только отдельные тупицы, а масса Добровольческой армии надеялась на "учредилку", избранную по "четыреххвостке", так что, по-видимому, эсеровский элемент преобладал"42.

Возглавлявший военное духовенство на Юге России епископ, впоследствии митрополит Вениамин (Федченков) вспоминал: "Встречается в военной форме солдат-мальчик лет 13-14. Были и такие. С кем-то отчаянно грубо разговаривает. И я слышу, как он самой площадной матерной бранью ругает и Бога и Божию Матерь, и всех святых! Я ушам своим не верю. Добровольцы, белые - и такое богохульство! Боже, неужели прав Рябушинский? "Мы - белые большевики, мы погибнем" ... Когда я вернулся с фронта, то доложил нашему Синоду, а потом и генералу Врангелю буквально так: "Наша армия героична, но она некрещеная!" Вывод, в сущности, ужасный"43.

Были, конечно, и в Белой армии монархисты. Так еще в период формирования армии генерал С.Л. Марков, на встрече нового 1918-го года поднял первый тост "за гибнущую Родину, за Её ИМПЕРАТОРА". Был монархистом и генерал М.Г. Дроздовский, по имени которого всех монархистов именовали "дроздовцами". Но оба эти человека по-видимому провиденциально погибли в самом начале белого движения как не отражающие его сути.

Время показало прозорливость Святителя Тихона, не давшего благословения Белой армии. Патриарх не мог благословить людей, изменивших присяге Государю (целовавших в том Крест и Евангелие), армию, которая сражалась, в конечном итоге, за Учредительное собрание и хулила Бога, в которой офицерские монархические организации были на нелегальном положении, а основатели которой принимали непосредственное участие в аресте Государя, что, в конечном итоге привело к мученической кончине всей Святой Царской Семьи.

Здесь необходимо вспомнить, что сразу же после того как 5/18 июля, 1918 года газета "Известия ВЦИК" сообщила, что под председательством Свердлова состоялось заседание ВЦИК, одобрившее расстрел Государя44, Святитель Тихон во время служения литургии в Казанском соборе г. Москвы сказал: "На днях совершилось ужасное дело: расстрелян бывший Государь Николай Александрович, по постановлению Уральского Совета рабочих и солдатских депутатов, и высшее наше правительство - Исполнительный комитет одобрил это и признал законным. Но наша христианская совесть, руководствуясь Словом Божиим не может согласиться с этим. Мы должны, повинуясь учению Слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его. … Пусть за это называют нас контрреволюционерами, пусть заточают в тюрьмы, пусть расстреливают. Мы готовы все это претерпеть в уповании, что и к нам будут отнесены слова Спасителя нашего: "Блажени слышащии Слово Божие и хранящии его""45. Эти слова Святителя Тихона, безо всякого сомнения, сняли кровь Царя-мученика со всех чад Русской Православной Церкви, иначе для чего же святитель их произносил?

Но и попытка восстановления монархии предпринятая одни из немногих оставшихся верным Государю генералов, и получившим благословение Святителя Тихона, графом Федором Артуровичем Келлером, пресеклась, так и не начавшись. Он был убит петлюровцами в ночь на 25 ноября / 8 декабря. Почему же Господь попустил убийство человека оставшегося верным присяге и имевшим все шансы восстановить монархию в России. Ответ содержится в дневниковой записи графа сделанной незадолго до расстрела: "Мне казалось всегда отвратительным и достойным презрения, когда люди для личного блага, наживы или личной безопасности готовы менять свои убеждения, а таких людей громадное большинство"46.

То есть после прихода большевиков и их бесчинств, люди хотели восстановить монархию, исключительно ради "личного блага" и "личной безопасности", а то и наживы. Но ради таких общечеловеческих ценностей, Господь конечно Свою Власть дать не может, ибо подобные стремления ведут "в погибель вечную", и Спаситель отринул их ещё во время искушения в пустыне. (Матф. 4.8-12)

Таким образом, это "громадное большинство" должно было искупить свой грех. Того же мнения держится и архиепископ Аверкий: "...Тяжкий грех Богоотступничества и Богоборчества мог быть очищен поистине только огненным испытанием, слезами и кровью. Вот почему и Белое Движение и все другие попытки свергнуть иго лютого безбожия, воцарившегося над несчастным заблудшим русским народом, не привели к желанной цели. Мало было одного освобождения внешнего от сатанинской власти. Ничего бы не дало русскому человеку, в душе которого продолжал бы жить этот яд змеиный. Только путем таких тяжких страданий мог очиститься русский народ от этого страшного яда. И эти страдания даны русскому народу: даны ему на пользу!"47.

Так что хочешь не хочешь, а победа красных бесов над "белыми большевиками" была предрешена самим Господом, стояла в промысле Божием.

Однако в то же время необходимо отметить, что в самом конце Гражданской войны, наиболее стойкие остатки Белой армии, отойдя от Белых идей Февраля, вернулись к идее Имперской.

С 10/23 по 28 июля (10 августа) 1922 года во Владивостоке прошел Приамурский земский собор. В решениях собора в частности говорится: "Приамурский Земский Собор признает, что права осуществление Верховной Власти в России принадлежат династии Дома Романовых"48.

"На этом Соборе русские православные люди договорили все до конца. Собор высветил все наши грехи, приведшие к падению, от имени всего народа покаялся в них, наметил пути выхода из создавшегося положения. … А вот строки из последнего Указа правителя Приамурского Земского края: "Силы Рати Земли Приамурской сломлены. Двенадцать тяжелых дней борьбы одними кадрами бессмертных героев Сибири и Ледяного Похода без пополнения, без патронов решили участь Земского Приамурского края. Скоро его уже не станет. Он как тело - умрет. Но только как тело. В духовном отношении, в значении ярко вспыхнувшей в пределах его русской, исторической, нравственно-религиозной идеологии, - он никогда не умрет в бу-дущей истории возрожденной Великой Святой Руси"49.

Но это в будущем, а пока "жесточайшие гонения обрушились на головы почитателей "Державной" иконы, молившихся перед Её копиями по всей России. Были арестованы тысячи верующих, расстреляны составители службы и канона, а сами иконы изъяты из всех церквей. … Но росли наши грехи и беззакония. - говорил митрополит Серафим (Чичагов) - Божия Матерь отступила от нас, и скрылись Святые Её чудотворные иконы Царицы Небесной, и пока не будет знамения от Святыя чудотворныя иконы Божией Матери, не поверю, что мы прощены"50.

Не могли, конечно, красные бесы победить Спасителя и Его Пречистую Матерь, но согласится с Владыкой Серафимом, значит признать, что тщетно пролилась кровь бесчисленного сонма мучеников во главе со Святым Царственным Семейством, в том числе тех, что молились у "Державной" иконы.

Следует обратить внимание так же на ту позицию, которую занял Святитель Тихон в 1923 году. В своем Послании от 15(28).06.1923 года Святитель Тихон писал: "Я, конечно, не выдавал себя за такого поклонника Советской власти, как объявляют себя церковные обновленцы, … но зато Я и далеко не такой враг её, каким они Меня выставляют. Если Я в первые годы существования советской власти допускал иногда резкие выпады против неё, то делал это вследствие своего воспитания и господствовавшей на бывшем тогда Соборе ориентации. Но со временем многое у нас стало меняться и выясняться (выделение мое - авт.), и теперь, например, приходится просить Советскую власть выступить на защиту обижаемых русских православных в Холмщине и Гродненщине, где поляки закрывают православные церкви. Я, впрочем, еще в начале 1919-го года старался отмежевать Церковь от царизма и интервенций, а в сентябре того же 1919 года выпустил к архипастырям и пастырям воззвание о невмешательстве Церкви в политику и о повиновении распоряжениям Советской власти, буде они не противны вере и благочестию"51.

Еще более выразительно Воззвание Святейшего Патриарха Тихона от 18.06(01.07).1923 года. Где в частности говорится: "… сознавая свою провинность перед Советской властью, выразившуюся в ряде Наших пассивных и активных антисоветских действий, как это сказано в обвинительном заключении Верховного Суда, т.е. сопротивлению декрету об изъятии церковных ценностей в пользу голодающих, анафематствовании Советской власти, воззвания против брестского мира т.д. Мы по долгу христианина и архипастыря - в сем каемся и скорбим о жертвах, получившихся в результате этой антисоветской политики. По существу, виноваты в этом не только Мы, но и та среда, которая нас воспитала, и те злоумные люди, которые толкали Нас на эти действия…."52.

Эти строки были написаны после выхода Святителя из заключения. Некоторые утверждают, что они были написаны Святителем в результате применявшихся к нему пыток, писали даже, что пытки производились электротоком. Но если встать на такую точку зрения, то Святителя Тихона надо деканонизировать, как "падшего" под пытками. Однако Святость Святейшего никаких сомнений не вызывает.

Можно предположить, что эти сообщения, напечатанные в Известиях ЦИК 4 и 6 июля 1923 года, были простой провокацией, или в лучшем случае тексты Святейшего были искажены редакцией большевицкого органа. Однако напечатаны они были при жизни Святителя и никаких сведений об их опровержении (хотя бы в кругу близких ему людей) до сих пор не известно. А значит, Святитель, своим молчанием согласился с "правкой" редакции. Или, по крайней мере, счел оправданной ту ложь, которую внесла редакция в рассматриваемые документы.

Но, так или иначе, а читать эти строки нестерпимо больно для православного сердца. И значит, наша задача отделить ту ложь, которую Господь простил Святителю, от той правды, которая содержалась в этих документах.

А правда только та, что Святейший Патриарх Тихон признал Советскую власть Властью, и признал по тому, что "со временем многое у нас стало меняться и выясняться". Но ведь гонения на Церковь не прекратились, так что же изменилось и почему? Попытаемся ответить на этот вопрос.

Вопреки ожиданиям творцов мiровой коммунистической глобализации, их террор привел к появлению неисчислимого сонма Святых мучеников, Небесных молитвенников, что привело к их поражению на духовном фронте. А поражение творцов апокалипсиса в духовной битве, привело к поражению и на политической арене. Революционные выступления "бесов" в разных странах захлебывались одно за другим. В конечном итоге "демон Революции" засвидетельствовал: "Основной причиной кризиса Октябрьской революции является задержка мировой революции, вызванная рядом тяжких поражений пролетариата. До 1923 г. это были поражения… (ввиду) слабости компартий. Начиная с 1923 г. положение резко меняется. Мы имеем уже не только поражение пролетариата, но поражение Коминтерна"53.

А в 1926 году Коминтерн ОФИЦИАЛЬНО признал свое поражение, отказавшись от мировой революции и выдвинув новую цель: "построение социализма в отдельно взятой стране". С этого момента деспотия интернационала престала существовать и на её месте стала формироваться государственная власть. И об этом свидетельствуют сами творцы катаклизмов, как те, что продолжали стоять на позициях мiровой глобализации, так и те кто сошел с неё в силу необходимости.

"Из программы Коминтерна изымается, принятый ранее, лозунг Советских Соединенных Штатов Европы" пишет Лев Давидович Бронштейн-Троцкий, а в целом констатирует, что происходит переход от "революционно-международной" позиции к "национально-реформистской"54, т.е. мiровая комглобализация остановлена, и начинает формироваться суверенное государство.

Меняет свою точку зрения и Бухарин, в работе "О характере нашей революции и о возможности победного строительства социализма в нашей стране" он в частности заявляет: "Когда мы говорим о построении социализма в одной стране, мы под этой "одной страной" имеем в виду именно нашу страну. Мы не можем сказать, что в любой стране может быть построен социализм. … Раз наша революция предполагает все же такое соотношение, при котором строительство социализма возможно, раз мы имеем "все необходимое и достаточное" для построения социализма, то стало быть, в самом процессе этого социалистического строительства нигде нет такого момента, начиная с которого это строительство стало бы невозможным"55. Фраза вполне достойна любимца партии большевиков, но надо понять человека, трудно менять позицию на противоположную.

12 ноября 1926 года "Правда" печатает: "Партия всегда исходила из того, что победа социализма в одной стране есть возможность построения социализма в этой стране, причем эта задача может быть разрешена силами одной страны". Фраза так же витиевата, но "в духе времени".

В 25 году русский националист, не принявший Октябрь, Николай Устрялов, находившийся за пределами СССР, писал: "Основная тенденция современности может быть охарактеризована как национализация Октября. (выделение мое - авт.) … Советы национализируются. … Советские лидеры сами ясно отдают себе отчет в факте "стабилизации капитализма" на западе. Отсюда неизбежно меняется стиль советской внешней политики. Силою вещей она принуждена замыкаться в государственные, национальные рамки. Методы Чичерина теперь все менее отличаются от обычных приемов мировой дипломатии. И в то же время с неудержимой неизбежностью Наркоминдел вытесняет собою Коминтерн"56. (выделения мои - авт.)

Ярким подтверждением тому служит свидетельство Г. Беседовского: "Смерть императора Иосихито в конце 1926 года поставило перед советским правительством ряд вопросов. Надо было решить, пошлет ли советское правительство на похороны своего специального посла, как другие правительства, будет ли возложен венок на могилу императора, примем ли мы участие в религиозных церемониях во время похорон. Все эти вопросы были разрешены Политбюро в положительном смысле. … Было решено возложить венок с советским гербом на могилу императора, но при этом рекомендовалось не гравировать на гербе надписи "Пролетарии всех стран соединяйтесь". Такой венок и остался на могиле императора. Похороны микадо происходили по всем правилам японского ритуала. … Но самое поразительное в этой церемонии, унаследованной от тысячелетий, было то, что рядом с оркестром жрецов, я видел лица генералов, командующих прекрасной современной армией, адмиралов, стоящих во главе лучшего, по личному составу, флота, ученых с мировым именем, прекрасных дипломатов, владеющих в совершенстве несколькими европейскими языками"57.

А через год тот же Н. Устрялов в статьях посвященных 14 съезду ВКП пишет: "Диктатура воплощается в собор. … И что удивительно, что материализм у нас религиозен, а демократия не "арифметична", а соборна. … Нет решительно никаких разумных оснований, пытаться оспаривать веру в возможность строительства социализма в одной стране. Если эта вера способствует возрождению страны - слава ей. … Можно усомнится в том или ином догмате коммунистической доктрины. Но гораздо труднее русскому человеку утратить веру в Россию. … И слепые начинают видеть, что вода, подвозимая советскому мельнику, вольно или невольно льется им на великую историческую всероссийскую мельницу"58.

Л.Д. Троцкий-Бронштейн позже писал: "Французские якобинцы, тогдашние большевики, гильотинировали роялистов и жирондистов. И у нас такая большая глава была, когда и мы расстреливали белогвардейцев и высылали жирондистов. А потом началась во Франции другая глава, когда устряловцы и полуустряловцы - термидорианцы и бонапартисты - стали ссылать и расстреливать левых якобинцев - тогдашних большевиков… Революция дело серьезное. Расстрелов никто из нас не пугается… Но надо знать кого, и по какой главе расстреливать. Когда мы расстреливали, то твердо знали, по какой главе"59.

Таким образом, и "демон мiровой революции" Троцкий и идейный враг демона, национал-большевик Устрялов, оба признают, что к 25-му году в Российской Федерации начинает формироваться государственная Власть. Власть эту, в классических терминах политологии, можно назвать демо-аристократической. Причем демосом, является Коммунистическая Партия, а аристократической составляющей - её ЦК. Кстати "принцип демократического централизма" сформулированный "вождем мiрового пролетариата" именно такую форму власти и выражает. Такая власть абсолютно суверенна, ибо не зависит от воли лаоса или этноса, и ей никто не "делегирует своих полномочий". Не зависит она и от банковского капитала. И это отнюдь не противоречит православно-монархическому пониманию власти, ибо Симфония Властей или хотя бы Православный Царь даруются Богом благочестивому народу, а народ уклоняющейся от Промысла Божия и стремящийся к самоуправлению ничего кроме демобольшевиков не заслуживает.

Таким образом, исчезновение "Державной" иконы Пресвятой Богородицы свидетельствует о том, что Власть была возвращена Русскому народу. Именно осознание этого факта "вынудило" Святителя Тихона написать вышеприведенные и многие другие подобные им тексты. И даже смириться с тем, что по "пожеланию" комвласти приходилось вставлять в них явную ложь. Тем более что само богоборчество властей было ни чем иным, как врачеванием застарелых болезней "церковного тела"60. Об этом свидетельствуют многие современники разбираемых событий. Приведем мнения некоторых из них.

Еще в 1923 году (тогда же когда Святителем написаны приведенные выше послания), М.А. Новоселов записал в дневнике: "Я думаю, что разум и совесть христианина … должны прежде всего осмыслить факт, стоящий перед глазами, факт, что Тот, Кто есть Живой, Вечный и Всемогущий Источник всякой святыни … допустил при Своем всемогуществе, быть всем этим возмущающим, оскорбляющим и удручающим нас явлениям. И я думаю, что христианам не к лицу эти страстные порывы негодования, возмущения, тем более - ненависти к тем, кому дана власть попирать "Святую Русь". Религиозная вера обязывает и внутренне требует осмыслить данное явление, найти духовное объяснение ему и относится к нему под углом усмотренного смысла. Бог отнимает у нас то, от чего мы сами отказываемся, - вот разгадка тяготящих нас событий и ответ на связанные с ними недоуменные вопросы. Вспомните всю неустанную деятельность нашей злополучной интеллигенции и её вождей … Россия давно начала внутренне отпадать от Церкви: что же удивительного, если государство отвергло, "отделило" Церковь и, по естественному и Божественному закону, подвергло Её гонению? …Мне вспомнился случай, приключившийся со мною в конце 1918-го или в начале 1919-го года. Прохожу я как то по улице и вижу большой плакат. … Крупным и жирным шрифтом возвещалась очередная "тактическая" ложь, глубоко возмутившая меня. У меня готово было сорваться какое-то бранное … слово по адресу сочинителей, но вдруг откуда-то из тайников души всплыли на поверхность моего сознания слова ап. Иуды: "Михаил Архангел, когда говорил с диаволом, споря о Моисеевом теле, не смел произносить укоризненного (по-славянски, "хульна") суда, но сказал: да запретит тебе Господь". И вместе с тем какой-то внутренний голос явственно сказал мне: "Не хули их, они орудие Божие, хуля их, будешь хулить Пославшего их, прими посланное, как от руки Божией, и терпеливо и уповательно неси крест, кто бы ни был орудием испытания, непрестанно и твердо памятуя о Промышляющем и действующем во спасение верных""61.

А в 1927 году Н.В. Болдырев констатировал: "Большевики сделали почти что чудо, если можно употребить это слово в отношении нечистой силы. Церковь нам внешнюю и почти что чужую они загнали нам в самую душу, и чем больше Церковь становится внутренней, тем крепче и неприступнее она для неразумной, ополчившейся на неё массы. … Все удары по Церкви могут отбивать только её омертвевшие части, то есть очистить от накопившейся копоти и пыли веков"62. (выделения мои - авт.)

"СЕРГИАНСТВО"

В связи с происшедшими изменениями заместитель местоблюстителя патриаршего Престола митрополита Петра, находившегося в заключении, митрополит Сергий вместе с Синодом, 29 июля 1927 года издали декларацию "об отношении Православной Российской Церкви к существующей гражданской власти". В ней говорилось:

"Божиею милостью, Смиренный Сергий, митрополит Нижегородский, Заместитель Патриаршего Местоблюстителя, и Временный Патриарший Священный Синод Преосвященным Архипастырям, боголюбивым пастырям, честному иночеству и всем верным чадам Святой Всероссийской Православной Церкви о Господе радоваться.

Одною из забот почившего Святейшего Отца нашего Патриарха Тихона пред его кончиной было поставить нашу Православную Русскую Церковь в правильные отношения к Советскому Правительству и тем дать Церкви возможность вполне законного и мирного существования. Умирая, Святейший говорил: "Нужно бы пожить еще годика три". И, конечно, если бы неожиданная кончина не прекратила его святительских трудов, он довел бы дело до конца. К сожалению, разные обстоятельства, а главным образом, выступления зарубежных врагов Советского Государства, среди которых были не только рядовые верующие нашей Церкви, но и водители их, возбуждая естественное и справедливое недоверие правительства к церковным деятелям вообще, мешали усилиям Святейшего, и ему не суждено было при жизни видеть своих усилий увенчанными успехом.

Ныне жребий быть временным Заместителем Первосвятителя нашей Церкви опять пал на меня, недостойного митрополита Сергия, а вместе со жребием пал на меня и долг продолжать дело Почившего и всемерно стремиться к мирному устроению наших церковных дел. Усилия мои в этом направлении, разделяемые со мною и православными архипастырями, как будто не остаются бесплодными: с учреждением при мне Временного Патриаршего Священного Синода укрепляется надежда на приведение всего нашего церковного управления в должный строй и порядок, возрастает и уверенность в возможность мирной жизни и деятельности нашей в пределах закона.

Теперь, когда мы почти у самой цели наших стремлений, выступления зарубежных врагов не прекращаются: убийства, поджоги, налеты, взрывы и им подобные явления подпольной борьбы у нас всех на глазах. Все это нарушает мирное течение жизни, создавая атмосферу взаимного недоверия и всяческих подозрений. Тем нужнее для нашей Церкви и тем обязательнее для нас всех, кому дороги Ее интересы, кто желает вывести Ее на путь легального и мирного существования, тем обязательнее для нас теперь показать, что мы, церковные деятели, не с врагами нашего Советского Государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и с нашим правительством.

Засвидетельствовать это и является первой целью настоящего нашего (моего и Синодального) послания. (выделение мое - авт.) Затем извещаем вас, что в мае текущего года по моему приглашению и с разрешения власти организовался Временный при Заместителе Патриарший Священный Синод в составе нижеподписавшихся (отсутствуют Преосвященные Новгородский митрополит Арсений [Стадницкий], еще не прибывший, и Костромской архиепископ Севастиан [Вести], по болезни). Ходатайство наше о разрешении Синоду начать деятельность по управлению Православной Всероссийской Церковью увенчалось успехом. Теперь наша Православная Церковь в Союзе имеет не только каноническое, но и по гражданским законам вполне легальное центральное управление; а мы надеемся, что легализация постепенно распространится и на низшее наше церковное управление: епархиальное, уездное и т. д. Едва ли нужно объяснять значение и все последствия перемены, совершающейся таким образом в положении нашей Православной Церкви, Ее духовенства, всех церковных деятелей и учреждений... Вознесем же наши благодарственные молитвы ко Господу, тако благоволившему о святой нашей Церкви. Выразим всенародно нашу благодарность и Советскому Правительству за такое внимание к духовным нуждам православного населения, а вместе с тем заверим Правительство, что мы не употребим во зло оказанного нам доверия.

Приступив, с благословения Божия, к нашей синодальной работе, мы ясно сознаем всю величину задачи, предстоящей как нам, так и всем вообще представителям Церкви. Нам нужно не на словах, а на деле показать, что верными гражданами Советского Союза, лояльными к Советской Власти, могут быть не только равнодушные к православию люди, не только изменники ему, но и самые ревностные приверженцы его, для которых оно дорого, как истина и жизнь, со всеми его догматами и преданиями, со всем его каноническим и богослужебным укладом. Мы хотим быть Православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой - наши радости и успехи, а неудачи - наши неудачи. Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное Варшавскому, сознается нами как удар, направленный в нас. Оставаясь православными, мы помним свой долг, быть гражданами Союза "не только из страха, но и по совести", как учил нас Апостол (Рим. 13, 5). И мы надеемся, что с помощью Божиею, при вашем общем содействии и поддержке эта задача будет нами разрешена.

Мешать нам может лишь то, что мешало и в первые годы Советской Власти устроению церковной жизни на началах лояльности. Это - недостаточное сознание всей серьезности совершившегося в нашей стране. Утверждение Советской Власти многим представлялось каким-то недоразумением, случайным и потому недолговечным. Забывали люди, что случайностей для христианина нет и что в совершающемся у нас, как везде и всегда, действует та же Десница Божия, неуклонно ведущая каждый народ к предназначенной ему цели. (пресекая народное самоуправство, выделение мое - авт.) Таким людям, не желающим понять "знамений времени", и может казаться, что нельзя порвать с прежним режимом и даже с монархией, не порывая с православием. Такое настроение известных церковных кругов, выражавшееся, конечно, и в словах, и в делах и навлекавшее подозрения Советской Власти, тормозило и усилия Святейшего Патриарха установить мирные отношения Церкви с Советским Правительством. Недаром ведь Апостол внушает нам, что "тихо и безмятежно жить" по своему благочестию мы можем, лишь повинуясь законной власти (1 Тим. 2, 2), или должны уйти из общества. Только кабинетные мечтатели могут думать, что такое огромное общество, как наша Православная Церковь со всей Ее организацией, может существовать в государстве спокойно, закрывшись от власти. Теперь, когда наша Патриархия, исполняя волю почившего Патриарха, решительно и бесповоротно становится на путь лояльности, людям указанного настроения придется или переломить себя и, оставив свои политические симпатии дома, приносить в Церковь только веру и работать с нами только во имя веры; или, если переломить себя они сразу не смогут, по крайней мере, не мешать нам, устранившись временно от дела. Мы уверены, что они опять и очень скоро возвратятся работать с нами, убедившись, что изменилось лишь отношение к власти, а вера и православно-христианская жизнь остаются незыблемы.

Особенную остроту при данной обстановке получает вопрос о духовенстве, ушедшем с эмигрантами за границу. Ярко противосоветские выступления некоторых наших архипастырей и пастырей за границей, сильно вредившие отношениям между правительством и Церковью, как известно, заставили почившего Патриарха упразднить заграничный Синод (5 мая-22 апреля 1922 г.). Но Синод и до сих пор продолжает существовать, политически не меняясь, а в последнее время своими притязаниями на власть даже расколол заграничное церковное общество на два лагеря. Чтобы положить этому конец, мы потребовали от заграничного духовенства дать письменное обязательство в полной лояльности к Советскому Правительству во всей своей общественной деятельности. Не давшие такого обязательства или нарушившие его будут исключены из состава клира, подведомственного Московской Патриархии. Думаем, что, размежевавшись так, мы будем обеспечены от всяких неожиданностей из-за границы. С другой стороны, наше постановление, может быть, заставит многих задуматься, не пора ли и им пересмотреть вопрос о своих отношениях к Советской Власти, чтобы не порывать со своей родной Церковью и Родиной. Не менее важной своей задачей мы считаем и приготовление к созыву и самый созыв на-шего Второго Поместного Собора, который изберет нам уже не временное, а постоянное цен-тральное церковное управление, а также вынесет решение и о всех "похитителях власти" цер-ковной, раздирающих хитон Христов. Порядок и время созыва, предметы занятий Собора и прочие подробности будут выработаны потом. Теперь же мы выразим лишь наше твердое убеждение, что наш будущий Собор, разрешив многие наболевшие вопросы нашей внутрен-ней церковной жизни, в то же время своим соборным разумом и голосом дает окончательное одобрение и предпринятому нами делу установления правильных отношений нашей Церкви к Советскому Правительству. В заключение усердно просим вас всех. Преосвященные Архипастыри, пастыри, братие и сестры, помогите нам каждый в своем чину вашим сочувствием и содействием нашему труду, вашим усердием к делу Божию, вашей преданностью и послушанием Святой Церкви, в осо-бенности же вашими за нас молитвами ко Господу, да даст Он вам успешно и Богоугодно со-вершить возложенное на нас дело к славе Его Святого Имени, к пользе Святой нашей Право-славной Церкви и к нашему общему спасению. Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца и причастие Святого Духа буди со всеми вами. Аминь. 16(29) июля 1927 г. Москва.

За Патриаршего Местоблюстителя Сергий, митрополит Нижегородский.

Члены Временного Патриаршего Священного Синода: Серафим [Александров], митрополит Тверской; Сильвестр [Братановский], архиепископ Вологодский; Алексий [Симанский], архиепископ Хутынский; управляющий Новгородской епархией; Анатолий [Грисюк], архиепископ Самарский; Павел [Борисовский], архиепископ Вятский; Филипп [Гумилевский], архиепископ Звенигородский, управляющий Московской епархией; Константин [Дьяков], епископ Сумский, управляющий Харьковской епархией; Управляющий делами Сергий [Гришин), епископ Серпуховской"63.

Часть народа, не принявшая эту "Декларацию" и отделившаяся от митрополита Сергия, стала называть такое "соглашательство" с властью "сергианством", а последователей митрополита Сергия объявила отпавшими от Церкви, дав им прозвище "сергиан", по аналогии с отпавшими от Церкви арианами, несторианами и т.д. Так же как старообрядцы объявляют нас "никонианами".


При внимательном чтении "Декларации" можно выделить две позиции:
1. Признание Советской Власти - государственной властью, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
2. Возложение ответственности за репрессии со стороны государства в отношении православного населения страны на самих православных, что, по сути, приводит к отрицанию гонения на Церковь.
И надо отметить, что узники "Соловецкого лагеря особого назначения" четко разделили эти две позиции.
Они писали митрополиту Сергию:

"1.Мы одобряем самый факт обращения Высшего Церковного Учреждения к Правительству с заверением о лояльности Церкви в отношении советской власти во всем, что касается гражданского законодательства и управления. Подобные заверения, неоднократно высказанные Церковью в лице почившего Патриарха Тихона, не рассеяли подозрительного отношения к Ней правительства; поэтому повторение таких заверений нам представляется целесообразным.

2. Мы вполне искренно принимаем чисто политическую часть послания, а именно:

а) Мы полагаем, что клир и прочие церковные деятели обязаны подчиняться всем законам и правительственным распоряжениям, касающимся гражданского благоустройства государства.

б) Мы полагаем, что тем более они не должны принимать никакого ни прямого, ни косвенного, ни тайного, ни явного участия в заговорах и организациях, имеющих целью ниспровержение существующего порядка и формы правления.

в) Мы считаем совершенно недопустимым обращение Церкви к иноземным правительствам с целью подвигнуть их к вооруженному вмешательству во внутренние дела Союза для политического переворота в нашей стране.

г) Вполне искренно принимая закон, устраняющий служителей культа от политической деятельности, мы полагаем, что священнослужитель как в своей открытой церковно-общественной деятельности, так и в интимной области пастырского воздействия на совесть верующих, не должен ни одобрять, ни порицать действий Правительства. (выделение мое. - авт.)

3. Но мы не можем принять и одобрить послания в его целом, по следующим соображениям:

а) В абзаце 7-м мысль о подчинении Церкви гражданским установлениям выражена в такой категорической и безоговорочной форме, которая легко может быть понята в смысле полного сплетения Церкви и государства. [ … ]

б) Послание приносит правительству "всенародную благодарность за внимание к духовным нуждам православного населения". Такого рода выражение благодарности в устах Главы Русской Православной Церкви не может быть искренним и потому не отвечает достоинству Церкви. [ … ]

в) Послание Патриархии без всяких оговорок принимает официальную версию и всю вину в прискорбных столкновениях между Церковью и государством возлагает на Церковь. [… ]

г) Послание угрожает исключением из клира Московской Патриархии священнослужителям, ушедшим с эмигрантами, за их политическую деятельность, т. е. налагает церковное наказание за политические выступления, что противоречит постановлению Всероссийского Собора 1917-1918 гг. от 3(16) августа 1918 г., разъяснившему всю каноническую недопустимость подобных кар и реабилитировавшему всех лиц, лишенных сана за политические преступления в прошедшем (Арсений Мациевич, священник Григорий Петров).

4. Наконец, мы находим послание Патриаршего Синода неполным, недоговоренным, а потому недостаточным. [… ]  Соловки. 1927г. 14(27) сентября"64.

"Итак, отвергнув отдельные положения декларации, в принципе "соловецкий епископат" согласился с его общей политикой. - пишет Владыка Иоанн - Это подтверждает и прот. Иоанн Шастов, находившийся в то время на Соловках:

"По прочтении означенной декларации и суждению о ней было вынесено определенное заключение: декларацию считать необходимым актом, свидетельствующим лояльное отношение к государственной власти и не нарушающим ни догматического, ни канонического учения. А потому приемлемой "для нас"". Миротворческий дух среди "соловецких" епископов поддерживал архиеп. Иларион (Троицкий). Он умел мудро выделить в политике митр. Сергия самое существенное и сделать из этого правильные выводы. К его мнению прислушивались не только товарищи по заключению, но и другие архиереи. … В те дни, созвав 15 (или около того) епископов в келье архим. Феофана, он убедил их поддерживать политику митр. Сергия ради сохранения церковного мира. "Никакого раскола,- возгласил он,- будем хранить верность Православной Церкви в лице митр. Сергия". "Что бы ни стали нам говорить … мы должны на это смотреть как на провокацию, желающую нас разделить с митр. Сергием и его Синодом, а потому мы должны держаться единства""65.

Вместе с тем, необходимо отметить, что в обосновании пункта г) лежат как раз те решения Собора 1917-1918 годов, которые были проведены туда обновленческой группировкой, и о которых говорил владыка Герман. А тезис о полной аполитичности Церкви ложен в своем основании, ибо тогда должна быть осуждена деятельность многих Русских Святых, таких как Святитель Алексий митрополит Московский, Сергий Радонежский, Святитель Гемоген и т.д.

С пунктом в) в целом можно не согласится, но в то же время надо учитывать обстоятельства того времени. За рубежом функционировал Российский Общевойсковой Союз, руководимый генералом Кутеповым. Эта организация встала на путь террористической борьбы, а лю-ди, входившие в него, были героями патриотами, сознательно идущими на верную смерть ради блага России. Однако этом, оказавшись за рубежом в то время, когда в России свой бал правили "демон мiровой революции" и "вождь мiрового пролетариата" они свято верили, что жертвуют собой ради освобождения Русского народа от бесов, и этим были особенно опасны. Тех изменений, которые произошли в стране, они представить себе не могли. Но в их ряды был внедрен человек из ЧК - Оппертут, который с одной стороны изобретал чудовищные планы террора, вплоть до ведения химической и бактериологической войны (которые оставались не более чем планами, но о которых, становилось известно в ГПУ), а с другой сдавал боевиков РОВСа в ГПУ. Только в первые месяцы 1927 года погибли Ю. Петерс, А. Сольский, С. Соловьев, А. Шорин, Н. Строевой, В. Самойлов, А. Болмасов и наконец Мария Владиславовна Захарченко, женщина, гусаром прошедшая Первую Мировую и заслужившая два Георгиевских Креста.66 И большевицкие СМИ того времени не проходили мимо этих реальных фактов, устраивая непрерывную истерику и раздувая ненависть в народе. Ибо какие еще чувства может вызвать сообщение, что "Для уничтожения личного состава компартии придется главным образом применить культуры микробов эпидемических болезней (холера, оспа, тиф, чума, сибирская язва и т.д.)".67 Как будто эти болезни не затронут само население. Естественно, что истерики закатываемые главным атеистом Губельманом, приплетавшим к этим объективно реальным фактам Русскую Православную Церковь в Отечестве страждущую не оставили Владыке Сергию шансов обойти этот вопрос стороной. Тем более что Зарубежный Синод продолжая делать резкие заявления в адрес Советской власти, облегчал сатанинскую деятельность "губельманов".

В целом раскол вызванной "Декларацией" пошел по двум направлениям. Первую группу составили люди, которые считали недопустимым признание Советской Власти в принципе, как власти антихриста. Вторую группу - те, кто не был согласен с теми пунктами, которые не приняли и "соловецкие епископы", но в отличие от "соловецких" владык сочли их достаточными для прекращения общения с Заместителем блюстителя Патриаршего Престола митрополитом Сергием. В этой группе были так же люди, которые считали, что митрополит Сергий превысил свои полномочия, ибо не согласовал свои действия с Местоблюстителем Петром.

Первая точка зрения наиболее характерно выражена в беседе с посланцами отделившегося митрополита Петроградского Иосифа епископом Димитрием и протоиереем Верюжским.

"Митрополит Сергий: Ну, а что же тут особенного, что мы поминаем власть? Раз мы её признали, мы за неё и молимся. Молились же за царя Нерона, и других. (Нерона посланцы пропустили мимо ушей - авт.)

Посланцы: А за антихриста можно молится?
М.С.: Нет, нельзя.
П.: А вы ручаетесь, что это не антихристова власть?
М.С.: Ручаюсь. Антихрист должен быть три с половиной года, а тут уже десять лет прошло.
П.: А дух-то ведь антихристов, не исповедующий Христа во плоти пришедшего. (Как будто "Нерон и другие" исповедывали. - авт.)
М.С.: Этот дух всегда был со времени Христова до наших дней. Какой же это антихрист, я его не узнаю!
П.: Простите Владыко, Вы его "не узнаете" - так может сказать только старец. А так как есть возможность, что это антихрист, то мы и не молимся. Кроме того, с религиозной точки зрения наши правители - не власть.
М.С.: Как не власть?
П.: Властью называется иерархия, когда не только мне кто-то подчиняется, а я и сам подчиняюсь выше меня стоящему и т.д., и все это восходит к Богу, как источнику всякой власти".68

Все это было бы совершенно справедливо, если бы разговор происходил в 1917 или хотя бы в 1922 году, но как было показано выше к 23 году уже начала формироваться демобольшевицкая Власть, которую фактически признал и Святитель Тихон. А к 1927 году это власть уже вполне сформировалась.

В отношении второй группы свой вердикт вынес Святитель Илларион в свое время уже предотвративший раскол среди соловецких узников.

Летом 1928 года архиепископ писал по этому поводу: "Что реку о сем? А то, что всем отделяющимся я до крайней степени не сочувствую. Считаю их дело совершенно не основательным, вздорным и крайне вредным. Не напрасно каноны 13-15 Двукратного Собора определяют черту, после которой отделение даже похвально, а до этой черты отделение есть церковное преступление. А по условиям текущего момента преступление весьма тяжкое. То или другое административное распоряжение, хотя и явно ошибочное, вовсе не есть casus belli". Точно так же и все касающееся внешнего права Церкви (то есть касающееся отношения к государственной политике подобное) никогда не должно быть предметом раздора. Я ровно ничего не вижу в действиях митрополита Сергия и Синода его, что бы превосходило меру снисхождения или терпения. Ну а возьмите деятельность хотя бы Синода с 1721 по 1917 год. Там, пожалуй, было больше сомнительного, и однако ведь не отделялись. (выделение мое - авт.) А теперь будто смысл потеряли, удивительно, ничему не научились за последние годы, а пора бы, давно пора бы... Утверждаются часто на бабьих баснях... Что поделаешь. Ухищрения беса весьма разнообразны. А главное, есть tertius gaudeus (Третий радующийся - лат.), и ему-то все будто подрядились доставлять всякое утешение. Да, не имеем мы культуры и дисциплины. Это большая беда..."69.

Надо отметить, что существует еще одно частное письмо архиепископа Иллариона к Н.Н.70, где он высказывает диаметрально противоположные взгляды на "Декларацию". Однако вряд ли можно предполагать, что владыка Илларион, находясь в Соловецком лагере, проявил лицемерие в одном из двух посланий. А раз так, то надо выбрать, какую именно из двух позиций на самом деле занимал Святитель. Перечитав все работы архиепископа Иллариона, вышедшие в последние годы я берусь утверждать, что стиль письма к Н.Н., где он выражает несогласие с митрополитом Сергием, не соответствует литературному стилю прочих работ Святителя. Я считаю, что данное послание писал либо другой Троицкий, либо иной Илларион, либо вообще был состряпан в ОГПУ, а впоследствии этот документ приписали Святителю Иллариону.

В то же время в связи с упомянутыми владыкой действиями Синода в имперский период, надо хотя бы кратко остановится на этом вопросе, что бы сравнить "провинности" перед Матерью Церковью Синода с "провинностями" митрополита Сергия. И начать надо бы с Помазанника Божия Петра I.

Так "В именном Указе Петра от 31 января 1701 года предписывалось: "Монахи в келиях никаковых писем писать власти не имеют, чернил и бумаги в келиях имети да не будут, но в трапезе определенное место для писания будет и пр""71.

Архиепископ Серафим (Соболев) в своей работе "Русская идеология" сообщает: "Петр в своих реформах производит ломку нашей православной веры… В его указе от 22 февраля 1722 г. говорится: "что бы в Москве и в городах из монастырей и приходских местных церквей ни с какими образами к местным жителям в домы отнюдь не ходить… А кто будет ходить тех брать". В том же году Петр издал указ, где в частности говорится: "Так же часовен отныне в показных местах не строить, а построенныя деревянныя разбирать, а каменныя употреблять на иныя потребы тем, кто оныя строил""72. А уже на следующий день был издан указ, с которого начались гонения на колокола. Была категорически запрещена отчитка бесноватых. Указ от 28 января 1723 года запрещает постригать новых монахов. Архимандриты под присягой обязывались не держать в монастырях затворников. Далее Петр упраздняет патриаршество, а вместо Патриарха учреждает Синод, возглавляемый светским лицом, чаще всего офицером, вводит в действие "Духовный регламент" совершенно противный всем канонам Церкви. Петр не только отбирает имущество у Церкви, но и сами монастыри делает богадельнями или приютами. В частности Чудов, Вознесенский и Новодевичий отдавались под богадельни, Перервинский - для школ, Андреевский превращался в приют для подкинутых младенцев.73 А относительно монахов Петр говорил: "А что молятся, то и все молятся… Какая прибыль обществу от сего? Воистину токмо старая пословица: ни Богу, ни людям"74.

Но кроме разгрома Церкви и культуры Русского народа, Петр, творил и прямые кощунства.

"С целью дискредитирования Патриарха и вообще церковных властей, Петром был создан "всешутейший, сумасброднейший и всепьянейший собор" князя Иоаникиты, патриарха Пресбургского, Яузского и всего Кокуя. При патриархе Пресбургском находилось 12 кардиналов, епископов и архимандритов, составленных из числа самых больших пьянчуг и безобразников Москвы и Кокуя - Московской иностранной слободы. Все эти лица носили с одобрения Петра прозвища, которые, по словам историка Ключевского, никогда не смогут появиться в печати. Ларец для хранения бокалов являлся копией переплета Евангелия. "Одним словом, - пишет Ключевский, - это была неприличнейшая пародия церковной иерархии и церковного богослужения, казавшаяся набожным людям пагубой души, как бы вероотступлением, противление коему - путь к венцу мученическому". …

"Февраль 21. - Особа, играющая роль Патриарха, со всей труппой своего шутовского духовенства праздновала торжественное посвящение богу Вакху дворца, построенного царем и обыкновенно называемого дворцом Лефорта. Шествие, назначенное по случаю этого обряда, выступило из дома полковника Лимы. Патриарха весьма приличное облачение возводило в сан Первосвященника: митра его была украшена Вакхом, возбуждавшим своей наготой любовные желания; Амур с Венерой украшали посох, чтобы показать какой паствы был сей пастырь. За ним следовала толпа прочих лиц, изображавших вакханалию: одни несли большие кружки, наполненные вином, другие - сосуды с медом, иные - фляги с пивом, с водкой, последним даром в честь Сына Земли. И как, по причине зимнего времени, они не могли обвить свои головы лаврами, то несли жертвенные сосуды, наполненные табаком, высушенным в воздухе, и, закурив его, ходили по всем закоулкам дворца, выпуская из дымящегося рта самые приятные для Вакха благоухания и приличнейший фимиам...""75.

Кроме того, многие руководящие должности в государстве были отданы иностранцам. "В своей челобитной царю, астраханские люди жаловались на притеснения со стороны поставленных Петром иностранцев. "А полковники и начальные люди немцы, - указывалось в челобитной, - ругаючись христианству многие тягости им чинили и безвинно били в службах, по постным дням мясо есть заставляли и всякое ругательство женам и детям чинили". Иностранцы служилых людей и жен их "по щекам и палками били". Полковник Девин тех, "кто прийдет бить челом и челобитчиков бил и увечил насмерть, и велел им и их женам, и детям их делать немецкое платье безвременно, и они домы свои продавали и образа святые закладывали; и усы и бороды брил и щипками рвал насильственно"76.

Такое "просвещение" привело к тому, что "в населении укоренялась мысль, что наступает конец мира, говорили о пришествии антихриста, чтобы не отдаться в руки правительства, тысячи предпочитали покончить сами собой. Сотни людей, собравшись вместе, погибали голодной смертью или подвергали себя самосожжению. Такое самоубийство считалось делом богоугодным. По всей стране, в глухих лесах, пылали костры, где старообрядцы со своими женами и детьми добровольно погибали в огне. Обыкновенно, эти самосожжения происходили на глазах воинских команд, открывших убежища беглецов. Нередко бывали случаи, когда во время таких самосожжений с пением молитв погибало 800-1000 человек одновременно. 2700 человек сожгло себя в Палеостровском скиту, 1920 человек в Пудожском погосте"77.

И при всем этом кощунстве Святители Димитрий Ростовский и Митрофан Воронежский, не просто признавали власть Петра, но и продолжали поминать Петра за Литургией.

Поразительное сходство с большевистской политикой даже в деталях. Таких как привлечение интернациональных сил для подавления восстаний, издевательства над Православием и т.д. Вот только мiровая революция в плане Петра не стояла, а потому в конечном итоге оказались правы не раскольники, а Святители Димитрий и Митрофан. Что же было дальше.

Во время царствования Анны Иоанновны (1730-1740), государством управлял лютеранин Бирон и оперившийся птенец "гнезда петрова" А.И. Остерман. При них Сенат и Синод подчинялись Кабинету из трех человек. При этом даже синод, возглавляемый назначаемым императрицей обер-прокурором, в соответствии с Манифестом от 17 марта 1730 г. не мог ставить не только епископов, но и игуменов. Их назначал указанный выше "Кабинет". Характерно, что за время её правления 600 церквей остались без причта78, а имя благочестивейшей императрицы возглашалось за Литургией.

Следующей императрицей стала Елизавета Петровна (1741-1760). Во время этого правления Синоду были возвращены все узурпированные при Анне Иоановне права. Но в то же время усиливается власть обер-прокурора над архиереями, просьба архиереев о том, что бы Синод состоял из одних архиереев, была отклонена.

За свое краткое царствование Петр III (1761-1762) успел издать указ от 21 марта 1762 года о полной секуляризации не только земель, но и всех недвижимых церковных имуществ.

При Екатерине II (1762-1796) только за первые два года царствования число монастырей сократилось с 1072 до 452, а число монашествующих уменьшилось с 12444 до 5105 человек.

Этот список можно продолжить, но и этого достаточно для сопоставления и получения общей картины.

Вместе с тем необходимо отметить, что начиная с императора Павла I положение Церкви улучшается, а устойчивость этот процесс приобретает начиная со второй половины царствования Александра I, когда указом от 15 мая 1824 года от управления был отстранен князь Голицын, неправославный мистик постоянно ущемлявший Церковь. Однако жесткая зависимость церковной иерархии от светской власти так и не была преодолена.

Сравнивая приведенные факты с текстом "Декларации" каждый сам вправе решать, когда было положено начало "сергианства" и кто был его основоположником. Лично мое мнение таково, что у людей ушедших в раскол во времена Петра I было значительно больше оснований принять такое решение. Еще А.С. Пушкин написал: Петр - Робеспьер и Наполеон вместе. Но ведь имя этого "Робеспьера" возглашалось за Литургией, на которой происходит величайшее Таинство пресуществления хлеба и вина в Тело и Кровь Господню. А это несколько больше чем текст "Декларации", вынужденные заявления в прессе об отсутствии в СССР го-нений на Церковь79, или даже внесение в церковный календарь дат "памяти вождя мирового пролетариата" и "Парижской коммуны"80.

Вместе с тем разрешился и вопрос о правомочности признания митрополитом Сергием большевицкой власти. Приехавший из ссылки епископ Василий докладывал: "С 1 августа по 23 сентября [н. ст.] я прожил в поселке Хэ, Обдорского района, Тобольского округа, вместе с митрополитом ПЕТРОМ, Местоблюстителем и, по его поручению, должен Вам сообщить нижеследующее: Владыка получил возможность (из газеты "Известия") прочитать Декларацию нынешнего Православного Синода и вынес от нее вполне удовлетворительное впечатление, добавив, что она является необходимым явлением настоящего момента, совершенно не касаясь ее некоторых абзацев. Владыка митрополит просил передать его сердечный привет митрополиту Сергию и всем знающим его. Смиренный послушник Вашего Святейшества, епископ Василий, викарий Рязанский. 1927г. 11 ноября"81. Более того, "когда в августе 1930 г. ОГПУ потребовало от митрополита Петра отказаться от местоболюстительства, он не согласился, а 27 марта 1931 года в заявлении на имя председателя ОГПУ В.Р. Меньжинского объяснил причины своего отказа. "Моя смена должна повлечь за собой и уход моего заместителя митрополита Сергия. К такому обстоятельству я не могу отнестись равнодушно. Наш одновременный уход не гарантирует церковную жизнь от всевозможных трений и, конечно, вина ляжет на меня""82.

Таким образом, если уж говорить о "сергианстве" то и Святитель Петр, является прямым соучастником этого явления.

Инок Всеволод, принадлежащий к РПЦЗ, пишет: "… если вынужденная ложь иногда не отвергалась тем или иным святым, из этого нельзя заключать, что она вообще не вменяется в грех. Ясно, что Бог и Церковь прославляли святых не за то, что они были вынуждены прибегать ко лжи (смотри вышеприведенные случаи с преп. Ефремом Сириным и св. патриархом Тихоном), а за их всежизненное покаяние во всех грехах включая и вынужденную ложь. Ибо вынужденная ложь - это все-таки ложь, а всякая ложь - грех"83. Под каждым словом инока Всеволода я подписываюсь безо всяких оговорок, и одновременно вопрошаю: кто дерзнет утверждать, что у владыки Сергия отсутствовало "всежизненное покаяние" во всех грехах, включая и вынужденную ложь? Тем более что Патриарх Сергий к лику Святых не причислен.

Но главным критерием недопустимости тех или иных деяний Предстоятеля Церкви, а так же того или иного архиерея является утеря ими Благодати Божией и способности совершать Таинства, не только ими, ни поминающими их священниками. То, что у "сергиан" нет Таинств писал С. Нилус: "Пока есть и храм Божий не от "Церкви лукавнующих" (имеются ввиду "сергиане" - авт.), ходи, когда можно, в церковь, а нет - молись дома…

Скажете: а причащаться где? У кого? Отвечу: Господь укажет, или же Ангел причастит, ибо в Церкви лукавнующих нет и не может быть Тела и Крови Господних. У нас в Чернигове, из всех церквей, только церковь Троицкого осталась верной Православию; но если и она сохранит поминовение Экзарха Михаила и, следовательно, молитвенное общение с ним, действующим по благословению Сергия и Синода, то мы прекратим общение и с нею. Веруем, что за веру нашу Господь пошлет к нам во время благопотребное, как преп. Марии Египетской, своего Зосиму"84.

Такого же мнения была дочь одного из главных идеологов Зарубежной Церкви, епископа Григория (графа Грабе, 1902-1995), секретаря Синода и заведующего отделом Внешних сношений во время правления трех Первоиерархов Зарубежной Церкви Антония, Анастасия и Филарета, состоявшего в масонской ложе "Лафайет-Астория" и впоследствии сотрудничавшего с ЦРУ (епископ Зарубежной Церкви Митрофан Зноско, назвал Григория Грабе "чиновником в рясе" - авт.). В одной из последних своих статей А. Г. Шатилова писала: "Московская Патриархия не благодатная Церковь, а - еретическое сборище"85.

Естественно, что ставить на одну доску подвижника С. Нилуса с масонами и агентами ЦРУ нельзя. Если первый искренне заблуждался, то последние делали такие заявления сознательно. Однако Сам Господь рассудил на чьей стороне Истина, Прославив в лике Святых великое множество подвижников и мучеников находившихся в Литургическом общении с митрополитом, а затем и патриархом Сергием.

И, тем не менее, несмотря на такое, прямо скажем, неумеренное проявление лояльности митрополита Сергия к Советским властям, гонения на Церковь продолжались. Более того, в 1937-1938 годах, было расстреляно большое количество клириков и мирян. Многие видят в этом факте бесплодность усилий владыки Сергия, а следовательно и бессмысленность его уступок. Однако в большей степени это является критерием того, что митрополит Сергий не перешел в этих уступках тех границ, которые бы отсекали его и его сторонников от Церкви. Об этом свидетельствуют слова самого Спасителя сказанные "Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше" (Иоан. 15:20).

Вместе с тем, безусловно, порицая кровавые злодеяния власти, необходимо отметить, что в 37-38 годах основанием для них служила не только борьба с религией, но и опасения связанные с грядущей войной. Партийное руководство, безосновательно полагало, что правосл&