ВЕРНОСТЬ - FIDELITY № 104 - 2008

MARCH / МАРТ 25

The Editorial Board is glad to inform our Readers that this issue of "FIDELITY" has articles in English, and Russian Languages.  

С удовлетворением сообщаем, что в этом номере журнала"ВЕРНОСТЬ"помещены статьи на английском и русском  языках.

СОВРЕМЕННАЯ АНТИРУССКАЯ ПОЛИТИКА  ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ,  ПРИ ПОДДЕРЖКЕ МИТРОПОЛИТБЮРО МП И ЗАРУБЕЖНОГО СИНОДА,  НЕ ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ЛЕНИНА И СТАЛИНА!  ПРАВИТЕЛЬСТВО РФ НЕ ИМЕЕТ ПРЕЕМСТВА ОТ ВСЕРОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ, НО ОТ ФРАНЦУЗСКОЙ МАССОНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ.  ОНО НЕ МОЖЕТ ПРЕТЕНДОВАТЬ НА ПОЛЬЗОВАНИЕ ЦАРСКИМИ ГЕРБАМИ И ФЛАГАМИ.  ФЛАГ  РФ  КРАСНЫЙ СО ЗВЕЗДОЙ. БЕЛО-СИНЕ-КРАСНЫЙ ФЛАГ ОБЩЕИМПЕРСКИЙ. ЭТО БЫЛ СИМВОЛ ЦЕЛОГО КОМПЛЕКСА ПОНЯТИЙ. ЭТО ФЛАГ РОССИЙСКОЙ САМОДЕРЖАВНОЙ МОНАРХИЧЕСКОЙ ИМПЕРИИ И ИМ ИМЕЮТ ПРАВО ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ЛИШЬ ТЕ,  КТО СТРЕМИТСЯ ВОССОЗДАТЬ РОССИЙСКУЮ ИМПЕРИЮ С САМОДЕРЖАВНЫМ МОНАРХИЧЕСКИМ СТРОЕМ, И НИКТО БОЛЬШЕ... ЭТОТ ФЛАГ - ОБРАЗ РОССИИ, КОТОРУЮ РУССКИЙ НАРОД БЕРЕЖНО ХРАНИТ В СВОЕМ СЕРДЦЕ, КОТОРАЯ БЫЛА ПОСТРОЕНА НА ДЕВИЗЕ: " ЗА ВЕРУ, ЦАРЯ И ОТЕЧЕСТВО" . ДРУГОЙ РОССИИ НЕ БЫЛО. БЫЛА ТОЛЬКО ЭТА. И САМО ИМЯ ОТЕЧЕСТВА - РОССИЯ - ПРИНАДЛЕЖИТ ПРАВОСЛАВНОМУ ЦАРСТВУ! ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ НА РОДИНЕ ПОПРЕЖНЕМУ ЦЕРКОВЬ МУЧЕННИКОВ! РУССКИЙ НАРОД ПО-ПРЕЖНЕМУ НЕ У ВЛАСТИ В СВОЕЙ СТРАНЕ. ВЕРУЮЩИХ ПРЕСЛЕДУЮТ ЗА ТО,  ЧТО ОНИ ПРАВОСЛАВНЫЕ И РУССКИЕ!  В Р.Ф. НЕТ СВОБОДЫ СЛОВА И ПЕЧАТИ! ТЕХ,  КТО ВЫРАЖАЕТ НЕСОГЛАСИЕ,  ПО ПРИКАЗУ НЕОКОММУНИСТИЧЕСКИХ ВЛАСТЕЙ  АРЕСТОВЫВАЮТ И ПОСЫЛАЮТ В МЕСТА ЗАКЛЮЧЕНИЯ.  РОССИЕЙ ПРАВИТ В СЛЕПОЙ НЕНАВИСТИ К ПРАВОСЛАВИЮ  ИНТЕРНАЦИОНАЛ,  С ЧЕМ РУССКИЙ НАРОД НЕ МОЖЕТ СОГЛАСИТЬСЯ!   РОССИИ НУЖНА НЕ ВЛАСТЬ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЙ МАФИИ,  НО РУССКАЯ ВЛАСТЬ ОТВЕТСТВЕННАЯ ПЕРЕД БОГОМ И НАРОДОМ.

 

CONTENTS - ОГЛАВЛЕНИЕ

1.  THE LOST PEARL FROM THE TREASURY OF THE THIRD FIRST HIERARCH OF ROCA -  MET. PHILARET (Voznesensky) .  A concerned faithful

2.  ПЕРЕД СВЯТОЙ ПЛАЩЕНИЦЕЮ.  Ольга Корчагина

3.  ENCYCLICAL OF Met.VITALY - FIRST HIERARCH OF ROCA.  Translated by Seraphim Larin

4МУЗЕЙ ТВОЙ - РОССИЯ. Вадим Виноградов

5.  ПОКАЯНИЕ.  Ольга Корчагина

6.  СЕРГИАНСКО-ЭКУМЕНИЧЕСКАЯ ЭККЛЕЗИОЛОГИЯ ЧЛЕНА СИНОДА ПРОТИВОСТОЯЩИХ  еп. Георгия (Пухатэ)

7 ГЕНЕРАЛЬСКИЙ ВАГОН.   Рассказы Штабс-капитана Бабкина

8.  STALIN, PUTIN, "ORGANS" AND MOSCOW PATRIARCHY. G.M. Soldatow. Translated by Seraphim Larin

9.  «СО СВОЕЙ КОЛОКОЛЬНИ»  СИНДРОМ БРЕЙСКОГО КЮРЕПротоиерей Михаил Ардов

10.  КАК МЫСЛИТЬ НАЦИОНАЛЬНО?  Александр Никитин.

11 "СЛАБОСТЬ СЕРБОВ - В ГЕНЕРАЛЬСКИХ ВЕРХАХ". Георгий ЭНГЕЛЬГАРДТ

12 ВМЕШАТЕЛЬСТВО ИСЛАМСКОГО МИРА. ПОСТАВКИ ОРУЖИЯ. ДВИЖЕНИЕ МУДЖАХЕДОВ: ИДЕИ И ПРАКТИКА.  Олег Валецкий.

13.  НОВАЯ КНИГА. Иван Миронов, Роковая сделка: как продавали Аляску.

14.  НАМ СООБЩИЛИ - WE WERE INFORMED:

15.  Нам пишут.  Letters to the Editor

16.  THANK YOU COMPUTER HACKERS. 

* * *

THE  LOST  PEARL  FROM  THE  TREASURY  OF  THE  THIRD FIRST HIERARCH OF ROCA  - MET. PHILARET (Voznesensky)

Discovery of the lost treasured words of Metropolitan Philaret.

A concerned faithful

Recently, a cassette found its way into the hands of a faithful member of the former true ROCOR and admirer of Met.Philaret, containing the sermons of this remarkable and memorable prelate. After listening to its contents and comparing them to the text in the  books titled "Sermons and teachings of the Most Eminent Metropolitan Philaret (Voznesensky)" - published in 1989 - a significant disparity was discovered between the words that were actually articulated by Met.Philaret from the pulpit, and those printed in the books. This disparity can be found in the 2nd tome on page 82, which deals with the sermon on "Love your enemy". As it happened, the significant section uttered by the prelate was mercilessly excised from the book by the editor. The editor of this book was Bishop Hilarion, current Archbishop of Australia and New Zealand!

We now request our God-loving readers to familiarize themselves with the segment, which fell under Bhp.Hilarion's censorship. The text of this spiritual pearl of enormous significance, which was denied to the Orthodox faithful by the imprudent hand of the erudite Orthodox bishop, can be found after the third paragraph in the book with the concluding submission: "With regard to the current comments uttered by those "intellectual" individuals, I must say that it is not the Church that has lagged behind the times, but it is they that have fled to who knows where!"

"To what lengths of lunacy has contemporary mankind gone to! It is not difficult to arrive at this conclusion, if one observes what is transpiring in the world. Recently, there was a press report stating that the organization of the so-called World Council of Churches - which includes nearly all Christian denominations and Orthodox Churches, except one i.e. ROCA - has accepted as a full member, a new religious order that serves satan! Satanism has been embraced by the World Council of Churches!

Consequently, this means that the ill-fated person, which heads this frightening and ungodly teaching  - Satanism, will be seated at the same table with representatives of Christian faiths, perhaps assisting in the formulation of ecumenical communion and services that will not displease anyone! This means that the WCC has secured a new brother-in-arms, a new colleague - the leader of this insane Satanism.

Incidentally, in passing, and as I stated before, nearly all Orthodox Churches have joined the World Council of Churches, the most recent being the partial entry of the American  Red Sovietonomous Church, which has now existed for a number of years.

All these developments beg the question - where to now? This is to what extent of madness that humanity has reached! Yet they yell that the Church cannot keep up with them. But keep up with what? I reiterate - it's not the Church that has lagged behind the times, but these people that have created their new lifestyle. They are the ones that have fled from the Church to who knows where, and their demise will be frightening!"

In a later content of the book, Met.Philaret warns:"But we, brothers, must watch ourselves...."

In conclusion, Archbishop Hilarion's action invariably begs the question: "Why did he delete this priceless gem from Metropolitan Philaret's collection of sermons?"

* * *

                               ПЕРЕД  СВЯТОЙ  ПЛАЩЕНИЦЕЮ.

                                                                                      Ольга Корчагина

                                                                            Я стою у святой плащеницы

                                                                            Твои раны готова лобзать,

                                                                            Каждый день мы Тебя распинаем

                                                                            И из ран кровь струится опять

                                                                                        Не одни иудеи и римляне

                                                                                        На Гaлгофу Тебя повели,

                                                                                        Это все мы своими грехами-

                                                                                        Вместе с ними кричали «Распни»!

                                                                            Ты пошел на страдания вольные,

                                                                            Чтобы грех с человечества снять,

                                                                            Ты сказал «Вознесён буду  от земли

                                                                            Чтобы всех нас к Себе привлекать»

                                                                                        Ты молился в саду Гефсиманском

                                                                    Чтобы « мимо та чаша прошла»

                                                                                        Сам Ты Бог, но и был Человеком,

                                                                                        Покорился Ты воле Отца.

                                                                            А мы волю свою сберегаем,

                                                                            Погибаем в пучине грехов.

                                                                            В глазах брата сучок замечаем

                                                                            И стыдимся мы веру отцов

                                                                                        Твои заповеди не исполняем!

                                                                                        Плоть свою огорчить не хотим!

                                                                                        И свой крест мы нести не желаем,

                                                                                        Вспомни кто ты? Ты христианин!

                                                                            Эта жизнь пролетит очень быстро-

                                                                            Что посеем, то мы и пожнём.

                                                                            Вспомним все, как разбойник воскликнул:

                                                                            «Помяни меня в Царстве Твоём»

                                                                                                              Sydney,  Australia

* * *

ENCYCLICAL  OF  Met. VITALY - FIRST  HIERARCH  OF  ROCA

Translated by Seraphim Larin

All-venerable Archpastors!

Beloved Fathers, Brothers and Sisters!

Wanting to preserve peace and unity among us, I once again turn to you as the First Hierarch of the Russian Orthodox Church Abroad, because I regard this as my duty to give my considered opinion on the situation that has developed, after the Council of Archbishops met in Oct. 2000.

In acknowledging that the Council of Archbishops is the highest administrative organ of our Church, which I as its First Hierarch am also subordinate to, I would nevertheless like to remind everyone that there is not one instance in our Church on earth, where She was immune from error in Truth. History has preserved many examples, when whole local Churches were infected with heresy and other spiritual ailments for very lengthy periods, which in turn was reflected in their Council resolutions. In those instances, subsequent Councils were compelled to repeal the erroneous determinations of the previous ones.

It is with deep sorrow that we are witnessing the present disturbances and temptations, provoked among our clergy and laity, by the resolutions and Epistles of ROCA's Council of Archbishops.

We must acknowledge with great regret, that some of our co-brothers perceived and decided on a different course for our Church than that decreed by our predecessors.

While not having a personal authority to correct these errors, and seeing that the consequences of our mistakes are disturbing the spiritual life of our flock and are inciting turmoil, I cannot further remain silent. I consider it essential that in the near future, after having critically examined the fundamental position and the relevant documents, a new Council be convened, which will have a legal right to revoke some of our decisions.

After an intensive evaluation, we now consider that some of the acts carried out by the Council were incorrect, namely the efforts to come closer to the ecumenist community and in particular, the unjustified contact with the MP - were total mistakes. This was reflected in the following documents and Council decisions:

The so-called "social conception" of the MP -  is a purely Roman-Catholic comprehension, and notwithstanding that it may have commendable assertions, it in no way carries anything beneficial for the Orthodox Christian. This doctrine doesn't carry within itself any stamp of repentance for past mistakes, and in no way can it nullify the betrayal of the 1927 Declaration.

The "Glorification" of the Holy New Martyrs by the MP, which was made under pressure from the faithful believers, accompanied by humiliating reservations that excluded                 eschatological meaning of the Tsar's murder -  cannot comfort us nor make us joyful. We are all aware that the Holy Royal Martyrs suffered precisely for their Royal service to their people: their murder was the signal for the premeditated destruction of the Divinely instituted Orthodox rule. The Moscow Patriarchate, with their compromises and lies about the Royal Martyrs, and their non - recognition of the ordeals of the Royal servants, has consciously led the flock away from the true spiritual understanding of the perpetrated heinous crime. The MP, which in her day participated in the persecution of the true confessors (and has yet to repent in anything), is now glorifying them! This can only be called an act of spiritual cynicism, which is completely impermissible for a Church. We likewise cannot help but notice that this stamp of falsehood lies on the "Glorification" of the New Martyrs, among whom Joseph of St.Petersburg was denied recognition by the Patriarchate as a martyred priest.

We are not inclined to share the opinion of some of our co-brothers concerning the ostensible "spiritual regeneration" occurring in Russia. According to the ongoing information that we are receiving, what's taking place in Russia is not a "spiritual escalation" but the "gilding of domes" on churches, into which - iin the words of Saint Ambrose of Optima -  one couldn't enter. With regard to this, we support, pray and endeavour to spiritually strengthen those small communities, which, despite the unconscionable post-soviet laws, continue to stand firm in the bosom of our Church, in spite of all the hardships of their current existence. The creation of the particular Commission "for unanimity" with the MP, must be unequivocally acknowledged as a mistake of the Archbishops Council. No such Commission can be convened as there are no issues for it to work on.

In 1920, the Serbian Patriarchate accepted us as homeless exiles, preserving our canonical status as the Russian Church under the 39th statute of the Sixth Ecumenical Council. For this act, we stand before Her with an unrepayable debt and with profound gratitude. However, after the Second World War, having existed under Tito's communist rule, the Church is now not that Church of His Holiness Patriarch Barnabas, which in its day gave refuge to the Russian exiles.

The subordination to civil authorities and participation in the Ecumenism movement precludes us from seeking Eucharistic unity with the Serbian Patriarchate, headed by Patriarch Paul.

It is bitter for us to acknowledge that it is specifically now, when the apostatic processes in the world have attained destructive heights, the Council's appeal didn't summon the flock to be especially vigilante towards apostasy; similarly, it's distasteful for us to admit that our newly-elected bishops to the cathedras in Western-European Dioceses and in Russia, caused such a great deal of discord and turmoil.

Our clergy and our pious flock have always marched side by side with our reverend leaders, and it is through this that our Russian Orthodox Church remained strong. Our pastors are not some irresponsible performers that carry out the directives of the higher   Church authorities, because they are the front-line functionaries of Christ and His offspring. They are not officials that can be directed by a simple timetable and kept   under subordination with threats; they are servants of Christ, just like all of us. They are our living strength, and they need to be safeguarded like one protects the pupil of one's eye. They should not be allowed to fall into despair and consequent schism, lest we share the frightening consequences with them.

I, as the 4th First Hierarch of ROCA, am inexorably continuing to follow in the footsteps of the Blessed Metropolitans Anthony, Anastasius and my predecessor the Most Blessed Metropolitan Philaret, whose remains in 1998, were discovered to be incorruptible, which appears as a clear sign from above of the authenticity of his course that he had taken throughout his whole life. Therefore, I call upon all of you to be patient and request that you make no hurried conclusions or take any hasty acts. We are living in unusual times, and our enemy is always ready to snare us in his net.

I once again renew my call to you: "... do not fear, little flock..." The Lord is with us. And if the Lord is with us, who is against us? Don’t forget that the most frightening thing for us is to deviate from the Truth i.e. move away from Christ.

22nd June 2001

Saint Kirill, Archbishop of Alexandria

Metropolitan VITALY, First Hierarch

Russian Orthodox Church Abroad

(signature)

* * *

After this ENCYClLICAL,  it was no longer possible to control Archbishops Lavr and Mark. Metropolitan Vitaly sealed his destiny - for the ROCA to unite with the MP,  Met. Vitaly had to be removed from the position of First Hierarch of the ROCA.

* * *

МУЗЕЙ ТВОЙ - РОССИЯ

Вадим Виноградов

                                                                                                                                                    Въ немъ есть духъ!

                                                                                                                                                                                                     Пресвятая Богородица

                                                                                                                                                                                                     о преподобном Iоне Киевском

Желание Н.В.Гоголя, чтобы Россия для каждого русского человека стала монастырём, не состоялось. Сегодня его крылатая фраза: «Монастырь твой - Россия» приняла для друга человечества совсем иной, печальный вид и стала отражать то, что и произошло с Россией, а потому и звучит она сегодня: «Музей твой - Россия».

Да, Россия, как Святая Русь, являет сегодня собою, всего лишь, музей. Ну, точно так, как какая-нибудь мемориальная квартира какого-нибудь выдающегося писателя, ну, например, А.С.Пушкина. Всё мило русскому сердцу в его доме на Мойке, куда не зарастает народная тропа. Его книги, к которым обращена была его последняя фраза: «Прощайте, друзья мои!»; лестница, по которой нёс его смертельно раненого слуга, которому Александр Сергеевич говорил в тот момент: «Грустно тебе нести меня?»; чернильница с арапчёнком, свидетельница того, как рука поэта сама просилася к перу, перо к бумаге, минута и стихи свободно текли пред взором арапчёнка. И нет в доме ни одного предмета, который бы не вызывал в русском сердце воспоминания о горячё любимом и родном этом человеке... которого самого то в этом доме воспоминаний... нетъ.

Так, и Русь! И ныне видит пешеход те же просторы с храмами на возвышенных местах, которые точно так же открывались и жителю Святой Руси. И слышится колокольний звон, каким его слышало русское верующее сердце. А в самих храмах восстановлены: и неповторимой красоты и силы фрески, и даже знаменный распев... То есть, внешне... всё, как прежде... Но самого Духа Святой Руси, который обитал в людях её... его уже нетъ! Как нетъ в музее на Мойке самого Александра Сергеевича. 

Въ немъ есть духъ, - произносила Пресвятая Богородица, всякий раз являясь в келии преподобного Iоны Киевского чудотворца. Значит уже тогда мало в ком был этот Духъ! Но всё же он был. Совсем неслучайный возглас Пресвятой Богородицы свидетельтвовал об этом. Сегодня же: Духъ Святой Руси, где ты? Дай ответ! Нет ответа от этнографической Руси. 

* * *

                                                                      ПОКАЯНИЕ.

                                                                                                    Ольга Корчагина

                                                                                        Опять настанет пост Великий

                                                                                        Храм к покаянию зовет

                                                                                        Читаю я Канон Великий

                                                                                        А на душе как-будто лёд.

                                                                                                    Что ты, душа моя, уснула?

                                                                                                    Погрязла ты в мирских делах

                                                                                                    Взгляни на небо, на Распятье,

                                                                                                    «Помилуй, Господи, всех нас»

                                                                                        Ты Духа Твоего Святого

                                                                                        Не отыми - прости меня.

                                                                                        Прости, Господь, своё созданье,

                                                                                        Как виновата я сама.

                                                                                                    Ты Сам сказал, Господь Всесильный,

                                                                                                    «Проси и будет для тебя»

                                                                                                    Одни, лишь слезы покаянья

                                                                                                    Прошу я, Господи, Тебя.

                                                                                        А враг мне в ухо тихо шепчет

                                                                                        «Пойди, возьми, наговори»

                                                                                        И я врагу во всем послушна,

                                                                                        Погибла я совсем во лжи.

                                                                                                    Нет в жизни ни одной минуты

                                                                                                    Когда врагу я не служу.

                                                                                                    Хранитель мой святый рыдает,

                                                                                                    А я без меры все грешу.

                                                                                        И в храме враг не отступает,

                                                                                        Как отвлекает он меня.

                                                                                        Глаза закрою - представляет

                                                                                        Земную радость для меня

                                                                                                    Господь, Ты милостив - Всесильный,

                                                                                                    Не смею я поднять глаза.

                                                                                                    Полна греха - нет покаянья

                                                                                                    Преграда предо мной - стена

                                                                                        Как тяжки беды мои,скорби,

                                                                                        Как глубоко упала я!

                                                                                        Нет человека в этом мире

                                                                                        Кто смог бы защитить меня

                                                                                                    Перед иконою в молитве

                                                                                                    Читаю, путая слова.

                                                                                                    Как я ничтожна в этом мире-

                                                                                                    Святых зову на помощь я.

                                                                                        Наш враг силён, Господь сильнее

                                                                                        И нет конца Его любьви.

                                                                                        Он жизнь отдал, чтоб мы воскресли

                                                                                        И покаянье принесли.

                                                                                                    Что ты, душа, окаменела

                                                                                                    И страха нет перед грехом?

                                                                                                    Одни обряды исполняю

                                                                                                    Молюсь устами и перстом.

                                                                                        А мысли где-то там витают

                                                                                        Пытаюсь вметсте их собрать.

                                                                                        Жизнь не легка христианина,

                                                                                        Ушел из боя в бой опять

                                                                                                    Из глубины греха вздыхаю

                                                                                                    Кто руку помощи подаст?

                                                                                                    К Тебе свой взор я обращаю-

                                                                                                    Споручница всех грешпых нас.

                                                                                        Забыта всеми в этом мире

                                                                                        Одна стою перед врагом,

                                                                                        Все мои силы  увядают-

                                                                                        Коснись меня Святым Огнем

                                                                                                    И жизнь моя как тьма ночная.

                                                                                                    Одна надежда на Тебя.

                                                                                                    Я припаду к твоей иконе,

                                                                                                    Помилуй и спаси меня.

                                                                                        Слезой, как утренней росою

                                                                                        Омою мерзость я свою.

                                                                                        И, как виссомом убеленной

                                                                                        Я покаянье принесу.

                                                                                                    О дай мне слезы покаянья,

                                                                                                    Чтоб ангелы на небеси

                                                                                                    Услыша глас мой вопиющий

                                                                                                    Хвалу Творцу все вознесли.

                                                                                        28.01.2003Sydney, Australia

* * *

Сергианско-экуменическая экклезиология

члена Синода Противостоящих еп. Георгия (Пухатэ)

7-8 декабря 2007 г. епископы греческого Синода Противостоящих Георгий (Пухатэ) Аланский и Амвросий Мефонский, неканонически вмешавшись во внутреннюю жизнь Поместной Русской Церкви, совершили две епископские хиротонии для новообразовавшейся в мае этого года группы еп. Агафангела (Пашковского), положив начало новому расколу в Русской Церкви.

Неканоническое решение Синода Противостоящих было принято после того, как с поста Председателя этого Синода ушел на покой митр. Киприан (Куцумбас) Оропосский и Филийский. Претерпел существенные кадровые изменения и сам состав этого Синода, куда вошли два новорукоположенных епископа Киприан Орейский и Климент Гардикийский, занявшие, соответственно, должности и.о. Председателя и Секретаря Синода. Также в новый состав Синода Противостоящих вошел беглый клирик Черноморско-Кубанской Епархии РИПЦ Георгий (Пухатэ) из Южной Осетии, который после отказа в архиерейской хиротонии в РИПЦ ушел в Синод Противостоящих, где и получил епископство.

Помимо смены руководящего состава Синода Противостоящих и решения о хиротониях для группы еп. Агафангела, произошла и смена курса этого Синода. Как заявил архиепископ Хризостом Этнийский в своем официальном пояснении в октябре 2007 г.: «...теперь наш Синод, в соответствии с его открытым духом, снова проголосовал за сближение с государственной (новостильной - прим. авт.) Церковью».

Как оказалось, Синод Противостоящих, подобно Синоду митр. Лавра, давно ведет консультации и диалог с новостильной экуменической Элладской Церковью. Тот же архиеп. Хризостом Этнийский сообщает: «Зная наш Синод как представляющий наиболее серьезный и единственный умеренный голос в старостильном движении, некоторые деятели организовали неформальную встречу между нашими епископами и несколькими новостильными митрополитами, с одобрения главы Элладской Церкви».

О существовании диалога между Синодом Противостоящих и новостильной Элладской Церковью сообщает и еп. Георгий (Пухатэ) в своем обращении к «Его Святейшеству, Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию» от 22 сентября 2005 года. В этом обращении, в частности, сказано: «В греческой среде усиливаются факторы, благоприятствующие делу восстановления изначального единения Греческой Православной Старостильной Церкви Противостоящих с имеющей полное литургическое общение с Московским Патриархатом, новостильной Элладской Православной Церковью».

Более того, в обращении к главе сергианско-экуменической МП Георгий (Пухатэ) пишет: «Церковные юрисдикции Южной и Северной частей Алании пока что рассматриваются со стороны Московского Патриархата как препятствие для полного литургического общения аланской нации. При этом, как известно, юрисдикция нашей Церкви (Греческая Православная Старостильная Церковь Противостоящих) не видит в этом абсолютно никакой преграды, и мы надеемся, что Божьим промыслом в обозримом будущем эта преграда будет снята и со стороны Московского Патриархата. Тем более, что Греческая Православная Церковь Противостоящих, в чей юрисдикции находится Южная часть Алании, имеет полное литургическое общение с Русской Православной Церковью за Рубежом, с которой Русская Православная Церковь Московского Патриархата, как общеизвестно, недавно начала уверенные совместные действия по полному воссоединению. Очевидно, что это обстоятельство является одним из непереоценимо благоприятных».

В контексте открывшихся фактов теперь объяснимо, почему этот Синод в одностороннем порядке принял неканоническое решение о поддержке «лоялистской» группы еп. Агафангела (Пашковского). Еп. Агафангел до конца оставался верным Синоду митр. Лавра и только лишь высказывался о том, что объединение РПЦЗ(Л) с МП до созыва Поместного Собора РПЦ-МП преждевременно, при этом самой возможности такого "объединения" он ни разу не осудил. Какой будет экклезиология группы еп. Агафангела, по-видимому, предугадать несложно, достаточно ознакомиться с "экклезиологией" еп. Георгия (Пухатэ) Аланского, рукоположившего для этой группы епископов и фактически являющегося, таким образом, "отцом-основателем" ее иерархии.

Говоря о пропатриархийности еп. Георгия (Пухатэ), следует заметить, что, еще находясь под омофором РПЦЗ, в своих откровенных беседах с нами и близкими прихожанами, он нередко выражал свои симпатии по отношению к МП. Сейчас, по прошествии времени, мы можем утверждать, что он изначально не был идейным пастырем Истинной Церкви. Уже давно его прихожан смущали такие факты, как разрешение совершать крестины священнику-осетину из МП в нашем храме, позволение брать у него благословение; нередко были встречи с делегациями священников МП из Северной Осетии, Пухатэ всегда любезно общался с этими клириками и не препятствовал своим прихожанам брать у них благословение; будучи священником РПЦЗ, Пухатэ мог зайти в храм МП г. Сочи и отстоять всю литургию. Пару раз он даже получал от каких-то патриархийных обществ награды. Смущало нас и то, что он постоянно выражал нам свое недовольство правящим архиереем (Вл. Вениамин отказывался выдвигать его кандидатуру для архиерейской хиротонии) и часто заявлял, что «если так будет продолжаться, я с покаянием уйду в МП». Однажды этот "исповедник истины", коим он любил себя выставлять перед народом, ничтоже сумняшеся во время венчания зашел в армянский храм, перекрестившись слева на право двумя перстами, чему я был свидетелем и что также меня очень смутило. Сомнительным казалось нам и его общение с властями: притворившись пламенным патриотом Южной Осетии он вошел в доверие к президенту и правительству, тем самым получив полную свободу действий.

Несмотря на то, что многие недостатки и нарушения о. Георгия (Пухатэ) были нам известны, мы учитывали непростую послевоенную обстановку в Южной Осетии, его молодость и т.п., мы закрывали на это глаза, надеясь на его исправление, и не сообщали архиерею о наших смущениях. Но, к сожалению, болезнь в нем лишь прогрессировала. Вскоре в нашем храме появилось еще два "пастыря", оо. Яков Хетагуров и Алексей Аристинов, у которых все планы и амбиции Пухатэ нашли полную поддержку. С этих пор неугодные люди ложью и клеветой стали выживаться из храма, некоторым грозили даже милицией, а кому-то просто недвусмысленно дали понять, что не желают его здесь видеть. Таким образом, приходом завладели люди сомнительной нравственности и церковности, но угодные Пухатэ.

Поняв, что все его деяния стали известны правящему архиерею, Пухатэ заявил о своем переходе в юрисдикцию митрополита Киприана (однако, антиминс отдать он отказался, объявив его «достоянием республики»). Вскоре при помощи местных "компетентных" органов начались гонения на всех несогласных с Пухатэ, вплоть до обысков в домах и арестов на несколько суток, оказывалось психологическое давление. Мы были изгнаны из храма, на нас с его стороны лились потоки лжи и клеветы. Пухатэ не раз писал на нас заявления в милицию и спецслужбы, обвиняя во всех смертных грехах, так что вызывал удивление даже у работников органов, когда те убеждались в нашей невиновности. С амвона Пухатэ призывал своих прихожан не иметь с нами никакого общения, грозясь анафемой. Он настроил против нас президента, правительство, выставив нас «врагами осетинского народа», а однажды даже пытался меня, своего бывшего клирика, перетянуть на свою сторону (для создания своей "Аланской Митрополии" ему требовалось духовенство) при помощи криминальных авторитетов...

С помощью своих связей Пухатэ добился того, что нам всюду отказывали в регистрации общины, в результате чего наши люди в Цхинвали вот уже пять лет не имеют нормальной церковно-приходской жизни. Жалобы же и доносы в милицию и прокуратуру не прекращались долгое время.

Заслуживает внимания и такой "странный" факт, что Пухатэ, будучи в 1992 г. простым мирянином, надевал священнические облачения и совершал крестины и "богослужения", о чем нам, к сожалению, стало известно гораздо позже...

Чтобы было более понятно, какую "экклезиологию" исповедует еп. Георгий (Пухатэ), предлагаем ознакомиться с его официальным Обращением к «Его Святейшеству, Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию» от 22 сентября 2005 года, которое размещено на официальном сайте «Аланской епархии», редактируемом еп. Георгием (Пухатэ).

Иеромонах Михаил (Хаматов),

чтец Иоанн Цховребов, посл. Сергий Кодоев,

Владикавказ, Осетия

Документ:

ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВУ

СВЯТЕЙШЕМУ ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ  АЛЕКСИЮ

Ваше Святейшество!

Позвольте с надеждой на Ваше христианское человеколюбие и миротворческое расположение души обратиться к Вам с тревогой и возмущением в связи с крайне неадекватным и оскорбительным поведением иерарха Московского Патриархата - Феофана (Ашуркова) епископа Ставропольского и Владикавказского - 20 сентября 2005г. в 15-ю, юбилейную, годовщину празднования Дня Независимости Республики Южная Осетия, где епископ Феофан (Ашурков) присутствовал в качестве личного гоcтя Президента Республики Южная Осетия Эдуарда Джабеевича Кокойтэ.

Православная Церковь Южной Алании (Республики Южная Осетия), обладающая статусом Аланской Епархии, по Божьей милости, имеет Конкордат с государством, закреплённый также и в государственной Конституции. Это обстоятельство вдвойне обязывает меня как руководителя Аланской Епархии проявлять радушное гостеприимство в отношении людей, посещающих нашу землю. Однако, гостивший у нас иерарх РПЦ епископ Феофан оказался не из числа тех добрых гостей о которых могли бы радоваться хозяева. К нашему всеобщему изумлению, в ответ на моё добродушное, гостеприимное приветствие и желание познакомиться, епископ Феофан в крайне непристойной и оскорбительной форме, унижающей моё гражданское, священническое и национальное достоинство, обрушился на меня с угрозами и возмущениями о том как, вообще, я посмел к нему приблизиться и дерзнуть с ним, даже, поздороваться... Я был вынужден от него удалиться, воздержавшись от каких-либо жёстких слов и действий.

Через некоторое время, находясь на правительственной трибуне, к епископу Феофану с христианским смирением и добросердечием подошёл, прибывший из Греции на наши праздничные торжества также по официальному приглашению Президента нашей Республики один из иерархов нашей Церкви Владыка Амвросий Епископ Мефонский, глава Отдела Внешних Церковных Сношений Греческой Православной Старостильной Церкви Противостоящих. Владыка Амвросий вежливо и тактично пригласил епископа Феофана, вопреки его крайне оскорбительному поведению, посетить наш соборный храм Рождества Богородицы. На что епископ Феофан среагировал ещё более чем прежде буйным, оскорбительным и непристойным образом -  епископ Феофан, вдруг, хамски, хулигански, издевательски стал рукой похлопывать Епископа Амвросия по плечу, произнося, кроме прочего, следующее: «Вы слышите меня? Это всё кругом моё! Я, русский архиерей, здесь хозяин! Эти храмы все мои! А вы здесь все никто! Вы тут все вместе взятые временное явление! Я, я здесь хозяин!..» И далее всё в таком же, неслыханном для христианского архипастыря, духе самодурства, диктаторства, экстремизма.

Наш Владыка Амвросий, будучи одним из достойнейших образцов благочестия, смирения, мудрости и воздержания (за что он и пользуется в нашем народе большой любовью и уважением), также был вынужден тихо удалиться от более чем странного распоясавшегося «гостя» /.../

Ваше Святейшество, мы - духовенство, монашествующие и причт - представляющие собой Православную Церковь Южной Осетии (Аланскую Епархию в юрисдикции Греческой Православной Старостильной Церкви Противостоящих) , оскорблены поведением и речами иерарха Московского Патриархата, епископа Ставропольского и Владикавказского Феофана (Ашуркова), находившегося 20 сентября 2005г. в юбилейный, 15-й год празднования Дня Независимости Республики Южная Осетия на нашей канонической территории по приглашению Президента нашей Республики.

Ваше Святейшество, позвольте нам выяснить у Вас - являются ли слова и поведение епископа Феофана соответствующими официальной позиции руководства Московского Патриархата? Если нет, то мы надеемся услышать от Московской Патриархии официальные извинения по случаю описываемого инцидента. Надеемся также на применение Московской Патриархией самых строгих адекватных санкций в отношении епископа Феофана, поведение которого по нашему однозначному убеждению совершенно не соответствует не только епископскому сану, но и званию рядового христианина.

Тем не менее, вопреки всему описываемому негативу, мы не теряем надежды на совместное с РПЦ достойное, подлинно христианское преодоление преград, воздвигаемых падшими силами на пути праведного христианского единства, братолюбия и душеспасительного евангельского миссионерства.

Аланский народ, разделённый по живому против своей воли внешними агрессивно-хищническими силами, является жертвой множества кровавых политических спекуляций, этнических чисток, репрессий, геноцидов, государственных предательств, информационных и экономических блокад, вероломных авантюр, тотальной лжи.

По этой же причине имеются у аланского народа и проблемы разделённости в церковно-каноническом плане, созданные и поддерживаемые, опять-таки, разными внешними не- аланскими силами с постоянным злоупотреблением так же и фактором Русской Православной Церкви, интенсивно и непрестанно лоббируемой, в частности, грузинскими деструктивными кругами. Непосредственно же Грузинская Церковь, цинично, нагло и бессовестно претендующая на своё верховенство по всей территории Южной Осетии, стала против нас одним из идеологических орудий, вдохновлявших убийства, насилия, пытки, грабежи, фашизм, геноцид. Именно по этой причине о каком-либо церковно-юрисдикционном единстве алан с Грузинской Патриархией не может быть речи уже никогда, даже если Грузинский Патриархат стократно покается, ибо покаяние нужно им, для их же спасения, а нам нужны независимо от их духовно-нравственного состояния максимально гарантированные степени безопасности нашей нации навсегда, что в единении с грузинским обществом абсолютно невозможно. Это непрестанно доказывает история. Хватит нам экспериментов, несущих нам лишь горе и смерть. Полная независимость от Грузии, в т.ч., и от Грузинской Церкви - вот одно из абсолютно необходимых условий нашей реальной безопасности и реального мира. Если не поможет это, тогда не поможет и ничто другое... Некоторые внешние не-аланские стороны, как этно-государственные, так и этно-церковные, рассматривают аланскую нацию просто как «разменную монету» в своих бесконечных межкорпоративно-клановых противоречиях. Мы убеждены, что со временем, с Божьей помощью данный негатив будет преодолён, в частности, путём укрепления и совершенствования достижений национально-государственного суверенитета Южной Алании, что в интересах как Алании, так и России, а, по сути, и враждебной к ним обоим, Грузии.

Бόльшая часть аланской нации ныне находится в церковно-канонической юрисдикции Московского Патриархата, и от этого наше сожаление и изумление ещё более сильны по причине той ситуации, что до сих пор Русская Православная Церковь не сыграла практически никакой положительной роли в судьбе по живому разделённого одного, единого аланского народа. А отдельные представители духовенства Московского Патриархата, движимые христианской совестью и по своей инициативе пытающиеся посильным образом благотворно влиять на положение, подвергаются клевете и притеснениям, в первую очередь, со стороны собратьев по церковной юрисдикции и, в т.ч., со стороны своего священноначалия. Однако, мы, в любом случае благодарны Вашему Святейшеству за Ваше известное публичное обращение к Патриарху Грузии Илие II и к его церковной пастве с обличением и осуждением смертоносного зла, исходящего от хронически болеющего нацизмом грузинского общества - от тех, кто считается христианами, да ещё и православными, и при этом, по всей видимости, даже и не задумываются об абсолютной несовместимости христианства с хищничеством, насилием, грабежами, нацизмом, этническими чистками, геноцидами. Мы благодарны Вашему Святейшеству за это обращение, несмотря на то, что оно без комплекса иных адекватных действий, конечно же, не принесло и не могло принести сколь-нибудь, даже, самой малой реально ощутимой пользы для нашей нации, бόльшая часть которой, повторимся, находится в Вашей церковно-канонической юрисдикции, куда и мы, верующие Южной части Алании многократно, но абсолютно тщетно, просились до недавнего времени. Однако, касательно того что Московский Патриархат не нашёл в себе сил и мужества принять нас в своё лоно, нам с течением времени всё больше приходиться убеждаться в абсолютной справедливости в данной ситуации народной мудрости - «нет худа без добра». Ибо, уйдя от церковно-грузинского фашизма, мы попали бы фактически в их же ловушку только в другой, изощрённо лоббируемой ими, русской среде. У нас есть веские основания не исключать того, что провокационное поведение епископа Феофана - это тбилисский заказ, осуществлённый через посредство самой Московской Патриархии. Мы не имеем в виду, конечно же, лично Вас, Ваше Святейшество. Тем не менее, наша состоявшаяся ныне реакция, по нашему глубокому убеждению необходима и обязательна при любом раскладе.

Мы надеемся, что в среде Русской Православной Церкви возобладают наиболее здоровые силы, могущие оказать адекватное сопротивление всем, описываемым в данном письме и в его приложении, деструктивным тенденциям. В том числе, мы особо надеемся, что эти силы сумеют с Божьей помощью исключить в среде РПЦ злоупотребления тем, достойным великого сожаления, положением, что разные церковные юрисдикции Южной и Северной частей Алании пока что рассматриваются со стороны Московского Патриархата как препятствие для полного литургического общения аланской нации. При этом, как известно юрисдикция нашей Церкви (Греческая Православная Старостильная Церковь Противостоящих) не видит в этом абсолютно никакой преграды, и мы надеемся, что Божьим промыслом в обозримом будущем эта преграда будет снята и со стороны Московского Патриархата. Тем более, что Греческая Православная Церковь Противостоящих, в чей юрисдикции находится Южная часть Алании, имеет полное литургическое общение с Русской Православной Церковью за Рубежом, с которой Русская Православная Церковь Московского Патриархата, как общеизвестно, недавно начала уверенные совместные действия по полному воссоединению. Очевидно, что это обстоятельство является одним из непереоценимо благоприятных и созидательных факторов, которые способствуют наиболее легкой нейтрализации любого, даже самого мощного деструктивно-преступного грузинского лобби в государственной и церковной среде России.

Нам очень хотелось бы видеть в Московском Патриархате конструктивную созидательную силу, способную преодолевать любое деструктивное лоббирование, и способствующую не стравливанию внутри себя аланской нации, по живому разрезанной внешними силами на Юг и Север, а, напротив, единению любых частей аланской нации, независимо от их разной или единой государственности, разной или единой православной церковной юрисдикции . Мы не сомневаемся в абсолютной неоправданности и недопустимости препятствий, чинимых руководством ставропольско-владикавказской епархии РПЦ молитвенно-литургическому единению северной и южной частей аланского народа. Со стороны Греческой Православной Церкви Противостоящих, ввиду исключительности ситуации, несмотря на Её церковно-канонические разногласия с РПЦ, этих преград нет. Тем более, этих преград нет и со стороны всего аланского народа и, конечно же, в том числе, со стороны Аланской Епархии. Мы убеждены, что эта проблема достаточно легко решаема без противоречия Истине, если руководство Московского Патриархата проявит подлинно христианское, пастырское попечение о нашем народе. Тем более, что, в добавок к вышесказанному, есть и другие позитивные, благоприятствующие этому делу обстоятельства, в частности, то, что в греческой среде усиливаются факторы, благоприятствующие делу восстановления изначального единения Греческой Православной Старостильной Церкви Противостоящих с имеющей полное литургическое общение с Московским Патриархатом, новостильной Элладской Православной Церковью, в которой всё более набирает силу ориентация на возврат к старому календарному стилю и отказу от экуменизма.

Ваше Святейшество, к данному письму мы посчитали целесообразным приложить « О Б Р А Щ Е Н И Е Православной Церкви Южной Осетии (Аланской Епархии ГПСЦП) к Народу и Правительству Южной Алании (Республики Южная Осетия), к духовенству и причту всех православных церковных юрисдикций, к государственным, политическим, общественным и культурным деятелям Республики Северная Осетия-Алания и Российской Федерациии и ко всем благожелателям и друзьям Алании» , которое было зачитано принародно 21 сентября 2005 года в соборном храме Рождества Богородицы г.Цхинвал после возглавлявшейся Его Преосвященством Епископом Амвросием Мефонским праздничной Божественной Литургии в присутствии Президента Республики Южная Осетия Эдуарда Джабеевича Кокойтэ и других представитеeй гос. власти, после чего экземпляр №1 названного ОБРАЩЕНИЯ был там же вручён непосредственно Президенту Кокойтэ.

Ваше Святейшество, просим прощения за жёсткие критические оценки деятельности РПЦ и в частности её Ставропольско-Владиквавказской Епархии, однако, в сложившихся обстоятельствах это является нашей священной обязанностью и вынужденной необходимостью, ибо описываемый негатив, исходящий от Русской Православной Церкви, интенсивно и изощрённо лоббируемой тбилисскими крайне деструктивными и провокационными кругами, является не меньшей угрозой жизненным интересам всей нашей аланской нации, чем открытый грузинский фашизм. Без всякого преувеличения такое положение дел угрожает и жизненным интересам Российской Федерации, над развалом которой, как известно, интенсивно и методично работают определённые мировые силы, во всей полноте используя, в частности, и тбилисский государственный и извращённо-церковный провокационно-разрушительный потенциал .

Наместник Аланской Епархии ГПСЦП Архимандрит Георгий (Пухатэ)
с клириками, монашествующими и причтом Аланской Епархии
(г. Цхинвал. Республика Южная Осетия).
22 сентября 2005года
.

Приложение:

 О Б Р А Щ Е Н И Е
Православной Церкви Южной Осетии (Аланской Епархии ГПСЦП)
к Народу и Правительству Южной Алании (Республики Южная Осетия),
к духовенству и причту всех православных церковных юрисдикций,
к государственным, политическим, общественным и культурным деятелям
Республики Северная Осетия-Алания и Российской Федерации
и ко всем благожелателям и друзьям Алании.

Ныне мы чествуем 15-летие нового юго-аланского суверенного государства - Республики Южная Осетия. Весь наш народ радуется национально-государственным торжествам, радуется множеству достойных и уважаемых гостей, съехавшихся к нам из разных стран /.../

Пятнадцать лет как  существует в Южной Алании (Республике Южная Осетия) возрождающаяся после неоднократных гонений и уничтожений наша национальная поместная Православная Церковь, священнослужители которой, как пастыри Христовы и  как граждане своей многострадальной Родины во всей полноте делили и делят вместе со своим народом и скорби и радости. В эти трудные годы, верующие Южной Осетии, в т.ч. её нынешнее духовенство, в надежде на сочувствие и  понимание многократно обращались  к высшей иерархии, соседствующего с нами, Московского Патриархата с просьбами о посильной помощи в духовно-иерархическом окормлении нашей нации, очередной раз, в результате серии исторических катастроф полностью лишённой на то время своего духовенства. Однако, все петиции, делегации, письма, в том числе, исходящие от государственных властей, оставались неуслышанными. Те, к кому мы обращались с надеждой на братское христианское понимание, в лучшем случае занимали беспринципную бездейственную позицию, фактически, в угоду грузино-фашистским властям и нацистствующей Грузинской Патриархии, открыто и официально подстрекавшей и вдохновлявшей грузинский народ на геноцид не- грузинского населения. Мытарства наши были тяжки и долги. Но если Грузинская Церковь стала против нас одним из идеологических орудий, вдохновлявших, в частности, в лице своего Патриарха Илии II убийства, насилия, пытки, грабежи, фашизм, геноцид, а иерархия Русской Церкви оставалась при этом к воплям разделённого и уничтожаемого внешней силой осетинского народа глухой (несмотря даже на то, что осетинский народ с момента своего добровольного вхождения в состав России сам никогда добровольно и не отделялся ни от России ни от Русской Церкви) , то Сам Бог, будучи неизменным, благим и верным, не был глух и безучастен к тяготам, скорбям и мольбам нашей маленькой, но стойкой духом Родины. В Писании не зря сказано Христом, что Бог и из камней может воздвигнуть детей Аврааму, если существующие дети (в данном случае вышеназванные иерархи) отказываются от своего ответственного призвания. Однако, камни не понадобились. К нашим проблемам, слава Богу, с христианским пониманием и бескорыстием обратила свой взор Греческая Православная Старостильная Церковь Противостоящих (Священный Синод Митрополита Киприана), Которая с деятельным сочувствием отнеслась к нам, искренне приняв нашу боль к своему сердцу /.../

В наш национально-государственный юбилей, празднуемый в эти дни, мы, как и весь народ Южной Осетии, были рады приезду многочисленных гостей, и, в том числе, личному гостю нашего Президента епископу Ставропольскому и Владикавказскому Феофану (Ашуркову) -  официальному представителю Московского Патриархата. Увы, радость в отношении епископа Феофана оказалась краткой и неоправданной. Не пожелав даже познакомиться с местным духовенством и в т.ч. с уважаемым и любимым в аланском народе добрым посланцем Греции - представителем высшей иерархии нашей Церкви Епископом Амвросием Мефонским - E пископ Феофан (Ашурков) стал вести себя как  хозяин-самодур, открыто, по-хамски, крайне оскорбительным и унизительным образом выказывая своё презрение к нашему доброму архипастырю старцу Амвросию, ко всему аланскому духовенству и, по сути, в контексте происходящего, вообще ко всей нашей нации.

В ответ же на наше по-христиански доброе радушное предложение, сделанное нами, вопреки всем неслыханным оскорблениям, исходившим от гостя, посетить наш городской соборный храм Рождества Богородицы, епископ Феофан заявил в такой же непристойной агрессивно-оскорбительной форме, в частности, следующее - «Вы слышите меня? Это всё кругом моё! Я, русский архиерей, здесь хозяин! Эти храмы все мои! А вы здесь все никто! Вы тут все вместе взятые временное явление! Я, я здесь хозяин!..» /.../

Если на епископа Феофана была возложена руководством РПЦ миссия налаживания добрососедских отношений между православно верующими жителями России и Южной Осетии (Алании), то эта миссия епископом Феофаном полностью провалена, причём крайне провокационным образом.

Высокомерием, глупостью, жестокосердием и хамством гасится любая надежда на понимание и на братское общение. К сожалению, ещё раз подтвердилось, далеко не пастырское, не христианское отношение части иерархов Русской Православной Церкви к народу Южной Осетии, к представителям наследников древней Аланской Митрополии, некогда принимавшей братское благотворное участие в судьбе самой Русской Церкви! Просим нас правильно понять - вынужденно говоря о деструктивных тенденциях, исходящих от РПЦ, мы говорим о негативной и довольно влиятельной части Её администрации, но, конечно же , не о Её святых и не о Её добросовестных членах, не влияющих существенно на церковную политику.

Диктатом ли решается вопрос желаемой дружбы и единения (тем более в отношении тех, кто сам является инициатором этой самой дружбы и единения) , или путём доброго, человечного, благонравного, христианского диалога и взаимного согласия? Однозначно, что подобным беззаконным диктатом в отношении других действуют только тогда, когда намереваются хищнически захватить, ограбить, учинить насилие, лишить людей своего родного духовного и материального национального достояния, ассимилировать, обезличить, уничтожить.

Впрочем, происшедшее не может являться абсолютной неожиданностью, ибо Ставропольско-Владикавказская Епархия и, особенно, её Северо-Осетинское Благочиние , лоббируемые определёнными, в первую очередь, тбилисскими кругами, традиционно, ещё, даже, с докоммунистических времён, исполнены духа плохо скрываемого крайнего шовинизма, причём именно анти-осетинского, что с течением времени пока что только усиливается. Делается всё, чтобы максимально воспрепятствовать возрождению достойного аланского национального духовенства, воспрепятствовать возрождению полноценного Богослужения на аланском языке, воспрепятствовать подлинному новому воцерковлению древнего аланского православного народа (в чём немало преуспел, в частности, нынешний глава Церковного Благочиния Республики Северная Осетия-Алания Ставропольско-Владикавказской Епархии - протоиерей Владимир Самойленко) . Это сейчас, несомненно, делается в первую очередь, теми силами, которые, используя, в частности, тбилисский деструктивный потенциал, работают на вахабизацию Алании с целью ускоренного развала Российской Федерации /.../

Поведение нынешнего ставропольско-владикавказского владыки Феофана, кроме прочего негатива, может означать и то, что в отношении народа Южной Осетии без всякого учёта насущных реалий, без всякого учёта воли и чаяний её народа, всё, как и в некоторые периоды прошлого, беспардонно, аморально и безответственно уже решено между Грузинским и Московским Патриархатами, за спиной народа нашей Республики, что может являться только разрушительным, дестабилизирующим вредным для Осетии, а значит и для России, фактором. Этот негатив следует решительно преодолевать /.../

Как мы знаем, нет открытого заявления со стороны Грузинского Патриархата о передаче ими в ведение Московской Патриархии территории Республики Южная Осетия, на которую Грузинская Патриархия цинично претендует, и к которой она не имеет и, да поможет нам Бог, никогда не будет иметь никакого отношения. Тогда, тем более, не ясно на чём основаны и чем подпитаны эти феофановские хамские, экстремистские намёки и угрозы /.../

Ранее православно верующие Южной Осетии, не восстановившие пока ещё своего национально-территориального епископата и поэтому не имевшие ещё возможности сколь-нибудь самостоятельного благодатного функционирования, многократно просились в юрисдикцию Московского Патриархата, как исторически близкого единоверного церковного сообщества, однако, непрестанно получали сухой безучастный отказ или малодушное молчание. Мы христиане и поэтому наш добрый конструктивный настрой, вопреки всему этому вопиющему негативу, не исчезает. Однако, тем не менее, вместо того чтобы конструктивно пользоваться этим в решении многочисленных вопросов межцерковного и межэтнического благоустроения и вместо благочестивого, доброго, христианского отношения к нам, иерархия Московского Патриархата, в лице своего официального представителя поставила нас сейчас перед фактом уже бандитских угроз силового упразднения Юго-Осетинской Православной Церкви (Аланской Епархии). Мы оскорблены и огорчены, хотя, конечно же, нисколько не растеряны /.../

Аланская Епархия осознанно и уверенно избрала свой путь, в чём принимал участие и Президент нашей Республики, закрепив своей подписью в государственно-церковном Конкордате духовные прерогативы нашего народа, отражённые и в Конституции государства.

Диктаторские антинародно-шовинистические намерения в среде Московского Патриархата, озвученные епископом Феофаном самым грубым, оскорбительным и унизительным для граждан суверенной Республики Южная Осетия и для всей аланской нации образом, представляют собой, кроме прочего негатива, преступное вмешательство в дела Аланской Епархии на её законной, канонической территории. Любые хищнические поползновения против Аланской Епархии ГПСЦП являются и нарушением Конституции Республики Южная Осетия, что подлежит также государственной законной каре. Провокационные, деструктивные, вредительские, хищнические поползновения определённых влиятельных кругов Московского Патриархата вынуждают нас обратиться к представителям духовенства и причта всех православных церковных юрисдикций с тревогой, призывом и просьбой оказать адекватное благотворное воздействие на складывающееся положение /.../

Мы надеемся услышать от Московской Патриархии официальные извинения. Надеемся также на применение Московской Патриархией самых строгих адекватных санкций в отношении епископа Феофана, поведение которого по нашему однозначному убеждению совершенно не соответствует не только епископскому сану, но и званию рядового христианина /.../

Обращаемся также и ко всем государственным, политическим, общественным и культурным деятелям Северной и Южной частей Алании и Российской Федерации и ко всем людям доброй воли с просьбой обратить самое пристальное внимание на крайне неконструктивную, разрушительную, провокационную позицию в отношении кавказских проблем представителей иерархии Русской Православной Церкви Московского Патриархата, потому как такое положение дел грубейшим и деструктивнейшим образом затрагивает не только церковные, но и общехристианские, общечеловеческие, межэтнические, геополитические и международно-правовые проблемы.

Наместник Аланской Епархии Архимандрит Георгий (Пухатэ)
с клириками, монашествующими и причтом Аланской Епархии
(г. Цхинвал. Республика Южная Осетия)
21 сентября 2005 года.

Источник:

Информационный лист Аланской епархии ГПСЦ Противостоящих

http://www.allonston.info/content/view/66/31/

* * *

ГЕНЕРАЛЬСКИЙ  ВАГОН

Рассказы Штабс-капитана Бабкина

Этот поезд казался словно сошедшим с цветной литографии. Была у моего старшего брата книга «Железные дороги Российской Империи». Толстая, с картами и картинками. Собирали такие поезда из желтых и красных «пульманов».

Мы аж замерли от неожиданности. А он, пыхтя парами, спокойно и деловито подкатил к заснеженной станции. Свежая краска вагонов, вымытые стекла окон, начищенные поручни горят жаркой медью.

Два паровоза. Передний «тягач», мощный, с красными большими колесами, отдувается парами. Задний «толкач» поменьше, но нарядный, подстать вагонам. На нем даже фонари жарко начищенными шишечками горят.

-Так, поди, только Царь-батюшка со своим семейством езживал, - говорит подпоручик Фролов.

Он идет к своему орудию, кричит сиплым голосом ездовым, куда сворачивать.

Я пожимаю плечами. Иногда прошлое нагоняет нас. Тогда мы теряемся. Потому что ничего не понимаем. Оглянись на другие эшелоны, забившие эту станцию. Закопченые, разбитые вагоны. Окна повыбиты, двери оторваны, там и сям выставлены наружу жестяные трубы буржуек. Возле них мусор, горы золы, мятые жестяные банки, выпотрошенные тюфяки и другое тряпье, солома, вдавленная в грязь и снег. Сразу понятно, что люди здесь живут уже неделями, если не месяцами.

Та же солома с грязью и внутри вагонов. Оттуда смотрят на тебя чумазые бабы с выводками таких же чумазых ребятишек. В других сидят не то дезертиры, не то солдаты, небритые, расхлябанные, наглые, с вороватым взглядом. Старуха варит свое варево в тазу, подкладывая щепочки, а двое рабочих, в промасленных тужурках смолят самокрутки, ожидая. Куда-то бредет по грязной снежной жиже мужик с тощим мешком. Я прослеживаю его взглядом. Он забирается в один из «скотьих» вагонов, разбитый почти до самых ребер.

Все эти поезда загнаны на третьи-шестые пути, уткнуты в тупики. Между ними видны кое-где паровозы. Но паровозы эти мертвы. Их котлы давно остыли, ржавчина разъедает клепку. Паровозные бригады либо разбежались, либо уехали куда-то на проходящих эшелонах.

Мы заняли эту станцию час назад. Разведка с казаками ушла дозорами на пять- семь верст по железной дороге к северу и северо-востоку. По сведениям из штаба дивизии, здесь, на станции, должен был находиться отряд матросов. Никаких матросов мы не обнаружили. Только грязный, нищий табор куда-то переезжавших людей и замерзающих теперь. Зато вскоре к главной платформе подкатил этот красавчик. С подножки переднего «пульмана» соскочил офицер. На нем ладный полушубок, серая папаха. Быстрым решительным шагом подошел к нашей группе.

-Па-апрашу-у, - расталкивает он юнкеров. - Кто начальник станции? Нам нужно заправить паровозы водой, угля у нас достаточно. Вы получили телеграмму из Новочеркасска?

Все это нахально, скороговоркой, с картавинкой. Что-то плебейское в его наглости.

Юнкера сторонятся, офицеры усмехаются, поглядывая на нас с подполковником Волховским. Василий Сергеевич смотрит сначала на меня, потом на командира батареи штабс-капитана Соловьева, потом на командира второй роты Сулимского, опять на меня, переводит взгляд на дежурного по станции, маленького щуплого человечка в форменной тужурке, с красными воспаленными глазами, с красным мокрым носом, с красными мерзнущими руками.

Кто начальник станции?

Начальника станции расстреляли красные неделю назад. Об этом как раз рассказал нам этот щуплый красноносый дежурный. Наехали на моторной дрезине, потребовали исправный паровоз и машиниста. Начальник станции пытался объяснить им, что все паровозы, что в наличии, стоят на приколе. Они вытолкали его из станционного здания, утащили за угол.

Поручик с вызовом повторяет:

-Телеграмма была получена? Это литерный поезд...

Подполковник Сулимский перебивает его:

-Что это вы, поручик, без доклада?..

-Извиняюсь, господин подполковник, - с той же напористостью отвечает тот. - Но наш поезд должен быть отправлен в первую очередь, сразу по заправке водой.

В это время подъезжают кубанцы. Есаул Забелин ловко спрыгивает со своего Мармора, по-уставному подходит к нам.

-Господин подполковник, разрешите доложить! По ветке на Д-ск до 172-го разъезда противника не наблюдается. Жители говорят, что проходила рота латышей две недели назад. А больше никого.

-Хорошо, Леонид Спиридонович, - кивает Волховской. - Оставь мне двух казаков для поручений, остальных на отдых, погрейтесь. Займите дома, начиная с того порядка, видишь, у журавля и дальше к низу.

Поручик с поезда догадался, кто здесь дает распоряжения. Повернулся к подполковнику Волховскому:

-Господин подполковник, как я вижу, вы здесь за главного...

Василий Сергеевич вглянул на него.

-Вы хотели сказать, «за старшего», поручик?

-Именно это я имел в виду, - черные глазки поручика колюче съежились. - В таком случае, я обращаюсь к вам...

-А кто комендант поезда, поручик? - вдруг перебивает его подполковник Волховской. - Вы?

-Нет... н-но в данном случае...

-В данном случае вызовите ко мне коменданта поезда, - голос нашего батальонного командира сух и отрывист, как треск батальонного значка на ветру.

Казаки Забелина тем временем объезжают нарядый «литерный». Они не были бы казаками, если б не заглянули, что внутри. Почти на всех окнах шторки плотно задернуты. Паровозники в своих будках не отвечают на их приветствия. Казаки крутят головами в своих косматых шапках: «Ишь ты, какие гордые!» - и продолжают объезд. Один из них внезапно зовет:

-А не бачили вы, станишники, голых баб?

Другие подъехали. Оказывается, занавеска на окне одного из желтых вагонов не плотно задернута. Что-то заметил зоркий казак. Другие понукнули своих коней. Стали поочередно прикладываться к щели.

-Господин подполковник, я ответственное лицо за прохождение эшелона до Новороссийска, - занервничал тут поручик. - У меня предписание генерала Щербакова...

-Что в вагонах? - потребовал ответа Волховской, не спуская глаз с поручика.

-Вы не имеете права задерживать поезд! Я доложу об этом генералу...

Как раз этого не стоило заявлять поручику. Тот, кто знает подполковника Волховского, всегда поражались его безразличию к генеральским чинам. Мы, офицеры батальона, видели, как он разговаривал с Корниловым, с Эрдели, с Поповым. Лавр Георгиевич, щуря свои узкие глазки и скалясь желтым зубом, только качал головой: «Василий Сергеевич, вы ставите мне условие?» - «Ваше Высокопревосходительство, это не условие, а объективное положение дел. Мой батальон не может идти без поддержки артиллерии...»

И надо знать, как может иной раз цукнуть Василий Сергеевич молодого. Так ни Крестовский, ни Сергиевский, ни наш гуляка ротмистр Дондурчук не умеют цукать.

-Извиняюсь, конечно, поручик, или кто вы там... - повторяет он точь-в-точь интонации офицера, незаметно переходя на местечковый говор, на каком чаще всего изъясняются пленные комиссары, - но так как я здесь за главного, то...

Он выпрямляется и отрывисто дает команду:

-Господа офицеры, забрать у него оружие!

В тот же миг мы наваливаемся на «поручика». Он трепыхается куренком, пытается протестовать, снова пугает нас генералом Щербаковым. Я растегиваю кобуру и вытаскивают его браунинг. Он еще не понимает всей тяжести своего положения. Мне остается только взвести курок и приставить вороненый ствол к его виску.

-Молчать, большевицкая сволочь, - говорю я, как можно спокойнее, - а не то выбью тебе мозги тотчас же!

-Но господа... граждане...

Подскочили еще наши офицеры, казаки и стрелки. Приняли арестованного, связали сыромятным ремешком ему руки за спиной. Другие тем временем взяли на прицел паровозную бригаду на «тягаче». Вижу, как грозит пальцем урядник Климов: не балуй у меня!

Есаул Забелин вопросительно смотрит на подполковника Волховского.

-Откройте вагоны, есаул, - распоряжается тот. - Осторожнее, там могут быть сюрпризы.

-Мы сами их удивим, - говорит поручик Лунин.

Потом обернувшись к своим пулеметчикам, подает команду:

-Пулеметы на эшелон, прицел нулевой.

Номера команды засуетились, стали разворачивать два своих шарабана, направляя пулеметные стволы в сторону нарядных вагонов. Офицеры и юнкера, оказавшиеся поблизости, тут же рассыпались боевым порядком, взяв наизготовку. Казаки принялись колотить прикладами в обшитые железом вагонные двери. После третьего или четвертого удара шторки в окнах заколыхались, оттуда показалась испуганная физиономия. Скрылась. Казаки продолжили бить прикладами, нетерпеливо покрикивая:

-Отворяй, пока решетом не издырявили!

-Да что с ними тут вожжаться? Кинем гранату в окошко, сами повыпрыгивают!

Но тут дверь отошла. Показалось нечто брылястое, лысое, потное, позеленевшее от страха. Лицо не лицо, так, какая-то обнаженная задница.

-Господа! Прошу вас... Господа!.. Станичники...

-Глянь-ко, братцы, еще один «наш» объявился!

Казаки быстро стаскивают обладателя лысого лица на землю. Сами врываются в вагон. Скоро выталкивают наружу двух не то солдат, не то охранников. Они в солдатских серых бушлатах, но без погон, шапки без кокард,

Прошлись по другим вагонам. В каждом находим по двум-трем охранникам. Оружие отбираем, самих сгоняем на платформу. В последнем вагоне обнаруживается еще один «офицер». На его погонах звездочки капитана. Сами погоны странного образца, золотые, новенькие, аж светятся. У нас, «золотопогонников», таких нет.

-В чем дело? Я - капитан Быков! Убери винтовку, казак!

Но у казаков наш приказ. Капитана они тоже быстро разоружают. Его наган передают мне. Я смотрю в лицо капитана. Нет, это - настоящий. Мы друг друга узнаем сразу. Может быть, производства военного времени, но настоящий.

-Господин штабс-капитан, это поезд специального назначения. Ни одна войсковая часть, ни один отряд армейского командования не имеет права останавливать его. Что такое военный трибунал, вам объяснять не надо?

-После того, как все выяснится, господин капитан, будет принято соответствующее решение, - уклончиво говорю ему и отхожу.

Вагоны раскрыты. Почти все они пустые, только один, тот, из которого вытолкали лысого господинчика, забит почти до потолка. Казаки и офицеры прошлись, только изумленно присвистнули. Есть от чего! Тут и скульптуры, мраморные, бронзовые. В одному углу составлены огромные малахитовые и нефритовые чаши. Работы итальянских, французских, наших русских мастеров. Там же - свернутые в рулоны живописные полотна. Я не очень хорошо разбираюсь в живописи, но Брюллов и Кипренский - имена известные.

Мы зовем Патрикеева. Поди-ка сюда, ученый муж, нужна твоя голова!

Он от восхищения аж задыхается:

-Господа, да это же Антонио Канова! А это Мемлинг, пятнадцатый век. Ренессанс! А это - Ван Дайк, великий фламандец, семнадцатый век, сделал имя в Британии...

Середину вагона занимает роскошная мебель, дуб, орех, береза, тик, красное дерево, гнутые и резные ножки, спинки, позолоченная бронза, серебряные углы сложным орнаментом, еще персидские ковры, серебряная посуда, от огромных полковых братин до кувшинчиков и чарочек, отделанных сложной и тонкой чеканкой.

В отдельных ящиках, старательно упакован фарфор. Сервизы времен Екатерины Великой и Государя Александра I, китайские вазы, наборы мейссенского фарфора, французский фаянс, хрусталь, старинное стекло, снова серебро. Запомнился большой серебряный глобус с нанесенными на него очертаниями материков. Сами материки несколько необычного вида, не очень точны. Так и глобус оказался 16 века, работы испанских ювелиров и картографов.

Доходит очередь до сундуков. Подцепив штыком, ребята выдергивают стальные клепки. Крышки подняты. Все ахают. Тут тебе и чаши серебряные и золотые, и кавказской работы кинжалы, и броши с изумрудами, алмазами и самоцветами, и часы настольные, полированного дерева и с золотыми цифрами, и часы карманные с золотыми цепями, и столовые сервизы: ложки, вилки, ножи серебряные, с вензелями. Здесь же еще живописные полотна, свернутые либо составленные в рамах. Еще ящики с гравюрами. Патрикеев гравюры переворачивает да приговаривает:

-Это Жак Калло, а вот Франс Хальс. Так, так, а тут что? Оригинальный Дюрер! А это? Это Лукас Ван-Лейден... Глазам своим не верю!

В это время подполковник Волховской допрашивает арестованных.

Лысый господинчик оказался тем самым комендантом поезда, с которого сыр-бор и разгорелся. Вышел бы к нам сразу, дал бы ответ, куда и зачем послан эшелон, небось, отпустили бы с Богом! А так, заварили кашу - извольте расхлебать.

-Кто отправитель состава?

-Это были люди... уполномоченные... я не знаю... мне приказали...

-Где был состав подан? И смотрите, не лгите, а то... - и кивок на бородатых в лохматых папахах казаков. - Вытряхнут из вас все, что скрываете.

Есаул Забелин и его бородачи делают зверские рожи.

Комендант поезда судорожно сглатывает слюну.

-Я не скрываю... чистая правда... господин подполковник... Эшелон был составлен в Москве... Но я принял его на Лихой... Мне приказали...

-Кто приказал?

-Господин капитан.

-Капитан Быков?

-Да. Он был в эшелоне с другим... как его...

-Они прибыли в этом эшелоне вместе?

-Так точно... Еще были вооруженные с ними. Но они остались в Лихой...

-Кто вам дал охрану?

-В Лихой...

-Я спрашиваю: не где, а кто?

-Председатель совета железнодорожных...

-Другими словами, это солдаты от совета?

-Там был еще один офицер. Нет, два офицера. Но они сошли...

-По телеграфу вы запрашивали от имени генерала Щербакова. Кто вам давал на это распоряжения?

-Так это... господин капитан...

-Капитан Быков?

-Так точно...

-Как вам объяснили, что в вагонах?

-Никто не объяснял... Мы люди маленькие... нам прикажут...

В это время в комнату вошел адъютант Василия Сергеевича. Нагнувшись к его уху, что-то проговорил.

-Хорошо. Позже, - ответил подполковник Волховской.

Адъютант выпрямился, вопросительно посмотрел на нашего батальонного.

-Я сказал: позже! - построжел подполковник. - Сейчас никакого ответа. Ответ будет потом.

И снова к коменданту поезда:

-Каков был пункт назначения эшелона?

-Я не знаю... Это истинная правда, господин подполковник... Мне никто ничего не говорил...

С капитаном Быковым разговор был менее результативный. Капитан отказался отвечать на наши вопросы.

-Господин подполковник, ваш приказ о моем аресте незаконен, вы будете отвечать по законам военного времени. Требую сообщить о ваших действиях генералу Щербакову.

-После того, как мы выясним, по чьему приказу эшелон был сформирован в Москве и отправлен... да, капитан, куда был отправлен ваш «литерный»?

-Я не обязан отвечать на ваши вопросы.

Ни один мускул не дрогнул  у подполковника Волховского. Будто он всю жизнь слышал такие наглые слова.

-Что ж, неповиновение военному командованию на территории боевых действий влечет за собой меры наказания, вплоть до смертной казни. Вы это знаете, капитан?

-Я не буду отвечать на ваши вопросы, - кривит губы тот.

Василий Сергеевич кивнул казакам: уведите.

Мы остались одни. Командир второй роты Сулимский качает головой и трет ладонью лоб. У него за плечами служба в Генштабе. Разработка стратегических планов, получение данных, подготовка бумаг к принятию решений. Но настоящую войну, с артиллерийскими обстрелами, с налетами кавалерии, с атаками в чистом поле, он представляет только по газетным заметкам и рапортам в штаб.

Полковник Саввич, наш начальник обоза, тоже качает головой. Однако его качание головой отличается от качания головой Сулимского.

-Какой гусь! - наконец произносит Саввич.

Есаул Забелин сдвигает шапку набок.

-А все ж, господа... Этот эшелон, да ежели продать, скажем, на ярмарке...

-В том-то и дело, господин есаул, - говорит Василий Сергеевич. - Нам из штаба армии сообщают, что казна пуста, денег нет. Нужно подождать. Мы это понимаем. Эти сукины дети, банкиры и промышленники, раскошеливаться не спешат. Нет финансовых средств у генерала Алексеева, нет денег у главнокомандующего, Лавра Георгиевича. Потому-то не шлют нам жалование из дивизии. Потому и наш батальонный сундук бренчит, как детская погремушка... А тут - богатств на три полных армии! Откуда? Из Москвы. По чьему приказу? Генерала Щербакова. Куда? Нет ответа.

Мы молчим. Все ясно. То есть неясно ничего.

-Хорошо, господа офицеры. Будем спрашивать теперь «поручика», - говорит подполковник Волховской. - Есаул, выйдем-ка со мной.

Они вдвоем с Забелиным выходят из помещения. Мы сидим, курим. Я, полковник Саввич, подполковник Сулимский. Нда-с, господа. Задали нам задачку! Из одной трубы вытекает, в другую втекает, вопрос: кто открывает кран?

Через несколько минут Василий Сергеевич возвращается. Отчего-то подмигивает мне. Настроение у него приподнятое. Может, что-то Забелин веселое рассказал. Он вообще мастер на рассказы.

-Сейчас казаки приведут нам «поручика». Смотрите ж, господа...

Когда «поручика» ввели, вид у него был уже не такой гонористый. Ему предложили сесть. Подполковник протянул ему свой серебряный портсигар. Тот машинально взял папироску, стал нервно разминать ее. Пальцы его дрожали.

-Значит, так, - сказал подполковник. - Твоего товарища, капитана, мы постановили расстрелять.

Арестованный нервно дернул головой и сломал папироску.

-Приговор будет приведен в исполнение сегодня же, точнее сейчас же... - объявил подполковник.

В это время раздался винтовочный залп: ба-бах!

Мы вздрогнули.

Никакого постановления о расстреле мы не принимали. Капитан отказался отвечать на вопросы. Его увели. Это все.

-Но-о... - начал было подполковник Сулимский.

-Минуточку, господин подполковник, - останавливает его Василий Сергеевич.

И быстро приблизившись к арестованному «поручику», лает тому в лицо:

-Отвечай! Куда шел «литерный»...

-Я не...

-Что?

-В Новороссийск, госпо...

-По чьему приказу?

-Из Москвы, господин...

-По чьему приказу, я спрашиваю!

-Товарища Канского.

-Кто такой Канский?

-Председатель... он по просьбе генерала Щербакова...

-Председатель чего?

-Председатель чрезвычайной комиссии по материальным...

-Что? Громче!

-Председатель комиссии по материальным ценностям...

-Как вы связаны с генералом Щербаковым?

В это время вошел есаул Забелин. Из-под лохматой черной папахи глаза зло светятся, зубы белые недобро скалятся. Отчетливо отдал честь:

-Ваше высокоблагородие, приказ выполнен.

-Так-с! Молодцом, есаул. Сейчас поглядим, что делать со вторым...

Повернулся к «поручику».

-Ну?..

-Господа, не убивайте меня... - слезы вдруг брызнули из глаз «поручика», да такие обильные, просто фонтан слез. - Господа. Я все скажу...

-Твое настоящее имя? - потребовал Волховской.

-Илья Пинхус.

-Кто тебе дал поддельные документы на имя поручика Лебедева?

-Это... это... - слезы текли и текли по щекам Пинхуса.

-Отвечать!

-В военном комиссариате, в Москве... товарищ Остров...

-Кто?

-Островский...

-Кто такой Островский?

-Он документы... он по документам...

-Та-ак. Значит, ты лазутчик? Кто такой Быков? Такой же шпион?

-Нет, госпо... господин подполковник... Не убивайте меня, я все скажу...

-Кто такой Быков?

-Он... он... оф-фицер... Он - капитан Быков... Он перешел на нашу сторону...

-Как вы были связаны с генералом Щербаковым?

-Быков сказал, что Щербаков требует оплату для французов.

-Каких французов?

-Которые с вами преговоры ведут.

Есаул Забелин удивленно присвистнул. Полковник Саввич провел ладонью по редким белым волосам. Подполковник Сулимский уставился широко открытыми круглыми глазами на арестованного. Он сипло дышал, он словно бы не верил тому, что только что прозвучало. Для меня это тоже было откровением.

С французами мы дружили. Мы не только дружили с ними, мы им наши войска посылали. Дрался наш Экспедиционный корпус на Марне, лили свою кровь русские офицеры и солдатики, многие там и остались, во французской земельке. Чтобы жила-процветала Франция. Чтобы оставались свободными французы, поющие свою «Марсельезу» по поводу и без повода. Чтобы ели свои сыры, пили свое бургундское и целовали своих женщин. Вот за что гибли мы там...

Но получалось, что тем же французам московские большевики посылали эти драгоценности, картины и скульптуры, золото, серебро, дорогую мебель, антиквариат, ювелирные изделия... За что? За то, что до сих пор союзнички нам не дали ни одной пушки, ни одного снаряда, ни одной шинели, ни одной пары сапог? За то, что все переговоры оказывались пустой болтовней?

Снова возник адъютант:

-Господин подполковник, телеграмма из штаба армии.

Он подал телеграмму.

Василий Сергеевич пробежал ее глазами. Его усы встопорщились. Так бывало, когда шел он в атаку. Внешне спокойный, безразличный к разрывам снарядов, к посвисту пуль, он не мог только удержать свои стриженные усы - они топорщились. И мы знали, что с таким командиром мы всегда победим. Ледяная злость, точный расчет, бесстрашие и ярость - вот что выдавали его встопорщенные усы.

-Этого увести! - пролаял он. - В подвал его. Отдельно!

Есаул и казаки вывели Пинхуса. Он скулил и размазывал мокроту по лицу.

Подполковник бросил телеграмму передо мной на стол.

-Полюбуйся, Иван Аристархович. От генерала Р-ского.

Телеграмма гласила: «Командиру офицерского батальона тчк немедленно пропустить литерный эшелон месту назначения тчк охрану оправить назад тчк дать охрану офицерского батальона тчк генерал Р-ский»

Мы поочередно прочитали текст.

Дело становилось еще запутанней. Значит, большевики посылают генеральский вагон для подкупа наших друзей-предателей французов, генерал Щербаков в этом участвует, заместитель начальника штаба армии об этом осведомлен...

-Приказ генерала, - первый подал голос Сулимский.

Василий Сергеевич посмотрел ему в лицо. Могу представить, каким был наш подполковник в родном Николаевском училище. Да он же «зверям», небось, спуску не давал. Пока не станешь «благородным корнетом», будешь учить, какой масти лошадь у командира 289-го полка.

-Приказ ка-а-акого генерала? - недобро протянул Василий Сергеевич.

Сулимский отвел глаза.

-Виноват, господин подполковник.

...Литерный мы отпустили. Вместе с генеральским вагоном, что был забит добром. Он отойдет от станции через два часа. Прогрохочут мимо нарядные, густо пыхтящие паром паровозы, каких с начала Великой войны мы не видели. Простучат колесами «пульманы», что словно сошли с цветных иллюстраций. Поручни все так же будут гореть ярко начищенной медью. Занавески на окнах - скрывать, что везут в одном из них.

Охраной подполковник Волховской выделил пять казаков с урядником во главе и трех офицеров. Начальником охраны был назначен капитан Сергиевский. Он же за коменданта поезда. Солдат же, что были разоружены и вытолканы, мы отправили назад, в Лиски. Как нам и предписывалось.

Чего нам не предписывалось, это проводить допрос и выяснять, кто такой «товарищи» Канский и Островский. А также выявлять предателя Быкова и шпиона Пинхуса. Но в том не наша вина.

Наконец, заключительная сцена комедии «Драма на станции». Точнее, трагикомедии.

Капитана Быкова вывели на платформу. Два кубанца по сторонам, шашки наголо. Из помещения при станции вывели также «поручика», этого самого Пинхуса. Его тоже вели два кубанца.

Когда он взошел на платформу, было заметно, как трясутся у него ноги. Он едва переставлял их, согнутые в коленях. Он был убежден, что ведут его на расстрел. И тут вдруг они сталкиваются лицом к лицу с капитаном-предателем. У Пинхуса глаза чуть не выскочили из орбит.

-А-а-а! - закричал и хотел было дать деру, но казаки ухватили его за шиворот.

-Стой прямо, едренькин сучок!

А Быков-то ничего не знает. И так как ничего не знает, то напряженно смотрит в лицо Пинхусу.

-Н-но вас же... рас...стреля...ли!

-Што-о?

-Вас...

И тут до Пинхуса доходит, что он наделал.

-Они мне сказа...

-Ты выдал нас? - догадался капитан Быков. - У-у, пархатая свинья!

И не успели казаки перехватить его, как капитан со всего размаху ногой въехал Пинхусу прямо туда, где упрятано продолжение всего рода Пинхусовского.

Второго удара ему сделать не дали. Казаки подскочили. Кто-то звизданул злого капитана по затылку. А кулаки у наших кубанцев еще те! Капитан носом и клюнул, его подхватили и дальше уже под ручки понесли. Пинхус же, то скручиваясь, то разгибаясь червяком, закричал тонким бабьим голосом:

-Убили, ай-ай! Этот гад... раздавил мне все, все... а-а-а, больно-о-о!

Его конвойные подхватили тоже. Дали слегка по морде, чтобы заткнулся. И так драматизма - на две недели.

-Молчать! - рявкнул один из кубанцев.

А снизу, на платформу, ведут в это время лысого господинчика, коменданта поезда. Он ошарашенно наблюдает, как получает по загривку капитан, как потом дают оплеуху «поручику», и начинает жалобно причитать:

-Господа, меня не надо бить, я же все рассказал, я же все... не бейте меня, я прошу...

И тогда есаул Забелин внес последнюю ремарку. Сделав совершенно звериное лицо, очумело вытаращив глаза, он заорал на коменданта:

-На кус-ски порублю-ю-ю!

Так что у того по штанам и потекло. Он стоял, в страхе клацая зубами, а под ним росла и росла лужа.

-Што-о? - продолжая таращить глаза, навис над ним Забелин. - Сцять в присутствии офицеров?..

Лысый господинчик опустил глаза и только тут смысл происходящего стал доходить до него.

Отвернулись мы, едва сдерживая смех.

Подполковник Волховской тем временем давал последние наставления капитану Сергиевскому.

-Михаил Иннокентьевич, в этом портфеле, - говорил он, зло улыбаясь, - моя служебная записка и протоколы допроса всех трех задержанных. Вручить лично генералу Р-скому либо лично полковнику Петрову, его начальнику контр-разведки. Только после того, как они ознакомятся с запиской, передадите им арестованных.

-Будет исполнено, Василий Сергеевич.

-Арестованных держать под стражей вплоть до прямой передачи офицерам из штаба Армии.

-Все ясно.

-Сразу по исполнению дайте нам знать.

-Не беспокойтесь, господин подполковник.

-С Богом!

Так и отъехали в отдельном закрытом купе предатель капитан Быков, лазутчик Илья Пинхус, он же «поручик», и старый комендант поезда. Все разоруженные, все под стражей. Два казака постоянно возле их купе.

Литерный ушел.

Мы остались на станции. Телеграф молчал.

Он молчал и на следующий день, когда, по нашим подсчетам, Сергиевский должен был уже добраться до штаба армии. Он молчал и через день, когда по нашим подсчетам, штаб армии должен был ответить. Конечно, генеральский приказ мы выполнили не совсем точно. Но и штабные не знали всего, что мы обнаружили.

Мы занимались обычными делами. Мало ли их у батальона, который на сто верст вокруг охраняет порядок и покой обывателей? Наши фуражиры добывали сено, наши кашевары кормили стрелков, наши стрелки несли службу, выходили в дозоры, сидели в заставах, наши батарейцы чистили и смазывали пушки.

Телеграф молчал и на третий и на четвертый день. Штаб армии словно забыл про нас. Мы связались во штабом дивизии. Отчего-то в штабе дивизии удивились, что мы все еще на станции П-ской. А я был удивлен неосведомленности штаба дивизии. Где же нам еще быть, если уже пятый день никаких приказов?

Потом был кавалерийский наскок красных. Они вырвались в густых утренних сумерках, из-за заснеженных холмов. Шли разъятой лавой, хотя снега было мало, но не было в той лаве ни напора, ни удали.

Им не повезло.

Потайным чутьем подполковник Волховской будто угадал их приближение. Как раз за час до из налета отдал приказание штабс-капитану Соловьеву выставить наши две пушки на боевые позиции.

-А что, Василий Сергеевич, никак донесение было?

-Донесения не было, - пожал плечом подполковник Волховской. - Что-то горячим конским потом веет...

Соловьев вскинул бровь. Чудит командир! Но приказ есть приказ. Батарейцы вытолкали пушки через рельсы, поставили их жерлами в чисто поле. Сами костерок разожгли, стали чай варить. Только приладились - ан вот они, червонные гусары, хрень несусветная.

Наскок мы отбили одним артиллерийским огнем. Как дали шрапнелью, так лава и разлетелась на шмотья. Кто назад, кто в бок, кто к чертовой бабушке, стричь ей когти на ногах и срезать мозоли на пятках.

Подполковник Волховской был доволен.

-Но это только первый куплет, - сказал он. - Ждите следующий! А пока, Иван Аристархович, распорядись-ка послать за винтовками и патронами.

Несколько офицеров с удовольствием вызвались за трофеем. На десяток-другой больше патронов в подсумке - это больше шансов выжить в следующем бою. Санитары наши притащили четверых раненых. Наш батальонный фельдшер перевязал их. Все четверо оказались из одного села из-под Полтавы.

-Хто ж вас назвал «червонными гусарами»? - заинтересовались кубанцы.

-Та хиба ж мы бачим, господа казаки? Приихалы комиссары, мобилизацию утворилы, воны и удумали...

Принесли офицеры брошенное красными знамя. Так и есть, по густо-красному полю золотыми буквами «Червоный гусарский полк имени Парижской коммуны». Отдали эту дрянь коноводам. На попону лошади.

Разведка наша, уйдя на двадцать верст к северу, сообщила, что к станции З-ской идет двухтысячный отряд красной гвардии. Это было серьезнее, чем налет «червонных гусаров». Три бронеавтомобиля, двенадцать орудий, много пулеметов. Сообщил об этом барышник-татарин, который хотел было продать большевикам свой небольшой табун, но получил взамен десять плетей и потерял свои деньги. Татарин все посчитал. И бронеавтомобили, и орудия. Описал также большой обоз. Движутся к нашем направлении. Медленно, но определенно.

Я запросил штаб дивизии, что нам делать?

Штаб дивизии молчал.

Мы сидели в хорошо натопленной избе, в комнате, сизой от махорочного дыма.

-Это измена? - спросил я.

-Пока еще нет, - сказал подполковник. - То есть пока не знаем определенно.

Офицеры курили махру, так как хороший табак у нас давно уже кончился. Вошел ординарец, внес свистящий раскаленный самовар. Другой заварил плиточный чай. Мы пили этот чай, подливая в него водки. Настроение было - оторви и брось! Если уж за нашими спинами начались такие интриги, то что же дальше-то?

В тот же вечер вернулся капитан Сергиевский с казаками и офицерами. Он улыбался и беззаботно насвистывал мелодию из какой-то оперетки.

-Эшелон доставлен. Арестованные переданы. Бумаги прочитаны при мне же. Генерал Р-ский дал нам три дня отпуску. Поэтому мы задержались, Василий Сергеевич.

Он был чисто выбрит. От него пахло дорогим одеколоном.

-Почему не сообщили? - взглянул на него подполковник Волховской.

-Штабные обещали. А что, не дали телеграмму?

Василий Сергеевич молчал. Думал о чем-то.

-Виноват, господин подполковник, - сказал Сергиевский. - Поверил этим хлыщам...

-Ничего, Миша, - улыбнулся полполковник Волховской. - Отдохнули хоть немного, верно?

Словно не было нетерпеливого ожидания, не было его ежечасных вопросов: «Молчит штаб? А что Сергиевский?» Словно не было тревоги, бессонных ночей, когда Василий Сергеевич обходил роты и лазарет, обозное  хозяйство и артиллерийский парк. Словно не было его настороженного внюхивания в морозный воздух. А потом залпов наших трехдюймовок. Словно вообще ничего не случилось в эти дни.

Потом Василий Сергеевич повернулся ко мне:

-Иван Аристархович, труби общий сбор. Используй все пригодные вагоны. Сколько у нас на станции паровозов под парами? Один? Ничего, и этого хватит. Пойдем тихим ходом...

О «генеральском вагоне» он больше не говорил.

Из штаба армии о нем тоже не напоминали.

 * * *

STALIN, PUTIN, "ORGANS" AND  MOSCOW  PATRIARCHATE

G.M. Soldatow

Translated by Seraphim Larin

In order to save the Communist government, Stalin utilized his secret police to gather up the terrorized Archbishops of the Russian Church so as to create his own Soviet "church" naming it the Moscow Patriarchate. He even personally selected the man who was to head this organization - "patriarch Sergius" - an individual who had already committed himself to the godless Soviet regime.

While all the political operations were conducted in the name of the "patriarch" and his Synod, the true controller of these activities was an NKVD Colonel Karpov. Under the guise of being members of the MP's Synod, Soviet intelligence agents were left unfettered in conducting their destructive clandestine operations throughout the whole world! After all, weren't they pious clerics of the Moscow Patriarchate? Very few people living outside the Soviett rule, comprehended the fraudulence of the Soviet "church" and indeed - Communism itself. As N.Berdiaev writes: "The lie of Communism... it is above all else, a spiritual and not a social fraud. Its very substance is a frightening lie that denies the existence of the soul, and rejects the spiritual creation in every person. The lie of Communism is a lie of the non-existence of God, and it is from this fabrication that all else emanates. Because godlessness cannot elapse without consequences, Communism's barbarity becomes understandable."

Just as Apostle Paul predicted "that in latter times some will depart from the faith, giving heed to deceiving spirits and doctrines of demons, speaking lies in hypocrisy, having their own conscience seared with a hot iron." ( 1 Tim. 4:1-2). Consequently, neither grace nor anything that is good for the soul can emanate from the Soviet hierarchy. The Orthodox population was subjected to persecutions for their faith, many perishing in concentration camps. At the same time, the "patriarch" and his "metropolitburo"travelled the free countries of the world, proclaiming that in the USSR, there were no persecutions against religion.

Nevertheles, truth will out and with time, people in various countries began to hear about these merciless drives against religion and their attendant gulags. Some believed what they heard, some expressed indifference to the plight of the persecuted, while the enemies of the Russian people were even delighted with the unfolding tragedy. Nevertheless, a pall of suspicion decended upon the Soviet clergy. While their appearances were greeted with politeness, a certain reserve appeared among the host nations. There were instances where some Western countries expelled the visiting representatives of the Moscow Patriarchate.

Having become full members of the ecumenical World Council of Churches, representatives of the MP started to fully participate in conferences and conventions. At the same time, the professional MP propagandists began to skillfully work among the spiritual representatives of other nations, redirecting their missionary endeavours. Instead of preaching Christ's Teachings, the MP operatives diverted those members' focus to social and material problems of nations, to the class disparities that existed among various peoples etc... Under this Soviet influence and subtle guidance, the clergy members from the free world began to participate in pro-Soviet political machinations. Having laid the initial ground of the so-called "theology of liberation", the MP "apparatchiks" started to promote not the Teachings of our Saviour, but Marxist ideas on the struggle of the "working class" against the "capitalists" and the overthrow of Western democratic governments.

Church pulpits resounded with rousing sermons about political struggles for improving the standard of living on Earth, and not with directives on how to save your soul or, about life after death. Exposed to this corrosive influence, humanity started to lose its antediluvian spiritual and cultural core. This resulted in a rapid deterioration of its underpinning foundations of civilization and morality.

The subsequent declaration and legalization of "equal rights" to minorities, released the rapid spread of sexual perversion, which in turn lead to the emasculation of both the Protestant and the omnipotent Roman Catholic Church authorities.

Upon ascending to power in Russia, the experienced and long serving director of espionage - Putin - also inherited the control over the Moscow Patriarchate. This control presented him with a golden opportunity: why not send his intelligence agents in the guise of spiritual figures to various parts of the world, where their outward identities would permit them conduct their clandestine operations without attracting undue attention? In order to make this maneuver more successful, he launched a programme to "unite" the Russian Overseas Church Abroad and her attendant Russian emigre with the MP, thereby placing them under his control and "legalizing" his field of operations throughout the whole world. Unfortunately, an undermined ROCA was unable to withstand the neo-communist onslaught of bribery, sycophancy and outright blackmail, and quickly succumbed to his MP.

Fortunately, because of God's mercy, there were some clergy and laity among overseas faithful that refused become a subordinate part of "patriarch" Alexis and his "metropolitburo". They began to reactivate church life on the original ROCA beginnings, declaring that they will remain to the true precepts of the Church, and rejecting the betrayers of Christ's Teachings that have become part of the MP.

The pivotal role played by Putin in this unification can be seen not only by the initiatives that he displayed from the beginning of this entrapment, but by his personal zealous assistance provided to the Patriarchate over the past years, in seizing monasteries and parishes outside of the Russian Federation.

On the 17th May 2007, when the unification was being celebrated in the Cathedral of Christ the Saviour, Putin violated Church statutes, custom and decorum by halting the Church Service to deliver a speech! His behaviour showed that what was transpiring carried a political and not a religious significance.

Having gained control over the overseas parishes, the neo-soviet government can now develop its activities in areas where before they had no bases or logistical support. Putin's various government instrumentalities are now in a position to extend their technical services and contacts through the compliant Patriarchate.

The political substance embedded in the MP can be seen in its structure. The government officials in "cassocks" attached to the Patriarchate, have developed a series of sub-divisions within her, each with specific responsibilities, the most prominent being the security section that protects the "patriarch"and his "metropolitburo". The security guards attached to this section are military service veterans, even though they are officially registered as "students" of theological academies and seminaries. They dress in civilian clothing, in cassocks or in pseudo-cossack uniforms. They are armed with small whips and sidearms and have German Shepherd dogs at their disposal. They are also fully trained in chemical weaponry, explosives and are fully conversant with electronics and computer technology.

Within the MP, there is also a section that deals with documents/passports, which is capable (in emergencies) of issuing instant visas or extending them, to prolong stays in the RF of existing visas, to arrange invitations to foreign dignitaries etc...

There is also a system of files, containing a world-wide listing of all clergy and collaborators of the administration, pedagogues in religious schools and editors of religious publications. The cards are made up of personalized cards, each containing biographical data of the individual, his political disposition, a summary and outline of his published works etc....

The 19th statute of the RF Laws - embodies a list of individuals that are forbidden from entering any confidential association on a written contract basis. They are: parliamentary deputies, public prosecutors, lawyers, clergy and any authorized representative of any officially registered religious body. However, the law does permit such individuals to enter into voluntary associations, provided this is done on a non-contract basis. Yet RF citizens, people with dual passports and foreigners - irrespective whether their residency is permanent or temporary - can all engage in clandestine collaboration with the authorities! Once this is established, the individual is given a code name, method of meeting and sustaining contact determined, method and type of payment agreed upon etc...This highlights the duplicity of the whole system.

Interestingly enough, ROCA archives contain(ed) - assuming this would now have been buried by MP - instances reported by their clergy that prior to the unification process, they were approached by MP representatives with compromising photos of and letters by them, with a dire warning that this incriminating proof of their "indiscretions" would be made public, unless they co-operated with the "apparatus". At the same time, they were promised that their collaboration would be rewarded with assistance with their "careers", periodic recreational visits to the Motherland etc...

Co-incidentally, once it became clear that the impending unity of ROCA(L) and MP will take place, suspicious and inexplicable events began to occur among the ranks of those who opposed this unholy fusion. First, it was the removal of the President of the Synod - Metropolitan Vitaly, followed by the dismantling of the European Division of the Orthodox Palestinian Society, headed by Mrs.Kamenev; then the expulsion of members of the Executive Management of OPS in Palestine and America; unexplained illnesses and actual deaths of some individuals; incomprehensible behaviour of those with whom Bishop Grabbe had come to an agreement regarding the organization of measures to be taken in case of the "unia" being realized; the actual death of the Bishop and his sister, Anastasia Shatilova ( death caused by her fall from a ladder!); the fall from a ladder by a bishop that was an iconagrapher, who spent decades climbing ladders in beautifying churches throughout the world, etc... There are many more examples of puzzling episodes involving opponents to the MP unification, all of which proved too intimidating for some of them, resulting in them giving up the struggle against the seemingly omnipotent Moscow Patriarchate. Apparently they likened ROCA's situation with that of the ancient Israelites and the Philistines. However, what they have forgotten is that the Lord God was on the side of the Israelites, and that a youthful David emerged to kill the giant Goliath with his sling.

It must be realized that the neo-communist government of the Russian Federation  - undistinguishable from the former one of the USSR - is in fact an absolute evil that emanates from the devil. Just as young David was armed against Goliath and had God on his side, so has "Overseas Russia" the opportunity (armed with the help of prayers to God) to defend itself, by acknowledging that right is on the side of the righteous and not with the servants of satan. That's why true Orthodox Christians invoke God with prayers: "we will not turn back from You; Revive us, and we will call upon Your name."(Psalm 80:18).

There will be those faithful in the Motherland - as well as in the "Overseas Russia" that will refuse to accept spiritual ministrations from the enemies of the Church, appointed by the "patriarch" and his "metropolitburo" members, whose heads are: "full of all deceipt and fraud, you son of the devil, you enemy of all righteousness."(Acts 13:10).

There is no marked difference between Stalin and Putin as both are agents of evil. One commissioned Colonel Karpov of the NKVD to control the activities of the Patriarchate, while the other is personally involved in manipulating it. Both stand condemned for their anti-canonical and anti-church actions.

The following incident can serve as an example of Putin's obvious influence over MP's behaviour. On the 8th of  October 2007, after Bishop Gabriel, Secretary of ROCA (L) and Soviet Bishop Mercurius con-celebrated Divine Liturgy in the Synodal church in New York, both visited the General Consulate of the Russian Federation so as to resolve - with Consul C.Garmonin - practical issues affecting the functions of both "united churches"! This episode invariably begs the question: what has a government apparatus to do in determining church administrative resolutions? Would it not be more appropriate if such religious matters were attended to by competent spiritual authorities?

Alas, after unification, all of ROCA's actions are managed by Putin's government.

 

 * * *

«СО  СВОЕЙ  КОЛОКОЛЬНИ»  СИНДРОМ  БРЕЙСКОГО  КЮРЕ

                              Протоиерей Михаил Ардов

03 марта 2008 «Алексий II призвал поблагодарить Путина за "беззаветное служение России" и подчеркнул важность продолжения его политического курса новым президентом

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II 2 марта проголосовал на выборах президента РФ, сообщает "Интерфакс-Религия".

"Очень важно, чтобы все пришли сегодня на выборы и выполнили бы свой гражданский долг, потому что от вклада каждого зависит будущее России", - сказал Алексий II, обращаясь к журналистам после голосования.

По традиции, Патриарх принял участие в голосовании в своей резиденции в Чистом переулке Москвы.

Он также призвал "поблагодарить Владимира Владимировича Путина, который в течение восьми лет нес беззаветное служение России", и подчеркнул важность того, чтобы политический курс, начатый В.Путиным, был продолжен новым президентом.

Патриарх также пожелал будущему главе государства "успехов в этом ответственном служении на благо

России и нашего народа".

"Я надеюсь, что выборы пройдут успешно, и мы сможем приветствовать нового президента, который возьмет на себя огромную ответственность за будущее страны", - отметил предстоятель РПЦ МП».

Прочитал я это сообщение и мысленно произнес: «Ага! Синдром брейского кюре!»

Много лет тому назад я и несколько моих единомышленников ввели в обиход такой псевдо медицинский термин. На это нас натолкнул французский пи­сатель Себастьен-Рок-Никола Шамфор, его книга «Характеры и анекдоты», где мы нашли любопытнейшую запись (она, как видно, относится к периоду войн с гугенотами):

«Брейский кюре несколько раз переходил из католичества в проте­стантизм и обратно. Когда его друзья удивились такому непостоян­ству, он воскликнул: «Это я-то непо­стоянен? Я склонен к измене? Ни­чего подобного. Мои убеждения всегда неизменны: я хочу оставаться брейским кюре».

Словом, «синдром брейского кюре» есть неизбывное желание иерарха или клирика навсегда сохранить за собою теплое местечко, не гнушаясь для достижения этой цели никакими средствами, включая ложь, лесть и рабское послушание власть имущим, если даже таковыми окажутся люди аморальные и даже преступники.  

Увы! - за долгую историю Христианской Церкви личностей, у которых была в точности такая же психология, как у того, о ком писал Шамфор, было более чем достаточно. И это легко понять, поскольку власти во все времена предпочитали иметь дело именно с такими персонажами, а вовсе не с теми, кто хотел и умел отстаивать собственное мнение, как, например, Святители Иоанн Златоуст (IV в.) или Митрополит Московский Филипп (XVI в.) 

В свое время Петр I уничтожил в России Патриаршество именно с той целью, чтобы  Церковь превратившись в некое  в «духовное ведомство», была ему абсолютно покорной и послушной. И  с тех самых пор недуг, который  мы называем «синдромом брейского кюре» поразил очень многих российских иерархов и клириков, что в огромной степени предопределило катастрофу 1917 года.

Вспоминаются мне времена «брежневские» - первая половина восьмидесятых... Как возмущало нас, рядовых клириков, рабское лицемерие, которое проявляло наше «священноначалие»! В частности кощунственные панихиды, которые Патриарх и его присные служили по «врагам Божиим» - последовательно умиравшим в те годы «генсекам ЦК КПСС»...

Ну, а  сегодняшний день?.. Не менее возмутительным, чем те панихиды, было недавнее отпевание Ельцина по чину, который был положен лишь «Хранителям Веры» - Православным Государям. Тем паче, что Борис Николаевич не был человеком церковным, да к тому же принял некое «посвящение» и «докторскую степень» от всем известной ведьмы Джуны и даже был награжден ею «орденом богини Бау»...

Но это неподобающее отпевание и льстивые слова, которые адресует «Владимиру Владимировичу» нынешний возглавитель Патриархии, все же не самое яркое проявление «синдрома брейского кюре». Наиболее возмутительным в этом отношении является документ 1949 года - поздравительное письмо, которое направили кровавому тирану и убийце - Сталину решительно все епископы Московской Патриархии. Процитируем самое начало этого позорного текста и его конец:

"Глубокочтимый и дорогой Иосиф Виссарионович!

В день Вашего семидесятилетия, когда всенародное чувство  любви и благодарности к Вам - Вождю, Учителю и Другу  трудящихся  -  достигло  особой  силы и подъема, мы, церковные люди, ощущаем нравственную потребность присоединить свой голос к мощному  хору поздравлений  и  выразить Вам те мысли и пожелания, которые составляют особенно драгоценную часть нашего  духовного  достояния.

Как граждане Великой Советской страны и верные чада своего народа,  мы  прежде  всего чтим подвиг Вашей многоплодной жизни, без остатка отданной борьбе за свободу и счастье людей, и усматриваем в этом подвиге исключительную силу и самоотверженность Вашего духа. Нам особенно дорого то, что в деяниях Ваших,  направленных  к  осуществлению  общего  блага и справедливости, весь мир видит торжество нравственных начал в противовес  злобе,  жестокости  и угнетению,  господствующим в отживающей системе общественных отношений<...>И  теперь, ощущая на каждом шагу своей церковной и гражданской жизни благие результаты Вашего мудрого  государственного руководства,  мы  не  можем таить своих чувств и от лица Русской Православной Церкви приносим Вам, дорогой Иосиф Виссарионович, в день Вашего семидесятилетия глубокую признательность  и,  горячо приветствуя Вас с этим знаменательным для всех нас, любящих Вас, днем, молимся об укреплении Ваших сил и шлем Вам молитвенное пожелание  многих лет жизни на радость и счастье нашей великой Родины, благословляя Ваш подвиг служения ей  и  сами  вдохновляясь этим подвигом Вашим".

Как помним, истинные христиане - «зарубежники» и «катакомбники» - в течение нескольких десятилетий призывали Патриархию осудить свое позорное прошлое и публично покаяться в прислуживании преступному и безбожному режиму... Увы! - призывы эти были и остаются тщетными...

И вот теперь мне в голову приходит такая мысль: теоретически этого можно добиться. Но для этого необходимо осуществить процесс на манер Нюренбергского, на котором  безоговорочно осудить ВКП(б)-КПСС, как организацию преступную - повинную в геноциде, и признать ее идеологию человеконенавистнической. И вот тогда Московская Патриархия должна быть упомянута в приговоре, как учреждение повинное в пособничестве и самому Сталину, и прочим палачам...

Но в стране, где по праздникам размахивают красными тряпками и  поют столь любимый «товарищем Сталиным» гимн Александрова-Михалкова, это вряд ли осуществимо.   

Наша Страна № 2839, 23 марта 2008, стр 7

* * *

КАК  МЫСЛИТЬ  НАЦИОНАЛЬНО?

Александр Никитин. Г. Москва.

Только то хорошо, что хорошо для великороссов ! Только тот хорош кто великоросс (русский) и кто не вредит всем русским людям!
Мыслить национально очень просто, по выше приведенной формуле. То есть, только то является хорошим, что хорошо для большинства русских.
Для русских хорошо, что бы русских в России было большинство. Если русские будут меньшинством, то русских вообще добьют. Значит хорошо когда русских умирает меньше, а рождается больше. В настоящее время происходит как раз все наоборот.
Для русских хорошо, что бы больше русских защищающих интересы своего народа , то есть русских националистов.
Значит каждый русский должен стать русским националистом и просвещать всех других русских о положении своего народа, давая почитать хотя бы наш журнал и другие национальные издания, что бы они тоже стали националистами.
Русским хорошо, что бы русской землей, то есть Россией управляли только русские. Русские лучше будут стараться для русских и России, это их родной народ, это их родная земля.
Значит русские должны поддерживать только русских по национальности и по делам политиков. Всех остальных русские должны бойкотировать, отказываться за них голосовать, какие бы сладкие песни не пели бы эти иноземные, инородные пташки.
Русским хорошо если даже русские по национальности политики не имели бы возможности обманывать, предавать, продавать и обворовывать свой русский народ.
Значит для русских хорошо когда все власти находятся под контролем русского народа, когда русский народ будет иметь право и реальную возможность снимать с должности и наказывать любого руководителя.
Значит русским нужна не диктатура вождей которые будут бесконтрольно обворовать свой народ.
Значит русским нужна власть русского народа над своей жизнью и над своими избранниками и слугами чиновниками.
Значит русским нужна Русская Национальная Власть.
Власть русских над своей страной, над своей жизнью возможна вообще только в форме национальной. То есть власти самого русского народа над своими чиновниками и над всеми доходами своей страны. Все остальное это из серии обмана.
Власть вождя будет властью вождя и его холуев, но не властью русского народа.
Власть царя будет властью этого Царя и его приближенных, но опять таки не властью русских.
И там и там русские будут рабами Вождей и Царей. Хозяевами своей жизни и своей страны русские могут быть только при национальной демократии, при власти русского народа.
Иначе русским опять будет плохо, их опять будут безнаказанно продавать и предавать за миллиарды на счетах в заграничных банках.
Для русских хорошо когда каждого русского будут защищать миллионы русских, значит каждый русский должен переживать за судьбу всех русских людей. Если за каждым русским будут стоять миллионы соотечественников, тогда русские станут хозяевами своей страны и своей жизни.
Значит каждый русский должен принимать все возможные меры к защите каждого русского которого обижают еврейские власти правящие Россией или кавказские мафии захватившие всю Россию с позволения еврейской элиты.
Для русских хорошо кода каждый русский будет стараться для благо каждого другого русского, для блага всех русских людей. Каждому русскому будет хорошо если он будет стараться для всех русских и все русские будут стараться для каждого русского.
Значит, сознательной целью жизни каждого русского должно быть служение благу и процветанию всех русских, всего русского народа, всей русской нации.
Точно также как истинной целью жизни любого живого существа, на этой планете является продление жизни своего рода , процветание своего вида. Так сотворено природой и богом. Кто нарушает эту волю творца тот обречен на гибель и исчезновение.

В чем заключаются русские национальные интересы ?

Абсолютно в том же самом, что и национальные интересы любой другой нации.
В отстаивании каждым русским своих интересов и выгод , а также, и одновременно выгод и интересов всех других русских людей. Если так будет действовать каждый русский ,то есть заботиться о всех других русских, а все другие русские будут заботится о каждом русском, то всем русским будет жить во много раз лучше, чем сейчас. Только действовать для этого русские люди должны вместе, поодиночке много не сделаешь.
Русские живущие на территории России (в данной статье мы будем говорить в основном о них) живут на своей кровной русской земле. На земле которую тысячи лет осваивали, благоустраивали, защищали, поливали своим трудовым потом и кровью тысячи поколений наших русских дедов, прадедов и прапрадедов. Каждый русский носит в себе кровь, клетки, и гены этих тысяч поколений русских тружеников и воинов. Каждый русский является биологическим продолжением этих тысяч поколений русских людей. Россия принадлежит русским по праву труда и крови. Это право священно в сознании всех людей не являющихся паразитами живущими за счет чужого труда.
Поэтому русские имеют полное и святое право получать все блага и доходы от русской земли, от богатств созданных на этой земле. Как и другие коренные народы России, которые трудились на благо общей Родины вместе с тысячами поколений русских людей.* ( дать сноской внизу страницы- *( в дальнейшем , для избежания повторений, прошу иметь в виду, что когда говорится о русских подразумеваются и все коренные народы России)
Поэтому главной задачей любого русского человека является обеспечение, того что бы.
Все доходы получаемые на русской земле должны идти на обогащение и процветание именно русских людей.
Первая задача любой нации, любого человека, любого живого существа обеспечить достаточное питание, жилище и другие условия жизни для себя и своих детей.
Первой задачей русского национализма, задачей каждого русского человека, задачей всех людей русской нации является.
Обеспечение такого материального положения для всех русских людей, что бы русские могли растить кормить, обувать, одевать в своих семьях по десять детей, как это было у наших дедов и прадедов. ( Представляете какие доходы были у наших прадедов? Умножьте на современные цены даже минимальные расходы на десять детей в семье, жена и мать естественно не работает.... Вот такие деньги получали за свой труд простые русские крестьяне и рабочие. А мы?)
Что бы русские, на честно зарабатываемые доходы могли строить дома, покупать квартиры такие какие нужны для семьи в которой растут десять и более детей.
Это было у русских тогда, когда власть в России была русской , где даже не русские дворяне все же уважали интересы русских. То есть до 1917г..
Что бы все русские люди имели возможность зарабатывать на жизнь себе и своим детям нужно, что бы Российские границы были закрыты для заграничных товаров.
Все что потребляется в России должно производится в России, тогда заработок от производства и продажи всего, что потребляется будет у русских рабочих ипредпринимателей, а не у китайских или турецких.
Тогда русские рабочие будут нужны. Их, тогда будет не хватать и владельцы заводов, руководители совхозов и т.п. будут не только иметь возможность , но и будут вынуждены подымать оплату труда русских рабочих. Тогда и власти и предприниматели будут кровно заинтересованы в увеличении количества русских детей. Это будущие рабочие руки и изобретательные головы которых так будет не хватать. Тогда русские рабочие и служащие будут получать за свой труд достаточно, что бы создавать и обеспечивать свои семьи, что бы заводить и растить много детей.
Но для этого, люди русской национальности должны протестовать против того, что в Россию завозятся товары из других стран, а российские заводы из-за потока дешевого заграничного ширпотреба разоряются. Поэтому, либо вообще не могут платить зарплату русским рабочим и служащим, либо вынуждены платить нищенские гроши.
Каждый русский если он хочет хорошей жизни для себя и для своего народа должен отстаивать интересы всех русских, а для этого протестовать против завоза в Россию товаров иностранного производства. Стараться покупать только то, что произведено русскими рабочими и русскими предпринимателями.
Возможность работать и хорошо зарабатывать это величайшее благо для всех русских людей. Возможность своим трудом обеспечить хорошую жизнь своим родителям, своей жене, своим детям - это величайшее благо и счастье для любого честного и работящего русского человека. А, таких среди русских подавляющее большинство.
Все заказы на машины и оборудование, на строительство и ремонт, на все виды оплачиваемой работы и деньги за эту работу, должны получать только русские рабочие и специалисты. Тогда у них будет возможность ,жить , а не прозябать.
Для того, что бы русские люди имели возможность получать доходы за свой труд достаточные для обеспечения своих семей, должен быть прекращен завоз в Россию иностранных рабочих и не русских переселенцев из стран Кавказа, Средней Азии, Вьетнама, Китая, Кореи, Турции. Вообще из всех зарубежных стран. Уже приехавшие иностранные рабочие и предприниматели должны быть лишены права пребывания на территории России и уехать к себе на Родину.
Иностранцы из слаборазвитых южных стран готовы работать за заработок в несколько раз ниже чем за эту работу потребует русский. В южных странах, например Кавказа или Средней Азии, за счет разницы в валютных курсах (там рубль дороже) можно на несколько сот рублей прокормить целую семью. Там не нужно, как нам русским, каждый год покупать дорогостоящую зимнюю одежду. Там не нужно тратить бешенные деньги на отопление жилья, как это вынуждены делать русские в России. Поэтому все иностранные рабочие и даже специалисты готовы работать в России за низкую оплату или давать громадные взятки , что бы заказ на ремонт дороги или дома отдали именно им. Как это обычно делают иностранные рабочие, выходцы из кавказца.
Посмотрите на дороги, на стройплощадки, там находят себе работу в основном мигранты из Кавказа, Азии, Турции, Югославии, Украины. Русских на эту работу либо не берут- русские не дают взяток. Либо русские сами не идут на эту работу, иностранцы там настолько понизили заработки, что русскому не смысла там работать. В России, по российским ценам на такие заработки семью прокормить невозможно. Как правило на эти деньги невозможно прокормиться и одному русскому рабочему, если от не хочет спать на стройплощадке и питаться одним лавашем и маринованным чесноком, как это обычно бывает у иностранных рабочих.
В результате, благодаря завозу иностранных рабочих увеличивается население Кавказа, Азии, Турции, Югославии и т.д., а русских каждый год становится все меньше и меньше. Русским не на что содержать свои семьи, русским не на что растить русских детей.

Долг каждого русского протестовать и принимать все меры против допуска иностранных рабочих , на территорию России. Стараться пользоваться только услугами русским рабочих и русских специалистов, даже если их услуги немного дороже.
Русские должны помогать получать работу, заказы, доходы только русским работникам и предпринимателям. Поможешь ты своим братьям русским, помогут и тебе.
Русский деньги должны идти на улучшение жизни русских.
Каждый иностранный рабочий, каждая иностранная фирма на территории России это отнятые тысячи рублей у русского рабочего, русского специалиста, русского предпринимателя.

Любое производство товаров от вязания шерстяных носков и выращивания картошки до производства орбитальных космических комплексов имеет конечной целью то, что результаты этого производства продают. Получают за шерстяные носки, картошку, космические станции - деньги.
Это значит, что на территории России вся торговля должна находится только в руках русских. Иностранцам , в том числе и из Азии и Кавказа должно быть запрещено заниматься торговлей. Хочешь, что либо продать обращайся в торговое предприятие которым владеют русские.
На рынках и улицах России должны торговать и получать доходы от торговли только великороссы (русские). Это их земля и только они должны получать на этой земле доходы.
Вся Российская земля это русская земля, земля русского народа и других коренных народов России. Все природные богатства Российской земли это общее достояние и богатство всех русских . Поэтому должны быть возвращены в собственность Государства Российского все месторождения полезных ископаемых, все предприятия добывающие и продающие все полезные ископаемые.
Все доходы от добычи и продажи всех российских полезных ископаемых и природных ресурсов должны идти только на улучшение жизни великоросского (русского) народа. Все предприятия добывающие природные ископаемые России должны быть возвращены государству, все их доходы должны идти на благо всех граждан России.
Каждое предприятие, каждый человек работающий в России платит налоги. Эти громадные триллионные денежные средства поступают в распоряжение государства на 99% благодаря труду русских людей. На эти деньги оплачивается армия, органы правопорядка, все чиновники государства, медицинские, образовательные и все другие учреждения. Все это за счет труда русских. А это значит. Всеми государственными средствами по полному праву должны распоряжаться только русские люди. Только люди русской национальности. Все руководители распоряжающиеся государственными средствами должны быть только русской национальности и только те из русских кто не будет предавать интересы своей нации. Без этого русские всегда будут работать на обогащение США, Израиля, Швейцарии, Китая, Кавказа и Азии, а сами будут жить в нищете и вымирать. Пока не станут исчезнувшим народом.
Вся власть, должна быть только великоросской (русской) . Все государственные должности должны быть заняты только великороссами (русскими).
Может быть я, в меру своих скудных сил и возможностей, не все изложил. Может быть и, что то и не совсем так. За это прошу простить меня и не судить строго. Чего не хватает дополните сами. В чем не так поправьте, перескажите по своему, но только донесите до каждого русского человека понимание национальных интересов русской нации. Каждый из нас лишь малая частица нашей великой нации, так пожертвуем собой, своими силами, своим временем ради всех сородичей своих, ради миллионов братьев, сестер, ради потомков наших русских, ради русской нации.

Александр Никитин. Г. Москва.

* * *

"СЛАБОСТЬ СЕРБОВ - В ГЕНЕРАЛЬСКИХ ВЕРХАХ"

Георгий ЭНГЕЛЬГАРДТ  (Институт Славяноведения РАН)

ПЕРВОЕ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВОЕННЫХ АСПЕКТОВ ЮГОСЛАВСКОГО  КРИЗИСА

Трагедия распада Югославии, цепь порожденных этим конфликтов и гражданских войн до сих пор вызывают заметный интерес в России. Как среди исследователей, так и в политических кругах многие полагают, что Западные Балканы являются своего рода полигоном для действий Запада на  постсоветском пространстве. За 15 лет, прошедших с начала открытой фазы югославского кризиса, в России вышли сотни работ, посвященных конфликту на Балканах, но собственно военная составляющая конфликтов 1991-1995 гг. до сих пор оставалась на периферии анализа. Войнам за югославское наследство в известном смысле не повезло, так как они быстро оказались в тени косовской кампании НАТО против Югославии в 1999 г. Большинство исследователей и наблюдателей сочли воздушное наступление НАТО кульминацией балканских потрясений и сосредоточились на изучении его хода и уроков.

Олег Валецкий работал над книгой "Югославская война. 1991-1995", вышедшей в московском издательстве "Крафт", несколько лет и вложил в нее опыт, полученный за два года войны на не самых спокойных фронтах Боснии. B  Москве вышли его записки "Волки белые. Сербский дневник русского добровольца"). По окончании войны Валецкий осел на Балканах, что, помимо понимания культуры, нравов, привычек и образа жизни народов экс-Югославии, позволило ему проработать как военную, так и  общеполитическую литературу и прессу, воспоминания генералов и рядовых  бойцов. Первое, что бросается в глаза, - превосходное владение материалом, будь то вооружение и боевая техника сторон, значение той или иной местности, состояние войск сторон, участвовавших в какой-либо конкретной операции.

Сочетание личного опыта, обширности привлеченного материала и аналитических способностей Валецкого позволило ему создать объемную и многомерную картину войн 1991-1995 гг. В одной книге спрессованы: - описание собственно хода боевых действий, основных операций на всех фронтах (Словения, первая и вторая кампании в Хорватии, Босния); - описание и анализ военного строительства и развития/деградации всех основных участников войн (ЮНА, Словении, Хорватии, боснийских мусульман,  боснийских хорватов, Сербской Краины и боснийских сербов), обстоятельный разбор их успехов и неудач; - анализ взаимовлияния политических и военных факторов в локальном конфликте; - анализ роли религии и моральных факторов в гражданской войне; - извлечение конкретных уроков из войн 1991-1995 гг. применительно к российским/ постсоветским условиям как политическим, военным, так и нравственно-религиозным.

Лейтмотивом книги, конечно, является стремление выяснить, почему сербы все-таки проиграли эти войны, какие именно факторы сыграли основную  роль в их неудачах и успехах их противников. В отличие от многих исследователей, считающих, что Сербия и связанные с ней сербские образования в  других частях экс-Югославии изначально были бессильны что-либо  противопоставить военной машине НАТО, стоявшей на стороне Загреба и Сараево, Валецкий показывает, что вплоть до 1994 г. сербы имели реальную возможность нанести своим противникам решительное военное поражение. Автор не скрывает своего возмущения непоследовательной политикой Белграда, упустившего этот шанс и позволившего Хорватии и боснийским мусульманам осуществить политическую консолидацию и сформировать боеспособные войска.

Многочисленными примерами на протяжении всей книги Валецкий убедительно показывает гибельность политического вмешательства в ход военных действий, в первую очередь на примере действий сербской стороны. Уклонение от действенного военного решения вело к затягиванию войны, политически мотивированный отказ от ряда операций (взятие Дубровника, Сараево, Средняя Босния) не позволил нанести противнику стратегического поражения, консолидировать сербские территории. Исследователь показывает порочность мнения о том, что отказ от наступательных действий, в первую очередь в условиях городской войны, предотвращает потери. На ряде примеров Валецкий демонстрирует, что затягивание позиционных боев, растяжение линии фронта, отказ от инициативы в пользу противника неминуемо ведут к военным поражениям, влекущим за собой куда более серьезные человеческие жертвы, нежели те, которых надеялись избежать сторонники формулы  "замораживания конфликта".

Автор довольно скептически оценивает эффективность ЮНА: "ЮНА показала в этой войне все болезни армии социалистического государства. Эти болезни... характерны в той или иной мере для всех современных армий. Это полная бюрократизация командования и самой воинской жизни, что приводит... к негативному отбору в армии... сила воли и самостоятельность часто падают с движением вверх по служебной лестнице". Тем не менее, хотя "слабость лежала в генеральских верхах", "большую роль в ЮНА,  в ее успехах югославской войны играло ее ротное и батальонное  командование" и сам сербский народ. Размышляя об особенностях действий современных армий, в особенности тех из них, которые возникают на руинах рухнувших многонациональных государств, Валецкий стремится доказать читателю, что будущее - за  небольшими, но идейно или религиозно мотивированными ударными отрядами. По его мнению, с сокращением числа людей, готовых рисковать собой ради достижения разного рода политических целей, массовые армии становятся  анахронизмом, а наиболее эффективным средством решения военных задач становятся ударные отряды.

"Югославская война" - своеобразный гимн спецназу, так как автор последовательно показывает долю ударных отрядов в успехах, достигнутых  сторонами. Более того, оценивая эффективность военного строительства сторон, он исходит из того, в какой степени каждая из них уделяла внимание созданию, оснащению ударных (штурмовых, специальных, горных, военно-полицейских, антидиверсионных, антитеррористических, разного рода партийных и религиозных отрядов) частей, а также координации их работы с основными частями.

Валецкий неслучайно ставит мотивацию на первое место, утверждая, что именно от убежденности бойца зависит его стремление наилучшим образом исполнить свой долг, овладеть для этого всеми необходимыми навыками и умениями, а также и атмосфера воинской чести в отряде, исключающая халатное отношение к войне. По мнению автора, именно в ставке на идейно-религиозный компонент лежит корень успехов разного рода исламистских движений,  использующих религиозную мотивацию для создания эффективных ударных отрядов. Анализируя военное строительство сторон, автор не устает упрекать сербское руководство за невнимание к ударным частям и бессистемное их  использование, постоянно противопоставляя этому систематическую работу Загреба и боснийских мусульман по превращению ударных войск в остов регулярной армии.

К числу недостатков книги следует отнести полное отсутствие карт. Если бы они были включены в издание, читателю было бы гораздо удобнее представлять себе развитие операций. Кроме этого, нельзя не отметить и крайне слабую редакторскую работу над текстом. Но, подводя итог, следует отметить, что "Югославская война" является обязательным чтением для тех, кто серьезно занимается изучением современного балканского кризиса. Со всем основанием можно утверждать, что эта книга открыла широкой публике  крупного русского военного историка - Олега Валецкого.

* * *

 ВМЕШАТЕЛЬСТВО  ИСЛАМСКОГО  МИРА.  ПОСТАВКИ ОРУЖИЯ. ДВИЖЕНИЕ МУДЖАХЕДОВ: ИДЕИ И ПРАКТИКА. 

Олег Валецкий.

Босния и Герцеговина стала первым местом в послевоенной Европе где ислам появился не только как религиозный,но и и как политический фактор.Разумеется «ислам» понятие широкое,и для его обьяснения нужна отдельная работа.

Без сомнения оригинальным и успешным шагом мусульманского военно-политического верха было создание сил моджахедов. Изучению этой темы уделено мало внимания. Причины подобного невнимания лежат опять-таки в догматизме в идеях и политике современного западного мира, частью которого, пусть и со мно­гими оговорками, была как Югославия, так и Босния и Герцеговина. В югославской войне джихад впервые после балканских войн /1912-1913 годов/ опять появился в Европе, но в данном случае он вспых­нул с куда большей силой в постсоциалистической Боснии и Герцеговине конца XX века, нежели в полуфеодальной распадавшейся Турции начала ХХ века.

Само появление моджахедов в Европе должно было бы встревожить ее народы, если бы они действительно обладали самостоятель­ным и здравым мышлением, но общественной реакции не после­довало.

Первый официальный отряд моджахедов «Эль-Моджахедин» создан приказом начальника Генерального штаба Армии Боснии и Герцеговины от 13 августа 1993 года в составе 3-го корпуса Армии Боснии и Герцеговины.

Возникает вопрос, каким образом тысячи моджахедов были переброшены  в Среднюю Боснию,в разгар мусульмано-хорватской войны так как очевидно, что ни сербы, ни хорваты, видеть их там не желали.

Если исключить период начальной неразберихи, тяжело найти иной путь сюда, нежели через хорватское побережье. С сербской стороны путь был герметически закрыт не только Югославией, но и сербскими землями РС и РСК. Возможность прохода групп моджахедов там была практически равна нулю. Даже если бы кто-то из местных "шверцеров" (военных спекулянтов) за большие деньги и смог бы выбить где-то желаемую поддержку у местной власти - все равно кто-то бы проговорился, а это вызвало бы такой взрыв, что перебили бы и спекулянтов, и их "защитников" из властных структур.Схожая ситуация была и в хорватской Херцег-Босне.

Вряд ли моджахедам был смысл рисковать, пробираясь сотни километров по незнакомой территории, заполненной вооруженными людьми, знающими все тайные пути и дорожки. К тому же коль исходной точкой была бы Албания,то она находилась под контролем западных спецслужб, и к тому же и в Албанию моджахедам можно было попасть только Адриатикой,где находились ВМС НАТО и Евросоюза .

Ответ  дал бывший командир 206-ой «Витешкой» бригады, действовавший в данном районе, полковник Шемсудин Муминович. В интервью, в телепередаче «60 минут», 28 февраля 2005 года, он обвинил «Запад» за разрешение прибывать в Боснию и Герцеговину моджахедам. В американских источниках упоминалось, что американская политика MPRI, бывшая очевидно тесно связанной со спецслужбами Запада, рассматривала, правда на Косово и Метохии в 1998-99 годах, весьма удачным шагом привлечение моджахедов в ряды албанских партизан. Видимо подобный вывод у них мог возникнуть на основе опыта Боснии и Герцеговины хорошо изученного их британскими коллегами.Как раз в Средней Боснии и были дислоцированны  британцы (усиленный батальон) в составе миротворческих войск ООН. Впрочем, были британцы, с исламским вероисповеданием, присутствовали и в отрядах моджахедов, а в бригаде ХВО «Краль Томислав», сыгравшей большую роль в начале войны, было много британских наемников, а так же добровольцев из западноевропейских праворадикальных движений, в том числе британских.

То влияние британских спецслужб, которое они  оказывали в создании отрядов моджахедов, свидетельствовало об их  «всеядности» - готовности сотрудничать с кем угодно и как угодно. Понятно, что британцы не могли на прямую руководить моджахедами, поэтому можно предположить, что речь идет о политике договоров двух силовых структур - британской и исламских фундаменталистов. С местными мусульманами, последним было проще договориться, тем более что сменивший Халиловича Расим Делич, как и группа бывших офицеров ЮНА, отличалась  полной послушностью СДА. Это было результатом лукавой  стратегии мусульманского верха, больше не нуждавшегося  в командирах «бандитского» типа из «Патриотской лиги», а предпочитавшего послушные ему кадры ЮНА.

Ведущей личностью в СДА, ответственной за сотрудничество с исламским миром, был Хасан Ченгич, распоряжавшийся полевым аэродромом, созданным под Високо. Именно под Високо находилось отделение Генерального штаба Армии Боснии и Герцеговины, чьим начальником до июня 1993 года и был Расим Делич. На этот аэродром, самолеты прибывали только с ведома командования южного крыла ВВС НАТО и поэтому путь прибытия моджахедов в Боснию и Герцеговину, оказывается, был и не столь сложным

В Боснию и Герцеговину прибывали так же иранские инструкторы и советники, главным образом, из состава корпуса "Стражей исламской революции", и довольно сложно определить, кем они были - инструкторами и советниками или моджахедами. Иран здесь вел свой джихад и все его военные, попадавшие в Боснию и Герцеговину, становились моджахедами.

Однако главную роль в организации движения моджахедов в Боснии и герцеговине играли фундаменталистские суннитские организации из арабских стран (Египет, Палестина, Сирия, Иордания, Алжир), в которых они находятся на нелегальном положении, ведя с мусульманскими властями свой джихад. Для них Босния и Герцеговина была "святой землей". Их нельзя называть ни наемниками, ни агентами спецслужб, хотя и такие в их рядах встречались. Две их самые известные  организации - египетские "Гама-эль-ислами" и "Джихад", а также алжирская "ГИА", были представлены в лице высшего круга своих руководителей - Абу Талат и Анвар Шабан (Гама-эль-ислами), Салиман Мехерзи (ГИА), Айман Завахри (Джихад). В Боснии и Герцеговине они нашли базы, оружие, опыт, знания и связи и этим показали, что являются реальной и весомой силой, способной напасть на любую страну.

Характерно, что большую активность в Боснии и Герцеговине проявляли моджахеды из Египта и Алжира, чьи сотни тысяч эмигрантов заполонили Европу, в особенности Францию и Италию. Это говорит о том, куда и откуда будет нанесен новый удар джихада. В конфликтах же гражданского типа, исламский фундаментализм уже показал свою силу,так как с падением влияния государства растет значение народного самосознания и самоорганизации.

Несколько тысяч моджахедов, находившихся в армии Боснии и Герцеговины, подтверждают успешность исламского экспорта революции. В ударных отрядах этой армии, составлявших ее главную силу, моджахеды были весьма важной частью.Вместе с тем немалая часть моджахедов была местными уроженцами, принявшими с началом войны фундаменталистский образ жизни, что в условиях войны не могло не привести их в джихад. Влияние приезжих моджахедов в сочетании с ростом исламского фанатизма доказывает успешность западной политики опоры на ислам. Правда сам Запад признать это не хочет. Но это дела не меняет.

После войны многие моджахеды остались жить в районе Зеницы, Какня, Травника, но в первую очередь в бывшем сербским селе на Озрене-Доня Бочина и несколько ему соседних сел, ставших их базами и одновре­менно местом жительства, до середины 2001 года. Организованное движение моджахедов (Организация исламской омладины) смогло, не только сохраниться после войны, но и организо­вать посылку новых добровольцев сначала в Албанию и на Косово /1998-99гг/, а затем и в Чечню /1999-2002гг/.

Позднее во время войны на Косово 1998-1999 годах моджахеды выступили сначала косвенными, а затем и прямыми союзниками НАТО благодаря участию в боевых действиях против югославских вооружен­ных сил на стороне албанской УЧК (по-албански - Ushtria Clirimtare e Kosoves, по-сербски ОВК – освободительное войско Косово, а по-русски ОАК - освободи­тельная армия Косово). Но еще более поразительны насмешки и пренебреже­ние, которыми отвечало абсолютное большинство сербских и югославских политиков и журналистов не только из ряда прозападной оппозиции, но и из рядов тогдашней официальной власти на предупреждение отдельных сербских ученых, политиков и военных об исламской угрозе перед войной на Косово и Метохии. Куда большее их внимание привлекли несколько избие­ний цыган местными "бритоголовыми", произошедшие в Белграде в 1998 го­ду, нежели тысячи моджахедов, воевавших на территории бы шей Югославии с 1992  по 1999 годы.

В Боснии и Герцеговине в 1992-95 годах в боевых действиях участвовали члены различных фундаменталистских движений из многих исламских стран, как, например, Алжир, Египет, Иордания, Сирия, Ливан, Пакистан, Турция, Иран. И просто было абсурдно побудительные мотивы всех этих движений сводить к деньгам, как, например в отношении организации "Исламское бюро" из весьма богатой Саудовской Аравии, чьи члены действовали как в Боснии и Герцеговине, так позднее и на Косово. Типичный пример отряд "Абу Бекир Сидик", действовавший в районе  Дреницы в 1998 году под командованием Экрема Авдии, местного албанского моджахеда, бывшего бойца отряда "Эль-Моджахедин" из Тешня бывшего в составе армии Боснии и Герцеговины, одновременно с тем успевший закончить исламский университет в Медине -Саудовская Аравия. Такие организации, как Исламское бюро (чей вождь Абдулах Духайман был одним из командиров отряда "Эль-Моджахедин" в войну), главным образом, вкладывают деньги и весьма внимательны в выборе людей. Наконец, алжирская GIA и палестинский HAMAS, чьи люди были в рядах армии Б и Г, ведут слиш­ком серьезную борьбу в своих странах, чтобы относиться к их появлению в Югославии, как к малозначительной вещи, а к их деятельности, как к авантюризму или бандитизму. В еще большей степени это относится к иранским моджахедам, посылавшихся государственной организацией Ирана - Корпусом стражей  исламской революции, прямо проводившим государственную политику Ирана по разжиганию в мире исламской революции, что не исключало противоречий шиитского Ирана с суннитской Саудовской Арави­ей, достигавших большого размаха в Боснии и Герцеговине. Проблема моджахедов весьма сложна и представляет собой лишь верх того исламского айсберга, о который может окончательно разбиться корабль Европы,  между тем, детального исследования этого вопроса юго­славской войны не произошло, при чем как раз сербская сторона меньше всего интересовалась им.

Нельзя же считать серьезным отношением незначительное количество ста­тей в прессе, в которых моджахеды, хоть и упоминались как явление в  югославской войне, но их цели и причины их появления не изучались. Указывались, конечно, отдельные факты, чисто уголовных, действий моджахедов, как, например, захват в 1997 году в мусульманском селе Тетово /Зеница/ египетскими моджахедами мусульманской 15-летней девушки Эдины Мешанович, или арест мусульманской полицией 9.03.1997года француза - моджахеда Лионеля Димона и убийство джибутийского моджахеда Зеферина Бинияма, произошедшее при этом аресте, вызванном их участием в грабеже 15 февраля 1997 года одной бензозаправке, когда, был убит один полицейский. Эти факты служили сербской власти для обрисовки еще более черными красками режима СДА, дабы  всю мусульманскую Боснию и Герцего­вину представить как европейскую версию Пакистана, что никакой реальной пользы сербской стороне не несло, зато отвлекало внимание от опасности моджахедов, да и всего фундаменталистского ислама. Известны фотографии саудовского моджахеда, вероятно из  отряда "Эль моджахед" из Тешня, державшего отрезанную голову в руках, а ногой стоящего на отрезанных головах трех сербских военнопленных (Ненада Четковича, Благое Благоевича, Бранко Джурича), найденные у нескольких мертвых моджахедов под сербским Тесличем вместе с благословениями ислама из Мекки Гадафера-эль-Меккия, пославшего в отряд моджахедов  своего муллу Абу-абд-Аллах эль Аудия. Имеется захваченная видеокассета, на которой моджахеды отрезают голову сербскому пленному, не послужили основания, уже хотя бы для создания какого-нибудь постоянного комитата по изучению исламской угрозы или даже одной большой пресс-конференции для журналистов, а использовались лишь в довольно несвязной пропагандистской компании против всей, далеко неоднородной, мусульманской Боснии и  Герцеговины и в ней мешалось все в одну кучу, чем серьезный вопрос профанировался и тем самым сам собой отпадал. При этом с завидным постоянством употреблялся термин "наемник", хотя даже по члену 47-го Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12.08.1949 года, принятому в 1977 году, наемник являлся лицом, не имеющим местного гражданства и принимающим материальное вознаграждение значительно большее, в отличие от того, что получают бойцы одного с ним ранга в местной армии, при этом не является постоянным военнослужащим воюющих армии, ни посланным собственным государством, прямо не участвующим в данной войне.

Между тем, определенная часть моджахедов во время войны была официально послана Ираном, а более значительная часть их была местными мусульманами, тогда как остальные не имели в армии Боснии и Герцеговины материального вознаграждения больше положенного их рангу, если вообще его получали. Естественно, их собственные организации, как иностранные, так и местные, не оставляли их в нищете, типичной в этой войне для многих из участников.

Моджахеды ни во время войны, ни после нее, особо не скрывались от глаз ни миротворцев ООН, ни военнослужащих SFOR, действуя после войны активно, как раз в "американском секторе" Боснии и Гер­цеговины. Деятельность ЦРУ (CIA) и американской военной разведки (DIA) в отношении моджахедов была  пассивного характера, хотя правительство США официально объявило исламский фундаментализм и терроризм одним из своих мировых противников. Войска IFOR (SFOR) правда,  смогли закрыть в 1996 году 10 мая под Фойницей лагерь АИД(тайной полиции Изетбеговича)Погорелица, арестовав несколько иранских инструкторов, а OHR (международное западное представительство  фактически правительство в Боснии  Герцеговине) часто оказыва­ло давление на мусульманскую власть с целью ограничить деятельность моджахедов, но все это серьезной борьбы не напоминало и отдельные факты столкновений с моджахедами сил IFOR(SFOR) ничего в этом не меняли. Борьба с исламским фундаментализмом велась силами IFOR/SFOR не скоординированно и выборочно, с тем, что нередко «фундаменталисты» оказывались лучше информированными, нежели офицеры миротворческих войск.

За провал(или сдачу) лагеря Погорелица заплатил 1996 г. жизнью Неджад Углен, тогдашний шеф АИД (мусульманская спецслужба, позднее распущенная),а поверившие OHR социал-демократы были с помощью шефа OHR Пэди Ашдауна сброшенны с власти, а их человек руководитель ФОСС (новая спецслужба всей федерации) Мунир Алибабич был Ашдауном снят с должности. Американским военнослужащим в Боснии и Герцеговине дава­лись листовки своим командованием с предупреждениями остерегаться американского моджахеда Исы Аблулаха Али /Кевина Болта/, ветерана войны в Афганистане и Ливане, однако ни его, ни кого из других известных моджахедов арестовывать американцы не стали, хотя местные обвиняемые международным трибуналом в Гааге (почти одни сербы и хорваты) арес­товывались (если не успевали, договорится с западными спецслужбами) без особых проблем в организуемых "миротворцами" операциях, несмотря на то, что те имели право на аресты этих обвиняемых лишь в ходе "случайных" встреч. Не надо было особо разыскивать и многих быв­ших египетских моджахедов, что находились в списке разыскиваемых по­лицией террористов, посланных правительством Египта, так как многие из них были сотрудниками египетской медицинской "гуманитарной" организации "Международная гуманная помощь", действующей в Боснии и Герцеговине. Даже требования американского представителя к Изетбеговичу выслать десять иранских агентов, лишь помогли тем раньше скрыться. После войны в Боснии и Герцеговине стараниями как местных, так и приезжих моджахедов возникла «организация исламске омладине» (Организация исламской молодежи) завоевавшая достаточно прочное влияние в среде местной молодежи и подключившаяся к отправке добровольцев сначала на Косово и в Чечню, а затем в Афганистан и Ирак.

Содействие моджахедов  НАТО в Албании и на Косово 1998- 99 годах ни случайностью, ни сиюминутным Финансовыми и политическими и интересами кого-то на Западе объяснено быть не может и является проявлением "генеральной линией" всей западной политики, хотя абсолютное большинство  военнослужащих НАТО этого, может, и не знают. В конце концов, само прибытие моджахедов в Боснию и Герцеговину проходило под полным контролем Запада. Первое время в 1991-92 годах отдельные группы наемников и добровольцев из исламских народов шли через Болгарию, Македонию, Грецию, Албанию, Косово и дальше через Санджак или Хорватию, но этот путь был  довольно опасен, и посылались по нему вероятно "дешевые" боевики, набранные на скорую руку. К тому же, далеко не все из них  были моджахеды из фундаменталистских организаций, ибо было отмечено появление в рядах мусульманских сил членов националистических движений албанцев и "боснийско-санджакской" эмиграции, турок из Турции, а так же подобных организаций  бывшего СССР. Упоминались боевики из Азербайджана, Чечни, Татарии, а то и из самой Москвы, но чаще говорилось о туркменах.  Правительство последних в конце 1991 года в  начале 1992 года участвовало в оплате поставок оружия мусульманским силам "Патриотской лиги" /московское представительство сараевской фирмы  Унион-инвест, а возможно и московское представительство тоже сараевской фирмы "Враница"/. Разумеется, почти все приезжавшие мусульманские боевики, употребляли в речи понятие "джихад", природное любому мусульманину, но к организованным фундаменталистским исламским движениям они не всегда принадлежали. Лишь с августа 1992 года  в мусульманские вооруженные силы вместе с поставками оружия потоком пошли моджахеды уже известных фундаменталистских движений и иного пути, кроме как через Хорватию, они не имели. Что касается хорошо контролируемого авиацией НАТО воздушного пространства Боснии и Герцеговины, то да­же если через него попытался бы пролететь нанятый моджахедами самолет, то ему опять-таки надо было пролетать над Хорватией, да и не было, откуда ему вылетать, кроме как из Италии, члена НАТО и Албании, в которой к тому времени НАТО и США создали собственные базы и агентурную сеть. Хорватия же с самого начала своей независимости попала под полный надзор западных спецслужб и ее правительство никогда бы не пошло на переговоры с Ираном, а тем более с кем-то из фундаменталистских исламских движений, не имея одобрения западного верха. Как раз, благодаря такому одобрению, к концу 1994 года в мусульманских вооруженных силах находилось до 3-4 тысяч (возможно и больше) моджахедов, собранных, главным образом, в несколько отрядов, дислоцированных, в основном, в районе Зеницы (7-я бри­гада или отряд "Эль джихад" и отряды (рота-батальон) "Зелена легия" и «Герила», Тешня (отряд (батальон) Эль-Моджахедин), Коницы (отряд (рота-батальон) "Мудериз") в составе 3 корпуса (командующий бригадный генерал Энвер Хаджиомерович). Однако существовали отряды моджахедов и на других фронтах, в том числе в "защищенных" ООН зонах Сараево и Бихача. В этих частях со временем все большее количество составляли местные мусульмане, проникавшиеся с ходом воины духом ислама и видевшие большую общую боеспособность, моджахедов и желавшие воевать подобные им. Таким образом, мусульманское командование, возможно и вопреки своему желанию, оказалось первым и единственным в этой войне, объединив Фрон­товой опыт специальных /ударных/ отрядов и силу идеологии.

* * *

 

НОВАЯ  КНИГА

Иван Миронов, Роковая сделка: как продавали Аляску.

Алгоритм, Москва 2007, 287 стр. Тираж 5000

В своем исследовании автор книги поднял вопрос, который обсуждался в Америке в 1992 г. при президенте Буше о возможной продаже РФ Сибири и Дальнего Востока.  В это время  многочисленные республики, бывшего СССР, объявили свою независимость, и даже дальнейшая судьба Русской республики ставилась под вопрос. Что будет с островами и азиатской Россией?  Для поддержания мира и порядка во всем мире,  по мнению некоторых политических деятелей,   весьма возможно США придется занять всю территорию вплоть до Уральских гор?  Такие тяжелые для Америки вопросы задавались даже в Конгрессе,  и поэтому  жители  США с волнением наблюдали  распад СССР и возможность возникновения недоразумений между новыми государствами.  

И. Миронов для книги воспользовался имевшимися в его распоряжении источниками и поэтому он не описал страдание коренного населения Аляски после ее занятия американскими предпринимателями и миссионерами.  Не только он,  но и другие русские историки не принимали во внимание, что Аляска не была почти столетие штатом,  и поэтому ее жителям не были предоставлены те права, которыми пользовались жители континентальных штатов.

Американский историк E. Seidmore отметил,  что после покупки Аляски школы территории были закрыты целых 11 лет, и там не было обучения кроме как у «греческих» (так как они были православными,  то так  их называли) священников, но все же население Аляски осталось высоко талантливым. Историк указывает на то, что ввоз алкоголя и бесконтрольная охота, и рыбная ловля понизили материальное положение населения,  среди которого появились незнакомые прежде грабежи и убийства. Военные власти заставляли жителей работать для пресвитерианской и других миссий, лишали детей права ходить в православные церкви. Креолы  - дети от смешанных браков русских с туземцами, оказались после продажи Аляски на положении хуже, чем черные жители на материке. Историк отметил,  что до продажи Аляски многие креолы и туземцы занимали важные места в управлении страны, таким был Этолин бывший губернатором, другие были капитанами кораблей и т.д.  Положение жителей после продажи  изменилось, и вина их была в том, что они не обладали знанием английского языка, и что они пользовались алфавитом, состоявшим из славянских букв, т.е. согласно мнению американцев алеуты были «дикарями».

Среди американцев все же были также более наблюдательные люди, желавшие туземному населению добра. Винцент Колиер написал: «я не затрудняюсь сказать, что если три четверти коренного населения Аляски было бы высажено в Нью-Йорке, как будто бы прибывшие из Европы, то они бы оказались в порту, между самыми культурными среди прибывших эмигрантов. В течение двух лет их допустили бы к гражданству, а через 10 лет их дети, под культурным влиянием наших восточных школ, были бы среди членов конгресса» (Hallock C. ONA, pg.91).

Книга И. Миронова, знакомит читателей с современной русской точкой зрения о продаже Аляски, но не дает представления о том, в каком положении оказались местные жители. Их положение можно сравнить с положением русских и православных жителей в некоторых республиках бывшего СССР, где преобладающее население не исповедует Православную религию и где даже враждебно относится к русским.

Поэтому если  терять слезы, то их нужно не только о территории, но и о брошенном на произвол судьбы населении. Не вина русских и туземцев в том, что правительство в СПетербурге потеряло интерес к своим владениям на Тихоокеанских берегах и начало уход с Гавайских островов, Аляски, Манчжурии и других мест. Даже сам факт того, что в этих местах управление находилось не в руках русских, а  назначенных туда иностранцев,  показывает безразличное отношение русского правительства. Даже там,  где оказались русские переселенцы или где их бросило на произвол судьбы правительство,  их интересы защищались консулами или торговыми представителями не бывших русскими, не православными и не в русском гражданстве.

Неудачи и неумелость в эксплуатации  богатств страны  русским историкам не следует  перекладывать на жителей и правительства других стран.  Русскому  правительству нужно было,  как к этому вел государство П. Столыпин,  допустить к деятельности новых Барановых, Демидовых и Строгановых. Как правитель о. Кауаи Шеффер,  указал правительству в С-Петербург,  с полей, которые  уже успели обработать,  можно было бы прокормить не только Аляску, но и Восточную Сибирь. Но на его и других предприимчивых людей советы правительство не обращало внимания и не желало их деятельность поддержать.

И. Миронов в своим труде проложил  дальнейший путь исследователям и историкам для изучения причин русских неудач в занятых ими тихоокеанских и других территориях. Будем надеяться, что в последующих исследованиях историками будут использованы документы архивов Конгресса США, Православной Церкви в Америке, русских и инославных миссионеров того времени.  

* * *

НАМ СООБЩИЛИ - WE WERE INFORMED:

Заявление Высшего Монархического Совета и Российского Имперского Союза-Ордена  по поводу неурядиц в Русской Православной Церкви Заграницей и попыток объединения Русской Православной Церкви Заграницей с Московской Патриархией


Во второй половине мая в Москве состоялись встречи делегаций Русской Православной Церкви (Московская Патриархия) и Русской Православной Церкви Заграницей. СМИ уделили основное внимание проблеме - будет или не будет объединение разделенных православных церквей. Мы же поставим вопрос иначе: надо или не надо объединяться двум ветвям православного дерева в сегодняшней действительности?Мы считаем, что если бы Церковь в России была полностью независима от "путинской РФ", тогда рассматривать вопрос об объединении было бы целесообразно: объединенная Церковь могла бы быть сильнее в борьбе за Православие и за наши идеалы. Но в условиях, когда высшие иерархи МП послушно идут в фарватере кремлевской политики, сохранение независимости РПЦЗ необходимо, поскольку тогда хотя бы часть православных храмов и монастырей не будут находиться под контролем всевидящего ока "демократических" спецслужб РФ. по случаю приближающегося 70-летия основания В.М.С.
(Приводится с незначительными сокращениями)

 

Хотим напомнить, что св. Патриарх Тихон анафематствовал всю советскую власть. По нашим понятиям митр. Сергий, его сотрудники и последователи в МП также подходят под это отлучение. Это отлучение лежит до сих пор, и будет лежать до тех пор, пока со стороны Московского Патриархата не будет покаяния в "сергиянстве", а также отречения от экуменизма, ухода из Мирового Совета Церквей.

Не будем здесь разбирать вопрос о не признании, а частичном, с оговорками, прославлении св. Царя-Мученика и Августейшей Семьи, новомучеников и священномучеников Российских. Также не будем останавливаться на вопросе о том, что Церковь не может быть финансирована продажей табака и алкоголя (что делает МП).

По прошествии четырех лет, мы в РПЦЗ можем оценить результаты "Новой Концепции", принятой Архиерейском Собором МП в Москве в 2000 году. Они весьма отрицательные. И пусть протоиерей Николай Артемов (секретарь Германской епархии РПЦЗ под руководством арх. Марка) не заявляет, что согласно этой Концепции он "не считает, что МП обязана подчиняться "любой гражданской власти"! Это не так.

Иерархи МП продолжают полностью подчиняться действующей власти! В качестве подтверждения этого заметим, что в 2002 году в "Российской Академии Государственной Службы при Президенте РФ (РАГС) 11 ноября открылись курсы повышения квалификации руководства Православной Церкви" (ИТАР-ТАСС). Задаем вопрос: почему руководство МП нуждается в добавочных "курсах" в "государственном учреждении"?!! Видно президент Путин вместе с его суфлерами решили, что плохо работают его попы и им нужно подучиться на курсах "повышения квалификации" при бывшем КГБ (св. В. Южаков). Другими словами, администрация "новой церкви" (имеется в виду современная МП) попросту стала идеологическим отделом новой правящей "партии", созданной новыми "демократическими" правителями России (исполнителями воли мирового правительства). Этим мы убеждаемся, что принцип "сергиянтства" продолжается.

Далее о. Николай нам сообщает, что "...если не сегодня, то завтра необходимо начать обсуждение возможности созыва общего Собора РПЦ МП и РПЦЗ, который выведет Русскую Церковь из нерешенных исторических переплетений и размежеваний к ясному и правдивому единству". Но как сможет отец Николай представить, что наша малочисленная РПЦЗ сможет устоять Синоду МП с ее сотнями архиереев, которые стократно более подкованные, чем сам о. Николай? Или все это можно списать на пустословие?!

К тому же в последние годы врагам из коминтерна удалось разделить РПЦЗ на разные, даже враждующие между собой ветви, которые ныне называют РПЦЗ(В), РПЦЗ(Л), Русская Истинно-Православная Церковь и т.д., не говоря уже об уродствах, которые также ссылаются на нашу коренную РПЦЗ. Нас разделили с целью ослабить наш непримиримый дух и раз и навсегда разбить единство нашей Русской Православной Зарубежной Церкви с целью подчинить ее нашим врагам. Наш долг сейчас заключается в том, чтобы призвать всех архипастырей, пастырей и прихожан в рассеяни сущих объединиться под принципами коренной РПЦЗ, которые нам заповедал св. Патриарх Тихон и которых мы держались (исключая редких отщепенцев, именами которых не хотим пачкать наше Заявление) вплоть до начала нынешнего века.

Сегодня проблема в нашей РПЦЗ заключается в том, что малая группа ренегатов - епископов и их единомышленников идут в разрез воли большинства свяшеннослужителей и мирян! Они поспешно примыкают к программе задуманной в Москве и лихо стараются увлечь за собой всех "непослушных овец" - припугивая духовенство особыми санкциями! В теперешней РФ это делается весьма просто - все "элементы российского православного населения" (особенно священники), берутся "на карандаш", "обрабатываются, подвергаются все той же, почти сто лет знакомой пропаганде и агитации: в политику не лезь, будь смеренным исполнителем начальственной воли независимо от стыда и совести, радуйся, что на тебя откуда-то сверху валится благодать и молчи, а то получишь" (св. Вл. Южаков). Те, кто служат по совести, просто отсылаются в глухую деревню!

В случае подчинения РПЗЦ Московской патриархии такая же участь будет ожидать вскоре многих "непослушных" инакомыслящих из РПЦЗ. Мы этого не хотим. Мы хотим оставаться верными заветов наших отцов. Мы не хотим находиться "под колпаком" путинских спецслужб. Поэтому мы призываем ренегатов и раскольников окончательно определиться и спокойно (если им совесть это разрешит) уйти в Московскую патриархию к их патриархийным благодетелям и оставить нашу коренную РПЦЗ, не вводя в соблазн им подчиненное духовенство и паству! Просим всех чад истиной Церкви проявить стойкость, чтобы не поддастся на соблазн и ложь, которые распространяются раскольниками и их покровителями.

Помните, что мы ответственны перед нашим потомством, Россией и историей, о чем мы заявляем будучи представителями Православно-Монархического Движения.

Игорь Р. Яблоков
Начальник Р.И.С.-О,
Член В.М.С.

Димитрий К. Веймарн
Председатель В.М.С,
Член Верховного Совета Р.И.С.-О.

Георгий И. Новицкий
Зам-Председатель В.М.С,
Член Верховного Совета Р.И.С.-О.

- Архипастырей просим принять во внимание Заявление и распространить его среди духовенства и паствы.
- Пастырей просим также принять во внимание наше Заявление и осведомить о нем старост, сестричества и прихожан.
- Мирян, верных традициям РПЦЗ, просим возможно шире распространить наше Заявление - призыв!

* * *

Dear fathers please bless,

I greet you with the beginning of the Great Lent.

Please forward this to whoever would be interested about the situation in Serbian Church. This erupted after years of Metropolitan (or self proclaimed Archbishop of Cetinje - in Serbian Church Archbishop is above Metropolitan) Amfilohije's meddling in KiM Diocese affairs ignoring and suppressing righteous Bishop Artemije [they are both students of St. Justin (Popovic) but Amfilohije started acting against Artemije when Artemije mentioned that Amfilohije studied in Vatican without knowledge and blessing of St. Justin]. Note that Artemije, who knows situation excellently has never called Amfilohije Archbishop. On top of that M. Amfilohije is behind all new kind of liturgy services (the "new" liturgy, or so called by its proponents renewed - obnovljena, is served in all churches in Crna Gora) for which he pushed Vladika Atanasije to be frontrunner, although Holy Episcopal Sobor of the Serbian Church ordered that Liturgical services have to be served according to last centuries Orthodox tradition.

Yours in Christ

Ljubomi

* * *

05. March 2008. 15:38
Confirmation of Bishop Artemije decision and order

Source: Diocese of Ras-Prizren and Kosovo-Metohija

THERE SHALL BE NO COLLABORATION WITH THE EU MISSION NOR WITH THE ILLEGITIMATE ALBANIAN INSTITUTIONS

It is with a feeling of great astonishment and disappointment that the Diocese of Raska and Prizren received the statement of His Eminence Metropolitan Amfilohije concerning the ban on all and any communications with the Eulex Mission, the representatives of those countries which have recognized the independence of Kosovo and Metohija and the illegitimate Albanian institutions in Pristina imposed by His Grace Bishop Artemije on the clergy and the monastics under his jurisdiction. In his comments on the ban, His Eminence said that "it was out of the question." Metropolitan Amfilohije did not hesitate to add "that without such communications the survival of our nation, our holy places and all those who live here will not be possible."

These statements so carelessly and unthinkingly uttered by His Eminence reveal, in the first place, a profound ignorance of the situation in which the Serbs in Kosovo and Metohija have lived for many years, of the causes of immeasurable Serbian suffering and pain and of the possibilities for overcoming this situation.

However, all this is less surprising when one takes into consideration recent public statements made by the Holy Synod of the Serbian Orthodox Church, in which, only some ten days before the illegal proclamation of the independence of Kosovo and Metohija, as America and some countries of the European Union were loudly touting this independence as the only solution and declaring their intentions to recognize it immediately after the proclamation, when even the date of the proclamation, February 17, was already known, the members of the Holy Synod made their personal positions clear: they "profoundly believed that this was not the goal of either the United States of America or the European Union."

Who needed this statement of the members of the Holy Synod? Who initiated it considering that it does not represent either the position of the Church, the Serbian people and, least of all, the Serbian Government?

Only a few days later, the members of the Holy Synod did not hesitate to send a message of support to Boris Tadic as he assumed the position of the President of the Republic of Serbia, expressing their wish that he would "as he has done until now successfully carry out the duties of this high office" in spite of his persistently repeating that "Serbia would not renounce her European prospects," in spite of the fact that Europe was even then wrenching the heart of Serbia out of her breast turning her into a corpse, in  spite of the selfless support he and his party had given to promote Adem Jasari from terrorist to hero by means of an exhibition, which after Novi Sad was to be mounted in  Belgrade. On that occasion no member of the Holy Synod or of the representatives of the Church in Novi Sad had raised his voice against this act of lawlessness. What can silence mean in moments so fateful for the people, the state and the Church?

This statement of His Eminence, so worrying and so redolent of violence, is a crude interference in internal affairs of the Diocese of Raska and Prizren and a flagrant breach of centuries-old canons regulating the functioning of the Church. Unfortunately, this is not the first time that the public has been given a glimpse of Metropolitan Amfilohije's leanings and methods.

It is quite possible that this latest public appearance and the statement of His Eminence represent an attempt on his part to justify the many misstatements and missteps made in the past by the Synod under his guidance, as if, by staying the course however that course may be fatal for the Serbian people and Serbian interests, he could appear successful and justified.

Such was the case also of the violent coercion of the Diocese of Raska and Prizren to withdraw its suit, submitted to the International Court in Strasburg, against those who were primarily responsible for the destruction of 150 churches in Kosovo and Metohija, for the still unsolved murders of over 1000 Serbs and kidnappings of about 1,300 Serbs, for countless other crimes against the Serbs and the Serbian people of Kosovo and Metohija, for relentless bombarding of Serbia with depleted uranium and scatter bombs in 1999 and for inciting Albanians to proclaim their secession from Serbia.

Similar to this was the case of illegal and dictatorial signing of the Memorandum on the reconstruction of Serbian Churches in Kosovo and Metohija concluded with Albanian institutions in 2005 without knowledge of, and contrary to the position taken by, Bishop Artemije, the ruling bishop of Kosovo and Methoja, when the Patriarch of the Serbian Orthodox Church was induced to put his signature on the document signed by a mere secretary of the Albanian Ministry of Culture in Pristina.

There have been many and well-argued statements about the catastrophic nature of the Memorandum on Reconstruction, and its implementation has ceased with the proclamation of independence from Serbia.

By making his yesterday's statement in the Patriarchate of Pec, although a citizen of another country, His Eminence (and possibly other members of the Holy Synod with him?) has clearly taken a stand not only against Bishop Artemije, the ruling Bishop of Kosovo and Metohija, but also against both the Government and the National Assembly of the Republic of Serbia who have openly called the illegitimate creation of February 17 "a pseudo state."

There is no question that this statement of His Eminence, made so publicly on the territory of Kosovo and Metohija, was a call to the clergy and the monastics of the Diocese of Raska and Prizren to oppose the decision of their ruling bishop and refuse to obey him, while sending the message that they would find support and defense for disobeying their bishop in the very person who has for so long tried with all his might and using every available means to undermine the authority of their ruling bishop and who would not now shrink from using any method to achieve his goal.

The Diocese of Raska and Prizren remains faithful to the Decision of their ruling bishop, His Grace Artemije, regarding the ban on communications with the illegal Mission of EU and with the representatives of the illegitimate Albanian institutions and sends this message: there shall be  no collaboration between the aforesaid and the clergy and monastics of the Diocese.  

This entirely grotesque situation inevitably brings to mind the prophetic message of Bishop Njegos "he whose law lies in his mace..."

 The Diocese of Raska and Prizren   

 Press Department

* * *

05. март 2008.

САРАДЊЕ  СА  МИСИЈОМ  ЕУ  И  ЛАЖНИМ ШИПТАРСКИМ  ИНСТИТУЦИЈАМА  НЕЋЕ  БИТИ

Са великим изненађењем и резигнацијом примљена је у Епархији рашко-призренској изјава Његовог Високопреосвештенства Митрополита Амфилохија, који је, коментаришући забрану било какве комуникације са мисијом Еулекса, представницима земаља које су признале независност Косова и Метохије и лажним шиптарским институцијама из Приштине, упућену од стране Његовог Преосвештенства Епископа Артемија својим свешетницима и монасима, рекао да "то не долази под знак питања". Митрополит Амфилохије није се устезао да дода "да без те комуникације не био могућ опстанак нашег народа, наших светиња, и свих оних који овде живе".

Иза ових олако и непромишљено изречених изјава Његовог Високопреосвештенства крије се пре свега дубоко непознавање ситуације на Косову и Метохији у којој Срби већ годинама живе, узрока немерљивог српског страдања и патње, и могућности њеног превазилажења.

Но, све то мање чуди када се имају у виду недавна Саопштења за јавност светог архијерејског Синода СПЦ, у којима су чланови светог Синода само десетак дана пред безаконо проглашење независности Косова и Метохије, у највећем јеку најављивања од стране Америке и земаља Европске Уније да је независност једино решење и да ће признати државу Косово одмах по самопроглашењу, када се већ знао и датум проглашења независности - 17. фебруар, изнели своје личне ставове да су "дубоко уверени да то није циљ ни САД ни ЕУ".

Коме је била потребна таква изјава чланова светог Синода, ко ју је иницирао и зашто, када она није став Цркве, ни српског народа, а поготово не Владе РС?

Само неколико дана касније чланови светог Синода нису оклевали да упуте јавну подршку Борису Тадићу приликом његовог ступања на дужност Председника РС, са жељом да "као и до сада, успешно обавља ову високу службу", иако он упорно понавља да "Србија неће одустати од своје европске перспективе", и поред чињенице да јој Европа чупа срце из груди желећи да је претвори у леш, и поред несебичне подршке коју су он и његова странка пружили промоцији шиптарског терористе и злочинца Адема Јашарија у хероја, путем изложбе, која је требало да после Новог Сада буде потврђена и у Београду. Гласови протеста против овог безаконог чина нису се чули од чланова светог Синода, нити од представника Цркве из Новог Сада, том приликом. На шта упућује ћутање у овако битним и судбоносним моментима за народ, државу и Цркву?

Овако забрињавајућа и насилна изјава Његовог Високопреосвештенства Амфилохија представља грубо мешање у унутрашње ствари Епархије рашко-призренске и безобзирно гажење вековних канона о устројству Цркве, које се, нажалост не по први пут у последње време, исказује на јаван начин, показујући пред очима читаве јавности настројење и методе Митрополита Амфилохија.

Врло је вероватно да овај иступ и изјава Његовог Високопреосвештенства представљају покушај правдања досадашњих многобројних пропуста и погрешних потеза који су под његовим утицајем повлачени од стране светог Синода, како би се истрајавањем на већ трасираном курсу, иако погибељном за српски народ и српске интересе, створио привид успешности и исправности.

Такав је био случај и са насилним приморавањем Епархије рашко-призренске да пре неколико година повуче тужбу, коју је поднела Међународном суду у Стразбуру против оних који су најодговорнији за рушење 150 цркава на Косову и Метохији, за до данас неразјашена убиства преко 1.000 Срба, киднаповања око 1.300 Срба, небројене друге злочине над српским народом на Косову и Метохији, бесомучно бомбардовање Србије осиромашеним уранијумом и касетним бомбама 1999. године, и данас подстрекивање Шиптара да прогласе независност од Србије.

Слично је било и приликом безаконог и пучистичког потписивања Меморандума о обнови српских цркава на Косову и Метохији, закљученим са шиптарским институцијама 2005. године, без знања и противно ставу надлежног Епископа Артемија, када је Патријарх српске Цркве наведен да свој потпис на наведени документ стави са обичним секретаром шиптарског Министарства културе из Приштине.

О погубности примене Меморандума о обнови много је до сада аргументованих доказа изнето, а његова примена коначно је престала са проглашењем независности Косова од Србије.

Јучерашњом изјавом у Пећкој Патријаршији Његово Високопреосвештенство, иако грађанин друге државе (да ли и остали чланови светог Синода?), директно су се сврстали не само против става надлежног Епископа Артемија, него и Владе и Народне Скупштине Републике Србије, који су безакону творевину насталу 17. фебруара отворено назвали "лажном државом".

Нема сумње да је овако јавно изречена изјава Његовог Високопреосвештенства, на територији Косова и Метохије, подстрек и другим свештеницима и монасима Епархије рашко-призренске да се супротставе одлуци надлежног Епископа и позив да му откажу послушност, уз истовремену поруку да ће заштиту у нарушавању ауторитета свога Архијереја пронаћи у ономе који се већ дуже време свим силама труди да тај ауторитет уруши, и који се не либи да у остварењу тога наума прибегне и оваквим средствима.

Епархија рашко-призренска остаје верна Одлуци надлежног Епископа Артемија о забрани комуникације са безаконом мисијом ЕУ и лажним шиптарским институцијама, поручујући да сарадње са њима, од стране клира Епархије, неће бити.

У читавој овој гротескној ситуацији неодољиво се намеће видовита порука Владике Његоша „коме закон лежи у топузу...".

 * * *

Епископ Артемије дао је данас изјаве за Танјуг и Бету.

ГРАЧАНИЦА, 5. марта (Танјуг) - Владика рашко-призренски Артемије реагујући данас на изјаву митрополита црногорско-приморског Амфилохија да се комуникација са привременим органима власти на Космету мора наставити, оценио је да је "митрополит начинио канонски прекршај директно се мешајући у послове епископа и епархије за коју није надлежан".
    "Такво његово јавно изношење става упућено мом свештенству и монаштву је подстрек на непослушност и побуну свештенства и монаштва против свог епископа, што је недопустиво у животу цркве",  изјавио је епископ Артемије Танјугу.      Он је додао да мисли да је такво понашање митрополита црногорско-приморског "непримерено".
   "Много себи даје право, као да он управља целом српском црквом мимо постојећих епископа, што није допуштено," казао је владика рашко-призренски.    Митрополит црногорско приморски Амфилохије изјавио је синоћ након седнице Светог архијерејског синода у Пећкој патријаршији, да се комуникација са привременим органима власти на Косову и Метохији мора наставити, ради опстанка српског на&