ВЕРНОСТЬ - FIDELITY № 124 - 2009

APRIL / АПРЕЛЬ  19

The Editorial Board is glad to inform our Readers that this issue of “FIDELITY” has articles in English, and Russian Languages.  

С удовлетворением сообщаем, что в этом номере журнала “ВЕРНОСТЬ” помещены статьи на английском и русском  языках.

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ БЕЛАЯ, ВЕЛИКАЯ,  МАЛАЯ, ЧЕРВОННАЯ И ЗАРУБЕЖНАЯ РУСЬ!

* * *

CHRIST IS RISEN!

The Founders and Board of Directors of The Metropolitan Anthony Memorial Society and the Editorial Board of "Fidelity" congratulate the Most Reverend Archpastors, Clergy, and Faithful of the Russian Orthodox Church, Orthodox believers arround the world and our dear Readers and Donors with the Most Glorius Holyday of Holy Paskha!

INDEED HE IS RISEN!

* * *

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШИХ АРХИПАСТЫРЕЙ РУССКОЙ ЦЕРКВИ,     ДУХОВЕНСТВО,  МИРЯН,  ПРАВОСЛАВНЫХ ВЕРУЮЩИХ ВО ВСЕХ СТРАНАХ, НАШИХ ДОРОГИХ ЧИТАТЕЛЕЙ  И ЖЕРТВОВАТЕЛЕЙ -  ОСНОВАТЕЛИ, ПРАВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВА И РЕДАКЦИЯ "ВЕРНОСТИ" ПОЗДРАВЛЯЮТ С СВЕТОЗАРНЫМ ПРАЗДНИКОМ СВЯТОЙ ПАСХИ ХРИСТОВОЙ

ВОИСТИНУ ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

* * *

ЗАРУБЕЖНАЯ РУСЬ ПОМНИ И МОЛИСЬ О РОДИНЕ!

* * *

                            CONTENTS - ОГЛАВЛЕНИЕ                       

1. КОГДА ХРИСТОС БЫЛ В ГЕФСИМАНИИ. П. Котлов-Бондаренко

2. CORRECT MEANING OF “IT’S NOT FOR US TO JUDGE THE HIERARCHS”. E. Alexandrova. Translated by S.  Larin

3. ХРИСТОС НА СУДЕ У ПИЛАТА. П. Котлов-Бондаренко

4.  CHRIST AND THE JEWS. Seraphim Larin 

5. СИМОН КИРИНЕЯНИН. П. Котлов-Бондаренко

6. ОТДЕЛЯЯ ЗЕРНА ОТ ПЛЕВЕЛ. Дмитрий Барма

7 ПЕРЕД СВЯТОЙ ПЛАЩЕНИЦЕЮ. Ольга Корчагина

8. Я ЕСТЬ ВОСКРЕСЕНИЕ И ЖИЗНЬ П. Котлов-Бондаренко

9. ВЕЛОСИПЕДНАЯ ПРОГУЛКА.  В. Соколов

10СВЕТЛОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ ХРИСТОВО. О. Игнатьиев

11. ТОРГОВЫЙ ЦЕНТР.  В. Соколов

12. ИЗ АДА ПОДЫМАЕТСЯ РОССИЯ.

13. МОЯ ДЕРЕВНЯ.  В. Соколов

14. ПО СЛЕДАМ НАШИХ ПУБЛИКАЦИЙ. Дмитрий Барма,

15. ВТОРНИК СВЕТЛОЙ СЕДМИЦЫ. Александ Б.

16. ДОНСКОЙ МОНАСТЫРЬ.  В. Соколов

17. GOONDAEV PREPARES FOR HIS CAMPAIGN. Nicholas Kazantsev. Translated by Seraphim Larin

18. ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС. В. Соколов

19. В ТРЕТЬЕ ПО ПАСХЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ. Александр Б.

20. A FOREIGNER’S THOUGHTS ON THE SACRED RUSSIAN TRUE ORTHODOX CHURCH’S COUNCIL. Reader Vladimir MOSS. Translated by Seraphim Larin

21. КУБА – ЛЮБОВЬ МОЯ.  В. Соколов

22.   РУКИ. Рассказы Штабс-капитана Бабкина

23.  ЛЕНИН. В. Соколов

24 БИБЛИОГРАФИЯ. Информационные войны в бизнесе и политике: Теория и методология. Дмитрий Барма

25 AND THE SUN STOPPED…… Seraphim Larin

26. КОСОВО ЭТО СЕРБИЯ. KOSOVO  IS  SERBIA. KOCOBO  JE  CPБИJE

     1)  ДАЙ НАМ,  ГОСПОДИ, МУЖЕСТВА ДАР! Валентина Сологуб

     2) ХРИСТОВЫ ВОИНЫ. Г.М. Солдатов

     3)  10th ANNIVERSARY OF THE ILLEGAL AND IMMORAL BOMBING OF YUGOSLAVIA BY NATO FORCES.  R.Polchaninov. Translated by Seraphim Larin

     4.  CANCER: NATO’s time bomb in the Balkans

     5. THE LOOMING THREAT OF A GREATER ALBANIA.

     6.  ПРОНИКНОВЕНИЕ АЛБАНСКОЙ ПРОПАГАНДЫ ВО ФРАНЦУЗСКУЮ ЛИТЕРАТУРУ. Доктор Марко С. Маркович (Франция)

    7.  FRENCH PM  DEMONIZED SERBIA

    8.   О ТОМ КАК СОЗДАВАЛОСЬ НА "ЗАПАДЕ"  МНЕНИЕ О СЕРБАХ. Г. М. Солдатов

    9.  WHY  YUGOSLAVIA  STILL  MATTERS.  John Feffer

27.  НАМ  СООБЩИЛИ WE  WERE  INFORMED

* * *  

            ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

           Пришествие Христа и Его победа над грехом, смертью и адом – событие всемирное, космическое. Его победа принадлежит всему человечеству. Грех разделил людей так, что до пришествия Христа само слово "человечество" было достаточно пустым по содержанию. Оно имело лишь, так сказать, биологическое значение. Пришествием Христовым в это слово вливается уже новый смысл – духовный и благодатный. После Его воскресения обретают смысл такое сочетание, как искупленное человечество. Церковь становится всемирной реальностью. Воскресший Христос дает Своим ученикам дерзновенное в своем величии поручение: шедше. научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Мф. 28, 19). Задача, недоступная одному человеку, одному поколению, одной поместной церкви.

           Каким-то образом, постоянным содействием Божиим эта задача постепенно выполнялась в продолжение всей христианской истории. В ней, в своей личной хотя бы и малой причастности к ее исполнению кроется источник благодатного утешения для любого христианина. Мы можем и должны нести Евангелие тем, кто рядом с нами.

           Мир сей, лежащий во зле, приносит нам достаточно огорчений. Мы не можем ныне тешить себя благими надеждами относительно своей родины и своей церкви. Благоденственное и мирное житие той и другой в обозримом будущем не светит. Единственно верный и надежный источник утешения – это вера в то, что дело Христово больше нашей родины и даже нашей церкви. В истории исчезали и империи, и народы, и поместные церкви, но Царство, основанное Христом, и начинающееся на земле, во веки не разрушится, как об этом знал еще пророк Даниил, как учил и Сам Христос, и Его апостолы.

          Даже если Русская Зарубежная Церковь, в рассеянии и в отечестве сущая, окончательно захиреет и сгинет, это не значит, что она была не нужна. Она послужила своему Жениху, она исполняла Его поручение в лице многих своих пастырей и верных чад. Вместе с нею постараемся и мы спокойно делать Христово дело, проповедуя и раскрывая Евангелие и духовный опыт Православия тем, к кому послал нас Господь. И поменьше думая о своей личной и церковной будущей судьбе.

          И свет Его Воскресения прежде всего воссияет в нас самих. Вода, постоянно раздаваемая из источника или колодца, только улучшает сам источник. Напротив, вода, вливаемая в колодец, способна только испортить его. Это сравнение не раз приводил в своих беседах св. Иоанн Златоуст. В годину сердечной тяжести у нас есть все возможности проверить действенность такого средства, такого утешения.

        С наступающим Светлым Праздником!

            Прот. Тимофей (Алферов)                                                                                                                                                          

* * *

                       КОГДА ХРИСТОС БЫЛ В ГЕФСИМАНИИ

                                                                П. Котлов-Бондаренко

                                                    Когда Христос был в Гефсимании

                                                    И там Отца Он умолял,

                                                    Дабы чаша горькая страданий

                                                    Его навеки миновала.

                                                                Он видел пред собою крест

                                                                И там висящих двух злодеев,

                                                                И возбужденную толпу,

                                                                И озлобленных фарисеев.

                                                    Душа моя скорбит смертельно,

                                                    Побудьте вы хоть час со Мной! –

                                                    Так друзей Он умолял,

                                                    Но Его слов они не понимали.

                                                                И свершилось чудо Божье –

                                                                Он смерть за грешников принял!

                                                    Таков приговор был Божий,

                                                    Дабы всякий верою Его принял

                                                    И стал бы чадом Божьим.

                                                    Друг мой, слушай и внимай!

                                                    Тебя Господь Сам призывает

                                                    Принять верою Его дар

                                                    И быть спасенным Его чадом!

 * * *

CORRECT  MEANING  OF  “IT’S  NOT  FOR  US  TO  JUDGE  THE HIERARCHS”

“To remain silent about the Truth is the same as rejecting It”.

Saint Maxim the Confessor

E.Alexandrova

Translated by Seraphim Larin

In the 5th century, Patriarch Nestorius of Constantinople and a close confidant of the emperor began to preach from the pulpit his heretical teaching that the Divinity and humanity of Christ were not united in a single self-conscious personality. This heresy became known as “Nestorianism”. Through his cunningly interwoven false thinking, Nestorius was distorting the Church dogma on the Divine redemption of Humanity, as well as injecting into the Teachings of the Orthodox Church, unheard of ideas and a most evil heresy. Due to his high office, close association with the emperor’s court and his sheer audacity in defending his declared position, the Nestorian heresy agitated quite a few minds and received a very wide exposure.

And what happened? Did the congregation remain akin to ignoramuses, accepting and participating with Nestorius’s heresy, purely because he was a Patriarch and occupied the prelate’s throne? O, no! The throne doesn’t sanctify the faith, but true faith sanctifies the prelate’s throne, and if a hierarch defiles his throne with an unholy, damaged faith, his throne becomes despoiled and loses God’s grace.

Consequently, a presbyter named Saint Proklus emerged from the clergy to oppose the heretic Nestorius, and in support of this Saint, a pious man named Eusebius (a lawyer by profession) appeared from the ranks of the laity. An immediate group was formed to oppose the Nestorian heresy - long before the Chalcedonian Ecumenical Council condemned it – naming unrighteous Nestorius as a heretic. At the same time a proclamation was nailed to the door of Nestorius’s cathedral, which accused him of evil heresy and deviation from Church traditions that he was taught and had been brought up in.

This proclamation declared: “In the name of the Holy Trinity, everyone that receives this text is called upon to inform their bishops, presbyters, readers and laity that reside in Constatntinople, and also to give them copies of it as proof that heretic Nestorius is an adherent of Paul Samosatius, who was anathematized by Orthodox bishops some 160 years previously”.

This is how the adherents of the Holy Orthodox Faith acted – this is how the genuine soldiers of Christ guarded the Church against voracious wolves, even if they are dressed in cleric’s attire. Nestorius’s heresy received a wide reception outside of Constantinople. Saint Cyril of Alexandria, zealously arose in defence of the Orthodox Church dogmas, and received wide prominence in the history of the Church through his brilliant epistles, sent to Nestorius himself, as well as various churches and to all the monks in Egypt. It must be noted that as soon as the monks – hermits, those who took the vow of silence and recluses from the deserts of Syria, Egypt and other areas, found out about the developing dissension within Christ’s Church, they abandoned their solitary retreats. Appearing in large towns and preaching fidelity to Orthodoxy, they steadied the waverers, reclaimed the lost, staunchly defending the dogmas of the Holy Apostolic Church expounded by the Holy Fathers of the East in their works, and confirmed by the Ecumenical Councils. [H1] 

We, Orthodox Christians, possess a priceless treasure of Christian wisdom, and our holy Faith is imprinted with the blood of martyrs, who gave their lives in their unswerving fidelity to their Faith and the purity of Her dogmas. Our Orthodox Faith has an outstanding and immensely meritorious characteristic, in that knowledge and life are tightly bound together within Her: there can be neither a correct knowledge without a virtuous lifestyle, nor a correct lifestyle without having knowledge of one’s Faith. She articulates in the most complete and exact canonical teachings on mankind’s redemption through the Son of God, King and universal Judge, based on the God-revealed religion and not on the foundations of some human excogitations, filled with pride and rejecting submission to the Church.

With the conclusion of a Confession, every priest should pose the following questions to the confessor:

1.     Tell me child, do you believe in the Catholic, Apostolic Church, which emanated in the East and grew from the East throughout the whole universe, and remains to this day immutable and infallible, committed and enlightening?

2.     Do you have any doubts about anything in the Traditions?

3.     Tell me child, have you been a heretic or deviator?

4.     Have you kept company with them, visited their temples, listened to their teachings or read their books?

Consequently, Orthodox Christian, if you don’t want to be expelled out of the bosom of the Holy Catholic and Apostolic Church, and be deprived of eternal salvation – guard yourself against the poison of heresy and other forms of false teachings. Hold fast to the dogmatic and moral traditions of the Church, and direct your lifestyle according to the traditions of the Church, because that is how the Apostles and Holy Fathers have decreed it through their personal examples and their spiritual unity.

That’s how Apostle Paul taught his beloved pupil Timothy: - “..you will be a good minister of Jesus Christ, nourished in the words of faith and of the good doctrine which you have carefully followed”. (1 Tim. 4:6). And also in his second Epistle (3:10) to him: “But you have carefully followed my doctrine, manner of life, purpose, faith, longsuffering, love, perseverance,”.

You will note that Ap.Paul didn’t say “accepted” the teachings, but “followed”.

Likewise, we Orthodox Christians must follow everything written in the Holy Gospel, holy Tradition, the teachings of the holy Fathers and directives of our holy Church.

It is from here that our Church receives Her grace; and extraordinary miracle-working icons and glorification of Saints; and never-ending miracles; and Holy Mysteries – life-giving and salvific, which is not present in any Church other than the True Orthodox Church.

Just as many people have died from the Great Flood, from bitter apocalyptic waters, so are now people experiencing a spiritual death from the deluge of false teachers throughout the universe, emerging with new teachings and disseminating heresies. Because every heresy carries within itself “blasphemy against the Holy Spirit”. It either blasphemes against the dogma on the Holy Spirit, or the actions of the Holy Spirit in the Holy Mysteries – the essence of every heresy being blasphemy.

The Church deals very sternly with heretics. Initially, She admonishes them, and if they persist in their deviancy, She divests them of their spiritual office (if they are members of the clergy), and abscinds the ailing member because his sickness is also infection the whole body of the Church. This is how L.Tolstoy - the preacher of iniquity - was cut off from the Church.

Pitiful are those people that want to “save the world” – ‘not to create arguments, which are so repulsive to the spirit of Christianity”. They advise everyone to reconcile on the basis that there had been no brigandage, no crime committed, but simply a somewhat disagreement on the interpretation of the canons and Church statutes.

O, what a deep and sad ignorance of Christianity! O, what clouded and deluded minds of the contemporary human being, engrossed in earthly pleasures and distanced a long way from Christ’s Sole Truth.

O, wretched Russian immigrant, devouring continuous volumes of meaningless romances, relishing and remasticating your own dreary life and bathing in puddles of muddy mishaps, your heart insulated with a layer of callousness, having smothered your thoughts to a state of total indifference toward the salvation of your soul.

O, Russian person, while you have acquired much knowledge during your long and itinerant life, you don’t know your Faith, you don’t know the science of all sciences – Christianity. And don’t imagine that this lack of knowledge is of little consequence – it’s not! The corollary can be calamitous – especially today, when even the hierarchs are wavering, going spiritually blind and veering away along false paths.

The Holy Fathers teach us not to trust every person that calls himself spiritual. We have to first ensure through observing his lifestyle, words and deeds as to whether they are in accord with the teachings of the Holy Fathers, and only then can we accept him and his words, as though they are from Christ. (Saint Simeon the New Theologian).

Saint Polycarp, in instructing Saint Justin the Philosopher in the Christian faith, urged him to “follow those holy men i.e. Holy Fathers”, so as not to be destroyed in one’s own philosophy.

Neither people nor individuals and their self-styled sanctity should be trusted, but the Holy Church, Her Teachers, Holy Fathers, who have articulated their teachings in their works, which gave us a clear understanding of the inner judges of the Christian Church and Her development. They also revealed to us the establishment and incarnation within humanity of new moral beginnings, which was introduced into the world by Christianity.

During the persecution of Christians in the 5th century by the followers or Arius, the same deeds of voluntary suffering was experienced by the true faithful for the purity of the Holy Church’s dogmas. Many bishops were driven out of their dioceses and replaced with Arian clergy. However, the faithful refused any communion with the heretics and gathered for prayer in the wilderness, under open skies. Arius follower emperor Valens, ordered his military commander Modestus to forcefully disperse such gatherings and put to the sword anyone found opposing his decree. In order to avoid bloodshed, Modestus proclaimed this order publicly, but the gatherings continued. He then gathered a body of soldiers and set out to carry out the emperor’s orders. Along the way, he met a woman with a child in tow, hurrying to the prayer meeting. “Where are you going?” – barked Modestus, - “I will not spare anyone. Death is the only thing that awaits you there”. “I realize that, replied the woman – that’s why I am hurrying, so that my child and I can be honoured with a martyr’s death”. Modestus informed the emperor of the people’s fervent zeal toward their true faith, and begged the emperor to rescind his order. While Valens moderated his decree, he nonetheless banished many clergy that refused to commune with the Arians. The banished individuals were greeted by the people and sent off as saints, while their fervour toward the true faith didn’t wane.

Likewise, the Russian Orthodox Church Abroad began to experience Her own calamities, through the appearance of apostates that have deviated from the true teachings, preaching “innovation” - arrogantly shedding their submission to the Church. Spiritual impoverishment has become a common malady, and we are imperceptibly assimilating an alien irreligion, impiety and a sardonic attitude toward sanctitude. As well, we are beginning to maliciously criticize and wreck our last inheritance, which we still have in our itinerant lives – our Holy, unsullied Orthodox Faith.

Today, we often hear: “I live like everyone else lives…”

O, ineffective, deceiving, destructive solace! This is not what the Holy Gospel teaches us… “Enter by the narrow gate for wide is the gate and broad is the way that leads to destruction, and there are many who go in by it. Because narrow is the gate and difficult is the way which leads to life, and there are few who find it”. (Mat. 7:13-14).

According to the Holy Fathers, this means that the narrow gate is the meticulous and fundamental study of God’s Law; while the narrow path means directing your activities in accordance with the Gospel’s commandments.

However, it’s not customary for us to study the Law of God, and people are more in tune with contemporary earthly wisdom and secular pastimes, and are bringing up their children accordingly. Meanwhile, the scholarship of this age that has arrived is not true wisdom, but merely its pale and conceited  estimation. New discoveries, latest accomplishments in the sciences and the arts are not providing contentment for mankind. Quite the opposite – they are complicating the individual’s life and are filling it with fear and anxieties. The character of the contemporary intellectuals’ thoughts –  among whom the heathen and the godless polymath occupy exalted positions – are totally contrary to the wisdom of the Gospel. While their philosophy carries an outward appearance of intelligence, in essence it’s just a meandering of a divagating mind, afflicted with ulcers of sin and poverty of morals.

Knowledge of the truth can only be accessed with the aid of faith and humility, as it is unattainable without God’s help. Great structures by human hands are swept away by Divine Providence, just like dust, like litter – and there are no traces left of them.

Individuals of great renown, whose glory had been heralded throughout the world, quite often conclude their lives in the most pitiful and inglorious circumstances. They are surrounded by countless bottles of medicines, health professionals and various other earthly futilities, losing all their self-control and finally lapsing into the terrifying agony of a mindless soul, confronted by the Gates of Eternity. This occurs with the unbelievers.

At the same time, a believing Christian, faithful member of the Holy Church, quietly slips into eternity without any clamour or commotion, having partaken of the Mysteries of Confession and Holy Communion. Great tranquility and unearthly joy accompanies him in his last minutes here on earth.

* * *

                     ХРИСТОС НА СУДЕ У ПИЛАТА

                                                            П. Котлов-Бондаренко

                                                    Когда Христос был у Пилата –

                                                    Бичеванье там переносил,

                                                    Тогда там целый полк солдатов

                                                    Его тиранил и бил;

                                                                Его одели в багряницу,

                                                    Венцом терновым увенчали,

                                                    Над ним смеялись и плевали

                                                                И по главе палкой ударяли!

                                                    Такие пытки перенес

                                                    Господь наш у Пилата,

                                                    Но Ему сготовили и крест

                                                    И на Голгофе там распяли!

                                                                О, как глумились над Ним

                                                                Начальники и фарисеи,

                                                                Над избитым и больным,

                                                    Прибитым к дереву гвоздями!

                                                    Он весь от холода дрожал,

                                                    Ибо все одежды с Него сняли,

                                                    Но Его уста молитву все шептали,

                                                    Пока совсем не замолчали!

                                                                Так Господь наш совершил

                                                    Наше Искупленье,

                                                    Он все муки перенес

                                                    Ради нашего спасенья.

                                                    Как велика Его любовь

                                                    И долготерпенье!…

                                                    Он всех распинателей простил –

                                                    Всем на удивленье!

 * * *

CHRIST  AND  THE  JEWS

“And all the people answered and said, ‘His blood be on us and our children’”. (Mat. 27:25)

Seraphim Larin 

It is inconceivable that the Jews did not know that Christ was the long  expected Messiah. For centuries, prior to His birth, detailed studies were made of all the prophecies regarding the Messiah and His personage, so that He would be recognised instantly upon His appearance. People prayed for His coming at home and in the Temple. Even the Samaritans – hated by the Judeans for their heresy – firmly believed in the coming of the Greatest of all prophets, Who will solve all the misconceptions concerning the true faith: “I know the Messiah is coming. When He comes, He will tell us all things” (John 4:21). 

At the same time, and perhaps more importantly, this extensive analysis would arm the people against any false prophet that may declare himself as the Saviour. Consequently, when Christ did appear before them, this fervent awareness was well entrenched in the Jewish people, underscored by their knowledge of what signs to expect concerning the true Messiah i.e. about His name, origin, nature, actions, place of birth etc.. (Mat. 2:4, John 7:42). Yet the Jews not only did not recognise Him or His deeds, but rejected, judged and crucified their Saviour! “But although He had done so many signs before them, they did not believe Him … for they loved the praise of men more than the praise of God” (John 12:37, 43). Such were the hate-ridden, hypocritical, spiteful Scribes and Pharisees – leaders of the Jewish people – that were condemned by Christ Himself!: “But woe to you Scribes and Pharisees, hypocrites! For you shut up the kingdom of Heaven against men; for you neither go in yourselves, nor do you allow those who are entering to go in” (Mat. 21:13).

With all the detailed and extensive knowledge that they had about the Messiah, they were expected to recognise Him instantly. Yet they closed their eyes to reality and continued their blind fulfillment of the Law, not allowing its spirit to permeate their cold hearts.

To the majority – particularly the Pharisees - the true Jehovah was not God but flesh and gold (Mat. 23:23-31). They mistakenly clung to the idea of being God’s chosen people purely because they called themselves sons of Abraham, were circumcised and treated Saturday as a day of rest! Cold and unyielding laws that lacked warmth and spirit.

Apart from this spiritual blindness, the Judean Faith as such, was divided into sects that had their own ideas about the Messiah. Some preached that according to the Prophets, He would come from Bethlehem, while others argued that this was not known. Even King Herod was unaware of Christ’s place of birth: “he inquired of them where the Christ was to be born” (Mat. 2:4). Some imagined that the appearance of Prophet Elias would precede the Messiah: “Why then say the scribes that Elias must first come?” (Mat. 17:10). Others (Nazarites) believed He would be just a man that would be gifted with extraordinary powers from God, while still others thought He would be a higher being than an ordinary man – but not a God: “The Jews answered Him saying, ‘For a good work we Thee not; but for blasphemy; and because that thou, being a man, maketh Thyself God’” (John 10:33).

However, most Jews incorrectly believed that as children of Israel and sons of Abraham, they were automatically saved: “For they are not all Israel, which are of Israel. Neither, because they are the seed of Abraham, are they all children” (Romans 9:6-7). Furthermore, nobody expected the Messiah to arrive from Galilee: “They answered and said unto him, ‘Art though also of Galilee? Search and look: for out of Galilee ariseth no prophet” (John 7:52), or from Nazareth: “And Nathanael said unto him, ‘Can anything good come out of Nazareth?’” (John 1:46).

Naturally, various groups had differing views as to the identity of Christ. Some thought that He was an extraordinary Teacher Who loved the truth, was compassionate, pious but prone to flights of fancy – expected impossible realisations from the influence of good on people. Furthermore, when He did speak and act with full authority as the Son of God, these people concluded that He was beside Himself and needed placating; “And when His friends heard of it, they went out to lay hold on Him: for they said, He is beside Himself” (Mark 3:21).

Others saw Him as an opportunist that exploited the people’s expectation of the coming of the Messiah for His personal advantage: “And there was much murmuring among the people concerning Him; for some said, ‘He is a good man’: others said, ‘Nay; but He deceiveth the people” (John 7:12).

Another group believed Him to be a forerunner, a Holy Prophet that was gifted with divine powers, but did not have the earthly might of the Messiah. (Mat. 16:14).

Finally, there were those who viewed Him as a favoured individual of the demon, and that His power to drive out evil spirits comes from Beelzebub/Baal (prince of “the dung heap” or “the flies”) and not from God: “And the scribes which came down from Jerusalem said, ‘He hath Beelzebub, and by the prince of the devils casteth He out devils’” (Mark 3:22). The fact the statement was self-contradictory – demons do not fight against one another – did nothing to alter their opinion. Their hatred blinded them to reality and logic.

While the majority of common people saw in Him a Holy Figure that only created good, the spiteful and jealous members (with some notable exceptions) of Sanhedrin, commenced a campaign to degrade, ridicule, belittle and slander Him as His popularity was growing with alarming speed. The Scribes and Pharisees began to repeatedly point out to the people that Christ was a friend of tax-collectors, mingled with heathens (especially the despised Samaritans), upheld Roman law by paying taxes, and was a destroyer of the Law of Moses and its customs, violator of the Sabbath. The most damaging slander spread by the Jewish leaders was that He was an associate of evil forces: “Then answered the Jews, and said unto Him, ‘Say we not well that thou art a Samaritan, and hast a devil?” (John 9:48). Being simple folk and lacking sound knowledge of the Messiah, this corrosive lie began to take root in some of them, nullifying the divine qualities of Christ’s words and deeds. So much so that at times they tried to stone Him for blasphemy: “Then the Jews took up stones again to stone Him” (John 10:31). Other times they tried to grab Him: “Then they sought to take Him” (John 7:30).

In order to hasten the rejection of Christ by the people, they issued an edict that anyone accepting Him as the Messiah will be excommunicated from the faith, the Law of Moses and would no longer be regarded as a son of Abraham. This was a very potent threat indeed, because all these matters were of vast importance to the faithful Jew. Without the Synagogue and its guidance, they would be totally lost and abandoned. Even King Herod looked to them for guidance: “And when he had gathered all the chief priests and scribes of the people together, he inquired of them where the Christ was to be born.” (Mat. 2:4).

Even the people that did regard Him as the true Messiah, believed that Christ’s meekness, humility and acceptance of insults was only a temporary sufferance and that He will shortly reveal His might and assume total power over all nations. (Mat. 20:21)

His own Apostles (before they received the Holy Spirit) expected earthly rewards: “Then Peter answered and said to Him, ‘See, we have left all and followed You. Therefore what shall we have?’” (Mat. 19:27).

At the same time, the distorted comprehension of Christ’s Kingdom and the purpose of His coming made it very difficult for the average Jew to recognise the true Messiah. Handicapped by a lack of understanding of the written word of the Prophets, some imagined Him as a mighty King that would unite all the Jews: “For I will take you from among the heathen, and gather you out of all countries, and will bring you into your own land”(Ezekiel 37:24), others that He would be Ruler of all the world: “And He shall judge among the nations, and shall rebuke many people: and they shall beat their swords into plowshares, and their spears into pruning hooks: nation shall not lift up sword against nation, neither shall they learn war any more” (Isaiah 2:4). “The Lord reigneth; let the earth rejoice” (Psalms 97:1). All these mistaken notions stemmed from an earthly interpretation of words rather than their spiritual meaning.

All the declarations by the Prophets were made in a spiritual sense and not in earthly terms. When they do mention that kingdoms that embraced the Messiah and His teachings will prosper and flourish, they meant this as a natural and consequential flow from the moral and spiritual regeneration of people and their leaders. It certainly did not mean that the Messiah would overthrow those that did not acknowledge Him: “I did not come to destroy but to fulfill” (Mat. 5:17).

Due to the general drop in spiritual values among the Jews; the emergence of a new dialect and the corresponding corruption of their ancient language that had so much to offer through the writings of the Prophets; the shift in moral values because of their commixing with other people; the appearance of various sects with different teachings – all had a confusing effect on the general populace, rendering them incapable of discerning the truth as espoused by the Prophets. Consequently, their blind and mechanical fulfillment of the Law and faulty understanding of the Prophets were convenient reasons to perpetuate their dreams of vain-glory as the chosen race with its attendant material gain.

These erroneous beliefs were reflected in their expectations of a powerful Messiah, Who would conquer the rest of the nations, unite Israel and place it in the forefront of His Kingdom.

Unfortunately, all their anticipations were focused on the earthly and material gains.

Afflicted with blindness of both mind and heart, it was predictable that Christ would be rejected as the Messiah by the Jews. Instead of a majestic figure, sword in hand and surrounded by legions of soldiers, they were confronted by a homeless Teacher that dressed plainly, of humble bearing and attended by twelve unassuming Disciples – and to compound their consternation, all He had to offer was: sermons on the nearness of God’s Kingdom, no promises of freedom from Roman occupation, no earthly power or gains for the chosen race, acceptance of poverty and self-denial. In addition, He paid taxes to the hated Romans, ate with tax collectors, equated Himself to Almighty God, promised to lead heathens into the Kingdom of Heaven with the expulsion of many Jews into perdition! Furthermore, He was to establish some invisible kingdom without any military help or the participation of Sanhedrin! Such a Messiah went against everything they expected, they had learned and hoped for. He couldn’t be the true Messiah because how could they be so wrong? As history shows, they were that wrong and more!

The tragedy about the Jews is not the fact that they were responsible for Christ’s crucifixion – although it is the greatest crime that has been or ever will be perpetrated - but that they never sought forgiveness for their enormous atrocity. Two thousand years ago, they were afraid to deal with Christ’s alleged blasphemy and put him to death according to their own law i.e. stoning, beheading or garroting. Instead, they forced the Roman authorities to apply their unique form of execution, thereby shifting the blame onto Pontius Pilate. Today, they are afraid to acknowledge their crime by trying to excise all references in the Bible to the Jews’ involvement in Christ’s crucifixion. 

Idle theorists like to pose the following question: “If Christ’s crucifixion had been pre-ordained (otherwise humanity would not have been saved), then the Jew was a necessary instrument in fulfilling this. Had they not been instrumental in His execution, there would have been no salvation. Consequently, why blame and condemn the poor Jew?”

Indeed, Christ’s crucifixion was inevitable as all the prophecies announced over the centuries. In order to save mankind, God sacrificed His One and only beloved Son.

“Who Himself bore our sins in His own body on the tree, that we, having died to sins, might live for righteousness” (1 Peter 2:24).

However, the damning sin of the Jews is that they have not repented, because God would certainly forgive them if they acknowledged their crime! If God is willing to forgive SATAN – if he repents – then surely He would forgive His chosen race….notwithstanding that they had crucified His Son! Yet the Jew remains unrepentant, deaf to Apostle Luke’s condemnation: “you have taken by lawless hands, have crucified, and put to death.” (Acts 2:23).

At the same time, it’s ludicrous to believe that had Judas not betrayed Christ, then humanity would not have been saved. If mere humans have contingency plans for mundane, earthly situations, God in His Almighty wisdom would certainly have had an “alternate blueprint” for Man’s salvation.

It must be remembered that even Judas the Betrayer was overcome with remorse but unfortunately expressed it in a destructive way at the end of a rope. His expression of repentance: “I have sinned by betraying innocent blood” was met with the same cold indifference then, as exists today among the “chosen people” – “What is that to us? You see to it!” (Mat. 27:4).

“O Jerusalem, Jerusalem, the one who kills the prophets and stones those who are sent to her! How often I wanted to gather your children together, as a hen gathers her brood under her wings, but you were not willing!” (Luke 13:34)

* * *

                                         СИМОН КИРИНЕЯНИН

                                                                                П. Котлов-Бондаренко

                                                                        Когда Господь шел на Голгофу

                                                                        И падал под тяжестью креста,

                                                                        Тогда пришел Ему на помощь

                                                                        Там Киринеянин один;

                                                                                    Он взял на свои плечи

                                                                        Этот деревянный крест

                                                                                    И нес его до Голгофы,

                                                                                    На нем Господь и принял смерть!

                                                                        Какой же подвиг совершил

                                                                        Мало известный Симон? –

                                                                        Он страданья облегчил

                                                                        Самому Господу Христу!

                                                                                    Его подвиг не забыт,

                                                                        Но записан в книгу Божью,

                                                                        Как нужно Господу служить,

                                                                        Чем мы только можем!

                                                                        Он призвал нас на служенье:

                                                                        Нести свой крест и не роптать,

                                                                        И,  если будет нужно, -

                                                                        То за Его имя – и пострадать!

 * * *

ОТДЕЛЯЯ ЗЕРНА ОТ ПЛЕВЕЛ

Дмитрий Барма

Не зря дьявола называют «отцом лжи». В современном мире борьба истины и лжи, добра и зла, стала лишь внешне более мягкой по формам. На самом же деле она ещё более ожесточена чем когда либо прежде. Всё шире распространены различного рода искусственные политические ярлыки, извращающие и искажающие здоровое и трезвое понимание мира, недо-правда, полу-правда и полуложь, являющиеся формами той же самой лжи. Суть их в запутывании людей и постепенном вовлечении в сети лжи. Агрессивно наступающее, сущедьявольское зло, каковым мы его знаем по практике большевизма, оказалось не эффективным, поскольку вызывало инстинктивное отторжение и готовность умереть, но не подчиниться противоестественному насилию над всем тем, что нам свято и дорого. Вот зло и меняет ныне формы своего воздействия сохраняя суть его неизменной.

Поскольку нет у меня богословского образования, то не стал бы писать об этом, но заставила насущная необходимость. Слишком уж часто, особенно здесь, в РФ, именно «знающие» не замечают простых и понятных вещей. Порою из безразличного нежелания видеть неприятное, порою же как раз в силу простоты происходящего (в том и слабость знания, что оно не истина, а лишь способность познавать её). Да и здоровое понимание самой сути добра и зла встречается, как я вижу, всё реже. Если такое происходит и насаждается здесь, в Эрэфии, то удивляться нечему. Но удивляет это среди тех, кто не попал под чудовищный богоборческий гнёт и мог беспрепятственно читать замечательную книгу русского православного философа И.А. Ильина «О сопротивлении злу силою», работы митрополита Антония (Храповицкого), архиепископа Аверкия (Таушева), служившего под омофором митрополита Анастасия, архиепископа Феофана (Быстрова), который был духовником семьи нашего Государя Императора. Слишком уж быстро прошла позорная и погибельная смена вех. Слишком легко объединились и с чем?!

Вот живой и наглядный пример, ясно показывающий с чем именно. В Москве, у станции метро (им.Ленина) Сокол, находится церковь Всех Святых. Посреди церковного двора, по левую руку от её алтаря, неподалёку от места его мученической смерти от рук богоборцев, установлен памятный крест Св. Мученику Иоанну (Восторгову), по всей видимости последнему настоятелю Храма Василия Блаженного (в коем, подобно Константинопольскому Собору Св. Софии, с водворением богоборческой власти замолкли и по сей день не возобновлены богослужения и заполнен он ныне не верующими людьми, а разного рода праздным людом, зачастую откровенно безбожным).

Крест мученика, кой за веру и истину, «за Христа претерпел еси», стоит во дворе церкви МП, как раз там, где шли массовые расправы над русскими православными людьми, над священниками, монахами и епископами, над юнкерами, защищавшими Кремль от красной нечисти, над членами офицерских союзов. Но кто из служащих в этой церкви хоть раз положил цветы к этому кресту или поставил у него свечу? Кто из них подал пример своей внешне православной пастве? За годы не заметил такого естественного для русского православного человека поступка. Вот вам и «РПЦ». Что в ней после этого русского и что православного кроме чисто территориального признака?

Причиною духовной слепоты часто бывают безразличие и религиозное невежество, ведущее к непониманию сути добра и зла. Поэтому кое что напомню из Ивана Ильина. «Злое начало едино и агрессивно и в агрессивности своей лукаво и многообразно. Тот, кто ему не сопротивляется, тот уступает ему и идёт в его свите; кто не пресекает его нападения, тот становится его орудием или гибнет от его лукавства. Здесь нельзя выжидать, вилять или прятаться, ибо не говорить злу ни «да» ни «нет» значит говорить ему «да»: и потому выжидающий и прячущийся совсем не «выжидает» и не «прячется», а предаёт и предаётся. Для того чтобы вести верное сопротивление злу, необходимо всё время иметь в виду все четыре основных свойства его: единство, агрессивность, лукавство и многообразие и считаться с ними со всеми» (О сопротивлении злу силою, из главы 18). Сегодняшнее зло способно быть «доброжелательным», говорить заманчиво, ласково и велеречиво. Может оно принимать и самый благочестивый вид, но суть и устремления его, кои внешне могут казаться самыми благими, от этого никак не меняются. Зло остаётся злом.

Впрочем, что может сказать это повторение прописных истин тем людям, что раз и навсегда восприняли столь любимый полу-интеллигенцией (всякое познание истины и, собственно, интеллигентность невозможны без религиозности) «научный подход к проблеме»? У них-то всё мышление базируется на сухих математических формулах да политических ярлыках. Именно для них, да не в обиду будет, напомню то, что как раз научный подход подразумевает в первую очередь подход исторический: взаимосвязь и последовательность событий в их развитии. И посмотрим на проблему исторически, холодно, бесстрастно опираясь на общеизвестные события и факты. Заодно и некоторые «общепринятые» политические ярлыки разобьются сами собою.

Патриарх Тихон благословляет уже начавшуюся белую борьбу и часть русского православного народа и его церкви, пораженная ядом толстовского непротивления злу, гибнет, оказавшись под богоборческим игом, как минимум в сто крат более худшим чем даже нашествие полчищ Батыя. Часть смиряется с поработителем и так или иначе, пусть даже своим частным «нейтралитетом», постепенно становится злу лояльна, постепенно переставая быть православною и утрачивая самую свою русскость. Часть гибнет в неравной борьбе по всей исконной территории России и лишь немногим из верных Господь посылает возможность исхода вместе со своей Русской Православной Церковью. На порабощённой же территории церковь и религиозность как таковая методично уничтожаются физически. То, что было взлелеяно кровавым богоборцем Джугашвили под неусыпной опекой ВЧК-НКВД (позднее КГБ и ФСБ) в лице московской псевдо-патриархии, было создано из застращанных и так или иначе примирившихся со злом, а теперь призваных ему на службу лиц, самая постановка коих на высокие церковные посты богоборческой мирской властью подразумевает исторжение (и где же при этом апостольское преемство в МП?). «Кругом измена, трусость и обман», - только этими словами Царя-Мученика и можно точно и кратко описать происшедшее. Так что же мы имели в лице Русской Зарубежной Церкви с её первоиерархом митрополитом Анастасием, как не собственно чудом и волею Божиею уцелевшую исконную истинную Русскую Православную Церковь, коя верно и неизменно хранила и сберегала для потомков неизвращенное под гнетом зла исконное русское православие?

А вот с тем, что создано по команде богоборца Иосифа Джугашвили и доныне ложно именует себя РПЦ, всё несколько сложнее. Назвать эту церковь русской ещё возможно по территориальному признаку, хотя и по нему спорно, но будет абсолютно неверно исторически и по её духу. Назвать её православной при явном пренебрежении к решениям Вселенских Соборов попросту нельзя. Именно в отходе от исконного русского духа и православия и кроется её уязвимость по отношению ко всяческим, иноземным и уже доморощенным, ересям и сектам. Слабостью по отношению к тому, к чему спасенная своим исходом русская православная церковь куда как более стойка изначально.

И неудивительна в этой псевдо-патриархии попытка совместить несовместимое в единении всех религий и верований (интересно даже: а с шаманизмом и идолопоклонничеством полудиких племен тоже теперь единиться надо?). Самое такое единение для русского народа будет ничем иным, как окончательным духовным самоубийством. Учитывая то, что псевдо-патриархия, кою мы ныне почему-то начали слишком уж толерантно называть «МП» (толерантность, т.е. собственно терпимость, если бесстрастно задуматься, не может и не должна быть беспредельна, поскольку превращается неопределённостью в искажающий действительность и здравое понимание мира политический ярлык становясь не только всепримирением с любым злом, но и прямою дорогою в него), «МП» была создана не только под гнётом, но и под прямым руководством богоборческого зла, стоит обратить внимание на то, что из её молитвословов и обихода её паствы исчезли даже самые молитвы, кои оказались неугодными поработившему русский народ злу. К примеру вот эти, что искони читались на Руси в час беды и нашествия врагов и привести которые здесь стоит именно ради тех русских людей, кои вынуждены такими вот «обрезанными» при «МП» молитвословами пользоваться:

В час беды и нашествия врагов.

Тропарь:

Скоро предвари, прежде даже не поработимся врагом хулящим Тя и претящым нам, Христе Боже наш: погуби Крестом Твоим борющыя нас, да уразумеют, како может православных вера, молитвами Богородицы, едине Человеколюбче.

Кондак:

Возбранный Воеводо и Господи, ада победителю! Яко избавлься от вечныя смерти, похвальная восписую Ти, создание и раб Твой: но яко имеяй милосердие неизреченное, от всяких мя бед свободи, зовуща: Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя.

Стихи из Псалмов:

Господи, воздвигни силу Твою и прииди во еще спасти ны.

Да воскреснет Бог и расточатся враги Его, и да бежат от лица Его ненавидящии Его. Яко исчезает дым, да исчезнут.

Не жалует «МП» и эту вот молитву:

Мученик Твой, Господи, Царь-Страстотерпец Николай, во страдании своем венец прият нетленный от Тебе Бога нашего: имеяй бо крепость Твою, мучителей иго низложи, сокруши и демонов немощныя дерзости: того молитвами спаси души наша.

В псевдо-патриархии эти молитвы стали опальными. Даже самая духовная жизнь тех, кто оказался под прямым влиянием «МП», сводится либо внешнему, частичному и неполному «православию», либо же начинается искание заново того, что и без того сохранено уцелевшим в своем исходе русским православием. Пример первого в самом отношении нынешней МП к посту. За пост массово принимается простой отказ от скоромной пищи и доходит это порою, в частных случаях, до парадоксального и комичного. Не зря же поётся: «От брашен постящеся, душе моя, и страстей не очистившися, всуе радуешися неядением: аще бо не вина ти будет ко исправлению, яко ложная возненавидена будешь от Бога, и злым демоном уподобишися, николиже ядущим».

Пример же второго в новоисканиях. Чаще всего пустых и никчемных, порою же уводящих в ещё более глубокие ереси. Тут и спиритизм, и «потоки благих энергий» и много чего ещё в том же роде (кто не верит, тот может пообщаться с монахами МП). В отдельных случаях, как то с  подозрительно оперативно ушедшим из этого мира митрополитом Иоанном (Снычевым), шло это искание своим мучительным путём к прежнему русскому православию, во всём как-бы предваряя появление епископа Деомида. Но то, что говорилось и писалось митрополитом Иоанном при жизни, и те выводы, которые извлекают из этого идущие следом, порою очень меж собою разнятся (достаточно посмотреть в местные черносотенные листки).

Затянувшееся в РФ искание того, что и так в самом исходе было сохранено промыслом Божиим, вполне объяснимо: МП верно служит своим хозяевам и держит свою паству в духовной изоляции, а сохранившемуся в неизуродованном виде, с исконным русским духом, православию навешивает выработанный при Лубянке (уж не отделом ли «А», что в Ясенево?) политический ярлык эмигрантского. Этот ярлык, судя по всему, давно стал у всех прилубянских провокаторов и прихвостней этаким тузом в рукаве. Но при всём этом это не более чем искусственно созданный политический ярлык, тем самым по определению ни что иное, как примитивное средство искажения объективного взгляда на суть событий.

Впрочем, благодаря этим новоисканиям в газете «Голосъ совести» № 2 (79) за март 2009 (www.golos-sovesti.ru, в ней неплоха статья «Черное семейство. Яков Свердлов и его братья») говорится о главном смысле поста в цитируемой на первой странице проповеди митрополита Иоанна (Снычева). Главное всё-таки сказано: «Уклонись от зла и сотвори благо». Но вот только для подсоветской паствы это слишком кратко, ведь и грань между добром и злом, да и самая способность ясного их различения, у неё слабее.

«Постимся постом приятным» архиепископа Аверкия (Таушева) гораздо более емко и более исполнено исконного русского духа, а приводимая в ней стихира делает внешне сложное простым и понятным и уму и сердцу всякого русского человека: «Постимся постом приятным, благоугодным Господеви: истинный пост есть, злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похотей отлучение, оглаголания, лжи и клятвопреступления. Сих оскудение, пост истинный есть, и благоприятный». Но не потому ли не встречается это в патриархийных газетах, что «злых отчуждение» и отказ от клятвопреступления не по нутру кураторам от органов?

Не самая заметная внешне, но самая пагубная особенность созданной усилиями богоборческой власти пародии на русское православие кроется как раз в отторжении всего исконно русского, в размывании грани между добром и злом вкупе с насаждением до сих пор верно служащей антирусскому режиму толстовщины с её идеей непротивления злу. Но идея эта изначально чужда русскому православию. Более того, будь таковая идея изначально, то просто не было бы ни русского православия, ни исповедничества, да и самых первых мучеников на Руси, Феодора и сына его Иоанна, не было бы. Откуда были бы духовные силы для подвига у изначально примирившегося? Не даром ведь не из бесовской толстовщины и не из сергиянства, добра от зла не отличающего, не из этих ересей возникло на Руси исповедничество и мученичество, а из православия.

Вкрадчивые, подобно слащавому ручейку слов Кирилла Гундяева, идеи непротивления злу у его однобоко понимающей православие и не способной отличить добро от давно уже привычного зла паствы постепенно переходят в неприятие добра и борьбу с ним. Отсюда поддержка захватов церковных имуществ и прочие мерзости в прежнем большевицком духе. Вот так примиряясь со злом постепенно «злым демоном уподобишися». Но при этом не будешь уже ни русским по духу, ни тем более русским православным.

Подмосковье

* * *

                                ПЕРЕД СВЯТОЙ ПЛАЩЕНИЦЕЮ

                                                                                         Ольга Корчагина

                                                            Я стою у святой плащеницы

                                                                        Твои раны готова лобзать,

                                                                        Каждый день мы Тебя распинаем

                                                                        И из ран кровь струится опять

 

                                                                        Не одни иудеи и римляне

                                                                        На Гaлгофу Тебя повели,

                                                                        Это все мы своими грехами-

                                                                        Вместе с ними кричали “Распни”!

 

                                                                        Ты пошел на страдания вольные,

                                                                        Чтобы грех с человечества снять,

                                                                        Ты сказал “Вознесён буду  от земли

                                                                        Чтобы всех нас к Себе призывать”

                                                   

                                                                        Ты молился в саду Гефсиманском

                                                                        Чтобы “ мимо та чаша прошла”

                                                                        Сам Ты Бог, но и был Человеком,

                                                                        Покорился Ты воле Отца.

 

                                                                        А мы волю свою сберегаем,

                                                                        Погибаем в пучине грехов.

                                                                        В глазах брата сучок замечаем

                                                                        И стыдимся мы веру отцов.

 

                                                                        Твои заповеди не исполняем!

                                                                        Плоть свою огорчить не хотим!

                                                                        И свой крест мы нести не желаем,

                                                                        Вспомни кто ты? Ты христианин!

 

                                                                        Эта жизнь пролетит очень быстро-

                                                                        Что посеем, то мы и пожнём.

                                                                        Вспомним все, как разбойник воскликнул:

                                                                        “Помяни меня в Царстве Твоём”

                                                                                         SydneyAustralia

* * *

                                    Я ЕСТЬ ВОСКРЕСЕНИЕ И ЖИЗНЬ

                                                                                    (Еванг. Иоанна)

                                                                               П. Котлов-Бондаренко

                                                                        О, Господь наш всемогущий –

                                                                        Сотворитель всех миров,

                                                                        Ты открыл нам тайну, Сущий –

                                                                        Рожденный прежде всех веков.

                                                                                    Ты явил нам Воскресенье

                                                                                    И победу над грехом,

                                                                                    И человекам дал спасенье,

                                                                                    И жизнь вечную с Отцом.

                                                                        Ты расторгнул узы смерти

                                                                        Своей жертвой на кресте

                                                                        И Своей Силой всемогущей

                                                                        Возродил нас во Христе!

                                                                                    Торжествуйте, сыны света, -

                                                                                    Сам Спаситель вас избрал,

                                                                        Кровью Нового Завета

                                                                                    Он вас спас и оправдал!

                                                                        Воздайте Господу всю славу –

                                                                        Все искупленные сердца,

                                                                        За Его жертву Искупленья,

                                                                        За Его чудные дела!

* * *

ВЕЛОСИПЕДНАЯ  ПРОГУЛКА.

В. Соколов

      В деревне, вечером, решили, с сыном прокатится по окрестностям на велосипедах. Русский ландшафт: поле, лес, заброшенная церковь, тишина, робкая весенняя зелень, в низинах вода. Хотели сделать круг по уже знакомому пути. Пять километров до деревни И., а обратно вернуться, но другим путем. Едем. Первая деревня на пути. На окраине ручей, пьем прозрачную холодную воду – в городе себя так не побалуешь. Дальше подъем и необъятное поле до дальнего леса. В далеком детстве с мамой шли через это поле, летняя гроза, потоки дождя, сверкали молнии, грохотал гром – страшно было….

    Докатили до перелеска, лужи, разбитая дорога, месиво грязи, кое- как перебираемся. Не слишком просто, но пять километров педалями прокрутили. Гоним с ветерком с горки по мосту через нашу небольшую речку. Вот и деревня И.– народ иногда попадается. У колодца остановились попить. Из ближайшей избы выбегает хмельная девица, стареющая, помятая: - Откуда вы? Колодец, что ваш?

    Насилу выпросили воды у «гостеприимной девушки» Едем дальше, возвращаемся. Добрались до маленькой деревушки Р.– всего четыре дома. Стоит почти в лесу. Один дом кирпичный, мощный – работягам, наверно, принадлежал. На окраине была часовня – я еще ее помню – бывал здесь в детстве.  Пытаемся проехать – дорога заросла. У местного невменяемого персонажа спрашиваем: - Куда дальше? Трясется, стреляет сигарету, кажет – туда. Два километра гоним по лесу – усталость дает о себе знать. Дорога теряется, приезжаем к тупику. Ну что скажешь об этом народе! Вернулись обратно. У другого дома копаются в огороде трое. Показывают, мол, в другую сторону гоните. Ну,  мы и гоним. Итог такой же – дорога затерялась и исчезла. Нужную сторону пути я знаю – пытаемся пробраться по бездорожью, прям через поле. Поля изрыты кабанами. Велосипеды волочем, а уж начало смеркаться. Подбадриваю сына: - Приключение! Вперед! Добрались до реки, за ней деревня, нам туда – но впереди топь. Что делать? Через перелесок, русские джунгли, бурелом, проваливаемся в воду, лесной ручей, пьем, выбираемся. Ничего не получается. Решаем возвращаться старым путем. Это крюк, но вариантов нет. Ногу натер до крови. Бредем и едем через эти забытые Богом деревни, населенные непонятными существами, забывшими навсегда – Откуда, Где и  Куда. И вот проехав все, с отваливающимися ногами, опять на бескрайнем поле. Туман, восходящая луна, сумерки, велосипед, Родина….

                    2007

* * *

                             СВЕТЛОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ ХРИСТОВО

                                                                                        О. Игнатьиев

                                    Великий чудный день спасенья

                                    Для погибающих настал:

                                    Спаситель Чудом воскресенья

                                    Тьму злого мира  облистал.

                                                                                  Исчезло зло, вражда, коварство,

                                                                                  Погибла мира суета

                                  И на земле настало царство

                                  Владыки Господа Христа.

                                    Все обитатели земные

                                    Ликуют радостью небес,

                                    Поют Творцу хвалу святую

                                    И славят чудо из чудес!

                                                                                  И даже дивный вид природы,  

                                                                                  Одетой в праздничный покров,

                                                                                  Небес сияющие своды

                                                                                  И в храмах звон колоколов.

                                    В тон вторя радости  и чувствам,-

                                    Спасенных Господом людей,-

                                    Как будто вместе прославляют

                                    Великий Светлый праздник сей!

                                                              Харбин,    Китай                     

                                                                         1930г

* * *

ТОРГОВЫЙ  ЦЕНТР.

В. Соколов

    Сияние, стекло, металл, мрамор, космическая архитектура – «Рай» на земле. Торговые центры заполнили города России, создавая видимость материального благополучия страны. А вне городов все остальное пространство в развале и запустении. Можно  гордиться достижениями, если они повсюду. Но «оазисы» среди разрушения….

            2009

* * *

                            ИЗ АДА ПОДЫМАЕТСЯ РОССИЯ.

                                                                            Из ада подымается Россия.
                                                                            На каждом доме был поставлен крестик.
                                                                            И русский дух на части разрубили,
                                                                            Чтоб никогда не быть нам больше вместе.
                                                                            Один на десять тысяч был оценен.
                                                                            Один на миллион уничтожали.
                                                                            Притих народ. Да жив ли он? Едва ли.
                                                                            Распяли на дыбе. На крест распяли.
                                                                            Как и тогда. Нет не тогда: сегодня
                                                                            Сейчас. Вот тут! Содрали одеянья
                                                                            Вино и мирта, уксус. Ожиданье.
                                                                            Чтоб видел мир голгофское страданье,
                                                                            Чтоб знали все, почем  непослушанье
                                                                            В земле обетованной иудею.
                                                                            «Распни его!», - и я пресечь не смею,
                                                                            Как Петр бегу. О! Дай мне покаянье!
                                                                            Остановись мгновенье, чтоб запомнить
                                                                            Христа улыбку, вздыбленного в Небо.
                                                                            Да был ли Он? Да вроде был.
                                                                            Иль не был?
                                                                            В душе языческой одни метания,
                                                                            Сомнения. И мысли к отступленью.
                                                                            «А как они?» –
                                                                            прислушиваюсь к мненью.
                                                                            «Распни Его! Распни!», - а он ли Бог?
                                                                            Так почему ж спасти себя не смог?
                                                                            Святая Русь – святая простота,
                                                                            За что тебе такое наказанье?
                                                                            А может быть потомкам в назидание?
                                                                            А может быть награда?
                                                                            Маета
                                                                            Преследует меня, который год:
                                                                            Жил-был когда-то православный род.
                                                                            Где дом его – шестая часть земли.
                                                                            Где тот народ?
                                                                            О нем читаю в книгах,
                                                                            которые читать теперь нельзя.
                                                                            Запрещено нам знать,
                                                                            И русским быть нельзя,
                                                                            И представлять, как нас уничтожали.
                                                                            Да, русский ль я теперь? Не знаю.
                                                                            Но вот болит, болит моя душа,
                                                                            О тех других, безвинно убиенных.
                                                                            Винтовкой немца, чеха, латыша,
                                                                            Под предводительством иуды,
                                                                            Почти что век тому назад.
                                                                            Загнали ироды Россию в ад.

                                                                        Христос Воскресе! – живы будем.

* * *

МОЯ ДЕРЕВНЯ 

В. Соколов

 …..Она в глубинке, между Тверью и Торжком среди полей, лесов, где петляют маленькие речки с прозрачной водой. По материнской линии я из этого края. В 1989 году купил дом по соседству с родной деревней матери. Вспоминаю детство – приезжал на лето к бабушке, застал еще живую советскую деревню. Про расцвет можно не говорить, но жизнь кипела. Стада, множество живности, обрабатываемые поля, народонаселение, пусть пьяное, но в большом количестве. Мы, ребята, бегали все лето босиком по земле еще  не усыпанной мусором и стеклом. Дед Филипп, муж моей тетки пас коров, и я мечтал тоже стать пастухом. В четыре утра выгоняли коров и овец. Встать так рано очень трудно, но как-то мне это удалось, и я вместе с дедом и его стадом, весь день бродил по родным полям и лесам. Вспоминается зарево пожара в ближайшей деревне – дети подожгли сено, сгорело два дома. Долго потом тлело пепелище. А дед Филипп слыл местным озорником, и историй про него ходило много. Сам про себя говаривал – «Я аккуратный и замечательный» Не ясно как с войны вернулся – ранение, изуродованную осколком грудь мне показывал. Как-то постелил новое атласное одеяло корове в хлеву. В отместку соседу, который настучал про самогонный аппарат, и пришлось за это отсидеть год в тюрьме, сжег дом. Все знали, что поджег Филипп, но алиби было безупречно. И покурить мне семилетнему мог предложить. Сидим мы на завалинке, самокрутки курим. И мед прямо из сот - густой расплавленный янтарь с его пасеки вспоминается. Как и все горько пил, и умер от воспаления легких – пьяный, всю ночь провалялся у кого-то на холодном полу. Подобная смерть тогда не редкость. Все мужики приблизительно так и умирали, в безбожии, в советском рабском свинстве. А сейчас, совсем пустыня, все разъехались или вымерли. Кто остался, так доживают в нищете и безобразии. Хозяйство развалилось. Поля зарастают. Еще пятнадцать лет назад распахивали и сеяли. Теперь здесь молодой лес – собирай землянику, грибы. Вот и  забытый храм…. Мой дед вернулся с первой мiровой войны убежденным большевиком и, имея много задора, разорял вековой уклад родной деревни. А мы, его потомки - внуки и правнуки, с болью в сердце, бродим среди мерзости запустения…. Но есть среди горестного, умирающего пространства редкие, крепкие люди -  пытаются восстановить храм, молятся. Робкая надежда, что Россия возродиться еще существует….

                   2009

* * *

ПО  СЛЕДАМ  НАШИХ  ПУБЛИКАЦИЙ

Дмитрий Барма

В Верности № 110 была опубликована моя статья «Что делать», на основе зафиксированных в документах фактов наглядно и доказательно описывающая один из многочисленных случаев притеснения русского православного населения в Эрэфии. По просьбе пострадавших от этого беззакония добавляю, что среди ограбленных путинской экономической системой немало обрусевших немцев православного исповедания. К ним советская власть издавна относится как к людям второго сорта и единственное их преимущество только в том, что, в отличие от православных русских, обрусевшие православные немцы реже подвергаются открытому геноциду.

Систематические многомесячные невыплаты даже нищенских зарплат, как и различного рода незаконные поборы с работников, ещё с ленинских времён стали характерным отличием экономики социалистического зазеркалья от нормального капиталистического общества. Грубое попрание февралистами наших исконных, на-ра-бо-тан-ных ве-ками законов (сведённых усилиями графа Сперанского в один Свод Законов Российской Империи), было решительным шагом к разрушению всей русской экономики и большевицкому рабству. Шагом, прямо приведшим к насильственному введению не только чуждых русскому народу, но и вовсе противоестественных «законов» победившего племени. Шагом к рабству и «узаконенному» беззаконию. То, что в статье «Что делать» на реальных фактах показана современная спайка грабительской «экономики» со служителями «закона», сделало общую картину глубже и объективнее.

Решив проверить что именно эта власть предприняла в этом конкретном случае, когда даже по её собственным законам накопление капитала победившим племенем граничит с рядом уголовных преступлений,  я снова несколько раз подряд посетил ту службу судебных приставов, коей в ведение и были переданы судебные иски. Именно её чиновники даже по «действующему закону» должны были в случае уклонения от выполнения многочисленных судебных решений незамедлительно передать все дела в прокуратуру для возбуждения уголовного дела.

Приём мне был оказан вовсе не сердечный и изначально прозвучал категорический отказ разбираться в «этом старье» когда, мол, и без того новых забот хватает (уж в чём-чём, а в этом-то я и не сомневался). Однако, когда на свет Божий откуда ни возьмись оказалось извлечено конкретное судебное решение о взыскании солидной даже для нормальной капиталистической экономики денежной  суммы и прозвучал вполне резонный вопрос о том, что мне было бы очень интересно узнать о том, что вообще было предпринято для его выполнения и, в случае уклонения, было ли выполнено в установленный законом срок требование закона (ФЗ № 59) о передаче дел в соответствующую инстанцию при возможном наличии уголовного преступления, поведение чиновников изменилось. Пара из них выскочила на крыльцо и начала нервно курить. От оставшегося прозвучал растерянный вопрос: «Откуда оно у Вас?!»

Тут надо кое что пояснить. Приходившим «жертвочкам» (прошу уж простить за использование лексикона известного русского сатирика) советские чиновники вовсе не предлагали писать соответствующее заявление и фиксировать его номер в книге учёта, как оно было по старинным - да и должно быть по нынешним - классическим правилам бюрократии. Им предлагалось просто сдать исполнительные листы и судебные постановления о взыскании денежных сумм. На руках у них ничего не должно было бы остаться (то, что часть из них имеет вторые экземпляры документов, было незапланированным «системой» сюрпризом). Изымаемые бумаги (каждый комплект из трех листочков формата А4 с большинством исков на суммы около 50 000 рублей весит меньше и занимает меньший объём, чем соответствующая ему сумма в долларах США из пары десятков сотенных купюр) просто складывались уполномоченным чиновником в объёмистый ящик (в который запросто могли бы поместиться 4 стандартные коробки с пачками офисной бумаги формата А4).

Вопрос возник и по судьбе этого короба с бумагами (весящего, судя по всему, не меньше, чем невыплаченные русским православным работникам денежные суммы; желающий проверить может пробовать самостоятельно взвесить 3 листа обычной офисной бумаги формата А4 и пару десятков сотенных купюр долларов США, а заодно может и сравнить их соотношение по объему). Пришлось повторно сходить в ту же самую московскую службу судебных приставов в районе метро Сокол (это неподалеку от места массовых расстрелов русского духовенства, воинства и мирного православного населения большевиками и разбитого памятника воинам РОВС и 15-го казачьего корпуса, кой до сих пор не восстановлен даже в изначально скромном виде).

Вот тут-то и начались совершенно типичные для победившего племени «чудеса». Пересылка из кабинета в кабинет и из канцелярию в приёмную - в разных концах здания - и соответствующий им марш вверх и вниз по этажам занял около полутора часов (какой-нибудь советский ходок, «искатель социалистической правды и справедливости», на этом бы уже выдохся, а у пожилого человека, учитывая советское чиновничье хамство, просто не хватило бы здоровья). Мне же удалось найти имя ныне ответственного за это направление чиновника, но вот незадача - на месте его уже не было. Пришлось зайти на другой день. Но коллеги чиновника сообщили о том, что он болен, а в канцелярии поведали, что «товарищ К. уже уволился». Я же в ответ попросил… назвать мне того, кто должен замещать этого человека при непредвиденных обстоятельствах и был направлен обратно в приемную...

«Замещающий» оказался растерян тем, что именно он вдруг ни с того ни с сего «стал ответственным». Но, поправив фалды недешевого костюма и привычно пожаловавшись на низкую оплату, из присущего уроженцам Кавказа любопытства с явным интересом залез в рабочие документы своего коллеги. И вот тут чиновник побледнел, кое что стало проясняться. Ни ЗАО «Лоджикон», ни дочерняя компания ООО «Лоджикон-Долгопрудный» уже даже не числятся в ведущихся списках тех, по кому вообще что-либо взыскивается. Судьба же увесистой коробки с исполнительными листами и судебными решениями представляется неясной и довольно загадочной. Не то затерялась в архивах, не то ещё где, если вообще ещё существует, а не сгорела (как частенько горят подлинники архивных документов в специальной металлической бочке при всяком особом отделе).

Но, в конце концов, разве так важно где именно находится злосчастная гора документов? Важнее то, что деньги православных работников, и русских, и обрусевших немцев, осели в руках тех, кто провозгласив «равноправие» с самого начала советской власти захватил монопольную привелегию накопления капитала. И только в данном случае советскими паразитами беззаконно присвоена весьма увесистая и объемная (в буквальном смысле слова) сумма.

А сколько ещё таких вот случаев по Руси? И часто ли хотя-бы кто-то потребует ответа и справедливости, если самое православное мышление вытравливается из народа, замещаясь основывающимся на толстовстве сергиянством московской псевдо-патриархии? Чему оно служит, это насажденное из НКВД псевдо-православие, как не развращению и обезбоживанию, да обезволиванию и порабощению русского народа, до сих пор последовательно ограбляемого и вымариваемого чуждой ему властью?

Подмосковье

 

* * *

                    ВТОРНИК СВЕТЛОЙ СЕДМИЦЫ

                                                                                Александр Б.

                                            Вторник Светлой Седмицы.

                                            Утро. Небо ясное.

                                            В светлой дымке нежится

                                            Солнышко прекрасное,

                                            Лучиками теплыми

                                            Землю согревая,

                                            Красками веселыми

                                            Лето приближая…

                                                                  * * *

ДОНСКОЙ МОНАСТЫРЬ.

В. Соколов

Вчера посетили Донской монастырь. Другой мiр. Осколок прошлого. Бродим по кладбищу заснеженной погребенной России. Величественные надгробия. Ушедшая эпоха. Тяжело осознавать, что там совсем близко, за монастырскими воротами шумит другая Россия. И Россия ли? Здесь умучили патриарха Тихона. Нелюди с винтовками, со звездами,  горящими во лбу оскверняли святыню. Где теперь они? А мы, их потомки, на пепелище великой страны. Перезахоронения  И.Шмелева, А.Деникина, В.Каппеля, И.Ильина. Поклонимся им, верным до конца России. Нерадостно костям их бренным среди поруганной империи лежать. И по-советски жалкие надгробия венчают их могилы.             

         2009

* * *

GOONDAEV  PREPARES  FOR  HIS  CAMPAIGN…

By Nicholas Kazantsev

Translated by Seraphim Larin

Clandestine KGB collaborator and the second face of the MP hierarchy has erupted at “Nasha Strana”. At a press conference convened on the 15th of October in Moscow and dedicated to the upcoming “days of Russian culture in Latin America”, the head of the Department of External Church Affairs of the Moscow Patriarchate, metropolitan of Smolensk and Kaliningrad Kirill Goondaev, lamented that in Latin America “there was a dearth of media information in the Russian language”.

According to Goondaev, it’s an especially depressing situation with regard to the lack of information on the illuminating activity of the “Russian Church”. Thus, “today, the only publication that is dedicated to Russian Orthodoxy and is circulated to practically all the Orthodox parishes in the region, is a newspaper that is tarnishing the image of the Russian Orthodox Church”, complained Goondaev. In the opinion of this tobacco metropolitan,   our publication’s “information policy is having a negative influence on the faithful in their acceptance of the Moscow Patriarchate clergy”.

Apart from everything else, Kirill Goondaev stands out as a serial liar.

1.     “Nasha Strana” doesn’t try to influence the faithful, but merely mirrors in its “information policy” their feelings and expectations, which it fully shares.

2.     “Nasha Strana” is not a “publication dedicated that is dedicated to Orthodoxy, but is in fact a political newspaper that is an adjunct to the Russian monarchist concept. If lately it has allocated a lot of space in defence of the Russian Orthodox Church Abroad, it’s because Her seizure by the Moscow Patriarchate was a political act, inspired by the neo-soviet government of Colonel Putin. Also, because it’s the historical – and not the Laurus or Hilarion – Overseas Church that represents the last intermedium, the last institution that links the Russian people with Tsarist Russia.

3.     “Nasha Strana” appears as a true daughter of the true Russian Orthodox Church - not the soviet one created by Stalin – and that’s why it not only doesn’t slander Her, but quite the opposite, it uncompromisingly guards Her against enemies from within and especially ferocious ones from without – like Kirill Goondaev.

4.     The name of the Russian Orthodox Church is being maligned by the amoral hierarchy of the Moscow Patriarchate, harnessed by the neo-soviet and immersed in corruption and actual godlessness. The MP is not ROCA. The MP is anti-ROCA.

So go ahead comrade Goondaev and establish your new Russian language mass media agencies in Latin America – “Nasha Strana” will certainly not lose even one of its readers!

“Nasha Strana” 18/10/08

* * *

ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС.

В. Соколов

Когда на заре своей юности, в середине восьмидесятых, я бродил по советской нищей Москве, чувствовал и осознавал, что Россия находится в оккупации. Но тогда у меня возникла мысль о сравнении ее судьбы с судьбой Византии. Сейчас же, по прошествии 25 лет, когда я на пороге старости, приходится в этом убедиться. Воистину – это другая страна. Воистину – это не Россия. Как бы ее не пытались задекорировать русскими символами, советское, антирусское прошлое никуда не делось. Все потуги войти второй раз в великую реку под названием Россия – бессмысленны. Геройская борьба Белого движения  вызывает восхищение, и не напрасна эта борьба – ради Высшего смысла стоит сложить голову. Но против Бури исторического процесса разве можно устоять? Когда идет цунами, оно сметает все.

Объяснение тому – гнев Божий за грех отступления от веры, за грех либерализма, за грех всеобщей теплохладности.

Наверно, когда умерла Византия, были те,  кто ее оплакивал, оплакивал свою Родину, свое прошлое. Вот и мы такие. Очень горько видеть смерть того кого любишь. И это совсем не пораженчество. Просто, нерадостный вывод об окружающей нас действительности.

               2009  

* * *

                                    В ТРЕТЬЕ ПО ПАСХЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

                                                                                                   Александр Б.

                                                В третье по Пасхе воскресенье

                                                Мvроносицам-женам Святым

                                                Благодарственное песнопение

                                                Мы возносим и молча скорбим

                                                О нелегкой, но радостной доле,

                                                Что им выпала – первыми быть,

                                                Во Христе обретя свою волю,

                                                Весть благую о Нем возвестить:

                                                О Его Воскресении Светлом,

                                                Своей смертью от смерти оков

                                                Спасшем нас, даровав нам нетленный –

                                                Живот Вечный – во веки веков.

 

                                                                                * * *

A  FOREIGNER’S  THOUGHTS  ON  THE  SANCTIFIED  RUSSIAN TRUE ORTHODOX  CHURCH’S  COUNCIL

Reader Vladimir MOSS

Translated by Seraphim Larin

Introduction:

“Behold, how good and how pleasant it is for brethren to dwell together in unity!” – exclaims Saint King-Prophet David. “It is like the precious oil upon the head, running down on the beard, the beard of Aaron, running down on the edge of his garments” (Psalm 133:1-2). While the precious oil was not visible on the beards of Christ’s priests, the invisible precious oil of the Holy Spirit ran down their beards copiously during the Consecration of the Cathedral of the Russian True Orthodox Church in the God-saved city of Odessa, from the 26th of October through to the 2nd of November 2008. And I, as an Orthodox observer from England, had the good fortune and honour to be present. Here are my modest contemplations about this truly historical event in the history of the One, Conciliar and Apostolic Church.

Conciliarity (sobornost) of the Council.

Conciliarity is a concept of unity in diverse, freely expressed unity of all ages, nationalities, gender, class and historical epochs, taking place by means of the Holy Spirit and the sole God-inspirited confession of faith. All true Church Councils are revelations of Her Conciliarity… and this Council was no exception.

However, this can be understood in both an outward and inner sense. In an outward sense – in terms of the numbers of participants from different countries, nationalities and classes – this Council was not especially conciliar in terms of expectations of the contemporary world’s understanding. Apart from Russia, Belarus and the Ukraine, there were other participants from Canada, France, Serbia (a whole delegation from the True Orthodox Church of Serbia) and Greece (two Bishops from the True Orthodox Church of Greece). But these are but a few compared with the astonishing diversity of partakers in the councils of the contemporary “church of evil ones” – World Council of Churches – which boasts not only of its multitude of members from different countries, nationalities and classes, but the assortment of the soul-destroying heresies (several hundred, according to Archimandrite Justin Popovich’s estimation) and religions! Thank God there was no such false conciliarity at the RTOC’s Council. On the other hand, the inner aspect of true Conciliarity – joy in the Lord through the profound unity in Faith, hope and love from the participating brothers and sisters – prevailed very strongly.

This was my first and primary impression of this Council.

The basis of Conciliarity of all true Councils is the genuine Orthodox confession of faith. Among the series of documents that were officially adopted by the Council, the most important one was the “Determination of the Blessed Council on the confession of faith and the ecclesiological basis of the RTOC”. Let us briefly pause on some of the facets of this confession of faith.

Status of the Moscow Patriarchate

The Council rejected “sergianism” and the MP as a “special form of apostasy and ecclesiological heresy”, and not only as a “new renovationist schism”, but as a heretical association that has fallen “under the anathema of Saint Patriarch Tikhon and the All-Russian Council on communists and all their collaborators, as well as under the anathema of the ROCA Council of 1983 – on ecumenism”.

Additionally, it can be stated: “also under the anathema of the Catacomb Church on the “sergians”, as the existence of this anathema was confirmed on the Solovki Islands by Martyr Bishop Maxim of Serpoohov, as well as Saint Philaret of New York in his private conversation with the author in London in 1977. We are also aware of this anathema being included in the Synodicon of the Orthodoxy Week in the “Josephite” parishes of St.Petersburg: “The mindless assertion of the renovationist heresy of Sergianism; for teaching that because the earthly existence of God’s Church can ostensibly be based on the rejection of Christ’s Truth, and asserting that serving the theomachist authorities and being faithful to their godless decrees that abase the holy Canons, Patristic Traditions and Divine Dogmas, which serve to destroy the whole of Christianity – saves Christ’s Church; for venerating antichrist, his servants, his predecessors and his eternal followers as the lawful authority from God; and for the blasphemous opposition to the New Confessors and Martyrs… :anathema”.

Consequently, the Council’s decision of RTOC was in full accord with the determinations of the All-Russia Local Council, the Councils of the Catacomb Church in Russia, as well as the Council of ROCA, such endorsement being sealed at the Council of RTOC, which canonized Saint Philaret and 49 Father-Confessors of the Catacomb Church.

Church Sacraments of World Orthodoxy

It therefore follows from the above pronouncement, as determined by the Council that “the Sacraments (of the MP) cannot be acting toward salvation”. A few days later, following the Council meeting, there were efforts to lessen the significance of this decision.

Thus, one of the articles that appeared on the Internet, stated that the Council’s determination conveys “an unwillingness to speak directly about the absence of grace” in World Orthodoxy, and that it utilises “Augustinian terminology, which is totally foreign to Patristic Orthodoxy”.

True, the words “not acting toward salvation” may be reminders of Saint Augustine’s theory on activity, and not the salvific Sacraments of heretics and schismatic. Nonetheless, the phrase is pertinent because God’s grace, being a benevolent giving by God always acts towards people’s salvation, and if it didn’t act in this manner, it wouldn’t be grace. That’s why the Council’s placitum doesn’t express an unwillingness to directly state the absence of grace in the Sacraments of World Orthodoxy, but simply refines it: the Sacraments of the heretics are inert and not salvific.

“However” the document continues, “this doesn’t mean that we are  rejoicing God’s Judgments, and we are not declaring boldly that God is incapable of turning a genuine Christian soul toward repentance and salvation that abides in the official Church, but asserting that salvation can only be found through the admission into Christ’s Church”.

Indeed, who can be saved in the flood of earthly evil if he is not in God’s Ark, which is Christ’s Church? And if through God’s extraordinary mercy, a person is saved within the MP, just like the three youths in the Babylonian fiery furnace, it’s not because of MP’s Sacraments, but rather in spite of them. As a renowned Serbian canonist Bishop Nikodim (Milash) writes: “According to Church Teachings, every heretic is not within the Church, and being outside Her, means there can be no true Christian baptism, no true Eucharistic Sacrifice, and generally there can be no Holy Mysteries… The 47th Apostolic Rule distinguishes the false baptism that is not performed by an Orthodox priest, in accordance with the Church’s Teachings, and it not only fails to cleanse the person of his sins but on the contrary, it defiles him. That’s the meaning of the words of that rule: “the defiled from the unrighteous”. This follows that the Sacraments of heretics from World Orthodoxy are not only ineffective in saving people, but act towards their destruction.

Again, Bishop George (from Bishop Agafangel's synod) asserts: “It’s not the subject of grace or its absence that should be troubling the anti-ecumenists, but the question of the legitimacy of their opposition to heresy and the question of saving souls”. How can there be a legitimate resistance to heresy if there is no recognition of the inevitable consequences of being with heretics: defilement from their sacraments and destruction of the soul? After all, Saint Patriarch Tikhon not only “resisted” the renovationist heretics, but anathematised them, declaring that their “ actions and sacraments… are without grace, while the faithful that participate with them in prayer and Mysteries, will not only not receive any blessing, but are subject to condemnation for participating in their sin”. If Saint Patriarch Tikhon acted in this way with regard to renovationists, why is it that the contemporary hierarchs are not acting likewise with regard to the “neo-renovationists”, who are “mindlessly asserting the renovationist heresy of Serianism”?

Rite of admission for those that have come from the MP

The Council’s Determination continues: “We have decreed that clerics coming over from the MP to the True Church, have to be received through their repentance and an additional laying of hands (chirotesia) over them”. This important decision was preceded by a very moving event, when a cleric from the MP decided to join the True Church by repenting publicly and receiving a chirotesia. Truly the Lord and His faithful rejoice in the return of one lost son than the 99 that have not strayed!

The Council then approached the contentious question of admission based on Church rites of those clergy and laity, who have never undergone the true procedure of Baptism in the MP. While on the one hand the Council reiterated that the only correct form of Baptism – according to Apostolic rules – is the three immersions in the name of the Holy Trinity, they on the other hand decided: “a Baptism performed by the pouring of water, should be recognized. However, every case is to be examined individually, the final prerogative resting with the ruling hierarch. Where necessary, the individual to be Christened with the words ‘if not Baptised’. This question to be returned to the Hierarch Council or Synod for its decision in the future.

And under what conditions is this question to be re-examined? “The basis for changing the admission status of laity from the MP based on Church rites could be for example, proof of official open concelebration of the MP hierarchy with Roman Catholics or such other heretics”.

Some participating clerics, hoped for a more exacting decision to this question, inasmuch as they themselves wanted to be baptized, thereby correcting the type of Baptism they received in the Patriarchate. (With the exception of the Greek Church, all other local official Orthodox Churches practice pouring of water over the head instead of immersion). But apparently, this type of determination appeared to be too audacious – at least at this given time. As this question is not of a canonical but of a pastoral nature, they have a full right to act in this way…

It appears to me that perhaps this is a temporary decision, due to 4 reasons.

Firstly, the MP hierarchs have already concelebrated with Catholics and Monophysites. Moreover, because of their agreement with the heretics at Shambesi (1992) and Balamandi (1994), and not even mentioning their accepting the sacraments of all the member-Churches of the World Council of Churches (1982), it can be concluded that the MP have adopted these heresies and is in one body with them – while ecumenism as such, is a “heresy of heresies”.

Secondly, discontent among the clergy-zealots may intensify, and it wouldn’t be surprising: a priest that has arrived at a firm (and correct) conclusion that the only true form of Baptism is through three immersions, would find it difficult to continue serving without having doubts about his own status of having never received such Baptism. Judging by events in other countries, he would be inclined to offer correct Baptism to those that come to him from the MP. But while he himself remains Baptised incorrectly, he will agonise: shouldn’t I first be Baptised correctly?

Thirdly and undoubtedly one of the reasons for ROCA’s collapse, is her excessive indulgence shown in accepting people from the MP. Subsequently, the majority of these people were found supporting the idea that the Patriarchate had grace, which in turn corrupted the purity of ROCA’s confession of faith. Yes, as the Conciliar decree states, the principle of economy (ekonomia) has to be applied so as not to alienate many from the Church”. But if these “many” undertake without the necessary directive in that they are coming from darkness to light, from a “non-church” to the True Church, - and the most potent form of this teaching is the rite of Baptism – then they may infect normal members of the Church with their sickness, and find themselves returning to the patriarchate’s quagmire: “according to the true proverb: ‘a dog returns to its own vomit,’ and, ‘a sow, having washed, to her wallowing in the mire’” (2 Peter 2:22).

One can hear the argument: “The faithful from the MP often felt God’s help while being within the patriarchate, and now, their obligatory re-baptism may signify rejection of the authenticity of these grace-filled ordeals”. The same can be said of the “many” that came in 1971 to the True Church from Western heresies (even atheists). But this fact didn’t interfere with the ROCA Council’s insistence on Baptism of the incoming Catholics and Protestants, as this was for the specific reason that the Baptismal triple immersion was not practiced in the West.

God is merciful to the just and unjust, and to the Orthodox and to heretics – while miracles, as stated by the Holy Fathers, are designed more for the unbelievers than for the faithful. The Holy Spirit, akin to a dove, flies out of the Ark, Christ’s Church, and flies long distances so as to find green growth – good souls – and convert them to the New Noah – Christ. Consequently, grace-filled conversions to Christ often occur outside the True Church - how can it be otherwise if that person was not born within the Church? There is no need to reject these ordeals; there is a need to thank God for them and go there, where the true understanding of these ordeals can be acquired – the True Church. Certainly, a particular form of tact and signs of love are always essential; a fish cannot be pulled into the boat until such time as it is wholly and completely in the landing net of the pastor-fisherman. If a person really believes and comprehends the pernicious essence of the MP, and that the only correct path out of this perdition – confession of the faith and the Baptismal tri-immersion in the name of the Father, the Son and the Holy Spirit – then he would gladly accept it without hesitation.

Fourthly, the practices of other true Orthodox Churches – Serbian and Greek – have become stricter. This of course is not a deciding argument – conditions in different countries can vary and accordingly, the practice of the rite of admission could be different. But the Council itself declared that it’s “essential to strive toward overcoming these differences… concerning the rite of admission of lay persons”. More than that, the presumed unification of the True Orthodox Church of Russia with the True Orthodox Churches of Serbia and Greece, and the presence of the Serbian delegation and 2 Greek Bishops during the debate on confession of faith, will inevitably turn the attention of the Orthodox faithful on the possible differences between these Churches.

If you point out the heritage of the Russian Church, “historically evolved local traditions and conciliar decrees”, you shouldn’t lose sight not only of the above-mentioned decisions of the Russian Overseas Church about the admission of Catholics and Protestants in the light of Baptism, but the practices of Saint Philaret of New York. He often blessed those members of ROCA that wanted to correct their incorrect Baptism (pouring or sprinkling) received in a heretical community, to be genuinely Baptised by the True Church. And he was not the only one: Archbishop Nikodim of Richmond and Great Britain (+1976), blessed the author of these lines, even though the latter had Holy Communion in the True Church. When a storm broke loose over this decision from the MP, Constantinople Patriarchate and some members of ROCA, Metropolitan Philaret supported the archbishop’s decision…

In reference to sectarianism, bar-codes, “alternative Orthodoxy’ and post-soviet authority.

There were animated, instructive and constructive debates at the Council, on the various types of sectarianism, and on the burning question of bar-codes, apocalyptic number and name of the beast. Also welcome was the rejection by the Council of the ostensible “alternative Orthodoxy”. This terminology first appeared in the Russian Orthodox Autocephalous Church, so as to define ROAC as an “alternative” to the Moscow Patriarchate. True Orthodoxy is not an “alternative” to the MP: She is the only one and sole salvific Truth; and for those who wish to be saved, there is no other alternative.

The concept that “alternative Orthodoxy” as with “Cyprianism” (which teaches that heretics may freely remain within the True church as “sick” members ) – is a subtle variation to heretical ecumenism. The clear rejection of both variations, is to their credit, one of their significant achievements.

The Council likewise unambiguously endorsed Orthodox Monarchism: “We believe that authority established by God – is an Orthodox Sovereignty. We grieve over the loss of the God-given Russian Sovereignty by our ancestors and pray to the Lord for its restoration”.

Such thoughts were often encountered in the theological literature of the “old” ROCA, but they became scarce among Her fragmented “splinters”. Thus in July 2003, the ROAC’s Synod even formally rejected the “aspirations” of the re-establishment of an Orthodox Sovereignty, calling it a “senseless utopia”. In view of this, when the authority of the Russian Federation – both in word and deed – are increasingly underscoring their “legitimate succession” from the anathematised totalitarian Bolshevik regime, it is very timely to be reminded that it’s only that regime, which can testify through not only in words but in deeds as to its own succession from the pre-revolutionary monarchy – can earn the trust of the Orthodox Christians.

In reference to other True Orthodox Churches and ROCA’s “splinters”.

As a member of the True Orthodox Church of Greece, I warmly welcome    the Council’s efforts to establish Eucharistic communion between the True Orthodox Churches of Russia, Greece and Serbia. In order to fulfill the commandment of love, such aspirations are essential so as to demonstrate the conciliar essence of the Church, and at the same time strengthen the True Church throughout the world. Such a unification between the True Orthodox Churches was first undertaken by Saint Met.Philaret, while the present Archbishop Tikhon is following in his footsteps.

The Council took a wise and reconciliatory attitude toward the other parts of the Russian Church, declaring: “We are neither confining ourselves into isolation, nor do we have the gall to think of ourselves as the only true Church”. More than that, there were warm words of empathy directed toward the faithful of the ROAC, which is suffering from the un-Orthodox authorities. This is the only possible canonical and moral approach toward the problem of gathering all the “splinters” of the Russian Church into a single entity. Under the Ukaz (decree) No.362 of 7/20 November 1920, Saint Patriarch Tikhon and the Holy Synod, blessed the decentralization of the Russian Church until an All-Russian Council is convened, and the central Church authority i.e. Patriarch and Patriarchal Synod is restored. The “old” ROCA and had never pretended to be this authority and had always pointed to this All-Russian Council as being the highest instance of the Russian Church authority. What is more important, is the fact that not one of these “splinters” can lay claim to such authority. As an example, the fact that the hierarchy of Bishop Agafangel has assumed the mantle of being “the sole true Church of Russia”, shows that its thoughts are not in agreement with the Holy Patriarch’s covenant, thereby excluding itself from the process of gathering the “splinters”.

Nevertheless, the fact that not one of the “splinters” of the Russian Church can be the central organ of the Church authority, and therefore have power over the others, doesn’t mean that any one of the “splinters” cannot become a nucleus of their assemblage.

Perhaps the most important consequence of this Council, was to show the world that RTOC is prepared to become such a nucleus. Because thanks to the efforts of the Council, She now has a well formulated and strict position regarding Orthodox confession of faith and the Position of RTOC, the Hierarchal Synod and Council, and the many ties with other True Orthodox Churches.

Conclusion

Of course there are problems: there are always problems – a Church on earth that is at war, cannot be without problems and not be subject to persecution. And the Council honestly and openly confronted these issues – as an example, the absence from the Council of two Bishops, Dionisius and Iranaeus. For an outside observer, such as the author of these lines, this candidness, this outer and inner conciliarity – “sobornost” – had especially become that, which encourages trust and hope for the future. On the one hand, the Council demonstrated its fidelity to the glorious past of the Russian Church - Church of the New Martyrs and Confessors, and strictly but justly condemned all the deviations from this fidelity. While on the other hand, it opened the doors to all genuine brothers in faith of all nationalities. The only thing left is to thank God and the organizers of this Council for such a spiritual feast, and join in the words of the King-Prophet:

“Peace be within your walls, prosperity within your palaces. For the sake of my brethren and companions, I will now say, ‘Peace be within you’. Because of the house of the Lord our God I will seek your good” (Psalm122:7-9).

                                                                                                  * * *

КУБА – ЛЮБОВЬ  МОЯ.

В. Соколов

    Моя семилетняя крестница заняла первое место на конкурсе рисунка «Куба – любовь моя. Живет она в Козельске. Папа иконописец. Привезли ее для награждения прямо из дома в Москву, на ВДНХ. Любовь к Кубе рождается в глубине нашей родины. Как сия любовь возникает, ведают только истинные наследники и фантазеры Советского Союза Море народа. Книжная ярмарка. На улице, при входе, киоски по продаже различной литературы. В одном из них особо ретивый продавец с языком явно без костей громко и без перерыва вещал о порочности всего американского. Может быть он прав? Входим в главный павильон. Круглый персонаж из ЛДПР сразу вручил моим детям синие партийные наклейки. Потом, по пути домой, они с удовольствием наклеили их на уличный туалет. Зал, где происходит награждение. Президиум. Серьезные дяди и тети – бывшие комсомольцы и коммунисты в прошлом, а может и в настоящем, теперь  удачливые функционеры и бизнесмены. Речи, поздравления, радостные лица, красные серпасто-молоткастые буклеты. Подарки от посольства Кубы и, возможно, лично от Фиделя Кастро. Выступление детского фольклорного ансамбля – гармошка, частушки, сарафаны, борода, казачья фуражка. И, напоследок,  десятилетние девочки в национальных пляжных костюмах республики Куба, пели и плясали по-испански, то есть, по-кубински.

* * *

РУКИ

Рассказы Штабс-капитана Бабкина

Сначала возникло неясное булькание. Тонкое, далекое, переливающееся, эхом ускользающее. Время от времени это тонкое булькание перебивалось толстым, густым. Будто крупные пузыри пробивались через болотную жижу. Бу-у-уль - бопс! Бу-у-уль - бопс! Лопались на поверхности. И снова небытие. Черное беззвучье.

Однажды вдруг это булькание оформилось в какое-то подобие смысла.

- Блюк-блюк-блюк-он-кажется-блюк-блюк-блюк-блюк...

- Продолжайте-бууль-бопс!.. По-крайней-мере-бу-у-уль-бопс!

И первое осознанное желание. Узнать, что кажется, что продолжать и что «по крайней мере»? Но снова черное небытие, как освобождение.

Скоро появилось другое осознание. Кто-то поднимает его, переворачивает. Из него выходит влага и оставляет тяжесть внизу. Снова переворачивают. Потом ощущение теплого и черного кокона. Кокон вокруг. Кокон внутри. Кокон - вся жизнь. И он - червячок в этой жизни. Прислушивается.

- Блюк-блюк-блюк-блюк-Анна-Федоровна...

Такое же булькание-блюкание, только регистром пониже:

- Блюк-блюк-блюк.

Никакого значения или смысла.

А потом что-то касается части его, той части, что почему-то снаружи кокона. Он мучительно думает, что это. Наконец находит слово: руки. Чьи-то теплые руки гладят его похолодевшие, лежащие поверх кокона.

И тут же первая сложная мысль-требование. Не надо! Не надо гладить мои руки! Они давно уже отвыкли от этого всего. Они умеют только пулемет готовить к бою, в гранаты запалы вставлять, винтовку перезаряжать. Еще ложкой по котелку скрести...

Он застонал.

И тут же услышал голос:

- Доктор, он, кажется, пришел в сознание!

Звонко, как маленький колокольчик на Пасху в их сельской церкви.

Он вспомнил все. Рассыпались цепью, поднялись, пошли навстречу выстрелам. Надо было выбить красных со станции. Станцию удержать до подхода бронепоезда. С бронепоездом продолжать наступление.

Было холодно. Ветер морозил пальцы. Пальцы костенели вокруг спускового крючка. Увидев какое-то движение перед собой, приложился щекой к ложу винтовки. Нажал на спусковой крючок. Привычный толчок. Пуля ушла вперед. Передернул затвор. Дослал патрон в патронник. Снова приложился, снова нажал. Не останавливаясь, упорно пробиваясь к станции.

И тут взрыв! Нестерпимое пламя в лицо, страшный удар, за ним темнота.

Постепенно он стал различать день и ночь. Днем голоса звучали громче. Он начинал понимать целые фразы. Даже диалоги.

За ним ухаживала Капа. То есть Капитолина. Это ее голосок принимал он поначалу за тонкое булькание. Был также врач, Владимир Самсонович. Его глуховатый голос представлялся ему большими пузырями из-под болотной дремы.

- Что ж наш офицер?.. дышит... сердце стучит... воспалительных процессов не наблюдается...

Была еще Анна Федоровна. Но она приходит, по-видимому, под вечер. Когда все голоса становятся глуше. И ее низковатый голос звучит в этом затихающем дне успокаивающе. Это она погладила его руки тогда.

Да, он жив, в лазарете. Но лицо обмотано бинтами. Его кормят с ложки. Жидкий бульон ему вливают через щель в бинтах. Через нее же и жидкую кашу. Каша вкусная, пшенная, с маслом. Он любит кашу.

Еще дают сладкий чай. Он не чувствует его вкуса. Только сладость. Но понимает, что это чай. Однажды дали две ложки меда. И сладкий чай.

Он любил мед с детства. У них в имении была пасека. Основательный и домовитый мужик Еремеев работал на ней. А он, тогда еще мальчик, бегал постоянно к нему. То в ящик со стружками заберется. То в только что сколоченном улье спрячется. Бонна Жаклин кричит жалобно с крыльца: «Пьер, Пьер! Аттанде-ву! Же вэ раконтэ ту ле монд а вотр папá!»

Теплая сдобная Еремеиха, жена Еремеева, находит его. Сует в ладошку мягкую плюшку.

- На-ко, барчонок! Медком полила. Пойдем-ка, а то старшие ругаться будут.

Так всегда. Сладкая медовая плюшка и возвращение из путешествия.

Вспомнились все имена. Отца звали Иван Алексеевич. А его самого - штабс-капитан Сочнев. Петр Иванович Сочнев.

- Организм крепкий... Вытянет... Капа, записывайте каждый день показания температуры. Главное, чтобы не началось воспаление. И будет наш офицер еще гопака плясать. И фамилию, наконец, нам скажет.

Это опять врач, Владимир Самсонович. Он хорохорится, но когда таким бодреньким голосом пытаются успокоить, значит, что-то неладно. Что-то хочет скрыть добрейший Владимир Самсонович.

В свое Заречье он наезжал и потом. Когда учился в Москве, в университете. Отец был очень недоволен. В их роду, Сочневых, все шли либо по военной части, либо по морской. Дядя дослужился до вице-адмирала. В Русско-японскую командовал минным тральщиком. Оборонял Порт-Артур. Побывал в плену. Вернулся - и снова на море. На Черное, теплое, самое прекрасное в мире.

Отец еще в Русско-турецкую начинал поручиком артиллерии. На Шипке сидел. Болгарскую серебряную медаль за это имел. Отчего-то очень дорожил этй медалью. Хотя были у него и Анна, и Владимир с мечами и бантом. Богатое золото с красной финифтью.

Их дед под Севастополем с молодым графом Толстым в карты игрывал. И выигрывал. Прочно засела в роду легенда, что проиграл Лев Николаевич капитану Сочневу восемьдесят пять рублей. И долго не мог отдать.

Их прадед на Кавказе Шамиля ловил...

А пра-прадед Бонапарту ляжки пикой колол.

И так далее.

А тут - университет. Юридический факультет. Лекции по праву, по истории. Впереди карьера присяжного поверенного. Казенного штафирки. Тьфу!

Но деньгами отец снабжал исправно. Продавал лес за Студенцом, когда-то в приданное выделенный его матери, бабушке Ирине Михайловне. Продал свой пай в маслозаводе. Продал захудалое именьице под Рязанью. Там позже купец Авдеев развернул свою мануфактуру, бельгийцы и немцы приезжали, вызнавали секреты. То именьице было частью приданного за матерью, Софьей Михайловной.

Да, мама. Еще жива. Последнее письмо было из Москвы.

Учился он с перерывами. То год пропустит, то полгода. В 1908-ом году уехал в Германию. Ходил на какие-то лекции. Пил пиво. Однажды подрался на дуэли. Получил царапину в руку, и чуть насмерть не заколол того Фридриха Венцля. Позже, уже незадолго до войны, прочитал в газете, что Ф.Венцль заменил на посту директора крупнейшего банка своего отца, Альберта Венцля.

Два года болтался по Европам. Хотел даже в Аргентину уехать. Почему в Аргентину? Никак не вспомнит.

И снова в России. К академическим наукам отвращение. К лекциям, к умно-либеральным профессорам, к их говорильне. Перебрался в Санкт-Петербург. Пробовал писать. Не получалось. Но свел знакомство с поэтами и поэтессками. Поэтесски курили пахитоски и пили водку из пузатых рюмок. Он крутил романы. Немного играл. Без особого азарта. Одевался, правда, всегда по последней моде. Это у него тоже от отца - умел старик носить что мундиры, что партикулярное платье.

В августе 1914-го объявили войну. Петр Сочнев сразу приехал к отцу. За благословением. Старик обнял его. Срывающимся голосом объявил, что гордится им, своим сыном.

Низкий голос Анны Федоровны иногда казался очень знакомым. До дрожи близким. Но он отгонял даже саму догадку. Через неделю он уже понял, что осколком так разворотило лицо, что там нечего было сшивать. Множественные раздробления челюсти. Хрящи носа выбрали, а часть щеки кое-как постарались восстановить. Но глаза... Черепная травма. Хирург, делая операцию в полевом лазарете, был убежден, что глаза больше никогда не увидят Божий свет. Доктор Владимир Самсонович бодренько повторял, что все может быть. И светила ошибаются. И солнце на западе иной раз восходит...

Не самое убедительное доказательство!

Но ему нравится когда Анна Федоровна подходит к его кровати. Садится рядом. Поправляет подушку или одеяло. Иногда приносит сладкий чай, поит его с ложечки. Несколько раз размачивала сухари. Давала ему их. Он всасывал сладковатую хлебную плоть. Не было слаще деликатесса в его жизни.

Что было стыдно, это проситься по нужде. После чая хотелось по-малому. И он дергал за кисточку под рукой. Где-то дилинькало. Если это было вечером или ночью, то появлялась Анна Федоровна. Осторожно переворачивала его кокон, приоткрывала. Кожей живота он чувствовал холод металлической «утки». Облегчался.

Странно, почему в лазарете не было на это санитаров. Грубых и таких нужных мужиков, которых можно было не стесняться.

Запоминалось, однако, что каждый раз после облегчения, теплая рука касалась его руки. Словно доброе дружеское ободрение.

Вслед за слухом и вкусом пришло ощущение запаха. Сначала резкой карболки. Потом запахи пищи. Молоденькая Капа с ее звонким тоненьким голоском пахла свежестью и морозцем. Еще иногда чуть сладковатым потом. Когда Анна Федоровна входила в его палату, он глубоко вдыхал легкий запах лаванды. Она поправляла его подушку, касалась повязок на лице, а он вдыхал лаванду.

Он любил этот запах. Это был запах Крыма. Солнечных дней на веранде дядиного дома. Теплых вечеров, когда они с тетушкой разыгрывали Листа в четыре руки. Холодного крюшона. Он приходил с моря, немного уставший от долгих заплывов, расслабленный, но радостный тем счастьем молодости, которое почему-то осознается как вечность. Он бросал свою шляпу на столик под виноградной беседкой. Садился в соломенный шезлонг рядом с тетушкой. И они беседовали. О новостях в Санкт-Петербурге. О здоровье матушки. О делах в их имении в Заречье. О том, что пора бы ему жениться.

Ветер с дальнего угла сада доносил аромат лаванды. Появлялась Нюта, крепконогая, улыбчивая, белозубая, в простых, но удобных платьях. Ставила перед ними поднос с кофе. Сливки для кофе они всегда покупали у болгар. Болгары же из села наверху поставляли им овощи, фрукты. Греки приносили рыбу.

Была она хороша, Нюта. Только один дефект - на правом глазу образовалась у нее катаракта. Отчего глаз этот словно тревожным огоньком поблескивал.

- А ты знаешь, Петя, наша Нюточка собралась замуж, - однажды сказала тетя.

- Вот как? Надо будет что-то ей подарить.

- Да, за телеграфиста со станции.

Он пришел к ее флигельку той же ночью. Постучал в окошко. Она открыла.

Под утро она плакала. «Зачем вы так сделали? Вы же знали, что я выхожу замуж...» Он улыбался, курил папироску, говорил какие-то слова.

Он был красив, он это знал. Тонок в талии, широк в плечах. Небольшая аккуратная голова. Тонкие чуть резковатые черты лица: прямой тевтонский нос, ямочка на подбородке. Синие глаза. В Петербурге поэтесски посвящали ему стихи. Потом разыгрывали сцены и ломали руки, как актрисы в синематографе. Стихи были наивные и глупые. Тоска, любовь, страдания, призывы в ночи...

Если он верно сосчитал дни, то через две недели у него появилось ощущение языка. То есть он смог пошевелить им. И тут же попытался что-то сказать. Выдавил мычание из-под марлевых повязок. Капочка тут же подбежала:

- Вы что-то хотите сказать?

Да, он хотел сказать. Но у него ничего не получалось. Это было неприятно, все понимать, но оставаться немым. То есть мычащим.

Он сложил пальцы щепотью и стал делать движения - писать! Девушка поняла.

- Вы хотите написать что-то? Я дам вам бумагу и карандаш.

Первое, что он накарябал, было: «САНИТАР МУЖЧИНА ОПРАВЛЯТЬСЯ».

К концу того же дня в его палате раздались шаги. Они были тяжелые, основательные. С ними влетел запах дегтя, крепкого пота и табака. Голос оказался спокойный, грубоватый:

- Что, ваш-бродие, не привыкши к барышенькам? Ништо-о-о! Мы щас с вами проделаем эту конституцию. Меня зовут Василий. Вася! Чуешь ли меня, ваш-бродь? Если чуешь, так сожми кулак.

Петр Сочнев сжал.

Санитар несколько удивился.

- Экий ты прыткай, ваш-бродь! Что ж, давай твое царское дело справим...

Василий, впрочем, оказался немного занудным. Чаще, вместо того, чтобы уйти и унести «утку», присаживался на край кровати. Начинал делиться своим наболевшим. Что вот тридцать пять ему. Дома, в Твери, ждала жена, да не дождалась. Связалась с каким-то фронтовиком-одноруким. А детей у них не было. До войны не успели обзавестись. Он женился-то поздно. Поначалу в ямщиках ходил. Потом нанялся на пивоваренный завод. Опять же с лошадьми, возницей. Сначала ячмень, да солод, да бочки, да то, да другое возил. Потом стал управляющего катать. Работа чистая, легкая. Оплата получше, чем когда телеги туда-сюда волочешь. Смог домишко в Твери, на окраине, прикупить. Ничего, крепенький пятистенок. Печка, полати, все как полагается. Подклеть для порося. Девку выбрал из подгородных. Только она его мечту о поросе сразу отвергла. Еще чего, ей за свиньями ходить! Любила подарки. Все два года то шаль цветастую выманит, то сережки золотые, то сапожки алые, на высоком каблучке. Не подаришь - житья нет. Щи в казанке не то что кислые, но пеной покрыты. Хлеб неделями не печен. В избе грязь и сор. А вот еще придумала - вино попивать. Выпьет, и ему же жалуется: Васенок, ты меня не любишь, не жалеешь...

Попытался штабс-капитан голосом прогнать его. Одно мычание по-прежнему. Тогда снова обратился к Капочке, показал, что хочет написать что-то. Написал одно слово: «УЙДИ». Листок спрятал под подушку.

С тех пор наладилось у него общение с санитаром. Попытался было Вася опять о житье-бытье своем, а Петр Иванович ему листок: «УЙДИ»!

- Как скажете, ваш-бродь! Ваше дело болезно-раненое, наше - санитарское.

Запах дегтя и мужицкого пота еще долго стоял в палате. Пока не вошла Анна Федоровна с доктором.

- Ну-с, - бодренько начал Владимир Самсонович, - а не пора ли нам сказать имя, чин и звание?..

И карандашик с другим листком в руку толкает.

Написал: «ШТ-КАП СОЧНЕВ ОФИЦЕР. БАТАЛЬОНЪ»

В тот день Анна Федоровна никуда не уходила. Он это слышал. Несколько раз заглядывала к нему. То с Васей, то с Капочкой, то сама. И всякий раз вносила с собой неуловимый и будоражащий запах.

А ночью, когда в лазарете все угомонились, вошла в последний раз. Присела на стул - он слышал, как она подвигала его. Положила свою руку на его.

- Здравствуйте, Петр Иванович!

Защемило сердце у штабс-капитана Сочнева. Шумно вздохнул он через марли.

Анна Федоровна продолжала:

- Вы не волнуйтесь только, хорошо? Да, это я, Нюточка, вашей тетушки горничная. Помните, в Крыму вы у нас останавливались?

Снова шумно вздохнул он.

- Я вас по рукам узнала. Красивые у вас руки, господин штабс-капитан.

Он замычал. Но так же нельзя. Нельзя! Нет больше того дэнди Петра Сочнева, с тросточкой, в шляпе-канотье, в белом костюме. Нет ни Санкт-Петербурга, ни аллей Летнего Сада, ни дядиного дома в Крыму, ни их имения в Заречье. Ничего нет! Есть перебитое во многих местах израненное тело. Даже не человек, а едва теплящееся жизнью органическое вещество.

Попытался он достать листок со словом «УЙДИ», но не слушалась его рука. Никак не мог найти заветный листочек.

- Ничего, ничего, Петр Иванович, - низкий голос продолжает. - Все пройдет. Вам будет легче.

О да, ее это голос. Вот почему он сразу взволновал его - при первых же звуках. Нюта, Нюточка это! Анна Федоровна...

- Не думайте. Не вышла я замуж за того телеграфиста. Я же вас тогда полюбила. Вас и ждала. Год за годом. Потому что вы сказали... вы помните, что вы мне сказали?

Он не помнил.

Он в третий раз шумно выдохнул.

- Вы сказали, что сейчас вам нужно устроить все в Петербурге, а потом вы вернетесь и заберете меня к себе в Заречье... Помните?

Той ночью он плакал. Беззвучно. Про себя.

Ему было горько.

                     Белград 1925, Нью-Йорк 1957

                                                                                                * * *

ЛЕНИН.

В.  Соколов

       Уникальное явление…Человек ставший символом, символом уничтожения государства Россия.

Его мумия или восковая кукла до сих пор оскверняет Кремль. В святом месте наших предков построили зиккурат, и в него положили труп злодея. Мы живем и не задумываемся об этом, а современная власть верно храня память страшных лет, возрождает сталинский гимн. Красные звезды горят над Москвой. Россия под спудом. Навсегда ушедшая прекрасная великая империя. Убийца, столь много сделавший для ее уничтожения, смотрит на нас с площадей городов, с названия улиц и проспектов. Он смеется и торжествует.  « Какое восстановление Веры, Монархии, России, когда я здесь, я властвую до сих пор» - как будто говорит он. « Мой идол – плоть, она торжествует повсюду» Ленин переродил страну. Цель им поставленная достигнута. Русское сознание уничтожено. Другой народ населяет это государство.

И ленинские преемники до сих пор у власти. Мы молчим. Что-то бормочем на интернет-сайтах. Все разобщены. Протестующих быстренько уводят. Они едины. Мы нет. Получается – свергнуть проленинскую власть невозможно? Только упование на Бога и…. Минина и Пожарского.

P.S. Нашлись достойные люди – в Петербурге взорвали памятник Ленину. Но верный идеям Ленина народ устроил митинг в его защиту. И верная идеям Ленина власть  обещает его восстановить.

* * *

                                                 БИБЛИОГРАФИЯ

Информационные войны в бизнесе и политике: Теория и методология.

Дмитрий Барма

Авторы В.В. Цыганов и С.Н.Бухарин, рецензенты руководитель Центра исследований проблем безопасности Российской академии наук профессор Шульц Л.В. и заведующий лабораторией Института проблем управления Российской академии наук профессор Кульба В.В.

М. Академический проект, 2007.

Книга написана научным языком и изобилует довольно механистичными схоластическими формулами математического анализа, однако читается легко. Доступно излагается современная теория и методология используемой Кремлем концепции непрерывных информационных войн (с собственным народом), «основанных на самоорганизации и адаптации» лояльных к власти лиц и организаций.

В нынешней Эрэфии многое может показаться странным и непонятным не только эмигранту, но даже находящемуся на подсоветской территории человеку. Вполне логично, что в Концепции национальной безопасности и Доктрине информационной безопасности Российской Федерации предусматривается культивирование сталинщины и враждебность ко всему, что основано «на духовных и нравственных ценностях, противоречащих ценностям, принятым в российском обществе», т.е. «ценностям» советским. Не удивляет и то, что Главное управление воспитательной работы (прежнее ГПУ) «активно сотрудничает с основными религиозными конфессиями на территории Российской Федерации, и в первую очередь с руководством Русской православной церкви» (так из пропагандных соображений в Эрэфии называют псевдо-патриархию, МП).

Но почему отжившая свое человеконенавистническая идеология приживается в условиях всеобщего скептического недоверия к изолгавшимся прокремлевским СМИ? Разве не странно, что население Эрэфии существует впроголодь, вымирает, но мирится с ущемлением своих исконных жизненных интересов? В чем, кроме скрытого и явного произвола и насилия, прочность открыто противо-русского режима? Прямого и честного ответа на эти вопросы рецензированная специалистами в области управления и безопасности РАН книга не дает. Однако невольно на них отвечает, высоконаучно описывая примитивную систему выдрессировывания человека до состояния Гомо Советикуса.

Происходит сей процесс наподобие того, как дрессируются животные, но основывается исключительно на «методах подавления». Подавляется образованность, интеллект, духовность, хозяйственная инициатива народа, пресса, т.е. всё, что только можно подавить. «Объектом может быть частный предприниматель, менеджер, министр или инженер, а также небольшая организация лиц, например, комитет, совет». Изначально, как аксиома, «предполагается, что Объект дальновиден» (вывод о повальной дальновидности лишь отчасти демонстрирует параноидальность мышления чекистской клики). Очень жаль, что несколько туманно говорится об «Учителе». Не сразу понятно, кто это: Медведев, Путин, Примаков или какой-то другой «великий архитектор». Тем не менее, не смотря на явные логические ошибки (в частности, авторы путают легитимность с популярностью), для наглядного понимания механики насаждаемых в Эрэфии процессов книга может пригодиться: «Сохранение и развитие организации в условиях информационных войн должно стать главным смыслом, высшей целью ее членов, тем самым получающим шанс на реализацию своих целей».

Подмосковье

* * *

AND  THE  SUN  STOPPED……

Seraphim Larin

Some many years ago, I was challenged by an atheist to produce any scientific evidence that would support any event recorded in the Bible, something that could be proven to have taken place by scientific facts. Happily, and much to his consternation, I obliged. I also decided to share this significant and scientifically irrefutable reality with others, by sending it to Fr.Gregory Williams for its dissemination among the faithful, through his publication “Living Orthodoxy” (SL).

This is how it appeared in print.

The following article, submitted by a subscriber in Australia, struck our interest… but also reminded us that there are a vast number of what could best be described as “pious fables” in circulation… and that these do more harm than good to the propagation of the Gospel. We therefore undertook to locate the original source of the story – Mr.Harold Hill (then president of Curtis Engineering, now retired) Our search met with success, and “Living Orthodoxy” has received from Mr.Hill a note in which he characterizes the account “all O.K., as I reported it more than twenty years ago.” We therefore with joy and wonder bring to your attention this remarkable event.

In our contemporary world where previously regarded science fiction situations are fast becoming life’s realities, it is difficult to find individuals who truly believe in the teachings contained in the Bible.

Our age of frozen corpses awaiting resurrection in the future by man; of frozen embryos, suspended in animation for future implantations, and heart transplants… these are some of the “miracles” performed by man.

Together with man’s walk on the moon, the “enlightened” age is upon us. Therefore, why strain one’s imagination by reading the Bible and believe in “unsubstantiated myths” and occurrences when such man-made miracles are all around us for everyone to behold!

Notwithstanding the fact that the Bible is still the best-seller in the world, little is publicized concerning the established, substantive, scientific facts which prove the veracity of many events recorded in it. It was with sheer joy that I recently unearthed an account of one such scientific proof. This event occurred a few years ago in Baltimore, Maryland, USA, during a meeting between scientists, astronauts and engineers at Curtis Engineering. The purpose of the gathering was to determine flight paths for future space shots. With this in mind, the members with the help of computers set about plotting routes and orbits for the probes.

However, in order to decide upon specific flight avenues, they had to determine the position of the sun, moon, and other planets, over the next 100 and 1000 years, so that no collision would occur with the orbiting rockets and satellites. Furthermore, they had to go back hundreds of years in time so that the past movements of the sun and surrounding planets could facilitate future accuracy. Having fed all this information into the computer, they awaited its calculations.

Unfortunately, very shortly after, the computer stopped, flashing a red light indicating a malfunction. After double checking this failure, they found the computer in perfect working order, suggesting that the information (relating to time) fed into it must be incorrect. After exhaustive calculations, the scientists came to the conclusion that the number of days fed into the computer was amiss. But how could this be? Surely mathematical calculations, properly carried through, cannot be in error. Everybody was completely flummoxed.

At this point of time, one of the individuals present who was a practicing Christian recollected that when he was a boy and went to Sunday school, he had once heard the teacher state that many centuries ago the sun stood still and did not move for a day. Although the other members ridiculed such a suggestion, they were forced to ask him to find the passage in the Bible, for they themselves had no explanation. A few hours later he found and read out the pertinent section: “And the Lord said unto Joshua, ‘Fear them not: for I have delivered them into thine hand; there shall not a man of them stand before thee’. Joshua therefore came upon them suddenly, and went up from Gigal all night. And the Lord discomfited them before Israel, and slew them with a great slaughter at Gibeon, and chased them along the way that goeth up to Beth-boron and smote them to Azekah and unto Makedah. And it came to pass as they fled from before Israel and were in the going down to Beth-boron that the Lord cast down great stones from Heaven upon them unto Azekah and they died; they were more which died with hailstones than they whom the children of Israel slew with the sword. Then spake Joshua to the Lord in the day when the Lord delivered up the Amorites before the children of Israel, and He said in the sight of Israel: ‘Sun, stand thou still upon Gibeon; and thou, Moon, in the valley of ajalon’. And the sun stood still and the moon stayed until the people had avenged themselves upon their enemies. Is this not written in the book of Jasher? So the sun stood still in the midst of Heaven and lasted not to go down about a whole day” (Josh 10:8-13).

Having heard this, the scientists concluded that this must be the one day that was missing from their computations. As they worked backwards to the day that this miracle occurred, they realized that the sun stopped for approximately and not specifically 24 hours. Actually, it stopped for 23 hours and 20 minutes, leaving them 40 minutes short.

Although to a layman this may seem trivial, 40 minutes to these scientists were vital, because if the error existed today, it would still be there a hundred or a thousand years from now, making accurate calculations impossible. After some thought, the individual who had alerted them to the missing day recalled that in the Bible there was another miracle in which the sun went backwards!

Amid incredulous and disbelieving cries from the scientists, he leafed through the Bible, stopping in the second book of Kings, and commenced to read aloud: “And Isaiah said: ‘This sign shalt thou have of the Lord that the Lord will do the thing that He hath spoken: shall the shadow go forward ten degrees, or go back ten degrees?’ And Hezekiah answered: ‘It is a light thing for a shadow to go down ten degrees; nay, but let the shadow return backwards ten degrees’. And Isaiah the prophet cried unto the Lord; and He brought the shadow ten degrees backward by which it had gone down in the dial of Ather” (2 Kings 20;9-11).

These were the 40 minutes missing from their calculations.

This event was revealed publicly by Mr.Harold Hill, President of Curtis Engineering.

It is very easy to disbelieve and ridicule something which one has not adequately read or studied… and so deprive oneself of vital information. But when a patient hears a doctor pronounce his ailment in Latin, he doesn’t respond by saying that he doesn’t understand and therefore doesn’t believe him. Rather, he quakingly asks for an explanation in layman’s terms, and unequivocally accepts the doctor’s remedies.

Likewise, read the Bible with an open mind and a sincere heart, and many things will become crystal clear in your life. If you don’t understand some passages, turn to a “specialist” – your priest. He is there to explain in layman’s terms, and to prescribe a remedy. And whenever you are in doubt about anything stated in the Bible, step outside at night and look up at the stars and ask yourself: “How does this God-given panorama compare to man-made “miracles”?

Hopefully, it will be at this moment that you will recall the words –

“Seek and ye shall find”

May God’s mercy be with us forever, Amen.

* * *

КОСОВО ЭТО СЕРБИЯ

KOSOVO  IS  SERBIA

KOCOBO  JE  CPБИJE

* * *

            ДАЙ НАМ,  ГОСПОДИ, МУЖЕСТВА ДАР!

Дорогие о Господе братья и сестры, мир вам!

Мы все,  кто любит Сербию, сопереживаем ее трагедии, однако называем:  маленькая Сербия, малый сербский народ... Нет, это  не­правда! Она малая только в глазах людей, а в глазах Господа  своим служением правде Христовой — она велика. И народ Сербский — не малый, потому что это часть великого православного братства. Вселенского Православного Собора!  Это великий народ, он уберег свет Христов,  которым Господь осветил Сербский народ, "И свет во тьме светит, и тьма не объяла его" (Ин.1,5), и тьма мiрового масонства не объяла Сербов.  Как сказано в Евангелии: что ничтожно в глазах людей — велико у Господа,  и что славится среди людей, мерзость в очах Господа.  И малое Господь величит. Он величит Сербию также и ее нынешними святыми,  которые жизни своей не жалея, вручают души свои Господу.

Мы все говорим,  что Сербия показала всему  мiру,  показала Западу  свой  героизм,  стойкость,  безстрашие.  Но простите нас, братья,  прежде всего она показала и показывает нам, Русским, что такое героизм и стойкость, что такое патриотизм, что такое беззаветная любовь к своему народу,  к своей семье, к своим детям, которых они готовы, как Господь Своего Сына, отдать на заклание, но только чтобы их не омусульманили, не превратили в рабов, не развратили  их  тело  и душу. Сорок Вуковарских умученных детей напоминают нам о 14 тысячах младенцев от Ирода в Вифлееме  избиенных: "Глас в Раме слышен и плач,  и рыдание,  и вопль великий;  Рахиль плачет о детях своих и не  хочет  утешиться;  ибо  их  нет" (Мф. 2,18).  Вуковарские дети,  и не только там и тогда убиенные, но и все Сербские дети — младенцы,  отроки и отроковицы — были распяты за имя Христово.  Мы все должны знать и помнить,  что дети Сербии приносятся в жертву сатаной за имя Христово, за весь христианский мир,  за всех детей,  носящих имя Христово.

«Возлюби Господа Бога твоего и ближнего твоего»... Сербский народ не только  знает  от  рождения  эти заповеди,  но и исповедует их до смерти. Это великий народ, великая страна  — она больше всего падшего мiра вместе взятого. Это страна, которая и нам, Русским, показывает сегодня пример. Мы гордимся сербами, мы преклоняемся перед их подвигом. Но не погнушается ли сегодня сама Сербия родства с нами?  Мы утверждаем, что мы великий народ, что нас  85 % в России. Но где слышен наш голос? Почему мы молчим? Почему  нас сумела поработить какая-то жалкая кучка потомственных  уголовников-революционеров? Неужели деньги даже всего мiрового капитала  сильнее и действеннее любви к Богу? И не способен ли Господь превратить эти зеленые  всемогущие бумажки в прах,  если  мы будем Ему служить до конца,  как Сербы?  Почему мы,  православные Русские люди, живя у себя  в  России,  на родине своих православных богатырей-предков, где нам и стены Православия помогают, всего боимся, дрожим от малейшего восточно-западного ветерка,  как осиновый лист, уподобляясь древним иудеям?                           

Чего боимся? Разве суд человеческий выше Суда Божия? И разве суд человеческий страшнее Суда Божия? Неужели наш удел — только стенать в безсилии, боясь сказать правду, своим малодушием отрекаясь от Господа? "А кто отречется от Меня пред людьми, — говорит Господь,   —  отрекусь  от  того  и  Я  пред  Отцем  Моим  небесным"  (Мф., 10,33). И Апостолы нас назидают:  "Должно  повиноваться больше Богу,  нежели человекам» (Деян.,   5,29).  И как  говорит наш русский святой митрополит  Московский Филипп:   "Если буду молчать, в чем  же моя вера?".

Вспомните святого Мученика Государя Императора Николая II и Его Семью.  Неужели жертва Его  была напрасна, и подвиг Его ничему нас не научил?  Кто распял Его,  тот распинает нас сегодня.  И мы боимся об этом даже заикнуться.  В Чечне погибло мученической смертью казачество — огромная часть нашего народа — более  30  тысяч* русских детей,  женщин, мужчин,  почтенных стариков, многие из которых защищали Россию в Отечественную войну от фашистов германских. Кто защитил их — а ведь это происходило на глазах всего об­щества в течение нескольких лет! —  от фашистов чеченских, дудаевских? Героически выполняя свой священный патриотический долг, погибают в Чечне наши сыновья.  А  тех, кто остался жив, добивают из Кремля,  из сердца России — пороча  их имена, клевеща, называя оккупантами и агрессорами,  тем самым позволяя настоящим агрессорам кроваво расправляться с русским  народом.

В те дни и часы,  когда в  русском городе Святой Крест (Буденновск) вооруженные дудаёвские бандиты планомерно и  хладнокровно расстреливали ни в чем не повинных русских людей и  число жертв перевалило за сотню человеческих жизней, а в ожидании  своей страшной участи томилось еще несколько  тысяч заложников — младенцев, беременных женщин, молодых парней,  девиц и стариков — страна продолжала жить так,  будто никакой катастрофы не произошло и  автоматные очереди, стоны раненых и  предсмертные мольбы едва прорывались сквозь оглушительные шоу в  Кремле заезжих див  и  шансонье. Почему  мы все это слышали и молчали?  Почему только в Ставрополе был объявлен траур?  Но разве это "ЧП районного масштаба"?  Когда убивают  очередного мафиози,  "вся  президентская рать" проходит у гроба своего подельщика.  Кто был в Буденновске на похоронах  128 до смерти замученных русских людей? В эти скорбные дни национальной трагедии мы не видели там  ни   Главы государства,  ни  Главы Церкви. Почему Патриарх совершил отпевание трех хулиганов, погибших в августе 91-го года, но не  счел возможным отслужить панихиду по  убиенным 3-4 октября 93-го года у Белого   Дома?  Неужели среди нескольких тысяч русских не нашлось даже десяти православных душ? Да, наверное, и души некрещеных, но крестившиеся во Христа пролитой за Отечество собственной кровью русских людей, тоже заслужили скорбные  слезы напутственной молитвы Предстоятеля Русской Церкви за народ русский пред Богом,  проводившей бы их в мiр вечности  и покоя? Неужели и 128 убиенных в Буденновске не достойны были патриаршей скорби? Где же печалование пред Государственными властями Предстоятеля  Русской Церкви за ее народ?  Может,  это молчание и способствует безнаказанной разнузданности властей, ибо спросить с них  за  уничтожение  народа некому?...  До каких же пор мы будем позволять так откровенно и цинично оскорблять наши чувства,  продолжать истязание русского народа? Ведь погибают — во всех точках бывшего Союза — наши дети,  нашего народа! Наши предки на  небесах видят  этот  наш позор, а потомки не простят нам нашу трусость и будут за нее еще долго расплачиваться, если успеют народиться.

Мы должны ясно осознать — мы  вымираем как народ.  А  все еще боимся,  все еще не верим ни глазам своим, ни ушам своим.  А Сербы не боятся. Сербы ничего не боятся, кроме Суда Божия. Сербы не  боятся,  что о них подумает масонское мiровое сообщество, назвав  их антисемитами,  шовинистами,  фашистами,  красно-коричневыми и  еще удостоив прочими почетными ярлыками,  которые наклеивают наймиты безстрашным  патриотам,  защищая  свою власть,  безнаказанность и право грабить, растлевать, убивать. Сербы не  боятся задеть чье-то национальное  достоинство,  если  эта нация недостойно лезет в  их дом и укрывается их одеялом.  Они безстрашно  задевают,  и  очень больно  задевают,   они "задели" весь этот злобный сатанинский мiр до печенок.  Посмотрите, как весь этот мiр пришел в неистовство и ярость  от  дерзости  противостоять ему этого небольшого по числу народа.  Но что значит число человеческое, если Господь помогает? И  это нам показали Сербы.

Сербы — это закваска, когда кладется —  малая горсть, а когда поднимется тесто,  — а оно уже поднялось,  — то хлебом мужества можно накормить весь мiр.      

Сербы — это горчичное зерно — самое малое, но когда  взойдет, —  а оно уже взошло, — то под ветвями его дерева укрывается  весь праведный  мiр,  спасаемый  их  христианской кровью.

Сербия — это  Голгофа, где вновь распинается Христос.

Сербия — это  торжество Православия, где утверждается сегодня,  что нет любви более, чем душу свою положить за други своя. И Господь  приравнивает  этот  подвиг к Своему:   "Сия есть заповедь Моя,  да любите друг друга,  как Я возлюбил вас. И нет больше  той любви,  как   если   кто  положит  душу  свою   за друзей  своих" (Ин., 15,12-13). А  нам сегодня, через христианские радиостанции, некоторые  московские  священники-катехизаторы  вещают,  что   нет справедливых войн,  все войны несправедливые, не надо ни с кем воевать,  то, мол, нехристианское дело, мы даже опустили за Литургией возношение о воинстве,  когда началась несправедливая война  в Чечне... Следуя их  еретическим толстовским утверждениям, Церковь Православная должна  была бы немедленно деканонизировать св. прп. Сергия  Радонежского, пославшего иноков на "несправедливую войну" и благославившего  Вел. Кн. Димитрия Донского на "несправедливый бой", деканонизировать и того же св.  блг.  Вел.  кн. и великого  воина Александра Невского, которых причислила к  лику святых именно за то, что они постоянно воевали с врагами Отечества, всей своей жизнью отстаивая право русского народа быть православными  и быть русскими'. Нет,  заповеди Господни выше для нас, православных, нежели несправедливые слова угодливо-трусливых священников,  и  потому все войны в защиту Отечества — войны священные, справедливые, и всех воинов, положивших душу свою за Отечество, народ почитает героями.

Любовь к ближнему — это мужество. Сербы показали нам, русским,  что это такое.

Соотечественники, русские,  сородичи  наши,   православные, патриоты,  честные отцы, мужи,  братья, — призываем вас — перестаньте бояться!                          

В начале нашего обращения мы пожелали:  мир вам! Освободите свою душу от страха человеческого — и мир наступит в душе  вашей. Почему вы боитесь послужить своему народу и не боитесь, что завтра мы все вымрем как народ или же дети наши  станут рабами-дебилами? Неужели этого вам не страшно?  Перед вами выбор — будьте мужественными его сделать. Надо защищать свое Отечество, свой народ, своих детей.

В молитве к святым Новомученикам и Исповедникам  Российским мы обращаемся:  "Испросите от Господа нам мужества дар".  Как это сегодня нам необходимо — дар мужества! Ведь мы находимся в плену, все  мы  заложники  и война подступила к порогу каждого дома. События в Буденновске показали, что нет больше в России мирных, защищенных городов и селений,  что в любой момент каждый из них может  подвергнуться огню и разрушению, стать объектом вражеской садистской  поголовной  расправы над его русским населением.  Когда мы,  русские православные  люди, вновь обретем дар мужества, тогда Россия  вновь  станет великой, тогда Россия вновь станет могучей, тогда, Россия  вновь станет Святой Русью, и Святая Сербия обнимется со своей святой сестрой Россией и они вместе,  народы наши,  будут  служить у Престола Господня. И Господь пошлет нам Свою Благодать и очистит народ от  всякия скверны и спасет души наша! Аминь.                                                     

                    Валентина Сологуб

___________________   

·  За две войны и «мирное затишье» между  между ними Чечне погибли и изгнаны из своих родовых мест 450 тыс. русских и казаков. Уместно заметить, что до сих пор трагедия ни косовских сербов, ни  русских в Чечне ни разу не привлекла к себе внимания «правозащитников-рассиян», не вызвала у них элементарного человеческого сочувствия.

                    Статья написана в год нападения НАТО на мирную Сербию

                                                                                                * * *

ХРИСТОВЫ  ВОИНЫ

Г.М. Солдатов

В создавшемся положении угрозы еретиками, иноверцами и атеистами всему христианству можно задать вопрос – кто теперь в состоянии защитить Церковь Иисуса Христа?  В западных государствах,   прежде христианских,  население духовно и морально  обанкротилось, потеряв облик человеческого достоинства. Многие жители в них хоть и выглядят существами подобными сотворенными Богом Адаму и Еве, но  похожи на своих первородителей только по облику. Нарушение как Божьих, так и человеческих законов вошли в норму для этих людей. Им кажется, что они не совершают в своей повседневной жизни нарушения законов.  Поэтому когда кто-то, по их мнению, совершит что-то более серьезное,  то они для оправдания самих себя вдруг поднимают шум, указывая на грешника. Но в Божьем понятии любой грех является серьезным грехом. Нарушение Адамом и Евой заповеди о неядении плодов с дерева познания добра и зла было непослушанием Богу. Также несоблюдение десяти и других заповедей,  данных Богом людям,  является серьезным непослушанием.  Компромисса при этом не может быть,  также как и оправдания за совершенный грех. Как известно преступник всегда оправдывает себя, обвиняя других, находя для этого кажущиеся ему основательные причины. Так грешником оправдываются кража, обман, распутство и даже убийства.

Совершаемое ныне над христианскими народами насилие, заставляя их принять т.н. «новый порядок», с принятием «мировой религии» признания всех религий равными является предательством Христа. В прошлом сербы защитили Европу от мусульман на Косовом поле, а русские во время царя Иоанна Грозного  разбили мусульманские подступы к Европе на юго-востоке.  В создавшемся духовном и политическом положении в мире,  христиане должны понять грозящую угрозу и стать на защиту Церкви и что,  только объединенными силами они смогут сохранить свою религиозную независимость.

Неужели опять только православным народам придется защищать христианство?

Как ясно видно католичество настолько пало в вере в Истину,  что готово, по словам Св. Алексия (Товта) пойти на любые компромиссы ради того,  чтобы только признали папу Римского как главу Церкви и на земле Наместником Христа. Поэтому папство пошло на нарушения канонических постановлений сослужа с еретиками и не христианами.   Чем же в современности является католичество? Оно заземлилось,  став практицизмом,  при котором разрешается отход от учения Христа, Святых Апостолов и Учителей Церкви. На вершине всей их церковной организации находится не Христос, а папа Римский. В католицизме также развился витализм, при котором совершается возвеличивание над Св. Троицей Божией Матери – Девы Марии.  Для христианства,  это играет большое значение,  так как Пресвятая Дева – женщина. По этой причине как отметил Св. Алексий католики обвиняют православных верующих в не почитании Богородицы. Поэтому они считают что поступают, правильно преследуя Православие, уничтожают храмы, насильно заставляют перехода в католичество и т.д.  

Для православных верующих во главе Царствия Божия находится Святая Троица. Православные верующие защищают веру,  такой, какой она была передана Господом Иисусом Христом Его Ученикам и передана им. Православные в этом также уверены, как и в том что, они не могут следовать учению Ислама,  которое учит о том, что Господь Иисус Христос,  был пророком,  каковыми были также Моисей и Магомет.

В случае если «культурные» народы,  бывшие прежде христианскими,  не вернутся к основам христианства,  то только православным придется нести ответственность за чистоту и истинность в христианской Церкви. Им единственным придется защищать и нести во всем мире Учение Христа.  Поэтому всем православным верующим необходимо  теперь как это делают сербы защищать духовность.

Зная непоколебимость сербского народа в защите Церкви и Правды,   Патриарх Сербский Павел сказал:

« Западная церковь недовольна этим – но что с нами сделаешь? Недоволен и ислам… мы должны воистину стать народом Божиим, т.е. наши верующие должны понять всю полноту Православия. Понять его не просто как науку, ибо это не может быть только наукой, которую легко записать, выучить, легко объяснить на словах, Христианство – наука, которой нужно жить. Одинаково несовершенны христианская теория без практики и практика без теории. Иисус Христос в Евангелии от Иоанна говорит: «Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете». Значит, вы не блаженны, если просто знаете, не блаженны, если только исполняете. Ибо как вы будете исполнять, если не знаете? Или, наоборот, вы можете все знать и учить других, а сами жить совсем не по этим заповедям…» 

Православным не легко жить  в современном мире, когда как духовные, так и политические правители твердят об уступках и компромиссах для «великой пользы». Но разве могут православные люди в деле веры идти на компромиссы. Компромиссов требовали также от первых христиан,  угрожая им: «принесите жертву богам» и останетесь в живых. Но как они не были согласны на измену Богу, так и многие православные теперь не согласны служить ложным богам.  Следуя Святому Учению, православные верующие  знают, что на стороне нечестивцев, безбожников и врагов христианства физическая сила, но правда на стороне Православия и «хотя нечестивые заручаются поддержкой друг друга, они не избегут наказания, а потомство праведных непременно спасется». (Пр. 11, 21).

Поэтому православные, следуя учению Спасителя, будут идти для спасения своих душ по прежнему указанному Спасителем пути, невзирая на все преграды! Как это отметил черногорский поэт Зоран Костич:

«православие основано на муках. По структуре своей православный человек открыт, толерантен. И в силу этого в нем свивают гнездо решительно все так называемые «всечеловеческие» «идеи. А с другой стороны, история диктует совершенно иные нормы поведения. История сурова. Космополитизм в истории удался только у православных народов. Где он еще преуспел, кто его еще воспринял? Может, французы или англичане? Только декларативно. А на деле и речи быть не могло. У нас же космополитизм разрушил монархии. И сербскую, и русскую. Взгляните на русскую литературу XIX века: это вползание космополитизма во все двери! Несколько гениев, которые защищают Русь от этого зла, но ведь даже Достоевского на Руси не послушали! Ведь вполне достаточно было бы романа «Бесы» или «Дневника писателя», чтобы уберечься от этой болезни».

К словам Зарана Костича необходимо вспомня историю и добавить:  К русскому царству попросила в 1654 г. присоединения Малороссия (Украина). Россия знала, что ей придется за Малороссию вести войну с Польшей,  и поэтому,  только после рассуждений в боярской думе в течение 2 лет,  согласилась на присоединение.  Грузинское царство также обратилось за защитой к России  с просьбой присоединить ее к Империи. Русским, опять защищая православный народ, пришлось вести войну против Персии (1804-13). Как в этих двух случаях русские шли на помощь своим братьям по вере также можно привести много других примеров помощи другим народам.

После первой мировой войны хорваты так и словенцы обратились с просьбой присоединить их к сербскому царству. Сербы согласились, но дорого за это поплатились. Сербский король был убит хорватом-нацистом.  Во время второй мировой войны оба облагодетельствованные народа пристав к гитлеровским войскам занялось геноцидом  православных сербов. Их войска действовали не только на Балканах, но три их дивизии были в составе гитлеровских полчищ на территории Советского Союза, где они также зверствовали по отношению к мирному населению.

Сербы глубоко верующий и преданный Православной Церкви народ и ему пришлось переносить в течение многих веков мусульманскую и католическую неволю. Страдания только усилили их веру и надежду на Бога. Они верят на милость Господню и светлое будущее своего народа.  А показавшим себя с самой отрицательной стороны  по отношению к сербам народам можно привести из Священного Писания ссылку: «Горе тебе, опустошителю,  которого не опустошают, и поступающему вероломно, с которым не поступают вероломно!» (Ис. 33, 1).

Недаром гимн Сербии начинается словами:

                                        Боже Правды, Ты, Спасавший

                                        Нас от смерти, бед и ран,

                                        Внемли вновь моленьям нашим:

                                        Будь и впредь спасеньем нам!

* * *

10TH  ANNIVERSARY  OF THE ILLEGAL  AND  IMMORAL BOMBING  OF  YUGOSLAVIA  BY  NATO  FORCES

R.Polchaninov

Translated by Seraphim Larin

Ten years ago, on the 24th of March 1999, NATO began a wide-ranging aerial bombardment of defenceless Yugoslavia without receiving the essential approval of the UN Security Council, which in the eyes of the world is regarded as an act of punishable aggression. Not only were their bombing runs illegal, NATO used bombs prohibited by international law, which included limited uranium atom bombs.

Ten years on, many bridges destroyed by NATO rest on the bottom of the Danube, making it an unnavigable river. Although the Europeans are incurring daily monetary losses because of the river’s closure, no one is willing to restore the bridges and clear the waterway. Bridges weren’t the only targets that were destroyed – there were also television stations, barracks, hospitals, railway lines, inhabited houses etc… After 10 years, these ruins as well as countless unexploded bombs that litter fields, and thousands of people suffering with cancer that was inflicted on them through radiation from the atom bombs, are sombre reminders to the Serbs and the people of Montenegro of the real attitude of the ostensibly “civilized West”. Additionally, up to the present time, the West has neither lifted its economic sanctions against Serbia and Montenegro, nor released their frozen overseas assets.

D.G.Rahr, President of the Overseas branch of the NTS, intends to mark this day of sorrow by holding a memorial service (Panikhida) or hold an open meeting at the Union’s club, (perhaps both), and is calling upon all of us to actively participate in the remembrance of innocent victims of NATO aggression.

Each of us is capable of lodging at next Sunday’s Divine Service, a commemoration slip saying: “Grant peace O Lord to all those innocent souls that have been killed in Yugoslavia, whose names are known to You”. Each of us is also able to share their sorrow by asking our priest to mention in his sermon, the brotherly people of Serbia and Montenegro that have suffered this catastrophe, and who in the 1920s and 1930s gave refuge and protection to our Synod and our Hierarchs.

May the Lord help us.

 * * *

Cancer: NATO’s time bomb in the Balkans

24 March, 2009, 22:23

Tuesday marks the 10th anniversary of the beginning of the three-month NATO bombing campaign of the former Yugoslavia - and a decade later, the wounds of the war are still felt.

Throughout the areas which have been affected by NATO bombings, hundreds of people are dying of cancer. Experts say that this may be a result of uranium shells being used.

A little cemetery in Bratunac, Eastern Bosnia became the final resting place for a number of cancer victims. A local resident, who preferred to remain anonymous, gave RT the names of some who are buried there. He says they all died of cancer.

Read more

Djoko Zelenovic, who worked in the local military repair factory, died from the disease at the age of 65. The 35 year-old mother of two small children also rests here.

There used to be no more than one or two funerals a year in this small Serbian village in Eastern Bosnia . Since NATO dropped bombs on Sarajevo in the summer of 1995, the number has climbed to as many as one or two deaths a month.

Nikola Zelenovic’s parents are buried here. He says they were healthy until the NATO bombings and is now spearheading an investigation.

Nikola says that "my family lived throughout the war years in the town of Hadjici . My father was working in one of the factories there when NATO bombed it. His health problems started soon afterwards. He died from lung cancer. My mother died a year and a half after him from Leukemia. My parents were never sick before."

Starting on March 24th, 1999, for three months NATO bombed Serb targets in the Former Republic of Yugoslavia. Four years earlier its forces had bombed Bosnia-Herzegovina.

Their aim was to end the fighting between Serbs and Albanians who lived in the areas.

But they left a time bomb behind them. In the years that followed, hundreds of people living in the areas that were hit have died of cancer

In Kosovo, the number of cancer patients has grown three times over the last ten years, while in Bosnia-Herzegovina, already more than a thousand people have died from cancer.

Doctor Slavko Zdrale has treated several cancer patients over the past years and boldly advances theories on the subject:

He told RT that “a few years ago we started noticing that there was as many as five times the number of people dying of different kinds of cancer as compared to the number of people who had been sick before the war.”

“We worked out that 90% of them came from areas NATO had bombed and from areas where ammunition with uranium was used. Nobody in the international community took much notice until Italian soldiers who were stationed in those areas started dying from cancer-related illnesses.”

In Pale , Bosnia - Herzegovina , the war crimes court is recording evidence of an increased number of cancer patients. The court says that the pieces of ammunition found in the bombed areas had a much higher level of radiation than is internationally allowed. Investigators are convinced that this radiation is the underlying cause of cancer.

Simo Tusevljak, the coordinator of the Research and documentation of war crimes, stated that “we believe that this was a deliberate attempt by NATO forces to kill as many people as possible. It was also a chance for the West to test new weapons.” .

“But there is nothing we can do," he added. "We cannot file any complaint against NATO because all those involved have diplomatic immunity. A NATO soldier can kill and never be prosecuted. But perhaps one day some senior officials from NATO who ordered the bombings will be prosecuted. I believe the order came from high up."

NATO hasn't commented on the claims and has dismissed Serbian and Italian investigations.
 

There has been no other independent research conducted on the subject.

The little cemetery in Bratunac is already full. But locals fear the number of cancer victims will continue to grow for at least the next fifty years, or for as long as it takes for the air to clean.

Ten years after the NATO bombings, the alliance still has a lot to answer for. But no matter when those answers come (or whether they will come at all) they will be too late for the cancer victims.

ANTIC.org-SNN

* * *

The Looming Threat of a Greater Albania

American and European foreign policy in the Balkans, suffering from a terminal form of historical amnesia, is bankrupt. The results of those bankrupt policies are visibly on display today as Kosovor Albanians declare themselves independent and a second Muslim state is now established on the European continent. The stage is now set for the a regime led by elements of the Kosovo Liberation Army (KLA) and beholden to the interests of Islamic fundamentalists and narcotraffikers, to create the dream of a Greater Albania.  All made possible by the United States and its European allies. The war against Milosevic, justified in part by humanitarian considerations, brought about an alliance with Albanian extremists who are now trying to do in the Former Yugoslav Republic of Macedonia (FYROM) what they did to Serb authority in Kosovo. If  these armed groups of Albanian extremists are allowed to run rampant, they could be even more destabilizing and damaging to regional security and U.S. interests than the original sin itself.

History  matters a great deal in the Balkans.  The conflicts in the Balkans mirror the well-defined, historic and ethnic fault lines of a region where killings and mass murder have occurred in previous decades, and even centuries.  For example, during the war in Croatia from 1991-1992, the areas where some of the most vicious fighting and killing occurred just happened to parallel regions of the country where Serbs had been slaughtered en masse during WWII under conditions which by current day definitions would have to be called genocide.   The Serb population of Croatia at that time scarcely needed propaganda from Belgrade to feel very uncomfortable, isolated and afraid in a brand-new Tudjman-led Croatia .

In Bosnia , for all the horrors of that war, the conflict cannot be understood properly and accurately if it is dismissed simply as a war of Serbian aggresion.  Once again, the prospect of living in an independent Bosnia -- four decades earlier, the site of horrific killing grounds of Serbs and others -- left large segments of especially the rural Serb population feeling very isolated and very fearful.  Despite a post-WWII tradition of multi-culturalism and intermarriage, in rural areas especially where Serbs predominated, there was a deep-seeded fear of domination by Muslims and a collective memory of WWII killings and slaughters. In Kosovo,  Albanian nationalists have driven 90 per cent of the province's non-Albanian population from there homes. The Kosovo Liberation Army now has a base from which to foment other insurgencies which it has done in Macedonia and Serbia proper. The goal of the KLA is to create a Greater Albania. That goal is no longer a pipe dream.

Ethnic cleansing has certainly taken place. Almost as soon as NATO assumed control of Kosovo in June 1999, the KLA began a systematic campaign to rid the province of non-Albanians. Not only was the Serbian minority a target, but some seventy thousand Roma (the so-called Gypsies) were driven out, as were thousands of Montinegrins, Bulgarians, Jews, and Macedonians. By the spring of 2000, more than 250,000 non-Albanians out of a prewar population of  350,000 were refugees in neighboring countries.2 Six months later, the United Nations and the Organization for Security and Cooperation in Europe estimated that 90 percent of Kosovo’s non-Albanian people had been forced to leave their homes.  Joshua Trevino in his post at Brussels Journal lists the list of Kosovar accomplishments under UN supervision:

"In the aftermath of the Serb surrender in June 1999, the victorious KLA seized the opportunity to drive approximately 200,000 non-Albanians — overwhelmingly Serbs, but also Roma — out of the province. Human Rights Watch reported that this flight was motivated largely by concrete threats and the occasional local massacre, with a reported total of one thousand Serb men, women and children murdered.
* In February 2001, an IED planted by Albanians destroyed a bus carrying Serbs to family gravesites at the Gračanica monastery.
* In August 2003, Serb boys swimming were machine-gunned from a riverbank.
* In March 2004, a deliberate anti-Serb pogrom claimed dozens of lives, and further ghettoized the remaining Serbs in their northern enclaves.
* Perhaps most distressing from a cultural standpoint is the deliberate and systemic destruction of Serbian Orthodox Church parishes, properties, monasteries, and art throughout Kosovo since 1999. Students of the 20th century will recall the Nazi efforts to comprehensively erase Jewish culture from the Continent, which included the demolition of synagogues and the use of Jewish headstones as paving: since then, only the Kosovo Albanian program to exterminate Serbian culture in Kosovo compares in European history. In the summer following the Serbian defeat, the KLA demolished the Church of the Holy Virgin at Musutiste and St Mark’s of Korisa Monastery. Sadly, they did not stop there. In lieu of the long list of churches and cultural sites destroyed by the Kosovar Albanians since 1999, is it enough to note the documentation here, here, here, here, and here."

Albanian governments have alway faced a choice between friendly relations with their neighbors or the protection of  a powerful patron in order to pursue the dream of a "Greater" Albania . Albanian leaders have always opted for the second option. Ottoman Turkey, Fascist Italy, Nazi Germany, the Soviet Union, Maoist China and now the United States have all played a key role in helping Albania achieve its objectives in the region. In each case, their patron was cast aside when they were no longer useful.

Under the Ottomans, Muslim Albanians served the Sultan as governors, soldiers, brutal policemen, efficient tax collectors and oppressive landowners. Unfortunately for Albanians they found themselves on the losing side during the Balkan Wars. Esat Bey Toptani, the Albanain General of Sutlan Hammid's  forces in Kosovo and Western Macedonia ended up losing both provinces for the Empire.Luckily, the European powers redrew borders in 1913 such a way that they ensured that no Balkan state would come close to reflecting its ethnic boundaries, thus creating a state of perpetual conflict. The overarching goal was to keep these fledgling states weak, requiring alliances with European patrons.In the case of Albania , that patron was Italy . Unfortunately, Italy , separated from Albania only by the Adriatic Sea, was in a unique position to not only help satisfy the grievances of the Muslim Albanian elites but also to occupy the country and use it as a staging area for the conquest of Greece . The invasion of Albania was met with only token resistance by the Albanian Army in 1939. Mussolini  expected the Albanians to provide manpower and they did not disappoint.

Arthur Sulzberger of the New York Times, describes the scenes at Greek-Albanian borders:

"To inquire into Albania’s fate I went up to the border north of Janina [sic] where everyone was discussing what they would do to the “macaronades” (macaroni eaters). . . . I managed to cross into Albania through a frontier post called Perati. There I found pathetically seedy Albanian troops still wearing hand-me-down Italian uniforms once furnished at cut-rate to King Zog by a munificent Rome . They had ripped Zog’s “Z” emblem from their caps; that was the only difference, and they appeared not more ferocious on Mussolini’s behalf than they had proven in the name of their former ruler. The Italian officers with whom I spoke were disconsolate. “Those Greeks,” said a captain from Bari . “They are so provocative. They keep pointing guns at us and making derogatory remarks.

Fascism was a flourishing ideology in Albania since 1927 and it quickly came to the forefront during the Italian occupation. No Albanian could dream that the Rome-Berlin Axis was capable of being defeated. The new Albanian government sent the crown of Skenderberg to be handed to Victor Emanuel who would be proclaimed King of Italy and Albania and Emperor of Ethiopia. Within days of the transfer of the crown a new map made its appearance. The map of Greater Albania or Shqiperia Ethnik, which now adorns the patches of the KLA and is the logo of the Albanian American Civic League. It incorporated Kosovo, parts of Greece , western Macedonia , part of Montenegro , and Serbia .

On 3 May 1941, six days after Nazi forces entered Athens , the Albanian government dispatched another “special delegation” to Rome . It formally presented to the Italian foreign ministry “ Albania ’s minimal demands” for adjustments of borders vis-ŕ-vis Yugoslavia and Greece . Concerning Greece ,
besides Chameria where approximately twenty thousand Muslim Albanians lived, Verlaçi demanded the incorporation into Albania the  Greek cities of Ioannina and Preveza in Epirus , “together with their regions as well as certain other Greek regions, primarily in Western Macedonia .

In 1943, when Mussolini was overthrown by Marshal Pietro Badoglio in September 1943, Albania switched its primary allegiance and dutifully offered men and services to the Nazis. In Kosovo, the Albanians
formed the SS Skenderbeg division, while in Albania proper the nationalist movement, Ball Kombëtar, joined the Nazis in their butchery of innocent civilians. The governments in Tirana ruled over Greater Albania with the same finesse that the Nazis ruled Greeks and Slavs. For Albanian leaders, the acquisition of Kosovo was more important than who their friends happened to be. Even Albania ’s leading intellectual and most highly regarded statesman, Mehdi Bey Frashëri, was impressed by Germany ’s territorial “generosity” and agreed to act as "regent," under the watchful eye of  Hermann Nuebacher, Hitler’s Balkan envoy. Frashëri, like others, believed that only Nazi Germany guaranteed the permanent union of Kosovo with Albania , and he was not about to reject help for ideological reasons. Frashëri was guided by the same principles as those espoused by another prominent Albanian intellectual, Omer Nishani. Nishani was  a card-carrying member of the Albanian Fascist Party had written previously:

"Today is a historic day for Albania . On this day, a year ago, the Constituent Assembly in Tirana unanimously decided to deliver the Crown of Skenderbeg to the king and Emperor of Italy , Victor Immanuel III. From that day on, Albania has linked her destiny to that of Fascist Italy and the Albanian people have placed themselves under a genuine monarch, in whose hands the Crown of Skenderbeg will retain its historic value. . . . On this occasion I should also like to point out several things about the fascist regime. It is most suitable for our backward country. The national identity and independence can be preserved through good organization and discipline as the fascist doctrine preaches. We have a need to organize and discipline ourselves according to the dogma of Albanian fascism, which will strengthen our nationality under the Roman Empire . Only in this way will we achieve our heart’s desire of expanding Albania to its ethnic borders."

Post–World War II historical accounts perpetuate the myth that Albania was an innocent victim of fascism and ignore its participation in a war  against its neighbors.  British intelligence agents dispatched to the Balkans at the start of the Greek-Italian war disputed claims of popular Albanian resistance against the Italian invaders. On the contrary, between 1939 and 1943 communists and nationalists alike were riding on the same bandwagon and vociferously spouted Greater Albania slogans. “The Korce (communist) group,” wrote Reginald Hibbert, a key British supporter of the Albanians, “began to agitate against the Greeks” (not against the Italians) and seemed pleased that the invasion ended Zog’s rule, something they had failed to achieve themselves, even with the Comintern’s help. The nationalists, on the other hand, were happy with their role as Mussolini’s loyal allies.

Between April 1939 and October 1940, the Italian general staff organized fourteen Albanian regiments (sixty-two-thousand troops) to be used against Greece and Yugoslavia . These units operated as integral parts of the army of the empire and, by and large, followed the international law governing war. But the Albanian government also asked and was allowed to create parallel irregular units, which would operate beyond the constraints of international law. Their mission was to create “facts on the ground” by terrorizing Greeks in northern and southern Epirus and expelling Serbs from their ancestral homes in Kosovo. Military documents captured by the Greek forces in the Italian garrison of Korcë (document no. 122, 29 June 1939) give the details of an understanding the Albanian and Italian governments shared concerning the importance of independent action by the irregulars. Though the Albanian government insisted that the fourteen regiments would “fight under national colors,” the irregular units needed neither “national colors” nor uniforms; only weapons, which the Italians supplied in abundance. However, there was a direct linkage between regulars and irregulars and a tacit division of labor. The former were partners in the creation of a new European order, while the latter would do the dirty business of ethnically cleansing Kosovo of Serbs and Epirus of Greeks. By war’s end, the irregulars and Ball Kombëtar forces had reduced the Serbian population of  Kosovo by three hundred thousand. For the first time in its long history, Albanians became the majority in the province. As in today’s Kosovo, all atrocities against Greeks and Serbs were conveniently attributed to irregulars over whom the central command supposedly had no control. As far as communist resistance is concerned, the record is clear: it started in earnest after the battle of Stalingrad and intensified when Julian Amery (chief of British intelligence in Albania ) showed up with sufficient quantities of gold coins to make it happen.  Communist resistance was hardly in evidence when Greeks and Serbs were fighting fascism.

In 1999, the KLA also waited for an assignment during NATO’s air war  against a sovereign state. Having ruled out ground forces for Kosovo, NATO  was looking for a local substitute and found it in the KLA. No questions asked. The mounting evidence that the KLA was a motley collection of nationalist fanatics, unrepentant communists, and common criminals was simply brushed aside. Typical of this willful blindness was a statement by Senator Joseph Lieberman in the midst of the Balkan war. Lieberman asserted that “the United States of America and Kosovo Liberation Army stand for the same human values and principles.” He added that “fighting for the KLA is fighting for human rights and American values.” Armed with such illusions, the NATO powers not only blundered into Kosovo, they greatly strengthened the faction in the Balkans with the most aggressively expansionist agenda. NATO’s intervention set the stage for the later crisis in Macedonia ; indeed, it made that crisis virtually inevitable.

When the campaign was over, the KLA’s commander, General Agim Geku, negotiated the conversion of the KLA into a “legitimate police force” under Albanian “national colors” but shirked all responsibility for the  actions of “irregular units.” While NATO seems saddled with the role of  managing a protectorate on behalf of the United Nations, the Albanian irregulars have succeeded in making Kosovo Europe’s most monoethnic piece of  real estate. Now with the help of CNN and Washington based public relations firms, all terrorist actions by Kosovars are explained as “understandable acts of revenge” attributable to “uncontrollable elements,” while Serb reaction to brutalities against innocent civilians are branded “genocide.”   Detaching
Kosovo from Serbia ’s control was the first stage in that campaign—foolishly aided and abetted by NATO. Destabilizing FYROM so that the fragmentation of that country becomes likely is the next phase.

In 2001, the Albanian Ntional Liberation Army  (NLNA) , an offshoot of the KLA, initiated a short conflict fagainst the FYROM government, mostly in the north and west of the country.  This war ended with the intervention of a NATO ceasefire monitoring force. In the  Ohrid Agreement, the government agreed to devolve greater political power and cultural recognition to the Albanian minority. The Albanian side agreed to surrender separatist demands and to fully recognize all Macedonian institutions. In addition, according to this accord, the NLA were to disarm and hand over their weapons to a NATO force. Once the agreement was signed, NATO sent in thirty-five-hundred troopsto begin a thirty-day mission to disarm NLA forces. The farcical nature of that mission was highlighted when NATO officials insisted that the rebels had only an estimated thirty-three-hundred weapons. Macedonian primeminister Ljubco Georgievski was incredulous: “We used to seize that quantity in a single raid. . . . I think it is laughable to speak of thirty-three-hundred pieces six months after the outbreak of the crisis.”  Nevertheless, NATO pronounced the disarmament mission a success after collecting just over thirty-three-hundred weapons.The episode was reminiscent of NATO’s earlier confident pronouncements that the KLA had turned in its weapons as agreed, only to have those statements rendered absurd when NATO units later discovered large caches of arms and ammunition. Furthermore, the minority Albanian population have an effective veto power over any piece of legislation. The Albanians, estimated at between 25 percent and 35 percent of Macedonia ’s population, thus will have power in the parliament equal to that of the Slavic majority. Other countries, such as Cyprus and Lebanon , that have tried similar systems found them to be unworkable, a veritable blueprint for legislative gridlock.

Some provisions of the agreement have the effect of facilitating the NLA’s secessionist agenda. Albanian was to become a second official language in communities where ethnic Albanians make up more than 20 percent of the population. The peace agreement also required state-funded higher education in the Albanian language in such communities. And in perhaps the most controversial provision, not only were substantial numbers of ethnic Albanians to be added to the national police force, but only Albanian police were  to be assigned to work in communities with majority Albanian populations.   The latter requirement makes major portions of northern and western Macedonia into Albanian-governed enclaves. The worst aspect of the settlement forced on the FYROM government by the Western powers is that it gives the NLA a sizable de facto safe haven. Ethnic Albanian forces now effectively control approximately one-sixth of the country’s territory. Government forces and police are not allowed to go there, and the Skopje government does not exercise even nominal control.

When policy makers operate in a historical vacuum, mythology and history acquire equal value, as the current Western approach to the Balkans affirms. Not so paradoxically, nationalists and communists alike have made claims and counterclaims that have distorted the nature of Balkan events to the point that yesterday’s brutal communists are treated as victims and those who lost millions fighting on democracy’s side, Serbs and Greeks, are treated as enemies. Claims and myths recorded in the  Communist era
historiography form the basis of Western analyses and assert the following: (a) Albania ceased to exist as a sovereign state in 1939 and, therefore, played no role in implementing Rome’s (and its own) grand schemes in the Balkans; (b) from the onset of the war, the majority of the Albanian people resisted the occupation; (c) only the quisling government of Tirana with a few collaborators were criminally involved in acts of brutality against neighboring states; and (d) the communists commenced resistance soon after the invasions and,
therefore, they could not have been held responsible for what transpired between 1939 and 1944.

Unfortunately, the dye has been cast, for better or for worst. policies based on myth will now reap what they have sown. Contrary to expectations of a multi-culturally tolerant, economically developing, neighbor friendly Balkan region where peace is about to break out we will be saddled with an expansionist Muslim state that is well on its way to being a lynch pin of organized crime and Islamic fundamentalism on Europe's doorstep with surrounded by angry and vengeful competitors. Hardly the island of stability and loyal ally US planners had hoped for.

Sources:

Balkan Wars by Andre Gerolymatos

Kosovo and Macedonia : The West Enhances the Threat by Ted Galen Carpenter

Pages From Albanian History by Nikolaos Stavrou

* * *

ПРОНИКНОВЕНИЕ  АЛБАНСКОЙ  ПРОПАГАНДЫ  ВО ФРАНЦУЗСКУЮ  ЛИТЕРАТУРУ

  Доктор Марко С. Маркович (Франция)

        Недавно во Франции совершилось, можно сказать, чудо. Никому до сих пор не удавалось собрать воедино все обвинения и клеветнические измышления антисербской пропаганды, которая непрестанно в действии с конца восьмидесятых годов по наши дни. Даже Гаагский трибунал не опубликовал на эту тему «Белой» или «Черной» книги. Впрочем, это бы не заинтересовало широкую публику. Чтобы сатанизация сербского народа проникла во все круги, привлекла и старых и молодых, кампании в средствах массовой информации или судебного процесса, оказывается, недостаточно; и нужны были иные решения. Лучшее из возможных нашлось там, где его не ожидали. Объявилась «гениальная» писательница Сильвия Маттон ( Sylvie Matton ), сделавшая открытие, чуть ли не равное энштейновскому. Только вместо формулы типа E = mc ˛ она свои изыскания выразила в псевдоромане под названием «Океания и варвары» ( Oc é ane et les barbares . Paris : Plon , 2003) , который может использоваться в качестве своеобразной атомной бомбы. Как заслугу следует ометить то, что своими изысканиями Сильвия Маттон занималась несколько лет. Луиза Арбор и Карла дель Понте предоставили ей подлинные свидетельства о «преступлениях сербов», когда она лично присутствовала в Гааге на заседаниях суда над Слободаном Милошевичем, что подтверждает ее право без всякого снисхождения выносить смертный приговор сербскому народу.

       Но сначала стоит разобраться в идее произведения мадам Маттон. Главная героиня романа, Океания – больная лейкемией девочка-албанка из Дебра. Семье удается отправить ее в Париж, а оттуда, после успешного лечения, в Соединенные Штаты Америки. Но болезнь девочки следует рассматривать в то же время как аллегорию, даже символ угнетения, которое албанский народ Косова терпит от «варваров». А кто эти варвары? Силвия Маттон сначала называет их поименно: Милошевич, Караджич, Младич, Аркан, Шешель, а также множество исполнителей преступлений – которых обобщенно представляет Драган – и их соучастников. Кстати, очень скоро читатель начинает понимать, что определение «соучастники» распространяется вообще на всех сербов. Причем, как в настоящем, так и в прошлом. А судьба Океании служит напоминанием о загоне, в который нужно поместить этот чудовищный и прокаженный народ, чтобы албанцы, боснийские мусульмане и хорваты могли окончательно исцелиться. Наряду с жизнеописанием Океании роман включает ряд албанских легенд (в том числе сугубо сербскую – «Строительство Скадара на Бояне»!), чередующихся со сценами преступных действий сербов. Не ограничиваясь пределами Косова, романистка умело выносит их на территорию всей Югославии: Азем, дядя Океании, воюет с сербами на стороне хорватов, а Константин, другой дядя, сражается против сербов в Боснии. Так что роман, собственно, представляет собой литературное подтверждение обвинительных материалов Гаагского трибунала, касающихся Вуковара, Сараева, Сребреницы – вплоть до Косова.

    Если иметь в виду, что постоянно повторяются такие понятия, как «варвары», «мученические города» – которые, кстати, уже использовал и Жак Ширак, – а при этом много места занимают сцены массовых преступлений и убийств, то выходит, что творческий метод Сильвии Маттон – не что иное, как «промывание мозгов». Она клеймит позором Милошевича восемьдесят раз, Младича – двадцать пять, Караджича – десять. Среди «мученических городов» первое место занимает Сараево (упоминается 60 раз), далее следуют Вуковар (47 упоминаний), Сребреница (33 упоминания), Рачак (13 упоминаний). Но удивительно, что вовсе не дается объяснения, как и почему Югославская армия могла вести бои за города, которые были под ее контролем. Учитывая, что антисербская пропаганда ведется уже около пятнадцати лет, то одного упоминания о массовом истреблении людей достаточно, чтобы граждане западноевропейских стран, по закону ассоциации, всю вину изначально сваливали на сербов. Конечно же, в «этнических чистках» (упоминаемых 30 раз), уважаемая мадам Сильвия сочла необходимым обвинить Сербскую Академию наук и прежде всего академика Добрицу Чосича. А в связи с остальными «преступлениями» ей и это не понадобилось. Когда речь заходит о геноциде, апартеиде, военных преступлениях, преступлениях против человечества, концлагерях, убийствах детей, котлованах с трупами и подобном, читатель уже подготовлен автоматически «положительно реагировать». При этом она не забывает также, что важна численность психологических ударов, поэтому, например, слово «резня» ( massacre , carnage ) повторяет 60 раз. Нужно, чтобы воображение читателя в конце концов запечатлело и картины совершаемых сербами преступлений. Поэтому в романе имеются ужасающие сцены, как сербы выкалывают глаза, отрезают уши, убивают детей, в том числе младенцев, со всяческими извращениями… Короче говоря, в романе сербы обвиняются во всех ужасах, которые они сами на себе изведали от своих врагов на протяжении веков и в последнее время.

    Но французская романистка упорно подчеркивает, что албанцы извечно были жертвами сербов, и не упускает возможности в подтверждение своего тезиса привести свидетельства знаменитого революционера ХХ века, чье появление на исторической сцене Балкан удивит каждого – Льва Бронштейна-Троцкого! Она, якобы, нашла написанную этим большевистским гигантом книгу «Балканская война» ( Balkan Wars , 1913 ), в которой, дескать, говорится, что сербы уничтожают албанцев ради изменения неблагоприятной для них демографической ситуации, а также содержится осуждение «заговора молчания» европейских журналистов, которые не выступают против зверств сербов, особенно четников, и таким образом «ставят клеймо бесчестия на всю нашу эпоху». Сильвия Моттон считает, что это верно и по отношению к войне в Югославии, а потому не может простить силам Запада того, что они сразу не ударили по сербам. Горе тем, кто не верит, что это сербы виновны в гибели мирных жителей на Маркале, на улице Васы Мискина или в Рачке. Всех, кто осмеливается защищать сербов, она беспощадно топчет. Так, досталось досталось генералу Мак Кензи (М a с Kenzie ), обвиняемому в том, что он посещал публичные дома и даже насиловал там женщин. Интересно также, что у мадам Моттон невозможно найти исторических свидетельств более существенных, чем суждения Троцкого. Можно понять, скажем, почему она не обратилась к сообщениям (донесениям???) русского консула Тимаева или ученого Селищева, но как можно было, обращаясь к французской публике, забыть французов? Нельзя же не упомянуть хотя бы историков Пуквилла ( Pouqueville ) и Виктора Берара ( Victor Berard ), равно как и журналиста Жоржа Голиса ( Georges Golis ), которых обширно цитирует Комнен Бечирович в своей книге « La Kossovo dans l ’â me » (2000) * . А о них романистка умолчала не потому ли, что все они говорят как раз об ужасах террора албанцев по отношению к сербам?

    Сатанизация сербов осталась бы поверхностной, если бы ограничилась последним десятилетием ХХ века. Нужно было доказать, что сербский народ искони кровожаден, что он злобен по природе своей. А для этого требовалось обгадить всю сербскую историю. И Сильвия Маттон без колебаний принялась за такое дело. Взять, к примеру, выкалывание глаз. До сих пор никто не подозревал, что это сербская традиция. А мадам Сильвия указывает на короля Милутина, который приказал, чтобы ослепили его сына Стефана Дечанского, хотя отмечает, что тот не был ослеплен. Здесь она, похоже, невольно споткнулась, опустив тот факт, что Милутин был сыном Елены Анжуйской – то есть серб по отцу, Урошу, а француз по матери, Елене. Соответственно, выкалывание глаз могло бы рассматриваться и как французская традиция.

    Затем романистка переходит на тему Косова, неизменно называя его на албанский манер. Сербское царство, по ее версии, не погибло на Косовом поле, а распалось до Косовской битвы. Мол, битва была, но это было не столкновение сербов с турками, а – в соответствии с турецкой интерпретацией, чтобы подчеркнуть значимость османских сил – а победа турок над международным войском, состоящим из сербов, албанцев, хорватов, венгров, румын, болгар, валахов и даже неких франкских рыцарей! Отношение же к сербам как «союзникам французов» в двух мировых войнах писательница отвергает, считая это выдумкой, мифом. В противовес такой «сербской пропаганде» она использует какие-то якобы немецкие свидетельства, что Сербия первой в Европе предала евреев Гитлеру. Это сенсационное открытие, особенно если иметь в виду, что немцы оккупировали Чехию в 1938 году, Польшу – в 1939-м, Францию – в 1940-м. Значит, в этих странах до 1941 года евреи жили светло и свободно? А ведь после оккупации Югославии, в 1941 году, сербам не нужно было отсылать евреев к немцам, поскольку Гимлер прислал свои газовые камеры, чтобы уничтожать евреев в Сербии. Правда, не следует забывать и о хорватах, которые тоже евреев немцам не отдавали, а сами их уничтожили в концлагере Ясеновац. Однако в связи с этим Сильвия Маттон, даже не упоминая об усташском геноциде над евреями, «усташский геноцид над сербами» интерпретирует как придуманный с пропагандистскими целями, чтобы скрыть расправы сербов-четников над хорватами. Жаль только, что она не уточняет, где находился четнический Ясеновац.

    А гнусным варварам с их агрессивностью у мадам Маттон противостоят непокоренные албанцы – народ немногочисленный, но героический и мученический, да к тому же на Косово коренной, свое происхождение ведущий от иллиров и королевы Теуты. Между тем, иллиров, которые были рыбаками и мореплавателями, весьма трудно узнать в этих племенах горцев и кочевников-скотоводов, заселявших земли нынешней Албании в VI веке, одновременно с сербами, а на косовской территории оказавшиеся значительно позже сербов, укоренившихся здесь еще в VII веке. Подобные трактовки истории странны тем более, что «иллирское коренное население», то бишь албанцы, историческими документами впервые фиксируются в Х I веке, а массово поселяются на Косово только в Х VIII веке. Так что, если уж ведется речь о «сербской агрессии» или о вторжении сербской «орды», по Исмаилу Кадаре, то следует знать, что заселение сербских земель албанцами – шиптарами осуществляли турки с Х VII по начало ХХ века. До турецкой оккупации албанско-сербских войн не было. Албанцы не только являлись частью населения сербского государства, но и Скендербег, самый знаменитый герой албанской истории – по происхождению серб.

    Для Сильвии Маттон это – сербская ложь. Но в таком случае она должна была бы потребовать суда Британской Энциклопедией ( Encyclopedia Britanica ) , которая, приводя генеалогическое древо, подтверждает, что Скендербег или Джурадж Кастриота, был сербского происхождения. А враждебность между сербами и шиптарами (албанцами) является следствием исламизации большинства албанского народа. Сильвия Маттон считает, что это для албанцев было вопросом чести: они отказались от веры христианской, чтобы не быть рабами. В то же время она, не задумываясь, представляет сербов как гонителей албанцев, албанцев же – противниками турок. Увы, не объясняя, как это бесправная сербская «райя» могла притеснять албанцев, которые делили власть с турками. Мадам Маттон нигде не упоминает также, что позднее – и в королевстве Сербии, и в Королевстве Югославии, и в титовской Югославии – албанцы имели все те же права, что и сербы. Этот период албанской истории она определяет как «апартеид». Так высказываясь по поводу военных столкновений в Косово и Метохии, она переходит к Гаагскому трибуналу и доводит антисербскую пропаганду до высшей точки утверждением, что в 1992 году сербы не только травили косоварских детей, но и сжигали их в раскаленных печах!

    Что оставалось после этого маленькой Океании, кроме как терпеливо ждать окончательного исцеления, пока не будут пойманы Караджич и Младич. А на самом деле это сербские девочки из Боснии и Герцеговины, Косова и Метохии не смогут спать спокойно до тех пор, пока Насер Орич и Хашим Тачи будут на свободе.

    Литературный критик, пожалуй, должен был бы причины такой лютой ненависти Сильвии Маттон к сербам поискать в ее общественных, семейных или интимных связях. Но учитывая то, что мы имеем дело с политической пропагандой в форме романа, «Океанию и варваров» следует оценивать прежде всего с точки зрения политолога, которого интересуют преимущественно цель и замысел такой публикации. Достоточно упомянуть отклик в еженедельнике « Figaro litt é rair е » под заголовком «На Косово смерть поет пушкой» или интервью в « ParisMatch », журнале с миллионным тиражом, равно как и появление Сильвии Маттон на главном канале телеыидения Франции. В упомянутом материале « Figaro litt é rair е » Бернард Молино делает заключение: «Мы оказываемся в сфере искусства, в центре красоты художественного способа выражения. Это произведение трансцендентно доносит то, что репортаж передать не в состоянии». Иными словами, албанская пропаганда Сильвии Маттон обогатила французскую литературу. А все это – убедительные свидетельства, что антисербская пропаганда продолжается и разделение Сербии не завершено. Предполагается, что в 2005 году будет утвержден определенный правовой статус Косова и Метохии. Судя по всему, косовскую «автономию» доведут до официального отделения от Сербии. А поэтому нужно вовремя подготовить массы европейцев к тому, чтобы с удовольствием и аплодисментами восприняли «освобождение» косовских албанцев. Как сказал бы Армстронг: «Это небольшой шаг к созданию Великой Албании, но гигантский прыжок к исламизации Европы». Ибо не принят ведь даже призыв Папы, чтобы расширенное Европейское сообщество определялось как христианское. Европа оставила Христа. Ширак и Блер выступили за Европу христианско-мусульманскую из-за наличия в европейских странах миллионов мусульман. Одновременно они, вместе с Романо Проди, высказываются за вхождение Турции в ЕС. На первый взгляд, это может вызвать разве что усиление турецкого влияния на Балканах, хотя таким образом молча воскрешается Османская империя, в которой Сербии предстоит быть совсем незначительной либо вообще стертой с карты земли. Кто в Европе сегодня понимает, что через малую Сербию вновь открываются врата Великой Турции?

    Господин Стипе Месич, история повторяется! Хорватии скоро вновь понадобятся сербы-краишники, защитники.

Перевод Ивана А. Чароты

*С публикации: Продор шиптарске пропаганде у француску литературу // К њ ижевне новине. 1-31 ј ануар 2004. С. 19.

* В названной книге К.Бечирович упоминает также других иностранных авторов, которые согласны в том, что сербские «варвары» на протяжении веков были жертвами албанцев. Это : Ami Boué, Cyprien Robert, Joseph Müller, Alexandre Hilferding, Georgina Muir Mackenzie, Adeline Paulina Irby, Joseph Reinach, Ivan Yastrebov, André Chéradame.

                Доктор Марко С. Маркович (Франция)

* * *

FRENCH  PM   DEMONIZED  SERBIA

Mar 26, 2009

French author Pier Pean has written a book in which he documents that the current Foreign Minister of France, Bernard Kouchner, was an servant of American internationalism and was engaged in a 20 year long campaign to remake borders in the Balkans which primarily includes dismemberment of Serbia and ethnic cleansing of Serbs across the Balkans.

“Bernard Kouchner is a man who wears a military coat under his doctor’s mantle,” said Pean during his book presentation at the Belgrade University .

http://www.serbianna.com/blogs/newspost/wp-content/uploads/2009/03/kouchner-300x212.jpg

Bernard Kouchner

During the presentation, Pean told that Kouchner took part in satanization of Serbs by repeatedly claiming falsehoods of alleged Serbian atrocities.

Pean cites Kouchner’s claim, while he served in Doctors Without Borders, that Serbs have murdered 11,000 “Kosovars” a code word for ethnic Albanians to whom internationalists wanted to assign a state that they planned to carve out off Serbia .

Pean said that Kouchner was the chief of the Kosovo UN mission, the UNMIK, when the former chief war crimes Prosecutor at the Hague , Carla del Ponte approached for help in gathering evidence that Kosovo Albanians ran an extensive international network in which they kidnapped Kosovo Serbs, took out their organs to sell them then killed the kidnapped.

Pean says that del Ponte never received an answer from Kouchner.

Pean said that investigation in wars in the Balkans will continue which will include possible hiding of evidence of war crimes.

Former French military officers, Patrick Bario and Jacques Ogar were also present at Pean’s book promotion in Belgrade who said that they are not proud of their involvement in attacks on Serbia .

“We visited the monuments of Gratitude to France on Kalemegdan and I would like to tell you that a monument is being built in France on which it will say: ‘We love Serbia , as it loved us once’, but, regrettably, that moment has not come yet,” said Pean.

Because of his claims about Kouchner, Pean has numerous legal difficulties in France .

March 26, 2009
SERBIANNA

* * *

О ТОМ КАК СОЗДАВАЛОСЬ НА "ЗАПАДЕ"  МНЕНИЕ О СЕРБАХ.

Г. М. Солдатов

К сожалению, широко практикуется выступление политических деятелей и других «ученых» не только в университетских и  городских залах, но как, например, в США в храмах, синагогах и других местах должных быть для молитвы к Богу. Этим  религиозные организации превратились в место политического воздействия на население – создание желаемой  для партии или правительства  поддержки.

Католическая церковь в Америке также участвует в политической деятельности.  Как, например духовенство советует даже во время проповедей за кого голосовать на выборах.

Когда началась бомбежка Белграда и сербского населения,  то среди населения и верующих,  намеренно создавалось отрицательное мнение о православных, славянах и в частности о сербах. В этом отношении католики,  хорваты и мусульмане сошлись в борьбе против Православия и создавали ситуацию ярко выраженного, почти нечеловеческого, демонического насилия со стороны сербов католического и мусульманского населения Югославии.  Лучше всего как создавался вид серба-изверга,  описал в статье телережиссер Драгослав Бокан. Приводим выдержку из его статьи:

«… это напоминает приблизительно такую ситуацию: как если бы кто-нибудь схватил тебя, о читатель! связал бы тебя, потом схватил бы твою жену и ребенка и начал бы их насиловать и резать ножом. И вот в один прекрасный момент, когда он уже почти убил их, он вдруг снимает с тебя веревки, цепи и – включает камеру! И что видит тогда сторонний зритель? Он видит тебя, обезумевшего, в пене, как ты набрасываешься на какого-то молодого человека,  явно с целью убить его… Сторонний наблюдатель не ведает того, что предшествовало этому акту: что этот молодой человек в роли палача убивал твою жену и твоего ребенка. То есть твой акт защиты, самого естественного возмущения, и сопротивления человеческого против бесчеловечности превращается при таком монтаже правды в средство обвинения тебя в злодействе. Вот весьма примитивный трюк, который применяется в бывшей Югославии во всех краях, где воюют сербы, - а воюют они только на тех территориях, где есть сербские поселения. Сербы воюют лишь там, где опасность грозит представителям их народа.  Там, где люди в опасности по какому-либо другому признаку: политическому, классовому, собственных интересов, половому – там сербские солдаты  и не думают воевать, и оружие там молчит».

Не следует забывать о том, что враги сербов хорваты, словенцы и мусульмане во время второй мировой войны не только симпатизировали нацистам Гитлера, но даже предоставили солдат для борьбы за интересы  нацистской Германии. Хорваты совершили геноцид православных с благословения католического духовенства. Западные государства поспешили забыть о том,  что в обоих мировых войнах сербы были их союзниками против Германии!

Теперь же Германия вернулась на прежние пути по борьбе с православным населением Балкан. Она толкнула США на военное выступление (представив положение как защиты католического и мусульманского населения от  «кровожадных» сербов) против Югославии.  Она начала, с  организации беспорядков  поддержав совместно с Ватиканом независимость своих бывших союзников – Хорватов, словенцев и послала туда военное  снаряжение. Так началась повторная  оккупация немцами Балканского полуострова.

Американцы, начав военные действия, были уверены в том, что они пришли на защиту обижаемого сербами населения а «миротворческие» войска в Боснии Герцеговине и других частях бывшей Югославии находятся там, чтобы предотвратить сербские военные выступления.
О том, что сотни православных храмов были уничтожены, насильно превращены в католические или в мечети население западных стран не интересуется. Не интересуются в том, что сербское население экономически лишено дальнейшего развития, что десятки тысяч  не взорванных снарядов находятся на полях и в городах,  угрожая мирному населению, о том, что устремления мусульманства и Ватикана слившись в едином натиске на сербов, привлекло для борьбы против Православия «добровольцев» со всех мусульманских стран. 

Но сербский народ даже при физическом поражении выиграл борьбу духовно. Война против Сербов была по причине того, что они православные! Славяне! Находятся на дороге для завоевания мусульманами Европы! Это главные причины грехов сербов!

* * *

WHY  YUGOSLAVIA  STILL  MATTERS.

John Feffer

April 6, 2009  Foreign Policy In Focus

This is part of a strategic dialogue on Yugoslavia. See Ed Herman's opposing argument.

Yugoslavia, though you cannot find it any longer on maps, is still very much with us. The wars and political turmoil that convulsed this multiethnic country in the 1990s continue to reverberate today. These aftershocks can be felt in the standoff around Kosovo's independence, the political fragmentation in Bosnia, the conflict between Macedonia and Greece, and the failure of European integration to encompass most of what was once Eastern Europe's most Western-leaning country.

The country held responsible for Yugoslavia's disintegration and many of the ills that still affect the region is Serbia. Slobodan Milosevic, even after his death in 2006, remains a symbol of all that went wrong in that corner of southeastern Europe: corruption, militarism, ethnic cleansing. His four-year trial at the UN International Criminal Tribunal provided the world with a picture of a proud, self-serving, and mendacious figure desperate to rescue his legacy: the Richard Nixon of the Balkans.

It's all too easy to pin the blame for Yugoslavia's disintegration solely on Serbia and Milosevic. Other actors share responsibility for what took place in the 1990s, including the United States and NATO. The best writers on Yugoslavia have chronicled Croatia's ethnic cleansing campaigns, Slovenia's role in undoing Yugoslav federalism, and the war crimes of mujahideen fighters in Bosnia. They have challenged claims of genocide in Kosovo prior to NATO's bombing in 1999, and they have detailed the crimes committed against ethnic Serbs.

Providing such a well-rounded picture of Yugoslavia is essential, particularly in order to move beyond the current stalemates in the region. But the crimes committed by Serbia and Slobodan Milosevic in particular shouldn't disappear from all of this contextualizing. Unfortunately, for some writers on the left, providing a full context for understanding the disintegration of Yugoslavia requires just such a whitewashing. This revisionist history of Yugoslavia is even more one-sided than the mainstream media reporting that it criticizes. For every useful fact that the revisionists bring to the table there is a telling gap or historical distortion in their accounts.

The revisionists have disputed Milosevic's guilt, the disproportionate role that Serbia played in the Balkan bloodshed, and even the genocide of Bosnian Muslims (Bosniaks) in Srebrenica. It would be as if a group of analysts of World War II suddenly focused on the crimes of Hungarian, Romanian, and Ukrainian fascists in order to deny or diminish German responsibility for the Final Solution. The question is: Why are these revisionists fighting the Yugoslav wars all over again?

Serbian Nationalism

Anyone visiting Belgrade in the late 1980s without a cursory knowledge of Cyrillic might have mistaken all the signs and bumper stickers with hearts on them for a festival of love. In fact, the signs declared: I [Heart] Serbia. They frequently appeared next to pictures of the Serbian president Slobodan Milosevic. Marooned in Belgrade in the summer of 1989 on my way to Dubrovnik, I was taken aback by this outpouring of affection for homeland and leader. I was still under the impression that Yugoslavia was an outpost of communist internationalism and that only post-war leader Marshal Tito merited a personality cult.

After doing a little research I discovered that Serbia was indeed experiencing a nationalist revival, which had been gathering steam since Tito's death in 1980. An adherent of the formula "strong Yugoslavia, weak Serbia," Tito had deliberately cut Serbia down to size by creating within the republic two autonomous regions — Kosovo and Vojvodina. Under Slobodan Milosevic, Serbia attempted to regain its past, mythic glory. From July 1988 to spring 1989, according to Robert Thomas in The Politics of Serbia in the 1990s, Milosevic organized mass public rallies that featured nationalist songs and slogans — "In all the places where there are Serbian souls, that is the home and the hearth-place of my birth" — that mobilized 5 million Serbs. In spring 1989, on the heels of these rallies and just before my trip to Belgrade, Milosevic rescinded a 1974 compromise that had given Kosovo an even greater measure of autonomy from Belgrade. In March, ethnic Albanians demonstrated in Pristina, and riot police killed 24 demonstrators. The federal government cracked down, and Kosovo's intifada began.

When I returned to the United States that fall, I gave various presentations on the situation in Eastern Europe in that miraculous year of 1989. At one presentation, however, several people in the audience took issue with my characterization of a Serbian nationalist resurgence. "There is no such thing," they told me. "But I saw it with my own eyes," I reported. "You are mistaken," they told me. "Mihailo Markovic says that Milosevic is not a Serbian nationalist."

Mihailo Markovic was an influential Yugoslav philosopher who helped found the critical-thinking Praxis group, which combined Marxism and humanism. He'd taught in the United States and had lost his teaching job in Belgrade because of his heretical views. More recently, though, he'd become a kind of presiding figure for a sliver of the U.S. left that believed, against much evidence to the contrary, that Slobodan Milosevic was Yugoslavia's last, true socialist and internationalist.

Markovic appears in this guise as a witness for the defense in Milosevic's trial in The Hague in Edward Herman and David Peterson's revisionist essay The Dismantling of Yugoslavia. In this account, Markovic confirms Milosevic's contention that there never was a plan for a Greater Serbia. This was the equivalent of Adolf Hitler calling Joseph Goebbels as a witness for his defense. What Herman and Peterson neglect to mention is that Markovic was a chief ideologue for Milosevic's party and a defender of Milosevic's push for Serbian expansion. In the mid-1980s, Markovic was one of the authors of a controversial memorandum that stoked the fires of Serb nationalism. "The SANU Memorandum laid the groundwork for all that is happening now, foreseeing as it did the coming together of all Serbs from Croatia, Bosnia-Hercegovina and the ethnic borders, thus enabling a clash with the creators of the new world order," Markovic wrote.

Milosevic was not by any means a blood-and-soil nationalist like his sometimes right-wing partner Vojislav Seselj. Milosevic used nationalism as a mechanism to seize power within the Yugoslav Socialist Party, to whip up political support by exploiting the Kosovo issue, and to mobilize Serbian fears in the conflict with Croatia. His instrumental devotion to a Greater Serbia is well-documented. As the country around him disintegrated, he used "Yugoslavia" as a code word for Serbian domination. "Either Yugoslavia's various nations would accept Serbia's vision of a 'normal,' unified state that served Serbian interests, or Serbs from all the republics would 'join together' and achieve their national unity by force," writes Serbian peace activist Vesna Pesic.

Milosevic was willing to unleash the furies of nationalism to achieve his political goals. Long before his Kosovo campaign of the late 1990s — and NATO's response — Milosevic set Yugoslavia on the road to disintegration: not because he desired that outcome but because he craved power above all.

Vukovar and Srebrenica

In their accounts of the wars that convulsed Yugoslavia, the revisionists often jump over the incidents that reflect most poorly on Milosevic and Serbian state policy. Consider the matter of Vukovar, the town in Croatia that the Yugoslav People's Army (JNA) along with Serbian paramilitary forces leveled in fall 1991. As Croatia seceded from Yugoslavia, the Milosevic regime encouraged the Serb minority in Croatia to declare its independence in turn. The Serb minority had reason to be concerned about the clerical, authoritarian state that Franjo Tudjman was creating in Croatia, and it was within its rights to clamor for greater self-determination. But Milosevic wasn't interested in asserting political principles. Through control of the national army and the secret police, Milosevic militarized the conflict.

The culmination of this strategy was the battle over the border town of Vukovar. Preceded by the killing and mutilation of Croatian policemen and the ethnic cleansing of several surrounding villages, Vukovar became the symbol of Serbian aggression. The siege of the town lasted for 87 days. The JNA won in the end, but sustained heavy losses. Tens of thousands of Croatians were expelled, an unknown number were executed. In the most notorious massacre, Serbian paramilitaries executed nearly 200 hospital patients. It wasn't only the international community that turned against Serbia and Milosevic after Vukovar. Serbs themselves, disgusted by the war, expressed their disapproval by draft-dodging in large numbers, leaving the country, and supporting the Serbian peace movement.

When it comes to Srebrenica, the revisionists work hard to call into question the very notion that a massacre took place there in July 1995. The Internet is full of stories declaring the massacre a "hoax." Diana Johnstone, in her book Fool's Crusade, takes on the commonly cited figure of 8,000 Bosniak deaths. She points out that only 2,300 bodies were exhumed by 2001 and only 50 identified. "In an area where fighting had raged for years, some of the bodies were certainly of Serbs as well as of Muslims," she writes.

Johnstone writes as though we have only forensic evidence. But there are countless eyewitness accounts, interviews with survivors, meticulously composed lists of missing persons, and even video footage taken by the Serbian Ministry of the Interior's Skorpion unit involved in the massacre. In any case, her numbers are now out of date. More mass graves have been found in the last several years. The International Commission on Missing Persons has exhumed and identified more than 5,000 victims through DNA analysis. The International Criminal Tribunal for the former Yugoslavia (ICTY) in The Hague has convicted several of those responsible for the massacre. And the Bosnian Serb government itself has apologized after issuing a report acknowledging the responsibility of Bosnian Serb forces in killing more than 7,000 Bosniaks.

Serbs against Milosevic

Some of the strongest voices against Milosevic, against the Serb conduct in the Yugoslav wars, and against Serbian nationalism in general have come from Serbs themselves. These voices are largely absent from the revisionist accounts. Serbia under Milosevic was not Germany under Hitler. Thousands of Serbs protested against Milosevic; thousands dodged the draft and went AWOL; thousands joined the peace movement and the opposition. And, in 2000, they succeeded in a nonviolent democratic revolution to unseat Milosevic once and for all.

The Serbian left — Svetozar Stojanovic, also of the Praxis Group, Vesna Pesic of the anti-war movement, Sonja Licht formerly of the Open Society Fund — was particularly harsh in its criticism of Milosevic. Zoran Djindjic, who handed Milosevic over to the war crimes tribunal, spoke for many in Serbian society when he told Norwegian writer Asne Seierstad that Milosevic "built a web of wickedness. He manipulated us for 13 years. He starved the whole country with his madness for war, and turned the rest of the world against us." Maja Miljkovic wrote: "Under the Milosevic regime the Serbian political elite succeeded in destroying the basis of the identity of the Serbian nation: its democratic structure, economy, and culture."

Milosevic was able to secure a measure of popular support. Thanks to his manipulation of Serbian fears and his control of the media, he managed to win elections. His opposition was often more nationalist than he was. Even the democratic opposition took nationalist stands, particularly on the Kosovo issue. This, too, was Milosevic's legacy: putting nationalism at the core of Serbian politics to such a degree that no candidate or party could easily resist its pull. Still, Milosevic did not represent all Serbian views. And when his project sputtered in Croatia and Bosnia — much as the imperial project of the Bush administration did in Iraq and Afghanistan — the people turned away from him.

Serbia has begun the difficult process of shouldering responsibility for the tragedies of the Balkan wars. In The Hague, 147 accused have appeared before the ICTY: 95 Serbs, 31 Croats, 14 Bosniaks, and seven Kosovar Albanians. Serbian government officials, sometimes under pressure but often as a result of evidence presented, have cooperated with the tribunal. Today, Serbia is a different place than it was during the Milosevic years, one with a thriving civil society and cultural scene. "Everything has changed in Serbia from the point of view of economy, of understanding difference, of intercultural discussion," activist Andrej Nosov told me in Belgrade in 2007. "But in connection with Kosovo, nothing has changed." So, this process of coming to terms with the past is still a vital part of Serbia's present.

Why Revise?

The revisionist eagerness to rescue Milosevic's reputation seems odd. He wasn't an attractive or charismatic figure. He wasn't committed to progressive politics. He was overthrown by his own people. He did, however, stand up to the United States. Under Milosevic, Serbia withstood the first ever military campaign by NATO. Herein seems to lie the revisionist motive. If Milosevic stood up to the U.S. imperium in 1999, then surely he must have been a worthy figure during the preceding wars.

This "enemy of my enemy is my friend" approach has seduced the left in the past, prompting support of figures like Mao in China or Hugo Chávez in Venezuela. Just as we should be clear-eyed about U.S. military and economic power, we should be equally attentive to the motives, actions, and lies of authoritarian leaders who stand up to the United States.

The flip side of this softness for anti-American tyrants is the tendency to see the U.S. hand behind all the world's ills. The revisionists focus on U.S. imposition of neoliberal economic reforms in Yugoslavia in the late 1980s, relying a great deal on Susan Woodward's arguments in the book Balkan Tragedy. As someone who made such arguments even before Woodward, I am sympathetic to this analysis. However, the application of shock therapy was part of the cookie-cutter approach that the United States and the International Monetary Fund brought to the region. I don't believe that U.S. officials intended such measures to destroy Yugoslavia. The country wasn't, after all, an enemy, and U.S. officials generally prefer predictability and stability.

This preference for stability carried through into the war years. George H.W. Bush's administration was determined to stay out of the brewing conflict ("We have no dog in that fight," Secretary of State James Baker famously said at the time). The Clinton administration was dragged kicking and screaming into involvement in the conflict, and U.S. negotiators like Richard Holbrooke showed a predilection for negotiating with Milosevic in the service of preserving some measure of status quo. Later, of course, the Clinton administration backed the Croatian army in its terrifying turning of the tables and bombed Belgrade to put an end to the Kosovo crisis. As a result of these actions, the United States indeed has much to answer for. But it would be a mistake to project this involvement back into the earlier stages of the war.

So, in the end, the revisionists are fighting the Yugoslav wars again for the same reason that the neoconservatives fight the Vietnam War over and over. Both want to repair the reputation of a statesman (Milosevic, Nixon), salve the wounds of the losers (Serbia, the United States), and explain the resolution of the conflict through reference to a conspiracy (U.S. malfeasance behind the scenes by the government in the first case and the peace movement in the second).

Serbia, like Vietnam, has moved on. It's time for the revisionists to do likewise.

John Feffer is the co-director of Foreign Policy In Focus at the Institute for Policy Studies. 

 

* * *

1948 - 2009

ПОДПИСАЛИСЬ ЛИ ВЫ НА  2009 ГОД НА ЕДИНСТВЕННУЮ  ГАЗЕТУ  РУССКОЙ  МОНАРХИЧЕСКОЙ  МЫСЛИ  В ЗАРУБЕЖНОЙ  РУСИ:

" Н А Ш А    С Т Р А Н А "

Прочитайте внимательно хоть один номер газеты, и Вы убедитесь в том, что там сказано то, что, думаете, Вы, и все честные православные русские люди у которых душа отказывается принимать коммунизм.

Подумайте о том, что долг нас всех бороться за свободу Русской Православной Церкви, против клеветы на русский народ, на Родине и в Зарубежной Руси обвиняемого в том, в чем он не виновен.

Наша Страна борется против клеветы – ПРАВДОЙ!

Поддержите ее выпуски своей подпиской!

Основана 18 сентября 1948 г. И.Л. Солоневичем. Издательница: Лидия де Кандия. Редактор: Николай Леонидович Казанцев.     9195 Collins Ave. Apt. 812, Surfside, FL. 33154, USA  Tel: (305) 322-7053

Электронная версия "Нашей Страны" www.nashastrana.info

Просим выписывать чеки на имя редактора с заметкой "for deposit only"  Денежные переводы на: Bank of America, 5350 W. Flagler St. Miami, FL. 33134, USA. Account: 898018536040. Routing: 063000047.

Цена годовой подписки: В Аргентине - 100 песо,  Европе - 52 евро, Австралии - 74 ам. долл. Канаде - 65 ам. долл. США - 52 ам долл. Выписывать чеки на имя:Nicolas Kasanzew, for deposit only.

ЕСЛИ ВЫ ЦЕНИТЕ МАТЕРИАЛЫ "НАШЕЙ СТРАНЫ" - НЕ БЕРИТЕ ЕЁ НА ЧТЕНИЕ У ДРУЗЕЙ. ПОДПИШИТЕСЬ САМИ! И ЭТИМ ВЫ ПОМОЖИТЕ ГАЗЕТЕ В ЕЁ НЕЛЕГКОМ СТОЯНИИ. ЕСЛИ ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ ГАЗЕТУ БЕСПЛАТНО И НЕ МОЖЕТЕ ЕЙ ПОМОЧЬ МАТЕРИАЛЬНО, ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ ОТЗОВИТЕСЬ! НАМ НАДО ЗНАТЬ: ИНТЕРЕСУЕТ ЛИ ВАС ДАЛЬШЕ ГАЗЕТА?

Ваши пожертвования помогут высылать «Нашу Страну» на Родину и тем, кто материально не в состоянии ее выписывать. Каждая, даже маленькая Ваша жертва, поможет этим людям узнать ПРАВДУ о церковных и национальных новостях. Поэтому,  мы призываем,  всех помочь по своим возможностям. Сделайте Ваш подарок соотечественникам к Рождеству Христову!

СДЕЛАЙТЕ ПАСХАЛЬНЫЙ ПОДАРОК - "НАШЕЙ СТРАНЕ"!

РАСПРОСТРАНЯЙТЕ ЕЕ СРЕДИ ВАШИХ ДРУЗЕЙ И ЗНАКОМЫХ!

* * *

НАМ  СООБЩИЛИ WE  WERE  INFORMED.

СООБЩЕНИЕ

Поздравляем,  Николай Леонидовича талант, которого не ограничен сочинением вот уже более 40 лет статей написанных с большой эрудицией. В Зарубежной Руси русские переселенцы ценили и восхищались  талантом своего соотечественника, исполнявшего обязанность редактора патриотической газеты Наша Страна. Теперь он выпустил диск с песнями о Мальвинской войне Аргентины против Англии.

Он был единственным оставшимся на островах корреспондентом,  сообщавшим  с островов  новости, затем он издал о войне книгу, а недавно альбом с фотографиями.

Поздравляем нашего соотечественника с выпуском диска с пожеланием,   что аргентинские воины и молодежь  познакомятся и полюбят песни.

                                                                                                                  

                                                                                               

   

* * *

Subject: Former U.S. Ambassador to NATO was on C-SPAN. I was able to get a call in to make my comments to this LIAR, LIAR, PANTS ON FIRE!!!

Yesterday, former Amb. to NATO Robert Hunter was the guest speaker on C-SPAN.  I was able to get a call into the program and if you click on the link, you can watch the video - which includes my call and the incredible lies that this Ambassador was spewing to the American people about the events in Bosnia and in Kosovo

        Stella

http://www.c-span.org/Watch/watch.aspx?MediaId=WJE-A-17145

Washington Journal, C-SPAN Video,  Saturday 4 April 2009

Robert Hunter, Former U.S. Ambassador do NATO - 1993 - 1998

Robert Hunter gives us his insight into NATO's history; it's purpose, the organization's future and what the 28 country leaders meeting focus should be.
Washington, DC

NATO's 60th Anniversary Summit

At 19:53, 2nd caller brings up Yugoslavia .

At 25:02,  mine was the 3rd caller.

I believe I made one error when I said that Iran sent Mujahedin from all over the Christian world, to fight the Serbs when I meant to say, Iran sent Mujahedin from all over the Muslim world to fight the Christian Serbs.  I could shoot myself when I make such stupid errors!!!!   That's wht happens when you don't have it written down what you intend to say.  Sorry.

Hunter finished up by talking about Srebrenica and Kosovo - having the last word and making the Serbs sound as horrific as possible

Following the program, I sent two personal emails to the host Pedro Echevarria, my commentary on Srebrenica and the photos of the KLA holding the heads of Serbs.

                                                                                                   * * *

By Humayun Gauhar
4-5-9

Letters To My Son...  

My dear Muhammad Ali -

I told you that it's a funny world getting funnier. Many American analysts are saying that America's real economic collapse could come by the end of this year. "It will come to known as The Crash of 09," they say. Others, especially a Russian political analyst, are predicting its physical collapse too. There's no doubt that the country is up the dirtiest of imaginable creeks without a paddle. But what's amazing is that America remains mired in stunning denial, continuing to make bad situations worse with useless bailout plans and messing around with the world instead of facing up to the reality that its time as a hyper-power is up, that's its economic system has failed and that its only recourse is to end its adversarial doctrine and get out of its lost wars as painlessly and honorably as possible. There's no point in going on flogging dead horses. The only sensible thing that survival demands is to craft a new moral economic and financial system and a moral foreign policy.

The deep recession verging on depression that we have seen so far was caused by the crash in the US housing market. Since other developed industrialized nations, especially of Europe, were aping the shenanigans of unchecked and poorly regulated American bankers and financiers, the collapse of their markets, banks and economies followed like dominoes. Iceland was the first to officially declare bankruptcy. Its GDP is only about $6.5 billion but its banks had lent something like $65 billion while its regulators were asleep on the wheel. Britain has not declared bankruptcy officially but we all know that it is bankrupt for all intents and purposes and none of its banks and financial institutions has any legs left.

However, this is only the aperitif. Wait for the crash of US commercial real estate, which analysts think happen by autumn this year. Shops are closing down and there's no one to rent them. Companies are retrenching and freeing up a lot of office space or closing down entirely and vacating even more precious office space with no one to rent it again. Huge skyscrapers are becoming ghost-scrapers. All this expensive commercial real estate is mortgaged to the hilt. With no rental income coming in, the loans against them will become difficult to service and there will be fearsome default. There's insurance and re-insurance here also and the amounts involved are mind-boggling. No bailout plan would come even close to coping. When the commercial real estate collapse comes, all hell will break loose. And if multinationals like General Motors and Ford call it a day, it won't just be thousands upon thousands of people unemployed (though its heartless to use the word 'just' here). Two entire towns will be become ghost towns. That's terrible. If you count the number of people ­ wives, children and parents ­ who are dependent on those incomes, it becomes worse than terrible. It becomes absolutely and totally unconscionable, while corrupt and greedy bankers and the likes of Bernie Madoff have made off with billions ­ perhaps trillions ­ of dollars and are still doing so because "our contracts say so."

Then there is Professor Igor Nikolavich Panarin whom I came across in a December 2008 article by Andrew Osborne of the Wall Street Journal no less, not some fly-by-night rag. If he has got it right, next year will come to be known as 'The Collapse of 2010' for that is when the USA will disintegrate into six separate entities. Those six entities, says Prof. Panarin, are The California Republic, The Central North American Republic, Atlantic America, The Texas Republic, Hawaii and Alaska going back to Russia.

With millions of Chinese living on America's western seaboard (The People's Daily's circulation there alone is over five million) The California Republic, Prof. Panarin thinks, will either be part of China or come under Chinese influence. The Central North American Republic will be part of Canada or under Canadian influence, Atlantic America may join the European Union, The Texas Republic will be part of Mexico or under Mexican influence and Hawaii will go either to Japan or China.

Prof. Panarin is a former KGB analyst and a Russian professor of political science, Dean of the Ministry of the Foreign Affairs Diplomatic Academy in Moscow and author of several books on geopolitics. Thus one can hardly call him a fruitcake. Actually, he first made this prediction not after the economic meltdown that started last year but in Linz, Austria, in September 1998 in front of 400 delegates at a conference devoted to information warfare and the use of data to get an edge over a rival. Of course it was received with consternation. "When I pushed the button on my computer and the map of the United States disintegrated, hundreds of people cried out in surprise," he says. Later, many delegates asked him to sign copies of the map. Its like when the French political scientist Emmanuel Todd made his famous forecast in 1976 about the collapse of the Soviet Union 15 years before it actually did and many people laughed. But Todd had the last laugh.

Prof. Panarin doesn't say that America's collapse is a forgone conclusion. "There's a 55-45 percent chance right now that disintegration will occur," he says. But if it comes it will be driven by three factors ­ "mass immigration, economic decline and moral degradation will trigger a civil war next fall and the collapse of the dollar. Around the end of June 2010, or early July, he says, the US will break into six piecesHe predicts that economic, financial and demographic trends will provoke a political and social crisis in the US. When the going gets tough, he says, wealthier states will withhold funds from the federal government and effectively secede from the Union. Social unrest up to and including a civil war will follow. The US will then split along ethnic lines, and foreign powers will move in." All we Pakistanis thus have to do is hang in there and soon America will not be meddling in our affairs any more, what to talk of General Patraeus's adviser David Kilcullen saying that Pakistan could fall apart in five or six months.

It's not easy to comprehend the collapse of an empire or a superpower. When termites are eating away at their vitals for years one cannot see it. People are too much in thrall of their power, wealth and panoply. Thus when the collapse comes it seems sudden, and takes people by surprise. "I went to sleep last night and when I woke up next morning the Soviet Union was gone." The most powerful war machine ever built couldn't save it. Remember the British Empire on which "the sun would never set"? It set so firmly that only six decades later Britain is not only bankrupt, it has become America's appendage, a third rate power and could itself disintegrate soon with Scotland seceding. The history of the world is replete with the demise of civilizations, empires and superpowers. The graveyards of nations are full of their bones.

That there may be something to what Prof. Panarin says is borne out by the fact that the late Bush administration made contingency plans to impose martial law in case of economic collapse or massive and violent social unrest with blood on the streets. His predictions seem plausible, even probable, if all the dire scenarios come right, as they have thus far. According to Rand Clifford the US has already made plans to "round up insurgent US citizens" and detain them in what are called "Rex 84" camps. Plus they have made "safe facilities" for members of Congress and their families. A report by the Phoenix Business Journal says that, "A new report by the US Army and War College talks about the possibility of Pentagon resources and troops being used should the economic crisis lead to civil unrest, such as protests against businesses and government or runs on beleaguered banks." The Journal's story quote from the War College report: "Widespread civil violence inside the United States would force the defense establishment to reorient priorities in extremis to defend basic domestic order and human security." It needs saying that the military regularly makes plans for the most dire of situations, however seemingly unlikely.

Let Zbigniew Brzezinski, former National Security Advisor to President Jimmy Carter and an early supporter of Barack Obama have the last word. The US is "going to have millions and millions of unemployed people really facing dire straits. And we're going to be having that for some period of time before things hopefully improve. And at the same time there's public awareness of this extraordinary wealth that was transferred to a few individuals at levels without historical precedent in Americahell there could even be riots."

        humayun.gauhar@gmail.com

* * *  

DON'T MENTION THE WAR.

Neil Clark

Published 02 April 2009

Observations on Serbia

Imagine if, ten years ago, your country had been bombed in contravention of international law for 78 days and nights, leading to the death or injury of more than 1,500 people, and that the reasons for the attack had subsequently been exposed as fraudulent. You would reasonably expect your government to mark the anniversary with a series of official events, and to issue a strong denunciation of those who launched the aggression. But in Serbia , the pro-western ruling elite seems more concerned about keeping the US embassy onside than with commemorating the Nato bombing of ten years ago in an appropriate fashion.

The biggest event to mark the anniversary was an international conference, organised by the Belgrade Forum for a World of Equals, a non-governmental organisation. Delegates from around the world attended, including the former US attorney general Ramsey Clark and the Labour ex-MP Alice Mahon . Yet Deputy Prime Minister Ivica Dacic was the only participant from the Serbian government. His speech was one of the meeting’s most low-key. On 24 March, a major anti-Nato rally was held in Belgrade ’s main square, Trg Republike. There were speakers from the US , Germany and Russia – but no input from the Serbian government. The most it came up with was a commemorative sitting of the cabinet, at which Prime Minister Mirko Cvetkovic declared that the attack of ten years ago was “illegal, contrary to international law, without a decision by the United Nations Security Council”. Those looking for a more passionate denunciation of Nato actions from governing circles have been disappointed.

The reality is that Serbia ’s ruling elite are seeking to take the country closer to the Nato fold. Serbia is to open its first diplomatic and military mission at Nato headquarters in Brussels this summer, and military manoeuvres involving soldiers from several Nato states will take place in Serbia this autumn.

Such moves fly in the face of public opinion. “There is an overwhelming majority of those among the Serbs who believe Serbia’s entering a Nato pact would have been a bigger disgrace than if Jacqueline Kennedy had married Lee Harvey Oswald,” Matija Beckovic, one of Serbia’s leading poets, told an anti-Nato gathering late last month.

Meanwhile, pro-American politicians in Serbia continue to blame the conflict of the late 1990s on the country itself and on Slobodan Milosevic, then leader of the rump Yugoslavia. But a growing weight of evidence indicates that the 1999 war had little to do with Milosevic, and everything to do with the US ’s economic and military hegemonic ambitions in the Balkans.

Lord Gilbert, the UK ’s defence minister in 1999, has admitted that “the terms put to Milosevic at Rambouillet [the international conference preceding the war] were absolutely intolerable . . . it was quite deliberate”. In an affidavit to the International Criminal Tribunal for the former Yugoslavia, Colonel John Crosland, the UK’s military attaché in Belgrade from 1996-99, stated that the US had decided on regime change in Serbia and had decided to use the terrorist Kosovo Liberation Army to achieve that end. Last month, a documentary on Serbian state television showed that the deaths of 40 people in Racak in January 1999 resulted from a legitimate anti-KLA police action and were only declared a “massacre” by the US Kosovo Verification mission to justify Nato actions.

“The war was not Serbia ’s fault, nor the fault of Slobodan Milosevic,” Aleksandar Vucic, deputy leader of the Serbian Progressive Party, told me. “It was the fault of those who did the bombing.” Such views may not go down well in western corridors of power, but they undoubtedly chime with what most ordinary Serbs think.

With the Serbian economy in free fall and pro-western factions likely to pay the price in elections expected before the end of this year, it is probable that future anniversaries of the Nato bombing will receive more enthusiastic support from governing circles.

* * *

               

Профессор Игорь Панарин: "Государем постсоветского пространства станет Владимир Путин"

Мировой кризис и ослабление США, которое может закончиться развалом этой страны, изменят геополитическую карту мира. Уже в ближайшие годы страны бывшего СССР сплотятся вокруг России в новый союз - Евразийский - с единой валютой, парламентом и с Владимиром Путиным во главе. Евразийский союз этот будет построен по принципу Европейского, в результате чего в мире появятся три центра силы - Китай, ЕС-1 и ЕС-2. Такой сенсационный прогноз сделал в интервью "Известиям" профессор Дипломатической академии МИД, доктор политических наук Игорь Панарин.

вопрос: Когда полгода назад мы в "Известиях" опубликовали ваш прогноз развала США, эффект был грандиозный. Вы выступали по CNN в прайм-тайм, печатались на первой полосе Wall Street Journal, колесили по миру с лекциями, вас просто разрывали на части. Теперь - новый прогноз и новый скандал?

ответ: С прогнозом создания Евразийского союза я выступил еще в 2006 году. Но именно сейчас постсоветская интеграция получила мощный стимул в виде экономического кризиса, ведущего Америку к разрушению. Мировая экономическая и политическая система находится на грани колоссальных изменений. Сейчас подходящий момент для того, чтобы задуматься о будущей мировой архитектуре. И первые ее контуры уже можно увидеть. Китай поддержал российские предложения о создании мировой супервалюты вместо доллара. Это абсолютно укладывается в логику отношений между двумя державами - Китаем и Россией. Китай должен заняться интеграцией тихоокеанского пространства, а Россия - постсоветского, базируясь на национальных валютах. Рубль и юань могут стать "центрами притяжения" для других государств, основой новой мировой супервалюты АКЮРЕ (юань станет основой для создания азиатской валюты АКЮ, которая вместе с рублем и евро создаст АКЮРЕ, это мой вариант названия).

"Лидера я бы обозначил словом "государь"

в: Такие идеи возникают давно, но обычно им мешает сепаратизм.

о: В этом смысле сейчас складывается уникальная ситуация. Вчера было очень много факторов, которые препятствовали интеграционным процессам на постсоветском пространстве, а сегодня сама логика мирового финансового экономического кризиса требует неких новых действий, которые должны привести к успеху. Буквально в последние дни произошло несколько прорывных внешнеполитических встреч. В Москве подписано соглашение по Приднестровью и Молдавии - первый прорыв за последние десять лет. Небывалые по продолжительности переговоры между президентами России и Белоруссии - это тоже не просто так. Впереди важные мероприятия в рамках ШОС, ЕврАзЭС, СНГ, ОДКБ... И сейчас России важно разработать модель или формулу интеграции Евразии.

в: В результате эта формула должна дать нам качественно новый союз?

о: Да, это должен быть межгосударственный союз. Не по схеме СССР, а по схеме Европейского союза. Мы видим, что ЕС, интегрируя в себя новых членов, одновременно создал некие механизмы баланса. Но даже ЕС сейчас ввел посты президента и министра иностранных дел. Постсоветское пространство нуждается в таком же межгосударственном образовании. И лидера этого образования я бы обозначил словом, которое любил использовать Макиавелли, - "государь".

в: Кто же им станет?

о: Государем постсоветского пространства станет Владимир Путин. Главное его достоинство в том, что он, во-первых, пользуется авторитетом у национальных элит бывших постсоветских республик, а во-вторых, показал эффективный результат своего восьмилетнего руководства Россией. Наша страна централизована, устойчива и в августе прошла тест на прочность. Путин в течение восьми лет выстраивал вертикаль власти, в том числе и на Северном Кавказе, и эта система не дала сбоев, хотя ситуация была очень сложная.

в: Макиавелли говорил, что государь должен сочетать качества льва и лисицы. Лев силен, а лисица способна провести самого хитрого противника. Путину какой образ ближе?

о: Государь выбирает образ лисицы или льва в зависимости от ситуации. Путин вот весь восьмилетний период в основном был лисицей. Он вынужден был заниматься восстановлением России, региональной сплоченностью, централизацией. И в принципе достигнут результат. Но ему приходилось быть и львом. В Чечне, в "мюнхенской речи", во время конфликта в Южной Осетии... И вот сейчас сложилась ситуация, когда Соединенные Штаты Америки теряют роль мирового лидера. Можно соглашаться или не соглашаться с моей концепцией о распаде США в 2010 году, но большинство мировых политиков уже признают, что, безусловно, Штаты теряют роль мирового лидера. Их роль и влияние в Евразии, безусловно, будут ослабевать, и образуется вакуум. И вот тут перед Россией встает выбор: или остаться лисицей и ждать, пока другие игроки усилят свое влияние на постсоветском пространстве (ЕС, Китай, Иран, Турция...), или превратиться в льва. Четко обозначить сферу жизненно важных интересов России. Построить пояс добрососедства, а главное - обеспечить экономическую интеграцию.

"Рубль должен стать основой интеграции"

в: То есть восстановить народнохозяйственный комплекс Советского Союза?

о: Не только Советского Союза, но и Российской империи, который строился столетиями. Интеграция должна строиться именно на экономической базе, потому что если мы ставим задачу построения одного из мировых финансовых центров в России, то именно рубль должен стать одной из основ интеграции.

в: А история с нападением Грузии на Южную Осетию не станет поводом для интеграции?

о: Фактически интеграция Евразии как раз и началась в августе 2008 года. Россия тогда удивила весь мир. Когда я ездил в Китай, политологи там говорили мне: и мы, и американцы считали, что Россия не рискнет. И американцы, и китайцы просчитывали ситуацию по-другому: они считали, что мы не будем влезать в этот конфликт, значит, мы будем полностью вытеснены из Закавказья. Естественно, ни о какой интеграции Евразии после другого исхода событий на Кавказе речи быть не могло. Но решительная точка наступила.

в: После этого отношение к России изменилось не только на Кавказе?

о: Конечно. Мы видим, что сегодня фактически прекратились обвинения в наш адрес, бесконечные нападки. Буквально на днях комиссия ЕС признала, что Грузия была не права в своих действиях. Мы не просто добились прекращения геноцида в Южной Осетии, мы перевели это в международно-правовую плоскость, заключили соглашения о размещении военных баз... За полгода проведена колоссальная работа. Тем самым сегодня, весной 2009 года, созданы экономические, политические и военные предпосылки для начала интеграционных процессов на пространстве Евразии.

"На Тихом океане мы снова с Китаем встречаемся"

в: Владимир Путин сейчас работает премьер-министром России. Если вы пророчите ему должность государя евразийского, то как произойдет переход полномочий?

о: Система "президент - премьер" для России не очень устойчива. Весь наш исторический опыт свидетельствует о том, что два центра власти стратегически не могут существовать долго. Поэтому наиболее оптимальна схема постепенного ухода Путина с поста премьер-министра. Все должно происходить поэтапно. В 2009-2010 годах - создание организационных предпосылок, 2011 год - уже формирование организационных механизмов, а к 2012 году уже может быть готова новая модель "Евросоюза-2".

в: А как создание Евразийского государства соотносится с вашими прогнозами о том, что США в ближайшие годы распадутся на части?

о: Рассматривая геополитическую конструкцию в случае реализации моего прогноза по распаду США, ЕС присоединяет Атлантическую Америку как собственную сферу влияния, Россия возвращает себе Аляску, а Китай постепенно интегрирует тихоокеанское пространство. И там, на Тихом океане, мы снова с Китаем встречаемся.

в: Получается три планетарных центра силы?

о: Да, ЕС-1, ЕС-2 во главе с Россией и Китайское содружество. Три мощных центра силы. Второй уровень мировой интеграции - это БРИК, где будут сопрягаться интересы двух центров силы, прежде всего с Индией и Латинской Америкой. России придется со временем уйти с Ближнего Востока в роли главного игрока. Про США мы уже сказали. Евросоюз станет основным в урегулировании арабо-израильского конфликта, а ШОС займется решением индо-пакистанского конфликта, Афганистаном и Ираном... Получается достаточно устойчивая мировая система.

в: А какие страны могли бы войти в Евразийское содружество во главе с Россией?

о: Все постсоветские республики. Пока без Прибалтики. Но первоначально, конечно, нам надо интегрироваться прежде всего с Белоруссией и Казахст&