ВЕРНОСТЬ - FIDELITY № 108 - 2008

MAY / МАЙ 28

The Editorial Board is glad to inform our Readers that this issue of “FIDELITY” has articles in English, and Russian Languages.  

С удовлетворением сообщаем, что в этом номере журнала “ВЕРНОСТЬ” помещены статьи на английском и русском  языках.

CONTENTS - ОГЛАВЛЕНИЕ

   1.  ОЖИДАТЬ ЛИ НОВОЙ УНИИ?  П. Бондаренко

   2 ХРИСТИАНСТВО ЕСТЬ ПОДВИГ КРЕСТОНОШЕНИЯ.  Архиепископ Аверкий.

   3.   CОБОР АРХИСТРАТИГА МИХАИЛА И ПРОЧИХ НЕБЕСНЫХ СИЛ БЕСПЛОТНЫХ. Ольга Корчагина.

4.   НАЦИОНАЛЬНАЯ  МОНАРХИЯ  ЗАВТРА – УТОПИЯ  ИЛИ ВЕКТОР  ГОСУДАРСТВЕННОГО  ОБНОВЛЕНИЯ. В.Е. ЛАРИОНОВ.

5   ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ АНТИРУССКАЯ АГРЕССИЯ.  В. Н.  Гетманов

6.    ПАПЕ.  Ольга Корчагина

7.    ИЗ КОНСТАНТИНОПОЛЯ.  Д. И. Барма

8.    DEMONS. Seraphim Larin

9.    THE FALL OF THE SERBIAN CHURCH.  Dr. Vladimir Moss

10.  CLANDESTINE INSTRUCTIONS OF THE JEHOVAH’S WITNESSES. G.M.Soldatow. Translated by Seraphim Larin

11.  НАМ  СООБЩИЛИ – WE  WERE  INFORMED

 

ВЕРУЮЩИЕ В ЗАРУБЕЖНОЙ РУСИ!

Обратите ваши молитвы к Господу Богу, дабы Он защитил народ на нашей Родине. Антирусское правительство в РФ возвратилось к прежним сталинским порядкам преследования народа. Людей арестовывают только по подозрению, и без суда держат в заключении.

У организаций, редакций газет и журналов оппозиции, не одобряющих взятый правительством политический и экономический курс, забирают компьютеры, печатные материалы и рукописи.

Православных верующих, не состоящих в МП,  преследуют.

Расскажите жителям стран, где вы проживаете о тяжелом бесправном положении населения в РФ.

Боже помоги страдающему русскому православному народу!

* * *

ОЖИДАТЬ  ЛИ  НОВОЙ  УНИИ?   

П. Бондаренко

Последнее решение т.н. «ВВЦУ» еп. Агафангела о «недействительности священнодействий» РПЦЗ(В), РПАЦ и РИПЦ удивило своей канонической нелепостью всех противников унии с МП, вне зависимости от их юрисдикционной принадлежности.

Что побудило эту самую «чистую как кристалл» т.н. «лояльную оппозицию» так быстро скатиться до такого маргинально-сектантского уровня, не нам судить. Однако, как правило, к таким приемам прибегают те организации и люди, которые не уверены в самих себе, своей правоте, и у которых внутри назревает серьезный кризис… А внутренний кризис в «ВВЦУ» налицо. Потому и нужны им самовнушение и зомбирование самих себя: мы самые каноничные, мы самые чистые как кристалл, мы единственные на планете Земля изобильно преисполненные полнотой благодати и т.п.

О том, что подобная «экклезиология» ничего общего не имеет со святоотеческим православием или наследием былой РПЦЗ, не стоит даже говорить. Любой ученик воскресной школы легко заметит, что в данном случае проповедуется не Православие, а сектантская исключительность и экстремизм.

Но удивляет не только это. Браться осуждать тех, кто не принимал с 2001 г. нового курса на объединение с МП, при этом не осудив тех, кто принял унию и от кого сама группа еп. Агафангела отложилась будто бы по тем же причинам, невольно заставляет задуматься, было ли это их отложение на самом деле? Ведь необходимости и причин для вынесения суждения об отношении к униатскому Нью-Иоркскому Синоду у этой группы намного больше, чем об отношении к кому либо другому. Однако «ВВЦУ» вынесло осуждение всем, только не РПЦЗ-МП.

Кроме того, бросается в глаза и тот факт, что по странному стечению обстоятельств, заседание «ВВЦУ» в Нью-Иорке совпало с проходившим в эти же дни и в этом же городе Архиерейским Собором РПЦЗ-МП, на котором новым первоиерархом был избран архиепископ Иларион Сиднейский и Австралийский.

Известно, что еп. Агафангела и архиеп. Илариона связывало в прошлом многолетнее тесное сотрудничество. Именно архиеп. Илариона «лояльная оппозиция», возглавляемая еп. Агафангелом, долгое время ложно представляла как «идейного противника унии», усыпляя тем самым бдительность подлинного оппозиционного духовенства РПЦЗ. Удивительно, но уже сразу после избрания, нового главу РПЦЗ-МП в российских СМИ поспешили провозгласить «собирателем осколков», который «попытается исправить урон, нанесенный РПЦЗ воссоединением с РПЦ» (Газета.Ru). Насколько оправданы такие  прогнозы пропутинских СМИ, судить сложно. Однако, возможно, заседание «ВВЦУ» в Нью-Иорке в одно время с заседанием Архиерейского Собора РПЦЗ-МП, а также принятие в угоду ей решений «ВВЦУ», не такое уж случайное. Во всяком случае некоторые наблюдатели из США не исключают, что между представителями «ВВЦУ» и Нью-Иоркского Синода в эти дни могли быть какие-то негласные консультации, повлиявшие как на решения «ВВЦУ», так и на авансовое провозглашение архиеп. Илариона в СМИ т.н. «собирателем осколков».

В этой связи невольно обращает на себя внимание и тот факт, что по благословению заместителя председателя «ВВЦУ» еп. Андроника (Котлярова) его родной брат о. Григорий Котляров ездил 21 марта 2008 г. в Джорданвилл на совершаемое митрополитом МП Ювеналием Поярковым (агент КГБ «Аббат») отпевание главы РПЦЗ-МП митр. Лавра. Отец Григорий Котляров не только молился в храме РПЦЗ-МП вместе с сергианским митрополитом, но и вместе с духовенством РПЦЗ-МП совершил последнее целование руки усопшего униатского митрополита. Говорят, тогда же он вел какие-то переговоры с представителями Синода РПЦЗ-МП. Когда достойнейший многолетний клирик РПЦЗ прот. Алексий Микриков выразил еп. Андронику свое несогласие с такими действиями, то еп. Андроник ему не только возразил, что в этом «ничего плохого нет», но и в грубой форме обозвал его «фанатиком».

Когда узнаешь все новые и новые подобные факты, то уже больше становится понятным и смысл высказываний лидеров "ВВЦУ" еп. Агафангела (Пашковского), еп. Андроника (Котлярова) и еп. Софрония (Мусиенко), назвавших недавно митр. Лавра "настоящим архиереем", со смертью которого будто бы наступил "конец РПЦЗ".

Когда глава «ВВЦУ» публично заявляет, что со смертью митр. Лавра наступил "конец РПЦЗ", возникает закономерный вопрос: а что тогда возглавляет сам еп. Агафангел? Похоже, он и сам понимает, что новообразованная им структура ничего общего с былой РПЦЗ не имеет. Именно поэтому, видимо, своей главной задачей он ныне ставит не восстановление епископата в Зарубежье, но насаждение параллельной иерархии в самой России, конкурирующей с РИПЦ и тем ослабляющей позиции антисергианских сил на Родине. Последняя хиротония не так давно перешедшего из МП и никому неизвестного в Зарубежье советского игумена Георгия (Кравченко) тому наглядный пример.

Почему вновь была отложена хиротония для Зарубежья выдвинутого еще в прошлом году кандидатом в епископы для США о. Игоря Гребинка? Почему не совершаются хиротонии из состава исконных зарубежных клириков для Южной Америки, Канады или Австралии? Почему «ВВЦУ» на сегодняшний день имеет всего лишь одного епископа в Зарубежье и трех епископов в России? Почему секретарем «ВВЦУ» назначен никому неизвестный в Зарубежье, всего лишь несколько лет как перешедший из МП в РПЦЗ иеромонах Арсений (Манько)? Почему идеологом «ВВЦУ» и секретарем епархии в США является бывший советский штурман дальнего плаванья иерей Виктор Добров? Насколько «ВВЦУ» представляет Зарубежную Церковь, если ее фактический центр находится в Одессе, а в его составе исконные представители РПЦЗ в ничтожном меньшинстве? Все эти и многие другие вопросы остаются без ответов. А тех, кто их пытается поднимать, в наихудших советских традициях подвергают оскорблениям и клевете, как это случилось с прот. Алексеем Микриковым или Николаем Чертковым.

Совершенно очевидно, что еп. Агафангел и его советское окружение создают новую структуру «под себя», где представители Зарубежья нужны лишь для декорации, как символ мнимой преемственности от былой РПЦЗ.

Невольно вспоминаются предостережения годичной давности о том, что некоторыми из членов Синода РПЦЗ(Л) еще до подписания Акта об унии с МП рассматривалась возможность создания т.н. «лояльной оппозиции», во главе которой стояли бы архиеп. Иларион (Капрал), еп. Гавриил (Чемодаков) или еп. Агафангел (Пашковский). По замыслам, такая «карманная оппозиция» оставалась бы под влиянием «РПЦЗ-МП» и негласно действовала бы в согласии с Нью-Иоркским Синодом, удерживая оппозиционных клириков и паству под контролем и таким образом не допуская объединения антиуниатских сил и восстановления единой Истинной РПЦЗ. Такой вариант, на «переходный период», поддерживали и некоторые влиятельные иерархи МП. Как не хотелось верить во все такие предостережения относительного очередного «Треста»! Однако последние события внутри «ВВЦУ» все больше и больше подтверждают их возможную справедливость. Раскрутка же в пропутинских СМИ сразу после избрания главой РПЦЗ-МП нового имиджа архиеп. Илариона Сиднейского как «объединителя осколков», который через переговоры сумеет «восстановить единство РПЦЗ»,  похожа на спланированную очередную пропагандистскую кампанию по формированию нужного общественного мнения, подготавливающего к возможному диалогу между митр. Иларионом и еп. Агафангелом.

Вот как пишет об этом в статье «Собиратель осколков» российское интернет-издание «Газета.Ru»:

«Иларион так легко возглавил РПЦЗ именно потому, что был сочтен наиболее подходящим человеком для ликвидации последствий дебатов, которые вылились в расколы… Если с Марком отколовшиеся и сомневающиеся говорить не будут, то к диалогу с Иларионом некоторые из них готовы. В конце года в США состоится Собор Высшего временного церковного управления, объединившего часть несогласных. Он изберет главу Управления и обсудит, что делать дальше. Ряд его будущих участников признают, что давление на них со стороны руководства РПЦЗ в последнее время ослабло, и не исключают возможности общения… Может быть, митрополиту удастся хотя бы отчасти исправить урон, нанесенный РПЦЗ слишком бурным воссоединением с матерью-церковью».

Одновременно с появлением таких публикаций о архиеп. Иларионе, в интервью «Новому Русскому Слову» 22 мая 2008 г. епископ Агафангел на вопрос о его отношении к  уклонившимся в унию с МП епископам РПЦЗ-МП ответил: «Я был бы не против сохранения хороших отношений… Мы должны стремиться к искоренению всякой вражды между нами…» Кроме того, о предавших РПЦЗ архиереях-отступниках он сказал: «Они остаются самыми близкими нам людьми и по вере, и по образу мыслей».

Таким образом, еп. Агафангел публично подал намек на готовность к диалогу и восстановлению «хороших отношений» с архиеп. Иларионом и другими архиереями РПЦЗ-МП.

В свете таких откровений становятся более понятными и причины принятия «ВВЦУ» в угоду РПЦЗ-МП решений о «недействительности священнодействий» РПЦЗ(В), РПАЦ и РИПЦ, а также срыва диалога и возможного объединения «осколков» РПЦЗ, не принявших унии с МП.

P.S. Поскольку еп.Агафангел при каждом удобном случае пытается подчеркивать свою преемственность от Синода митр. Лавра, которого даже после объединения с МП он продолжал публично называть «настоящим архиереем» и решениями которого он до сих пор продолжает руководствоваться, позволим себе процитировать высказывание самого митр. Лавра о еп. Агафангеле в его интервью от 28 октября 2007 г.: «Архиерейский Синод РПЦЗ запретил епископа Агафангела в священнослужении за бунт против своего Священноначалия и учинение раскола. К сожалению, некоторые, соблазнившись его поведением, последовали за ним, думая, что они этим спасают Церковь, т.е. получается т.н. «сергианство» наоборот». Из этого высказывания митр. Лавра видно, насколько шатко каноническое положение новообразованного «ВВЦУ». Как справедливо отмечает по поводу последних антиканонических решений «ВВЦУ» Канцелярия Архиерейского Синода РИПЦ: «Ссылаясь на решение Синода митр. Лавра о прещении на архиепископа Лазаря и епископа Вениамина и следуя этому решению, “ВВЦУ” как будто забывает о решении того же Синода от 19 апреля и 20 мая 2007 г., которым был запрещен в священнослужении сам еп. Агафангел. По сути, признав законность прещений Синода митр. Лавра на противников унии с МП, еп. Агафангел тем самым признал и законность прещений этого же Синода против него самого («под свою анафему падоша»)».

* * *

 

ХРИСТИАНСТВО  ЕСТЬ  ПОДВИГ  КРЕСТОНОШЕНИЯ.

Архиепископ Аверкий.

В том, что христианство есть подвиг крестоношения, со всею очевидностью убеждает нас Сам Божественный Крестоносец Господь наш Иисус Христос. Когда св. Апостол Петр, еще не просвещенный благодатью Святого Духа и руководившийся чисто человеческими чувствами, пытался отклонить Его от крестного подвига, Господь «воспретил ему, сказав: отойди от Меня, сатана, потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Марк. 8, 31-33). Подозвав вслед за тем народ с учениками Своими, Господь изрек знаменательные слова, которые стали основоположительными для каждого, желающего искренно идти путем христианской жизни: «иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет» (Марк. 8, 34). «Если ты возьмешь крест и пойдешь за Христом», спрашивает один из выдающихся наших святителей-проповедников, «то куда ты придешь? – Очевидно, туда, куда шел, взяв крест, Он Сам, следовательно, на Голгофу, на страдания, на распятие». Так и понимали всегда эти слова все истинные христиане, начиная от ближайших учеников Господа – святых Апостолов.

Из книги Деяний Апостольских мы узнаем, что этот крест страданий за Христа, с полным самоотвержением, начали нести св. Апостолы вскоре же после сошествия на них Св. Духа. Когда они, за свою мужественную проповедь о Христе, были посажены, по распоряжению синедриона, в темницу, а затем подвергнуты избиению, они радовались, «что за имя Господа Иисуса удостоились принять безчестие» (Деян. 5, 41). А сколько претерпел страданий за свою проповедь св. Апостол Петр, а затем, по повествованию той же книги Деяний св. Ап. Павел, который сам говорит о себе, что он «был в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти. От Иудеев пять раз дано было мне по сорока ударов без одного; три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл во глубине морской; много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе» (2 Коринф. 11, 23-27)! В конце концов, оба этих великих первоверховных Апостола окончили свою земную жизнь мученичеством за Христа. Мученическим подвигом завершили свою жизнь и все почти остальные Апостолы.

Послания Апостольская и, среди них, особенно 14 посланий св. Апостола Павла, которые, по важности своего содержания, справедливо именуются многими «вторым Евангелием», также характеризуют христианскую жизнь, как подвиг крестоношения, и учат нас тому же, чему учили новообращенных. христиан во время своего первого благовестнического путешествия по Малой Азии св. Апостолы Павел и Варнава, именно, что «многими скорбьми подобает нам внити в Царствие Божие» (Деян. 14. 22). Как резко осуждает св. Ап. Иаков, Брать Господень, тех христиан, которые хотят роскошествовать и наслаждаться, и наоборот – ублажает тех, которые с терпением и смирением переносят скорби. В пример злострадания он предлагает взять пророков, «которые говорили именем Господним», я праведного Иова (Иак. 5, l-11). Дружбу с мiром, то есть желание, избегая скорбей, жить в страстных удовольствиях и наслаждениях, он называет «враждой против Бога» (Иак. 4, 4). Св. Ап. Петр ублажает христиан, которые, делая добро, и страдая, терпят, говоря, что это «угодно Богу» (1 Петр. 2, 20) и даже прямо говорит, что Христос, пострадавший за нас, нам оставил «Образ, да последуем стопам Его» (1 Петр. 2, 21). «Если и страдаете за правду, то вы блаженны», говорит он далее (3, 14), ибо это страдание сближает нас со Христом, пострадавшим за грехи наши (3, 17-18), и приносит нам великую духовную пользу: «Христу пострадавшу за вы плотью, и вы в ту же мысль вооружитеся: зане пострадавый плотию преста от греха» (4, 1). Здесь мы видим уже прямой призыв уподобляться нашему Спасителю в крестоношении и самораспятии, ибо это освобождает нас от тяготеющей над нами власти греха и помогает нам жить по воле Божией. Все авторитетные толкователи новозаветных свящ. книг видят в этих словах св. Ап. Петра основание для христианского аскетизма. «Эти слова», объясняет Еп. Михаил, «можно перефразировать так: вы, христиане, сораспялись со Христом в страданиях и умерли с Ним в крещении и следовательно умерли для греха, ибо умерший свободен от греха, перестал грешить; пострадавший плотию, как и Христос пострадал плотию, и умерший с Ним в крещении, перестал грешить и должен уже жить по воле Божией, а не человеческим похотям» (Соборные послания Св. Апостолов с предисловиями и подр. объясн. примечаниями Еп. Михаила стр. 203). Возлюбленный ученик Господа Иисуса Христа св. Иоанн Богослов решительно предостерегает христиан от любви к мiру сему, говоря, что «все, что в мiре: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская» (1 Иоан. 2, 15-16) и «что весь мiр лежит во зле» (5, 19), а потому «кто любить мiр, в том нет любви Отчей» (2, 15). И эти слова являются прочным основанием для христианского аскетизма, требующего отречения от наслаждения греховными благами мiра, а потому и неизбежно связанного со скорбями, подобными скорбям крестоношения для поврежденной грехом страстной природы человека. Многократно в целом ряде своих посланий говорит об этом крестоношении, необходимом для достижения христианского совершенства, св. Апостол Павел, которого, только по недоразумению, считают основоположником своего лжеучения об оправдании одною верою, без добрых дел, протестанты, а за ними и все многочисленные сектанты, отвергающие аскетизм. Чем иным, как не увещанием к аскетическому подвигу крестоношения являются столь выразительно звучащие слова св. Ап. Павла: «иже Христовы суть, плоть распяша со страстьми и похотьми» (Галат. 5, 24)?. Следовательно, те, которые отвергают путь крестоношения, не считают нужным распинать плоть свою со страстьми и похотьми и считают аскетизм несущественным в христианстве, те и не Христовы, те не христиане, хотя бы и называли себя таковыми. И это вполне понятно и строго логично, ибо по словам того же св. Ап. Павла: «плоть желает противного духу, а дух противного плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы» (Гал. 5, 17). Поступающие же по плоти «Царствия Божия не наследят» (5, 21). Замечательно сильно говорит св. Ап. Павел об этой крайней развращенности человеческой природы, настоятельно требующей подвига самораспятия, в своей послании к Римлянам: «не еже бо хощу, cиe творю, но еже ненавижду, то содеваю» (7, 15) – «доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю». «Окаянен аз человек! Кто мя избавит от тела смерти сея?» (7, 19-24). И вот потому то, что «живущие по плоти Богу угодить не могут» (Римл. 8, 8), ибо «мудрование плотское смерть есть» и «вражда на Бога: закону бо Божию не покаряется, ниже бо может» (8, 6-7), великий Апостол языков говорит о себе, что он не только другим заповедует этот путь подвига крестоношения и самораспятия, как совершенно необходимый для христианина в его неустанной борьбе со страстьми и похотьми, но и сам идет тем же путем: «умерщвляю тело мое и порабощаю, да не како иным проповедуя, сам неключим буду» (1 Коринф. 9, 27). В восьмой главе св. Ап. Павел горячо призывает всех христиан к этому пути крестоношения, который один только может сделать нас «детьми и наследниками Божиими и сонаследниками Христу»: «если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться» (ст. 17). Христиане не должны бояться этих страданий, ибо они – ничто, по сравнению с тою славою, которая ожидает их в будущей жизни: «недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас» (ст. 18), то есть: «нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас».

Можно было бы привести и еще множество мест из Слова Божия, которые самым убедительным образом свидетельствуют, что христианство есть крестоношение, подвиг самораспятия, состоящий в неустанной «невидимой брани» – никогда не прекращающейся в душе христианина борьбе с греховными страстьми и похотьми до полного их искоренения и насаждения противоположных этим страстям и похотям христианских добродетелей, которые перечисляет св. Ап. Павел, напр., в послании к Галатам (5, 22-23), называя их «плодами духа». Это – любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. Думаем, однако, что и приведенных мест вполне достаточно, чтобы опровергнуть ложные мнения тех, которые иначе хотят понимать христианство.

Если мы обратимся теперь к Священному Преданию нашей Церкви, к постановлениям Вселенских и Поместных Соборов и Святых Отцев, к Богослужебным книгам, к святоотеческим творениям и к житиям св. Мучеников, преподобных, святителей и прочих св. угодников Божиих, то и тут мы найдем, буквально на каждом шагу, решительное подтверждение истинности замечательного изречения великого подвижника и наставника духовной жизни преподобного и богоносного отца нашего Исаака Сирина: «Путь Божий есть ежедневный крест. Никто не восходит на небо, живя прохладно. О пути же прохладном знаем, где он оканчивается» (Творения стр. 158).

Как строги наши канонические правила! Какой строгости жизни, подлинного подвига крестоношения требуют они не только от епископов, клириков и монахов, но и от мiрян! А разве могли бы такие правила явиться в свет, если бы не было в те благословенные времена и соответствующей строгости жизни среди христиан? Это только теперь, когда устои подлинно христианской жизни расшатаны до основания, многие находят эти правила «устаревшими» и требуют их изменения или даже полного упразднения. Но «устарели» не правила, а современные «христиане», вновь воскресившие в себе во всей своей силе «ветхого человека», вместо «нового, созданного по Богу в правде и в преподобии истины» (Ефес. 4, 22-24), в которого облекаются все освящаемые таинствами Церкви истинные христиане. В самом деле! Возьмем, напр., такое правило, как 69-е правило Св. Апостолов: «Аще кто, епископ, или пресвитера, или диакон, или иподиакон, или чтец, или певец, не постится во святую четыредесятницу пред пасхою, или в среду, или в пяток, кроме препятствия от немощи телесныя: да будет извержен. Аще же мiрянин: да будет отлучен». Если современные «христиане» не находят нужным считаться с этим правилом, значить ли это, что оно «устарело» и подлежит отмене? Ведь тогда придется признать «устаревшими» и слова Христовы: «сей род (род бесовский) не исходит токмо молитвою и постом» (Матф. 17, 21)! Между тем мы видим теперь сколь справедливы эти слова и как прав был Преосвящ. Епископ Феофан, Вышенский Затворник, говоривший: «Можно ли думать, что где нет поста и молитвы, там уже и бес? Можно!» («Мысли на каждый день года» стр. 245). Разве не находятся в состоянии подлинного беснования современное мнимо-христианское человечество, самонадеянно отвергнувшее единственно-верное оружие против темной бесовской силы – молитву и пост? Разве не подлинное беснование все то, что делается вот уже больше 36-ти лет на нашей несчастной родине? Разве не самое настоящее беснование породило неслыханную еще в истории человечества по своим ужасам и жестокости вторую мiровую войну с ее воздушными бомбардировками, а теперь готовят еще более страшную третью мiровую войну? Кто отвергаете подвиг молитвы и поста, тот и неспособен творить ничего, кроме зла, и все его мнимое добро, если оно у него и есть, на самом деле вовсе не добро, а то же зло, потому что, по словам Христовым: «Не может древо зло плоды добры творити»: «собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы?» (Матф. 7, 18,16). «Берегитесь», говорит поэтому Христос Спаситель, «лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные» (Матф. 7, 15).

Увы! Эти лжепророки, отвергающие значение подвига молитвы и поста в христианстве, и учащие христиан не отвергаться мiра, лежащего во зле с его страстями и похотями, но любить этот мiр, вопреки ясному учению Слова Божия и Святых Отцев, глубоко внедрились в современное христианское общество и имеют уже в нем немалый успех. И это, конечно, неудивительно, ибо что может быть прельстительнее мысли о.ненужности подвига крестоношения и о легкости спасения без всяких трудов и подвигов?! Всего печальнее, что такие лжепророки умножаются теперь во всех православных поместных церквах, выдвигаются на руководящая должности и высшие церковные посты и, производя разделения и расколы в своей собственной православной среде, ратуют за «экуменическое» сближение и единение с более близкими им по духу протестантами и сектантами, причем не стыдятся даже публично делать заявления в роде того, что «для сближения с протестантами нам надо отбросить монашеский аскетизм Православия». Воочию исполняются таким образом слова великого Апостола о том, что «В последния времена отступят нецыи от здравыя веры, внемлющи духовом лестчим» (1 Тим. 4, 1).

Это уже явное отступление, явная измена св. Православию. Ибо одно дело, когда человек грешит по немощи естества своего, и затем кается, оплакивает грех свой, а совсем другое, – когда он, греша нераскаянно, тщится найти принципиальное обоснование своего греха и изобретает даже целое мiровоззрение, оправдывающее его грех. Вот это-то самое мiровоззрение, не желающее видеть в христианстве подвига крестоношения, подвига борьбы со своими страстями и похотями, все более и более дерзко поднимает свою голову. Оно увлекает многих современных слабодушных и теплохладных христиан на широкий и пространный путь – путь погибели, по словам Христовым. Оно страшнее и зловреднее древних ересей, осужденных Церковью на Вселенских Соборах, ибо лицемерно скрывает себя под «овчими одеждами» мнимо-христианской любви, и хитросплетенными льстивыми извращениями поражает ближе всего касающийся нас христианский догмат – учение о нашем спасении через последование за Христом путем крестоношения и самораспятия.

«Блюдите,» же, братие, «како опасно ходите!» ибо поистине «дние лукави суть» ныне, более, чем когда-либо прежде (Ефес. 5, 15-16). Как некогда сатана попытался использовать безкорыстные чувства Петра, чтобы отклонить Самого Господа Иисуса Христа от спасительного для людей крестового подвига (Матф. 16, 21-23), так и теперь тот же сатана пытается через далеко не безкорыстных своеумников отвлечь современных христиан от единственно-спасительного пути – подражания Подвигоположнику Христу в крестоношении и самораспятии. Наблюдая деятельность этих лжеучителей и видя плоды их трудов, мы можем с уверенностью сказать, что это несомненно – наемные слуги врагов нашей святой веры и Церкви, ставящих своей задачей извнутри разложить нашу Церковь и таким образом разрушить ее. Этого мы не боимся, ибо знаем обетование Божественного Основателя Церкви, что «врата адова не одолеют ей» (Матф. 16, 18), но за себя, за ближних своих мы должны бояться, как бы не поддаться нам сатанинскому искушению и не отпасть от единения с истинною Церковью, проповедующей единственно-спасительный путь, заповеданный нам Словом Божиим – путь крестоношения.

* * *

                                              CОБОР АРХИСТРАТИГА МИХАИЛА

                      И  ПРОЧИХ  НЕБЕСНЫХ  СИЛ  БЕСПЛОТНЫХ

                                                                                         Ольга Корчагина.

                                                                               Господь всесильною рукою

                                                                              Сначала небо сотворил

                                                                               И ангелов в подобье Божьем

                                                                              Своей Любовью наделил.

                                                                                            Как бесконечен, Сам Ты Боже,

                                                                                           Учил ты ангелов любви,

                                                                                           Свободу воли дал бесплотным-

                                                                                          Ты сам Любовь, любви ждал Ты.

                                                                             Своё Ты первое творенье

                                                                            “Зарёю утренней” назвал.

                                                                            Он был прекрасен! Возгордился

                                                                            И в бездну страшную сам пал

                                                                                         Свободу воли данной Богом

                                                                                         Себе во вред употребил.

                                                                                         Совсем забыл, что он “творенье”

                                                                                        Себя” творцом” провозгласил.

                                                                           Он ненавистью возгорелся

                                                                           И руку на Творца поднял.

                                                                          Он соблазнил себе подобных

                                                                          Драконом- сатаною стал.

                                                                                       “Кто яко Бог”- другой воскликнул:

                                                                                       “Мы будем добры пред Творцом-

                                                                                        Нельзя творить противно Богу

                                                                                        И гордость, злобу сгинем вон”!

                                                                         Тогда была война на небе

                                                                         Архистратиг и злой дракон.

                                                                         Повёл ты ангелов небесных

                                                                        На землю свержен силой он,

                                                                                       Теперь он с нами вместе бродит.

                                                                                      Он полон злобы, ревность в нём.

                                                                                      Всему плохому он нас учит-

                                                                                      Он клеветник и зависть в нём.

                                                                         И в ваши трудные минуты,

                                                                         Когда вас мучает дракон-

                                                                         К архистратигу Михаилу

                                                                        Молитесь, вам поможет он.

                                                                                      Ты Ми-ха-Илом назван Богом-

                                                                                      Служитель верен ты Ему.

                                                                                      В духовно - беспримерной силы

                                                                                      Нигде нет равному тому.

                                                                       Над девятью чинами неба

                                                                       Вождём тебя назвал Господь.

                                                                       Есть предсказанье в “Откровении”

                                                                       Защита от тебя придет.

                                                                                       Возьмешь ты древняго дракона

                                                                                       Низвергнешь в бездну ты его.

                                                                                       Большою цепью скован будет-

                                                                                      Печать положишь на него.

                                                                      Нам грешным людям неизвестно

                                                                      Когда наступит этот час.

                                                                      Пока  мы только миром просим-

                                                                      Моли ты Господа за нас.

                                                                                                        Sydney, Australia.

                                                                                                * * *

НАЦИОНАЛЬНАЯ  МОНАРХИЯ  ЗАВТРА – УТОПИЯ  ИЛИ ВЕКТОР  ГОСУДАРСТВЕННОГО  ОБНОВЛЕНИЯ

ЛАРИОНОВ ВЛАДИМИР ЕВГЕНЬЕВИЧ.

(Продолжение см. Верность № 106-107)

«Символическое»  возрождение на фоне демократического некроза государственности.

Российская Федерация, как жестко это не прозвучит, есть безусловный  политический шизофреник, что проявляется не только в актах реальной политики, в идеологической каше в голове у власть предержащих, но  глубинно и, одновременно, вполне зримо на уровне национально-государственной символики.

Мы с вами живем в политической ситуации прямо противоположной той, что существовала при Христианских Императорах и Царях.

 Святой Император Константин основал христианскую Римскую империю, в которой царская и светская власть соединены были в священной симфонии политического целого. В этом, в частности, заключается и символика двуглавого византийского орла, ставшего гербом Третьего Рима, после того, как под ударами турок пал Рим Второй – Царьград.

Мы с вами живем в так называемом демократическом государстве,  гербом которого также является двуглавый орел. Какой политической реальности может сейчас в России соответствовать данный символ. Только одной – возрожденной монархии. Никаким образом герб этот не может нести на «своих крыльях» ценности современной либеральной демократии. Это идиотизм в самом прямом медицинском смысле.

То же касается и нашего трехцветного флага. Напрасно пытаются навязать цветам триколора российского символику ей абсолютно чуждую и исторически за этой цветовой гаммой не закрепленную, по крайней мере,  у нас. Никакими «свободами, равенствами и братствами» от этих полос в русское сердце не веет, и не веяло. С таким же успехом можно серьезно утверждать, что цвета эти символизируют ценности советской молодежи семидесятых: мир, дружба, жвачка.

Замечательные мысли по поводу нашего трехцветного флага высказал в эмиграции автор «Владимирского вестника» К. Попов. В частности в номере 70 (цитирую по публикации в книге И.П. Якобия «Император Николай Второй и революция», выпущенной под редакцией С. Фомина), Попов совершенно справедливо говорит о том, что в России сложилась прискорбная ситуация с символикой флага. Если в других странах, при смене власти, династии или формации всегда менялся и флаг как главный символ власти и государства, то у нас в России бело-сине-красным флагом беззастенчиво воспользовались, сначала Временное правительство, затем вожди Белого движения, боровшиеся отнюдь не за восстановление Трона, а затем его использовали самые разные политические силы в эмиграции. Теперь же это символ современной Российской Федерации, позиционирующей себя на международной арене как классическая европейская демократия. Правомерно ли пользоваться сейчас этим флагам этой власти. Конечно,  нет.

К. Попов совершенно верно пишет: «Флаг этот не только русского народа только, а общеимперский – Российской империи…и развевался этот флаг не только на кораблях торгового флота, но и на всех правительственных учреждениях, которые ничем не торговали…Это был символ целого комплекса понятий. Это флаг Российской самодержавной монархической империи». Попов верно обвиняет в лукавстве и вождей Белого движения, взявшим как символ этот флаг.

«Ведь вопрос этот очень серьезный, гораздо более серьезный, чем принято думать: вот я, например, штабс-капитан Попов, сражаясь в рядах Белой армии под старым императорским флагом, был уверен, что сражаюсь за восстановление самодержавной монархии…И вдруг! Выиграли бы мы войну и, оказалось, что мы на своей спине провезли масонскую контрабанду: демократическую республику…В эмиграции этим флагом имеют право пользоваться лишь те политические организации, которые стремятся воссоздать Российскую империю с самодержавным монархическим строем и никто больше…Трехцветный флаг - это символ той России, которую мы потеряли, образ которой мы бережно храним в своем сердце. Эта Россия строилась на девизе: «За Веру, Царя и Отечество». Другой России не было. Была только эта. И само имя Отечества – Россия, принадлежит Православному Царству».

Напомним соотечественникам и еще один факт, который мало кто знает. Сейчас у школьников часто спрашивают, а что символизирует собой наш флаг. Никто не в состоянии ответить. Право, не знаю, что говорят ученикам их учителя. Трудность в том, что официальной интерпретации цветовой символики триколора не было до революции в России. И все же она была известна достаточно широким слоям российского общества. Святой Феофан Затворник еще в девятнадцатом веке восклицал, что Россия не погибнет,  пока не изменит своим принципам бытия: Православию, Самодержавию и Народности, выраженным в ее святом трехцветном знамени. Сказано это было про общеизвестный тогда в народе бело-сине-красный флаг, а не про черно-желто-белый, как полагают некоторые, во времена св. Феофана не имевшего вообще никакого хождения, тем более в Российской глубинке. В начале двадцатого века появилась и еще одна трактовка цветовой символики полос. Предлагалось под ними понимать официальную титулатуру Государя -  вся Великие, Малые и Белыя России, известной со времен Царя Алексея Михайловича. При таком понимании символики цвета, соответственно, «прочитывались» снизу вверх. Впрочем, это второе прочтение всей символики флага  не противоречило первому и главному.

Бело-сине-красный флаг был и останется символом русской монархии и не чем более. Что же такое соответствует символу этому в современной России, вопрос риторический. Наша символика обличает в наших правителях узурпаторов Трона Царей, а в нас с вами, сограждане, безумцев, не понимающих всего трагикомичного идиотизма  не соответствия идеала государственности, заданного символикой и действительности политической жизни современной Российской Федерации.

Как писал наш замечательный современник, мыслитель русского Зарубежья И.Н. Андрушкевич в своей работе «Макроистория»: «История – это борьба культур за свое существование, которая происходит разными путями и способами. По отношению к нашей культуре эта борьба выразилась в уничтожении обманным путем ее внешней символики и в глубокой перестройке ее государственной оболочки, с конечной целью уничтожения самой культуры и ее религиозной сердцевины. До сердцевины все же не смогли добраться, но за символикой и государственной оболочкой пострадала сильно и наша культура, как в своих духовных, так и материальных аспектах». Впрочем, как уже отмечалось нами не раз, прототипная, исходная легитимность, имеющая своим воплощением законную монархию, прикровенно существовала в России. Спрятавшись в воды озера Светлояра, она не переставала оказывать и оказывает сейчас свое потаенное влияние на ход событий в России, в том числе и в политической жизни и идеологии масс.

В первую очередь это влияние особенно отразилась на государственных символах власти.

«Государственная символика сигнализирует не только об общей принадлежности всех живущих в данный момент сограждан к одному и тому же государству, но также и об их соборной солидарности со всеми предыдущими поколениями граждан этого же государства…Государственная символика не должна подвергаться переменам, искажающим ее смысл, чтобы не разрывать связь поколений. Поэтому любые предложения о частичном сохранении традиционной символики, да еще в искаженном виде, нарушают историческую соборность и в конечном итоге являются провокационными», - писал Андрушкевич.

Вообще с нашей национально-государственной символикой происходят весьма таинственные и,  потому, примечательные, преобразования.

В данный исторический момент символика государства Российского не отвечает ни одной политической реальности, которую она, символика, ясно и емко отображает. Но чудесность ее современного вида заключается в том, что, пройдя нелегкий императорский период западных влияний на свою иконографию, символика современного герба и флага вновь вернулись к своему изначальному истинному значению и традиционной русской иконографии. В этом факте нельзя не видеть предзнаменования. Ведь все преобразования с символическим рядом, выражающим суть нашей государственности прошли вопреки воле, знаниям и пониманию сути проблемы подавляющим большинством верхнего эшелона политической власти в России. Это спонтанное возвращение к корням на уровне символики сулит такое же спонтанное, но и необходимое возвращение к национальным корням и всего нашего народа.

Рассмотрим наш триколор и его связь,  как с государственным гербом России, так и с древней русской и византийской традицией.

 Национально настроенная общественность, с тех пор как позорно отдала этот исключительно монархический символ в руки демократов, на чем свет стоит,  ругает бело-сине-красный флаг, даже не пытаясь узнать о нем правду.

Бытует совершенно ложное представление, что флаг этот, то ли Царь  Алексей Михайлович, то ли его сын Петр Великий заимствовали у Голландцев. Другие уверяют, что первый  флаг при Царе Алексее Михайловиче был не полосатым, а крестовым, т.е. синий прямой крест делил полотнище на четыре части, из которых первая и четвертая части были белого цвета, а вторая и третья – красного. Еще одна  группа людей, вообще не вдаваясь в подробности происхождения и бытования этого символа, обзывает этот флаг торговым, подразумевая его «порочную» связь с неблагородным делом – торгашеством. Ряд исследователей не любят его за «демократические» цвета времен французской революции и считают, что России подобает на цветовом уровне подчеркнуть свою связь с Византией. А Византии, не на чем серьезном не основываясь, приписывают исключительно черно-желто-белые цвета.

Именно эта расцветка появилась в середине девятнадцатого века в период либеральных реформ в России в качестве альтернативы народному бело-сине-красному флагу. Еврей немецкого происхождения, чья семья перешла в протестанство, по прибытию в Россию стал позиционировать себя как известный европейский геральдист. Фамилия этого человека была Кене. Именно с его подачи у нас появился флаг, повторяющий цвета тевтонского ордена и символически восходящий к цветовой раскладке государственного герба императорского периода. Действительно, в императорский период наш герб изменил цвета. Стали изображать черного двуглавого орла на золотом поле, полностью позаимствовав эти цвета у Австро-Венгрии, а вернее, у Священной Римской Империи германской нации. В то время бытовала версия, что именно в таком виде, в таком цветовом решении,  герб бытовал в Византии. Это совершенно неверно. Византия не знала таких цветов. Зато эти цвета с десятого века действительно символизировали Священную Римскую Империю германской нации. И если сначала у этой империи был орел одноглавый, то с пятнадцатого века гербом становится двуглавый орел. Безусловно, самого двуглавого орла европейцы заимствовали из Византии. Уже в тринадцатом веке он стал широко применяться в западноевропейской геральдике. Тогда же он стал гербом Бремена именно как черный двуглавый орел в золотом поле. Балканские страны еще раньше западноевропейцев заимствовали этот символ у Византии. Справедливо мнение, что изначально двуглавый орел не играл в Византии роль общегосударственного имперского символа. Вероятнее всего, сам этот символ имеет корни в церковной символики Византии. Не случайно двуглавый орел появляется в декорах Церквей в Болгарии Сербии и на Руси уже в двенадцатом веке. В Македонии с византийских времен принято на архиерейском коврике в храме изображать не орлеца, как у нас, а именно двуглавого орла и исключительно желтого (золотого) цвета на красном поле, как и на гербе у царственного византийского рода Палеологов. Именно красный фон для орла определял византийскую традицию. Это видно и из древних гербов Сербии и Черногории, где соответственно белый и золотой двуглавые орлы располагались на красном фоне. Именно желания наложить свою руку на не принадлежавшее им никогда византийское наследие побудило Албанию изобразить черного двуглаво орла на красном поле. Еще раз повторимся, что гербом Палеологов, последней императорской династии Византии был именно золотой орел на красном поле. Такое цветовое решение можно видеть на многочисленных фресках и иконах четырнадцатого века, где изображаются византийские императоры. Золотой орел всегда на них украшает или красные императорские сапоги, или красную подушечку под ноги императора, или изображается на красном плаще Царя. Известны иконы святых Константина и Елены четырнадцатого века и более поздние. На красном плаще у Императора Константина золотой орел, такой же орел, только на зеленом плаще, у его матери св. Елены. Позднее золотой двуглавый орел на зеленом плаще стал изображаться на иконах св. Екатерины. Заметим, что орел всегда золотого цвета. Именно такое цветовое решение этого древнего символа и было занесено на Русь. Фреска четырнадцатого столетия в храме Спаса на Ковалеве в Новгороде, изображавшая святых князей Бориса и Глеба дает нам об этом полное представление. На красном плаще Бориса был изображен золотой двуглавый орел. Точно такой же орел на зеленом плаще у св. Глеба. В восемнадцатом веке была частично утрачена фреска Киевского Софийского собора, изображавшая князя Ярослава Мудрого с семьей. По рисунку семнадцатого века ученые реконструировали облик и, главное, одеяние Ярослава Владимировича. На красном плаще, на плече, у князя видна птица желтого цвета. За счет изгиба плаща у птицы видна только одна голова. Ученые считают, что это одноглавый орел. Точно такая же фигура «одноглавой» птицы известна на утраченной фреске,  изображающей ктитора строительства -  князя Ярослава Владимировича в храме Спаса на Нередице в Новгороде. И если фреска с Ярославом Мудрым датируется одиннадцатым веком, то новгородская – концом двенадцатого. И, все же, исходя из византийских прототипов и известной фреске святых  Бориса и Глеба из Ковалевского храма, мы можем подозревать, что перед нами подражание византийским императорским одеяниям, а значит и орел должен быть двуглавый. Очень похоже, что только в угоду художественной достоверности, изображая естественные складки плаща, художник на этих фресках вынужден был изобразить только одну голову двуглавому геральдическому символу.

Очень важно цветовое решение этой гербовой фигуры на плащах князей, а именно, это всегда красный фон и золотая (желтая)  фигура птицы!

До времен Царя Алексея Михайловича, когда золотого двуглавого орла стали изображать на знаменах на белом фоне, орел всегда изображался на красном, за редким исключением. Известно седло Государя Иоанна Васильевича Грозного в Оружейной палате. На красном бархате седла золотыми и серебряными нитями вышит двуглавый орел.

 При  Царях  Федоровиче и Алексее Михайловиче Романовых предметы царского обихода, такие как парадный саадак и ряд других, всегда были выполнены с использованием дорогой красной материи и вышиты золотыми двуглавыми орлами. Известна и завеса семнадцатого столетия в Оружейной же палате, к трону Царей, на которой золотой орел вышит на белом бархатном квадрате и обрамлен красным бархатом, на котором уже, в свою очередь,  изображены гербы земель.

При первых же Романовых у нас прекрасно знали, что именно такая цветовая гамма гербовой фигуры и щита отображает древнюю византийскую традицию. Доказательством тому является замечательная икона, написанная московскими мастерами,  «Чудо в Хонях с деяниями св. Архангела Михаила»  начала семнадцатого столетия, и находящаяся в московском Кремле, в Успенском соборе. Не лишним будет напомнить, что это главный храм Русского государства и иконы в нем должны рассматриваться как целостный ансамбль,  выражавший через православную символику идею воплощенного в Русской государственности Православного Царства как земной иконы Царствия Небесного.

Так вот, в восемнадцатом клейме этой иконы изображен Архангел Михаил с миндалевидным щитом красного цвета с желтой каймой. В середине щита изображен желтый же двуглавый орел с опущенными вниз крыльями. Рядом с Архангелом коленопреклоненный византийский император с красным же щитом, на котором изображена желтая голова,  увенчанная рогами. В иных клеймах данной же иконы мы можем видеть и красные императорские стяги и условное, графическое изображение двуглавого орла на щитах воинов.

Все эти факты говорят об особом символическом значении красного и золотого цветов не только для Византии, но и для Русского Царствия. Уместно вспомнить, что ополчение Великого Устюга в 1612 году шло на освобождение Москвы от поляков под зеленым знаменем с золотым же двуглавым орлом, прямо повторяя цветовую раскладку этого символа с плаща царицы Елены  древних византийских икон, и с плаща св. Глеба, фрески храма Спаса на Ковалеве в Новгороде.

Видимо ополченцы считали себя не вправе использовать исключительно царскую прерогативу – золото-красные цвета, каковой они, в действительности, и были, что так наглядно показывают нам цвета шнуров  царских печатей на древних актах.

Красный цвет вообще играет особое место в русской символике. Надо начинать с того, что в самом нашем этнониме -  русские  уже содержится древняя индоевропейская лексема, означавшая красный цвет. Византийцы, называя наших предков русами, одновременно подразумевали, что они действительно красные, видимо, румяные. Одна из малочисленных партий ипподрома столицы Ромейской империи -  Константинополя, называлась русиями, т.е. красными, противостоя более многочисленным и главным  политическим партиям болельщиков - голубым (которые, кстати, назывались  венетами!) и зеленым. Все известные нам знамена древних русичей исключительно красного цвета. Святое для нас знамя ополчения князя Пожарского и гражданина Минина, которое было также темно красного (малинового)  цвета.

Во время геральдических баталий, разгоревшихся в России в конце ее императорского периода, в самом начале двадцатого столетия,  сторонники черно-желтых цветов герба заявляли, что цвета флага должны совпадать с цветом герба. Таковы были формальные требования новой европейской геральдической науки. Белую полосу они считали символическим изображением Георгия Победоносца с герба, изображаемого в груди двуглавого орла. Митрополит Московский Филарет Дроздов, вообще неодобрительно относившийся к черно-желто-белому флангу, в частности протестовал против такого «прочтения» белой полосы, совершенно справедливо указывая, что в Православии вообще не принято изображать святых символически, тем более, только полосой, и тем еще более, что сам цвет полосы может соотноситься только с цветом коня святого всадника. Сторонники, немецких правил построения геральдических символов, забывая, что сами эти правила устоялись лишь в девятнадцатом столетии, когда уже давно сложились все древние гербы Европы, считали, что желтый цвет щита для черного орла – это наше византийское наследство.

Считали неверно. Но более всего удивляет, какое то удивительное пренебрежение не только родными геральдическими символами, но и святынями государственности Российской со стороны всех спорщиков того да и нынешнего периодов.

С давних пор в Оружейной палате храниться Государственный щит России, который предание связывает с именем древнего русского князя Мстислава, то ли сына Мономахова, то ли Мстислава Удалого. Круглый щит этот, изобильно разукрашенный бляшками,  красного цвета. Вот главный аргумент и главный, символически и церемониально обусловленный, фундамент  того, что щитом для фигуры двуглавого орла в России должен быть не просто геральдический щит, а совершенно конкретный церемониальный красный щит Оружейной палаты. Вспомним, что церемониальные одежды царских сокольничих времен Алексея Михайловича также  носили древнюю цветовую символику Царствия – золотые двуглавые орлы на красных кафтанах.

Единственным возражением против бесспорного принятия того факта, что в Палеологовский период именно золотой двуглавый орел был гербом династии и опосредованно самой Византийской  Империи, является факт использования в качестве церковного символа в современной греческой православной церкви желтого флага с черным двуглавым орлом.

 Однако иконография самого орла на таких флагах выдает их позднее происхождение. И тут мы имеем дело, скорее всего, с обратным заимствованием, когда греки, потеряв и государственность и государственные символы, вернули их себе через посредство символики Западной Европы и Российской империи.

С восемнадцатого века заблуждение на счет того, что именно черный орел в золотом поле было символом Римской империи стало устойчивым. Не случайно, Петр Великий, меняя традиционные золото-красные цвета герба на черно-золотые заявлял претензии Третьего Рима на все Римское наследство, отнюдь не имея в виду простое заимствование цветов у Австрийского императорского дома Габсбургов. Этим же геральдическим мифом руководствовалась и греческая церковь, заявляя о своем первенстве в вопросах веры и преемственности к то же Римской императорской традиции. Истинные знания о настоящих символах и их цветовом решении древней Византии были забыты.

То, что настоящие гербовые цвета Византии были золото-красными,   мы можем убедиться, рассмотрев, кроме вышеуказанных фресок и икон, ряд других источников.

В кафедральном храме в честь Апостола Андрея в городе Патры, в Греции, рядом с ковчегом с его святой главой, стоит хоругвь, повторяющая, как это водиться, более древние образцы, вероятнее всего еще  византийского времени. На темно красном бархате изображен золотом косой «Андреевский крест». Верхнюю часть хоругви украшает золотой двуглавый орел с единой короной. Сама хоругвь и цветом и строением очень напоминает Орифламму – святое знамя французских королей, хранящуюся в соборе Сан-Дени, в Париже.

Собственно византийские знамена, каковыми они были в действительности, а не в воображении романтиков девятнадцатого века и политиков двадцатого, изображены на некоторых общедоступных документах. Например, на цветной средневековой карте Габриэля Вальсека многие земли помечены геральдическими символами той эпохи. Земли Византийской Империи помечены красными флагами с золотым двуглавым орлом!

В западноевропейской геральдической традиции известен еще один флаг, который считался военным флагом Византийской империи. Знания об этом флаге в Европу принесли крестоносцы. С тех пор он публиковался во многих европейских геральдических атласах. Флаг этот, представлял из себя полотнище, разделенной на четыре части. В первой и четвертой  четвертях на белом поле изображен прямой красный крест св. Георгия. Этот символ был усвоен, позднее, английской геральдической традицией. Вторая и третья  часть военного флага была украшена прямым золотым крестом в красном поле. В четвертях образованных крестом изображалась схематично греческая буква «В», что значило – Базилевс. Этот символ был заимствован сербской геральдикой, а буква «В» переосмыслена как «С» славянского алфавита. Таким образом,  мы видим, что красно-золотые цвета были исконной византийской цветовой гаммой, усвоенной императорской властью и ее символизировавшими. Наряду с этим использовался для царских парадных одеяний пурпурный цвет – смесь синего и темно красного. Однако обувь Царя неизменно была красного цвета, что было его особой привилегией. И комната дворца Императоров в Константинополе, где появлялись на свет наследники престола, была убрана красными тканями. Родившийся в такой комнате отпрыск царского рода назывался «порфирогенет» («краснорожденный»). Это значило, что ребенок рожден в законном браке, его отец -  царствующий Император, а он – законный наследник престола. Красно-золотые цвета обозначали высшую монархическую власть во всей Европе. У Карла Великого были, как он сам считал, «римские знамена» - полотнища красного цвета с золотыми одноглавыми орлами. Императоры Священной Римской Империи также изображали своего, уже черного, одноглавого орла, не только на желтых и белых, но и на красных знаменах. Красный цвет знамен и золотые геральдические символы и эмблемы были известны и языческой Руси. Прежде всего,  мы имеем ввиду,  традицию красных щитов и знамен русичей, а также и эмблему Рюриковичей – двузубец, который стал при Владимире Святом Трезубцем. В дальнейшем общерусской традицией стало изображать на красных знаменах золотой восьмиконечный крест, что мы видим на многочисленных древних иконах.

Итак, наш современный герб Российской федерации совершенно удивительным образом, по своему цветовому решению вернулся к древней византийской традиции и к традиции русских князей и царей, до времен Петра Великого включительно. Этот символ никогда не уходил из геральдического обихода и в имперский период. В таком цветовом решении выполнялись троны русских монархов. Орден св. Александра Невского также несет золото-красную символику древнего государственного герба. Часто и тронные залы дворцов украшались изображениями именно золотых орлов на красном поле.

Почему этот великий символ преемственности Москвы от Второго Рима – Царьграда вернулся к нам в столь далекое, от традиций русской государственности,  время?

 Все ли дело только в личных симпатиях к такому цветовому решению, а равно и в глубоких познаниях главного современного знатока геральдики России Г.В. Вилинбахова и художника, выполнившего герб современной Российской Федерации по его предложению, Е.И. Ухналева. Наверное, нет. Есть в этом символе предзнаменование перемен. Перемен таких, которые способны привести этот державный символ в соответствии с политическими реалиями России. Время покажет. Напомним и еще одну немаловажную деталь. Дело в том, что всадник, изображавшийся со времен Иоанна Грозного в груди двуглавого орла, и бывший до этого главным символом Московских Царей не был св. Георгием Победоносцем. Официально всадник этот назывался или «ездец», а позднее – «Царь на коне». Именно Царь на коне был и остается символом Москвы.

Лишь Петр Великий приказал считать геральдического всадника с герба св. Георгием Победоносцем. Однако же всадник никогда не изображался с нимбом, как это принято при иконописном изображении святых!

А что же наш бело-сине-красный флаг, о котором мы начали говорить вначале, когда эта тема отвлекла нас, по причине глубокой символической взаимосвязи герба и флага России, на проблему цветовой символики именно герба.

Во-первых, нам надо рассеять недоразумения, существующие вокруг этого флага в широких массах российской общественности. Появился этот державный символ впервые на первом корабле, построенном для больших плаваний при Царе Алексее Михайловиче. Корабль назывался «Орел»  и был заложен в 1667 году. По запросу голландского строителя судна капитана Бутлера, каков делать флаг на судне, ему было велено делать флаг с применением материи красного, белого и василькового цветов. Многие полагают, что капитан Бутлер по своему почину составил для русского корабля свой голландский флаг, только поменяв полосы местами. Флаг корабля Орел действительно был полосатым, а не крестовым, чему есть документальное подтверждение. На гравюре «Астрахань» из книги Я. Стрейса, датированной 1676 годом, есть и изображение этого корабля и его кормового флага. Флаг состоит из трех полос. Причем белая полоса в середине. Гравюра исполнена всего девять лет спустя после постройки корабля «Орел». Видимо самой гравюре предшествовал более ранний рисунок. Сложно представить, что гравер ошибся. Но даже если гравюра не точно отражает расположение полос на нашем триколоре, то, по сути, это ничего не меняет. Во-первых, флаг действительно изначально был полосатым. Во-вторых, подбор цветов на русском флаге для корабля «Орел» не имел аналогий в  международной геральдике того времени. 

Вероятно, Петр Великий и поменял полосы во флаге своего отца местами. Вопрос для чего. Может быть, для того чтобы он действительно совсем не походил на голландский, особенно издали.

 Вот что для нас имеет принципиальное значение. В те времена верхняя полоса голландского флага была не красной, а оранжевой. Это был родовой цвет штатгальтеров Оранских,  правителей Нидерландов. Этот цвет до сих пор сохранен голландцами в качестве цвета их национальных сборных в различных видах спорта. Иногда, в то время, у голландских флагов центральная белая полоса была шире верхней оранжевой и нижней синей. Капитан Бутлер, выполняя приказ по составлению флага из Москвы,  не мог самовольничать и примитивно шить на русский корабль голландский флаг. Для этого ему, по крайней мере, не хватало материи оранжевого цвета. Но и не это главное. Рисунок флага для корабля отчасти повторил рисунок голландского флага, если верит гравюре. Только вместо оранжевой полосы сверху у русского корабля, вероятно, была красная. Если бы это было не так, то получилось бы, что Бутлер,  без затей сшил голландский флаг, вопреки своей же записки на имя Царя Алексея Михайловича, где утверждал, что каждая держава должна иметь свой особый, всеми узнаваемый флаг на кораблях. Такое самовольство было немыслимо в то время. Русские не были полными профанами в вопросах государственной символики. За такие вещи капитана Бутлера могли и казнить, усмотрев,  в его геральдических опытах, попытку увести первое русское судно под голландским флагом к себе домой из под носа государевых людей. Флаг был пошит красно-бело-синим, и при Петре, вероятно, были переставлены местами полосы. Сама старинная европейская гравюра с белой полосой посередине, на изображенном флаге корабля «Орел»,  говорит о том, что наш триколор не был заимствован из Голландии. Не нес наш первый флаг «фирменного» голландского оранжевого цвета. Он изначально был красным, белым и лазоревым. В семнадцатом веке такого сочетания цветов еще не носил не один европейский фланг, включая и голландский.

Сама «полосатость»  флага тоже не есть нечто сугубо западноевропейское, а скорее наоборот, Европе католической и протестантской нечто, изначально, не свойственное. Там распространение получили флаги с символическими и геральдическими фигурами и крестовые флаги, прототипом которых был, по-видимому,  византийский же флаг св. Георгия и датский флаг «Данеброг» тринадцатого века.

Наоборот, в Польше, судя по сохранившимся гравюрам, полосатые флаги известны, по крайней мере, с шестнадцатого века. Русские миниатюры позволяют нам сделать вывод, что полосатые флаги с нашитым на них крестом известны, у нас с самого начал семнадцатого века. Никакого прямого западноевропейского влияния   в создании полосатого триколора при Алексее Михайловиче усмотреть невозможно. Флаг этот был вполне самобытен и даже более того.

Совершенно ошибочно думать, что флаг этот из военно-морского,  вскоре превратился в исключительно торговый, как об этом часто пишут, даже специалисты. Это не верно. Петр Великий использовал эти цвета на военных знаменах. До времен Анны Иоанновны офицерские шарфы в армии были тоже бело-сине-красные. И только при императрице Анне, по ее указке, стали черно-золотыми, что было сознательным подражанием немецким образцам. Что касается символа коммерческого флота, то для него Петр избрал особый гербовый флаг – на белом поле черный двуглавый орел. С 1709 года это был частный флаг торговых судов, как сам Государь изволили его описать, флаг сей сделан был: «по московскому гербу».   И не смотря на то, что таковым был и, в том числе, коммерческий символ, это не помешало Царю именно под таким флагом выиграть Полтавскую баталию. Совершенно справедливо утверждают авторы, знатоки геральдики, что коммерческие флаги во времена Петра были одновременно и общегосударственными символами. По-другому, и быть не могло. Торговля в России Петра тогда была делом государственным, а не чистой частной инициативой индивидуума.  Сняв с нашего триколора обвинения в «торгашестве», напомним, что флаг сей, освящен кровью бойцов Белого движения, движения, подвига которого для России и ее будущего, во всей полноте,  еще не оценили по достоинству современники.

В отношении этого флага можно привести и еще один интересный, по-своему символический, в некотором роде знаковый, факт. В Софийском соборе, в Киеве, о котором мы уже говорили выше,  сохранилась уникальная мозаика одиннадцатого века. Христос Вседержитель изображен в подкупольном пространстве в круглом медальоне, окольцованном десятью разноцветными ободками. Так вот ближайшие к Спасителю ободки именно: белый, синий и красный.

 Мало кто знает, что флаг сей, по крайней мере, его цветовое решение как символическое ядро, появился раньше флага корабля «Орел». Нам известно изображение цветного шитого военного русского знамени семнадцатого века. На знамени изображен св. князь Владимир с войнами. И, о чудо, один из воинов на этом шитом знамени, несет над главой, увенчанной нимбом,  князя его знамя: белый равносторонний крест в синем поле с красной каймой. Этот флажок с большого древнего знамени удивительным образом прообразовал эмблему Национальной Организации Витязей, организации русской молодежи, созданной Н.Ф. Федоровым в Зарубежье. Н.Ф. Федоров ничего не знал о древнем знамени, но его значок – почти копия флага князя Владимира, только весь рисунок вписан в ромб, а не в квадрат как на древнем знамени. Но самое главное во что. Ряд национально настроенных авторов желают видеть византийское наследие в цветовом решении черно-золото-белого флага Кене, наследия, которого в этом символе в действительности нет. Сам Кене, в брошюре для немецкой публики С.-Петербурга проговорился, что вдохновлялся при составлении рисунка флага цветовой символикой тевтонского ордена. Ничего собственно русского или византийского в этом флаге нет. Не случайно, даже особая комиссия, 1911 года, к чьей работе вообще можно предъявить массу претензий в плане игнорирования русской символической и исторической традиции, принимая черно-золото-белый флаг в качестве государственного, все же рекомендовала перевернуть его белой полосой кверху. Чтобы в таком виде флаг хотя бы соотносился с русскими военными георгиевскими цветами.

 Флаг,  утвержденный нашим последним Государем, был четко описан в указе от 11 сентября 1914 года, в котором предписывалось использовать: «…исключительно бело-сине-красный флаг и не допускать подъема…нового флага символа, содержащего в своем рисунке императорский штандарт». Напомним, что за полтора месяца до этого указа, Царь разрешил в частном быту использовать бело-сине-красные флаги с нашитым на две первые полосы квадратом желтого цвета с черным двуглавым орлом, т.е. с императорским штандартом на полосах белого и синего цветов в крыже. Очень важно, что знаменитая ныне мироточивая икона Государя Николая Александровича, написанная в Русском Зарубежье имеет кант из национальных бело-сине-красных цветов. Так вот, настоящие русские и, главное, византийские традиции, стоят за бело-сине-красным флагом. Известна раннесредневековая византийская миниатюра, изображающая коронацию Императора Феофила в 829 году. За троном Императора два сине-красно-синих флага. Флаги эти состоят из трех полос, прикрепленных к квадратному отрезку красной материи, на которой не ясно изображен какой-то символ. Синий и красные цвета императорских византийских флагов не случайны. Именно эти цвета в византийской геральдической традиции, при смешении,  давали пурпурный цвет,  усвоенный для одеяний Императора.    

Таким образом,  наш триколор, совершенно очевидно, может рассматриваться не только как русских символ, но и как символическое наследие, выраженное красным и синим цветом, заставляющие вспомнить о византийской имперской традиции.

В действительности, ничто лучше не может символизировать идею царской власти и идею России как Третьего Рима,  наш современный и, одновременно очень древний царский гербовый символ – золотой двуглавый орел на красном щите и бело-сине-красный флаг, символически отображающий священный идеал нашего национального бытия: Православие, Самодержавие, Народность.

Не настало ли время задуматься, каким образом наша политическая и повседневная жизнь могла бы быть приведена в необходимое соответствие с нашей древней священной символикой Царствия.

Мировоззренческая основа  возрождения государственного сознания.

Современность наша,  диктует нам крайнюю необходимость  выработки совершенно однозначного политического мировоззрения, которое на современном языке сможет донести до россиян важнейшую истину о том, что у нас нет своей государственности в настоящем значении этого слова. А без истинного государства народ русский, как народ сверхгосударственный, не только по дарованиям, но и по исторической своей судьбе – обречен на гибель. Новое государственное мировоззрение должно объяснить гражданам, какая собственно ценность для каждого из них содержится в том сложном, символико-мифологическом послании из прошлого, которое ныне определяется одним понятием – традиция.  Именно из традиции вырастает   национальная идеология, которая есть определенная сумма идей и норм, привычек жизни, коренящихся в религиозных представлениях народа и организующих нацию в органическое целое. Национальная идеология отличается от национальной религии тем, что является более широким, секуляризованным  понятием религиозной этики, которое включает в себя религиозные представления и нормы жизни в качестве своего смыслового ядра и дополняет их идеями и нормами, имеющими политический, социальный, культурный и хозяйственный  характер. Национальная идеология является главным смысловым языком нации. Это не язык слов и словесных конструкций, а язык более сложных, символически выраженных понятий, с утратой которых ее члены  оказываются неспособными на взаимопонимание  и разумную совместную деятельность.

Народ, утративший свою национальную идеологию, обречен на исчезновение из истории, если не осознает причины своего разрушения и не возродит те идеи и нормы,  которые способны заново сплотить его из хаотического атомарного состояния в живой организм нации.

Мы обязаны преодолеть двойственность и антагонизмы современных политических доктрин самого разного толка и представить народу нечто целое, неделимо которое только и может претендовать на звание истины.

Современная российская власть, имея сводный документ, где заключено ее кредо, как-то стыдливо, последнее время, начинает этот документ замалчивать. По крайней мере, давно не слышно, чтобы власть вдохновлялась им,  строила концепции развития,  опираясь на него. Речь идет о современной конституции. И такая стыдливость по отношению к «главному закону страны» не случайно. Не только теория, но и практика вопиют против нелепости бытования подобного свода законов в России.

Наша конституция – это обличительное свидетельство того, что доморощенные либералы не способны учиться у истории, вообще не способны к творческой умственной работе. Да и просто не могут делать выводов по причине клинической не вменяемости. Кроме всего, наша Конституция, сама по себе, вне политической оценки, есть документ полный самых причудливых нелепостей, что обличает интеллектуальную убогость ее творцов.

В политическом смысле, конституция нынешняя как бы легализует те разрушительные начала, которые погубили историческую Россию и продолжают губить ее коренные народы. Творцы конституции, серьезно или нет, не известно, полагали, что, копируя западные либеральные ценности, они принесут в Россию долгожданный прогресс. Опыт февральского бедлама 1917 года  и последних пятнадцати лет показывает, что надежды эти утопичны. Современная конституция не просто противоречит вековым основам национального бытия России, она  просто вообще отстала от жизни как таковой, и не только у нас. Она, прежде всего, не отражала, и никогда не будет отражать, действительных чаяний людей, населявших и населяющих Россию. Конституция наша совершенно не учитывает и тех изменений, которые произошли в самое последнее время в сознании нашего общества, которое, вопреки всем прогнозам резко и по настоящему правеет, становится национальным в подлинном, глубинном смысле. Защитники конституции мнят ее гарантом единства государственного тела, игнорируя тот факт, что такое единство возможно только в форме национального единения народа в едином  национально-государственном теле. Конституция исходит из того, что крушение исторической России необратимо и  гарантирует дальнейшее развоплощение государственности и самой русской идентичности. Она не в силах воспринять факт, что глубинные силы вновь просыпаются в народе и оборванные корни истории, не зримо пока, срастаются в глубине духа народного.

Парадокс – конституция современного государства служит государственному развоплощению, выхолащиванию самого понятия – государство. Нард наш, долгое время был слишком аполитичным, чтобы понять, что без выработки настоящей и насущно потребной национальной идеологии нам не выжить в двадцать первом веке, тем более, если конституция наша есть памятник заблуждений веков восемнадцатого и девятнадцатого.

Без единых для всех, ценностей не может существовать ни одна политическая общность. Этих ценностей у нас нет, кроме пустопорожнего словоблудия про давно никем не соблюдаемые права личности, которую низвели до роли винтика в современных либеральных конструкциях. Без осмысления и восприятия вековых ценностных установок, народ не в состоянии выполнять свою историческую миссию и сходит с дистанции истории. Усилия национал-патриотов за последнее десятилетие пробудить национальное сознание народа наталкивалось на глухую стену отчуждения. Народ жил «сегодняшним днем». Народ занимался хозяйственными делами и зарабатывал деньги. Людям казалось, что счастье столь близко и достижимо, стоит только еще заработать деньжат и …

Современное государство это вполне устраивало. Пока большинство народа было занято бесконечной гонкой стяжательства, не чувствуя жизненной пустоты, заполняющей вокруг всех и каждого пространство липкой субстанцией безысходности, государство, или корпорация бизнесменов по приватизации бывшего СССР, назвавшееся государством, работали на самих себя.

Постсоветский социум, лишенный государственной скрепы, вдруг оказался скопищем законченных индивидуалистов и эгоистов не в силах сплотиться даже для решения своих жизненных задач по физическому выживанию. И совсем не удивительно, что это были те же самые люди, что с детства привыкли шагать строем, куда укажет партия и государство.

 Долго так продолжаться не могло. Вдруг стало ясно, что государства у нас собственно нет. И в этот самый момент, те, кто позиционирует себя именно его главными выразителями, стали лихорадочно имитировать его наличие. Тут и патриотическая риторика. Ту и идеологический салат из Петра Великого, комиссаров в кожанках и гениальных полководцев из Сталинского гнездовья. Тут и имитация заботы о народе. Государству потребовалось заполнить образовавшуюся пустоту между ним и подданными хоть чем-то. Ему понадобилось идеологически обосновать, наконец, странную привычку своих подданных видеть в нем авторитет. Весь современный патриотизм постсоветского периода обречен. Он лжив и пуст. Он полон противоречий и недомолвок. Он не открывает народу главного, в чем его народа историческая ценность перед лицом вечности. Он не говорит, как ценности высшего порядка реализуются в плане земного бытия, которые априори реализуемы только по средством истинно государственной жизни данного народа.

Истинное, традиционное государство всегда опиралось на Алтарь и Трон. Оно питалось живительными струями энергетических потоков, идущих из этих двух таинственных источников этносоциальной самоорганизации. Монархия брала, по истине, отеческую ответственность за сохранение формы, т.е. тела и  жизни народной, оставляя индивидууму огромное социальное пространство для личной свободы и экономической самостоятельности.

 Церковь пестовала и берегла его дух. Две сферы слились воедино: отечески земное дополнялось отечески небесным и возникало то нерасторжимое единство, которое только и может быть названо государством в истинном смысле слова.

Артур Меллер Ван ден Брук, известный немецкий мыслитель тридцатых годов прошлого века, выразил эту мысль в великолепной формуле: «Трон и Алтарь гарантировали постоянство земных дел согласно надвременным установкам. И государство было их поверенным».

В государстве, как в таковом, подданные видели сосредоточения определенного этического идеала, имеющего неземное происхождение, но находящего себе символическое отображение именно в государстве традиционного типа.

В чем же причины упадка, в том числе того, что привел к краху историческую Россию. Разве идеал был ложен.

Да нет, же. Увы, но идеалу должны соответствовать и люди. Упадок и крах государственности начинается с падением одного человека, с умалением его духовных сил и волевых установок.

Дадим слово Артуру Меллеру ван ден Бруку, автору судьбоносного труда «Третья Империя», в котором он замечательно описал симптомы и протекания той болезни, которая сгубила Россию и может окончательно погубить и наш народ. «…С течением времени исходный смысл выветрился из обоих понятий (из понятий трона и алтаря, - авт.), выветрился он и из патриотизма. Эти понятия …стали привычкой, а потому утратили свое предназначение».

Понятия стали обертками муляжей в сознании масс. Вера в святость традиционных государственных институтов в народе потухла задолго до революционного взрыва страстей в 1917 году.

Потеряв веру в истинность того, что почиталась самым святым, народ утерял всякую способность к пониманию добра и зла,  и пошел, со звериным гоготанием бесконечных «безбожных» карнавалов, к своему самоуничтожению как субъекта истории.

То, что мы до сих пор живы и осознаем себя русскими, т.е. законными наследниками истории Российской, есть несомненное чудо!

Казалось бы, наша историческая миссия окончена, вернее, осталась не выполнена по причине нашей национальной несостоятельности, проявившейся в предательстве исконных начал  нашего национального бытия, нашего народного духа. И верно в Промысле Всевышнего нам отводится еще один шанс вернуться в Историю не навозом для чужих цивилизаций и культур, но национальной личностью, с осознанным предназначением и миссией..

Воскрешение монархии – консервативная утопия или революционное возрождение традиции.

Для того чтобы прояснить те позиции, на которых стоят современные православные мыслители, монархисты, и, в частности, для того, чтобы у читателей и просто интересующихся не возникло впечатление, что, когда мы говорим о монархии, речь, в основном,  идет о чем-то невразумительном, не имеющем практического политического значения для современности, мы вынуждены были рассмотреть один документ, появившийся в интернете в 2006 году.

Адрес сайта мы не будем называть по той причине, чтобы у читателя не создалось ложного впечатления, что мы переходим на личности. Ничего личного, только документ и оценка тех негативных последствий, которые он может спровоцировать.

Разбор тезисов, предложенных т.н. «правым манифестом» позволит читателю понять, что есть истинного и ложного в самой постановке вопроса о возрождении давно утраченных традиционных государственных институтов, уразуметь, утопией или реальностью самого ближайшего времени может обернуться обсуждаемая тема монархического возрождения. Важно, что после продолжительного бытования в электронной версии, документ, который мы будем разбирать, был выпущен и отдельной брошюрой.

Сам пафос документа заслуживает уважения. Люди решили привести, путем декларирования бесспорных политических тезисов, всю современную разномастную «национал-патриотику» к единому знаменателю, договориться о единых принципах, знаковых символах и о единстве ценностных установок. Манифест русских консерваторов примечателен тем, что его авторы мнят о себе как яркие представители национал-консервативного политического крыла современного патриотического лагеря. Но так ли это.

 В плане эмоций это так. В плане идейного багажа авторов – нет!

 Имеют ли, действительно, ценности и идеалы, заявленные в манифесте какое-то отношение к историческим ценностям русской нации? Местами это не совсем так, местами совсем не так. И читатель себе должен четко представлять, что,  где истина и ложь сливаются в единое месиво, там не может быть творческого акта возрождения священных начал национального бытия. К большому сожалению, мы имеем дело именно с таким идейным винегретом.

 Тщательный разбор манифеста обусловлен тем, что у нас есть  возможность, как говориться, от противного,  сформулировать те ценностные установки, которые действительно отражают традиционный политический идеал русского народа, за который он может и имеет право вступать в политическую борьбу единым фронтом.

Жаль авторов и подписантов документа, которые будучи, без сомнения, искренними патриотами, не нашли в себе силы тщательней проработать тезисы манифеста, чтобы не подставляться под убийственную критику наших оппонентов. Предвосхищая их рвение, возьмем на себя обязанность покритиковать соратников, тем более, что эта критика поможет читателю лучше понять те мысли, и исповедуемые нами идеалы, которые ему будут предложены в нижеследующих главах книги.

После прочтения манифеста русских консерваторов, в том виде, в котором он представлен на интернетовском сайте, создается впечатление, что его авторы не совсем верно представляли себе коренную суть той позиции, адептами которой они себя заявили.

Называя себя консерваторами и, очевидно, желая указать общественности на необходимость серьезной альтернативы либеральной идеологии, авторы манифеста продемонстрировали, что, несмотря на весь государственнический пафос, и чрезмерное использование таких терминов как «священный», «традиция», логика их «императивов», понятий и установок, да и весь терминологический аппарат, не выходят за пределы границ все тех же либеральных фетишей.

Трудно избавится от впечатления, что авторы «манифеста» хотели понравиться всем и всякому, поэтому не сформулировали последовательной, хотя бы консервативной, позиции, а наоборот, предложили некий экзотический салат из либеральных, коммунистических и право-консервативных лозунгов, будто бы, и не подозревая, что современные, стоящие у руля власти, неолибералы стремятся преодолеть свой совершенно очевидный мировоззренческий кризис такой же точно мешаниной из рыночных утопий и пафосного патриотизма.

Кушанье подобного рода готовится легко. Ведь и консерватизм, и либерализм, и фашизм, и коммунизм – есть лишь следствия или  реакция на тотальный «прогрессизм». Это лишь различные проявления, манифестации наступающего антитрадиционализма.

Различия вышеуказанных проявлений ярки, но поверхностны, а глубинная суть, как и происхождение, едино.

Так что же нам предлагают? Некий акт политической правды, или приглашение к участию в коммунальных склоках претендентов на очередную партию у власти, занимающую по указке  сверху, заботливо  приготовленную политическую лузу.

Будем исходить из того, что авторы «манифеста» взялись за написание его из лучших побуждений, и путаница в их головах не имеет под собой ничего нечестного, никакой игры.

Поэтому попробуем с позиций тех «граждан»  России, которые действительно «объединены традициями», к кому, собственно, и обращен данный документ,  тщательно, «по косточкам», разобрать этот «манифест».

Прежде всего, вызывает категорическое возражение – непродуманное использование понятия «консерватизм».

Данный термин из английского политического словаря изначально, и всегда в дальнейшем,  определял политическую группу лиц, которая видела благо социума в твердом охранительстве тех институтов, политических и экономических, которые были в наличие на данный момент и являли собой некие законченные формы, имеющие долгую или не очень историю развития.

И здесь мы должны четко осознать, что на разных отрезках европейской истории консерватизм и традиционные ценности не всегда совпадали. Вернее, чем ближе к нашему времени, тем этих совпадений меньше.

Уже буржуазный консерватизм ратовал за сохранение таких порядков, которые далеко не согласовывались с традиционными институтами старой Европы.

Особенности буржуазного консерватизма были и в России. Тут они в еще меньшей степени соотносились с русскими традиционными духовными и государственными ценностями и идеалами. «Охранительство»  добуржуазного периода Тихомирова, Леонтьева, Победоносцева и буржуазное, с определенной долей условности, «охранительство», Львова, Керенского и Гучкова есть вещи принципиально разные. Консерватизм Леонида  Брежнева и Егора Лигачева вообще прямо противоречил духовным основам российской государственности. Так что же хотят законсервировать сегодняшние консерваторы? Есть ценности в нашей современной жизни которые требуют бережного сохранения через консервирование или нет, вопрос серьезный.

Фраза авторов «манифеста» о том, что традиции формируют консервативные ценности по сути не корректна. Определенная иерархия ценностей уже и есть то, что подразумевается под традицией.  Консервативные ценности могут опираться на традицию, а могут и противоречить ей, в общем, и в частностях. Например,  исторически известные нам европейские консерваторы XX века никак не могут почитаться охранителями некоей древней духовной традиции матушки Европы. Наоборот, по отношению к ней они были революционерами.

Политический консерватизм в России вообще не существовал. Была яркая консервативная политическая мысль: те же  Леонтьев, Катков, Победоносцев, но политической организационной силы классического консервативного толка в России не было. Не считать же таковыми «октябристов», в самом деле.

Консерватизм – это далеко не открытость,  при устойчивости, перед чужими влияниями, как утверждают авторы «манифеста». Консерватизм – это максимальная, по возможности закрытость, в первую очередь, от влияний внутреннего, зачастую вполне объективного, характера. Консерватизм – это глухая защита того, кто надеется в защитной стойке переждать напор противника и сломить его в затяжной схватке. Отдадим должное честности Победоносцева, который не пытался выдать консерватизм за этакого «тяни-толкая», вроде как мы за все хорошее, но против всего плохого, а честно призывал Россию подморозить, предчувствуя, что теплый ветер перемен, пусть он теплый и нежный, с прекрасными ароматами надежды на лучшее, сметет Россию без остатка.

Надежда на то, что все «прошлое» можно оставить как есть, и на то, что «прошлое» можно «заново осознать и улучшить» за счет новых идей, новых веяний, что эти новые идеи и веяния можно контролировать и распоряжаться ими, выбирая из них «все хорошее», отбраковывая все плохое, - надежда напрасная, иллюзия смертельная.

Новое надвигается единым девятым валом, где нельзя сразу и понять что приемлемо, а что нет. Кроме того, этот вал нового всегда гомогенен. Его невозможно членить. Он или сметает старое, или разбивается об это старое. Компромиссы, на которые мне могут указать в истории, всегда носили лишь временный характер. И компромиссы эти были всегда не в пользу консерваторов. Как только революция набирала достаточную силу, она сметала остатки прошлого, или в лучшем случае, совершалась подмена, когда над отжившим свой век политическим организмом или институтом оставалась одна вывеска,  без всякого реального содержания. Примером могут служить все современные  европейские монархии.

Неуместное использование термина «консерватизм» всегда будет загонять нас в логические ловушки.

«Консерватизм – это верность себе», - утверждают авторы «манифеста».

Консерватизм европейский – это, конечно, в определенном смысле, верность себе. Как и верностью, себе,  является сатанинская вера первых большевиков изуверов в свое «правое дело».

Но вот верности историческим идеалам нации и ее духовным ценностям консерватизм, по определению, не обеспечивает, чему примером могут служить консерваторы Европы всего XX века, предпочитающие охранять хлам материального благополучия и не рисковать ничем ради Святых Истин.

Так что, национальные интересы народа на данном историческом этапе и консерватизм правящего класса вещи далеко не всегда тождественные. Консерватизм не всегда национален!

Поэтому любые разговоры о политической платформе консервативного характера для объединения русского патриотического лагеря могут быть политологически корректными, только если делается попытка реанимации недавнего прошлого в обертке национал-большевизма. Думается, авторы «манифеста»  как раз этого то  и не желают.

Видимо, осознавая свои натяжки,  в определении консерватизма как некой панацеи национального спасения, авторы «манифеста» пытаются спрятаться за софизмы о том, что «консерватизм – это любовь к историческому облику», а «будущее – есть улучшенное прошлое».

Любой здравомыслящий человек сразу спросит авторов манифеста, какое конкретно прошлое нужно улучшить, чтобы вышло непременно светлое будущее. К какому конкретно историческому облику мы должны испытывать трепетную любовь, кем мы хотим быть завтра: комиссарами в пыльных шлемах, Павловскими гвардейцами с косами из пакли, стрельцами царевны Софьи или ушкуйниками. Хотелось бы уточнений.

Кстати, у современно либерализма в России тоже появилась тяга к «историческим обликам», т.е. историческому маскараду. Тут вам и приемы в Константиновском дворце под Питером. Тут вам и гвардейцы кремлевского полка в мундирах XIX века. Тут вам, нати-с, и   дворянские собрания в столицах и по уездным городам.

А ведь ни для кого не тайна, что либерализму противостоит не консерватизм, а то, что называют традиционализмом, хотя и это понятие, по необходимости, заимствовано из западноевропейской историософской мысли, и, увы, оно тоже  не способно описать всю полноту духовного и исторического опыта России.

Традиционализм тем и отличается и от либерализма и от консерватизма, и социал-демократии, и коммунизма, и фашизма, и глобализма, и фундаментализма, и, главное, от атеизма, религиозного индифферентизма, что имеет своим сокровищем и духоносным центром не ценности прошлых эпох и не ценности новые, «общечеловеческие», а ценности горние, ценности вечные. Он не просто признает «творческую силу своего народа», но и всегда, каким бы светским ни было общество, помогает видеть действие Силы вышней, Воли священной в делах повседневности, силы, определяющей как прошлое народа, так и его будущее.

Так что, если мы не хотим лукавить и претворяться, не хотим быть марионетками в чужой большой игре, то необходимо определяться, на какой стороне баррикад мы желаем оказаться в идеологическом противостоянии.

Только через это мы сможем  поставить верный диагноз болезни  нашего общества, предложить пути выхода и найти или, скорее, сформировать те силы, на которые мы сможем опереться.

Авторы «манифеста» обращаются к «патриотическим силам» с призывом «отложить споры о приоритетах и частностях» и объединяться. Дескать,  и так «большинство граждан России объединены традициями».

Но под традициями не стоит понимать походы в баню с друзьями под Новый год. Необходимо всецело опереться на ту систему государственной, политической, хозяйственной, культурной, семейной деятельности человека и человеческих коллективов, систему, органически вырастающей из коренных основ народной жизни, систему, которая не просто прослеживается в продолжительном историческом периоде России, но дающую поразительные исторические примеры реализации духовных и нравственных ценностей, нашедших свое оформленное воплощение в религиозной системе данного общества, в православной вере русского народа. В ней должно обнаруживать константу поведенческих мотиваций этноса во всех сферах жизнедеятельности. В этом и есть традиционная точка зрения правой политической системы ценностей.

Хочется спросить авторов «манифеста» и подписавшихся под документом лиц, какие именно «традиции» они имеют в виду, и с кем именно на их основе можно объединяться.

«Большинство граждан» России давным-давно не только не объединены никакими традиционными связями, кроме застолий по бывшим советским праздникам, но и вообще не знают никаких истинных традиций, кроме хождения на кладбище с крашеными яйцами в Пасху, когда ничтожное меньшинство народа, имеющее хоть малейшее понятие о действительной традиции, стоит на праздничной службе в Церкви.

В России не осталось ни одного традиционного института, за исключением семьи и Церкви.

Сразу оговоримся, что и семья, как она понимается современным российским законодательством, и Московская патриархия давно не являются всецело традиционными институтами. Их состояние сегодняшнего дня можно назвать чрезвычайно болезненным. Семья стала у нас и в Европе, куда мы стремимся, лишь договорным союзом сексуального партнерства, с экономической самостийностью супругов и их исключительно индивидуальной связью с обществом и законами государства. Где уж тут говорить о традиционной семье как неделимой первичной ячейке традиционного социума, о православной семейной «малой церкви».

Много вопросов и с легитимной преемственностью РПЦ по отношению к Поместной Русской Православной Церкви Императорского периода. В определенном смысле мы можем говорить о параномии существования нынешних Церковных институтов в России и в русском Зарубежье (имеется в виду Московская патриархия и Зарубежный синод).

Это состояние параномии усугубляется законодательным отделением Церкви от государства, что вообще не мыслимо для традиционного общества, построенного на истинной церковности народа и христианских идеалах жизни.

Быть может авторы манифеста согласны с современным публицистом С.Ф. Кара-Мурзой,  и считают СССР классическим государством традиционного типа?

Безусловно, в СССР некоторые функциональные общественные институты были построены в некотором подобии с традиционными институтами старой Европы. Переход маленького человечка из детского состояния в юношеское осуществлялся в школе путем принятия октябренка в пионеры,  переход из юношеского состояния в состояние полноправного члена общества хотя и был связан с получением паспорта, но предварялся, для многих,  приемом в комсомольцы. Во всем этом не сложно усмотреть симуляцию «традиционного посвящения», когда человек, пройдя определенные испытания, обретал через ритуал новое качество в рамках традиционного социума.

Вспомним, что были созданы профессиональные союзы писателей, художников и т.д, с попыткой возродить в новых социалистических условиях некую феодальную цеховую этику. Была и попытка моделировать новые сословия путем поощрения наследственности в профессии. Все мы помним время, когда прославлялись потомственные сталевары, врачи, военные. А чего стоит закрепление спортивных обществ типа ЦСКА, Спартак или Динамо за определенными профессиональными институтами. ЦСКА – за армией, Динамо – за МВД, Спартак за профсоюзом пищевиков и т.п. Как тут не вспомнить Византию с ее партиями болельщиков сходившихся на ипподром Константинополя, когда аристократы «синие» болели за одних наездников, а мещане «зеленые» за других, а потом и те и те били «красных», не подумайте, что коммунистов,  вообще непонятно за кого болевших и на чьей стороне бывших.

Опять же, не трудно увидеть в таком членении болельщицкой массы в СССР попытку, каким то образом, расслоить общество на псевдо сословные группы, симулировать традиционные сословные сообщества, для придания устойчивости всему государственному зданию Союза, очевидно страдавшего от тотальной унификации всех и всего.

 Однако, даже поборников «советского традиционализма» нужно огорчить. Уже и от этих институтов не осталось камня на камне. Ведь не считать же таковым, например, современную российскую армию – некое учреждение на голодном пайке, где служат за возможность получить крышу над головой в необозримом будущем. Или быть может кто-то возьмется утверждать, что современные болельщики футбольных клубов реально отождествляют себя и свой выбор с собственной профессиональной принадлежностью? Или, кому-то кажется, что Союз писателей России не есть угасающая тень недавнего Советского прошлого? А где мы можем обнаружить следы псевдопосвящений? Только в армии, когда «деды» издеваются над «молодыми».

Главный вопрос современности, кто из нынешних патриотов откликнется на призыв к восстановлению «полноты исторической государственности», понимая, что такая полнота государственности России без полноты воцерковления народа, без симфонии государства и Церкви невозможна?

Народ русский вошел в Церковь не племенами, а всецело государственно, по указу великого князя Владимира. И государство наше стало внешней оградой Поместной Церкви. Разделить Церковь и государство в России, значит разорвать традиционное единство, лишив государство священной санкции на историческое бытие, а Церковь поставить перед угрозой потери своей «неотмирности», инаковости по отношению к человеческим учреждениям, перед угрозой подчинения земным институтам власти, перед угрозой превращения ее в суррогат «нравственной полиции» при минимизации возможностей как-то действительно влиять на ситуацию,  даже в рамках  этих обязанностей.

Вообще говоря, этот «манифест неоконсерваторов», названный «императивами национального единения»  начинается с прямо неверного посыла: «Призываем все патриотические силы России, отложив споры о приоритетах и частностях, объединиться на основе этих императивов в национально-консервативный союз, создать силу, способную восстановить полноту исторической государственности».

Последняя фраза тезиса мобилизует прочитавшего, ринуться на восстановление «полноты исторической государственности». То есть, подразумевается, что в неполном виде мы ее уже имеем. Полный абсурд.

Никогда прежде наше общество не было столь далеко от традиционной исторической русской государственности. Ее у нас просто нет, ни полной,  ни тощей. Не полноту ее надо восстанавливать, откармливая современный историческую бюрократический строй, а вообще воскресать из небытия эту самую государственность в России.

Более того, совершенно не понятно, как авторы «манифеста», сподобились дойти до императивов возрождения, отложив споры о приоритетах. Разумеется, без приоритетов, или главных векторов политического осмысления реальности и перспектив развития, программного документа не получится.

Споры о «приоритетах и ценностях», господа создатели объединительного «манифеста»,  нельзя откладывать. Необходимо начинать именно с них. А если эти споры отложить, то «частностью» всегда, без исключений, оказывается, в конце концов,  сам Господь Бог.

Конечно, патриотам необходимо объединяться. И не нужно отвергать ни тех, кто называет себя коммунистами, или «медведями», ни как-нибудь еще. В условиях, когда на политическом поле нет ни одной силы, которая бы отстаивала традиционалистскую позицию, политически активные люди, близкие по взглядам, реализуют себя, где могут, даже среди маргиналов от политики. Или вообще устраняются от любой политической активности.

Понимая, что в России императив объединения здоровых политических сил может быть только один – христианский, рассмотрим теперь «императивы национального возрождения» каждый в отдельности, по тезисам и дадим на каждую из идеологических максим «манифеста» пояснительный комментарий.

Тезис: «Ближайшие годы России – это годы общенациональных свершений. Большинство граждан, готовых и дальше делить со своей Родиной ее исторический путь, объединены традициями, формирующими консервативные ценности. Консерватизм – это верность себе, своему историческому и духовному пути, способность, сохраняя открытость, не поддаваться чужим влияниям. Будущее есть заново осознанное и улучшенное Прошлое. Движение общества в сторону консерватизма – залог успешности Русского прорыва в будущее. Консерватизм всегда национален: национальный консерватизм – это, прежде всего, любовь к историческому облику и признание творческой силы своего народа».

Комментарий: Про ближайшие годы свершений сказано сильно, но, совершенно определенно в состоянии транса, на медиумическом сеансе у экстрасенса. Манифест не должен начинаться с заклинаний. Это, даже не попытка футуристического прогноза, а прямо заклинание стихий.

На других, очень спорных утверждениях, мы остановимся ниже, в заключительной части главы. Определенной части  этих постулатов мы уже касались в начале.

Тезис «Россия играет ключевую роль в мировой истории. Государство, веками обеспечивавшее справедливый мировой порядок, имеет свой самостоятельный геополитический проект: это Восточно-Христианская цивилизация. Вписывание России в рамки иных геополитических образований неприемлемо».

Комментарий: Россия, конечно, играет роль в мировой истории, но, строго говоря, речь должна идти в первую очередь о русском народе. В Священном Писании неоднократно указывается, что субъектом Священной Истории, а другой, с позиций христианства и быть не может, выступает именно народ, с коллективной «вменяемостью», о чем можно судить, хотя бы из того факта, что именно народы предстанут на Суд перед Престолом Всевышнего! Далее следует совершенно нелепая фраза о том, что наше государство веками обеспечивала справедливый мировой порядок. Это не верно, по сути, и в частностях. Миропорядок вообще находится в деснице Божией. Государство может и обязано воспроизводить «Божие установления» только на подвластной территории. Само словосочетание «мировой порядок» есть отвратительный политологический жаргон последних времен, когда понятие об истинном порядке вещей человечеством в целом было безвозвратно потеряно. Воспроизводить это жаргонное словосочетание в документе русских правых политиков весьма неумно. Далее совершенно странная фраза о том, что государство имеет свой геополитический проект. О чем речь? Государство традиционного типа имеет задачи и Задачу, но не строит проектов. Задача христианского государства задана «сверху». Здесь государство есть объект внешнего сакрального воздействия. Если у государства возникают свои проекты, то это уже  не государство в традиционном понимании этого слова. Безусловно, у любого традиционного государства могут возникать определенные политические планы, вызревать и меняться политические приоритеты, но все это существует в рамках единой задачи. Для России – это быть внешней оградой Вселенской Православной Церкви. Когда авторы манифеста пишут о том, что у государства Российского был исторический геополитический проект построения и охраны особой Восточно-Христианской цивилизации, то это означает только то, что, прочитав книги Тойнби, они не удосужились ознакомиться с русской историей. Само словосочетание Восточно-Христианская цивилизация звучит чудовищно. До Тойнби такого интеллектуального выверта никто не знал, тем более на Руси. Была книга Данилевского «Россия и Европа», где автор смоделировал теорию о некой новой славянской цивилизации, идущей на смену романо-германскому миру. Но эта теория, к сожалению, опиралась на политические миражи позднего панславизма, а не на реалии истории. Даже и сам романо-германский мир, как он виделся Данилевскому и Тойнби есть не продукт длительной истории, а лишь плод, возможно «внебрачный», эпохи Возрождения. Традиционно и в Европе и в России мы воспринимали друг друга как единую христианскую ойкумену. Весь вопрос был только в том, кто представляет истинную Церковь, за кем право первородства, за Римским престолом, или за православными патриархами. Для России, ее, если угодно геополитическим проектом, сверх-заданием, было государственное охранение истинной Церкви, современным политическим «новоязом» – истинной христианской цивилизации, которая может быть только одна, как Истина, и не распадаться по территориальному признаку (не абсурд ли?) на Восток и Запад. Замечательно писал об этом Хомяков, о чем авторам манифеста нужно было бы  знать. Помилуй Бог, не странно ли читать, что у России есть некий проект, который прописал для нее английский мыслитель Тойнби в своих недавних книгах. А до него то, мы как жили?

 Истинная образованность состоит в неразрывной связи индивидуума со своим национальным интеллектуальным богатством, а не с поверхностной начитанностью книгами западноевропейских умников, давно утерявших способность к постижению истинной истории как священного процесса. В древней формулировке «Москва – Третий Рим» мы обязаны видеть, если не полные идиоты, не Восточно-Христианский проект, а исключительно – Пан христианский, не нами для себя выбранный, но данный нам как задание Творцом всего сущего!

Тезис: «Русская нация несет ответственность за судьбу Российского государства. Волей истории она оказалась разделенной. Убывание населения создает угрозу государственности. Исходя из этого, демографический рост – норма общественной жизни, а преодоление раздробленности русской нации – самая насущная задача».

Комментарий:  Хорошо было бы указать, перед кем и чем несем мы ответственность за Государство и его судьбу. Перед предками, будущими поколениями, перед инородцами, перед мировой тусовкой. А может быть, и, прежде всего, перед Богом!? Давайте определимся.

Затем, я не стал бы демонизировать историю в целом и наваливать на нее, бедную, всю ответственность за то, что нас, по нашей же вине, разделили.

Далее, совершенно необходимо указать, что не простой демографический спад, а именно и только изменение структуры населения, когда катастрофически сокращается его творческое государственное ядро, имеет для нас первостепенное значение! После этого, странно звучит фраза о том, что демографический рост – норма общественной жизни. Это когда же он стал у нас нормой, и как его вообще нормировать. Вот загадка загадок! Но самое страшное, что и демографический всплеск, если такой, паче чаяний случиться, может не только не привести к стабильности и процветанию, но при существующей системе общенародно разделяемых ценностей материального благополучия, вообще разрушить до основания все то, что хотя бы еще по виду, является государственной системой. Нужно для себя четко понять, что же есть правильное отношение традиционного политика на демографическую ситуацию в России. Простое стремление,  во что бы то ни стало, предотвратить убывание демографической массы есть явное свидетельства интеллектуальной зависимости авторов манифеста от либеральных оценок,  для которых характерно количественное отношении к проблеме, когда демографическая масса имеет четкую корреляцию с массой налоговых сборов и только.

Тезис: «Русский народ, создавший и защитивший на протяжении столетий Российскую государственность, в силу этого имеет первенство чести в семье братских народов России, где неприемлемы проявления ксенофобии, шовинизма, расизма».

Комментарий: Позволю себе некоторую слабость, и не постесняюсь показаться суеверным. Боюсь, что термины,  взятые из словаря современных правозащитников и либералов, сами по себе уже и провоцируют вышеуказанные эксцессы. Если же говорить серьезно, то эти аморальные проявления есть законный продукт распада традиционного государства и традиционных национальных сообществ. Уж, коли мы хотим возродить традиционную государственность, давайте избегать ловушек, расставленных нашими врагами. В Русском имперском государстве станут невозможны вражда и нетерпимость между братским народам единой имперской отчизны. Вот и весь сказ по этому вопросу, и не надо гальванизировать страшилищ, созданных в больном сознании либералов, и давшим этим призракам вполне реальную материальную жизнь. Давайте укажем виновников подобных эксцессов и заверим, что с устранением их с политической арены, уйдут и эти страшные проявления.

Теперь, позволим себе комментарий и по поводу первенства чести. Фраза эта, понимаю что невольно, задевает чувства всех народов, населявших и населяющих Россию. Наверное, сейчас самое неподходящее время, чтобы мерятся честью. Приоритет национальной чести – субстанция столь хрупкая, что ей не надо так грубо помахивать перед носом не меньше нашего задвинутых на понятиях мужской чести мусульманских народов. Вспомним, что в традиционном Имперском государстве, вообще не мог ставиться вопрос о чести того или иного народа. Сословия – возможно. Но честь -  понятие, которое в традиционном обществе, закреплялась за индивидуумом, и  определялась всегда только его службой. «Моя честь – моя верность», -  вот девиз человека традиционного общества. И верность, прежде всего, священным, фундаментальным ценностям коллектива, выраженным в том или ином институте власти. Не будем, до поры вообще политизировать понятие чести, учитывая, что традиционный человек, живший в отличие от нас, в бытии как в священной реальности, а не в нашем  профаническом, сугубо  рационализированном мире, имел о чести более высокие понятия, чем  современность. Если авторы хотели подчеркнуть определенные приоритетные позиции, которыми должен обладать русский народ, то из бесспорных,  есть одна – это государство создано великорусами,  и без их лидирующей роли в деле государственного строительства оно обречено на гибель, что, в свою очередь,  принесет столько горя и страдания всем народам России, что не дай Бог. Скрепя зубами, факт этот признают все, так как это действительно факт, а не благое пожелание.

Тезис: «Православная Церковь – средоточие истории России, центр духовной и общественной жизни нации. Традиционные российские конфессии, не являются альтернативой Православию. Именно православие обеспечивает преемственность различных периодов Российской государственности – от святого Владимира до наших дней».

Комментарий: Первая фраза – некорректна. Церковь является сосредоточением всей мировой истории, ее духовным и смысловым центром, а не только России. Центром духовной и общественной жизни нации лучше назвать Православную  веру. Фраза о традиционных российских конфессиях тоже не самое гениальное изобретение последних лет политологической мысли в России. Лучше говорить о традиционных конфессиях народов России. Тогда и фраза о центральном месте Православия как нерва русской государственности будет более обоснованной. Россию строил православный народ и именно православная вера является единственной традиционной конфессией России как государства! Затем, не стоило говорить о том, что только Православие обеспечивало преемственность периодов русского государства. Государство у нас создано до принятия Православия и обеспечивалась его преемственность по линии единой династии, что продолжалось и после принятия христианства. Наверное, это все-таки не функция Православия – обеспечивать преемственность власти, или далеко не главная функция.

Тезис: «Народное Благо и Народная Воля – два неразрывно связанных между собой священных принципа. Развитие народа прочно только тогда, когда идет самостоятельно и свободно, когда каждая идея,  имеющая возможность воплотиться в жизнь проходит через сознание и волю народа».

Комментарий: Заглавный девиз украсил бы начало любой либерально-демократической конституции. Этот лозунг не постесняются выбить над фасадом масонской ложи любого обряда и послушания. Это кто же додумался объявить химеры раннего русского, и не только,  либерализма:  «Народное Благо» и «Народную Волю» - священными принципами. Это, что правый манифест или якобинская листовка. На что же опирается их «освященность». Кто освятил эти принципы разрушения традиционной исторической русской государственности. Может быть кровь Императора Александра Второго? 

Надо выразится предельно четко: что есть благо для народа, сам народ как совокупность индивидуумов понять и сформулировать не может и никогда не мог, по простой причине, что не обладал и по природе своей никогда не может обладать единой волей. Это примитивная либеральная демагогия XIX века. Объявление этих химер священными в правом манифесте – верх безрассудства и крайний антитрадиционализм. Составители манифеста видимо забыли, как через «сознание и волю» народа ему, этому народу, навязывались и навязываются антинациональные проекты нашей властью.

Тезис: «Государство Российское – это социально-представительное государство с сильной и преемственной Верховной властью. Власть священна для каждого и всецело ответственна за каждого. Власть не привилегия и не инструмент обогащения. Это служение не за страх, а за совесть».

Комментарий: Традиционалистская мысль, консервативная, если угодно, давно и четко выразилась, что власть государственная в традиционном понимании – это уже сила. Истинная власть несильной быть не может. В этом случае, она не власть вовсе. В правом манифесте такие вещи хорошо бы учитывать.  Тем более это верно для власти преемственной, не смотря,  каким образом эта преемственность легитимизируется.

Священной власть для каждого может быть только в том случае, если она освящается Свыше. И в таком случае, она действительно несет ответственность за каждого, ответственность перед Богом. В противном случае, светская власть современного образца, в принципе не несет не пред кем ответственности, так как не является преемственной и не имеет Высшей санкции и священного права.

 Совершенно непонятна фраза о социально-представительном государстве. Это что, пожелание или констатация свершившегося факта. Если государство сословно-представительное, то это можно понять так, что каждое сословие, через представительные органы власти или местного самоуправления имеют возможность оказывать влияние, если не на политику государства в целом, то на политику в социальной сфере. Но  истинных сословий в Росси давно нет.

Социально-представительное государство, в переводе на русский язык – есть общественно-представительное государство, где никак не структурированная общественность оказывается совладельцем властных прав с сильной и преемственной властью. Все это словоблудие удивительно точно описывает современный властный расклад в РФ, безумно далекий от любых традиционно-консервативных форм государственности. И это мы называем консервативным манифестом? Караул!!!

Тезис: «Армия и флот – главные союзники России в окружающем ее мире. Пропагандистские компании, подрывающие безопасность страны, неприемлемы».

Комментарий: Единственный пункт, который не вызывает возражений по существу. Но сам документ таков, что трудно отказаться от желания и здесь хихикнуть. Дело в том, что когда Император Александр III произносил эту замечательную формулировку про армию и флот, в России не было как отдельного рода войск авиации. Сейчас она есть, и я хотел бы узнать у составителей манифеста, авиация за нас или против?

Далее следует заключение манифеста.

Тезис: «Консервативные ценности – предмет согласия государства, общества, Русской Православной Церкви и традиционных конфессий. Русский консерватизм сегодня – это единственная идеология, способная сохранить суверенитет страны. Русские – народ священной истории. Русский человек не возник из ни откуда и не исчезнет в никуда: он живет в истории и в традиции с ее границей и иерархией».

Комментарий: Ну, во-первых, традиционные ценности фундаментальны и имеют своим источником для нас русских – Писание и Предание нашей Святой Церкви. Предметом никакого договора между, государством, обществом и шаманами традиционных конфессий российских малых народов они в принципе быть не могут. Это чушь собачья. Заметим, очень характерно в этой фразе масонское разделение государства и общества. Пикантная подробность для правого манифеста. Для традиционного государства это нонсенс. В нем  общество – есть живая ткань государства.

Русское государство всегда охватывало все общество целиком.

Вне государственных границ у нас никакого общества никогда не возникало. Все были на службе у Государя и у государства. Такое положение вещей сложилось потому, что само государство у нас органически вырастало из рода, из племени и союза родственных племен, завершившись самодержавным Царством.  У нас не было завоеваний извне, когда завоеватели и завоеванные, после долгой социальной и политической борьбы разграничивали сферу полномочий и компетенций, что и привело в феодальной Европе к разделению общества, в лице корпораций и собственно государства, в лице элиты, зачастую – потомков завоевателей.

Над авторами проекта явно довлел авторитет Руссо с его фантазиями относительно общественного договора в деле созидания государства, которое в свое традиционной основе само по себе относится к фундаментальным ценностям. Фраза о том, что русский человек живет в границах традиции с ее иерархией,  для современного положения вещей есть ложь. А то, что мы живем в границах истории, есть несомненная истина, впрочем, подчиненная тому непреложному факту, что мы все живем в границах жизни.

 В общем,  и целом, этот манифест -  подарок для Жванецкого и Задорнова, которые, с удовольствием,  сделают из этого документа доходную хохму.

Постоянное использование авторами «манифеста» понятий из современного либерального политического словаря совершенно неуместны и не объяснимы для их консервативной позиции. Стоит ли, вслед за либералами, прибегать к пустословию про угрозы фашизма, фундаментализма, терроризма, расизма, которые не имеют в современном обществе ничего, что можно было бы назвать их реальным, а не массмедийным  проявлением. Речь же не может идти о провокациях СМИ, которые сначала конструируют виртуальный фашизм и расизм, а потом с ними борются. Эта борьба с ветряными мельницами есть необходимое условие существования современной либеральной системы. Псевдо манифестация этих явлений и виртуальная борьба с ними придает устойчивость данной системе, и только. Не смея определить политических соперников вне государственных границ, где, по определению классического неолиберализма обитают только экономические конкуренты, система ищет врагов или внутри себя, или вообще изобретает их. Дело в том, что оппозиция «свой-чужой» необходима для устойчивости любой политической системе, хотя бы как универсальное средство для сбрасывания ненужного напряжения в нужном направлении, с предсказуемыми последствиями. Вопрос этот многопланов и тщательно изучен философией нового времени. Нам достаточно сейчас просто констатировать данный факт.

Современное либеральное общество, исчерпав возможность демонизации внешних политических противников (Иран и КНДР, вооруженные ядерным оружием – последняя возможность для этого), ищет врагов внутри своей системы. Тут вам и безликий,  принципиально внеконфессиональный и интернациональный терроризм, с непонятной внутренней мотивацией для обычного человека, своей террористической активности, и злобные фашисты, расисты и ксенофобы, чьи жертвы исчисляются пальцами на одной руке человека. Наверное, не трудно догадаться, что пока не будет точно определен враг, использующий методы террора, против которого современное общество действительно бессильно, не будет и победы над ним.  Не надо надеяться на устранение опасности новых чудовищных актов и многочисленных жертв. Всем же понятно, что у современного террориста есть и национальность и четкая конфессиональная принадлежность. Но признать этот факт, значит, уже самим взорвать собственный миф о прогрессе и благополучии, под долларовой сенью «единственно верного учения».

Это, конечно, общие рассуждения, но для нас принципиально вот что. Насколько необходимо правым консерваторам участвовать в сомнительном мероприятии по приданию этой системе стабильности, путем совместной борьбы с фетишами, навязываемыми  общественному сознанию. А не достаточно было бы просто заявить, что все указанные негативные явления, все эти расисты-террористы, суть законное «дитя» современной либеральной системы, опирающейся на единственный этический фундамент измышленных неотъемлемых прав автономной и от всего эмансипированной личности. Если угодно, то, для несколько эпатированного определения своей позиции, можно даже воспользоваться таким парадоксальным, на первый взгляд, заявлением: «уничтожьте всех антифашистов и в обществе не останется ни одного фашиста».

Именно и только среда, которая неустанно прессингует традиционные национальные ценности и идеалы,  волей неволей создает условия для реакции на этот прессинг со стороны отдельных эмоционально пограничных субъектов в виде агрессии на бытовом уровне. Но назвать это фашизмом, ксенофобией, расизмом можно только в том случае, когда за следствиями не хотят или не могут видеть причин. Это свойственно современному лагерю демократов и правозащитников. Неужели и консерваторы готовы играть в эти игры, с тщетной надеждой на победу, в игры, где у хозяев «стола» вся «колода давно мечена». Нужно избавляться от иллюзии переиграть систему на ее площадке. Только окончательно и бесповоротно разорвав отношения с их системой ценностей и оценок, мы можем надеяться на победу, а равно и на то, что с победой нашей системой ценностей в России, по существу не будет места никаким проявлением современных фетишизированных фобий на общественном уровне.

Путаность ценностных понятий и ориентиров, приводят авторов «манифеста» и к обращению к таким странным,  для правого сознания категориям, как «народное благо»  и «воля народа». Запуская в толпу эти бумеранги ложных либеральных понятий, связанных с политикой масс, с политикой чистого количества, а не качества, как это должно быть у истинно правых, мы рискуем не поймать эти хитрые орудия варварского гения, промахнувшись по цели. И они, вне всяких сомнений, снесут нам головы. Ведь нет в России, да и никогда не было политически единых народных масс и никогда не существовало единого для всех и равно понятного для всех же блага. Эта чисто либеральное словоблудие уже дорого обошлось нашему доверчивому народу. Стоит ли пытаться опять разыграть эту битую карту «восстания масс», о которой писал и предупреждал об опасности такого моделирования политической ситуации, еще в XIX веке Гюстав Лебон.

У авторов угадывается очень смутное представление о тех реальных ценностях нашей истории, о традиционных институтах, в которых только и может правый взгляд усматривать определенный инструмент в деле возрождения в России традиционного государства в целом.

У авторов присутствует вот какая установка. Желая понравиться всем и всякому, они предпочитают винегрет и мешанину либеральных, коммунистических и право-консервативных понятий, воображая, что этот салат - есть высокий образец современного политического творчества, и,  не подозревая, как мы указали выше, что в действительности  находятся в одном окопе с современными неолибералами, стремящимися преодолеть совершенно очевидный мировоззренческий кризис системы,  такой же точно мешаниной из рынка и патриотизма. Эта толерантность происходит только от незрелости собственной позиции, непоследовательном отстаивании традиционных, «консервативных», если угодно, ценностей.

Вообще такой кисель никак нельзя назвать фундаментом некоего, чаемого правого единения. Нет в этом документе четкости структурного мышления, четкого понимания того, в чем источник фундаментальных  ценностей России, как исторически существовавшего,  традиционного общества.

Все ошибки данного документа вытекают из неумения авторов документа поставить правильный диагноз того давнего заболевания, которое переживается Россией на протяжении последних 150 лет, как минимум. Неправильная диагностика, ведет и к неправильному лечению. Именно в этом заключается ошибочная установка на лечение симптомов болезни, установка, которой пропитан данный документ. Впрочем, язвы современного общества, его самые уязвимые болезненные точки, определены верно. В сущности, верно. Вот только пользуясь лекарствами современного мира, болезни этого мира не вылечить!

Крайне важно для современного правого движения избавиться от позорной интеллектуальной зависимости от словаря и символов либералов. Использование вышеуказанных вербальных инструментов определения действительности, даже меняя плюсы на минусы, не делает людей автоматически консерваторами, а оставляет их, в лучшем случае на уровне «либеральных еретиков», как для самих либералов, так и для людей, исповедующих традиционные ценности.

Для верных политических ориентиров мы должны дать себе отчет в том, что такое, собственно есть традиция, в четкой отточенной формулировке,  которой мы можем определить правильный путь к духовному и политическому возрождению русского народа и сформировать верный понятийный  политический словарь правого лагеря. И мы сделаем шаг в этом направлении в следующей главе книги.

Не просто из «чудесных камней прошлого возведем прекрасное будущее», как призывал Рерих, но непременно и только из краеугольных камней вечных духовных ценностей, мы можем воссоздать Храм нашей национальной жизни! В силу только этого, следует отказаться от смешивания таких понятий как верность традиции и консерватизм.

Поняв это, мы можем только улыбнуться,  прочитав призыв к обществу начать движение к консерватизму для обретения счастья. К консерватизму нельзя двигаться, это не динамика, а статика, какими бы софизмами нам не пытались сейчас доказать обратное. Тем более прорыв в будущее абсолютно немыслим при попытке консервации старого багажа. Здесь авторам надо определиться, кто они, крепящие тыл завхозы исторического антиквариата или бойцы штрафных рот идущие в прорыв без оружия, в нашем случае идеологического, если не считать «берданки консерватизма», вычитанного в умных книгах вчерашними пионерами и комсомольцами.

Я вовсе не за использование понятия «традиция» в пику консерватизму. Это понятие есть продукт западной историософской мысли и не способен описать полноту духовного и исторического опыта России. Но за неимением лучшего, берем «научный традиционализм» временным  рабочим инструментом на потребу дня.

Чтобы манифесту действительно иметь определенную политическую ценность, и стать фундаментом объединения правых сил в России, или даже катализатором такого единения, ему необходимо действительно быть, а не называться «правым», отказавшись от либеральной риторики и прогрессистских идолов современности. Только полное изживание либеральной утопии, тотальное обращение к традиционным ценностям может обеспечить документу строгую внутреннюю логику. В таком виде манифест консервативной идеологии не только не способствует формированию истинно правой политической силы в России, но и подрывает возможность хоть как-то отстаивать необходимость такой силы на идейном поприще.

Только действительно традиционные ценности, основанные на христианском императиве, могут обеспечить документу единственно необходимый философский базис, без которого ни объединительная, ни созидательная политическая работа немыслима.

Именно этот императив и положен краеугольным камнем в нашем дальнейшем повествовании.

                    (продолжение следует)

* * *

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ  АНТИРУССКАЯ  АГРЕССИЯ.              

Владимир Николаевич Гетманов

Выступление на годичном собрании НО Петровской Академии наук и искусств, г. Новосибирск, 25.11.07

Гетманов Владимир Николаевич. Член Петровской Ака­демии наук и искусств, кандидат физико-матема­тических наук. Автор бо­лее 50 научных работ, изобретений и патентов в области ускорительной техники, физики высоких энергий, энергетики. Ла­уреат Всероссийского Выставочного Центра в г. Москве по тематике микро-ГЭС. Президент обществен­ного фонда "Славянский Мир". Член Национального Совета РОНС. Проживает в г. Новосибирске (Ново-Николаевске).

Право на жизнь

Демографические показатели, такие как числен­ность населения страны и его распределение по группам, сформированным по различным призна­кам, характеризуют практическую реализацию ос­новного права народов - права на жизнь. Это право всем поколениям граждан России приходит­ся отстаивать в жестокой борьбе с агрессией, кото­рая ведётся как методами внешнего военно-эконо­мического насилия, так и методами внутреннего разложения общества, ведущего к его деградации и вымиранию населения. В случае поражения в та­кой борьбе, освободившиеся от коренного населе­ния территории заполняются массами пришельцев, осуществляется демографическая агрессия.

От войны "горячей",  до гражданской

Наилучшие демографические показатели России во всём 20-м веке приходятся на период с 1950-го по 1960-й годы, когда поколение победителей в Оте­чественной войне 1941-1945 годов, с оружием в ру­ках отстоявшее своё право жить хозяевами на сво­ей родной земле, обеспечило прирост численности населения на уровне 17-18 человек в год на каждую тысячу жителей. К середине 1960-х годов, после "Карибского кризиса", этот показатель снизился сра­зу на семь пунктов, а к середине 1980-х - уже на 10 пунктов относительно исторического максимума. Су­щественной причиной для этого была навязанная СССР изнурительная в экономическом плане "хо­лодная война"- война второго поколения, а также недостатки во внутренней политике. Поражение СССР в этой войне в конце 1980-х годов, которое вполне обоснованно связывают с предательством высшего руководства, породило демографическую катастрофу 1990-х годов и специфическую граждан­скую войну - войну третьего поколения.

От чего ушли

В 1986-1987 годах, в СССР наблюдался своеоб­разный национальный ренессанс. Все демографи­ческие и экономические показатели находились в локальном максимуме, а военная мощь выглядела беспредельной. Наблюдался быстрый рост (около 7% в год) гигантской, второй в мире в то время эко­номики, основанной на созидательном труде, при бросовых ценах на экспортируемую нефть (9 долла­ров за баррель, что в десять раз ниже нынешнего уровня).

В эти годы на территории современной России за год рождалось 2,9 миллиона человек, умирало 1,4 миллиона, естественный прирост населения состав­лял около 1,5 миллионов человек в год. Преступ­ность резко снизилась и адвокатские конторы ос­тавались без работы. Наблюдалось практически полное отсутствие (менее 1%) детей с врождённы­ми дефектами среди новорожденных. Все эти и иные достижения вполне обоснованно связывались с самостоятельностью национальной экономики и проводимой в те годы политикой серьёзного огра­ничения народного алкоголизма.

И к чему пришли

Вполне благополучные демографические кривые дрогнули в 1988 году и резко пошли вниз начиная с 1989 года. Это было то время, когда в СССР по­явился первый президент (Горбачёв), было объяв­лено о переходе от плановой к "рыночной экономи­ке" и по командам сверху началась денационали­зация - демонтаж плановой системы управления, пошли первые многомиллиардные долларовые займы "под перестройку", в последствие разворо­ванные новой властью.

К 1991 году, к концу эпохи Горбачёва, от высокого уровня 1987 года ничего не осталось. Число рожде­ний обвально снизилось до 1,8 млн. человек в год, число смертей повысилось до 1,7 млн., а демогра­фический баланс упал до 0,1 миллиона, то есть при­рост населения практически прекратился.

От кризиса к катастрофе

Обретение формальной независимости Российс­кой Федерацией после Беловежского сговора, раз­рушение СССР и приход к полной власти группиров­ки президента Ельцина в 1991 году не изменили этой пагубной тенденции. И уже с 1992 года Россия пре­вратилась в вымирающую страну. В 1993 году, после государственного антиконституционного переворота, в стране установилось новое состояние общества, которое по праву называют демографической катас­трофой. Число рождений в год снизилось до 1,4 млн. человек, число смертей повысилось до 2,3 млн., а демографический баланс стал отрицательным -вымирание населения составило 0,9  миллиона человек в год. Это состояние демографической ката­строфы, с небольшими количественными вариация­ми, сохраняется и по сей день.

Абсолютный минимум рождаемости - 1,2 млн. че­ловек и наибольшее вымирание населения 0,96 млн. человек приходятся на конец Ельцинского и начало следующего периодов правления, то есть на 1999 и 2000-й годы. Наибольшая смертность 2,4 млн. чело­век наблюдалась в 2003-ем году.

2007 год выглядит немногим лучше: рождаемость 1,47, смертность 2,12, баланс минус 0,65 млн. человек.

Озвученные данные представлены в таблице:

Год

Родившихся за год (миллионов человек)

Умерших за год (миллионов человек)

Прирост(+) и Убыль(-) за год (миллионов человек)

1986

2,87

1,41

+1,46

1987

2,87

1,44

+1,43

1989

2,40

1,57

+0,82

1991

1,80

1,69

+0,10

1994

1,41

2,30

-0,89

1998

1,28

1,99

-0,71

1999

1,21

2,14

-0,93

2000

1,27

2,23

-0,96

2003

1,48

2,37

-0,89

2007

1,47

2,12

-0,65

Цена вопроса - 40 миллионов жизней

Сохранение демографических показателей 1986-1987 годов, с ежегодным приростом численности около 1,5 млн. человек в год, могло бы дать Рос­сии естественный прирост коренного населения в 30 миллионов человек к нынешнему, 2007 году. Вместо этого мы имеем суммарное вымирание 12,6 млн. человек в период с 1991 по 2007 годы, немного смягчённое остаточным приростом насе­ления в последние советские годы, то есть в 1988 - 1990 годах, в размере 2,4 млн. человек. Таким образом, за последние 20 лет, вместо прироста в 30 млн., мы наблюдаем вымирание в 10,2 млн. че­ловек. Следовательно, демографические потери народов России за годы "перестройки" и главен­ства либерально-олигархического строя состави­ли около 40 миллионов человек.

При этом продолжительность жизни мужчин по­низилась с 64,5 до 59,8 лет, а женщин - с 77 до 72,2 лет. То есть люди стали жить, в среднем, на 5 лет меньше, а количество детей, приходящихся, в среднем, на одну женщину упало с 2,25 до 1,3, то есть из каждой среднестатистической семьи исчез один ребёнок. Среди ныне рождающихся, каждый тре­тий ребёнок имеет врождённые дефекты и тем самым изначально лишён полноценного здоровья.

Во имя чего?

В современной России алкоголизм и табакоку­рение приобрели масштаб национальной катаст­рофы, сформировалась многомиллионная группи­ровка привычных наркоманов. Экономика из со­зидательной превратилась в сырьевой придаток внешнего мира. Наука, образование, здравоохра­нение, а также вооружённые силы пришли в упа­док. Масштабными стали насилие, нищета и мо­ральное разложение.

Десятки миллионов этнических русских в бывших братских республиках СНГ являются гражданами второго сорта и даже "негражданами", им запре­щено обучение и официальное общение на русском языке, а книги, написанные на русском языке, офи­циально изымаются из библиотек и, как и в годы фашистской оккупации, уничтожаются и даже сжи­гаются на кострах.

Народу объявлено, что преобразование обще­ства проведено во имя "Демократии".

"Русский Крест" и его динамика

Приведённая диаграмма (стр. 20) иллюстрирует известный факт демографической катастрофы, со­провождавшей переход от советского к криминаль­но-олигархическому строю в России. Этот факт по­лучил символическое название "Русский Крест", когда кривая роста смертности пересекает кривую, отражающую небывалый спад рождаемости и "ес­тественный" прирост численности после 1991 года сменяется "естественной" убылью населения.

Катастрофический демографический спад прихо­дится на период с 1989 по 1994 годы, а в целом, за время правления "первых президентов" Горбачё­ва М. и Ельцина Б. (1989 - 1999 годы) смертность возросла на 49% (на 709 тысяч в год), рождаемость упала на 58% (на 1 миллион 654 тысячи в год), а баланс рождаемости и смертности ухудшился на 2,4 миллиона жизней в год.

Отметим также очевидный "демографический эффект" дефолта 1998 года, ставшего промежуточ­ным итогом работы так называемых "реформато­ров" ельцинского призыва, отмечавших, возмож­но, 50-летие известной директивы А.Даллеса (1948 года) о разрушении России изнутри, силами специ­ально взращённых группировок. После этого "де­фолта", "естественные" потери населения сразу возросли более чем на 200 тысяч в год (на 32%!) и держались на этом новом уровне несколько лет.

Этот факт, как и многие другие, убедительно де­монстрирует неспособность криминально-олигар­хического строя сделать что-либо полезное для на­родов России. С ними, даже когда уже очень пло­хо, может стать и ещё намного хуже.

В период с 2000 года по 2007 год включительно ежегодная рождаемость возросла на 200 тысяч человек, а смертность сократилась на 100 тысяч, что улучшило баланс на 300 тысяч человек в год. Однако этого слишком мало, чтобы говорить о преодолении существующего катастрофического положения.

Количество алкоголя, как температура социальной болезни

Состояние общества и потребление в нём алкоголя связаны между собой по принципу порочного круга. Чем хуже идёт общественная жизнь, тем больше по­требляется алкоголя населением, что в свою очередь ещё более ухудшает состояние общества.

Официальная продажа алкоголя в период с 1987 до 1994 года возросла, в пересчёте на чистый спирт, с 4 до 12,5 литров на душу населения и продолжает расти до сих пор. Одновременно с ростом алкоголь­ных продаж возросла относительная смертность - с 10 до 16 человек (на 1000 человек населения) и упа­ла относительная рождаемость - с 20 до 10 чело­век. Это позволяет выразить отрицательную алко­гольно-демографическую корреляцию в период дег­радации общества в следующем виде. Рост продажи алкоголя, выраженный в литрах на душу населения в год, связан с потерей 2-х жизней в год на каждую тысячу населения, или 200 тысяч жизней на 100 мил­лионов жителей.

Очевидно, что существует и положительная ветвь алкогольно-демографической корреляции. Так, сни­жение продажи алкоголя в 1985-1987 годах с 9-ти до 4-х, т.е. на 5 литров в год, в стабильных условиях того времени, привело к дополнительному приросту чис­ленности населения (причём полностью здорового) на 200 тысяч человек в год. Этот положительный кор­реляционный коэффициент существенно ниже отри­цательного, так как в 100-миллионном массиве на­блюдается прирост около 30 тысяч жизней на каж­дый изъятый из продажи литр алкоголя. Это указыва­ет на существенную необратимость процесса алкого­лизации, когда отрезвлённое общество не в полной мере восстанавливает свои прежние достоинства.

Потребление алкоголя, с учётом нелегального спир­та, намного больше его официальной продажи и со­ставляет, по оценкам, около 9 л в 1987 году, 16,5 л в 1999 году и около 20 литров в 2007 году. Максималь­ное демографическое благополучие 1950-1960-х го­дов наблюдалось при уровне душевого потребления алкоголя 1,5-3 литра в год. Приведённые данные позволяют утверждать, что рост душевого потребле­ния алкоголя на один литр уносит в год 150 тысяч жиз­ней из 100 миллионного массива населения. Для России, с её 142-х - миллионным населением это означает, что:

Рост душевого потребления алкоголя на 1 литр уно­сит дополнительно около 200 тысяч жизней в год. Поэтому отрезвление общественной жизни является важнейшим демографическим резервов Отметим, что максимальное душевое потребленйё'алкоголя в год в,.царской России не превышало 4,7-х литраСа в сталинское время - 3-х литров.

Усреднённые показатели катастрофы

Общие "естественные" потери численности населе­ния в России в период с 1991 по 2007 год, включи­тельно, то есть за 17 лет, составили 12,6 млн. человек (по 735 тысяч в год, в среднем). При этом общая чис­ленность населения уменьшилась со 148,7 до 142,2 млн. человек, то есть на 6,5 млн., (по 406 тысяч в год, в среднем). Очевидно, что разница 12,6 - 6,5 = 6,1 млн. покрыта за счёт официальной, с получением граж­данства, иммиграции населения извне в Россию, за вычетом эмиграции. В среднем, интенсивность этого процесса составила около 353-х тысяч в год. Однако данные последних лет существенно ниже. Например, в 2006 году официальная иммиграция была на уров­не 186 тысяч человек, а эмиграция, то есть выезд из России, составила 54 тысячи человек, что суммарно привело к иммиграционному приросту численности населения на 132 тысячи человек.

География русской смерти

Цифры обобщенной статистики не отражают спе­цифику демографических потерь и, если в среднем по стране людей умирает в 1,5 раза больше, чем рож­дается, то в чисто русских регионах этот показатель составляет 2-3 раза.

Основная убыль населения отмечается в моноэт­нических регионах проживания русских, где на каж­дую тысячу человек количество умерших за год пре­вышает число рожденных на 15 человек, что в 3 раза хуже среднего показателя.

Например, по данным первой Всероссийской пе­реписи населения, в 2002 году в Псковской области на каждую тысячу человек приходилось лишь 8,4 рож­дения и 23,6 случаев смерти, то есть на каждого ро­дившегося приходилось трое умерших, а коэффици­ент естественной убыли составлял 15,2. Аналогичная ситуация в Тверской и Тульской областях (14,6 и 14,4 , соответственно). Немногим лучше ситуация в Иванов­ской, Смоленской, Рязанской и Ленинградской обла­стях а также во Владимирской и Ярославской облас­тях, где на одного родившегося более 2-х умерших. Из общих негативных тенденций не выпадает ни одна область исконного расселения русского этноса.

Быстрее всего вымирают отдаленные районы - аграрные, с плохо развитой инфраструктурой. Быстро сокращается численность населения на селе и в по­селках. По интенсивности вымирания к ним близки небольшие по численности населения города (от 8 до 50 тыс. человек). Мертвые русские городки и селе­ния - потенциальное будущее олигархической России.

Исключения составляют лишь самые большие го­рода, где рождаемость в последнее время растет, но статистика национального состава родившихся не ведется, поэтому неизвестно, какой вклад в этот при­рост вносят мигранты - кавказцы, азиаты, китайцы...

Естественный прирост населения наблюдается в богатых сибирских регионах (Тюменская область, Хан­ты-Мансийский автономный округ) и в некоторых рес­публиках Северного Кавказа (Чечня, Ингушетия, Даге­стан). Вообще лишь в 19 из 86 субъектов Российской Федерации наблюдается прирост населения.

Проблемы молодых

Смертность поразила и молодых мужчин.

Это вызвано во многом тем, что принято называть пороками. Здесь и алкоголизм, и курение, и наркома­ния, и неправильное питание, и нежелание следить за собственным здоровьем. Кроме того, многие муж­чины оказались не в состоянии заработать, прокор­мить и защитить семью, что также увеличивает мужс­кую смертность, преступность и снижает рождае­мость. Важным негативным фактором в этом является искусственная бедность основной массы людей созидательного труда, созданная вследствие социальной несправедливости. Не случайно в современной России наблюдается быстрый рост и омоложение правонарушений, когда количество зак­лючённых растёт со скоростью около 100 тысяч в год: 700 тысяч в 2005 году, 800 тысяч - в 2006 году и 890 тысяч в 2007 году.

По количеству заключённых олигархическая Рос-рия уже достигла уровня СССР в 1980-х годах, уступая ему по общей численности населения в два раза.

Тех же, кто сохранил здоровье и способность тру­диться, в ближайшем будущем, видимо, ждёт прину­дительное пивное пьянство, запланированное для военнослужащих срочной службы паразитическими структурами в правящей группировке современной России.

Демографическая агрессия как реальность

Кроме иммигрантов, то есть граждан, получивших своё новое гражданство в России (6,1 млн. человек за последние 17 лет), страна заполнена потоком легаль­ных и нелегальных мигрантов, не являющихся граж­данами России.

Глава Федеральной миграционной службы (ФМС) России К. Ромодановский сообщает, что к концу 2007 года легальных (зарегистрированных органами МВД РФ) мигрантов в целом по стране будет около милли­она, в прошлом (2006) году их было 702 тысячи, в позапрошлом (2005) году - 300 тысяч. В 2007 году граждане Китая вышли на первое место в числе ле­гальных мигрантов, потеснив украинцев.

Число нелегальных мигрантов, по его оценке, составляет уже около десяти миллионов человек, из которых, по мнению ряда экспертов, от одного до по­лутора миллионов незаконно проживают в Москве.

В Ставрополье и Краснодарском крае, по оценкам частных социологических организаций, на десять ко­ренных жителей уже приходится 3 - 4 мигранта с Се­верного Кавказа и Средней Азии. Еще 5 лет - и число коренных жителей, возможно, сравняется с числом пришельцев. Миром это не разрешится. Уже не хвата­ет пахотных земель, уже все ниши в бизнесе заняты, а мигранты продолжают прибывать. Правда, уже не в том количестве. В последние 3-4 года миграционные потоки с Кавказа, Средней и Центральной Азии в зна­чительной мере переориентировались на Сибирь, Урал и Поволжье. Количество только официальных мигрантов, то есть лиц, получивших вид на житель­ство, а с ним и право на устройство на работу и воен­ную службу (!), за последние 10 лет здесь составило следующие цифры:

Уфа - 500 тысяч человек, Оренбург и Екатеринбург -по 300 тысяч, Новосибирск - 200 тысяч, Казань - 170 тысяч, Иркутск - 150 тысяч, Кемерово - 80 тысяч, Тю­мень - 50 тысяч человек. Всего, только по этим вось­ми городам - один миллион 750 тысяч человек. Эта цифра, взятая по данным местных ГУВД, значитель­но превосходит данные главы ФМС.

Нажива превыше всего!

Система нелегальной иммиграции создана олигар­хическими структурами современной России с целью наживы. По данным ФМС бесправные нелегалы при­носят доход своим хозяевам в размере более 100 миллиардов рублей в год.

Выгода олигархов оборачивается потерями для государственной казны, поскольку заработанные миг­рантами средства уходят из России без налогообло­жения и составляют (за 2005 год) около 3-х миллиар­дов долларов в год официально, в виде переводов, и до 10 миллиардов долларов в год по неофициаль­ным каналам. Значительные бедствия приносят миг­ранты простым гражданам России, поскольку их по­явление повсеместно вызывает резкий рост преступ­ности, повышает безработицу местного населения, снижает уровень зарплат.

Так, например, в 2003 году, по данным тогдашнего прокурора Москвы Анатолия Зуева, на долю мигрантов пришлось 46% преступлений, совершенных в столице ("Известия", 13 января 2004 г.), а с учетом лиц, успев­ших получить российские паспорта, и того больше.

Глава Федеральной миграционной службы России заявил, что Россия рассматривает нелегальную миг­рацию как угрозу национальной безопасности. В то же время в интересах олигархии вводятся законы, облегчающие легализацию этой самой нелегальной миграции.

Например, уведомительная процедура регистрации мигранта, которая превращает современную Россию в проходной двор для мигранта.

Проникнув сюда любым способом, он может лега­лизовать своё присутствие в России как негражданин уведомительным путём, заполнив простой бланк на почтовом отделении, получив здесь же штамп на этом бланке и отправив его в местное отделение МВД. Для этого ему нужно договориться с кем - либо из местных жителей, который должен по своему паспорту полу­чить этот самый бланк и зарегистрировать мигранта у себя на квартире. Никаких плат за коммунальные ус­луги за зарегистрированного мигранта не предусмот­рено! Их количество в одной квартире также может быть любым, хотя бы и 1000 человек. Пребывать там мигрант не имеет права и не обязан. Но зато имеет права свободно передвигаться по России, устраивать­ся на работу или воинскую службу.

Впрочем, в ситуации миграционного беспредела даже уведомительная регистрация наличествующих мигрантов выглядит небольшим шагом вперёд.

Российская Армия как иностранный легион

Согласно недавно установленным в МО РФ прави­лам, для того, чтобы поступить на военную службу в ВС РФ, мигранту достаточно лишь следующее:

-  законно находиться на территории Российской Федерации, т.е. иметь документ, удостоверяющий лич­ность, миграционную карту, имеющую отметку органа пограничного контроля о въезде в Российскую Феде­рацию, или разрешение на временное проживание, или вид на жительство;

-  зарегистрироваться по месту пребывания в тер­риториальном органе федерального органа исполнительной власти, ведающего вопросами внутрен­них дел;

- обратиться в военный комиссариат субъекта Рос­сийской Федерации с заявлением о желании проходить военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях или органах.

Таким методом, с привлечением мигрантов из Азии, идёт формирование даже элитной 76-ой воздушно-десантной Псковской дивизии контрактников, откуда ранее вышла шестая рота, знаменитая своим герой­ством, проявленным в боях на землях Терского Каза­чьего Войска. Едва ли в 76-й дивизии, укомплектован­ной наемниками, будет еще одна такая 6-я рота.

Известно также, что около одной трети московской милиции уже укомплектовано мигрантами.

Основная движущая сила "демократизации"

Как видно, стремление к наживе олигархических, паразитических структур является основной движущей силой в современной России. Именно идея наживы, стремление достичь власти и богатства любой ценой, инспирированные и поддержанные извне, породили демографическую катастрофу в России и привели к прямым потерям численности коренного населения, превысившим 12,6 миллионов человек за последние 17 лет. С учётом косвенных потерь, связанных с утра­той прироста численности, свойствеяного 1980-м го­дам, полные потери следует оценить величиною око­ло 40 миллионов человек. Теперь освободившееся от коренного населения место занимают огромные мас­сы мигрантов, для которых Россия всего лишь объект наживы. Суммарный поток легальной и нелегальной иммиграции в олигархическую Россию уже приблизил­ся к 20 миллионам человек.

Такими методами на территории современной Рос­сии реализуется преступный план демографической, антирусской агрессии. Его духовная основа состоит в отказе от идей русского Православия, главенства справедливости и созидательной деятельности, в ре­альном исповедовании идей иудо-масонства и вахха­бизма, основанных на насилии, паразитизме и бес­правии коренного населения.

Кровавый передел

Директор ФСБ РФ Н.П. Патрушев ещё в 2006 году заявил, что нелегальная иммиграция приобрела при­знаки организованной и тщательно законспирирован­ной преступной деятельности и потребовал от регио­нальных управлений ФСБ и всех правоохранительных структур начать борьбу с организованными бандами и структурами иммигрантов.

Глава ФСБ по Челябинской области утверждает, что ваххабизм распространяется в России постепенно, по четкому плану, тремя этапами. На первом этапе осу­ществляется миссионерская деятельность. На вто­ром, который сейчас наблюдается в России, происхо­дит создание антироссийских "джамаатов", а по сути -протеррористических ячеек в разных регионах стра­ны. На третьем этапе планируется "организация мас­совых беспорядков" с целью захвата власти.

Это заявление выглядит вполне обоснованным.

Например, в Саратове, в ночь с 29 на 30 августа 2006 года, одновременно с известными событиями в Кондопоге, был убит русский человек - ефрейтор-кон­трактник Валентин Мажуга. Убийцы - так же чеченцы, как и в Кондопоге, вызванные на подмогу своими со­племенниками, когда те получили отпор (без драки) при попытке приставать к подруге одного из молодых людей, отмечавших день спецназа ВВ. Пятеро кон­трактников вынуждены были защищаться против при­бывших чеченцев-карателей, превосходящих их чис­ленностью раза в 3-4, к тому же вооруженных (как и в Кондопоге) битами и ножами. В итоге один спецназовец был убит, остальные попали в реанимацию.

Такое совпадение обстоятельств (Кондапога, Сара­тов, Сальск, Ставрополь, Александровск) указывает на существование центров в кавказских диаспо­рах, где готовят специалистов по улично-террористической деятельности.

Есть и более крупные центры.

Например, в Санкт-Петербурге две чеченские груп­пировки не поделили между собой мясоперерабаты­вающий завод "Самсон" с русской рабсилой. Одна из них вызвала на помощь чеченских рейдеров, те яви­лись, захватили завод, пытали его гендиректора (тоже чеченца). На место происшествия прибыла милиция, к ней вышел человек и предъявил документы на имя Героя России. Это был один из амнистированных бо­евиков, ближайший сподвижник Р. Кадырова Сулим Ямадаев, а захватчики - члены его спецбатальона "Восток" ГРУ Генштаба МО РФ (!), тоже из амнистиро­ванных. Ямадаев заявил милиции, что не надо нам мешать, это, мол, наше дело.

Милиция благоразумно убралась восвояси, не выз­вав ни ОМОН, ни сотрудников антитеррористического ведомства. Губернатрисса Матвиенко тоже предпоч­ла пребывать в неведении.

В эти же дни в московском Доме журналиста депу­таты Д. Рогозин и В. Илюхин вместе с бывшим мэром Грозного затеяли антикадыровский "круглый стол". Тут же появились кадыровцы и устроили такую заваруху, что инициаторам "круглого стола" пришлось уходить боковыми дверями.

И туда явилась милиция, посмотрела документы кадыровцев и... уехала. А до Кремля оттуда 500 метров.

Аналогичных примеров великое множество.

За разбой платит жертва?

Появление в селе Харагун Читинской области 19-ти азербайджанских семей, сопровождалось их факти­чески преступными действиями. Азербайджанцы за­нялись продажей спирта и наркотиков, воровством леса, сопровождали это оскорблениями местных жи­телей, неоднократными попытками изнасилования, в том числе несовершеннолетних. Обычным стало избиение наемных рабочих, хулиганство и вызываю­щее пренебрежение традиционными нормами обще­жития и законами России. Неоднократные обраще­ния жителей в органы власти, милицию и читинские средства массовой информации не дали никаких ре­зультатов. Всё это и вызвало стихийный протест мест­ных жителей, изгнавших силою незваных пришельцев с русской земли. Кавказцы теперь скрылись на своей исторической родине, а русских людей местная власть начала судить по самым жестоким обвинениям, хотя по существу имеет место необходимая самооборона.

Как видно, разгул русофобии дошел до того, что даже простых русских людей, а не только их лидеров, убивают и вытесняют с родных мест проживания, эксплуатируют и терроризируют повсеместно. Это коснулось и воен­нослужащих спецназа МВД, и сотрудников ФСБ, попа­дающих под "горячую руку" мигрантов. Бессилие влас­тей в этих случаях может быть вызвано только наличи­ем строгих указаний "не трогать", полученных свыше.

От "Севера" до "Юга".

Созданные на территории Чеченской Республики батальоны "Север" и "Юг"  (суммарно несколько десятков тысяч человек) формируются (преимуще­ственно из числа амнистированных боевиков) в составе внутренних войск МВД Российской Федерации и подчиняются командованию этими войсками. Они могут, при необходимости, быть использованы в лю­бой части Российской Федерации. Так заявил коррес­понденту "Интерфакса" президент Чеченской респуб­лики Рамзан Кадыров. Он же заявил, что подконтрольные ему сипы (МВД ЧР и так называемые "кадыров-цы" из "Антитеррористического центра" и ЧОП "Лидер") готовы наводить порядок, если это потребуется, на всей территории России.

Как известно, в Гражданскую войну и в начале 1920-х годов именно особые части Красной Армии, укомплектованные латышами, китайцами, мадьяра­ми и другими пришельцами, использовались троцки­стами для войны против коренных народов России, для уничтожения целых сословий и этнических групп. Ярославль, Старая Русса, Ижевск, Воткинск, Звени­город, Тамбов, земли русских казаков и многие дру­гие русские города и веси были превращены ими в кладбища. Не уступали им в зверствах и красные "че­ченцы и ингуши", залившие кровью станицы Терского казачьего войска в то время и повторившие это, от имени ваххабизма, в 1990-е годы.

Война "третьего поколения"

Можно утверждать, что и сейчас в России идёт спе­цифическая гражданская война паразитических и тер­рористических группировок с православием и корен­ными народами за передел земли и собственности, очевидным проявлением которой стали гигантская по своим масштабам демографическая катастрофа рус­ского народа и последовавшая за ней массовая, преступная, демографическая агрессия мигрантов, для которых Россия всего лишь объект наживы.

Эта война инспирирована и поддержи­вается извне традиционными врагами России и дополнена войной холодной, грозящей, при попытке разорвать оккупа­ционные путы, перейти в войну горячую, по югославскому сценарию. Это война внуков тех, кто победил в Отечественной войне 1941-1945 годов, война третьего поколения.

Линия фронта этой войны проходит че­рез души людей, поперёк корпоративных границ, внутри как властвующего режима, так и государственных и частных, военных, политических и экономических структур, и делит людей на непримиримые по сво­им устремлениям группировки. Искусст­венная бедность основной массы людей созидательного труда, созданная вслед­ствие социальной несправедливости -когда одни получают значительные сред­ства не работая, а другие работают, полу­чая за это недопустимо мало, также яв­ляется проявлением этой войны.

Передача огромных массивов исторических русских земель с 25 миллионами ставших бесправными русских людей этническим антирусским режимам в 1991 году, завершила этап развала СССР по командам сверху группировкой генсека КПСС - пре­зидента СССР.

Расстрел защитников России и государственный пе­реворот 1993 гада, заморозившие ситуацию в России в стадии вымирания её коренных народов и утвердив­шие в России, по сути, оккупационный режим, были объявлены первым президентом России на встрече с Президентом США в 1994 году в Москве итогом совме­стной "российско-американской революции".

Очевидно, что такое катастрофическое развитие событий в России есть следствие целенаправленной политики мощного международного преступного кла­на, для которого русские как государствообразующая нация являются помехой в разграблении России. По­этому только широкое сотрудничество всех патриоти­ческих сил, партий, общественных движений, включая и тех, кто так или иначе состоит во властных структурах России, может дать достойное будущее русскому и другим коренным народам России.

Приложение

В таблице на стр. 21 и в соответствующей ей диаг­рамме 1 Приложения приведены данные о динамике численности населения Российской Федерации, рождаемости, смертности и их балансе в абсолютных величинах, то есть в миллионах человек, а также и в относительных, отнесённых к одной тысяче жителей России. Данные для времён после 1989 года взяты из сообщений Госкомстата РФ, более ранний перио