ВЕРНОСТЬ - FIDELITY № 106 - 2008

MAY / МАЙ 6

The Editorial Board is glad to inform our Readers that this issue of “FIDELITY” has articles in English, and Russian Languages.  

С удовлетворением сообщаем, что в этом номере журнала “ВЕРНОСТЬ” помещены статьи на английском и русском  языках.

CONTENTS - ОГЛАВЛЕНИЕ

 

   1.  AFTER METROPOLITAN LAURUS,  Ephraim Lopatin, Translated by Seraphim Larin

   2.  Н.Л. КАЗАНЦЕВУ 6О ЛЕТ. Г.М. Солдатов

   3.  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КАТЕХИЗИС. ПРАВОСЛАВНОЕ УЧЕНИЕ О БОГОВЛАСТИИ

4 СВЯТАЯ РУСЬ Ольга Корчагина

5.   TO ALL THE OVERSEAS CLERGY THAT REJECTED THE UNIA WITH MP. Protodeacon Herman Ivanov-Treenadtsati. Translated by Seraphim Larin

6.   МОЯ ЛЮБОВЬ.  Ольга Корчагина

7 СВИДАНИЕ. Рассказы Штабс-капитана Бабкина

8О ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СТРАНЫ.  А.Н.Крутов

9.  РУССКИЕ НАЦИОНАЛИСТЫ НАЧАЛА ХХ ВЕКА И ИНОСТРАННЫЙ КАПИТАЛ.

10.  ИНТЕРНЕТ - ПОД КОЛПАКОМ СПЕЦСЛУЖБ.  Сергей Петрунин

11.   WE  NEED  UNITY  AS  MUCH  AS  AIR AND BREAD! G.M. Soldatow

12.  THOUGHTS ON THE MOSCOW PATRIARCHATE. A letter to Ver. Rev. Fr. Georgy Larin

13 НАЦИОНАЛЬНАЯ  МОНАРХИЯ  ЗАВТРА – УТОПИЯ  ИЛИ  ВЕКТОР ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБНОВЛЕНИЯ. В.Е. ЛАРИОНОВ

14   НАМ  СООБЩИЛИ – WE  WERE  INFORMED

15.  НАМ  ПИШУТ  -  LETTERS  TO  THE  EDITOR.

* * *

AFTER  METROPOLITAN  LAURUS

Ephraim Lopatin

(As it appeared in “Our Country” - Nasha Strana – No.2840)

Translated by Seraphim Larin

The death of Met.Laurus’ (Shkurla) at the Holy Trinity Monastery at Jordanville, occurred on the triumphant Sunday of Orthodoxy, a day when a special rite is performed in all our churches, declaring Anathema to all heretics that have fallen away from the Church – including ecumenists. Having reposed at night on the eve of this Service, Met.Laurus did not hear this anathema.

He outlived his benefactor Met.Vitaly (Ustinov) by some 18 months, who died as the last First Hierarch of the traditional ROCA in September 2006, at the Holy-Transfiguration skete at Mansonville.

As a matter of fact, at the end of World War 2, Met.Vitaly covertly spirited away the then adolescent Vassily Shkurla – future Laurus - from his native Slovakia, saving him from the advancing soviet forces. Some nearly half a century will come to pass before Met.Laurus, having replaced Met.Vitaly    (who was sent to retirement) as head of ROCA, will lead the Overseas Church under the omophorion of the Moscow Patriarchate.

That’s why to some, he will remain a historical identity that had heeded president Putin’s call and brought about the unification of ROCA and the MP. Whereas to others, his name will always be linked with the betrayal of the ROCA, and his personal disloyalty to Met.Vitaly.

In describing the occurrence, some Russian journalists couldn’t refrain from drawing an analogy with Schiller: “Laurus had done his deed, Laurus can now go.” Even a year hadn’t passed since the unia with the MP, when Met.Laurus went to another world. It would appear that there is far more grieving within Russia over his passing than there is overseas. The Moscow Patriarchate regards him as a hero. At the end of February of this year, in the Martha-Mary Cloister in Moscow, (which in point of fact was recently part of ROCA until its seizure by the MP) Met.Laurus was awarded the medal of Andrew the First-called for his “Faith and Fidelity”. The fortieth day of Met.Laurus’ demise will fall on the day when Judas’ betrayal of Christ is commemorated… complete mystification…

In New York, the Synod had resolved that during Church Services, the first name to be commemorated after patriarch Alexis’ was to be that of locum-tenens, Canadian-born archbp.Hilarion of the Australian-New Zealand Diocese.

However, archbp.Hilarion did not head the requiem mass at Jordanville for the reposed met.Laurus – it was the MP metropolitan Juvenalis from Moscow! It’s not very long ago that one would be aghast at such a thought, because this Juvenalis is a covert KGB agent with a code-name “Adamant” – a typical soviet archbishop, a confirmed ecumenist and Sergianist i.e. a servant of the godless authorities.

He was tonsured in 1959 by the celebrated archimandrite Nikodim (Rotov), the future metropolitan of Leningrad, who eventually died in the arms of the Roman Pope John-Paul 1.

In 1960, this newly-tonsured monk was part of the MP delegation to the Ecumenical Assembly of European Youth, held in Lausanne. In the same year, he also graduated in a course for student-theologians at an Ecumenical institute at Bosse, Switzerland. In 1965, he was already a bishop and Deputy Chairman of the Department of Internal Church Relations.

Such a rapid career rise for a 30 year old could only be achieved through faithful service to the authorities… and such an individual headed a church service at the Holy Trinity monastery, where at one time services were conducted by such legendary archbishops – renowned for their anti-MP stand – as the builder of the monastery Vitaly (Maksimenko) and its dean Averky (Taushev)!

The death of met.Laurus will bring about big changes in the church life of ROCA (MP) in Canada. The candidate for the post of First hierarch must be in accord with Moscow, as it will be affirmed by the patriarch. Logically speaking, the most likely candidate would have to be archbp.Hilarion, while the vacancy created in the Australian Diocese can possibly be filled by the Australian bishop Gabriel, currently guiding the parishes in Eastern Canada.

It’s doubtful that the cathedral church of Holy Nicholas in Montreal will be left without a bishop. While there are no “spare” bishops, they could materialize. In any case, there is a candidate who comes from Montreal: hieromonk, and possibly already archimandrite, Nicholas Perekrestov. While he hasn’t lived in Montreal for a long time, he is well remembered by the parishioners and for this, it’s doubtful that they would have a burning desire to see him in the role of dean of their cathedral. As the saying goes: “He is a horse of a different colour”. All this may beget significant disturbances within the Holy Nicholas parish, which currently remains as a “quiet backwater” in the troubled ROCA(MP).

 * * *

Н. Л.  КАЗАНЦЕВУ 6О ЛЕТ

Распространено мнение о том,  что «солдатами не рождаются», и чтобы стать солдатом,  нужна длительная тренировка. Но это не всегда бывает так, бывают исключения. Некоторые люди,  рождаются и уже от люльки хватаются за саблю, и вскоре готовы защищать Веру и Родину. В большинстве,  такие воины от рождения,  появляются в семьях военных, в семьях наших русских горских народов и прославивших свое имя как защитников Православия казаков.  Одним из таких рожденных в Зарубежной Руси от колыбели «маленьких воинов-рыцарей» стал Николай Леонидович Казанцев.

Родившись в мае 1948 г. в Австрии,  в семье воинов Добровольческой Армии и Русского Корпуса,  молодой Николай,  не получил возможности последовать по их стопам и стать воином Русской Армии.

С родителями,  еще младенцем,  Николай переехал в Аргентину. На новой родине в церкви и семье, как и многие другие переселенцы, он воспитывался в традициях верности Вере, Царю и любви к далекой Родине своих родителей, русской культуре и языку.

Не имея возможности быть в русской армии, молодой Николай,  схватился за перо и,  будучи 18-летним юношей, стал редактировать одну из самых известных в Зарубежной Руси газете – «Наша Страна». 

Будучи единственным корреспондентом, во время Мальвинской войны за освобождение островов от Англии,  он записал свои впечатления, изданные на испанском языке книгой. Он также рассказал о военных событиях,  выступивши по телевидению.  За свою службу на островах,  Н.Л. Казанцев был награжден военным орденом  и  почтен стоять в столице государства Буэнос-Айрес рядом с принимавшим парад генералом.

Будучи лояльным,  любящим Аргентину гражданином,  он никогда не забывал о долге службы Родине-России,  и вот уже более 40 лет,  бесстрашно подобно Давиду, он беспощадно бьет своим пером,  врагов Православия и Руси. В многочисленных статьях в газете им критикуется экуменическая и безбожная деятельность Московской патриархии и  антирусская политика неосоветского правительства РФ. За эту службу Вере и Святой Руси,  Н. Казанцеву  приходится терпеть от врагов преследования. Яростные попытки врагов приостановить выпуск газеты,  наталкиваются  на  твердое решение русского-воина-писателя,  уверенного на защиту   Господа Бога, поддержку со стороны читателей  и желания продолжать  службу.

Нашедши сотрудников,  он продолжает редактировать в эмиграции единственную независимую национально-патриархическую газету, основанную известным русским писателем И.Л. Солоневичем. В его должности редактора, корректора и рассыльщика ему помогает его милая супруга Мариана Петровна.

Важность издания «Нашей Страны»,  не только для Зарубежной Руси, но и для Родины,  громадна, так как в ней,  освещаются церковные и политические события во всем мире,  с православной русско-патриотичской точки зрения.

За заслуги Николай Леонидовича,  за его самоотверженные и плодотворные труды в борьбе против коммунизма,  в ознаменование 90-летия 1-го Кубанского (Ледяного) похода,  он был награжден начальником Русского Обще-Воинского Союза И.Б. Ивановым,  медалью «В память 90-летия Белой Борьбы».

Н.Л. Казанцев был одним из основателей Общества Блаженнейшего Митрополита Антония,  и является в нем вице-председателем.

Своей верной службой,  юбиляр доказал,  что и один воин в поле воин,  если он Русский! Слава родителям сумевшим воспитать такого сына – верного Православию и России.  Заслуги Николай Леонидовича,  будут оценены в будущем, когда будет свободная Россия. Но пока,  мы его современники, сотрудники газеты, члены Общества Митр. Антония и читатели «Нашей Страны» благодарны ему за труды.

Поздравляем Николай Леонидовича – борца за Православие и Русь, с его 60-летием с пожеланием ему многолетия, семейного счастья, сил и здоровья для продолжения борьбы против мирового зла.

Обращаем внимание всех кто ценит труды Николая Леонидовича, тех кто верит в будущую победу Руси над коммунизмом и торжеством Добра над злом, кто считает себя белым русским а не космополитом, что самым приятным для него подарком к его юбилею,  были бы новые подписки на «Нашу Страну» или пожертвования для продолжения выпуска без перерыва газеты.

Многая лета Белый Воин!

От имени Правления и членов Общества Блаженнейшего Митрополита Антония,

Г.М. Солдатов

* * *

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КАТЕХИЗИС. ПРАВОСЛАВНОЕ УЧЕНИЕ О БОГОВЛАСТИИ

ВЫБОР СДЕЛАН

                                                                                                                                        «Да приидет Царствие Твое ...
                                                                                                                                        и на земле, как на небе» (Мф. 6;10)

Всякий русский, прежде чем идти на какие-нибудь так называемые выборы, должен ознакомиться с тем, что же от него дружно скрывают все зазывалы. А скрывают они не только то, что Господь уже указал лучшую, небоподобную форму организации земной жизни, но и то, что наш народ давно и навсегда сделал свой выбор в пользу этого богоустановления, связав навеки с Небом и себя и потомков благочестивым соборным обетом. Без малого четыре века назад Церковно-Государственным Собором был утвержден царствовать навеки богоизбранный род в лице Михаила Феодоровича Романова, племянника первой Русской Царицы — Анастасии Романовой. Силою Божией благодати, полученной народом через богопоставленного Царя, была прекращена бывшая тогда на Руси ужасающая смута, был восстановлен в народной среде мир и порядок, были посрамлены враги и завистники Богорусской государственности. Согласно желанию всего Русского народа, на основании решения совместного, Земско-Поместного собора, за Михаилом Феодоровичем и преемниками его из рода Романовых утверждено на вечные времена право Самодержавного владения Русской Землей со всем ее населением. Соборная Утвержденная Грамота всех подданных на всем пространстве Государства отдала навсегда под неограниченно-благотворное водительство и опеку Царя, обязав всех без исключения безусловным повиновением Его Самодержавной Воле.

Несомненно, что содержание этого уникального документа, раскрывающего подлинную небесную сущность России, всякий русский обязан знать наизусть.

Утвержденная Грамота Великого Московского Земско-Поместного Собора от 21 февраля 1613 года:

«Послал Господь Бог Свой Святый Дух в сердца всех православных христиан, яко едиными усты вопияху, что быти на Владимирском и Московском и на всех Государствах Российского Царства, Государем, Царем и Великим Князем всея Руси Самодержцем, Тебе, Великому Государю Михаилу Феодоровичу.

Целовали все Животворный Крест и обет дали, что за Великого Государя, Богом почтенного, Богом избранного и Богом возлюбленного, Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея России Самодержца, за Благоверную Царицу и Великую Княгиню, и за Их Царские Дети, которых Им, Государям, впредь (вперед, в будущем) Бог даст, души свои и головы положити и служити Им, Государям нашим верою и правдою, всеми душами своими и головами.

Заповедано, чтобы избранник Божий, Царь Михаил Феодорович Романов был родоначальником Правителей на Руси из рода в род, с ответственностью в Своих делах перед Единым Небесным Царем.

И кто же пойдет против сего Соборного постановления — Царь ли, патриарх ли, и всяк человек, да проклянется таковой в сем веке и в будущем, отлучен бо будет он от Святой Троицы.

И иного Государя, помимо Государя, Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея России Самодержца, и их Царских Детей, которых Им, Государям, впредь Бог даст, искати и хотети иного Государя из каких людей ни буди, или какое лихо похочет учинити, то нам боярам, и окольничьим, и дворянам, и приказным людям, и гостем, и детям боярским, и всяким людям, на того изменника стояти всею землею за один.

Прочтоша сию Утвержденную Грамоту на Великом Всероссийском Соборе, и выслушав на большее во веки укрепление — быти так во всем по тому, как в сей Утвержденной Грамоте писано. А кто убо не похощет послушати сего Соборного Уложения, его же Бог благослови, и начнет глаголати ино, и молву в людех чинити, то таковой, аще от священных чину, и от бояр, царских синклит и воинских, или ин кто от простых людей, и в каком чину не буди; по священным правилам Святых Апостол и Вселенских седми Соборов — Святых Отец, и Поместных, и по Соборному Уложению всего извержен будет, и от Церкви Божией отлучен, и Святых Христовых Тайн приобщения, яко раскольник Церкви Божией и всего православного христианства, мятежник и разоритель Закону Божию, а по Царским Законам месть восприимет, и нашего смирения и всего освященного Собора, не буди на нем благословения от ныне и до века. Да будет твердо и неразрушимо в будущая лета, в роды и роды, и не прейдет ни едина черта от написанных в ней.

А на Соборе были Московского Государства изо всех городов, Российского Царства, власти: митрополиты, епископы и архимандриты, игумены, протопопы и весь освященный Собор. Бояре и окольничие, чашники и стольники и стряпчие (придворные чины), думные дворяне и дияки (министры) и жильцы, дворяне большие и дворяне из городов, дияки из приказов (министерств), головы (офицеры) стрелецкие, и атаманы казачьи, стрельцы и казаки, торговые и посадские и великих чинов всякие служилые и жилецкие люди, и из всех городов, всего Российского Царства выборные люди. Своеручные подписи.

А уложена и писана бысть сия утвержденная Грамота за руками и печатьми Великого Государя нашего Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича всея России Самодержца, в царствующем граде Москве, в первое лето царствования его, а от сотворения мира 7121-го».

«Торжественная и вместе страшная грамота, — пишет преподобный о. Феодосий (Кашин) Кавказский, — Ею клятвенно связаны с царями из Дома Романовых не только сами предки составители ее, но и все мы, потомки их, до скончания века. Многие угодники Божии не только новозаветные, но и ветхозаветные хранили обеты, данные за них прежде рождения родителями их; это обязывает и нас к тому же. Соблюдение сего обета, данного за нас клятвенно нашими предками, — залог нашего благополучия, как временного — на земле, так и вечного — на небесах — по слову Божию; и наоборот: несоблюдение его есть великий грех перед Богом, влекущий за собою наказание, как и показала революция».

Отлучается от Церкви, «проклянется» всякий, кто не только участвовал тайно или явно в революциях, но и кто выражал даже простое сочувствие февральско-октябрьскому бунту и пользовался плодами кровавых завоеваний.

Как только изменники генералы, министры и думцы, «благословленные» духовенством, при предательском молчании народа, отреклись от служения Царю и тем насильно вырвали Царское отречение от дальнейшего невозможного государственного служения, так сразу же для всех очевидно начались бедствия России: междоусобицы, голод, мор, болезни, убийства, насилие безбожия над Верой, смерть бесчисленных мучеников Христовых и Царских слуг. Повторилось страшное чудо гнева Божия и наказания, повторилось на глазах у всех для того, чтобы мы поняли, что предки наши дали за нас обет Богу на вечные времена служить верно Самодержцам Православным — на благо, на счастье нам, потомкам, чтобы мы поняли, что есть один-единственный путь для возврата к богоугодной, мирной жизни: покаяться в своем безумии и восстановить каждому из нас в своем сердце святую и нерушимую силу нашего общерусского родительского благословения 1613 года. К этому зовут нас все святые угодники Русской Земли, к этому зовет нас и простой здравый смысл — на основании горького опыта революции.

Утвержденная Грамота для каждого русского человека подобна родительскому благословению, навеки нерушимому. В ней ясно сказано все то, что русский человек должен хранить, как святыню: свою Веру, своего Царя и свое Отечество.

Еще в прошлом столетии Святитель Феофан Затворник предупреждал: «Коренные стихии жизни русской выражаются привычными словами: Православие, самодержавие, народность (то есть, Церковь, Царь и Царство). Вот что надобно сохранять! И когда изменяются сии начала, русский народ перестает быть русским. Он потеряет тогда священное трехцветное знамя».

Черно-золото-белый стяг — единственный в истории России государственный флаг — символизирует вековую православную Русскую идеологию: Бог, Царь, Россия! Золото благодати Святого Духа, почивающего на главе Богопомазанника, изображается на флаге между Непостижимым Творцом и Русским белым Царством.

Православный Государь — это харизматический возглавитель народа Божия, Царь благодатно соединяет Царство земное с небесным. Так может ли ныне наше Отечество, изгнавшее своего Отца, восклицать: «С нами Бог»?! Многим, потерявшим свою Русскую веру, даже не будет понятен сам вопрос об их сиротстве и беспризорности.

Христиане вновь получат от Бога власть на своей родной святой Земле, но отнюдь не в результате борьбы за нее, так как борьба за власть греховна в самой своей сущности, но как результат борьбы за торжество правды Божией на земле, как победу евангельской морали над корыстным земным расчетом.

Существует только два типа власти: изначальное богоустановленное единоначалие и позднейшие эксперименты по его разрушению. Святитель Филарет Московский пишет, что «некоторые, вопреки столь ясному учению первых, истинных, Богодухновенных учителей Христианских, что власть от Бога (Рим. 13; 1), среди Христианства вздумали учить, что власть от народа. Не думаю, чтобы вы решились указать на скопища беглецов или разбойников, как на первоначальный и совершеннейший образец общества человеческого» (45; 11).

Ведь очевидно, что республиканско-демократический строй приводит искушаемых именно к борьбе за власть, так как «свобода» при нем выражается в освобождении личности от сдерживающих начал христианской морали. И Церковь при демократии перестает быть всеобщим нравственным авторитетом, потому что уравнивается в гражданских правах с сатанизмом.

А для достижения наивысшей возможности выявления и торжества греховности и зла — устанавливается коммунистический строй. При нем грех уже не довольствуется гражданским равенством с Христианством, а стремится приобрести религиозно-господствующее положение над ним для гонений на него.

И если при республиканско-демократическом строе рост греха проявляется в виде сделок с совестью по требованию корыстного эгоизма, то в коммунистическом строе торжество греха проявляется в готовности жертвовать экономическим благополучием, за возможность причинять зло ближнему. Этим режимом эксплуатируется энергия ненависти всех слоев народа, страсть зависти и властолюбия коллективного антихриста.

Вот каково нравственное значение этих двух полюсов государственного строя, двух образов государственного правления, а точнее, богопротивления, методично выявляющих злую волю максимального числа людей, для их вечной погибели.

Любя нас и отечески заботясь о нашем Благе, отцы наши предуказали нам и завещали не испытывать того, что сами они на горьком опыте изведали. Господь Промыслитель вдохновил наших благочестивых предков дать обет верности Его Помазанникам не только от своего поколения, а и за всех своих потомков, как, очевидно, неспособных совершить в будущем подобный подвиг соборного единения во Христе. По внушению Святого Духа православные русские люди учинили богосоюзный совет и навсегда признали над собой власть Русских Царей, видя в Самодержавии аскетический идеал и высокую нравственную силу. Наш народ, трезво осознав себя в крайне слабом и шатком положении, добровольно отказался навсегда от греховного своеволия тем, что полностью ограничил гражданскую свободу подданных — волей Бога — через послушание и повиновение Царю.

Таким образом, Соборная Грамота, будучи Церковно-Государственным актом об утверждении богоизбрания на царствование Династии Романовых, является духовно-юридическим документом, обременяющим Михаила Феодоровича и его преемников полной, Самодержавной властью над Русским Государством, а в то же время заключает в себе присягу, клятвенный обет или обязательство всего российского народа охранять эту власть во всей ее полноте и неприкосновенности, повинуясь ей без малейшего сомнения и колебания.

Наша христианская совесть говорит, что обет, данный Российским народом за себя и за всех своих потомков, остается обязательным навсегда не только для коренного, православного русского населения, но и для всех вообще иноверных и иноплеменных граждан России, «всея Российския земли».

Церковно-Государственный Собор 1613 года, как единственно законный инструмент восстановления богозаконной Власти в безгосударное время, отразил глубокое всенародное убеждение, что наследственное Самодержавие наших Государей есть великая святыня, предмет нашей политической веры, наш русский догмат, единственно надежный оплот от бедствий внешних и внутренни в будущем. Не праздны и звучащие доныне слова патриарха Гермогена, святого охранителя законной власти: «Благосовляю верных русских людей, подымающихся на защиту Веры, Царя и Отечества, и проклинаю вас, изменники».

Святые учили, что своеволие толпы по вопросу формы и содержания Российской государственности – суть богоборчество.

Назидательным примером порочности самого принципа демократической коллегиальности является событие, описанное Евангелистами в Новом Завете.

«Властью, данной свыше» (Ин. 19;11) Пилат предлагал народу сделать выбор в пользу восстановления законной наследственной власти, говоря: «се Царь ваш!» (Ин. 19;14), «хотите ли Царя?» (Ин. 18;40). А подготовка к этим выборам в том и заключалась, что просто «возбудили народ просить(отпустить) Варавву, а Иисуса погубить» (Мф.27;20), поэтому и «закричали все: не Его, но Варавву» (Ин. 18;40).

Вот и ныне опять сбывается пророчество Давида о выборах: «собрались вместе на Господа и на Христа Его» (Деян. 4;26). Чтобы погубить «помазанного» (Деян. 4;27), непременно выбирают лидера национально-освободительного движения, «человека убийцу» (Деян. 3;14).

А христианам не следует забывать о том, что любой такой Варавва избирается всегда вместо Христа и что вопрос Пилата «кого из двух хотите?» (Мф. 27;21) пророчески указывает на историческую подготовку всего мира к окончательному выбору между Христом Господним и антихристом.

В своей книге «Происхождение закона о престолонаследии в России» святитель Иоанн Шанхайский поясняет, что «пренебрежение тем законом который выработан собирателями Руси и осенен благословениями ее святых заступников и святителей, было причиной многих печальных последствий, а в дальнейшем будет источником новых потрясений и волнений, ибо русский народ во все эпохи стремился к своему законному Царю, только под властью которого Русь всегда обретала успокоение и благоденствие» (37;76).

Все, кто возражал раньше или будет возражать теперь против этой Соборной Грамоты, — суть враги Божии, мятежники не только против Царской власти, но и против Бога – разорители закона Божия. Много таких врагов теперь. Они боятся Божией правды и потому скрывают от народа его народную Утвержденную Грамоту.

Русский человек! Напиши в своем сердце и повторяй в своих ежедневных молитвах после вселенского Символа веры свой русский Символ веры, который гласит:

«Верую, Господи, в Православное Царское Самодержавие, Духом Святым клятвенно утвержденное на вечные времена освященным Собором и русским народом для мира и благоденствия нашего Отечества и для спасения души, как учили о том же и все святые угодники Божии русские последних веков. Аминь.» (Молитва св. Феодосия Кавказского).


ПРЕДИСЛОВИЕ

Отношение наше к власти имеет самое прямое отношение к нашему же спасению — такова непреложная истина Церковного Предания.

Апостол Павел утверждает: “Нет власти не от Бога: существующие же власти от Бога установлены, посему противящийся власти противится Божию установлению”.

Лукавый человеческий ум, с помощью диавола, простые и очевидные слова извращает в собственную противоположность. Блаженный Феофилакт в объяснении этого места Священного Писания обращает внимание на то, что не каждый начальник поставлен Богом, и здесь Апостол говорит не о каждом начальнике, а о самом принципе власти как отражении Небесной иерархии в земных установлениях, как о деле премудрости Божией: о власти отца над сыном, мужа над женою и т.п.

Нечестивец же и богоборец, узурпировавший власть, дискредитирует саму природу власти, богохульствуя, сам подает повод хулить Бога, будто бы Он, Вседержитель, ставит нечестивца в начальственные должности. Нечестивые власти не Богом установлены, а попущены за наши грехи нам для испытания, как мы поведем себя: пойдем ли мы с безбожной властью на компромиссы, станем ли с ней сотрудничать во зле, или противопоставим ей свою волю, стойкость в добре даже до смерти.

Итак, власть, иерархия как принцип мироустройства — созданы Богом, но сам человек виновен в извращении этих Богоустановленных принципов, в уклонении от “Царского Пути”.

В настоящем сборнике мы попытались в сжатой форме осветить отношение Православной Церкви к власти земной. Именно в этом вопросе происходит наибольшее количество преткновений в наше неспокойное предантихристово время.

Разрыв с воззрением Матери нашей Церкви Православной на те или иные вопросы не может не отразиться на вечной участи человека, тем более, что именно вопрос о власти будет предметом главных спекуляций в близящемся уже не по годам, а по месяцам Царстве грядущего Антихриста. Человек, знакомый с Церковным учением, не поймается на удочку досужих современных богословов, бесстыдно искажающих сокровенный духовный смысл этого важнейшего вопроса, утверждая что “всякая власть от Бога” (хотя таких слов, как мы разобрали выше, в Священном Писании нет!). Подобное “богословие” обернулось трагедией для нашей Церкви в недавнем прошлом. Несмотря на всеобщую апостасию, да сохранит Господь тех, кто желает стоять и держать Священное Предание свято и неискаженно.

У нашей Матери — Церкви Православной существует замечательное учение о земной власти, о земном устройстве жизни ее верных чад, проистекающее из Священного Писания и Священного Предания, имеющее многочисленных противников в непростое “демократическое” время. Вопрос, поднимаемый нами, не был бы столь актуальным, если бы возражения противников Священного Предания не происходили из среды людей, по видимости, верующих, церковных, даже облеченных высоким церковным саном.

Итак, Святая Православная Церковь утверждает, что существует только одна Богоустановленная форма власти:

ЦАРСКАЯ ВЛАСТЬ

Царь — Божие установление

“И сказал Господь... поставь им царя”
(1 Цар. 8; 22)

“Дело управления народами — самое трудное дело (1; 33), — говорит о божественной природе власти святой праведный отец Иоанн Кронштадтский. — “Сам Бог, Владыка владык и Царь царей утверждает за царем верховную власть” (1; 31).

“Кто посаждает на престолы царей земных? Тот, Кто Один от вечности сидит на престоле огнезрачном, — продолжает отец Иоанн. — Царям земным от Него единого дается царская держава; Он венчает их диадемою царскою (2; 187). Только Бог может уполномочить избранного человека на царство и вручить ему самодержавную власть, облекая его славою, величием, силой” (3; 181).

Митрополит Московский Макарий пишет, что “Священное Писание излагает эту истину весьма раздельно, когда говорит:

1. Что Бог есть верховный царь по всей земли (Пс. 46; 3-8. 94; 3), что Он воцарися над языки, то есть над народами (Пс. 46; 9), обладает языки (Пс. 21; 29), призирает на языки (Пс. 65; 7), наставляет языки (Пс. 66; 5).

2. Что Он -

а) сам поставляет царей над народами: владеет Вышний царством человеческим, и емуже восхощет даст е (Дан. 4; 22-29); той поставляет цари и преставляет (Дан. 2; 21), и комуждо языку устроил вожда (Сир. 17; 14, Прем. 6; 1-3);

б) поставляет, как видимых наместников своих в каждом царстве: Аз рех: бози есте, говорит Он им, и сынове Вышняго вси (Пс. 81; 1-6, Исх. 22; 28);

в) и с этой целью дарует им от Себя державу и силу (Прем. 6; 4), венчает их славою и честию (Пс. 8; 6), елеем святым своим помазует их (Пс. 88; 21, Ис. 41; 1), так что от того дне носится над ними Дух Господень (1 Цар. 16; 11-13);

г) Сам же, наконец, и управляет через царей земными царствами: Мною царствуют, говорит Он, царие, и сильнии пишут правду (Прит. 8; 15). Якоже устремление воды, присовокупляет Пророк, тако сердце царево в руце Божией: аможе аще восхощет обратити, тамо уклоните (Прит. 21; 1).

3. Что Он —

а) поставляет, чрез Помазанников Своих, и все прочие, низшие власти: всяка душа властем предержащим да повинуется: несть бо власть аще не от Бога: сущия же власти от Бога учинены суть (Рим. 13; 1); повинитеся убо всякому человечу начальству Господа ради: аще царю, яко преобладающу: аще ли же князем, яко от него посланным (1 Пет. 2; 13-14);

б) и поставляет, как слуг своих, для устроения счастия человеческих обществ: князи бо не суть боязнь добрым делом, но злым. Хощеши ли не боятися власти, благое твори, и имети будеши похвалу от него: Божий бо слуга есть тебе во благое. Аще ли злое твориши, бойся: не бо без ума мечь носит: Божий бо слуга есть, отмститель в гнев злое творящему. Тем же потреба повиноватися не токмо за гнев, но и за совесть (Рим. 13; 3-6)”.

Святые Отцы и учители Церкви также весьма часто повторяли, что “Бог управляет царствами человеческими и посылает им царей и прочие власти” (4; 583-584).

Вот, например, слова:

Святого Исидора Пелусиота: “Церковь же исконно понимала, что “царская власть установлена Богом” (5).

Святителя Филарета Московского: “Народ благоугождающий Богу — достоин иметь благословенного Богом Царя. Народ чтущий Царя — благоугождает чрез сие Богу: потому что Царь есть устроение Божие” (6; 126).

Святого Иоанна Кронштадтского: “И так царская власть и царский престол утверждены на земле Самим Богом, безначальным Творцем и Царем всех созданий Своих” (1; 89).

Необходимость царской власти

“В очах Божиих нет лучшей власти,
чем власть Православного Царя”
Преп. Серафим Саровский

“Пусть никто не верит наговорам обольстителей, которые говорят, что для христианина совершенно безразличен тот или иной порядок гражданской жизни, — пишет ревностный миссионер, священномученик Андроник, — нет, мы — христиане — в мире живем и из этого мира до времени, определенного Творцом, выйти не можем (1 Кор. 5; 10). А потому нам вовсе не безразлично — что совершается в гражданском нашем быту, ибо тот или иной строй, те или иные порядки жизни могут содействовать или препятствовать делу спасения” (7; 6).

Нет физической возможности привести слова всех святых, высказывающихся о необходимости и пользе царской власти для народов. Сделаем исключение для главного апологета монархической государственности святителя Филарета Московского:

“Как небо, безспорно, лучше земли, и небесное лучше земного: то также безспорно лучшим на земле должно быть то, что устроено по образу небесному, чему и учил Бог Боговидца Моисея: виждь, да сотвориши по образу показанному тебе на горе (Исх. 25; 40), то есть, на высоте Боговидения.

Согласно с сим, Бог, по образу Своего небесного единоначалия, устроил на земле Царя; по образу Своего вседержительства — Царя Самодержавного; по образу Своего царства непреходящего, продолжающегося от века и до века — Царя наследственного (6; 126-127). Благо народу и государству, в котором единым, всеобщим, светлым, сильным, всепревлекающим, вседвижущим средоточием, как солнце во вселенной, стоит Царь, свободно ограничивающий свое неограниченное самодержавие волею Царя Небесного, мудростью, великодушием, любовью к народу, желанием общего блага, вниманием к благому совету, уважением к законам предшественников и к своим собственным” (8; 529).

Благотворность царской власти

“Невозможно христианам иметь Церковь,
но не иметь царя”
Вселенский патриарх Антоний

“Царская власть существенно необходима и общеполезна, — поясняет святой Иоанн Кронштадтский, — здравые и спокойные умы всегда признавали и признают совершенную необходимость и общественную пользу царской власти для народа, и считают прямым безсмыслием посягательство на царское самодержавие” (1; 89-90). “Царь самодержавно правит народом, как образ единоначальной власти Божией, как образ Царя царей, как глава государства, этого великого политического тела, стройно организованного и объединяемого единою главою. (...) Итак, единодержавие и самодержавие в Государстве, в союзе с Церковью необходимо и есть величайшее благо для него, подобно как в мире Божие единоначалие и вседержавие” (9; 37-38).

“Итак нужно ли повторять: Бога бойтеся, царя чтите? (1 Пет. 2; 17). Радуюсь, если не нужно; надеюсь, что не будет сие излишно. Есть обязанности не только к Богу, но и к Царю; одни другим не противоречат; и те и другие вместе исполнять можно и должно. Что же особенно примечательное можем мы открыть в сем сочетании мыслей Апостола? — пишет Святитель Филарет, желая объяснить, что Евангельская заповедь о почитании Царя дана христианам на вечные времена. — Прежде ответа на сей вопрос, надобно вспомнить, что написанное в первом веке Христианства теперь предлагается людям нашего века, что впрочем дух Евангелия, как Дух Божий, объемлет все времена; и что посему он изрекает в первом веке то, и таким образом, что и каким образом нужно и удовлетворительно и для нашего, равно как для всех прочих веков” (10; 201-202).

Царь — живая икона Бога

“Царь есть образ одушевлен
Царя Небесного”
Преп. Максим Грек

Православная Церковь в лице своих святых неизменно учила, что “лицо и сан царя христианского на земле есть живой образ и подобие Христа Царя, живущего на небесах. Ибо как человек душей своей есть образ Божий и подобие, так помазанник Божий саном своим царским есть образ и подобие Христа Господа: Христос Господь на небесах в Церкви торжествующей есть первенствующий: Христос Господень на земле благодатью и милостью Христа небесного в Церкви воинствующей есть первенствующий” — по слову святителя Димитрия Ростовского (11; 991).

Небесное достоинство царства земного

“Вера освящает власти земные,
показывая их небесное происхождение”
Святитель Филарет Московский

“О, если бы все народы довольно разумели небесное достоинство Царя и устроение царства земного по образу небесному, и постоянно себя ознаменовывали чертами того же образа, — благоговением и любовью к Царю, смиренным послушанием Его законам и повелениям, взаимным согласием и единодушием, и удаляли от себя все, чему нет образа на небесах, — превозношение, раздор, своеволие, своекорыстие и всякое зло мысли, намерения и действия! Все царства земные были бы достойным преддверием Царства Небесного” (6; 127), — поясняет Святитель Филарет, — дабы всякий разумел, что царство земное образуется благодатью своего Небесного Первообраза”. А посему — образ мыслей и действий для жителей Царства и Небесного и земного, — как учит тот же Учитель Церкви, — предлагается общий: “Если кто уклоняется прославлять Бога: таковому должны мы указать, что он выходит из порядка всех созданий Божиих, потому что это есть их всеобщее назначение, хотя разнообразно исполняемое, по разнообразию и степеням тварей. Земля есть рассадник и училище для неба; потому надобно нам обучать себя хотя некоторым начаткам того, что делают на небе, чтобы оно после жизни земной не отвергло нас, как неспособных” (8; 574-575), иными словами, “худой гражданин царства земного и для Небесного Царства не годен” (6; 473).

Единодержавие и самодержавие

“Бог повелел Царям царствовать
и страной управлять, потому в титлах
и пишутся они самодержцами”
преп. Сергий и Герман Валаамские

“Характерно отметить, что вся борьба русской безбожной интеллигенции против самодержавия сопровождалась неизменным требованием ограничения царской власти властью народа, — пишет Архиепископ Серафим (Соболев), — следовательно, и враги нашего бывшего государственного строя мыслили понятия самодержавия и единодержавия тождественными” (12; 57).

Воля единодержца не должна быть ограничиваема волей поданных: это и есть единовластие (моно-архи). Власть же самодержца есть власть, выросшая из Церкви, из церковного идеала, и этим религиозным принципом ограниченная.

“Понимая свою самодержавную власть, прежде всего, как служение Богу и вверенному им народу, цари стремились проводить в жизнь суть монархии, власти надклассовой и надпартийной, а следовательно, единственно свободной в своих решениях”, — отмечает церковный историк Н.Н. Воейков (13; 377).

Общее мнение всех святых и вообще всей Церкви доносит до нас авторитетное слово преподобного Иоанна Кронштадтского: “Царь, как получивший от Господа царскую державу, от Самого Бога есть и должен быть Самодержавен” (2; 187).

“Православие входит в союз с национальным царством и утверждается на нем. Царство немыслимо без царя, который ограждает и символизирует его по всем сторонам, включая, конечно, и Православие. Так было в Византии, где императоры фактически являлись насадителями и стражами правоверия, усвояли божественное происхождение и церковно-иерархическое достоинство самой своей власти. То же истинно и для России, — сообщает известный богослов, профессор Н.Н. Глубоковский. — Церковь Православная исторически создала Православного царя в России и обеспечила ему единовластительство, а царь патронировал и оберегал ее, доставляя внутреннее господство и внешнее величие. Православие сливалось с народом в самодержавном Помазаннике” (14; 8).

СИМФОНИЯ ВЛАСТЕЙ

“Бог даровал христианам два высших дара -
священство и царство, посредством которых
земные дела управляются подобно Небесным”
Преп. Феодор Студит

По учению Православной Церкви, спасение человека возможно только через приобщение Богочеловеческой жизни Господа Иисуса Христа, начатой Им в Самом Себе на земле. Неслиянное и нераздельное соединение Божеского и человеческого начала во Христе навечно определяет норму (идеал) правильного, а потому должного, взаимоотношения клира и государства. Государство же есть плод сознательной и целеустремленной деятельности человека, и нет такой области жизни, в которой он был бы по праву свободен от Бога и Его закона: “Все предано Мне Отцом Моим” (Мф. 12; 27), вся жизнь должна подчиняться Закону Божественному.

Православная мысль в течение многих веков развивает идею симфонии, или, иными словами, гармоничного единения священства и Царства, по принципу неслиянности и нераздельности божественного и человеческого в земной жизни, и как бы вытекающую из догмата Боговоплощения, посему никогда и не отступала от этого принципа. Очевидным является то, что любая попытка отделения Церкви от Государства, точнее, клира от народа, приводит ее в положение и состояние секты манихействующих, разделяющей общество.

“Осуществление и утверждение среди области земной, временной и человеческой иного царства — Царства Небесного, вечного, царства Божия: это составляет заветную цель христианства. Об этом чудно предрекали издревле пророки, об этом предвещал Предтеча Христов, об этом градам и весям и всему миру проповедовали Спаситель и Его апостолы. Достигать через царство человеческое целей царства Божия, осуществлять в жизни государства и посредством государства задачи христианства — религии любви, мира, искупления, проводить путем государственности христианские нравственные начала; обратить царство Божие в цель, а царство человеческое в средство, соединить их воедино, как душу и тело, — вот идеал и заветы, вот сокровенные стремления и чаяния наши! — назидает священномученик Иоанн Восторгов. — Боговенчанный царь вступает в священно-таинственный союз со своим народом при помазании от Духа Святого. Так царь и народ как бы сливаются в один могучий духовно-нравственный союз, подобный идеальной христианской семье, не мыслящей разделения, не допускающей недоверия, не допускающей иных отношений, кроме взаимной любви, преданности, самоотвержения и заботливости” (15; 266-267).

“Видим, что в христианском обществе двоякая власть, гражданская и духовная; гражданская власть управляет внешние дела, духовная власть назирает то, что касается до внутреннего духовного состояния. Гражданская — законами гражданскими управляет, духовная словом Божиим и отлучением временным от христианского общества неблагоразумно ходящих усмиряет. Обеих властей, гражданской и духовной, конец должен быть не иной, как благосостояние подданных и слава Имени Божия”, — читаем у святителя Тихона Воронежского (16; 15). Итак, единство целей и действий этих двух ветвей власти возможно осуществлять во Христе и Его Церкви.

Святой Император Юстиниан в своей 6-й новелле еще яснее выражает тот же самый взгляд на отношение между церковью и государством: “величайшие блага, дарованные людям высшей благостью Божией, суть священство и царство, из которых первое заботится о божественных делах, а второе руководит и заботится о человеческих делах, а оба, исходя из одного и того же источника, составляют украшение человеческой жизни” — сообщается на страницах Православного церковного права (17; 681).

Единая Христова Церковь имеет две основные функции: внутреннюю, сакрально-евхаристическую, направленную на Чашу; и внешнюю — осуществление отношений с миром во зле лежащем (1 Ин. 5; 19), дабы оградить от его агрессии народ Божий.

Для исполнения первой задачи Церкви учреждена в ней иерархия клира, или священства, возглавляет которую епископ, или по-русски “надзирающий”; а для осуществления второй — учреждена в Церкви иерархия мирян, или царство, которую возглавляет внешний епископ Церкви — Помазанник Божий.

Слово “Царь” в переводе на русский язык с арамейского и санскрита — означает “защитник, покровитель, руководитель”, а слово “царство” — это, разумеется, “защита, ограждение” народа и его веры. Но следует различать — православного Самодержца, пребывающего в Теле Христовом в качестве симфонического элемента к священству; и языческого кесаря, находящегося, конечно, вне Церкви Божией.

Епископ Никодим Далматинский приводит исторический пример очередного воцерковления императора Константина, и посему “отцы Седьмого Вселенского Собора с восторгом приветствуют восстановление прежних отношений между Церковью и государством, и в актах Собора мы читаем следующее: “священник есть освящение и укрепление императорской власти, а императорская власть есть сила и поддержка священства... Священство хранит и заботится о небесном, а императорская власть посредством справедливых законов управляет земным. Теперь преграда пала, и желаемая связь восстановлена”. Этим была положена каноническая печать на учение об отношении между двумя властями, которое проповедовала Церковь древнего времени и которым проникнуты были как отцы церкви, так и христианские государи” (17; 683).

Православные государи и архиереи своими санами символизируют разные служения Спасителя: Царь Самодержавный — есть образ Христа в служении Царском, а Патриарх — есть образ Христа в служении Первосвященника. Каждый из них имеет первенство перед другим в пределах своей власти. Но, мистически, церковный сан Царя не может быть выше или ниже сана Патриарха, так как и Царь и Патриарх являются живым образом Одного Господа нашего.

О том, что симфония Церкви и Царства — это равночестный союз самостоятельных Богоустановлений, можно напомнить золотыми словами святителя Филарета Московского: “Да, есть в том польза, когда Алтарь и Престол союзны; но не взаимная польза есть первое основание союза их, а самостоятельная истина, поддерживающая и тот и другой. Благо и благословение Царю, покровителю Алтаря; но не боится Алтарь падения и без сего покровительства. Прав священник, проповедующий почтение к Царю: но не по праву только взаимности, а по чистой обязанности, если бы то случилось и без надежды взаимности.

Теперь открылось, что думал Апостол, когда с мыслью о страхе Божьем непосредственно соединил мысль о почтении к царю. Он хотел кратко, но притом чисто и основательно преподать учение о должности Христианина и гражданина. Сказав: “Бога бойтеся”, он изложил учение Христианина и вместе положил основание учению гражданина. Сказав непосредственно за сим: “царя чтите”, он не только изложил учение гражданина, но и утвердил оное на незыблемом основании Божественной Религии. Он показал — как независимое, Божественное достоинство Религии, так зависящее от устроения Божия достоинство Царского Престола; как важность союза между Алтарем и Престолом, так ничтожность низких, недостойных помыслов о том и другом” (10; 203, 205).

Царь — кормчий церковного корабля

“И будут царие кормители твои”
Пророк Исаия

Симфоническая связь священства и царства, не как данность, а как заданность, — “есть учение, опирающееся на Священном Писании, всегда проповедовавшееся Православною Церковью и проникнувшее и в ее право: “И будут царие кормители твои” (Ис. 49; 23), предсказано о Церкви еще в Ветхом Завете пророком Исаиею (Ис. 49; 23), и они будут хранителями веры и заповедей Божиих (2 Цар. 5; 3), и этим было положено основание связи, долженствующей существовать между государственною властью и Церковью” — пишет известный канонист епископ Никодим Далматинский (17; 680).

Исторически церковные каноны определяли и направляли развитие гражданского законодательства, постепенно входящего в круг церковного предания. К примеру, Димитрий Хоматин, архиепископ Болгарский, живший в
XIII веке, говорит, что “император, который есть и называется верховным блюстителем церковного порядка, стоит выше соборных определений и сообщает им силу и действие. Он есть вождь церковной иерархии и законодатель по отношению к жизни и поведению священников; он имеет право решать споры между митрополитами, епископами и клириками и избирать на вакантные епископские кафедры. Он может возвышать и епископские кафедры и епископов в достоинство митрополии и митрополитов... Его постановления имеют силу канонов” (18; 469).

“Светло возрадуйся Православная Церковь, и твоя соборная молитва веры, любви и благодарности да восходит к престолу Всевышнего, когда Он на Избранного от людей Своих полагает священную печать Своего избрания, как на вожделенного первенца твоих сынов, на твоего верного и крепкого защитника, на преемственного исполнителя древнего о тебе слова судеб: “будут царие кормители (правители, водители по-славянски) твои” (Ис. 49; 23)” — имел возможность восклицать в прошлом веке святитель Филарет Московский, взирая на лицо Православного Самодержца — земного возглавителя христианского общества.

Один из основных законов Российской Империи прямо гласил: “Император яко Христианский Государь, есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры и блюститель правоверия и всякого в Церкви Святой благочиния. (...) В сем смысле Император (...) именуется Главою Церкви” (19; 6). Смысл возглавления земной Церкви Царем заключается в том, что он является не только мирским архиереем, но и епископом внешних дел Вселенской Церкви.

Царь — внешний епископ Церкви

“Царь занимает высокое место в Церкви”
Антоний, патриарх Константинопольский

“Господь, — учит святитель Филарет, — на земле в Небесном Царствии Своем, то есть в Церкви Своей, особенным образом творит их, по изъяснению тайновидца Иоанна, Царей и Иереев, небесного вкупе и земного священноначалия” (8; 51). Поэтому, “Церковь всегда считала и считает их (Царей) таковыми, и, посвящая их посредством особого своего чина и миропомазуя их на царство, она причисляет их к разряду священных лиц, на которых излита благодать Божия. Константин Великий в своей речи к отцам Никейского Собора епископов называет епископами в делах, касающихся внутренней жизни Церкви, а себя — епископом в делах внешней церковной жизни... Отцы Халкидонского Собора приветствуют императора Маркиана, как “священника-царя”; а папа Лев Великий, этот строгий православный учитель, не стесняется признать власть государей священническою, проникнутых интересами Церкви и заботящихся о ее преуспеянии”, — говорится в Православном церковном праве (17; 684).

Православные самодержцы издавали указы о повсеместном употреблении при богослужении известных гимнов, например,
указ Феодосия Второго о повсеместном употреблении трисвятой песни: “Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас” и прочие, или даже сами сочиняли, например, гимн императора Юстиниана: “Единородный Сыне и Слове Божий”, или прекрасные Богородичные стихиры Иоанна Грозного. “Таким образом церковный историк Сократ в V веке имел полное право сказать, что, с тех пор, как императоры сделались христианами, церковные дела стали зависеть от них”, — сообщает канонист Н. Суворов (20; 48).

Вот что говорится о церковном служении Царя в послании Антония, патриарха Константинопольского: “Царь занимает высокое место в Церкви; он не то, что другие поместные князья и государи. Цари в начале упрочили и утвердили благочестие во всей вселенной; цари собирали вселенские соборы; они же подтвердили своими законами соблюдение того, что говорят божественные и священные каноны о благоустройстве христианской жизни, и много подвизались против ересей; наконец, цари вместе с соборами своими постановлениями определили порядок архиерейских кафедр и установили границы митрополичьих округов и епископских епархий. За все это они имеют великую честь и занимают высокое место в Церкви” (21; 272).

Согласно 104-му правилу Карфагенского Собора: “Церковь (...) благочестною утробою Христу их (Царей) родившая и крепостью веры воспитавшая” признает, что каждый “праведный царь имеет святительский чин” (22; 551); “за исключением священнодействий, император совмещает в себе все остальные привилегии епископов, на основании которых его церковные распоряжения получают каноническую важность”, — писал архиепископу Константину Кавасиле в Х
III веке Болгарский архиепископ Димитрий Хоматин (27; 85).

Миропомазание Царя

Прежде чем принять церковный сан Помазанника Божия, каждый Государь таинственно рукополагается в Цари и венчается на Царство.

Святитель Филарет Московский сообщает, что “обряд возложения рук, от времен Апостольских доныне постоянно употребляемый в Церкви, означает (...) возведение и посвящение в разные степени Церковного служения” (10; 314). “По возложении порфиры император преклоняет главу и первосвятитель, осенив царя крестным знамением, возлагает крестообразно на главу Его руки. Посему коронование (...) называется рукоположением по данной благодати от Святого и животворящего Духа. При этом священноцарском руковозложении Церковь произносит молитву Господу (...) помазать Царя елеем радования, облечь его силою свыше, возложить на главу его венец (...), посадить его на престол правды и прочее. (...) По молитве подносится императорская “корона” — венец или диадема, которую Государь сам возлагает на главу свою” (23; 316).

“При короновании на царство православных царей совершается помазание их святым миром, как высшая ступень таинства” (24; 209) Церкви, которое, как и любое другое таинство, имеет догматическую силу.

“С рукоположением и возложением порфиры (...) соединяется мысль о выделении из состава обычных мирян и возведении рукополагаемого в Церковный чин. Именно такая мысль соединяется с рукоположением в 19-м правиле 1-го Вселенского Собора, — объясняет церковный историк и канонист М. Зызыкин, — не облагодатствованные Церковью цари никакого рукоположения не имеют, так что могут совершенно счисляемы быти с мирянами”.

“Что касается миропомазания, то оно так же, как и в греческой Церкви, воспринимается как таинство и Императорами, и церковной иерархией, и церковной богословской мыслью” (25; 170-171).

Во время литургии перед причащением один из митрополитов у алтаря совершает таинство святого миропомазания государя в Цари: на челе, на очах, ноздрях, устах, ушах, персях и руках с известным сакральным возгласом. Другой же митрополит затем вводит Императора внутрь алтаря через царские врата для причащения по чину священников: отдельно Тела и отдельно Крови.

Епископ Никодим в толковании 69-го правила 6-го Вселенского Собора утверждает, что “царям всегда дозволено было входить в алтарь и в алтаре — как Божиим помазанникам — причащаться наравне со священнослужителями” (26; 559). Он же в Церковном праве сообщает: “В алтарь могут входить только служители Церкви и Государь, которому каноны это разрешают” (17; 570).

“За императором усвоено название общего епистомонарха церкви, то есть верховного надзирателя и блюстителя как всего духовного сословия, так и вообще всех порядков церковных, — пишет известный историк Ф . Курганов. — Святой Симеон Солунский говорит, что когда император запечатлевается миром, “печатию и помазанием Сущаго Царя всех”, то вследствие этого облекается силою, поставляется во образ Самого Бога на земле и “приемлет сообщаемую благоуханным миром благодать Духа, утверждающую верховных правителей гражданства и воинства”. По совершении помазания миром на него возлагается поверх царских одежд еще некое священное одеяние, “составляющее принадлежность самодержца и знаменующее благоустройство, благосостояние и мир, о которых он принимает обязанность пещись в отношении к Церкви”. Затем в таком виде он вступает во святое святых, во свидетельство того, как говорит святой Симеон Солунский, что “он обязуется благоустроять и умиротворять Церковь, покровительствовать и защищать ее, отражать возмутителей и всех располагать к подчинению ей и покорности, потому что и сам он свидетельствует ей послушание и верность, приступая к страшным таинствам с главою непокровенною и оказывая ей сыновнее повиновение; — также в знак того, что он будет идти по пути Божию, правому и неуклонному, ведущему в Царство Небесное”. По входе в алтарь он занимает место между священниками. Все эти права и вся эта честь усвояются императору “ради царственного помазания, как охранителю прав Церкви, именующемуся ее защитником, как помазаннику Господню и предызбранному Богом царю христоименитого народа. Как благочестивейший, он и причисляется к освященным лицам в Церкви”. После помазания миром и ради помазания он называется также “святым” (27; 77-79).

“Императоры, как и патриархи, должны почитаться учителями, в силу сообщаемого им помазания священным миром. Отсюда происходит право благоверных императоров поучать христианский народ, — авторитетно рассуждает знаменитый канонист Вальсамон. — Слава их состоит в том, что они подобно солнцу освящают блеском своего православия всю вселенную. Сила и деятельность императора простирается и на душу и на тело подданных, тогда как патриарх есть только духовный пастырь” (18; 468-469). Такова Царская харизма.

В свое время Святитель Григорий Богослов, созерцая Богопомазанников на высоте таинственного их служения, возглашал: “Цари! Познайте, сколь важно вверенное вам и сколь великое в разсуждении вас совершается таинство. Горнее принадлежит Единому Богу, а дольнее и вам; будьте, скажу смелое слово, богами для своих подданных. Сказано, и мы веруем, что “сердце царево в руце Божией” (Прит. 21; 1)” (28; 210-211).

Новозаветная теократия

“Помазанник, который управляет нами
при особенном содействии от Духа Святого,
помазанник, чрез которого управляет нами Сам Бог”
Макарий, Митрополит Московский

Таинство Миропомазания Царя на Царство заключается в распечатывании, раскрытии его, как храма Божией благодати, которая сокровенно в нем пребывает от самого зачатия. Предызбранный свыше Государь помазуется Святым Духом в Цари, подобно Спасителю мира, от чрева, от времени зачатия — словом Божиим. Согласно Божию промышлению, сугубый харизматический дар обнаруживается посредством этого церковного таинства, для сообщения его, через Помазанника, подданным. Они воспринимают благодать водительства Божия, как соборная личность, по вере, подобно тому, как в иных таинствах благодать очищения и освящения Божия воспринимается человеком через рукоположенного для этого священника — посредника, только по вере.

О Помазаннике Божием как орудии Боговодительства, Боговластия, преподобный Иоанн Кронштадтский говорит: “Если мы православные, то мы обязаны веровать в то, что Царь, не идущий против своей облагодатствованной совести, не погрешает” (29; 12). “Если нет веры в то, что благодать для соборного творчества подается народу Божию только через Богопомазанника и что Господь, управляющий через него, не ошибается, то, в таком случае, не следует считать себя правоверным. Прогнать Царя можно только вместе с Господом, на нем благодатно пребывающим. ““Не обманывайтесь, Бог поругаем не бывает!”“ (Гал. 7; 6)

То, что Господь пасет народ Свой только жезлом земного Своего Царя, это святая истина. “Наш русский царизм по существу есть наша теократия; — богоуправление, при котором Сам Бог является управляющим через помазанного Им Царя”, — объясняет священномученик Андроник (7; 17). Отсюда видно, что для Православия христианская государственность является не теоретическим учением, а жизнью таинственного общения с Богом через Богопомазанника, когда люди, усыновленные по вере небу, бывают по благодати братьями между собою.

Только посредством Церковных таинств сообщается человекам спасительная полнота благодати Святого Духа, и только по вере она ими воспринимается, обнимающая по всем сторонам все их существование.

“С нами Бог благодатью Православной веры. С нами Бог благодатным даром благословенного наследственного Самодержавия. Да пребываем же и мы с Богом, чистой верой и достойной веры жизнью, непоколебимой верностью к богодарованному Царю и соответственным единоначалию единодушием”, — пишет учитель Церкви святитель Филарет Московский (8; 554). Так где же наш “Аминь”?

Царь — покровитель Церкви

“Русские Цари являются издревле
покровителями православных христиан
даже в других государствах”
Святитель Иоанн Шанхайский

“Русскому Царю дано особое значение, отличающее его от других властителей мира. Он не только государь своей страны и вождь своего народа — он Богом поставленный блюститель и охранитель Православной Церкви, — читаем у русского историка Льва Тихомирова. — Русский Царь есть более чем наследник своих предков: он преемник кесарей Восточного Рима, устроителей Церкви и ее Соборов, установивших самый Символ христианской веры” (30; 312-313).

Благодатный старец, Алтайский просветитель, Митрополит Московский Макарий (Невский) отражает учение Православной Церкви о внешней церковной ограде — православном Самодержце: “Власть царя простирается и на дела Христовой Церкви, существующей в пределах нашего Отечества, так как члены этой Церкви суть вместе члены Отечества, подданные Царя. И этой священной власти помазанника Божия благоговейно вверяет себя святая Церковь, которая сама же и освятила его и облагодатствовала Божественными дарованиями чрез таинственное миропомазание, и считает его как своим первородным сыном, так и своим верховным на земле покровителем и защитником” (31). И преподобный Иоанн Кронштадтский, всероссийский чудотворец, неизменно предупреждает, что “чрез посредство державных лиц Господь блюдет благо царств земных и особенно благо мира Церкви Своей, не допуская безбожным учениям, ересям и расколам обуревать ее” (2; 191).

“Посему надлежит (...) смело и твердо отстаивать то, что нам может обезпечить святое достояние веры Христовой, — обращается к россиянам священномученик Андроник. — А Царское Самодержавие и обезпечивало и может обезпечить ее в будущем по самому существу своему. Если мы желаем быть христианами, то за него, за это родное Самодержавие и стоять должны, как стоял в смутное время блаженной памяти Патриарх Российский Гермоген. Если мы за Христа, то должны сторониться всего, что с антихристом” (7; 26).

На земле может быть только один Помазанник Божий, Покровитель Вселенской Христовой Церкви, защитник всего народа христоименитого, образ Царя Небесного, который, благодаря принятию церковного сана, перестает быть покровителем лишь своего природного племени, каковыми являются исторически все прочие государи христианских народов.

Эту мысль старался донести патриарх Константинопольский Антоний Четвертый (1388-1395) Великому князю Московскому Василию Димитриевичу в своем послании о едином Вселенском Богопомазаннике, который “помазуется великим миром и поставляется Царем и самодержцем всех христиан. На всяком месте, где только именуются христиане, имя Царя поминается всеми патриархами, митрополитами и епископами, и этого преимущества не имеет никто из прочих князей и прочих властителей. Нет ничего хорошего, если ты говоришь: мы имеем Церковь, а не царя. Невозможно христианам иметь Церковь, но не иметь царя. Ибо Царство и Церковь находятся в тесном союзе между собою, и невозможно отделить их друг от друга. Послушай верховного апостола Петра, говорящего в Первом соборном послании: Бога бойтеся, Царя чтите, не сказал “царей”, чтобы кто не стал подразумевать именующихся царями у разных народов, но “царя”, указывая на то, что один только Царь во вселенной” (21; 272-276). О том же самом пишет Богопомазанному Царю Феодору Иоанновичу в грамоте об учреждении патриаршества патриарх Иеремия: “По истине в тебе, благочестивом Царе, пребывает Дух Святой, (...) и ты один под небесами именуешься христианским царем во всей вселенной у всех христиан” (32; 40).

В истории России много примеров того, как наши Государи покровительствовали единоверным народам и за пределами своего государства. Многие народы вошли исторически в Православную Церковь и веруют, что Господь через Богопомазанника ограждает их духовно-национальное бытие, “ибо народам был Он от Бога дарован, а не одному народу Российскому”, — говорит Святитель Филарет Московский (10; 2).

Только в Православной Церкви есть учение о симфонии властей и таинство миропомазания Самодержца. Никогда ни одна “христианская” ересь или секта не признавала этого церковного богоустановления. Уже александрийские монофизиты, не признающие во Христе Боге второй его человеческой природы, и получившие отпор от Возглавителя Вселенского Православия — Царя, с середины
V века “стали называть всех православных мельхитами, а их патриархов — мельхитскими патриархами”,- напоминает историк Церкви Ф. Курганов (27; 181). Слово “мельх” по-арамейски означает “царь”, а мельхит — монархист, царист. В этом обвиняют Святую Церковь еретики на протяжении полутора тысяч лет.

Но Православная Церковь всегда неизменно славила Господа, промыслительно учредившего в ней этот вселенско-православный церковный сан, и в последние времена обрела миллионы святых в чине новомучеников, то есть пострадавших не только за Небесного Царя, но и “за Великого Государя и целость Самодержавия Его” — по слову Всемирного Светильника, преподобного Серафима Саровского (33; 1).

Только лицо Православного Самодержца дает Церкви возможность догматически основательного и канонически полноценного национального бытия. А отказ от духовно-телесной жизни, от симфонического идеала, напротив, приводит только к манихействующему сектантству, декларативно-декоративному “православию”. Всякий знает, что жизнь души вне тела называется смертью.

Заповедь о служении Царю

                                                                                                                              “Что Бог положит в сердце Государя:
                                                                                                                              тому и надобно повиноваться”
                                                                                                                              Святитель Филарет Московский

Первый православный Государь — святой Равноапостольный Царь Константин в грамоте епископам Тирского Собора постановляет, что “определениям самодержца, направленным к защите истины, противиться не должно” (27; 46). “Не должно противиться власти во благое, чтоб не согрешить пред Богом и не подвергнуться Его праведному наказанию”, — вторит ему через века преподобный Серафим Саровский (34; 406).

“Библия не дала ли доброго воспитания народу Божию ветхозаветному? Не дала ли еще более совершенного воспитания народу Божию новозаветному? Премудро устрояя воспитание будущих граждан Царствия Небесного, не имела она недостатка в мудрости, чтобы преподать верные правила для образования доброго гражданина царства земного, и имела нужду преподать оные, потому что худой гражданин царства земного и для небесного царства не годен” (6; 473), — заключает Митрополит Филарет Московский свою мысль о духовно-педагогической стороне христианской государственности: “Если царь Христос непосредственно Своим действием в лице равноапостольного Константина основал достоинство христианского Царя, для споспешествования Своей истинной вере, Своей Православной Церкви: то сию священную обязанность может ли без оскорбления Царя Христа пренебречь какое-либо христианское царство? Да ревнует каждый в своем круге действования, чтобы обязанности служить Царю земному и служить Царю Небесному, быть верным подданным и истинным христианином, составляли для нас одну нераздельную обязанность, один непрерывный подвиг.

Как религия бывает христианской или нехристианской, так и политика — христианской или нехристианской. Христианская политика, как неизменно учит Церковь устами святых отцов, — есть осуществление Богом установленной монархической идеологии. “Царя чтите” (1 Пет. 2; 7); вот вся наука для членов государства, или, как называют одним словом, политика Апостольская и Христианская”, — объясняет Святитель Московский Филарет (8; 422).

Но есть люди, и даже почему-то некоторые из них в рясах, которые не принимают монархическую идеологию, но проводят в жизнь политику своевольного коллективного антихриста. Что это: плод махрового невежества или злого произволения? Пусть они сами решают, прочитав грозное предупреждение Святителя Филарета:

“Христос учил: “воздадите Кесарева Кесареви”. Апостолы учили: “царя чтите”. Кто учит не тому, чему поучал Христос и Его Апостолы: тот не последователь, а враг Христов. Негде есть и иного рода политические раскольники; они хотят, к соблазну народов, иметь царя, не освященного Царем царствующих, закон человеческий без закона Божия, власть земную без власти небесной, присягу без имени Божия. Знаете ли, что делают сии неугомонные мудрователи? Они хотят выколоть у правды правое око. Можно ли основать закон и власть только на зыбком песке мнений людских? Как может стоять земля без неба?

Братия! Да стоим твердо во всецелой истине и правде. Боящиеся Бога! “Царя чтите”. Чтущие Царя! “Бога бойтеся” (1 Пет. 2; 17)” (10; 206).

А для нас является очевидным и несомненным, что антимонархисты, по слову святого, — это политические раскольники и враги Спасителя нашего, пытающиеся отделить государственность от Небесного основания.

Наследственность Царской власти

                                                                                                                                                 “Честь, принадлежащая Царю,
                                                                                                                                                  не может без святотатства
                                                                                                                                                  быть отнесена подданному”
                                                                                                                                                 Святитель Филарет Московский

Многих, даже приемлющих идею монархии, смущает вопрос о наследственной форме власти. Но с религиозной точки зрения становится все ясным. Цари после помазания на Царство, которое совершается над каждым из них отдельно, получают особую благодатную помощь от Бога, Который может, по нашей вере и нашей молитве, преобразить грешного в святого, слабого в сильного, простеца в мудреца. Хулят Бога те маловеры, которые не признают, что Промысл Божий посылает народу в разные моменты его исторической жизни такого Царя, какого он заслуживает.

О том, что дарование Царской Династии — это милость Божия и что истина Божия — это исполнение во Христе обетования о ней, говорит Святитель Филарет Московский: “Милость Божия была с Давидом, когда Бог даровал ему царство, утвердил оное, распространил, особенно, когда с клятвой изрек о нем сие безпримерное обетование: “семя его во век пребудет, и престол его, яко солнце предо Мною” (Пс. 88; 37). Истина Божья пребыла с Давидом, когда Соломон и дальнейшие потомки его благословенно царствовали над народом Божьим, наипаче же, когда Иисусу Христу дал Господь Бог престол Давида Отца Его, и Он воцарился в дому Иаковли во веки (Лук. 1; 32-33)” (10:403).

Евангельский Ирод четверовластник не принадлежал к царской династии Давидовой, и посему — не был законным царем. Этот властолюбец хитростью и лестью оказался на царском престоле, и посему — был самозваной “лисицей”, как называл его Господь (Лук. 13; 32). “Весть о рождении Христа Царя приносится в Иерусалим, который ожидал в Нем своего избавителя. Ирод, которого не священное право наследия, но честолюбие возвело на престол Давидов, и который утверждал власть свою более притворством и насилием, нежели правлением истинно-благодетельным, не мог спокойно слышать о законном Царе, хотя Сей был еще в пеленах”, — пишет о противостоянии самозванчества власти наследственной Митрополит Филарет (35; 85).

И он же, как блестящий богослов, прекрасно и доступно излагает учение Православной Церкви о династичности: “Царская власть наследственная. “От плода чрева твоего посажду на престоле твоем”“ (Пс. 131;
II). Вследствие чего мы можем изречение Божественное разрешить на следующие изречения истины.

Первое: Бог посаждает царя на престоле; или, иначе сказать: царская власть есть Божественное учреждение.

Второе: Бог посаждает на престоле царевом от плода чрева его, то есть наследственность царской власти есть также Божественное учреждение.

Третье: царская наследственная власть есть высокий дар Божий избранному Божию, как о сем свидетельствует обещание сего дара с клятвою, и другое Божественное изречение: “вознесох избраннаго от людей Моих” (Пс. 88; 20).

Четвертое: царская наследственная власть есть и для народа благопотребный и благотворный дар Божий: поелику благость Божия безпристрастна, и премудрость Божия всеобъемлюща; и потому, если Бог дает Царю дар, от которого зависеть должна судьба народа, то, без сомнения, дает, провидя и предустрояя тем благо и всего народа.

Вот коренные положения царского и государственного права, конечно, не имеющие недостатка в твердости, поелику основаны на слове Божием, утверждены властью Царя царствующих, и запечатлены печатью клятвы Его!” (8; 552-553).

“Так просто и ясно показывает митрополит Филарет, что коренные положения или догматы учения о царской власти основаны на богооткровении, и прежде всего на истине о богоустановленности царской власти, — утверждает Архиепископ Серафим по поводу содержания вышеприведенного текста и делает вывод: — Поэтому основные истины о царе и его власти можно назвать догматами царского и государственного права, как об этом свидетельствует митрополит Филарет” (12; 42).

Св. Филарет Московский — истинный апостол Самодержавия и ревностный апологет царизма — излагает, обращаясь к Царю, мысль о том, что Боговластие и Боговодительство осуществляется на земле через наследственного Царя из Богоданной Династии:

“Благочестивейший, Богом венчанный Великий Государь Император! Бог венчал Тебя: ибо Его провидение привело Тебя к сему законом престолонаследия, который Он же положил и освятил, когда, прияв Царя в орудие Своего Богоправления, изрек о нем Свое определение: “от плода чрева твоего посажду на престоле твоем” (Пс. 131;
II)” (6; 385).

“Царь по священному закону наследия, мирно восходящий на престол и мирно простирающий благотворную власть над царством, — по верному слову того же Святителя, — есть высокий дар Божественного провидения народу и благонадежный залог его благоденствия” (6, 442).

ХРИСТИАНСТВО И АНТИХРИСТИАНСТВО

                                                                                                                                  “Ход холеры, так же как и республики,
                                                                                                                                   трудно предусматривать”
                                                                                                                                   Святитель Филарет Московский

В начале нашего бурного века священномученик Андроник, как подобает истинному Христову пастырю, много позаботился о том, чтобы русские православные люди лучше и яснее понимали смысл особого гражданского строя на Руси. Можем убедиться в том, что слово его сегодня не только не перестало, очевидно, быть злободневным, но, напротив, стало, несомненно, еще более актуальным:

“Как же при свете Откровения, с точки зрения высокого дела душевного спасения смотреть христианину на современную жизнь, в которой у нас борются два начала — исконного Русского Самодержавия Царского и западного конституционализма партийного” (7; 7)?

“Нужна такая работа, чтобы сорганизовать весь народ русский во единую семью, твердо и сознательно стоящую за свое святое, народное, историческое достояние — веру Христианскую и Царя самодержавного. Нужно упорно и старательно отгребаться от всяких партий, и народ сохранять, именно, как народ, чуждый партийности, там разделение, там несогласие, там борьба, там порядка не ждать, и целое должно распасться. И поэтому, когда говорят, что в числе партий есть и партия русская, то это или ложь или недоразумение” (7; 20). “Ни о каком согласии с какими-либо партиями (...) не может быть и речи. Народное дело и должно быть народным, а не партийным. А как только партии в народе, так и разложение народное” (7; 27).

“Но для этого нужно отбросить всякий конституционный и партийный бред, лишь обезсиливающий нас как государство, и ведущий нас к разделению, а через это и под власть врагов. Должно быть восстановлено наше родное исконное Царское Самодержавие, почивающее прочно на теснейшей духовной связи Царя с народом и оберегающее общее государственное благо, не в ущерб и не в излишек какой-либо из составных частей целого Государства Русского” (7; 23).

“Дело не в борьбе двух режимов управления, а в борьбе между верой и неверием, между христианством и антихристианством” (7; 24).

Почти двадцать веков назад Голгофский Крест Христа Спасителя — как “разделяющий меч” (Мф. 10; 34) — духовно рассек весь мир человеков на две части: Церковь и не-церковь, народ Христов и народ антихристов.

Как же узнать — чьи мы? Или каковы главные признаки пребывания в Церкви Христовой, а каковы — в церкви антихристовой?

Народ первый — это Вселенское православие, именующее Христом, по-русски Помазанником, не только Богочеловека Иисуса — Царя по Божественной природе над всем творением, плоть Которого помазана Святым Духом в Царя земного — во Христа Господа; но также и избираемых Богом людей, во образ Христа Спасителя Богопомазуемых от зачатия Духом Святым в Цари, во Христа Господня, что позднее получает раскрытие посредством Таинства Церкви — Миропомазание на Царство; и осуществляющее им служение.

Народ второй — ожидатели антихриста, по-русски — лжепомазанника, который ”отвергает, что Иисус есть Христос” (1 Ин. 2; 22) и что “Христос есть образ Бога (Помазующего)” (2 Кор. 4;4); но также не признает земных Царей, предызбираемых свыше и церковно-освящаемых возглавителей Вселенского Православия. Таковых своевольных рационалистов, отступивших от Бога и жизни по вере, грядущий воцариться над ними антихрист, несомненно, имеет своими верными слугами, независимо от того — есть у него на шее крест, или нет. Святитель Филарет неустанно наставляет:

““Бога бойтеся, царя чтите” (1 Пет. 2; 17). Сии две заповеди так соединены для нас, как бы два ока на одном лице истины и правды. Не разрозните их; не обезобразьте лица истины; не повредите одного из очей ее.

Боимся Бога, — говорят некоторые суеверы; и отрекаются молиться за Царя, или давать ему дань, или вступать в его службу. Не очевидно ли, что это не последователи благочестия, но враги оного, так же как и Отечества?” (10; 205 — 206).

Православная Церковь вооружена свыше божественными догматами — путями Святого Духа, для их практического употребления, для их исторического воплощения, для созидания образа — соединяющего с небесным первообразом, и поэтому: всякое противление благодатному и благословенному союзу земли и Неба — есть разновидность иконоборческой ереси.

Демократия и партийность

                                                                                             “Я сам, слава Богу, ни к каким партиям не принадлежу.
                                                                                             Принадлежу всем, кто стоит за Бога, Царя, и Россию”
                                                                                             Св.  Иоанн Кронштадтский

Наше российское “общество утратило понимание религиозной сущности Самодержавия и стремилось подчинять волю Монарха своей воле, — говорит Митрополит Питирим Петроградский, начиная пояснять различие между народовластием и Боговластием. — Помазанник Божий есть орудие воли Божией, а эта воля не всегда угодна людям, но всегда полезна. Народовластие же всегда гибельно, ибо Богу было угодно постановить, чтобы не паства управляла пастырем, а пастырь паствой. Там, где этот принцип нарушается, наступают последствия гораздо более горькие и опасные, чем все то, что признается ошибками, или неправильными действиями пастыря. Пастырь ответствен пред Богом, народовластие же всегда безответственно, есть грех, бунт против Божеских установлений” (36; 140).

“Никогда русские Государи не были Царями волею народа, — а всегда оставались Самодержцами — Божиею Милостию, Государями — по Божию изволению, а не по многомятежному человеческому хотению”, — добавляет в продолжение святитель Иоанн Шанхайский (37; 42). А святитель Владимир Киевский утверждает, что: “Монарх посвящается на власть Богом, — президент получает власть от гордыни народной; монарх силен исполнением заповедей Божиих, президент держится у власти угождением толпе; Монарх ведет верноподданных к Богу, президент отводит избравших его от Бога” (38; 9).

Будучи упразднением целостности божественного миропорядка и разрушением небоподобной царственности как иерархической соподчиненности и чинности, демократия являет себя как образ хаоса и смерти, как икона ада.

“Да не будеши со многими на злобу: да не приложишися ко множеству, уклонится со множайшими, яко превратити суд” (Исх. 23; 2), предупреждает Священное Писание об опасности следования не за Богом, а за большинством, так как это порождает зло и извращает справедливость.

“Тем именно и страдает ныне русское общество, что в нем нет веры во Христа, нет твердости веры и убеждений христианских, что оно помешано на всяких “свободах”, превратно понятых, и творит всякие несуразности, нелепости и гоняется за новомодным образом правления, к которому оно совершенно неспособно по своей разнородности и разноверности и взаимной враждебности. “Всепагубно правление многих: един да будет Царь” — говорит древний мудрец” (3; 219), — пишет преподобный Иоанн Кронштадтский об антихристианской и антинародной сущности демократической идеи, носители которой “питают вожделения конституционного или республиканского правления в России, но они не понимают истории и характера Русского народа, который не может быть без Царя Самодержавного, который живет им” (3; 181-182). “Умолкните же вы, мечтательные конституционалисты и парламентаристы! — продолжает слово наш российский чудотворец. — Не вам распоряжаться престолами царей земных. (...) От Господа подается власть, сила, мужество и мудрость Царю управлять своими подданными” (2; 187).

Апостол Павел, говоря о тех, кому даруется благодать суда — для разрешения многих важнейших вопросов, вопрошает: “Разве не знаете, что святые будут судить мир?” (1 Кор. 6; 2). Поэтому о законе и власти Царя, ревнующем о внутреннем Царстве Божием и враждующем с царством греха, говорим словами святого праведника Иоанна Кронштадтского:

“Наблюдение над людьми и над обществами человеческими показывает, что люди, более попустившие себя в сие внутреннее, нравственное рабство — в рабство грехам, страстям, порокам, — чаще других являются ревнителями внешней свободы, — сколь возможно расширенной свободы в обществе человеческом пред законом и властью. Но расширение внешней свободы будет ли способствовать им к освобождению от рабства внутреннего? С большею вероятностию опасаться должно противного. В ком чувственность, страсть, порок уже получили преобладание, тот, по отдалении преград, противопоставляемых порочным действиям законом и властью, конечно, неудержимее прежнего предается удовлетворению страстей и похотей, и внешней свободой воспользуется только для того, чтобы глубже погружаться во внутреннее рабство (6; 130). У некоторых народов возникла новая мудрость, которая вековыми трудами государственной мудрости обработанные и усовершенствованные государственные установления находит не только требующими исправления, но совсем негодными, и хочет все переломать и перестроить. По огромности предприятия можно подумать, что это должна быть огромная мудрость: и вот случай прельщения. Итак, может быть, не излишне испытать сию новую мудрость на оселке апостольском. Чиста ли она? — Нет. Она совсем не говорит о благоговении к Богу, которое есть единственный источник чистоты, и потому не имеет мысли о том, что христианство называет чистотой. Мирна ли она? — Нет. Она живет и дышит распрями не только ее последователей с непоследователями, но и последователей между собой. Кротка ли? — Нет. Надменна и дерзновенна. Благопокорлива ли? — Нет. Мятежна. Исполнена ли милости и плодов благих? — Нет: жестока и кровожадна. Несумненна ли? — Напротив, она ничего не произвела, кроме сомнений, подозрений, нареканий и недоверенности. Нелицемерна ли? — Она переменяет личину за личиной, смотря по тому, какою когда лучше прельстить можно. Посему какая это мудрость? — Очевидно не та, которая свыше. Какая же? Не беру на себя дать ей имя. Вашему проницанию и безпристрастию предоставляю выбор из имен, предложенных Апостолом: земна, душевна, бесовска (Иак. 3; 15)”. (8; 585).

“В наше время многие народы мало знают отношение государства к Царству Божию и, что особенно странно и достойно сожаления, мало сие знают народы христианские, — мало знают не потому, чтобы не могли знать, но потому, что не хотят знать; и глаголющиеся быти мудри между ими с пренебрежением отвергают дознанное и признанное древней мудростью. Им не нравится старинное построение государства на основании благословения и закона Божия; они думают гораздо лучше воздвигнуть здание человеческого общества, в новом вкусе, на песке народных мнений, и поддреживать оное бурями безконечных распрей” (6; 39-40). “Они хотят царей, не освященных Царем царствующих; правителей, порабощенных своим подданным; напротив того приписывают царскую и самодержавную власть народу, то есть рукам или ногам предоставляют должность головы и сия должность у них исполняется так правильно, как правильно сие распоряжение; народ у них царствует мятежами, крамолами, разбоями, грабежами, сожигательствами; и достойный сего мнимого самодержавия народного плод есть отсутствие общественной и частной безопасности.. Так шатаются языцы, потому что поучаются тщетным; потому что в своих неблагословенных соборищах собираются на Господа и на Христа Его. Но за то и Господь уже мятет их яростию Своею; яко сосуды скудельничи, сокрушает их (Пс. 11), и не престанет сокрушать, дондеже взыщут оставшиися человецы (Амос. 9; 12) Его и Его царствия” (10; 462).

“Они умеют потрясать древние здания государств: но не умеют создать ничего твердого. Внезапно по их чертежам строятся новые правительства: и так же внезапно рушатся. Они тяготятся отеческою и разумною властью царя: и вводят слепую и жестокую власть народной толпы и безконечные распри искателей власти. Они прельщают людей, уверяя, будто ведут их к свободе: а в самом деле ведут и от законной свободы к своеволию, чтобы потом низвергнуть в угнетение” (6; 382).

“Из мысли о народе выработали идол: и не хотят понять даже той очевидности, что для столь огромного идола недостанет никаких жертв. Мечтают пожать мир, когда сеют мятеж. Не возлюбив свободно повиноваться законной и благотворной власти Царя, принуждены раболепствовать пред дикой силой своевольных скопищ. Так твердая земля превращается там в волнующееся море народов, которое поглощает учреждения, законы, порядок, общественное доверие, довольство, безопасность” (8; 553-554). “Благоприятствовать демократии следственно не благоприятствовать России, которая есть главное препятствие для демократии” (39; 375) — набатным гласом звучат, словно сказанные для нынешней России слова святителя Филарета.

Антимонархическая ересь

                                                                                                                                                      “У саранчи нет царя,
                                                                                                                                                      но выступает вся она стройно”
                                                                                                                                                      (Прит., 30; 27)

Православная Церковь неоднократно предупреждала, что всякий христианин, относящийся к христианской власти недостойно, лишается имени христианина. И учили россиян почитанию русского Помазанника христиане даже иных стран.

Имеретинский подданный, великий старец Иларион Грузин пишет россиянину о любви к Царю: “Долг наш — иметь сердце и мысли всегда устремленными к Богу за Августейшего Императора и за всю Православную Церковь. Сия есть первейшая обязанность наша и наиприятнейшая по отношению к Богу и к людям, хотя мы грешны. Кто, братия, может представить православного христианина не молящегося за Царя нашего, который есть только один, но не многие? И кто не обязан его любить? Не есть ли Царь единственная похвала христиан и слава Христа? Потому что только он по образу Христа-Помазанника по естеству подобен Ему и достоин называться Царем и Помазанником Божиим, потому что он имеет в себе Помазующего Отца, Помазанного Сына и Имже помазася Духа Святого. (...) Поэтому кто не любит своего богопоставленного Царя, тот не достоин именоваться христианином. И сие подлинно так” (40; 95).

Эта мысль излагалась, как известно, и ранее, когда четыре Восточных Патриарха присылают свои свитки на Поместный Московский Собор 1666 года. Во второй главе Патриарших свитков сообщается: “Мы считаем, что как отрицающий веру в Бога изгоняется из собрания православных, так нарушающий верность Царской власти и настроенный к ней изменнически недостоин называться христианином, ибо носящий корону, власть и диадему есть также Христос или Божий Помазанник. В виду этого мы непреложно обязаны соблюдать навсегда благочестивую верность к нашему властителю Царю” (41; 88-89). “Церковь, исходя из Священного Писания и святоотеческих древних традиций, считала царскую власть единой правильной нормой правления государством, единственной угодной Богу политической системой, — отмечает церковный историк Н. Н. Воейков. — В Неделю Православия в церквах произносилось: “Отрицающим Божественное происхождение царской власти и надлежащее отношение к ней — анафема!” (13; 376).

“В первые века христианства не было нужды в каких-либо церковных наказаниях для исправления государственных изменников или бунтовщиков; потому что таких преступников вовсе не было между христианами, — напоминает священник Константин Никольский. — Когда же христиане переставали быть точными исполнителями воли Христовой, тогда у них слабела, затмевалась мысль, что цари поставляются от Бога и должно почитать их, и явилась измена царю и бунт против правительства. Следствием сего, при наказании возмутителей гражданским судом, они подвергались и церковному осуждению. Им стали произносить анафему. На Пятом Толедском соборе (633 года) поражались анафемою все домогавшиеся царского сана, без всяких на то прав по своему происхождению (...). О греках известно, что анафема дерзающим на бунт произносилась в Х
I — ХIV веках” (42; 237-238). “Когда же в России явились бунтовщики и изменники, присвоившие себе имя царя, увлекавшие людей от повиновения истинным Царям и сами восстававшие против них, преследовавшие людей, которые не желали изменить клятве, данной царям, грабившие и убивавшие множество народа и не подававшие никакой надежды к раскаянию, к прекращению их злых дел; тогда Церковь находила нужным произнесть этим возмутителям анафему, и самыя анафематствования внести в чин Православия” (42; 242).

В православных храмах ежегодно на “малую Пасху”, как называют праздник Торжество Православия, совершается специальный чин, в котором и находятся двенадцать анафематствований, из которых предпоследнее звучит так:

“Помышляющим, яко православныя Государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию благоволению, “и при помазании дарования Святаго Духа к прохождению великого сего звания в них не изливаются: и такс дерзающим противу их на бунт и измену, анафема!” (43; 30-31). А выше по тексту Последования, говорится: “Сия вера апостольская, сия вера отеческая, сия вера православная, сия вера вселенную утверди” (43; 25).

Таким образом, исчезают сомнения в том, что всякий, не исповедующий учение Православной Церкви о законной государственности и не молящийся о даровании Матери Церкви внешней ограды, не наследует ничего, кроме геенского огня. Как нарисованный огонь отличается от настоящего, так настоящий — от геенского, — предупреждают святые.

Религиозно-национальное историческое бытие

                                                                                                                                  “Идите, научите все народы, крестя их”
                                                                                                                                  (Мф. 28; 19)

Согласно Евангелию, Господь Иисус Христос посылает учеников, по-гречески — апостолов, проповедовать покаяние не отдельным людям и не всему человечеству, а именно народам. Вместо индивидуализма и космополитизма, отвергающих национальное начало во всем,- “В разселении народов по лицу земли Бог положил цель, чтобы каждый народ искал Бога, то есть своею национальною личностью усвоял одну и ту же Божественную Истину”,- утверждает Митрополит Елевферий (44; 155).

Сразу после принятия Христианства в первом веке частью населения многочисленных восточнославянских племен от Апостола Андрея Первозванного начинается исторический процесс создания единого Русского народа, как реальности религиозно-национальной. Вера Христова начинает созидать народ по образу Единосущной Троицы.

Духовно-историческое событие — принятие на Руси христианской государственности при князе Владимире Равноапостольном — это день духовного рождения Русского народа. Благодаря его появлению многие соседние народности исторически единятся с ним, постепенно обретая максимально возможное полноценное существование в Русском Государстве. Территориально же Россия растет за счет тех народов, которые она приводит ко Христу, а они, в свою очередь, входя в русскую религиозно-национальную культуру, становясь русскими духовно, не утрачивают своих национально-бытовых особенностей. Именно поэтому и мордвин, и осетин, и чуваш, и абхаз, и многие другие считают себя русскими по вере, по принадлежности к Русской Церкви.

Каждая поместная православная Церковь, будучи особенной религиозно-национальной традицией в Церкви Вселенской, призвана Божьим Промыслом к особому же и служению. Каждый народ, входя в Тело Христово — воцерковляясь, получает от Господа и несет свой крест, как соборная личность.

“Святой апостол Иоанн Богослов, созерцая завершительный момент жизни Церкви Христовой во временном ее пребывании и переход ее в вечную славу, говорит: “Спасенные народы будут ходить во свете Его (Христа) и цари земные принесут в него славу и честь свою... И принесут в него славу и честь народов” (Апок. 21; 24-26). Цари, как представители наций, и сами нации внесут в Царство Божие то, в чем прославится Бог в их собственном земном, христианском существовании. В этой величайшей важности христианской задаче нет активного места папскому интернационалу”, — говорит митрополит Елевферий (44; 156).

На Руси исторически сложилось и реально существует только Русское Православие, и поэтому просто невозможно быть или русским, или православным в отдельности. Так же, как не существует никакого вненационального православия, так не существует и внеправославного русского народа.

Таким образом, быть истинно русским значит быть православным. А быть православным значит и идею власти разрешать с церковно-православной точки зрения: то есть истинной и законной властью считать власть только Богоответственную, а всякую социальную проблему — проблемой религиозной. По воле Бога — нравственный закон полагается в основу исторического процесса, следственно, народ наш опять может стать Русским Народом, избрав Православную веру основой своей жизни вновь.

“Неужели кто подумает, что Всесвятому, Всеправедному, Всечистому Богу прилично, через освященного Им Царя, покровительствовать народу, небрегущему о святости, безпечно погружающемуся в бездну грехов и нечистот, не помышляющему о том, чтобы сделаться народом Божьим через веру и добродетели? (6; 426), — пишет Митрополит Филарет. — Первая истина та, что великие общественные бедствия не суть действия случая или некоей совершенно непонятной судьбы, но суть действия Провидения Божия, управляемые правосудием и милосердием. Другая, непосредственно за первою следующая, поучительная истина есть та, что бедствия общественные должно встречать покаянием и молитвою, и чем благовременнее, тем лучше” (8; 509).


Источники:

(первая цифра означает источник, а вторая — страницу в нем)

1. Полн. собр. сочинений о. Иоанна Ильича Сергиева: Новые Слова, Кронштадт, 1904).
2. И.К. Сурский: Отец Иоанн Кронштадтский, том 1, Белград, 1938.
3. Архимандрит Пантелеймон: Жизнь, подвиги, чудеса и пророчества св. прав. отца нашего Иоанна, Кроншт. Чудотворца. 1976.
4. Православно-догматическое Богословие. Макария, Митрополита Московского, том 1, изд. 5, СПб. 1895.
5. Св. Исидор Пелусиот: Творения, часть 2, письмо 63.
6. Сочинения Филарета, Митрополита Московского и Коломенского: Слова и Речи, том 5, Москва, 1885.
7. Епископ Андроник: Русский гражданский строй жизни перед судом христианина или основания и смысл царского самодержавия, 1995.
8. Соч. Филарета, Митр. Моск. и Кол.: Слова и Речи, том 4, Москва, 1882.
9. Полн. собр. соч. о. Иоанна Ильича Сергиева: Слова и Поучения, СПб. 1897.
10. Соч. Филарета, Митр. Моск. и Кол., Слова и Речи, том 3, Москва, 1877.
11. Творения иже во святых отца нашего Св. Димитрия Ростовского, СПб. изд. Сойкина.
12. Архиепископ Серафим (Соболев): 0б истинном монархическом миросозерцании, СПб. 1994.
13. Н.Н. Воейков: Церковь, Русь и Рим, Джорданвилль, 1983.
14. Н.Н. Глубоковский: Православие по его существу, Москва, 1991.
15. Протоиерей Иоанн Восторгов: Смысл Царского коронования, Полн. собр. соч., том 2, Москва, 1914.
16. Святитель Тихон Воронежский, том 6.
17. Епископ Никодим: Православное церковное право, СПб. 1897.
18. Павлов: Курс церковного права.
19. Свод Основных Государственных Законов, том 1, часть 1, раздел 1, гл. 7, § 64, 1906, ст. 42.
20. Н. Суворов: Учебник Церковного права, изд. 2, 1902.
21. Русская Историческая Библиотека, том 6. Приложение.
22. Проф. С. Смирнов: Древнерусский духовник, Москва, Синод, изд., 1913.
23. Протоиерей Г.С. Дебольский: Православная Церковь в ее таинствах, богослужении, обрядах и требах, Москва, 1994.
24. Прот. Владимир Глиндский: Основы Христианской Православной Веры, 1979.
25. М.В. Зызыкин: Царская власть и закон о престолонаследии в России, София, 1924.
25. Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа Далматинско-Истрийского, том 1, СПб. 1911.
27. Ф. Курганов: Отношения между церковными и гражданскими властями, Казань, 1880.
28. Святитель Григорий Богослов: Творения святых отцов.
29. Жизнь вечная, № 5. Правда о Царе, сост. К.В.П.
30. Л.А. Тихомиров: Монархическая Государственность, М.,1905.
31. Священное миропомазание. Слово Макария, митрополита Московского, праздничный листок № 27, 1896.
32. Митр. Моск. Макарий: История Русской Церкви, том 10, СПб. 1881.
33. Прибавления к Почаевскому листку, № 5, 1907.
34. Летопись Серафимо-Дивеевского Монастыря, изд. 2, СПб. 1903.
35. Соч. Филарета, Митр. Моск. и Кол.: Слова и Речи, том 1, Москва, 1873.
36. Воспоминания Товарища Обер-Прокурора Священного Синода Князя Н.Д. Жевахова, том 2, Корол. СХС, 1928.
37. Иоанн, Епископ Шанхайский: Происхождение закона о престолонаследии в России, Шанхай, 1936.
38. Протоиерей Владимир Востоков: Когда Желябовы смеются — Россия плачет, Сергиев Посад, № 8.
39. Письма Митр. Моск. Филарета наместнику Свято-Троицкия Лавры Архимандриту Антонию, часть 3, Москва, 1883.
40. Иеромонах Антоний Святогорец: Очерки жизни и подвигов Старца Иеросхимонаха
Илариона Грузина, Джорданвилль, 1985.
41. М.В. Зызыкин: Патриарх Никон, часть 3, Варшава, 1938.
42. Анафематствование (отлучение от Церкви), совершаемое в первую неделю Великого Поста, свящ. Константина Никольского, СПб, 1879.
43. Последование в неделю Православия, СПб. Синод, типография, 1904.
44. Митрополит Елевферий: “Папство” в вопросе соединения церквей, Париж, 1940.

                РОНС  06.04.2008

* * *
 

 СВЯТАЯ  РУСЬ

  Ольга Корчагина

                                                                        Андрей апостол Первозванный

                                                                        Дошел до устия Днепра.

                                                                        Он до высот поднялся горных

                                                                        В молитве ночь его прошла.

Всю ночь коленопреклонённый

                                                                                       В беседе с Гоподом стоял.

                                                                                      Воздвиг он Крест Живитворящий

                                                                                      И спутникам своим сказал;

                                                                          “Взгляните на вот эти горы

                                                                           Здесь будет Божья Благодать

                                                                          Сам Бог построит храмов много

                                                                          Здесь будет свет Его сиять.”

                                                                                    Прошло столетий очень много,

                                                                                   Сверкнула на небе звезда.

                                                                                   Равноапостольная Ольга

                                                                                   Святую веру приняла.

                                                                          Ты “Красныим солнышком” прозвался-

                                                                          Владимир- верный сын славян.

                                                                         Ты в Херсонесе сам крестился

                                                                         И наших предков просвящал.

                                                                                  Во время таинства крещенья

                                                                                  Покорно голову склонил

                                                                                  И с дерзновением великим

                                                                                 Творцу вселенной говорил:

                                                                       “ Дай людям сим Тебя познати,

                                                                       Святую веру утверди,

                                                                       Чтоб было право – несувратно,

                                                                       И мне Всесильный помоги.”

                                                                                 Сбылось пророчество Андрея,

                                                                                 Крестилась Русь – славянам Мать.

                                                                                “ Святая Русь” тебя назвали.

                                                                                 Здесь засветилась Благодать.

                                                                        Не сосчитать песка морского,

                                                                        Твоих святых не перечесть,

                                                                        Мы молимся, которых знаем,

                                                                        А сколько неизвестных есть?

                                                                                  Ты иноверцам  непонятна

                                                                                  В чём мощь и сила у тебя.

                                                                                  И воины и самозванцы

                                                                                 Все ополчались на тебя.

                                                                        В твоих тяжелых испытаньях

                                                                       Тебя  Господь не оставлял,

                                                                      Что на Руси бывало лучшим-

                                                                      Тебе на помощь посылал.

                                                                                  К тебе со всем небесным войском

                                                                                 Пречистая на помощь шла-

                                                                                 И Тамерлана и поляков

                                                                                 С Руси Великой прогнала.

                                                                      Твои  угодники святые-

                                                                      Молитвой, верой и постом

                                                                      Златою цепью охраняли

                                                                     Святую Русь и твой закон.

                                                                                Кто был в беде- ты  помогала,

                                                                               Кормила всех ты досыта.

                                                                               В ущерб себе- на помощь другу

                                                                              Себя ты в жертву принесла

                                                                     Но не дремал твой враг поганый

                                                                     И одурманил твой народ,

                                                                     Тогда забыли люди Бога-

                                                                     Великий был переворот.

                                                                              Во время красного террора

                                                                              Рекою кровь славян текла

                                                                              И лучших чад Руси Великой

                                                                             Ты в зарубежье  погнала.

                                                                      Нам Мать Святая показала-

                                                                     Святой Руси не погубить.

                                                                     “Ахтырская” и “Коренная”

                                                                     Шли с нами горе разделить.

                                                                                 Во всех концах земного шара

                                                                                 Был труден путь наш и велик.

                                                                                 Мы веру предков сохраняли,

                                                                                 Могучий-русский наш  язык.

                                                                      Был на Руси разгул  широкий-

                                                                     Летят кресты, колокола.

                                                                     Ты кровью, Русь моя, крестилась,

                                                                    Ты на Голгофу молча шла.

                                                                               Безбожники и атеисты

                                                                               Распяли на Кресте тебя,

                                                                               Когтями серце вырывали

                                                                               Всё  под насмешки палача.

                                                                      С тобою вместе погибали

                                                                      Монахи, церкви сыновья.

                                                                      В больших мученьях умиралии

                                                                      Но не напрасной смерть была.

                                                                               Все мученики у Престола

                                                                               За Русь Святую вопиют.

                                                                              Проснись, Святая Русь- откликнись.

                                                                              На покаянье вcех зовут.

                                                                      Без покаянья нет прощенья.

                                                                      Где твоя преждняя краса?

                                                                      Все домом Матери Пречистой

                                                                      Когда-то звали, Русь, тебя

                                                                               “Свободой, равенством и братством”

                                                                               Врагом  обманута  была.

                                                                               Зачем ногами попирала

                                                                               То что имела, чем жила?

                                                                      Не сберегла  Царя Россия-

                                                                     Погибла царская семья.

                                                                     И, как сказал Иоанн Кронштадский:

                                                                    ”Отнимут имя у тебя”.

                                                                               В каком-то бешеном кошмаре

                                                                              Сметали “старое” дотла.

                                                                              Но не погибла Русь Святая

                                                                              И в катакомбы вся ушла.

                                                                    Под влстью страшной- сатанинской

                                                                    Попрали веру вы отцов.

                                                                    Не видите- глаза закрыты,

                                                                    Теперь повсюду только  ложь.

                                                                             Где Истина сейчас и Правда

                                                                            Вам невозможно всё понять

                                                                            Опять  кричат , что “Русь воскресла”!

                                                                            Тебе солгали, Русь, опять.

                                                                  Все палачи надели рясы.

                                                                  Свобода...... но не для тебя.

                                                                  И над кремлёвскими стенами

                                                                  Сияет красная звезда!

                                                                             И “ мумия” лежит в палатах.

                                                                             Вот.... “ золотятся купола”.

                                                                             А  сколько душ вы загубили?

                                                                             Но всё известно у Творца.

                                                                 Бог поругаем не бывает,

                                                                 Молитвы Матери сильны.

                                                                 За всё, за всё ответ дадите

                                                                 Вы,недостойные сыны.

                                                                            Я русская из колыбели

                                                                            Не на родной земле живу,

                                                                            Но  Русь Святую- веру предков

                                                                            В душе я крепко берегу.

                                                                                                        Sydney, Australia

                                     
* * *
 

TO  ALL  THE  OVERSEAS  CLERGY  THAT  REJECTED  THE  UNIA WITH  MP

Protodeacon Herman Ivanov-Treenadtsati

Translated by Seraphim Larin

Dear Fathers and Brothers! It is to you fundamental Immigrants that I am appealing!

The Church situation has become critical. Although time is against us, what are we witnessing?... Inertia!

My recent article “The Russian Orthodox Church is being restored”, calling for the unification of all the healthy anti-MP forces, was greeted with approval from a number of responsible individuals. At the same time - as it was to be expected – there was a plethora of irrational reactions from those, who have already for months assiduously applied all the means at their disposal to hinder the desired unification.

However, I must admit that I was amazed by the “non-constructive” reaction from Bshp. Agafangel to my article. What benefit does he derive from calling me a demagogue? While I am not at all offended by this, I am  perplexed. Is he that least worried about the fate of the Overseas Church? He then reproaches me for trying again to get him betrothed to the RTOC. What I would like to know is how did he arrive at this conclusion? I haven’t written one word about this, so making wild statements is quite senseless. All I did was mention with genuine sorrow that a meeting between “our heads” did not eventuate, and added quite clearly that I wouldn’t be seeking   to blame someone for this absence. After all, nobody can be dragged into an enforced marriage. Consequently, my proposal is of a completely different nature.

If our Russian Archbishops are unable to meet, then it is desirable that we faithful from overseas alter our continuing psychological schema, and leave the “magic circle” together - as we are not getting anywhere.

Please believe me: I am a completely independent person, I write through my own initiative, without any kind of furtiveness, and I am a 4th generation Immigrant.

Aren’t we all children of the one and the same real Overseas Church that have split with the Laurus Synod? In the face of the existing church situation, it’s comical and sad to read various suspicions of distinctly differing concerns: “We are no more interested in ‘your’ recognition as you are in ‘ours’”. What errant nonsense! Isn’t it clear to all that if “you” on your side commence to re-establish “your” Overseas Church, while “we” on our side commence to re-establish “ours”, then neither you nor we will re-establish anything?

We now have archbishops without inverted commas of unquestionable standing, we have time honored Overseas clergy and zealous laity. Why wait for someone else to decide the fate of our Church when we have all the right conditions in our hands - particularly if we can prevent irresponsible individuals destroying the last opportunity for ROCA to be re-established.

Fr.Victor Dobrov also wrote a whole dissertation on the same issue – and on his obsession – that the Russian True Orthodox Church is non-canonical, and that I ostensibly want to betrothe her with his THCA. In addition, he explains to me in all seriousness about the wealth of the Overseas Church (I guess he means its structure, which he controls), and that it’s a sin to squander such riches! It’s sad to currently witness the increasing proliferation by all and sundry of the feeling of “personal exclusiveness” in the guise of an imaginary individual confession of faith.

Currently, Dobrov, Serzhanov and Magerovsky under the nominal chairmanship of Bp.Agafangel, totally control the fate of the loudly lauded THCA. They are also applying all their resources to impede our unification – not for the sake of canonicity or purity of the Overseas Church, about which they are constantly boasting, but for entirely different reasons.

All of us must realize these intrigues and give them a determined rebuff.

It was only a few months ago that no sooner an article appeared on the Internet, which expressed opposition to the unification with the MP, a caustic commentary would materialize - with such haste that borders on the humorous - from the notorious “father” Grooshetski of the Chicago Diocese. Then, quite remarkably, beginning with the 17th of May, he has completely disappeared from the proscenium. He is not to be seen or heard! It’s more than likely that having completed his assignment, he has seemingly disappeared! The purpose for which he was implanted into ROCA, has been realized – he and his fellow brethren, can now quietly and openly continue  to commemorate Alexis Rideger.

One cannot help but think that among the genuine faithful that have come over to ROCA and have struggled for Her, there are a number of Grooshetski’s collaborators, who are now operating not within Laurus’ Synod – this would be pointless – but among those that have disowned this Synod.

Magerovsky has written his regular article against me and my initiative to unite all the fundamental Overseas faithful, and posted it on his site. However, after a short period of time in the commentary section of the Portal-Credo site, the same article appeared – word for word – but signed by Dobrov! They have certainly let the cat out of the bag! This is who is manipulating the future of the Church. Must we agree with them?

Can it really be that every provocateur that has wormed his way into our Church, is going to sit at the helm and decide Her fate?

Oafish remarks of fundamental Immigrants are being posted on the internet “Guest”, which leads one to ask who is this “Guest”? Well, it’s “father” is Sergei Serzhanov from Brooklyn, who just happens to be Dobrov’s right hand man. Both – God knows from where and why – appeared recently in our Church, and in Her name, started to verbalize louder than anyone else. Whereas the real overseas faithful, sit and watch how ROCA is falling apart.

How long are we going to meekly remain quiet and watch apathetically how the Church is being destroyed?!

After all, it must be clear to all that each one of us “historically” chose the best option, according to the way he saw it and in line with his conscience by remaining faithful to our native mother – the Overseas Church. After all, aren’t we all suffering for Her? Consequently, let us not give anyone the opportunity to impede our unification and restoration of ROCA!

I am endeavouring to arouse the people because if we i.e. true fundamental Immigrants, leave the initiatives to sovcom that have infiltrated the Overseas Church, then there will be no restoration of ROCA. It will not happen because these individuals are doing everything in their power to frustrate it. Each and every one of them, according to their understanding, is trying with all their strength to prevent the convergence of true Immigrants, who are currently and temporarily situated in different structures.

I don’t wish to foist myself on anyone, but the question that I have raised should concern all of us, as each one of us must supply an answer to it.

 (“Nasha Strana” – Our Country No.2837)


* * *
 

                                                            МОЯ  ЛЮБОВЬ.

                                                                                                  Ольга Корчагина

                                                                                     ПОСВЯЩАЮ ВСЕМ БАБУШКАМ.

                                                                                    Говорят, что любви все покорны.

                                                                                    От неё  не уйти никуда.

                                                                                   «Купидон» вдруг стрелу свою пустит-

                                                                                   Даже.... если у вас седина.

                                                                                                О такой я любви не мечтала,

                                                                                                Голова закружилась моя!

                                                                                                Только вас я люблю, не скрываю

                                                                                                Остальное мне всё «трын-трава»!

                                                                                   Я в глаза не могу наглядеться,

                                                                                   Голубые, как небо они.

                                                                                  Сколько жизни в них, сколько желаний.

                                                                                  В них дыхание преждней весны

                                                                                                  Вы так робко идёте навстречу

                                                                                                  Неуверены в ваших шагах.

                                                                                                  И улыбка, совсем неземная

                                                                                                 Заиграла на алых губах.

                                                                                 Перед вами стою на коленях,

                                                                                 Слёзы ваши пытаюсь унять.

                                                                                 Не всегда в жизни есть справедливость,

                                                                                Только вам все об этом не знать.

                                                                                                 Прикаснётесь я млею от счастья,

                                                                                                 А обнимите – слов не найду.

                                                                                                Я горжусь. Я люблю всей душою.

                                                                                                Я вам сердце своё отдаю.

                                                                                 И в ответ слышу голос я нежный:

                                                                                «Я люблю, ТЫ БАБУЛЯ МОЯ»!

                                                                                Это радость моя и печали-

                                                                                Это внук мой и внучка моя!

                            Sydney, Australia

                                                                                                      * * *

СВИДАНИЕ

Рассказы Штабс-капитана Бабкина

Ушла охотничья полусотня разъездом от батальона вперед. За командира Алексей Беме. Задача поставлена простая: выдвинуться на десять верст авангардом, до села Коптелки, провести разведку, вернуться назад.

По слухам, откатилась на Коптелки банда атамана Перхурчика. Если все еще там стоит, то в бой не ввязываться. У банды десятка три тачанок, две пушки, триста шашек. У поручика Беме в наличии тридцать восемь клинков, включая его собственную сабельку.

Солнышко поднималось. Холмы, поросшие сухой травой, окрашивало в нестерпимо розовый, какой-то фантастический цвет. Всякий раз, когда уходит разъезд или походная застава от нашего батальона, становится почему-то одиноко и тоскливо. А вдруг? Но это война. Успокаиваешь себя таким объяснением, хотя оно ничего не объясняет.

Своих охотников поручик Беме разделил на две группы. Одна пошла левым склоном, вдоль пыльного шляха. Другая, вместе с ним во главе, чуть поодаль, правым склоном, выезжая во фланговые малые разъезды на полверсты-версту.

Около сельца Хомина соединились группы. Хорунжий Левашов доложил, что в Хомине тихо, бандитов нет. Что жители говорят, и в Коптелках нет. Но кто ж поручится?

Посмотрел вокруг Беме. Сельцо как сельцо. Главная улица Хомина пыльная, с почтовой конторой, с закрытым шинком, с непросыхающей лужей перед шинком, с маленькой церковкой, с вишенниками, с хатами не то чтобы богатыми, но и не бедными, кое-где железом крыты, кое-где дранкой, и только те, что на отшибе, - соломой.

Посмотрел и далее Беме. Лесок в трех верстах. Видать оттуда лес возят хоминцы, да дранку щеплют, да жердями хозяйство от хозяйства огораживают. Домовладельцы, понимаешь ли.

Шлях тянется вдоль бескрайнего поля с подсолнухами, дальше сворачивает через сенокосный луг и в лесочек уходит.

- Кто сказал, что в Коптелках нет бандитов?

- Да девка одна, вон в той хате, под зеленой крышей...

Подъехали охотники к хате. С первого взгляду поняли: крепкое хозяйство. Крыша под железом, плетень поправлен, ворота заперты, но с высоты коня легко заметить хозяйственные постройки на дворе, сенник с высокой крышей, справный хлев, издающий сытое хрюкание, тарантас под навесом, дальше огород, ряды лука зеленого, помидорные кусты, тыквы лежат, зреют, еще какой-то овощ, за воротами собака лает, добро от чужих охраняет. Дальним краем идет хозяйство по берегу пруда. В пруду утки плавают. На той стороне высокие и густые кусты.

Навстречу старик вышел. Глаза - лунки слепые. Седые лохмы от ветерка развеваются. На старике широкие штаны, мягкие сапожки, купеческая поддевка. На голове драный брыль, шляпа соломенная. Повернул голову, будто видит что.

- Кто такие?

Грубо прозвучал вопрос. Не боится дед смерти. Видать много чего посмотрел в своей жизни, пока не ослеп.

- Эскадрон Добровольческой армии! - ответил Беме.

Дед ухмыльнулся.

- Эскадрон? Милок, у тебя и четырех десятков конников не наберется!

- Что, все видишь, дед?

- Нет, охвицерик, слышу!

Охотники переглянулись. Много чудес и они повидали. Сбивали из карабинов матросов, скачущих на верблюдах. Ловили китайцев, которые кашу палочками ели, а ложки прятали по карманам, а также американцев в круглых очках, которые из труб огнем живых людей пожигали.

Видали пьяных девок, палящих из маузеров по окнам хат. Когда тех девок словили да в сарай заперли, они такой матерщиной поливали, что те же одесские биндюжники со стыда провалились бы. Зато протрезвев да услышав, что за стрельбу из маузеров поведут их на военно-полевой суд, такой жалобно-неистовый вой подняли, аж генерала Х-ского слеза прошибла.

В другой раз, было дело, вытрясли латышского комиссара из его кожаного пальто. А в пальто, под подкладкой, обнаружили... молитву на немецком языке. Прочитали молитву: рыцарь Тевтонского ордена Бруно Гугнивый упрашивает Богоматерь о даровании ему силы против огня, меча, воды и колдовских заговоров. Такие вот “атеисты” оказались на службе у безбожной власти!

В общем, не вчера родились охотники. Но чтобы кто-то с такой точностью пересчитал их по топоту коней, такого еще не бывало.

Алексей Беме в диспут со стариком вступать не стал. Спросил:

- Говорят, отец, в Коптелках бандиты засели!

- А где они не засели? - с ехидцей ответил дед. - В Москве, в Питере, да и в Ростове с Армавиром...

- Ты, дед, тут агитацию не разводи! - это вступил Легкостаев. - Ростов и Армавир наши...

- Ваши, ваши, казачок!

- Откуда знаешь, что я - казак? - насторожился Легкостаев.

- Кхе-хе-хе, казачок. Это ж и коза Машка поймет, вон она, на привязи. Ты только рот открыл, а я знаю, что ты казацкого роду-племени!

Такой въедливый и упорный старик оказался.

А тут и девка вышла.

- Дiду, чого-то вы тут?

Глянул Алеша Беме на девку. Какая ж это “девка”? Княжна как есть. Губы алые, глазищи - карие, огнем полыхают, бровь соболья высокая, лоб высокий, чистый, в лице благородная строгость. А стоит-то как! В юбках плисовых, в кофточке на подложных плечиках, с пуговочками перламутровыми, в туфельках желтых, легких. Да не в туфельках дело, а то как носят эти туфельки, как они ступни обнимают. Ах, из-за таких девушек в былые времена юнкера стрелялись. Старшие офицеры рассказывали, было дело, за взгляд мимолетный, за легкий поцелуй украдкой, за вздох стесненный загорались молодчики...

- Мои ребята докладывали, - начал Алеша Беме, - будто вы им сказали...

- Шо ж я казала вашим хлопцям, поручик?

В карих глазищах словно бы насмешка.

- Что в Коптелках... бандиты... то есть...

- А вы их бiлше слухайте, поручик, - засмеялась красавица и со своей малороссийской мовы перешла на чистый русский язык. - Вы же поручик? Я верно ваши звездочки определила?

Повернулась к деду, подхватила его под хрупкий острый локоть.

- Підем до хати, діду. Що з ними, вояками, ляси точити?

- И то верно, Сашок!

Алешу Беме будто оглоблей под вздох ткнули. Сашок! Сашенька! Александра, значит. В седле покачнулся. Легкостаев рядом оказался, незаметно поправил командира. У Беме в глазах горизонт плывет. То вправо, то влево. Будто на палубе корабля в синем море-океане оказался. Море волнуется, корабль бултыхается, палуба кренится. Жеребец под Беме храпит, хозяина не понимает. Это что за чудо? Вроде нет ни стрельбы, ни взрывов, а чего ж тогда хозяина мотает из стороны в сторону?

Едва совладал Алеша с собой. Тряхнул головой, выпрямился в седле. На свой белый крестик эмалевый посмотрел. Этого Георгия получтил он за славное дело в 1916 году, будучи еще вольноопределяющимся.

- Добро же, княжна-девица! - пробормотал сам себе под нос. Потом к Легкостаеву: - Чего ты меня подтыкиваешь, казак?

- Да я так, господин поручик... Прикажете на Коптелки идти?

- Айда, ребята! Даже если там сидит этот Перхурчик, так мы из него душу выбьем!

Гикнули охотники. Поскакали. Сначала на рысях, все так же двумя группами. Потом, не видя признаков бандитов, объединились. Въехали в село уже спокойно. Остальному батальону дали знать, что все тихо. Можно дальше двигаться. Наш Офицерский двинулся. Заскрипели тележные колеса, закряхтели ездовые, ударили сапогами господа офицеры да юнкера по пыльному большаку. Первым еще ничего, а вот кто там позади, тем пыли поглотать пришлось вдоволь.

Стали на дневку. Коптелки селом было тароватым, даже побогаче, чем Хомин. Жители, правда, почему-то смотрели на нас с подозрением. Не хотели пускать на дворы, а если и пускали, то сразу оговаривали, что провианта у них никакого. Что ж, на нет и суда нет. Значит, ни хлеба, ни сена, ни пива домашнего?

Смотрел хозяин, из русских переселенцев, своими махонькими заспанными глазками.

- Нетути, ваш-бродие! Одне наедут, требуют, весь овес повычерпали, лук да моркву на огороде подергали... Другие наедут, этим и вообще не перечь. Картоху из погреба перетаскали, да на бочку с прошлогодней квашенкой напали, все подмели-пожрали, экие проглоты! Третьи и вообще - и-их!.. А тут и вы как ниоткуда...

Но вот же чудеса, нашим батарейцам почему-то сразу удается расположить к себе хозяев. Вдруг истошный визг кабанчика, потом визг стихает. Из-за плетня в проулке тянет жженной шерстью. Ясно - свежуют и коптят теперь. А хозяйка почему-то счастливая да щечки у нее в ямочках. Да на бывалого фейреверкера Чусовских взгляды кидает. А тот, эдак геройски подбоченясь, отдает номерам распоряжения, с какого боку подсмолить еще, да как кишки промыть, чтобы колбасы кровяной наделать, да что с потрохами...

Скоро весь батальон размещен по квартирам, сыт, а кое-кто успел и выпить. Все от “благодарного населения”.

Алеша Беме тенью ходит. От штаба к ротам, от артиллеристов в обоз, от охотников к штабу. Придет, сядет в уголочке.

- Ничего, Иван Аристархович, я тут у вас посижу? Жарко на дворе, печет, прямо таки.

- Ребята в речке купаются, Алеша, сходил бы и ты...

- Да нет, мне еще надо посты проверить. А что, господин штабс-капитан, думаете, прибьем мы этого Жилу?

- Прибьем, Алеша! Слишком задрался он. Да и Махно прибьем...

- Слыхал я, что Махно с красными стакнулся. Ребята из штаба дивизии сказывали, что от красных у него даже бывшие штаб-офицеры служат.

Это была сущая правда. Я тоже проведал такое от нашего главного дивизионного контрразведчика, полковника Колобасова. Разогнали удальцы Шкуро бандитов. Рассеялись они по всей Украине, как плевелы. Теперь же большевики задумали укрепить “армию” Махно. Послали множество пулеметов, дали орудия с огромным запасом снарядов, а главное, направили в нее мобилизованных офицеров.

Но мы, пехотинцы, в такие высоты военной политики не забираемся. Для нас все просто. Был приказ драться, мы дрались. Был дан приказ после изнуряющих боев отвести батальон. Мы отошли. Потом получен другой приказ: помочь тыловым частям справиться с бандами. Мы помогаем.

Как правило, банды против регулярных войск не стоят. Разбегаются тараканами и прячутся. Уже и Зеленый, и Перхурчик с их вооруженным сбродом на собственной шкуре испытали, что такое Офицерский батальон. Теперь вот Жилу надо угомонить. Сам Жила мелкотравчатая фигура. Но поддерживают его местные. Гуляют в этих краях какой-то Слепень да какой-то Бочкарев. Разведка у них поставлена - нам бы такую. Налетами беспокоят наши гарнизоны. Нападают на отдельные группы, случается, атакуют тыловые обозы, захватывают подводы с хлебом.

- Да, хотел сказать вам, Иван Аристархович, - отвел глаза в сторону Беме. - Хочу в отлучку съездить, с Легкостаевым. Чтоб вы знали...

Батальон отдыхает в Коптелках. Я не имею ничего против.

- Далеко собрался, Алеша?

- Да нет, - мнется он. - Тут рядом.

- Приглянулся тебе кто? - догадываюсь я.

Алеша вспыхивает до самых ушей.

- Ладно-ладно. Дело молодое. Смотри, осторожней только, - предупреждаю я. - Не дай Бог, какой-нибудь Слепень выпрыгнет!

От Коптелок до Хомина всего верст пять. Проскочили их добры молодцы в какие-то минуты. Снова гарцуют посреди пыльной улицы, на палисадники поглядывая, перезрелые вишни с веток срывая, рукой помахивая белоголовым ребятишкам, фуражки приподнимая перед стариком и старухой, что вышли за ворота. Алеша Беме да казачий урядник Легкостаев. Сдружились они за месяцы походов и боев. Друг другу тайны поверяют.

Проехали раз мимо дома с крашеной железной крышей. Собака брешет, но никто не выходит. Проехали вторично, уже в другую сторону. Опять прежнего старика-язву заметили. Стоит на высоком крылечке, пустые лунки глаз к солнцу поворотил.

- Здоровы были, старик! - обратился Легкостаев. - Помнишь нас?

- С ума еще не выжил, - проскрипел тот. - А что, никак охвицерик-то при тебе, казачок?

Поглядел Легкостаев на Алешу Беме. Еще коней по копытному топоту посчитать - ладно. Но как угадал, кто рядом?

- По дыханию его чую, что здесь, - качнул старик головой.

- Да, отец, мы тут за делом проезжали, - подал голос Беме. - По старой памяти завернули...

- Ныне завернули, теперь продолжайте свой путь, - сказал старик и вошел в дом.

Покачали головами добровольцы. Н-да-с, дед с норовом. А что поделать? На ходу так и не придумаешь, зачем назад из Коптелок вернулись.

Еще и еще раз оглядели с высоты коней двор. Огородные грядки те же, тарантаса нет. Что ж, нет так нет.

Тронулись. Вдруг им навстречу парой запряженная коляска. На облучке парнишка, в коляске две барышни. Обе в шляпках, в светлых легких платьях. От солнышка зонтиками прикрываются. Зонтики в оборочках. Таким миром и светом пахнуло. Словно и не было ни Большой войны, ни кровопролитной драки с этими интернационалистами и большевиками. Присмотрелись оба. Так и есть, Сашенька в палевой шляпке. Рядом с нею незнакомая молодая женщина в розовой.

Остановились добровольцы. Дождались, пока коляска с ними поравняется. Поздоровались, завели разговор. Сашенька сразу узнала Алешу Беме, засмеялась, ослепив белизной зубов.

- Никак опять заблудились, господин поручик? Или с разведкой?

Вторая красотка тоже засмеялась. Глаза зеленые на Легкостаева. Тот сразу подтянулся, с высоты коня приосанился, голову картинно повернул, фуражку как бы невзначай на бок сбил, чуб смоляной выпуская.

Оказалось, что ездила Александра на станцию встречать свою кузину. Давно намеревались встретиться. Да все не получалось. Приехала Анастасия Михайловна из Мариуполя, утренним поездом.

- Как же вы не побоялись в такую даль одна? - спросил Легкостаев.

- А что бояться? - слегка щурясь зеленым глазом, отвечала она. - От Мариуполя до этих мест ваши везде стоят. Разве ж они допустят какое безобразие? А здесь Сашенька...

Еще о том, о сем побалакали. Поулыбались друг другу. Заодно как бы случайно проговорились, что назавтра, в воскресный день будут обе в Коптелках, там церковь побольше и служба поторжественней, многолюдней. Да к тому же, очевидно, офицеры батальона очевидно будут присутствовать...

Всю вторую половину дня Алеша Беме кружился, как пчелка. Хозяйке, у которой он остановился, заказал форму его выстирать да прорехи зашить. Заплатил катушками черных и белых ниток, которые оказались дороже и “керенок”, и наших “колокольчиков”. Ездовой Куманько в это время жеребчика его на речке мыл и скреб, хвост и гриву расчесывал. Сам же Алеша к батальонному брадобрею унтеру Цветкову:

- Цветков, ты похвалялся, что знаешь аглицкие и парижские стрижки... Показывай свой искусство. Плачу серебряным рублем!

Цветков у нас был батальонной реликвией. Даже будем разгромлены на голову, но наш батальонный значок, золотой парчой вышитый, наш денежный железный ящик, нашу серебряную батальонную братину, а также унтера Цветкова вынесем из любого ада.

Все эти месяцы единственной обязаностью его было щелкать и щелкать своею машинкой, лязгать и лязгать ножницами. Скажем, многим офицерам и нижним чинам и обыкновенного “ноля” было достаточно. Мне, например, перед кем казаться? Или тому же Кулебякину? Наш подполковник Волховской стригся всегда “под бобрик”, тоже без особых вычурностей.

Но, к примеру, капитан Сергиевский занимал Цветкова на целый день. Голову вымыть и постричь особым модным фасоном. Бакенбарды подровнять, сделать острее или напротив округлее, в зависимости от прихоти и настроя заказчика. Волосы из ушей и ноздрей повыдергивать. Щеки и подбородок чисто выбрить, но не просто выбрить, а с горячим полотенцем, с массажем, с умащением каким-то особым бальзамом.

На следующее утро, ни свет ни заря, Алеша Беме был уже на площади у церкви. Стрижка - лорд Бинхэмптон позавидует. Вычищенный и выглаженный мундир как влитой. На нем светится белый крестик Георгия. Сапоги блеском горят. Прошелся, шпорами побрякивая, плечи расправя, пружинистым шагом - все коптелковские девки и молодухи на него так и загляделись. Экий красавчик!

А вот и хоминские барышни подъехали на шарабане. Тоже платья сменили, надели нарядные, пышные, с рюшечками, с воланами. Шляпки лентами перевязаны. По плечам - легкие шали узорчатые. Так чтобы и локотки с ямочками прикрыть, но и руки обнаженные оставить.

Урядник Легкостаев тут как тут. Руку подает зеленоглазой Анастасии Михайловне. Алеша не отстает. С другой стороны приветствует Сашеньку, и она вспыхивает, как маков цвет, говорит ему что-то задорное, а в глазах - тепло.

В церкви они стояли по разные стороны, но так, чтобы видеть друг друга. А после “Отче наш” все четверо осторожно выскользнули. Тем не менее присутствующие это заметили. Офицеры переглянулись, перемигнулись, слегка кашлянули. Сухонький священник нахмурился было, но снова отдался молитвам, Господу славу возсылая. А девки и кумушки стали перешептываться...

В тот воскресный день уехали все четверо, точнее, с парнишкой-возницей, впятером, на берег реки. Там офицеры лошадей стреножили и пустили на лужок. Сами свои седельные сумки раскрыли, подоставали всяких вкусностей: французского шоколаду, бутылку мадеры, крабовые консервы. Все выжулили у нашего полковника Саввича, который отказать Алеше Беме никак не мог.

Да и барышни оказались запасливые. Из корзинки, что стояла в шарабане, достали домашней колбасы, копченого сала, зелени разной, хлеба свежеиспеченного. Даже бутылку горилки, самогона чистейшего.

- Вот это по-нашему! - прикрякнул Легкостаев. - А можно у вас поинтересоваться, Анастасия Михайловна, как вы так спознали, что казаку в жизни любо?

- Разве ж это трудно, господин казак? Где ж видано, чтоб настоящий донец да горилку не уважал?

И начали они с маленьких стаканчиков да заедать салом и крабовым мясом. Да охмелев, стали друг другу загадки загадывать, с отгадками временить. Улыбкой поощрять, рукой нечаянно руки касаться. Да смеяться над милыми глупостями. Получился, можно сказать, у них веселый и хмельной пикник.

Анастасия Михайловна все подзадоривала нашего “козачэньку”, потом поднялись вдвоем и скрылись в густых кустах, сказав, что хотят на реку посмотреть.

Конечно, все поняли и Сашенька, и Алеша Беме. Но таких вольностей себе позволить не могли. Продолжали беседу. О том, о сем. Рассказывал Алеша о своих охотниках, об удалых рейдах с ними. Потом о Большой войне. О том, как в бою против австрийцев были убиты ротный и взводный, и как повел он взвод пластунов, был ранен, но захватил две пушки. За это был награжден. И нет в мире ничего дороже для него, как этот солдатский Георгиевский крестик.

Сашенька рассказывала, что училась в женской гимназии, в Елисаветграде. А слепой старик - это ее дед, отец матери. Глаза ему выкололи турки, когда захватили под Плевной. Потом русское правительство выкупало их, пленных, из Стамбула. Золотом платило. Почти семьдесят лет деду Григорию, а слух у него преотменный, слышит, как мышь по утрам умывается, как вода в колодце прибывает, как почки на деревьях по весне лопаются. Живет он тут до поры до времени, все назад хочет, в Елец свой. Но там сейчас красные, продотряды, агитаторы, комбеды и каратели.

Парнишка возница все бродил вокруг. Налили и ему стаканчик самогона. Он выпил, по-взрослому засопел, закусил стрелкой лука и крабовым мясом на хлебе. Потом ушел в шарабан, спать под ласковым солнушком.

Наконец, осмелился Алеша. После третьего стаканчика самогона, прильнул губами к руке Сашеньки. Она снова вся вспыхнула, как там, у церкви. Но руку не отняла. Другой рукой по ржаным, шелковым волосам Алеши провела.

А немного спустя и Анастасия Михайловна с Легкостаевым от реки поднялись, из-за кустов показались. Возбужденно-радостные, накинулись на еду, допили горилку, мадеру ополовинили. Шоколад пошел вприкусочку. Зеленые глаза Анастасии Михайловны темно и колдовски мерцали. Легкостаев крутил свой ус и словно бы невзначай брал ее за плечи.

К вечеру проводили молодцы своих подруг сердечных. Сами вернулись в расположение батальона. Легкостаев - спать. Алеша Беме  - ко мне, на вечерний чай. Вдруг прорвало его. Где тот бесшабашный смельчак, любимец Вики Крестовского? Оказался наш Беме нежным мальчиком, заговорил о Сашеньке, краснел, опускал глаза, пил чай, злился на себя, что не был настойчивым, спрашивал у меня, а можно ли быть настойчивым в такой ситуации, это же не под огнем стоять, не в атаку лететь!..

Уже поздно вечером поднялся он. Поблагодарил за чай и дружескую беседу. Попросил, чтобы я ничего не рассказывал Вике Крестовскому, его начальнику.

Мы простояли в Коптелках две недели. Очевидно, Алеша виделся с Сашенькой каждый день. Потому что часто его нигде не могли найти. Вика сердился, обещал упечь его “на гауптвахту”. Я отвечал, что в полевых условиях нам будет трудно таковую сыскать. И успокаивал, что отсутствует Алексей Беме с моего ведома.

Наши разведчики и стрелки часто навещали Хомин. Неподалеку от сельца обнаружился хутор, на котором было вдоволь молока и пекли какой-то особый хлеб. Хуторяне и хоминцы продавали свои излишки за натуральные товары: за шинели, за ремни, за сбрую, за второго срока сапоги, за шапки, в общем за все, что обычно таскают за собой в обозе, не решаясь выбросить, но и не зная, куда девать.

Там же, на хуторе, нашим сообщили тревожную весть. Что в окрестностях ходит небольшой, но очень хорошо вооруженный отряд. Бандиты прекрасно осведомлены, что мы стоим в Коптелках и сколько нас. До поры до времени скрываются в лесочках да в соседних селах под видом мирных селян. Но надо же знать эту вольницу!

В самих Коптелках староста убеждал нас, что все это вранье. Что никаких “махновців туточки не було”. Что партизаны если и держат по хатам винтовки, так это для отпора красным. Что “уся громада радіе” нашему присутствию в Коптелках.

И все-таки тревога не оставляла нас. Не могу сказать определенно, почему. Только чудилось, что неспроста такое затишье. Где-то же гуляет Жила. Куда-то же ездят по ночам “мирные селяне”. Остановят такого наши часовые, а он: “Та до кума іду, нехай моєї горілки попробуе!” На телеге же не только бутыль с горилкой, там свежий пахучий каравай, копченый свиной окорок, корзина помидор. А если говорить в целом, так Махно с Калашниковым набрали такую силу, что с фронта стали отзывать не роты и батальоны, а целые полки и дивизии.

Вечером в пятницу был получен приказ: поутру начать выдвижение на станцию Брасово. Передали распоряжения ротным командирам, батарейцам и по взводам.

Ночью ко мне заскочил Крестовский:

- Куда подевался этот каналья Беме? Опять у своей кареглазой? Догуляется же, изловят его махновцы...

Оказалось, тоже кое-что прознал. Если б не прознал, какой же из него начальник батальонной разведки?

А поручик Беме в это время, разумеется, был в Хомине. Как только услышал, что нам приказ выступать, так на коня - и туда. Легкостаев с ним. Тоже надо было попрощаться со своей любушкой-голубушкой. Когда-то вновь встретятся?

Было у них там укромное место, возле пруда, в рощице. Там коней привязали. Алеша к дому старого Григория, по едва приметной тропинке. Легкостаев ждет в уделанном гнездышке, сюда и сено загодя принесено, и шинель поверху брошена, а сверху покрыта попоной. Через четверть часа по бережку пруда спешит-торопится к нему Анастасия Михайловна.

- А где мой Беме?

- Сашенька с ним. Старый уснул, а они во флигельке... Я же к тебе!

Коротки летние ночи. Едва сверчки протренчат свою вечернюю песенку, едва замолкнут лягушки на пруду, едва последняя звездочка зажжется на небе, как вдруг начинает светлеть на востоке. И начинают звезды гаснуть, и сереет небо, и занимается зорька, и легкий ветерок рябью бежит по воде.

И спится в такую ночь, после жарких объятий, легко и вольготно.

Только вдруг что-то толкнуло казака. Вскочил с расстеленной попоны. Раздвинул ветви. Стал всматриваться в предутреннюю серую мглу. Никак по шляху вооруженные люди едут. Точно. Так и есть, едут. Беззвучно, точно призраки в ночи, движутся. И прямо к дому старого Григория, где Сашенька с Алешей Беме.

- Что, милый?

- Бандиты!

- Где?

- К дому заворачивают! Ох, Алешка, ой, пропал...

Привычным глазом насчитал Легкостаев не меньше дюжины подвод. На некоторых пулеметы установлены. Да всадников человек сорок. Все с винтовками. Пес забрехал. Ему отозвались другие.

Поднялась с ложа Анастасия Михайловна. Заговорила вдруг властным голосом:

- Знаю я этих людей. То Саши батько родной со своими хлопцами!

- Родной батька? Он что ж, бандит?

- Хозяин он здесь в округе всей, - покачала головой Анастасия Михайловна. - Потому и нет никаких нападений... Ты вот что, милый, ты до своих скоренько поезжай. Зови их сюда. А я до дому...

И побежала, как есть босая, по предутренней росе.

Мне потом уже Алеша все рассказал, опуская, разумеется, всю романтическую часть. Под утро вдруг зашептала ему в ухо Сашенька:

- Алеша, коханий, ховайся! Бо ж піймають тебе! Ліпше мені рученьки на себе наложити!

Сон как рукой сняло.

- Что случилось?

- Сюди, наверх, по жердині на сіновал біжи!

И такое в голосе Сашеньки прозвенело, что думать было нечего. Он одежду и сапоги в охапку, ремень с кобурой через плечо, по лестничке наверх, по бревенчатым перекрытиям к сеновалу перебирается. По пути лбом в балку-перекрытие вбился, чуть не сверзнулся вниз. Сам себя корит: ах ты ж, олух! Будет тебе, поручик Беме, сейчас и любовь, и ласка, и последний поцелуй!

На дворе уже храп лошадиный, скрип колесный, тихие мужские переговоры. Ворота настежь отворены. Въезжают вооруженные. Старый Григорий вышел на крылечко. Скрипучим голосом вопрошал:

- Хто? Ты что ль, Семен?

- Никак не признав, старый? Али слуха свово лишився? Где Александра?

- Как где? В спаленке своей. Ты потише, не шуми, не то разбудишь дите!»

- Белых-красных в селе нет?

- Белые в Коптелках, вас дожидаются.

- Это нам ведомо. А ты шо ж, усе воюешь?

- Так то ж как? Воюю. Со сверчками да с мухами!

- Нэ журись, старый, примай моих хлопцив!

Алеша до сена добрался, с головой в него зарылся. Наган свой взвел, держит на прицеле лесенку, что с извне на сеновал ведет. Через щели в жердях наблюдает, что внизу происходит. А там, как он слышит, отряд немалый. Кричать не кричат, но переговариваются вольно, по-хозяйски. Знамо дело, к себе домой приехали. Стали воду из колодца черпать, коней поить. Другие зашли в сенник, нагребли овса из мешков в ведра. Третьи отдают приказания четвертым, где разместиться.

Вдруг увидел, как со стороны огорода в сенник женская фигура проскользнула. Зеленоглазая вернулась. В дверь торкнулась. Дверь ведет на кухню. А там старик, дед Сашенькин:

- Ты откуда, шалапутая?

- Не кричи, Григорий Степанович, а то сам никогда молодым не был?

- Ой, девка, ой, чертовка! Накличешь ты беду на свою голову!

Но Анастасию впустил. Сам же из двери вышел на сенник. Как раз один из вооруженных заглянул:

- Дед, где тут овес? Командир велел еще взять...

- Раз велено, возьми... У самого входа мешок должон быть.

Бандит стал нагребать из мешка. Старик остался в сеннике. Стоял и слушал. Потом голову кверху поднял. В утренней синеве почудилось Алеше, что старик словно бы покивал. Может, и не покивал, но проскрипел:

- Мышь вороватый дышит, старик хоть слепой, да слышит!

Бандит, что нагребал из куля, остановился, грубым голосом спросил:

- Чего, старый, ворчишь?

Алеша Беме и замер, судорожно стискивая рукоятку нагана.

- Что ворчу? Хозяин нанял меня ворчать. Вот харчи свои отрабатываю. Чтобы такие, как ты, удальцы объедалой не кликали.

- Экий ты дед, въедливый!

- Мать меня рожала, тебя спросить позабыла, каким меня сделать...

Беме чуть не закашлялся от ершистости стариковой.

Потом услышал Сашенькин голос.

- Тату, а чого ж нэ прийхалы вчора?

- Так офіцерье в Коптелках стоїть, донько. Прийди до мене, я за тобою дуже соскучився. Ох, гарна дівчина, хлопці кажуть, в церкві була. Офіцери, мабудь, голови поскручували.

- Та кому я потрібна, тату!

- Ой, не кажи! Мати твоя така ж ясноока була!

И вдруг совсем другим сиплым командирским тоном:

- Петро! Ти охорону виставив? На шляху вистав тачанку! Тай щоб не спати, чорти! Поїли, коней накормили, напоїли та й далі в путь - поїхали !

Затих Алеша. Сам ни жив, ни мертв. Только наблюдает, как входят и выходят бандиты в сенник, как еще два раза зашел дед Григорий. Зорька все разгорается. Уже и солнышко пустило лучи свои алые через стену. Теперь, при свете, видно: знает слепой дед несомненно, кто прячется на сеновале. Знал с самого начала. Знал уже в тот миг, когда ловкой кошкой метнулся Алеша к окну, поскребся в него, а Сашенька отворила створки...

А выдаст в последний момент?

Ой, да как по шейке, ой вокруг да белой, ой да туго петелька свернулась...

В сарай вошел и сам командир. Увидел Алексей его крупную фигуру. Плечи саженные, грудь широкая, шея сильная. Остановился в двери, осмотрел все, словно что-то подыскивая.

Сухо у Беме во рту. Не то от пыли сенной, не то от ожидания расправы. Дорого собрался отдать свою жизнь. Но как же стрелять по EE отцу?

А потом издалека затакал пулемет. Развернулся командир, рыкнул что-то.

Бандиты сразу зашевелились. По отрывистым фразам, что доносились до поручика, понял он, что бой принимать они не намерены. Хотят мирно разойтись с батальоном. А батальон, скорее всего, идет ему на выручку. Если не все три роты, то уж охотники Крестовского летят во весь опор.

- Григорій Степановичу! Біла конниця! - прокричал кто-то в подтверждение.

- Ясько, вистав ще одну тачанку, і тримай поки не відійдемо!

Кто-то гикнул, хлестнув лошадей. Бандиты стали быстро выбираться из Хомина. Потом очереди из пулемета участились, сопровождаемые ружейным огнем. Наконец, все стихло.

Еще через четверть часа охотники рыскали по хатам, рота стрелков входила в сельцо. Мы ожидали самое худшее. Махновцы с нашими офицерам расправлялись не менее жестоко, чем красные. Да еще Легкостаев, примчавшись на взмыленном жеребце всех перепугал. Закричал, словно оглашенный: “Пропал Беме! Бандитский “батько” застукал его с собственной дочкой!”

И получаса не прошло, как шла полусотня охотников к Хомину мощным аллюром, карабины наготове, за Алешку готовы самому Махне клок волос вырвать. Попали под пулеметный огонь, рассеклись на две части. Дали кругаля, снова навалились. Правда, никого на взгорочке уже не было.

Теперь же обыскивали мы этот Хомин.

Увидев поручика Беме, выходящего из ворот, всего в сенных палочках, капитан Крестовский сначала засмеялся счастливо, потом закричал гневно:

- Беме! Сдать оружие! На гауптвахту, в колодки, в кандалы, на хлеб и воду!..

И прибавил еще множество таких слов, которые не принято писать на бумаге.

На станции Брасово мы грузились в вагоны. Наш отдых кончился. Офицеры занимали места, располагались, кто как мог. На дощатой платформе были немногие провожающие. С фейерверкером Чусовских пришла щекастая бабенка в цветастом платке. Она смутно улыбалась, словно бы прислушиваясь к чему-то внутри себя.

Было еще две или три особы, неизвестно каким образом спознавшиеся с нашим братом офицером. Одна, в городском мещанском жакете, что-то сердито выговаривала прапорщику Зарембскому. А он отводил глаза, щипал свой ус и пожимал плечами.

Мой деньщик Матвеич перенес наши общие с ним пожитки из подводы в вагон. Снова вышел, сходил к водоразборной колонке, набрал ведро. Потом еще раз соскочил на платформу, прошелся до края ее, собрал дощечки от разбитых бочек и ящиков:

- Цяйкю-то захоцца... Оно, в путе-дороге, как ладно-то, цяйкю попить!

Солнце заходило. Оно окрасило запад в ярко-карминный неувядающий цвет. Плоские облака отсвечивали споднизу. Отчего-то захотелось запомнить вот это небо, этот закат, эту суету батальона, готовящегося к отъезду.

Ездовые, конюха, возницы вводили коней. Артиллеристы втягивали свои пушки и гаубицы, грузили снаряды, заталкивали наверх по дощатым сходням зарядные ящики. Пулеметчики, разобрав свои пулеметы, подавали их в вагоны. Полковник Саввич, покраснев и вспотев от натуги, раздавал приказания. Наш командир стоял рядом с начальником станции и наблюдал за происходящим.

Да нет. Точнее выразиться, мы все перевели свои взгляды с неба на поручика Беме и на барышню в сером дорожном платье. Она приехала на станцию, быстро пошла вдоль эшелона. Алеша увидел ее, выпрыгнул из вагона наземь. Потом они стояли, держась за руки и ничего не замечая.

- Ты вернешься? Скажи, ты вернешься за мной?

Ее глаза были опухшие от слез. Но даже такие они были еще более прекрасны.

- Да, я вернусь.

- Ты не погибнешь, ты не будешь ранен, ты не попадешь в плен, - перечисляла она, вцепившись ладонями в его запястья. - Ты вернешься... Ты слышишь?

Он улыбнулся. Он знал, что такое война.

Солнце садилось.

- Конечно, вернусь. И мы поженимся, Сашок!

- И ты не обманешь меня?

Он покачал головой.

- Нет, Сашенька. Я не умею обманывать.

Он отнял свои руки от нее. И стал отцеплять свой Георгиевский крестик.

- Нет у меня ничего более дорогого, чем этот Георгий, - говорил он, отцепляя его, потом вложил ей в ладошку. - Вот за ним я к тебе и приеду...

Она зажала белый эмалевый крестик в руке. И замолчала, будто застыла неживой статуей.

Начальник станции брякнул в колокол. Паровоз густо обдал паром, завращал большими красными колесами. Вагоны дернулись, лязгнули сцеплениями, двинулись. Алексей Беме поцеловал ее в помертвевшие губы.

- Не потеряй его, Сашенька, слышишь? Я приеду за ним обязательно!

И запрыгнул на подножку.

Больше в тех краях мы не бывали.

* * *

О  ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ  БЕЗОПАСНОСТИ  СТРАНЫ.

А.Н.Крутов

Чем больше наши чиновники говорят о стабильности, тем дороже жизнь. Рядом с моим домом два магазина. Для богатых и бедных. И в обоих цены растут не по дням, а по часам. В прошлом году по данным компании «Вестер» молочные продукты подорожали в среднем на 60%, растительное масло – тоже на 60%, мясо – на 40%. Хлебобулочные изделия и крупы (гречка, овсянка, пшено и т. п.) – на 40–45%. В итоге литровая бутылка подсолнечного масла стоит уже шестьдесят – семьдесят рублей вместо прошлогодних тридцати – сорока. Вслед за подсолнечным маслом по технологической цепочке неизбежно дорожают маргарин и майонез.

Стремительно растут цены на молоко и молочные продукты. Сырьём для их производства сегодня служит сухое молоко. До сих пор закупать сухое молоко в Европе было выгоднее, нежели развивать молочное животноводство в России. Евросоюз субсидировал своих фермеров, и цены на молочное сырьё были невысокие. Но теперь экспортные субсидии в ЕС отменили и сухое молоко резко выросло в цене.

Рост цен на мясо, по словам главы Минсельхоза России Алексея Гордеева, происходит потому, что в стране сложился дефицит говядины.

По данным Росстата стоимость минимального набора продуктов питания в прошлом году подорожала почти на 20%. Для малоимущих категорий граждан (30–40% россиян) это означает, что рост цен превысил рост их доходов.

И если нам объясняют, что главная причина дорожания – общемировой неурожай, китайцы стали пить больше молока, а зерно идёт на биотопливо, субсидии в странах Европы отменены, а сельскохозяйственная продукция такое же сырьё, как и нефть, и внутренние цены должны быть на уровне мировых, то почему наши зарплаты в несколько раз меньше, чем в европейских странах? А то ведь получается, что и зарплаты у нас меньше, и на еду тратим больше. Люди расходуют на еду в России 50% от своего дохода, в Польше 18%, во Франции 15,1%, Великобритании 15%, Австрии 9%. Магазинное изобилие мясопродуктов во многом объясняется тем, что для большинства российских граждан они просто не по карману.

Однако никто из власть предержащих не отвечает на главный вопрос: почему из года в год сохраняется зависимость России от импорта продовольствия, почему не развивается наше сельское хозяйство?

Мяса и молока в 2007 году произведено вдвое меньше, чем в 1990 году. Поголовье скота сократилось втрое, причём теперь скотины в целом меньше, чем в России после Гражданской войны 1918 – 1920 гг.

Доля собственно сельского производителя в цене продуктов – между 20 и 21%. То есть, из каждого рубля, что мы тратим, покупая продовольствие отечественного производства, селу достаётся 20 копеек. В лучшем случае – копеек 30. Всё остальное достаётся чиновникам-взяточникам, транспортникам, торговым сетям-монополистам, монополистам-производителям удобрений, производителям топлива и электричества.

Конечно, правительство может проводить «интервенции» на рынке зерна, вводить пошлины, чтобы ограничить экспорт пшеницы или подсолнечника, однако зависимость от импорта мяса и сухого молока всё равно никуда не денется. Малейшие колебания мировых цен на эти продукты способны вызвать в России не только кратный рост внутренних цен на продовольствие, но и настоящую панику.

В своё время, будучи министром экономики, Герман Греф заявил, что нет такого термина, как «продовольственная безопасность», и «либеральные реформаторы» посадили РФ на импортную «иглу». Импортёры и сельхозсырья с 2000 года по 2006-й вырос в 2,9 раза, достигнув объема 22,6 млрд долл. То есть Россия на эту сумму содержит зарубежного сельхозпроизводителя, ставя тем самым под угрозу собственную продовольственную безопасность.

Уже сегодня крупные города РФ потребляют иностранного продовольствия порядка 70–80% от общего объёма.

Заменить ввозимые продукты нечем. Это был вынужден признать даже Председатель правительства Виктор Зубков, сказав на заседании, что зависимость от импорта продовольствия у России существенная: товарный рынок по мясной группе на 40% уже зависит от импорта, молочный рынок на 25%. А вот мэр Москвы Юрий Лужков считает, что все 60–70% продовольствия закупаются за рубежом!

Что это значит? По нормативам нашей Академии наук о продовольственной независимости можно говорить в случае, когда население обеспечивается отечественными продуктами на 80–85%. У нас же – на 40%! Так что нынешняя ситуация очень и очень опасна. При желании современную Россию можно легко задушить «костлявой рукой» голода – стоит лишь затруднить ввоз продовольствия в страну.

Сегодня государство вынуждено применять административное ограничение цен – меру абсолютно тупиковую. Однако другого выхода у власти нет.

Играя цифрами – показателями темпа инфляции, правительство исключило из своего обихода такое понятие, как продовольственная безопасность страны. Что это: ошибка или преступление? Способна ли нынешняя система накормить народ собственными продуктами?

Лучшие умы Минэкономразвития больше месяца в обстановке строгой секретности писали антиинфляционный план. В конце года он был внесён в правительство. Но предложения, по мнению экспертов, «больше похожи не на план сражения, а на обозначение некоторых проблем российской экономики и путей их административного решения». Предлагается, например, разработать «дополнительные меры бюджетной политики, направленные на снижение инфляции». Вот и всё, на что способны либералы-демократы.

В ближайшем будущем снижению инфляции будут мешать две проблемы – политический популизм, выражающийся в росте расходов, и рост цен на продовольствие на мировых рынках. По прогнозу Credit Suisse, быстрое удорожание продуктов продолжится еще 3–5 лет. ФАО (продовольственное подразделение ООН) предсказывает, что к 2016 году пшеница будет стоить на 21% дороже, чем в среднем за последние шесть лет, рис – на 37%, сливочное масло – на 43%, сыр – на 33%.

Меняются правительства, уходят и приходят президенты. Последствия всё те же – рост цен.

100 лет назад Россия кормила Европу. Если сегодня мы потеряем российского крестьянина, то выход у нынешней власти один: нефть – на продовольствие.

Кончится нефть – завтра на прилавках не будет мяса, послезавтра хлеба, и голодный народ выбросит на свалку любое правительство, будь оно самое демократическое и либеральное.

* * *

Примечание редакции:  Многоуважаемый соотечественик А.Н. Крутов!

Согласно сообщению правительственных министерств США цены в стране возросли с 2005-2007 г.

Все продукты питания       - 6%

Мясо ..............................        - 4%

Птицы ...........................         - 3.3 %

Рыба и рыбные продукты  - 9.5

Яйца .............................           - 35.5 %

Молочные продукты ..        - 6.8 %

Жыры и масла ...........           - 3.1 %

Фрукты и овощи .......           - 8.8 %

Сахар и сладкие .......            - 7  %

Хлебные продукты ..           - 6.3 %

Не алкогольные напитки   - 6.3 %

Как возрастут продукты (в США и других странах) в связи с поднятием цен на горючее пока не известно, хотя  правительством уже опубликованы предсказания об изменения цен на 2008 год.  Предсказания не обещают улучшений а наоборот. За последние годы в связи с большими федеральными расходами в США наблюдается большой дефицит во всех штатах. Поэтому местные администрации каждый год резко повышали налог на недвижимое имущество. Сотни тысяч жителей не будучи в состоянии платить проценты и налоги потеряли свои дома а фармеры земли и  фермы. Привозные из других стран доставки продуктов и различных изделий ширпотреба уничтожают также  в США местное производство.  

В Священном Писание предсказано о пришествии Антихриста,  который не только будет делать обещания, но и проводить реформы для упрочнения своей власти.  Его пришествие готовится!  

* * *

 РУССКИЕ  НАЦИОНАЛИСТЫ  НАЧАЛА  ХХ ВЕКА  И ИНОСТРАННЫЙ  КАПИТАЛ.

Дореволюционные русские националисты рассматривали экспансию иностранных капиталов и товаров в качестве одной из главных опасностей, угрожавших России.

"Главный враг России - иностранный капитал, - уверенно заявлял Щербатов, - ... Перед иностранным капиталом заискивают русские государственные люди; ездят к нему на поклон в иностранные финансовые центры, как в былые времена русские князья ездили в Орду, представителей его встречают чуть ли не с царским почётом, от мановения его властной руки зависит - начнёт ли Россия войну или нет, примет ли она невыгодные условия мира или нет". По его разумению, самостоятельность Российского государства была только кажущейся, и он предсказывал, что вскоре вся отечественная промышленность будет в руках у иностранцев, а русские "будут использоваться как чернорабочие и низшие служащие" (Щербатов А. Г. Государственная оборона России. - М., 1912. - С. 22.). Конечно, далеко не все русские националисты смотрели на перспективы развития российской промышленности столь пессимистично, но все, так или иначе, разделяли тревогу Щербатова.

При этом они приводили конкретные данные, отслеживая ситуацию по регионам.

Некто Л. Г. анонимно оппонирующий С. Ю. Витте отмечал, что "южная промышленность выросла, главным образом, на иностранных капиталах, строили её иностранные инженеры и по иностранным образцам". Из 18-20 доменных заводов русскими можно назвать только Сулиновский завод и два завода Брянского общества. Причём заводы не только строились иностранцами, иногда их просто покупали. Л. Г. называл случай, когда "заводы прямо покупались за границей и целиком, со всем их устройством, перевозились в Россию" (пример - трубопрокатный завод Никополь-Мариупольского общества) (Л. Г. С. Ю. Витте и падение русского государственного кредита. - СПб., 1907. - С. 66).

"Прямой путь" выражал тревогу по поводу того, что "... большинство бакинских нефтяных заводов скуплено небольшой кучкой иностранных миллионеров-монополистов". Журнал разоблачал авантюрную деятельность трёх английских компаний "Anglo-Maikop", "Maikop-Pipe-Line", "Maikop-Victory", направленную на дезинформацию общественности. Компании через свою агентуру уверяли россиян в больших неудачах, якобы постигших нефтеразработку в районе Майкопа. Это делалось с целью последующей скупки сырья по дешёвой цене ("Прямой путь". - Сентябрь 1913 года. - С. 233; "Прямой путь". - Апрель 1913 года. - С. 213).

Монархист В. В. Есипов фиксировал настоящее вторжение немецкого капитала в Лодзинский район, практически полностью перешедший под его экономический контроль. Сверх того, свою долю урвали бельгийцы и англичане, скупившие инфраструктуру города (Есипов В. В. "Революция" в России. Популярные очерки. - Варшава, 1907. - С. 17).

Русские национал-консерваторы выделяли разные моменты в деятельности чужеземных хозяйственников, не отвечающие национальным интересам России.

В. И. Гурко считал, что иностранцы только эксплуатируют Россию, не внося в её экономику какого-либо значимого вклада. Он полемизировал с теми, кто указывал на роль иностранного капитала в хозяйственном подъёме Англии и САСШ. Согласно ему, в случае с этими странами можно говорить о прибытии не столько самих капиталов, сколько их обладателей, окончательно там обосновавшихся. В Россию же текут капиталы, прибывшие "на побывку". С их помощью иностранные дельцы извлекают из страны барыши, которые невозможно получить в данный момент на родине. Как только условия уравниваются, прибыль возвращается обратно. Такие капиталы являются "громадными щупальцами, которые... протягивают в чужеземные страны и при помощи коих втягивают в себя их богатство". При этом даже крушение предприятия не всегда позволяет вернуть эту прибыль стране пребывания. Сие возможно лишь тогда, когда "до наступления промышленного кризиса предприятия пережили несколько благоприятных лет, в течение которых успели, в виде прибыли, вернуть акционерам весь вложенный в них капитал" (Гурко В. И. Устои народного хозяйства России. - СПб., 1905. - С. 78-79).

Л. Н. Воронов утверждал, что "большинство иностранных предприятий отличается спекулятивным характером". Они рассчитывают на получение высокооплачиваемых казённых заказов и вообще на высокие цены выпускаемой ими продукции. Данные предприятия плохо выдерживают сравнительно небольшие колебания цен и вместо удешевления товаров ходатайствуют о выдаче вывозных премий для искусственного повышения цен. "Устроенные в погоне за быстрой и лёгкой наживой, - писал Воронов, - иностранные предприятия спешили, с первых же лет деятельности, выдавать крупные дивиденты, не изучая условий рынка, не приспосабливаясь к его требованиям" (Воронов Л. Н. Иностранные капиталы в России. - М., 1901. - С. 53-54).

По мнению Л. А. Тихомирова, в случае привлечения зарубежного капитала на долю России приходится только заработная плата, в некоторых случаях рента. Срок нахождения предприятий в собственности у иностранцев никогда не истекает, в крайнем случае они идут на продажу. Всё то, что они получают, тратится на расширение собственной, иностранной эксплуатации. Издержки иностранного производства минимальны, ибо кадры их, по большей части свои, иностранные. Небольшая компенсация, получаемая Россией в виде доходов казны, минимизируется и практически сводится на нет потерей в таможенных доходах. Происходит определённое облегчение доступа к займам, но занятые деньги тратятся на покупку тех же товаров иностранного происхождения, а иностранные дельцы получают в дополнение ко всему ещё и свой промышленный процент. Но мало того, интенсивное привлечение чужеземного капитала происходит в условиях протекционизма, вроде бы призванного охранять интересы российской промышленности, а на деле поддерживающего иностранцев, осевших в России. Если ранее иностранный капитал "должен был бороться своими товарами против наших пошлин", то "теперь он сам попадает под их защиту". "Он производится в России, - отмечал Тихомиров, - и не только не платит таможенных пошлин, но их существование обеспечивает ему промышленный процент прибыли" (Тихомиров Л. А. Вопросы экономической политики. - М., 1901. - С. 50-52, 56. Там же - С. 47).

Идеологи Союза Михаила Архангела обращали внимание на несуразность экономической политики правительства, проявляющуюся в том, что зарубежные нефтяные короли очень успешно пользуются специальным вывозным тарифом, позволяющим им постоянно взвинчивать цены. В итоге, 5-6 млн. руб. ежегодно перекладываются в "широкие карманы мирового треста". Этот же тариф способствует вывозу за рубеж огромного количества "продуктов первой необходимости, например, керосина, оставляя впотьмах нашу деревню" ("Прямой путь". - Сентябрь 1913 года. - С. 233).

Иностранный капитал представлялся русским националистам начала ХХ века в качестве грандиозной паразитической, спекулятивной силы, эксплуатирующей Россию. Обращает на себя внимание то, что тема защиты интересов русской промышленности от иностранных капиталов ярче всего высвечивает "экономический патриотизм" русской правой. Безусловно, русские националисты осознали (вне зависимости от "симпатий" и "антипатий") масштабы угрозы, которую несла для России промышленность развитых стран.

Особое звучание имела тема наплыва в Россию иностранных товаров. Данной проблемой специально занимался А. И. Череп-Спиридович, идеолог крайнего, консервативно-монархического панславизма. В одном из своих докладов Московскому славянскому обществу (1911 год) он подробно описал процесс захвата российского рынка иностранными изделиями, не принимая в расчёт отставание отечественного производителя от иностранного (объективные условия), но критикуя саму экономическую стратегию российского руководства. "Мы знаем, - говорил Череп-Спиридович, - какая безработица на Урале, знаем и то, как богат он всевозможными рудами; мы же выписываем у иностранцев на 23 млн. руб. дешёвых металлов, на 27 с половиной млн. руб. изделий из простых металлов и на 80 млн. машин...". Россия, страна лесов, в 1907 году уплатила за импортный лес 12 млн.руб. и 3 млн.руб. за столярную поделку, тогда как даже декоративные сорта леса (кроме чёрного дерева) растут на Кавказе (Череп-Спиридович А. И. Как нам избавить Россию от экономического и политического рабства. - СПб., 1911. - С. 27, 26).

Доходило до очевидного абсурда. Имея в распоряжении такие отличные минеральные воды как "Боржоми" и "Нарзан", наша страна выплачивала немецким производителям 700 тыс. руб. за воду "Аполинарис". "Вы с отвращением бросите воду эту, предсказывал Череп-Спиридович, - не имеющую ничего минерального..., когда узнаете, что берут её из источника, расположенного рядом и ниже кладбища, которое во время дождей размывается...". А вода "Маттони-Гисгюблер", навязываемая отечественному потребителю, вообще, принадлежала поданному Австро-Венгрии, ведущему, на вырученные от её продажи деньги бешеную антирусскую пропаганду (Там же. - С. 18).

Русских националистов весьма беспокоила преимущественно сырьевая ориентация отечественного экспорта. М. О. Меньшиков обратил внимание на следующее: "Обмен сырья на фабрикаты почти равносилен промену капитала на проценты. Страны, отпускающие сырье, торгуют, в су