ВЕРНОСТЬ - FIDELITY № 127 - 2009

JULY / ИЮЛЬ 1

The Editorial Board is glad to inform our Readers that this issue of “FIDELITY” has articles in English, and Russian Languages.  

С удовлетворением сообщаем, что в этом номере журнала “ВЕРНОСТЬ” помещены статьи на английском и русском  языках.

CONTENTS - ОГЛАВЛЕНИЕ

    1.  HIEROMARTYR JOHN, BISHOP OF PECHERSK. Dr. Vladimir Moss

 2.  ДА БУДЕТ ВОЛЯ ТВОЯ.  В. Соколов

 3.  ОБРАЩЕНИЕ К  "ОСКОЛКАМ" РПЦЗ

4. EXCERPTS FROM “PRAVOSLAVNAYA ZHIZN’” ON THE LIFE AND TIMES OF STARETS (ELDER) LAURENCE OF CHERNIGOV Translated by Seraphim Larin

   5.  ПСАЛОМ. П. Котлов-Бондаренко

6. FOR CHRIST OR AWAY FROM CHRIST?  Why I left the Russian Orthodox Church (Moscow Patriarchate). Hieromonk Eugene (Pampur). Translated by Seraphim Larin

   7 РОКОВАЯ СДЕЛКА. Как продавали Аляску. Иван Миронов. ( Начало см. Верность №  125, 126)

   8ТЕХОСМОТР В. Соколов

   9 GOONDAEV AND CARNALISM. Helen Ureva.  Translated by Seraphim Larin

   10 НА СМЕРТЬ Н. ГУМИЛЕВА.  В. Соколов

   11.  WHY DO WE GO TO CHURCH? Abbot Markell (Pavook). Translated by Seraphim Larin

   12 ABOUT WORKERS OF INIQUITY AND ABOUT DEPRESSION. G.M.Soldatow. Translated by Seraphim Larin

   13.  ОТРЫВОК ИЗ РОМАНА-ХРОНИКИ «НЕЛЮБИНЫ» Н.Н.Смоленцев-Соболь.

   14.  По местам русской боевой славы

  15.  ДЕНЬ ПОБЕДЫ  С.С. Аникин

  16 ПУТЬ  ИСПОВЕДНИКА. Иеромонах Савва (Богдан)

  17.   ВЕРШИТЕЛЬ СУДЕБ.  В. Соколов

18ПРИЧИНЫ БОРЬБЫ ПРОТИВ РПЦЗ, МОНАШЕСТВА И БЛАЖЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА АНТОНИЯ. Г.М. Солдатов

        ТВОРЕНИЕ  ЛИ  САТАНЫ  ЖЕНЩИНА?  Митрополит Иоанн (Кедровский)

  19. НАМ  СООБЩИЛИ WE  WERE  INFORMED.

          1Митинг в Ульяновске в поддержку принятия закона о миссионерской деятельности

          2)  Русский Общенациональный Союз против абортов!

        

* * *

Истинный и спасительный прогресс в человеческой жизни только - прогресс церковно-религиозный.  Он имеет отношение не только к временной земной жизни, но и к будущей, загробной, именуемой "вечной" жизнью.

Не приходится доказывать тот очевидный факт, что Церковь Христова и истинная вера в Бога дают направление всей деятельности человеческой. Всякий прогресс основан на прогрессе религиозном. Он состоит не в открытии новых религиозных "истин" от разума человеческого, как это делается в Московской патриархии, у папских католиков, униатов, протестантов, не в отыскании нового отношения человека к миру, - нового ничего нет, а в отыскании всего лишнего, что было присоединено веками к религиозному пониманию. Новых религиозных истин быть не может, кроме тех , которые открыты нам уже Христом Спасителем и проповеданы Святыми Апостолами и учителями Древней Церкви Христовой!

Веленские Соборы созывались для борьбы против ересей. Планирующийся "8-й Вселенский Собор"  созывается для удовлетворения посторонних Церкви целей, и его решения не могут быть приняты верующими, как для души спасительные.

* * *

HIEROMARTYR JOHN, BISHOP OF PECHERSK

Dr. Vladimir Moss

Bishop John, in the world Nicholas Alexandrovich Bulin, was born on March 16, 1893 in Veps, Vervsky (Vyrussky) uyezd, Estonia into the family of a pious Estonian stonemason. His father’s sister, Nun Juvenalia, struggled in the monastery of St. John the Forerunner in Pskov. At the age of six Nicholas began to serve in church, and at the age of eight was reading the six psalms by heart. At the age of fourteen he entered a theological school, after which he decided to become a priest. With the blessing of his parents, he entered the Riga theological seminary. On completing his studies there, he entered the Petrograd Theological Academy in 1914. In 1916 became an officer in the Russian army who was wounded on the front in the First World War. In 1917 he was released from the army with the right to teach in any higher or intermediate school. He decided to return to the Academy for the last time, and there he was tonsured into monasticism. In 1918 he was briefly arrested and released. In 1919 he was ordained to the priesthood by Archbishop Eusebius (Grozdov). He was appointed to an insignificant country parish in Zacherye, Estonia. His time there was difficult at first, but he was helped by the personal protection of Archbishop Eusebius, and within a few months had acquired a definite authority among the local church-going population. On February 20, 1920 Metropolitan Alexander (Paulus), head of the Estonian Church, appointed him prior of the Holy Dormition Pskov Caves monastery, which appointment he received with great joy. On January 13, 1921 he was raised to the rank of archimandrite in the Alexander Nevsky cathedral in Tallin.

On April 25, 1926, at the request of the Russian parishioners, the monastic brotherhood and the inhabitants of the Pechorsk region, he was consecrated Bishop of Pechersk by Metropolitan Alexander, Archbishop Eusebius and Bishop Sergius. He was a defender of the Russian Orthodox Church in Estonia from Estonization, opposed the removal of Church Slavonic from the services, and did much repair work in the monastery.

In 1930 Metropolitan Alexander and the Synod of the Estonian Church left the Moscow Patriarchate and joined the Ecumenical Patriarchate. Bishop John refused to follow them, and so was forced to leave his Pskov see. On June 16, 1932 he was released from the post of superior of the Pskov Caves monastery and moved to the see of Narva, but declined to accept this move.

Certain suspicious people who were secret agents of the GPU illegally crossed the border from Russia into Estonia and, at the request of the bishop's sister (who had fled with the Bolsheviks in 1918 and who had been converted to Bolshevism through her acquaintance with a certain well-known commissar), tried to persuade him to join the Soviets. They assured him that he would suffer nothing, and only asked that he act as an informer. These approaches became known to the Estonian police, and the bishop was arrested. While he was in prison he made a declaration through his lawyer that he not only had had nothing to do with Bolshevism, but that he was actively hostile to it. After a long investigation the bishop was cleared and released from prison.

However, on November 4, 1932 the Estonians expelled him from the Pskov Caves monastery and on December 30 the Estonian Synod declared that he was banned from serving and called a “private person” and was offered a pension. The Estonian authorities eventually exiled him from the country on the charge of russifying his diocese. But they had to do this secretly because some Russian peasants, having heard that their bishop was to be deported, gathered 200-300 carts around the monastery, declaring that they would not voluntarily give up their archpastor. Vladyka spent some time in Belgrade and Bulgaria, and served with hierarchs of the Russian Church Abroad in Jerusalem. However, in 1940 he returned to Estonia.

When, in 1940, the Bolsheviks again occupied Estonia, Bishop John was one of the first to be arrested, on October 18. At first they were polite to him during the interrogations. The investigator assured him that, thanks to his sister, there was nothing for him to be afraid of, and that only one thing was required of him - that he cooperate with the GPU in unmasking "enemies of the people". Although the 70-year-old man did not assent to this proposal, they continued to be polite to him, even letting him know that he would soon be released. During one night interrogation, after the same proposal had been made to the bishop and he again kept silent, the interrogator jumped up, seized a folder of papers from his desk, struck the bishop on the face and bawled:

"Well, look, you accursed dog. Do you recognise these papers? They fell into our hands even before your arrest..."

And he hurled the folder on the floor. Then he pulled some yellowing pages out of the folder and threw them onto the table. It was a declaration signed by the bishop in 1918, on the basis of which the Estonians had released him.

There were several more lengthy night interrogations, in which he was cruelly beaten. A fellow-prisoner wrote: "The next night two warders came for the old man and ordered him to get ready with his things. The old man was not frightened. He got up calmly, without hurrying, to get ready. Having packed his things, he went round the bunks and only when he had shaken the hands of all the prisoners who were lying there did he take his small bundle and head for the door, where he stopped and cast a last glance full of pity over those lying on the bunks. He left with his head high, as if the hatred of men could not touch him. The iron door slammed after him. I noticed that many of the prisoners stealthily brushed away their tears.”

On April 8, 1941 Bishop John was sentenced to death in accordance with article 58-4. According to one source, two weeks before the beginning of the war with Germany in June, 1941, he was taken with many other old émigrés to Siberia and perished without a trace. According to another source, he was shot in July, 1941 near Gatchina.

(Sources: Protopresbyter Michael Polsky, Novye Mucheniki Rossijskiye, Jordanville, 1949-57, part 2, pp. 286-287; M.E. Gubonin, Akty Svyateishago Patriarkha Tikhona, Moscow: St. Tikhon's Theological Institute, 1994, pp. 974, 983; Oleg Vladimirov, "Svidetel'stvo o Episkope Pecherskom", Pravoslavnaya Rus', N 1 (1574), January 1/14, 1997, pp. 4-6; http://www.pstbi.ru/cgi-htm/db.exe/no_dbpath/docum/cnt/ans/)

* * *

                                ДА  БУДЕТ  ВОЛЯ  ТВОЯ.

                                                                                 В. Соколов

                                                               Из счастья сна в горе дня

                                                               Пробудились они

                                                               И по просторам заблудшей страны

                                                               На заклание их повели.

                                                                       Господи Да будет Воля Твоя

                                                                       Для лучшего дня

                                                                       Раз эти жертвы нужны

                                                                       С Тобою везде хорошо

                                                                       Плохо где нет Тебя.

                                                               Даже когда попускаешь врагам

                                                               Уничтожать самое дорогое

                                                               Попускаешь родные поля

                                                               Уродывать Красной косой.

                                                                       Попускаешь торжествовать

                                                                       Волкам в шкурах овечьих

                                                                       Поселились они в чужих домах

                                                                       И думают это навечно.

                                                           Неисповедимы пути Господни -

                                                           Наша и страны судьба

                                                           С Тобою везде хорошо

                                                           Плохо где нет Тебя…

                                                                       Да будет Воля Твоя.

* * *

                                           ОБРАЩЕНИЕ К  "ОСКОЛКАМ" РПЦЗ

                                                        Не пора-ль, отцы родные,

                                                        Слиться нам в одно,

                                                        Чтоб перед нами, дорогие,

                                                        Приутихло зло?

                                                                    Ведь, мы паству к единенью

                                                                    Все зовем ...  зовем ...

                                                                    Меж собою-ж в разделеньи

                                                                    В тоске  живем!

                                                        Долго-ль?  Ох, отцы, простите

                                                        Скорбь души нашей,

                                                        И ее вы осветите

                                                        Правдою своей!

Ведь канонического расхождения нет! А цель общая:  Продолжать борьбу за Церковь Христову против пагубного «Мефистофельского экуменизма», «Сергианского Красного диавола», «Западного сатанинского материализма» и «бесов неокоммунизма».

* * *

EXCERPTS  FROM “PRAVOSLAVNAYA ZHIZN’” ON THE LIFE AND TIMES OF STARETS (ELDER) LAURENCE OF CHERNIGOV

Translated by Seraphim Larin

Having proclaimed his “Declaration” and having acknowledged the theomachist soviet authority as being lawful, met.Sergius demanded from each and every bishop and priest of the Russian Church a signed pledge of total loyalty to it. A similar demand was made of the Episcopate and clergy of the Russian Church that have fled Russia with the retreating Russian White army and civilian refugees.

What a perpetration of a frightening betrayal on Russian soil!

Indeed, the Russian Church had never known such humiliation of Her sanctity and fidelity to Christ… never had Her arch pastors fallen into the deadly sin of apostasy…

Predictably, past and current apologists of Sergianism have discovered a justification for their weakness i.e. for the sake of saving the Church, Her earthly institution, and for the preservation of legal church services, it was necessary and indeed permissible to take any steps – even if it meant betraying Christ. In other words – it’s essential to save the Church from Her “ultimate destruction”.

What lies and what lack of faith! Christ certainly didn’t teach this!

“You are Peter (i.e. rock), and on this rock I will build my Church, and the gates of Hades shall not prevail against it… I am with you always, even to the end of age” (Mat. 16:18; 28:20) was the Lord’s promise, and it was this guiding principle that always directed our Church, which though  periodically experiencing persecutions during the reign of heathen-emperors, survived because She was preserved by the Holy Spirit. She will never perish, even under the most frightening persecutions by the hell-spawned demons of antichrist, because Christ will shorten his days. This is what the fathers, martyrs and confessors of the invincible Christ’s Church witnessed in ancient as well as modern times. Only Christ and no one else is the Head and Saviour of our Church, and we are all saved within and by Her, and we certainly don’t have the effrontery to imagine us saving the Church. Those who through pride or desperation have undertaken to “save” the Church with their feeble efforts, including their present day defenders, simply don’t believe in Christ’s words and therefore - they do not believe in Christ. To disbelieve Christ, means to have no belief in Him – the True God! Otherwise, what is the sense in such a faith? As the Lord warned His Apostle: “Even the demons believe – and tremble!” (James 2:19).

During moments of profound sorrow, Venerable Saint Seraphim of Sarov uttered the following: “The Lord had revealed to me that there will be a time when the hierarchs in Russian lands and other clergy will depart from Orthodoxy in all its purity, for which God’s wrath will be inflicted upon them. I stood praying for three days for the Lord to have mercy on them and to better deprive me – wretched Seraphim - the Kingdom of Heaven than to punish them. However, God did not lend His ear to the entreaties of wretched Seraphim and said that He will not show mercy to them, because they will be teaching with “teachings and commandments of man, and their hearts will be closed to Me”.

The Holy Church can be subjected to outside calamities: persecutions and bondage. However She cannot abnegate Her spiritual freedom and worthiness, but quite the opposite – during adverse times She increasingly illumines internally and goes through a continuous process of renewal (2 Cor. 4:16-17). Also, such is the law of spiritual life for an individual Christian and the whole of Christ’s Church. That is why we regard all oppressions and sorrows as being God’s benevolence, because due to them, He crowns all His faithful servants with an everlasting glory (2 Cor. 4:17). However, the Church would never agree to have Herself demeaned, or accept a suppression of Her inner freedom. In the words of an Apostle, the Church’s freedom and worthiness can not be consigned to repression “only that they may not suffer persecution for the cross of Christ” (Gal. 6:12).

The legalization that met.Sergius and his Synod are trying to implement, is completely unacceptable and impossible, because it runs contrary to the Church’s character… runs contrary to reason, because it is attempting to unite incompatibles. She is guilty in a Church sense, because She is selling the internal freedom of the Church, and blasphemously demeaning Her sanctity and worthiness.

Every Orthodox Christian is aware that the stronger and more acute the persecution against Christ’s Church, and the more bald-faced and conniving the persecution against Her by the godless and the heretics, the more She purifies spiritually, becomes more stronger and the more difficult it becomes to seduce the Orthodox faithful from their true and salvific path. That’s because the Church is the mystical Body of Christ, and He is Her Sole Head.

“I will build My Church, and the gates of Hades shall not prevail against it” (Mat. 16:18), and there is no power or authority on earth that is able to alter this promise…

Father Laurence often spoke with his flock about the last days: how it’s necessary to be vigilant. He was aware and always reminded us about the fact that our times – are the last days – apostatic times i.e. universal and total deviation from Christ and His Church. He warned about the dangers of deceit and treachery during pre-antichrist times, drawing attention to “the approaching times, when the inactive (closed) churches will be renovated and refurbished inside as well as outside. The cupolas on churches as well as on the belfries will be gilded. See how everything is being prepared cunningly? The décor of all the churches will be magnificent – as they have never been before. However, a true Orthodox Christian will be unable to enter them as there will be no offering of the Bloodless Sacrifice of Jesus Christ, but a “satanist” assembly. Once more I repeat that you will be unable to enter these churches as they will not have any grace”.

Batushka often reiterated: “Those hierarchs and priests that have violated the statutes and canons of the Church, will depart into eternal flames, while the faithful will be saved through prayer, fasting and good works”.

According to the Holy Fathers, the invincibility of the Church on earth is not due to Her hierarchs never making mistakes or never deviating. Human frailties occur in different ways… Thus, Apostle Peter having thrice rejected Christ, repented and converted the whole universe to Orthodoxy, and accepted a martyr’s death for Christ. The invincibility of the warring earthly Church, Her vivacity and strength comes from Her fullness in the form of Her hierarchs, clergy and laity (of course in the first instance, Her hierarchs and clergy), and in the acknowledgement of Her mistakes, and remedying them through repentance.

We have recalled these joyous, yet in many instances sad pages of our Mother Russian Orthodox Church’s history in the firm conviction that God’s Truth transcends everything. Every Orthodox Christian is charged with the responsibility of being informed in detail of the history of his Church and his Fatherland.

We will be told: “that’s in the past”…  But there can be no present without the past and more importantly, there can be no future without an honest evaluation of the past. Isn’t this where our current disasters and turmoil emanated from? As our priest-martyr Damascene warned not only metropolitan Sergius, but all of us clergy: “After all, life cannot stop”. What our future will be depends solely on us!

* * *

                                                        ПСАЛОМ.

                                                                               П. Котлов-Бондаренко

                                                                        Душа моя, будь верна Богу,

                                                                        На Его милость уповай,

                                                                        Пусть не страшат тебя тревоги,

                                                                        Его ты слову доверяй.

                                                                                    Он в своих обетованьях

                                                                                    Будет верным до конца,

                                                                                    Он любит нас – свои созданья,

                                                                                    Будь же и ты Ему верна.

                                                                            Пройдет еще немного времени

                                                                            Нашей жизни на земле,

                                                                            Он придет и снимет бремя,

                                                                            И нас возьмет Он всех к себе.

                                                                                    Какая ж будет наша встреча

                                                                        С тем, Кто нас так возлюбил?

                                                                        Какая радость бесконечная

                                                                                    Будет у нас с Господом своим!

* * *

FOR  CHRIST  OR  AWAY  FROM  CHRIST?

Why I left the Russian Orthodox Church (Moscow Patriarchate).

Hieromonk Eugene (Pampur)

Translated by Seraphim Larin

Editorial foreword of the “Church accounts from the Russian True Orthodox Church”: We suggest the readers familiarize themselves with the contents of Hieromonk Eugene’s (Pampur) brochure “For Christ or away from Christ? Why I left the Russian Orthodox Church (Moscow Patriarchate)”, published in July by the parish of Saints Royal Martyrs of the RTOC. Hieromonk Eugene spent a number of years in the MP monastery at Ganina Yama, close to Ekaterinburg, during which time he battled – from within – the lawlessness of the MP hierarchy. In July 2008, he joined the Russian True Orthodox Church.

“Woe to you, scribes and Pharisees, hypocrites! For you are like whitewashed tombs which indeed appear beautiful outwardly, but inside are full of dead men’s bones and all uncleanliness. Even so you also outwardly appear righteous to men, but inside you are full of hypocrisy and lawlessness… Your house is left to you desolate”. (Matt. 23:27, 28, 38)

“This is My commandment, that you love one another as I have loved you. Greater love has no one than this, than to lay down one’s life for his friends).      (John 15:12-13).

* * *

I wrote the text in this anthology during the first half of 2008 – after I had definitely decided to leave the Russian Orthodox Church (MP)/ROCA (MP). This decision was not made instantly, but after long and painful deliberations.

Thoughts of being dishonest and the betraying character of my action stayed with me for a long time. Consequently, I regarded as imperative that I explain my act, even briefly because a full and detailed account would be too lengthy and of doubtful benefit to the reader.

Realising the problems which face the ROC (MP), and seeing from within the moral and spiritual makeup of many of her official servants - which at times appalled me – it didn’t push me away from Orthodoxy; it didn’t make me an enemy of the Church.

As before, I firmly wish to remain a monk and a priest of the Russian Church.

In our everyday lives we – including me – don’t often fully realize that the Church, as distinct from all other organizations, is not just a group of people somehow bound together by something, but is joined specifically by Universal Orthodoxy, irrespective of any regional (spatial) and historical (temporary) limitations.

The Church is the Lord Jesus Christ; Her Head; the Saints and pious zealots of all times and from all nations; all that have reposed in the Orthodox faith, and all the Orthodox Christians living on earth.

Likewise, the Russian Orthodox Church as part of this Universal Orthodoxy - which is not the Moscow Patriarchate, especially as it’s not part of her official structure - encompasses all the Orthodox people that apperceived their affiliation to Russian Orthodoxy, which includes correctly ordained bishops, priests and deacons, and not only those that serve within the Moscow Patriarchate.

The hierarchy of the Moscow Patriarchate is accepting an enormous sin for withholding this fact, asserting that the canonicity (which includes the right of ordination) and grace belongs to it alone.

The Russian Church fragmented in the first third of the 20th century, not as a result of some evil intentions by some schismatic teachers (even though they existed), but on the strength of historical circumstances – the appearance of a godless and militant power in the country.

Part of the Orthodox Christians (not the major but a minor section), headed by metropolitan Sergius (Stragorodsky), consciously aligned themselves with this authority, their collaboration rapidly turning (an inevitable conclusion) to servitude. The other segments either crossed the borders to form the Russian Orthodox Church Abroad, or because of their illegal situation, formed the clandestine and energetically proactive Catacomb Church.

The leaders of the Moscow Patriarchate were compelled to justify the actions of the Soviet authorities, who had brought the peoples of Russia to a state of being soulless and purposeless slaves. They did this by asserting that there were no persecutions against Christians in the USSR, when at the same time thousands upon thousands of clergy and laity were being executed – there were 30,000 priests alone that were shot. A much greater figure of them were subjected to degradation, mockery, torture behind the walls of the OGPU and in the Soviet gulags.

The original betrayal initiated a whole plethora of deviations, lies, cover-ups, fresh betrayals, which continue to this day. It’s this subordination to the Bolshevik authorities that allowed the Moscow Patriarchate in 1943 – through Stalin’s personal directive – to “elect” met. Sergius to become the patriarch of the whole Russia. This was illegal because:

Firstly, those archbishops (and not a Local Sobor – Council) that “elected” him, didn’t represent the whole of Russian Orthodoxy but only a small part of it;

Secondly, “If any bishop, having utilized secular leaders and through them, received his episcopate Church authority, let him be ejected and excommunicated with everybody that communes with him” – rule no.30 of the holy Apostles.

Secular authorities not only sanctioned but often directly appointed the hierarchs of the Moscow Patriarchate.

It is this service to the godless by the Moscow Patriarchate that allowed them to develop into a huge and wealthy organization – not with people but possessions – while contemptuously and arrogantly ignoring all else.

Currently, the masters of the Moscow Patriarchate have been replaced by others, who like the former, are striving toward world domination, only by different methods. But isn’t the ruler of this world (John 14:30; 16:11) and god of this age (2 Cor. 4:4) – the devil?

Who is the Moscow Patriarchate serving? Brothers and sisters, think about this question.

Now is not the place to outline the history of this tragic irreligion. God willing, I will present this in one of my ensuing articles.

I am far from the opinion that everybody outside of the Moscow Patriarchate is a saint, while everybody that belongs to the Moscow Patriarchate, is a downright liar and sinner. All I would like to state – and this is my firm conviction – is that I cannot strive for redemption within the current Moscow Patriarchate where my hands and feet are tied - where a heavy stone burdens my heart. Where - let it be only in silence - I am compelled to daily participate in matters of hypocrisy and mendacity.

I would have remained and attempted to battle this evil, if I wasn’t convinced that it would be impossible to achieve anything.

Let everyone place themselves before Christ and their own conscience… and make the right choice.

* * *

РОКОВАЯ СДЕЛКА

Как продавали Аляску

Иван Миронов

 ( Начало см. Верность Но №125, 126)

§5. Итоги правительственной ревизии Российско-Американской компании.

Исследователи в своих доводах о причинах продажи Аляски в основном ссылаются на положение наших заокеанских колоний, описанных в официальной документации, так или иначе связанной с заключением договора их продажи. И прежде всего на описание бедственного состояния Российской-Американской компании в изложении великого князя Константина. Использование подобного источника уже само по себе не может дать объективных выводов. Упорно ссылаясь на великого князя, никто из историков не ставит вопрос, на каком основании  в. кн. Константин делает выводы по сему предмету. И мог ли вообще великий князь, разрываясь между Петербургом и Ниццей, , владеть объективной информацией о данном вопросе. Оказывается, он действительно мог и владел  самыми полными, исчерпывающими сведениями о состоянии российских заокеанских владений, но эти сведения не использовал в своих резолюциях.

Отдавая себе отчет в собственной очевидной для Императора и для общественности  некомпетентности в вопросе об «удручающем» положении Русской Америки, главный вдохновитель сделки искал более веских доказательств своей правоты. 

Пряследуя эту цель, уже с 1857 г. в. кн. Константин настаивает на отправке в Северо-Американские колонии ревизоров, считая необходимым «назначить несколько самых способных гражданских чиновников и морских офицеров для отревизования колониального управления Российско-Американской компании с целью удостовериться, в какой мере успешно Компания исполняет свои административные обязанности в отношении к народам ей подвластным»[67].

И в 1860 году в колонии направляется статский советник Костливцев. Цель своей миссии он определял следующим образом в «Отчете по обозрению Российско-Американских колоний»: «Его Высокопревосходительство Господин Министр финансов в предписаниях на имя мое данных, от 19 мая и 9 июля минувшего 1860 года за №№ 3185 и 3754 и таковом же секретном от 2 июля за № 76, соизволил выразить, что с проходом 1861 года оканчивается привилегия, дарованная в 1841 году Российско-Американской компании. Привилегия эта служит только продолжением тех преимуществ, которые предоставлены Компании Императором Павлом I-ым в 1797 году. С тех пор Высочайше утвержденный устав Компании в существе своем остался почти неизменным. Между тем вновь последовавшие государственные распоряжения, как относительно внутреннего управления, так и торговли, требуют необходимости согласовать их с самим устройством колоний наших в Северной Америке; особенно положение туземцев обращает на себя попечительное внимание Правительства и требует того же коренного преобразования, которое совершается ныне внутри России относительно участи людей крепостного состояния.

Руководствуясь таковым указанием Его превосходительства, я вместе с тем счел необходимым принять в особенное внимание Высочайше утвержденное 7 марта 1841 года мнение Государственного Совета, в котором выражено, что Российско-Американскую компанию, по обширности и разнородности круга ее действий, нельзя ставить в сравнение ни с какою другою, так как Правительство, сверх торговой и промышленной монополии, уделило ей и часть своей власти по управлению отдаленным и пустынным краем, где лежит теперь на ней и на собственных ее средствах вся местная администрация; почему Компания не есть уже одно коммерческое сословие, но некоторым образом и власть правительственная, и привилегия ее заключает в себе не одно право, но вместе с тем и обязанность. На основании всех этих указаний и разъяснений мне предлежали к разрешению три главнейших вопроса:

1)     в законных ли пределах и с успехом или безуспешно Российско-Американская компания воспользовалась дарованными ей в продолжение слишком 60-ти лет привилегиями;

2)     в какой мере выполнены Компанией обязанности, возложенные на нее Правительством, как справедливое возмездие за те привилегии;

3)     в какой мере Российско-Американские колонии приготовлены к принятию предложенных для них преобразований и улучшений.

Как права, так и обязанности Компании, на основании Высочайше утвержденного в 1797 году устава Компании и трактатов, заключенных:

а) 5/17 апреля 1824 года с Соединенными Северо-Американскими Штатами,

б) 16/28 февраля 1825 года с Англией и

в) 26 января 1855 года с Японией, распространяются ныне на обширный край, ограниченный следующими пределами:С востока, начиная от самой южной точки острова Принца Валлийского (Prince of Wales), находящейся под 54° 40´ северной широты и между 131° 133° западной долготы (считая от Гринвичского меридиана), - черта разграничения идет к Северу вдоль по проливу, называемому Портландский канал (Portland channel), до той точки твердой земли северо-западного берега Америки, где точка эта касается 56° северной широты; отсюда она следует по хребту гор, простирающихся в параллельном направлении с берегом до точки пересечения на 141° западной долготы и наконец от сей точки пересечения идет по той же меридианной линии 141 градус, составляющей в своем продолжении до Ледовитого моря границу российских от английских владений на тверди северо-западной Америки.

С севера колониальные владения граничат Ледовитым океаном.

С запада компанейские владения омываются водами Великого или Тихого океана.

На сем основании в состав Российско-американских колоний входят: часть материка Северо-западной Америки и острова: Ситха, Кадьяк с 13 островами, Алеутские, Прибылова, св. Матвея, св. Лаврентия, острова залива Нортон и 18 Курильских островов, начиная с Шумшу до Урупа, составляющего границу между Россией и Японией.

Раскинувшись на такое огромное пространство, Российско-Американская компания, с одной стороны, привилегиями и обязанностями своими, а с другой стороны, промышленной и коммерческой монополией, обняла, как все острова и часть материка в выше объясненные границы вошедшие, так и все племена, живущие в тех местностях, и потому для безошибочного разрешения вопроса о будущем устройстве этого обширного края предстоит предварительно рассмотреть и обсудить пользу, принесенную Компанией во всех этих отношениях, то есть: в отношениях устройства края и поселения, в отношении развития промышленности и торговли»[68].

Таким образом, задачи, поставленные перед государственным ревизором, носили изначально субъективный характер, особенно любопытным представляется следующий вопрос, ответ на который должна была дать ревизия: «в какой мере Российско-американские колонии приготовлены к принятию предложенных для них преобразований и улучшений», что означало, что ревизор, с одной стороны, был нацелен на поиск промахов, ошибок и изъянов деятельности РАК, с те, чтобы по выводам ревизии отнять у нее привилегии, с другой стороны, ревизор не был осведомлен о планах организаторов ревизии продать Русскую Аляску. 

И вот, казалось, предрешенные заранее результаты проверки оказались несколько неожиданными для ее устроителей. Обратимся непосредственно к «Отчету по обозрению Российско-американских колоний Действительного статского советника Костливцева»[69].

Вот что пишет ревизор о доходности компании за последние десять лет: «Валовой доход Компании по десятилетней сложности с 1850 по 1860 год простирается до 852,855 руб. серебром в год»[70].

Чистую прибыль акционеров за годы существования РАК Костливцев определяет следующим образом: «С 1797 года по 1859 год включительно выдано всего в дивиденд 5.738,308 руб. 99 коп. сер. Следовательно, на каждый год приходится по 91,020 руб. 77 коп., а по числу 7,484 акций на каждую акцию в 150 руб. сер. получено с 1797 года, т.е. в 62 года, по 766 руб. 20 коп. сер.»[71].

Общую экономическую выгоду, получаемую государством от существования компании, Костливцев оценивает в 430 тысяч рублей серебром ежегодно: «Выгоды Правительства от существования Компании проявляются в двояком виде: во-первых, в получении пошлин за чаи и меха, во-вторых, в сохранении расходов, которые бы оно должно было употребить на содержание колоний, если бы содержание их лежало на ответственности Правительства.

С 1797 года по 1859, т.е. в 63 года, внесено в казну пошлин за чаи и меха.

Серебром 6.659,763 руб. 58 коп. На каждый год приходится по: 105,710 руб 53 коп.

Но эта цифра уменьшенная, так что в последние 10 лет за средний годовой доход, получаемый казною с Компании в виде пошлин должно считать более 180,000 руб. сер. Обращаясь затем к расходам компании по содержанию колоний, должно заметить, что отдельных ежегодных сведений по этому предмету с 1797 года по 1821 год не выводилось, но с 1821 года предметы расходов велись аккуратно и потому верный расчет может быть вывезен только с этого времени.

С 1821 года по 1859, в 39 лет, по сведениям доставленным из Главного Правления, содержание колоний стоило Компании: серебром 9.525, 914 руб. 46 коп., т.е. в каждый год 244,254 руб. 21 коп.

Цифра эта нисколько не преувеличена, напротив того, она меньше противу действительного расхода по содержанию колоний.

… Следовательно, если принять сумму, потребную на содержание колоний в год в 250, 000 руб. сер. и прибавить к ней получаемые ежегодно казною пошлины 180,000 руб. сер., то в результате выйдет, что Правительство выигрывает от существовании Компании ежегодно до 430,000 руб.сер.»[72].

Таким образом, «преобразования и улучшения», предлагаемые правительством, Костливцеву представляются недопустимыми и разорительными для казны: «Если принять в соображение, что в крае, который доставляет казне эти выгоды, всего 5,382 души мужского пола народонаселения, то можно утвердительно сказать, что Правительство, сняв с Компании обязанности по содержанию края, кроме убытков ничего другого получить не может. (выделено мною – И.М.) Допустив даже, что казна не лишится получаемых ныне с Компании пошлин, и что на каждую душу колониального населения наложится по 5 руб. сер. подушной подати, что составит вместе около 207 тысяч рублей, во всяком случае Правительство будет терять ежегодно не менее 223 тысяч рублей серебром, и от этой потери не выиграют ни Американский край, ни жители его населяющие, ни народная промышленность, ни торговля.

Без всех этих издержек нельзя будет обойтись и Правительству, если оно, лишив Российско-Американскую компанию всех привилегий, управление и содержание того края примет на свою ответственность»[73].

Костливцев полностью исключает необходимость изменения порядка управления колониями, а также возможность перехода от компанейской к казенной форме правления российскими заокеанскими территориями: «Изложив с полною откровенностью и совершенным беспристрастием о настоящем положении Российско-американских колоний, - представив, по возможности, верную картину быта и нравов населяющих тот край туземцев, - разобрав в подробности дарованные Компании права и возложенные на нее обязанности, - оценив в какой мере воспользовалась она первыми и с каким успехом исполнила последние, и, наконец, проследив до самых дробных частей промышленную и торговую деятельность Российско-Американской компании, в заключении считаю обязанностью доложить, что существование этой Компании я признаю необходимым и на будущее время, и что Правительство, по особенности местных условий того края, принять его в непосредственное свое управление в настоящее время не может. Но не принимая на себя управления Американскими колониями, Правительство должно сохранить право высшего надзора над всем там существующим, а равно направления и развития всего там совершающегося»[74].

О возможных преобразованиях Костливцев рассуждает дежурно и слишком туманно, словно оправдываясь перед ставившими ему задачу ревизии: «Выражая однако же основную мысль впечатления, произведенного на меня обозрением колоний, и убеждения, составленного мною вследствие внимательного изучения и подробной обработки разного рода данных, относящихся до администрации, хозяйства, промышленности, торговли и других частей управления и народной деятельности, я не имею намерения утверждать, что существующий ныне порядок в колониях должен оставаться без всяких изменений. Напротив того, настало уже время коренных преобразований в том крае; но преобразование это должно быть совершено так, чтобы соответствовало современным потребностям колоний,  - сообразовалось сколько с духом преобразований, совершающихся в России, столько же и с особенностью того края, - не вводило Правительство в новые, ничем невознаградимые и при том бесполезные по управлению и содержанию края издержки, и, наконец, не обессиливало и не разоряло Российско-Американскую компанию, этого учреждения, сколько коммерческого, столько же и Правительственного, как об этом выражено в Высочайше утвержденном 7 марта 1841 года мнении Государственного Совета при рассмотрении и утверждении привилегий Компании на период с 1841-61 год»[75].

Ревизор особенно отмечает, что заслуги Российско-Американской компании  перед государством переоценить невозможно: «Не должно забывать, что как открытие, так и содержание и, наконец, удержание колоний за Россией, принадлежит по преимуществу основателям и деятелям Компании, и что во всех этих действиях не только не было употреблено никогда и никаких денежных издержек со стороны Правительства, но, напротив того, неоднократно сама Компания делала безвозмездно разного рода для государственной пользы пожертвования; каковы, например, в последнее время издержки: по исследованию и устройству первых русских постов на Амуре, - по занятию острова Сахалина, - по содействию последней экспедиции, совершенной в Японии, и, наконец, по доставке и перевозке во время последней войны разных казенных потребностей с Амура в Камчатку и обратно, при чем Компания лишилась без всякого вознаграждения двух кораблей и одного железного парохода. Все эти действия засвидетельствованы главными деятелями совершившихся событий графами Муравьевым-Амурским и Путятиным»[76].

Костливцев категорически опровергает обвинения в притеснении туземцев, выдвинутые в. кн. Константином Николаевичем в адрес Российско-Американской компании: «Прошли уже те времена, когда грубость и невежество находили выгоды в стеснениях и истреблении туземцев; напротив того, все современные действия Российско-Американской компании доказывают, что она уже давно пришла к убеждению о нераздельности собственных ее интересов с благосостоянием и интересами туземцев, и если благосостояния этого она вполне не достигла, то сколько по нежеланию отрешиться от устарелых своих убеждений, столько же и по затруднениям, на каждом шагу встречающимся, - сама природа оспаривает всякие в том крае улучшения, в особенности, когда и человек ей в том не помогает»[77].

В своем отчете Костливцев прямо указывает на губительность для колоний сокращения привилегий, дарованных Компании, и казенного управления ими: «Из этого видно, что если Компания в некоторых отношениях заслуживает порицания, то вместе с тем во многих случаях нельзя отказать ей также в одобрении и даже признательности; при том же, предположив изменить существующий порядок в колониях, не должно упускать из вида и того, что при разрушении старого предстоит создать новый, если не лучший, то по крайней мере и не худший прежнего.

Нет ничего легче, как уничтожить все привилегии Компании; но, уничтожая их, необходимо сложить с нее и обязанности по содержанию управления краем, с уничтожением же тех и других, Правительство должно будет принять управление и содержание русских американских колоний на соответственные свои издержки и ответственность, для чего немедленно послать туда чиновников.

Выше объясненный вывод доказывает, что в денежном отношении Правительство от такого преобразования теряет не менее 400,000 руб. сер. в год, что касается до водворения в крае бюрократии и вообще управления посредством чиновников, то, по мнению моему, и в этом случае не представляется ни малейшего ручательства, чтобы чиновники управляли краем лучше и добросовестнее тех лиц, которые ныне поставлены для того от Компании»[78].

Парадоксальность ситуации состоит в том, что Костливцев, изначально призванный выступать в роли государственного обвинителя Российско-Американской компании, стал ее объективным защитником. Некоторые посылы в отчете указывают на его первоначальную заказную предвзятость:

«Прежде нежели приступлю к изложению всех тех коренных преобразований, которые считаю я необходимым сделать в колониях: в административном, промышленном и торговом отношениях, не излишним считаю упомянуть о тех недостатках  и  нераспорядительности  со  стороны  Главного  Управления  делами  Компании, которые,  по-видимому,  заслуживали  бы нарекания как от правительственных, так и от частных лиц Империи»[79].

Однако, его выводы один за другим снимают обвинения против Компании: «Компанию обвиняют, что насилия и притеснительные действия доверенных от нее правителей и лиц содействовали к сокращению Алеутского племени до того, что островам угрожает опасность остаться совершенно безлюдными.

И действительно: из исторического обозрения Российско-американских колоний, составленного г. Тихменевым (стр. 61 и 262), видно, что по переписи, произведенной в течение зимы 1795-1796 года, лично самим Барановым (первым Главным Правителем колоний), оказалось жителей на острове Кадьяк 6,206 душ обоего пола (3,221 мужского и 2,985 женского); - по колониальным же отчетам к 1 января 1819 года считалось же там всего 3,252 души (1,483 мужского и 1,769 женского), а по сведениям, полученным мною на месте в колониях во всем кадьякском отделе считается к 1 января 1861 года 2,148 душ алеут и 871 креолов, а всего 3,019 душ обоего пола. И так в продолжении 63 лет, в Кадьякском отделе народонаселение сократилось более чем наполовину.

По ближайшему исследованию такое явление должно приписать трем главным причинам: во-первых, действительному самоуправству Баранова, который распоряжался алеутами до такой степени произвольно, что не обращая внимание ни на отдаленность мест, ни на опасность морских плаваний, ни на враждебность американских дикарей, - посылал алеут за промыслом бобров по всем направлениям, отдавая их в распоряжение иностранных шкиперов, приходивших для промысла в колонии, от чего алеуты не редко гибли целыми партиями; во-вторых, свирепствовавшей в 1838 и 1839 годах оспе, и, в-третьих, столкновению двух противоположных между собой элементов, то есть дикого – островитян и оседлого – европейцев, при чем обыкновенно все полезное для последних действует потребительски на первых.

В подтверждение последнего пункта достаточно взглянуть на Соединенные Северо-Американские Штаты.

Куда девались те многочисленные орды индейцев, некогда заселявших леса и площади этого государства? Они или вовсе исчезли, или перекочевали далее на Запад к Северу, не оставив кроме воспоминаний и следов прежнего своего существования.

То же было и в других странах мира, где образование встречалось с дикарями. Эти же исторические факты приводят к убеждению, что чисто алеутское племя со времени исчезнет в наших колониях, уступив свое место породе людей смешанной, креольской.

Перерождение это совершается и ныне слишком видимо, чтоб этого можно было не заметить: принимая за авторитет ту же перепись Баранова, произведенную в 1795 и 1796 году, мы не встречаем ни одного креола в Кадьякском отделе; не могло встретиться их в прочих местах колоний; по отчету же Главного Правления за 1843 год, то есть по истечении второго периода привилегий Компании, рассчитывалось в колониях 1,595 душ креолов (789 мужского и 806 женского), а по сведениям, собранным мною на месте, к 1 января 1861 года их состояло уже налицо 1,896 душ (925 душ мужского и 971 женского пола), то есть в 17 лет креольское население прибыло почти на 20%, тогда как в то же самое время алеутское прибыло на 8%, ибо из 4,332 душ обоего пола сделалось только 4,645.

Итак, в последней причине сокращения алеут Компания обвинению не подлежит, но за первые два она заслуживает справедливое нарекание. Впрочем, зла этого в настоящее время не существует, с алеутами обходятся  непритеснительно, от домов они на долгое время не отвлекаются, на дальние промыслы перевозятся на безопасных компанейских судах, в продовольствии они по возможности обеспечены, а для пособия в видах предупреждения повальных болезней приняты доступные по местности меры, как-то: заведены больницы, имеются доктора, фельдшера и фельдшерские ученики. В отношении народного здравия остается только желать, чтобы усилен был надзор за оспопрививанием, ибо хотя оспенная материя и часто выписывается из Сан-Франциско, но от небрежения фельдшеров она беспрерывно переводится. Одним словом, сколько справедливы обвинения Компании за прежнее время, столько несправедливы обвинения за притеснения алеутов в настоящее время.

Мы лично видели алеут, чугачей, кенайцев, калошей и ни один из числа их не жаловался на притеснения со стороны колониального начальства; напротив того, в Константиновском редуте, центре чугацкого населения, прежде нежели успел я начать разговор с чугачами, они обратились к нам с просьбою, чтобы не сменять управляющего редутом, которым они очень довольны.

Все здесь изложенное доказывает, что ограничиваться обвинением Компании за сокращение алеутского племени, не приняв мер и не указав  средств к уврачеванию этого зла, было бы несвоевременно и бесполезно, тем более, что она не в силах противодействовать совершающемуся перерождению. Но если нельзя окончательно предотвратить совершающегося факта, то можно благоразумными мерами несколько задержать осуществление его, по крайней мере на столько, сколько нужно, чтоб на месте одного племени явилось другое и перемена эта совершилась исподволь и не была чувствительна ни для населения, ни для края.

В этих именно видах и должно, по мнению моему, проявиться попечительности Правительства при составлении и утверждении нового устава для Компании, то есть в обязательных для нее мерах, с одной стороны, к поддержанию и сохранению племени алеут, а, с другой стороны, к подготовлению креолов так, чтоб они могли наследовать не только землю или острова, но и способность и ловкость к езде на байдарке, и к морским промыслам, в которых алеуты так отличаются сравнительно с прочими туземцами.

Усвоение будущим поколением всех занятий алеут существенно необходимо для блага всего края, - без байдарки островитянин как без рук, и все богатства морских промыслов не принесут никакой пользы, если креолы не будут приучены к езде на этих незамысловатых, но весьма практичных кожаных лодках»[80].

Отвергает Костливцев и упреки в том, что Компания не распространила влияния цивилизации на местные коренные народы: «Другой упрек делают Компании в том, что она, владея страною без всякого постороннего вмешательства более 60 лет, не только не покорила туземцев, но ни на один шаг не увеличила влияния своего на них так, что русские заселения и до сего времени подвергаются нападению со стороны дикарей. 

Противу этого обвинения следует заметить, что туземцы, проживающие в границах русских владений, разделяются на два отделения: на островитян и береговых жителей. Островитяне, те есть алеуты, не только покорны, но и просвещены Святым Крещением; они не только покорны, но даже безответны, - исключение из этого могут составлять немногочисленное племя островитян, занимающих острова на севере Берингова моря, но они по малочисленности и бессилию своему, а еще более по отдаленности от русских и алеутских заселений, никаким образом не могут вредить им.

Совсем другое явление представляют континентальные жители Америки, - это по преимуществу народ воинственный, предприимчивый, кровожадный и действительно враждебный не только русским, но и всем тем, которые бы вознамерились посягнуть на их независимость. Они до сего времени утверждают, что земля принадлежит им, а русские только пришельцы.

Итак, обвинения противу Компании могут касаться только до береговых и континентальных жителей Русской Америки.

Весьма основательные причины заставляют желать покорения этих дикарей, но крайне трудно избрать способ для достижения этой цели; покорить их силою оружия и невозможно, и невыгодно: невозможно потому, что гарнизон колоний состоит только из 200 человек, а индейцев, русский материк занимающих, считается около 40 тысяч, - не выгодно потому, что дикари, теснимые силою оружия, удалятся совершенно из наших владений и оставят страну безлюдною; - но если последствия эти выгодны были для граждан американских штатов, то для России они положительно будут вредны, потому что те же самые враждебные нам индейцы, при более благоприятных обстоятельствах, о которых подробно объяснено в статье о промыслах, могут служить с особенною пользою для меновой торговли русских на всем пространстве Северо-западного американского материка. Таким образом, за невозможностью покорить индейцев силою Компания должна была стараться достигнуть этого пункта мирным путем, то есть распространением торговых сношений и цивилизации в крае, но намерения ее, если б таковые и были, парализуются 282 и 286 параграфами ныне действующего устава: первым из них разрешается учреждение факторий, редутов и одиночек, ни иначе как с согласия природных жителей, а последним положительно воспрещается выменивать дикарям крепкие напитки, оружие и огнестрельные снаряды.

Точно так же параграфом 281 колониальному начальству воспрещается силою распространять владения Компании внутрь страны, населенной инородцами, не зависящими от колониальных властей. Итак, прежде обвинения Компании за непринятия мер к покорению дикарей, необходимо устранить препятствующие тому причины, определенные самим законом, и не только воспрещать,но,напротив, всеми способами содействовать ей к сближению с американскими инородцами, хотя бы таковое сближение было и не согласно с их желаниями»[81]

Не согласен государственный ревизор с обвинением Компании в нереализованном потенциале вверенных ей территорий: «Со всех сторон слышатся единогласные жалобы на Компанию, что она мало сделала в продолжении существования своих привилегий, и что большая часть богатств края осталась не исследована, а многие ветви промышленности не развитыми.

В 60 лет действительно можно было сделать более, но проследив деятельность Компании за все это время, и приняв в соображение местные условия колоний, было бы несправедливо безусловно обвинять и в этом Компанию.

Достаточно обратить внимание, на какие предметы во все это время устремлены были главнейшие деятельность и капиталы Компании. Беспристрастный взгляд каждого убедится, что заботливость ее сосредотачивалась на снабжении колоний всем необходимым. Куда ни обращалась она для обеспечения ими колониальных жителей, к каким мерам ни прибегала для  удешевления продовольственных статей; Китай, Япония, Сандвичевы острова, Калифорния, многие пункты Южной Америки, Англия, Россия, Сибирь – все видели усилия Компании, стремящейся к упрощению и удешевлению снабжения колоний, но все эти усилия не привели к удовлетворительным результатам, и Компания с давнего времени должна была прибегнуть к другой крайней мере, то есть к кругосветным экспедициям, и ныне, единственно с целью снабжения колоний всем необходимым, два и три кругосветных судна ежегодно поддерживают сношения Европы, России и Сибири с американскими колониями.

Всех этих забот и препятствий ни одна из существующих русских торговых и промышленных компаний не встречала и не встречает. Думала ли которая-либо из них о том, что будут есть и во что будут одеваться служащие в тех компаниях? Употребляли ли они когда-нибудь на этот предмет свой капитал? А между тем Российско-Американская компания употребляла и употребляет для этой цели и людей, и деньги, - этих двух главнейших деятелей всякого рода промышленности. От такого-то непроизводительного употребления двух существеннейших промышленных сил Компания и не сделала столько, сколько можно было бы сделать в 60-летний период ее существования.

Итак, подлежит основательному обсуждению вопрос, каким образом можно было бы при местных климатических условиях, не допускающих снабжение колоний местными средствами, устроить это снабжение так, чтобы оно не отвлекало капиталы и руки от деятельности производительной, то есть от разработки и пользования богатствами того края. Успешнейшее разрешение этой задачи нужно по справедливости искать в сокращении монополии»[82].

Вину за отсутствие должного обеспечения неприкосновенности колониальных земель и водного пространства Костливцев фактически возлагает на правительство: «Далее возбуждает Компания обвинение в допущении своим бездействием иностранцев хозяйничать в русских морях по своему произволу.

Действительно, самовольства иностранных китоловов и вообще нарушение иностранными судами международного права посредством незаконной торговли с американскими дикарями и другими островитянами, в границах русских морей и даже гаваней и бухт, не могут быть далее терпимы. Безнаказанность эта, выражая как бы бессилие, не согласна с достоинством России, вредит развитию промышленности и торговли русских подданных и неблагоприятно действует на дикарей, получающих убеждение, что они в русских не нуждаются и потому могут безнаказанно делать им зло при всяком удобном случае.

Все объясненное зло не может быть устранено иначе, как утверждением постоянного крейсерства в наших морях, а как оно необходимо не только для Компании и вообще частой деятельности, но и в видах правительственных, то Правительство должно необходимо содействовать в этом случае Компании, тем более, что это было бы неизбежно и при уничтожении монополии Российско-Американской компании, собственными своими средствами, не в содержании содержать достаточного числа крейсеров, ибо это потребовало бы еще большего увеличения непроизводительных расходов, которых и без того несет она с убытком по содержанию края, - но при всем том и она не должна отказаться от содействия в этом случае Правительству, так как учреждение крейсерства благоприятно должно подействовать  и на ее промышленные и торговые предприятия.

В доказательство, что Правительство еще прежде сознавало необходимость содействия в этом случае Компании, служит параграф 70 Высочайше утвержденного 13 сентября 1821 года устава. Остается только сожалеть, что закон этот, при всей пользе и практичности его, не соблюдался прежде, не соблюдается и ныне, а в уставе Компании 1844 года параграф этот уже совершенно выпущен»[83].

Костливцев снимает с Компании обвинения в притеснении своих служащих: «Неоднократно приходилось слышать отзывы и даже читать в некоторых сочинениях и периодических изданиях, что Российско-Американская компания не исполняет своих обязательств в отношении тех лиц, которые служат в колониях, и что заманив их однажды в тот отдаленный край разными льстивыми обещаниями, она всякого рода притеснениями и начетами старается запутать дела каждого до того, что под предлогом долгов задерживает в колониях приехавших из России и Сибири на неопределенное время.

С подобным предубеждением противу Компании приехали и мы в колонии, и потому немедленно по прибытии в Ново-Архангельск, главный центр, где наиболее сосредоточено число приехавших из России, я просил отдать приказ по порту, что все имеющие какие-либо просьбы и претензии могут являться ко мне ежедневно. На этом основании в продолжении почти шести месяцев, проведенных нами на острове Ситхе и в других местах колоний, всего было заявлено и подано разными лицами 24 претензии, но только одна из них имела предметом – жалобу на притеснение со стороны колониального начальства, и эта жалоба оказалась несостоятельною. Большая же часть прочих претензий состояла в ходатайстве о прибавке пенсий, выдаваемых от Компании и в неудовлетворении рабочих платою за так называемые шабашные часы, и то только в крайних случаях, когда необходимо было торопиться, не разбирая часов, каков, например, бывший в наших глазах случай повреждения корабля «Царица», ударившегося на ходу с полным грузом льда о камень, когда каждый пропущенный час угрожал погибелью всего судна. Само собою разумеется, что случаи эти весьма редки.

В доказательство неосновательности обвинений Компании в отношении служащих могут всего ближе служить ведомости за №№ 4 и 5; в первой из них значатся долги, а во второй кредит служащих. Сама Компания должна, как видно из них, 229,838 руб. 37 коп., а ей должны 250,121 руб. 67 коп. ассигнациями. Всю первую сумму она заплатит с процентами, по второй же она не получит и третьей части. Долг самой Компании образовался не от несостоятельности ее, а напротив, от доверия служащими всех своих сбережений от жалования в распоряжение Компании, которая платит им по 5% в год; долги же служащих образовались от излишней снисходительности Компании, а частью от недобросовестности самих служащих, растративших вверенные им суммы и товары»[84]

Проследим далее, как пункты обвинения, по которым государственным ревизором  проводилась ревизия, опровергаются  в его же собственном отчете. Так, Костливцев заявляет, что действующий устав Компании сдерживает развитие колоний: «Вникая ближе в причины всех объясненных неудач и недостатков, необходимо должно сознать, что основанием им служит недостаток рук и капиталов, которых и при настоящем, почти исключительном занятии пушным промыслом едва достает Компании для удовлетворения всех промысловых надобностей. Хотя во всем этом несправедливо было бы безусловно обвинить Компанию, не менее того нельзя однако же не видеть несостоятельности ее, как к выполнению некоторых возложенных на нее обязанностей, так и к осуществлению представленных ей привилегий;  - точно также нельзя не заметить несовершенства и неопределенности во многих случаях самого устава. Из этого следует, что ныне действующий устав Компании, не удовлетворяя вполне местной потребности и задерживая своим монопольным направлением развития вообще народной  деятельности,  требует внимательного   пересмотра.   О  всех тех изменениях,  совершение  которых я  считаю  для края полезным и необходимым, подробно рассмотрено мною при изложении каждой статьи отчета отдельно. Причем были также объяснены побудительные причины к предполагаемому преобразованию и те последствия, которые должно ожидать от этих перемен, а потому, избегая повторений, я не менее того считаю долгом коснуться в заключении главнейших и существеннейших оснований предполагаемой мною реформы»[85]

Однако, в необходимых преобразованиях ревизор видит прежде всего сохранение прежних условий существования и деятельности Компании: «За основание предполагаемого мною преобразования я принимаю оставление Российско-Американской компании, как и ныне, полным хозяином и распорядителем в том крае, но с следующими условиями и изменениями, как в привилегиях ей предоставленных, так и в обязанностях на нее возложенных.

А) Все существующие компанейские заведения в колониях оставить в исключительном ее пользовании еще на 20 лет, оставив неприкосновенными на этот срок и места занятые Компанией. Затем предоставить право всем русским подданным внутри пределов наших американских владений как на островах, так и на материке, без всякого ограничения и хотя бы противу воли туземцев, но с надлежащими в этом случае предосторожностями заводить новые заселения и укрепления для безопасного жилища и для производства всякого рода промыслов кроме пушного.

Б) Согласно параграфу 3 ныне действующего устава, во всех местах колоний сохранить за Компанией право исключительного пользования пушным промыслом.

Сохранение этой монополии за Компанией необходимо сколько для сохранения зверя, столько же и для благосостояния алеут, которые звериным промыслом только и живут; с уничтожением зверя алеут останется в необходимости довольствоваться произведениями морского прибрежья, что море выкинет, тем и будет питаться. Купцы ни русские, ни иностранные посещать островов не будут, по неимению никаких предметов мены или торга, и алеуты опять возвратятся к прежней своей дикости, но уже без средств не только обогащения, но и существования. Само собою разумеется, что от подобного порядка вещей не может выиграть в будущем ни торговля, ни Правительство, ни туземцы.

В) Для доставления Компании большей возможности к привлечению на службу в колонии лиц, вполне достойных и полезных своими специальными и техническими знаниями, сохранить за всеми отправляющимися на службу в колонии все те права, которые изложены в параграфах 8,9,10,11 и 12.

Г) Дозволить Компании пользоваться всем тем, что ею до ныне как на поверхности, так и в недрах земли, открыто, впредь на 20 лет исключительно, но с тем, что и прочие русские подданные имеют право в незанятых до сего времени Компанией местах пользоваться правом отыскания и разработки всего найденного  без всякого со стороны Компании ограничения. Привилегия эта, как видно, для нее совершенно не нужна, ибо она вовсе не воспользовалась ею, а потому дальнейшее оставление за Компанией этой монополии будет только бесполезно вредить развитию деятельности прочих граждан России.

Д) Для поддержания кредита Российско-Американской компании, пользующейся общим уважением иностранцев, оставить за нею предоставленное ей параграфами 1 и 121 право состоять под покровительством Его Императорского Величества и иметь с Императорским гербом печать и флаг.

Уничтожение этих преимуществ может повредить в глазах иностранцев не только делам Компании, но и вообще неблагоприятно подействовать на торговые отношения наших купцов в Америке. Влияние Англии и Франции поддерживается там значительными коммерческими делами и находящимися повсеместно консулами, - Россия же известна в Америке по случаю действия там Российско-Американской компании, на которое американцы смотрят как на учреждение более правительственное, чем частное, почему она и пользуется между ними такою огромною известностью. А как Компания с особенным отличием поддержала себя и кредит свой в мнении иностранцев, то, по мнению моему, нет основания лишать ее этих важных для ее привилегий.

Е) Компания сохраняет привилегию приводить все необходимое и употребляемое в колониях беспошлинно, в уважение того, чтобы она не имела повода к возвышению, во вред жителей, цен. Для содействия же еще большему удешевлению цен, то же самое право предоставить и прочим русским подданным и иностранцам, но с следующими ограничениями:

1) русские имеют право беспошлинного привода только таких иностранных товаров в колонии, которые уже прежде были в русских таможнях или иным образом оплачены пошлиною;

2) русские пользуются правом торговли в Павловской гавани, на острове Кадьяке, в Ново-Архангельском укреплении на острове Ситхе и по всему Американскому материку, а равно во всех тех местах, где на Компании не лежит обязанность заботиться о продовольствии жителей, а потому на все Алеутские острова, где эта обязанность с Компании снята быть не может и где кроме мягкой рухляди туземцы никакого другого произведения для мены товаров предложить не могут, Компания по-прежнему сохраняет право исключительной торговой монополии;

3) ни русские, ни иностранцы по случаю остающейся монополии в пушном промысле за Российско-Американской компанией не имеют права ни покупать, ни получать в подарок, ни выменивать мягкой рухляди в колониях, и

4) для торговли иностранцев открыть только два порта: Ново-Архангельск и Павловскую гавань, но права беспошлинного привоза товаров иностранцам не предоставлять. Сохранение за Компанией права исключительного на Алеутских островах торговли я допускаю, как в отчете было объяснено, не столько в видах пользы Компании, сколько с целью предупреждения неблагоприятных случайностей для самих алеут. Отдаленные изолированные острова американских колоний среди негостеприимного и туманного океана не могут представлять  никакой приманки ни для иностранных, ни для русских купцов, если только пушной промысел останется в исключительном пользовании Компании; при том же, допустив свободную торговлю на всем пространстве колоний, справедливость потребует снять с Компании всякую обязанность и ответственность по снабжению края, а это значило бы подвергнуть островитян опасности терпеть все лишения и даже голод, чему видим мы пример на племенах Камчатки. Сверх того, при допущении на островах свободной торговли для всех и каждого, не будет предстоять никакой возможности следить за правильностью этой торговли, ибо нельзя же на каждом острове устроить таможню, а при невозможности установить таможенного надзора в результате будет, что Компания и жители проиграют, а Правительство ничего не выиграет.

Ж)  По случаю возложенной на Российско-Американскую компанию обязанности сохранять колонии в целостности, предоставляется ей обращаться к Правительству о назначении соответственного потребности числа нижних чинов и офицеров для содержания гарнизона, а равно казенных матросов для усиления колониального флота.

З) Компания оставляет за собой право получения из казенных артиллерийских цейхгаузов пороху, а из Нерчинских заводов свинцу, по мере действительной надобности.

И) Предоставить Компании право сирот из креолов и прочих туземцев воспитывать на свой счет, приготовляя их к такого рода должностям и занятиям, которые бы обеспечивали будущее их состояние. В вознаграждение же за издержки по воспитанию обязать воспитанников по окончанию срока учения прослужить Компании вместо 10 - от 4 до 6 лет, смотря по степени полученного образования, с соответственным, разумеется, за эту службу ежегодным вознаграждением.

I) Во уважение того, что алеуты не обложены никакой государственной податью, а равно свободны как от мирских и земских соборов, так и рекрутской и всякой другой натуральной повинности, оставить в своей силе параграф 265 ныне действующего устава Компании, то есть, что она в вознаграждение издержек по администрации края, сохраняет право на службу алеут мужского пола от 20 (вместо 18-ти) до 50 летнего возраста, но с следующими ограничениями:

1) что служба алеут должна ограничиваться промыслом земных и морских зверей и животных,

2) что изо всего взрослого населения мужчин (разумеется от 20 до 50 лет) может быть назначаемо на компанейские работы не более одной половины,

3) наблюдать, по возможности, чтоб каждая половина не была занимаема компанейскими работами более трех месяцев и чтоб в работах на промыслах не были подвергаемы алеуты ни изнурению, ни опасности,

4) в случаях необходимости отлучек на время более продолжительное и, как иногда случается, в места значительно удаленные от настоящего жительства алеут, предоставить Компании входить с ними в особые соглашения, не допуская никакого в этом случае принуждения, и, наконец,

5) во все время продолжения промысла обязывается Компания содержать алеут на свой счет и сверх того платить за все проведенное время на промысле половинную цену поденной за каждые сутки платы; то есть, если цена поденьщины утверждена будет по таксе в 30 копеек серебром, то алеут получает 15 коп. Сохранение права за Компанией на труд алеутов я полагаю потому справедливым, что оно будет как бы возмездием за то, что они, как выше было сказано, не обложены никакой податью и свободны от всякого рода повинностей, и что обложения их каким-либо денежным в пользу казны сбором было бы, при настоящем образе их жизни, не возможно и стеснительно, а заменить денежную подать сбором ясака будет несовместно с представляемою в пользу Компании исключительною привилегиею в пользовании пушным промыслом; и наконец,

К) Крепкие напитки, оружие и огнестрельные снаряды не исключать из предметов мены с дикарями, ибо такое запрещение вредит торговле Компании и поддерживает сношения дикарей с иностранцами, от которых они получают все это в избытке.

Таковы в общих чертах привилегии, которые могут быть без вреда для края и жителей предоставлены Компании. Привилегии эти равномерно не могут считаться за вредную монополию, которая бы могла стеснять частную деятельность в американских колониях; один лишь пушной промысел остается в исключительном пользовании Компании, но и это предполагается мною сделать, с одной стороны, для пользы самих алеут, а с другой стороны, в видах избавления Правительства от издержек по содержанию края, каковых издержек оно никогда не может вознаградить и в половину»[86].

Костливцев указывает на невозможность выполнения правительственных предложений об уничтожении торговой монополии Компании, что неизбежно приведет к убыткам государства и потерям для жителей островов: «при допущении на островах свободной торговли для всех и каждого, не будет предстоять никакой возможности следить за правильностью этой торговли, ибо нельзя же на каждом острове устроить таможню, а при невозможности установить таможенного надзора в результате будет, что Компания и жители проиграют, а Правительство ничего не выиграет»[87].

По мнению государственного ревизора, ключевые предложения правительства по преобразованию колоний, а именно, введение казенного управления и сокращение монополии РАК, - грозят разорением для казны и упадком данных территорий: «Из приведенного в отчете расчета в статье о расходах Компании видно, что Правительство ныне выигрывает около 430 тысяч рублей; выручить этой суммы ни сбором ясака, ни таможенными, ни другого рода торговыми пошлинами оно никогда не сможет. Причины этому весьма ясны: в колониях считается всего населения, признающего над собою власть Русского Правительства, около 10 тысяч душ, считая тут и всех служащих, приехавших из России. Сверх того, из 10 тысяч душ нужно исключить более половины женского пола, который не может быть обложен никаким сбором; и так могут ли остающиеся 5 тысяч душ вознаградить необходимые по содержанию колоний издержки? Нет сомнения, что бывают случаи, где Правительство вынуждено бывает нести издержки, сколько бы они непроизводительны и невознаградимы ни были, каковы, например, издержки по содержанию войска, но это может быть допущено при видимой пользе и совершенной необходимости, напротив того в колониях, при исключительности условий их существования, как скоро Правительство возьмет содержание их и управление ими на собственную свою ответственность, так они пойдут быстро к упадку, а издержки казны будут год от году более увеличиваться»[88].

Итог, который подводит Костливцев, поистине является образцом документальной софистики, призванным оправдать свое первоначальное предназначение: «Изложив мнение свое в отношении привилегий, которые могут быть предоставлены Компании, остается сказать, какого рода обязанности могут быть на нее возложены. Я полагаю, что в этом отношении должно сохранить за Компанией общий характер всех тех обязанностей, которые на нее возложены ныне действующим уставом, но как, с одной стороны, предложено некоторые из привилегий Компании сохранить, а в других признаю я необходимым установить более определенности, то не излишним будет указать на те дополнения и изменения, которые должны быть сделаны в видах содействия благоустройства края»[89].

 Каковы же эти «дополнения и изменения»?

1) В плане развития колоний Костливцев видит широкие перспективы в разработке залежей полезных ископаемых, а также в стимулировании заселения Аляски русским населением: «…Минеральные богатства Американского материка несомненны, так, например, по течению реки Сушитни попадается самородная медь в огромных кусках, совершенно приготовленная самою природою и не требующая других усилий, как собирать ее, а между тем почва этого материка вовсе не исследована. Следует обсудить и определить меры, какие должны быть приняты к достоверному ознакомлению с богатствами края, где между прочим лежит неистощимый запас каменного угля и попадаются признаки золота. Обо всем этом мы судим по тем данным, которые имеем налицо в местностях, расположенных по берегу моря, но что таится в недрах земли далее во внутрь страны, о том решительно ничего не знаем, ибо там никто из русских никогда не бывал. Единственная попытка была сделана при Главном Правителе Тебенькове, пославшем для разузнания о богатстве Медной реки штурмана Серебрянникова, но экспедиция эта не имела успех, потому что медновцы всех составляющих ее лиц перерезали».

2) Государственный ревизор допускает открытие колониальных портов для иностранцев, в частности, американцев, по ходатайству вашингтонгского посланника стекля: «Российско-американский посланник Действительный статский советник Стекль настаивает на открытии колониальных портов для американцев, но колонии, состоя в исключительном пользовании Российско-Американской компании, недоступны для торговли даже русских подданных, а при том в колониях не имеется нигде таможен».

3) Ревизор Костливцев требует от РАК расширения колонизации американского материка и закрепления южных границ российских территорий на нем: «Не малого также обсуждения требует возможность колонизация Американского материка. Осмотрев лично берега, я убедился и положительно утверждаю, что весь кенайский берег, начиная от Николаевского редута и к югу далее английской бухты, имеет все условия, необходимые для прочного заселения; климат, почва и растительность – все содействует этому. Но прежде всего следует обратить особенное внимание, и по возможности немедленно, на колонизацию южного пункта нашей границы на материке во избежание могущих возникнуть споров и даже завладений со стороны инородцев, как это случалось с Гудзонбайской компанией, которая потеряла от несвоевременной колонизации значительную часть принадлежавших ей земель, собственно потому, что несколько американских авантюристов поселились на незанятых никем местах, не согласились подчиниться английскому влиянию и при содействии своего правительства отняли от англичан совершенно без права большое пространство земли.

Колонизация Американского материка существенно важна для России и потому, что только распространением русского населения можно смирить и подчинить гордость и своеволие туземных дикарей»[90]. Это последнее предложение государственного ревизора интересно для нас тем, что оно еще раз высвечивает его неангажированность и объективность в критике РАК, поскольку вызвано искренней заботой ограждения российских земель от притязаний именно со стороны США, для которых, как мы знаем, старалось дискредитировать Российско-Американскую компанию правительственное лобби во главе с в. кн. Константином Николаевичем.

Обратим внимание на  концовку отчета, в которой отражена  объективность государственного ревизора: «… Только при внимательном обсуждении всех этих вопросов можно будет придти к положительному и безошибочному заключению, что следует предпринять, дабы Русско-американские колонии и населяющие их племена выиграли, - Правительство не потеряло, Компания сохранила только те из привилегий и обязанностей, выполнение которых может быть для нее возможно и даже обязательно, и наконец, народная деятельность, не стесняемая тягостными привилегиями и монополией, могла устремиться на разработку новых богатств, доселе нетронутых и требующих только рук и капиталов.

Подписано: Действительный статский советник Костливцев»[91].

 

Комментарии руководства колониями к выводам ревизии отражены в «Замечаниях Главного Правления Российско-Американской компании на отчет, представленный Действительным статским советником Костливцевым, по обозрению им Российско-американских колоний в 1860-1861 годах»[92]. В данном документе Главное правление РАК указывает, во-первых, на отсутствие сравнительного анализа положения заокеанских земель до и после водворения там Российско-Американской компании: «Жаль, что в этом отчете не помещено сведений о положении края и быте туземцев до основания Компании. Сведения эти можно выразить в кратких словах, что при прежнем порядке промышленности  в том крае завистливое стремление соискателей богатств, людей грубых, развратных и отчаянных, имело один общий девиз – успех оправдывает средства. Отсюда убийства, грабежи и все беспорядки, которыми сопровождались первоначальные действия там промышленников различных партий.

Учреждение Компании с монопольным характером вызвано было необходимостью водворить в крае порядок и благоустройство и оградить производство пушного промысла от угрожавшего оному расхищения и истребления»[93].

Во-вторых, в «Замечаниях» подчеркивается, что при достаточной объективности изложения Костливцева состояния дел Компании, ее заслуг, экономической и административной целесообразности, предложения об улучшении положения колоний или неисполнимы в силу невозможности, или заведомо вредны и разрушительны: «Изложив в общих чертах замечания свои по упомянутому отчету, Главное Правление выводит из оного следующее заключение:

Г. Костливцев в отчете своем о ревизии колоний представляет ряд фактов, побудивших его выразить справедливые похвалы Российско-Американской компании и признать ее заслужившей полной благодарности Правительства, и ряд предположений о будущем, по-видимому, лучшем устройстве, прямо противоречащих последствиям нынешнего благоустройства,  - факты, как например, следующего рода, что не обнаружилось ни одной справедливой жалобы или неудовольствия на Компанию со стороны служащих и жителей; найденный всюду отличный порядок, благоустройство, заметное влияние на развитие нравственных начал от учебных и богоугодных заведений; общее доверие и кредит, как в колониях, так и у иностранцев; деятельное судостроение; добрая хозяйственная система при производстве промысловых зверей и тому подобные факты приводят г. Костливцева к убеждению, что для управления колониями Правительство не может изыскать надежнейшего средства, как представить оное той же Компании, на которую в течение 60-лет возлагалась эта обязанность, исполнявшаяся ею с видимым успехом к спокойствию и удовольствию Правительства. Предположения же г. Костливцева для достижения высшего  совершенства большей частью все такого рода, что с принятием их управление колониями сделалось бы для Компании крайне затруднительным, а в некоторых случаях даже невозможным. На Компанию полагается возложить обязанности и требовать от нее таких действительных пожертвований, которые 

            I) или сами по себе не исполнимы,

            II) или подвигнут туземцев к восстанию и прекращению привычных мирных с ними сношений, или наконец

            III) вовлекут Компанию в безысходные долги, и неизбежную несостоятельность»[94].

К неисполнимым предложениям ревизии Главное правление относит: « (1) Заселение материка русскими семействами в указанном размере сплошными селами, потому что даже после преодоления всех трудностей переселения местные и климатические неудобства подвергли бы переселенцев величайшим бедствиям, и (2) замене Алеутского племени креолами по причинам, о коих выше изложено.

Прекращение мирных сношений с туземцами потребует образования нечто похожего на кавказские и сибирские казачьи линии с целью постоянного оттеснения туземцев из земель, ими занимаемых, и окончательного их порабощения русскими. Кроме неисчислимых препятствий для успеха в этом деле, одна трудность сообщения различных местностей между собою и приморским берегом такова, что само осуществление этого далеко впрочем нечеловеколюбивого проекта едва ли бы оказалось даже возможным»[95].

К предложениям, которые «неминуемо приведут действия Компании к безвыходному расстройству»[96], по мнению Главного правления, относятся:

«1. Открытие портов материка и острова Кадьяка для свободной торговли с жителями, помимо Российско-Американской компании, всеми товарами (кроме мехов, остающихся за Компанией), не исключая даже крепких напитков, огнестрельного оружия и пороха. Гибельные последствия этой меры исчислены выше, и сверх того она повлечет за собой:

- необходимость  в  ежегодной  высылке  в  колонии  значительной  суммы  денег  золотом  и  серебром,  которая постоянно  будет  выводима  как  иностранцами,  так  и  русскими, ибо все товары от  иностранцев  должны  быть приобретаемы на месте за наличные деньги, тогда как ныне они уплачиваются Компании кредитами служащих, и

- наконец, уменьшение в доходах и увеличение расходов Компании в значительных размерах.

2. Возвышение жалованья служащим.

3.  Новые условия при снаряжении промысловых партий.

Оба эти пункта ведут к новым налогами на Компанию без всякого на покрытие их вознаграждения»[97].

Что  же  касается  разработки  богатейших недр Аляски, о необходимости которой указано в отчете Костливцева[98], то Главное правление отмечает, что, во-первых, дело это под силу только государству, а не частной компании, а, во-вторых, требовать за 60 лет водворения на землях полного освоения их подземных кладовых, по крайней мере, не справедливо: «Предположение усилить и развить разработку каменного угля и драгоценных металлов в надежде на значительные выгоды поведет, напротив, к невозвратимым потерям больших капиталов и к обременению Компании огромными долгами. Неисчерпаемые богатства  в недрах земли, на которые указывает отчет, суть воображаемые, и, конечно, не осуществятся на самом деле при тех ограниченных средствах, которыми может располагать частная торговая Компания. Г. Костливцев находит 60-летний период владения довольно продолжительным, чтобы иметь право требовать от Компании полного развития всех богатств и средств края»[99].

В «Замечаниях» указывается на двойные стандарты правительства в своих требованиях выгоды и пользы от подвластных ей территорий: «Россия владеет Новороссийским краем и Кавказом более продолжительное время, но не умела еще извлечь из богатств этой местности запасов каменного угля почти никаких выгод, хотя вся торгующая на Средиземном море Европа нуждается в этом минерале. Россия и в других местностях у себя дома не коснулась еще разработки многих источников обогащения. Можно ли после этого требовать от Компании, чтобы в короткий период 60-ти лет сделано было более в отдаленнейшем труднодоступном крае, обиженном природою и обитаемом дикарями? Соседняя с нами Гудзонбайская компания в 200 лет своего существования не успела заселить европейцами северную полосу принадлежащих ей земель и даже не помышляла о мерах вытеснения туземцев силою, предпочитая пользоваться торговыми с ними связями, хотя и нарушавшимися иногда неприязненными демонстрациями, которые же однако постоянно уступали пользам взаимной торговли. Она не устроила своим иждивением ни церквей, ни школ, ни больниц для туземцев;  - одним словом, не произвела десятой части того, что сделано Российско-Американской компанией в этом отношении, не взирая на значительность своих капиталов и оборотных средств в сравнении с нашей Компанией.

Ежели вникнуть с должным вниманием в смысл и обширность требований, которые выражает отчет, обратиться к истории колонизации суровых местностей, принять в соображение недостаточность средств, отдаленность края,  трудность  сообщения,  и  сравнить  то,  что  достигнуто трудами, пожертвованием и благоразумием, с тем, что сделано в других местностях и другими народами при более благоприятных обстоятельствах; одним словом, приложить масштаб разумный и справедливый для оценки действий Российско-Американской компании, то должно будет сознаться, что в продолжительный 60-летний срок ее существования достигнуты такие результаты, которые дают ей полное право на доверие и возможную поддержку со стороны Правительства»[100].

В заключение Главное правление РАК указывает, что государство должно не только извлекать прибыль, не обременяя  себя управлением и развитием своих колоний, но и содействовать освоению этих земель: «В отчете своем г. Костливцев не касается нигде финансового положения Компании и выводит только, что Правительство, не неся никаких издержек по управлению колониями, приобретает в сравнении с тем, чтобы ему предстояло терять при собственном управлении, ежегодно в свою пользу до 1.500,000 асс. (430,000 р.с.). Вопрос о финансовых средствах Компании представляется делом первостепенной возможности, сколько при нынешних исключительных обстоятельствах, столько же в виду тех преобразований, которые полагается возложить на Компанию, а потому Комитету будет предстоять обсудить оный во всей подробности вместе с Главным Правлением, и определить, в чем необходимо будет содействие Правительства, и какого рода поддержки окажутся неизбежными для доставления Компании возможности исполнять все предстоящие ей обязанности.

Главного Правления Компании:

                                                Председатель В. Потлитковский

                                                Члены: В. Клюпфель, М. Тебеньков, В. Завойко

1 ноября 1862 г.»[101].

Таким образом, результаты ревизионной проверки русских колоний, инициированной в. кн. Константином Николаевичем с целью получения сведений, компрометирующих деятельность Российско-Американской компании, были следующие:

1. В экономическом отношении Компания является успешной, средний валовой доход которой за последние десять лет составил около 853 тысяч рублей серебром в год[102].

2. Правительство выигрывает от существовании Компании ежегодно до 430,000 рублей серебром[103].

3. Заслуги Компании перед государством колоссальны:

«Не должно забывать, что как открытие, так и содержание и, наконец, удержание колоний за Россией, принадлежит по преимуществу основателям и деятелям Компании, и что во всех этих действиях не только не было употреблено никогда и никаких денежных издержек со стороны Правительства, но, напротив того, неоднократно сама Компания делала безвозмездно разного рода для государственной пользы пожертвования; каковы, например, в последнее время издержки: по исследованию и устройству первых русских постов на Амуре, - по занятию острова Сахалина, - по содействию последней экспедиции, совершенной в Японии, и, наконец, по доставке и перевозке во время последней войны разных казенных потребностей с Амура в Камчатку и обратно»[104]

4. Нападки на Компанию, в том числе за якобы имевшие место притеснения туземцев, не обоснованы: « все современные действия Российско-Американской компании доказывают, что она уже давно пришла к убеждению о нераздельности собственных ее интересов с благосостоянием и интересами туземцев»[105].

5. Правительство, сняв с Компании обязанности по содержанию края, кроме убытков ничего другого получить не может: «Правительство будет терять ежегодно не менее 223 тысяч рублей серебром, и от этой потери не выиграют ни Американский край, ни жители его населяющие, ни народная промышленность, ни торговля. Без всех этих издержек нельзя будет обойтись и Правительству, если оно, лишив Российско-Американскую компанию всех привилегий, управление и содержание того края примет на свою ответственность»[106].

 6. Уничтожение монополии РАК и переход заокеанских владений России в  казенное управление станет губительным для русских колоний и разорительным для государства: «существование этой Компании я признаю необходимым и на будущее время, и что Правительство, по особенности местных условий того края, принять его в непосредственное свое управление в настоящее время не может»[107].

Еще раз следует подчеркнуть, что отчет Костливцева является единственным относительно объективным исследованием положения дел русских колоний в Северной Америке. Однако, выводы государственной ревизии были проигнорированы Правительством. Исследователи данной проблематики также до сих пор не принимали во внимание вышеприведенных документов.

§6. Меры к разорению Российско-Американской компании

Передача Сахалина, шумиха вокруг пересмотра Устава и возможной отмене привилегий Компании, отправка ревизоров в колонии – были звенья одной цепи в уничтожении РАК. Великому князю Константину нужно было во что бы то ни стало превратить Аляску – в банкрота, в непосильную обузу для Государства Российского. Информационная, экономическая и политическая кампания против РАК завершилась успехом. Откровенную  ангажированность политики в. кн. Константина, направленную на отторжение наших заокеанских владений, косвенно подчеркивали сами участники этого процесса. Так, спустя год после официальной передачи Сахалина, 24 июля 1857 Александр Михайлович Горчаков в своем письме великому князю осторожно указывал на возможные последствия бурной деятельности брата Царя по подготовке ревизии Компании и пересмотре ее устава: «Правительство обнаружило бы недоверие к Компании, состоящей под особым ее покровительством, и тем уронило бы ее кредит, столь важный в торговых делах (выделено мной – И.М.), если приняло подобную меру до наступления времени, когда можно будет изъяснить  ее необходимостью приготовить материалы для пересмотра Устава»[108].

Но фактически это и являлось целью в. кн. Константина Николаевича, которая была виртуозно реализована. Еще в 1860 г. валовой доход РАК составлял порядка миллиона рублей серебром и выглядел следующим образом:

«Доходов в 1860 году получено:

От продажи мехов и чаев …. 714,880 р. 59 к.

От прочих торговых приобретений и от колониального производства … 291,165 – 97 –

                                                                                          Итого . 1.006,046 – 56 –

 

В том же году израсходовано:

По управлению и содержанию в России вообще … 152,346 р. 67 к.

По застрахованию товаров, провозу мехов

и чаев, платежу пошлин, и на покрытие других расходов … 397,137 – 52 –

На содержание Колоний…. 291,165 – 97 –

На выдачу дивиденда по 20 руб. сер. на акцию … 149,680 р.

Отчислено в запасный капитал … 14,968 р.

И в капитал в пользу бедных … 748 р. 40 к.

                                                                  Итого . 1.006,046 – 56-»[109].

А в 1861г. – доход составил порядка 860 тысяч рублей серебром:

«Доходов в 1861 году получено:

От продажи мехов и чаев …. 524,378 р. 27 к.

От прочих торговых приобретений и от колониального производства … 335,127 – 12 –

                                                                                          Итого . 859,505 – 39 –

 

В том же году израсходовано:

По управлению и содержанию в России вообще … 144,200 р. 93 к.

По застрахованию товаров, провозу мехов

и чаев, и на покрытие других расходов … 138,676 – 79 –

По платежу пошлин в казну… 109,183 – 43 –

На содержание Колоний…. 335,127 – 12 –

На выдачу дивиденда по 16 руб. сер. на акцию … 119,744 р.

Отчислено в запасный капитал … 11,974 р. 40 к.

И в капитал в пользу бедных … 598 р. 72 к.

                                                                  Итого . 859,505 – 39 –»[110]

 

Но уже начиная с 1862 г. Российско-Американская компания начинает нести убытки. Так в официальном отчете РАК за 1863 г. отражена следующая картина:

«Доходов в 1863 году получено:

От продажи мехов и чаев, со включением полученных от

Страховых компаний вознаграждений за некоторое

Количество поврежденных чаев и мехов  …. 156,865 р. 55 к.

От прочих торговых приобретений и от колониального производства … 361,522 – 33 –

                                                                                          Итого . 518,387 – 88 –

В том же году израсходовано:

По управлению и содержанию в России вообще … 165,584 р. 32 к.

По застрахованию товаров, провозу мехов

и чаев, и на покрытие других расходов … 140,967 – 34 –

По платежу пошлин в казну… 227,994 – 20 –

На содержание Колоний…. 361,522 – 33 –

                                                                  Итого . 896,068 – 19 –

Примечание: Разница между доходом и расходом на 377,680 руб. 31 коп. отнесена на запасный капитал»[111].

За последующие годы официальных отчетов РАК не выходит. А к 1864 г. деятельность компании фактически приостанавливается. Об этом свидетельствуют обращения Главного правления РАК к государственным чиновникам, которые следует здесь привести. Одним из них является письмо Председателя Главного правления Российско-Американской компании Владимира Политковского от 2 мая 1864 г.:

«Его Высокопревосходительству

К.В. Чевкину

Милостивый Государь,

            Константин Владимирович

Из опасения, чтобы решение в Государственном Совете дела Российско-Американской компании не было отложено до осени нынешнего года, я по званию председателя Главного Правления Компании долгом считаю довести до сведения Вашего Превосходительства о нижеследующих, заслуживающих особого внимания обстоятельствах:

1)     Дело это представлено было по определению общего собрания акционеров, Главным Правлением Г. Министру финансов в половине 1860 года, т.е. за полтора года до окончания срока привилегий Компании, истекавших 1-го января 1862 года, - следовательно находится в производстве уже около 4-х лет.

2)     Оставаясь в течение этого времени в неопределенном положении, Компания затруднена была в своих действиях и по торговле, и по администрации. Не зная и до настоящего времени, чем определится будущее ее положение, она должна была приостановить отправление своих кругосветных экспедиций и посылать снабжение в колонии на фрахтованных судах с уменьшением количества товаров и припасов, что составляет немаловажную для торговых оборотов потерю. В административном отношении надобно было по необходимости, с окончанием в нынешнем году срока службы Главного Правления, допустить временное управление за невозможностью назначить Главного Правителя на новый срок по неутверждению привилегий.

3)     С 1862 года, т.е. уже 3-й год Компания не пользуется денежными льготами и пособиями, которые как значится в записке о финансовом ее положении, помещенной в 1-й части доклада Комитета об устройстве  русских американских колоний, представленного в Государственный Совет, дарованы были ей Правительством, и составляли одно из условий ее существования (выделено мною –И.М.).

4)     Между тем стесненное положение чайной торговли и упадок цен на чай вследствие чрезмерно усилившейся контрабанды на западной границе поставили Компанию, с другой стороны, в немалое затруднение при недостатке оборотного капитала покрывать все временно лежащие на ней платежи удовлетворять надобностями по содержанию колониального управления.

Одним словом, продолжительное нерешение дела причинило Компании весьма чувствительные потери и расстройство во всех ее действиях по торговле и управлению (выделено мною –И.М.). Этим оправдывается настоятельная необходимость в скорейшем окончании вопроса о ее привилегиях, и дарование ей тех вспомогательных средств, о которых она ходатайствует пред Правительством, ибо дальнейшее промедление дела, после нынешнего лета, лишит ее средств и возможности продолжать ее действия.

В уверенности, что Вы, Милостивый Государь, благосклонно примите таковые со стороны Компании объяснения, как касающиеся настоящего положения вопроса с глубоким уважением и совершенною преданностью имею честь быть Вашего Высокопревосходительства всепокорнейшим слугой.

                                                                                    Владимир Политковский

2-го мая 1864 г.»[112]

           

Даже министр финансов Рейтерн вынужден был забить тревогу, поскольку РАК являлась стабильным источником дохода в казну. В январе 1865 г. Рейтерн писал князю Урусову: 

«17 января 1865 года

№ 353

    Его Сиятельству Князю С.Н. Урусову

Милостивый Государь

                        Князь Сергей Николаевич

           

От 26 декабря 1863 года имел честь представить на благоусмотрение Государственного Совета главные основания будущего устройства Российско-Американской компании. Дело это не получило еще разрешения.

Между тем неизвестность, в которой остается будущность этого дела, не может не отзываться самым вредным образом на коммерческие дела и кредит Компании. По сему долгом считаю обратиться к Вашему Сиятельству с покорнейшей просьбой употребить Ваше содействие к скорейшему окончанию этого дела.

            Примите уверение в совершенном почтении и преданности.

М. Рейтерн»[113].

Спустя месяц министр финансов направляет государственному секретарю аналогичное письмо следующего содержания:

«23 февраля 1865 года

№ 1317         

Господину Государственному Секретарю

Главное Правление Российско-Американской компании в представлении от 17 сего февраля объясняет, что Компания находится в весьма затруднительном и напряженном положении вследствие неразрешения Государственным Советом по настоящее время вопроса о дальнейшем ее существовании; что приближающаяся весна требует неотлагательных распоряжений на заготовление для колоний значительного запаса снабжений; служащие в колониях на контрактном сроке просят с истечением оного, увольнения, а между тем заключение новых контрактов не может ныне последовать и что одним словом общий порядок нарушается во всех отношениях к явному расстройству в управлении и ущербу Компании. Вследствие сего Главное Правление, основываясь на просьбе акционеров, ходатайствует о безотлагательном разрешении вышеозначенного дела.

            Долгом считаю сообщить о сем на благоусмотрение Вашего Сиятельства.

Министр Финансов,

                                                            Статс-секретарь                  Рейтерн»[114].

           

Затягивание рассмотрения дела со стороны правительства подчас приобретало издевательский характер. Свидетельство тому следующее послание в Департамент торговли и мануфактур:

«14 апреля 1865 года

№ 59

В Департамент торговли и мануфактур

По встретившейся при рассмотрении дела по уставу Российско-Американской компании надобности Государственная Канцелярия по Отделу государственной экономии покорнейше просит Департамент торговли и мануфактур сообщить в возможной скорости следующие сведения:

1)     На каком основании Компания выпускает марки в наших американских колониях;

2)     Определен ли размер, до которого простирается  выпуск означенных марок, и

      3)     Как велика сумма находящихся в настоящее время в обращении компанейских марок в русско-американских колониях.

Помощник Статс-секретаря         Измайлов»[115]

Молчание Государственного Совета на все обращения РАК и Министерства финансов становилось похоже на злонамеренный саботаж. Вот очередное письмо министра финансов государственному секретарю, также оставшееся без ответа:

«16 апреля 1865 года

№ 2762

Господину Государственному Секретарю

От 23-го минувшего февраля за № 1317 я имел честь сообщить Вашему Сиятельству о затруднениях, встречаемых Главным Правлением Российско-Американской компанией в ведении дел по случаю неокончания в Государственном Совете дела о привилегиях Компании.

Ныне Главное Правление вновь вошло ко мне с представлением, в коем объясняет, что разрешение помянутого дела лишает Компанию всякой возможности к обеспечению колоний продовольствием, а равно к увольнению в определенные сроки служащих разного звания лиц и что вообще от сего самое управление в колониях теряет характер должной самостоятельности и порядка.

О таковом представлении считаю долгом сообщить на благоусмотрение Вашего Сиятельства в дополнение к помянутому отношению моему за № 1317.

Министр Финансов,

                                    Статс-секретарь                  Рейтерн»[116].

           

В обращении Главного правления РАК Рейтерну от 4 мая 1865 года констатировалась неспособность Компании выполнять поставленные перед ней задачи и отвечать по своим обязательствам. Благодаря деятельности Правительства Компания впервые за всю историю своего существования несла убытки и разорения:

«Российско-Американская компания    

Главное Правление

4 мая 1865-го г.

№ 349

Господину Министру Финансов

Медлительность в разрешении дела о привилегиях Российско-Американской компании, несмотря на представление неоднократных и самых убедительных просьб Компании ускорить окончание оного, угрожает последствиями самыми неблагоприятными. Срочная доставка в колонии снабжения и продовольствия замедляется более и более, и Главное Правление, не зная ни будущего положения Компании, ни ее будущих средств, не может исполнять в точности возложенные оные в этом отношении обязанности. Все дальнейшие действия Компании равномерно терпят самую тягостную обстановку, так что Главное Правление не может долее нести на себе ответственности ни за снабжение края и всех ее отделов, ни даже за спокойствие оного от нарушения контрактных сроков с служащими.

О столь трудном положении своем оно долгом считает довести до сведения Вашего Превосходительства, и покорнейше просить отвратить оное непосредственным вашим влиянием и покровительством.

Председатель: В. Политковский,

   Члены: М. Тебеньков, В. Клюпфель»[117].

Таким образом, с 1856 года было осуществлено целенаправленное уничтожение крупнейшей в стране торговой компании, не только приносящей в казну доход, но и фактически за свой счет осуществляющей снабжение и управление всего Дальневосточного региона, а также российских владений на американском континенте. Вышеприведенные документы: официальная переписка и официальные отчеты о положении РАК за указанный период со всей очевидностью свидетельствуют о саботаже деятельности Компании со стороны Государственного Совета, должного продлить ее привилегии по выводам им же снаряженной ревизии и проигнорировавшего эти выводы. Бездействие Госсовета в этом отношении привело  к расстройству управления РАК вверенными ей территориями, а так же к  экономическому разорению доселе процветавшей Компании.

 

§7. Продление привилегий Российско-Американской компании в 1865 году.

Чем дольше затягивалось решение вопроса о продлении привилегий РАК, тем громче слышалось возмущение в российском обществе. Вот, что писал Дмитрий Завалишин в 1865 году: «В высочайше утвержденном 7-го марта 1841 года журнале государственного совета (по поводу рассмотрения последне-дарованных компании привилегий и устава) сказано: «Российско-Американскую компанию, по обширности и разнородности круга ее действий, нельзя ставить в сравнение ни с какой другою. Сверх торговой и промышленной монополии, правительство уделило ей и часть своей власти по управлению отдельным и пространным краем, где лежит на ней и на собственных ее способах, вся местная администрация. В таком виде компания есть уже не одно коммерческое сословие, но некоторым образом и власть правительственная, а привилегия ее заключает в себе не одно право, но вместе с ним и обязанность. Изменение сего порядка едва ли принесло  пользу, и в случае успех оного  был бы весьма гадателен… Из сего очевидно, что если привилегия непременно нужна в видах частной пользы компании, то она, конечно, столько же нужна и в общих видах государственных, а потому нельзя не согласиться, что до устроения торговли и промыслов в американских наших владениях на ином основании действия упомянутой привилегии продолжать необходимо» (Выписка эта объявлена компании при предложении г. министра финансов, от 11-го марта 1841 года, за N 992)… Прежде всего, выставляют как общее обвинение против РАК, что она пользуется монополией и привилегией. Компания отвечает, что она пользуется этим не в большей мере, как и всякой другой собственностью; что, кроме того, монополия промысла пушных зверей и торговли обуславливается самим свойством первого, необходимостью предупредить в видах государственной пользы истребление зверей и с этим вместе обеспечить самих жителей, в пользу которых, по-видимому, стараются об отмене исключительного права на промыслы, тогда как только одна она может сохранить зверей, ведя дело хозяйственным способом и будучи сама заинтересована в сохранении. Что же касается до исключительного права торговли, то это обуславливается исключительным правом промысла; иначе, при невозможности наблюдения за родом торговли, она обратится непременно к истреблению зверей и развращению и гибели туземцев, как и дознано было и на нашем опыте и на примере  в английских владениях.

Относительно привилегий компания замечает, что они далеко еще не служат вознаграждением за те расходы, которые лежат на ней по обязанности управления, и что она не пользуется такими пособиями как другие кампании, учрежденные в последнее время, например, (не говоря уже о Главном Обществе Железных Дорог) Кавказ и Меркурий, Общество Пароходства и Торговли и пр.» [118] Таково было мнение общества, выраженное категорично и безоговорочно.

Свой голос в защиту деятельности РАК на Аляске возвысила и Церковь, и в свидетельство тому письмо Преосвященного Камчатского к Г. Обер-Прокурору Святейшего Синода, от 6 октября 1865 года»: «До меня дошли слухи, что Российско-Американской Компании не будут даны новые привилегии, и что в колонии наши будут приходить для торговли все, кто хочет. И если это так, то что же будет тогда с нашими колониями, с нашими церквами и миссиями и с моими достолюбезными Алеутами?… У нас нет Русского Коммерческого флота; следовательно в колонии будут приходить Американцы, как ближайшие к ним и как более знакомые с краем. И конечно они будут иметь здесь в виду более свои выгоды, чем благосостояние туземцев, и следовательно главный товар у них будет – водка, до которой, надобно сказать правду, очень падки наши Алеуты, а от этого может быть то, что через несколько (и очень немного) лет все придет в такое расстройство, что никакими пожертвованиями нельзя будет поправить, но внешнее благосостояние края не совсем наше дело. Правительство знает, что делает. Но вот что нельзя не сказать: с уничтожением существования компании в Америке, конечно снабжение края хлебом и другими жизненными припасами Правительство примет на себя, иначе быть не может; и если это так, то да будет позволено думать, что если не все, то многие колонии наши будут оставаться без всякого снабжения; и следовательно тогда нам же нечего будет помышлять об увеличении Миссии… Но напротив того можно будет ожидать, что никто из Русских не поедет туда на службу ни за что. К такому заключению приводит нынешнее положение  Камчатки, которая более чем втрое ближе Ситхи и Николаевска, откуда обыкновенно отправляются суда в прилежащие приморские места, и где имеется несколько судов казенных с той только целью, чтобы снабжать преимущественно Камчатку, но и при всем том сколько терпит Камчатка! Так, например, вот уже два года сряду, как оттуда не приходило ни одно судно (и оттого один священник из Россиян, получивший увольнение на выезд и сдав свою должность своему приемнику еще в 1864 году, может выехать из Камчатки, не ранее как в 1866 году в июне или в июле), а в Камчатку прошедшего лета не приходило ни одного судна из Николаевска, и там остаются без еды и без денег… Правда, все это делалось совершенно против желания  воли начальства. Но что было, то может быть и опять. И если это делалось вблизи Главного Начальства, и куда (в Камчатку) судно удобно может сходить в одно лето и один раз, и где более чем втрое мест, (…), но я питаю себя надеждою, что Правительство наше, приняв во внимание весьма справедливые сведения о тамошнем крае Г. Костливцева (бывшего там ревизора) продлит существование, по крайней мере, еще на 20 лет, а иначе прежде всего необходимо будет содержание тамошнего духовенства удвоить и кроме того производить от казны хлебные пайки с доставлением на место каждого служащего» [119].

Вопрос о продлении привилегий под давлением общественных сил все же был решен, но только в 1865 году. Для Компании четыре года непредсказуемого ожидания стали катастрофой. Официально привилегии были продлены до 1882 г.,  но это была лишь кость, брошенная общественному мнению, ибо новые официальные основания деятельности РАК были приняты с учетом всех требований в. кн. Константина Николаевича и делали невозможной дальнейшую деятельность Компании. 14 июня 1865 года состоялось заседание Гсударственного Совета под председательством великого князя Константина. Решение Госсовета было отражено в следующем документе:

 «Его Императорское Величество воспоследовавшее мнение в общем собрании Государственного Совета о пересмотре Устава Российско-Американской Компании и устройства Русских Американских колоний, Высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить.

Подписал: Председатель Государственного Совета «Константин».

                                                                        14 июня 1865 года

Мнение Государственного Совета:

        Выписано из Журналов Департамента

        Государственной Экономии

        17 февраля и 22 апреля

        и общего собрания 17 мая 1865 г.

        № 316

Государственный Совет, в Департаменте Государственной Экономии и в общем собрании, рассмотрев представление Министра Финансов о пересмотре Устава Российско-Американской Компании и устройстве Русских Американских колоний, мнением положил:

I. При составлении Нового Устава Российско-Американской Компании и колониального положения, принять следующие главные основания:

1)     Срок привилегиям, правам и обязанностям Компании назначается по 1-го января  1882 года.

2)     Дозволяется Компании выпускать, по-прежнему, марки, для замены оными в колониях звонкой монеты, с обязательным, для внутренних торговых сношений в колониях, курсом, но вместе с тем Компания обязуется учредить в нескольких местах колоний постоянный размен сих марок на звонкую монету или кредитные билеты; при чем, как условия сего размена, так и места, где таковой будет производим, должны быть определены в Новом Уставе Компании.

3)     Оставляется на обязанности Компании содержание в колониях церквей и духовенства, колониального училища, школ и больниц; обеспечение продовольствием всех ее служащих, команд и рабочих; устройство в местах, которые отдалены от портов, открываемых для внешней торговли, запасных магазинов для снабжения туземцев жизненными припасами, и другими необходимыми предметами потребления, с отнесением на ея иждивение военного гарнизона в Новоархангельске и с возложением на правителей контор, управляющих и других лиц, на службе Компании в колониях находящихся, исполнения административных по краю обязанностей.

4)     При  составлении Нового Устава сообразить, какие из дарованных по последнему Уставу Компании личных служебных преимуществ представляется нужным сохранить за служащими в Компании и не следует ли допустить какое-либо различие между лицами, состоящими на компанейской службе в С.-Петербурге и в колониях, вместе с тем Главное Управление Компании увольняется от политической части, ныне входящей в круг его деятельности (выделено мною – И.М.).

5)     Компания состоит под особенным Величайшем покровительством и ежегодные краткие отчеты о ее действиях представляются чрез подлежащее Министерство на воззрение Государя Императора.

6)     Сохраняется за Компанией право поднимания на ее судах Высочайше утвержденного особого флага, ношение форменной одежды служащими на ее судах и употребление печати с государственным гербом, также все облегчения, которыми ныне она пользуется по найму людей в России и в Сибири, относительно срока их паспортов и платежа за них податей; при составлении Нового Устава постановляется определительный срок, даже которые нанятые люди не могли бы быть удерживаемы в колониях за долги Компании, или в течение которого люди сии должны бы быть возвращаемы на родину по требованиям правительственных мест и лиц; при сем отменятся изъятие Компании от повинности воинского постоя и от обязанности брать ежегодно торговое свидетельство по 1 гильдии и установленные билеты на все ее конторы, склады и магазины в России и Сибири, исключая порта Аяна.

7)     В Уставе определяются условия передачи Правительству, по прекращении существования Компании, общеполезных сооружений и работ ею возведенных, с обозначением, какие из них должны поступить в казну безвозмездно и какие с вознаграждением, а равно и  самого способа определения сего вознаграждения.

8)     В порты Новоархангельский на острове Ситхе, Св.Павла – на Кадьяке, а впоследствии и в другие, какие признаны будут удобными, разрешается привоз русскими и иностранными судами всякого рода предметов промысла и товаров (выделено мною – И.М.) (кроме крепких напитков, пороха и оружия).

9)     Относительно привоза крепких напитков и продажи оных в колониях, а также и снабжения их оружием и порохом, предоставляется постановить особые правила, которые не стесняя жителей, предотвращали бы злоупотребления, со всеми их вредными последствиями.

10)Алеуты и вообще зависимые инородцы в колониях освобождаются от обязательного труда в пользу Российско-Американской Компании, могут селиться в местностях, где найдут для себя более удобным и свободно отлучаться из мест своего водворения, с соблюдением только тех полицейских порядков, какие Главным колониальным управлением будут установлены.

11) Все колониальные жители, постоянно в крае водворенные, различаются на инородцев и колониальных обывателей; и сему последнему сословию причисляются креолы и, так называемые ныне, колониальные граждане, а равно и новые переселенцы, которые могут прибыть в колонии. При сем предоставляется инородцам управляться посредствам избираемых ими “тоёнов”, а колониальным обывателям  - посредством выборных старшин, так же отрешает их от должности и требует выбора новых.

12) Срок обязательной службы Российско-Американской Компании креолов, обучавшихся на ее счет в колониях или вне оных, ограничивается пятью годами.

13) Разрешается во всех местностях колониальной территории, действительно незанятых учеждениями Компании или настоящими колониальными жителями, селиться как русским подданным, так равно иностранцам, принявшим русское подданство, с отводом им, под их жилища, хозяйственные заведения и разработки, свободных земель.

14) Впредь до усмотрения Правительства, не облагаются колониальные жители никакими прямыми налогами, ни в пользу казны, ни в пользу Российско-Американской Компании.

15) Производство всякого рода промыслов (кроме пушного) предоставляется всем жителям колоний и всем русским подданным, без различия и ограничения. В отношении же пушного промысла:

1)     сохранить за Российско-Американскою Компаниею, по 1 января 1882 исключительное право производства пушного промысла и меховой торговли лишь в следующих пределах: на полуострове Аляска, считая Северным его пределом черту от мыса Дуглас в Кенайском заливе до верховья озера Илямна, на всех островах, лежащих вдоволь берега сего полуострова: Алеутских, Командорских, Курильских и находящихся в Беринговом море, а также по всему западному берегу Берингова моря;  на пространстве же к северо-востоку от полуострова Аляски, по всему берегу до самой границы сопредельной с Великобританскими владениями, так же на островах, вдоль всего берега лежащих, включая в числе их Ситку и весь Калошенский Архипелаг, а равно с сухого пути в северной части  материка Америки, привилегию Компании на исключительное производство означенных промысла и торговли отменить (выделено мною – И.М.);

2)     разрешить колониальным жителям и поселенцам Русского подданства, постоянно в колониях водворившимся, производство пушного промысла, сообразно с особым положением, которое на сей конец должно быть составлено, в тех местах русских владений, где за Российско-Американскою Компанией не оставляется исключительного права на означенный промысел; всем прочим русским подданым дозволить только торговлю с туземцами пушными товарами, не допуская их до участия в самом пушном промысле.

16) Главное управление Краем и наблюдение за компанейской администрации поручить назначенному Высочайшей властью Главному Правителю колоний, от Компании независимому и непосредственно высшему Правительству  подчиненному (выделено мною – И.М,), с утверждением при нем Колониального Совета из членов от Правительства и от Российско-Американской Компании и с назначением необходимого числа членов для делопроизводства и особых поручений; расходы на содержание Главного Правителя и состоящего при нем штата отнести на счет Государственного Казначейства по смете Морского Министерства; обязанности же его и права определить особой инструкцией или наказом.

17) Главное заведывание Русскими Американскими колониями, а также и Российско-Американской Компанией, отнести к обязанностям Морского Министерства (выделено мною – И.М.).

II. Предоставить Министерству Финансов главные основания Нового Устава Российско-Американской Компании и колониального положения, предъявить от себя Компании и за тем истребовать отзыв ее, который представить на окончательное рассмотрение Государственного Совета, чтобы для обсуждения сего дела было созвано общее собрание акционеров Российско-Американской Компании с соблюдением 2182 и 2184 ст. Части 1-й т.X Св. Зак. изд. 1857 г. и вообще, чтобы в таком собрании присутствовало по возможности большее число акционеров; если отзыв Компании будет согласоваться  с означенными основаниями, то возложить на Министерство в заведовании которого, с Высочайшего разрешения, должна поступить Российско-Американская Компания, начертание Нового Устава Компании, с тем, чтобы для сей цели был составлен при том министерстве Особый Комитет из членов от Министерств: Морского, Финансового, Иностранных Дел, Юстиции и Государственных Имуществ и чтобы этот Комитет окончил свой труд не позднее 1-го января 1866 года, и поручить Министерству Финансов, в случае, если Компания решительно не согласится на основания, какие ей будут предложены для составления Нового Устава, составив, по сношению как с управляющим Морским Министерством, так и с другими Министрами по принадлежности новые предположения о правительственном устройстве наших Американских колоний, представить оные на рассмотрение Государственного Совета, установленным порядком.

Подлинное мнение подписано в журналах Председателями и членами.

Документ отпр. 20-го июля 65 г. Рейтерном, Краббе».[120]

Итак, согласно решению Госсовета привилегии Компании продлевались до 1882 года. Но пункт «16» оговаривал переход управления колониями от Компании к Правительству: «Главное управление Краем и наблюдение за компанейской администрации поручить назначенному Высочайшей властью Главному Правителю колоний, от Компании независимому и непосредственно высшему Правительству  подчиненному, с утверждением при нем Колониального Совета из членов от Правительства и от Российско-Американской Компании и с назначением необходимого числа членов для делопроизводства и особых поручений; расходы на содержание Главного Правителя и состоящего при нем штата отнести на счет Государственного Казначейства по смете Морского Министерства; обязанности же его и права определить особой инструкцией или наказом». С точки зрения государственной экономии, этот шаг был расточительством, ибо перекладывал бремя расходов на управление колониями с Российско-Американской Компании на казну. В пп. «8» и «15» фактически уничтожалась монополия РАК на торговлю и промысел.

Вместе с тем, с Компании снимался долг перед государством и назначалась ежегодная субсидия в 200.000 рублей, возможно, для того, чтобы сохранить видимость благоволения Госсовета к РАК. Тому в подтверждение следующий документ:

«Министерство Финансов

Департамент торговли и мануфактуры

31 августа 1866 год

№ 5920

Господину Управляющему

Морским Министерством

Государь Император вследствие представления Министра Финансов в Комитет Г.г. Министров, по положению сего Комитета в 20 день сего августа, высочайше повелеть соизволил:

1)     в течение срока предоставленных Российско-Американскоой Компании Высочайше утвержденным 2 апреля 1866 года мнением Государственного Совета привилегий, производить сей Компании собственно на покрытие издержек по исполнению административных обязанностей ежегодное из Государственного Казначейства пособие по двести тысяч рублей со дня воспоследования на сие разрешение, каковое пособие дается Компании только до тех пор, пока она в точности будет исполнять возложенные на нее Высочайше утвержденным 14 июня 1865 года мнением Государственного Совета обязанности;

2)     пособие это показывать расходом по смете Морского Министерства

3)     числящейся ныне на Компании долг в Казну в семьсот двадцать пять тысяч рублей* со счетов сложить.

О таковом Высочайшем повелении имею честь сообщить  Вашему Превосходительству, для зависящего распоряжения.

ЗА ТОВАРИЩА МИНИСТРА ФИНАНСОВ

ТАЙНЫЙ СОВЕТНИК /ПОДПИСЬ/ (подпись не разборчива – И.М.)

 

*а именно:

1)     пошлин за чай……………………………………….354.300 р.

2)     отпущено в ссуду Компании по

Высочайшему повелению 25 сент.1864 года………100.000 р.

3)     также – по Высочайшему

повелению 2 июля 1865 г. …………………………..150.000 р.

4)     также – по Выс. пов. 19 янв.1866 г. …………………  83.000 р.

5)     процентов на эти суммы примерно…………………...38.100 р.»[121]

 

С этого момента судьба Русской Америки была предрешена: управление колониями целиком переходило в руки Правительства, в составе которого уже было сформировано лобби, продвигающее идею продажи Русской Аляски Соединенным Штатам.. Продление же привилегий РАК было хорошо рассчитанной уловкой, дабы успокоить российскую общественность и акционеров Компании. Одновременно новый устав подвел черту под прежней деятельностью РАК, поскольку он отменял основные принципы существования компании, позволявшие ей успешно управлять и хозяйствовать на Аляске, а именно: жесткую монополию на торговлю и промыслы, единство административного и экономического управления.  

 

§8. Заключение.

Таким образом, приведенные выше архивные документы позволяют выявить цепь событий, предварявших продажу Аляски в 1867 году и фактически готовивших ее. Официальным началом кампании по продаже Русской Америки рядом высших государственных сановников Империи стала неудавшаяся махинация с русскими колониями в начале Крымской войны. Тогда предложение о продаже русских колоний американцам было сделало российским посланником в Вашингтоне Э.А. Стеклем совместно с российским вице-консулом в Сан-Франциско П.С. Костромитиновым. Спустя месяц после начала войны -  19(31) мая 1854 года последний  подписал с представителем Американо-русской торговой компании в Сан-Франциско Ангусом Маркферзоном акт о продаже, в соответствии с которым Российско-американская компания за 7600 тыс. долл. уступала своему партнеру в Сан-Франциско на три года все имущество, промыслы и привилегии на территории Северной Америки[122], что означало потерю русских владений на Аляске фактически навсегда. Попытка реальной сдачи русских колоний американцам в 1854 г. была представлена в России как мнимая продажа, которая имела бы юридическую силу только в случае военных притязаний со стороны Англии, якобы обеспечивая тем самым неприкосновенность русских земель как собственности Соединенных Штатов. Афера провалилась, но начало было положено. Основной преградой для продавцов российских земель была Российско-Американская компания, которая во время Крымской войны не только смогла уберечь вверенные ей территории от захвата и разорения, но успешно обеспечивала снабжение Дальнего Востока. Как отмечал Дмитрий  Завалишин, Компания «не только сохраняет свои колонии, но своевременным доставлением в самых трудных обстоятельствах продовольствия в Камчатку, спасает Камчатку, дает возможность спасти эскадру и предупредить голод на устье Амура; она делает пожертвования для христианства и для науки, и для воспитания; избавляет казну от расходов, дает ей значительный доход; предубежденные ревизоры не находят злоупотреблений; она заслуживает доверия и уважения от всех, имеющих с нею сношения, во всех частях света»[123]. Очевидно, что уступка Русской Америки при существовании Российско-Американской компании была невозможной. Поэтому сразу после войны начинается планомерное уничтожение Российско-Американской компании. В 1856 году Высочайшей Волей Императора Александра II было приостановлено водворение РАК на острове Сахалин, начало которому было положено Высочайшей Волей его отца Императора Николая I в 1853 году. Тогда незанятые  доселе  острова Тихоокеанского бассейна начали облюбовывать иностранцы, и русское правительство распорядилось занять остров Сахалин, положить начало его хозяйственному освоению, обеспечить безопасность русских поселений. Реализация данного плана была возможна только усилиями РАК – частной компании, жертвенность которой  в этом деле сулила ей долгосрочные экономические выгоды.

Неожиданно в 1856 г. Правительство положило конец фактическому русскому присутствию в тихоокеанском регионе, потребовав от Российско-Американской компании: «прежде всего распорядиться роспуском и обращением к своим местам команды собранных для Сахалинской экспедиции, а так же прекращением всех приготовлений для прочного компанейского водворения на Сахалине и на Амуре»[124]. Передача Сахалина в ведение правительства не только серьезно  подрывала экономическое положение РАК, но и наносила невосполнимый урон стратегическим интересам России на Тихом океане.

А уже в 1857 г. появляется официальный секретный план продажи русских земель - «Записка об уступке Соединенным Штатам наших владений в Северной Америке»[125]. Перед нами предстает готовая разработка продажи русских колоний, которая определяет следующее: 1) уступка должна быть осуществлена в 1862 году («Передача должна совершиться через 4 с лишним года…»); 2) вместе с Аляской следует отказаться от Алеутских и Курильских островов («Алеутские и Курильские острова могли бы остаться во владении России, если бы один общий порт не связывал все владения Северо-Америкнской Компании»); 3) затребовать за Колонии 7.442.800 рублей; 4) «…все дело, для сохранения возможной тайны, должно обсуждаться тремя или четырьмя лицами». Таким образом, в «Записке» прямо говорится о том, что вся сделка, начиная с идеи и кончая ее реализацией, носит характер заговора.

Таким образом, можно говорить о том, что к 1857 году складывается правительственное лобби продажи российских заокеанских владений. Осознавая, какое колоссальное сопротивление в обществе вызовет эта сделка, инициаторы уступки готовят почву для ее реализации, для этого им требуется  умаление экономического значения Русской Америки в глазах общественности, дискредитация деятельности РАК и подрыв системы колониального правления. Поэтому, по мнению в. кн. Константина Николаевича, было необходимо срочно «приступить к пересмотру ее Устава с целью изменить  совершенно ее значение и обратить учреждение в чисто торговое, а не административное» [126]. Великому князю нужны были доказательства несостоятельности РАК. Поэтому он предлагает срочно отправить в колонии комиссию в составе «нескольких самых способных гражданских чиновников и морских офицеров для отревизования колониального управления Российско-Американской компании с целью удостовериться, в какой мере успешно Компания исполняет свои административные обязанности в отношении к народам ей подвластным» [127]. Константин Николаевич настаивает на том, чтобы административное управление Колониями было передано в государственное ведение, ломая тем самым изначально сложившуюся систему колониального правления. Кроме того, непосредственное подчинение Правителя Русской  Америки Правительству, а не Компании помогло бы избежать возможного сопротивления отчуждению русских земель и собственности РАК. Предложения Великого князя Главное правление Российско-Американской компании классифицировало следующим образом: «На Компанию полагается возложить обязанности и требовать от нее таких действительных пожертвований, которые 

            I) или сами по себе не исполнимы,

            II) или подвигнут туземцев к восстанию и прекращению привычных мирных с ними сношений, или наконец

            III) вовлекут Компанию в безысходные долги, и неизбежную несостоятельность»[128].

Документально отраженная дискуссия по вопросу продления привилегий, а так же итоги государственной ревизии Компании позволяют утверждать, что предубеждения в. кн. Константина Николаевича против Российско-Американской компании было вызвано его заведомым намерением продать США русские территории. Даже инициированная Великим князем ревизия на все его предложения относительно преобразований колоний дала  отрицательное заключение. Статский советник Костливцев, изначально призванный выступить в роли государственного обвинителя Российско-Американской компании, стал ее объективным защитником. Все «преобразования и улучшения», предлагаемые Правительством, Костливцеву представляются недопустимыми и разорительными для казны. Он исключает необходимость изменения порядка управления колониями, а также возможность перехода от компанейской к казенной форме правления российскими заокеанскими территориями.

Итоговые результаты ревизионной проверки русских колоний, инициированной в. кн. Константином Николаевичем с целью получения сведений, компрометирующих деятельность Российско-Американской компании, были следующие:

1. В экономическом отношении Компания является успешной, средний валовой доход которой за последние десять лет составил около 853 тысяч рублей серебром в год[129].

2. Правительство выигрывает от существовании Компании ежегодно до 430,000 рублей серебром[130].

3. Заслуги Компании перед государством колоссальны: [131]

4. Нападки на Компанию, в том числе за якобы имевшие место притеснения туземцев, не обоснованы.[132]

5. Правительство, сняв с Компании обязанности по содержанию края, кроме убытков ничего другого получить не может.[133].

 6. Уничтожение монополии РАК и переходи заокеанских владений на казенное управление станет губительным для русских колоний и разорительным для государства.[134].

Таким образом,  в «необходимых преобразованиях» ревизор видит прежде всего сохранение прежних условий существования и деятельности Компании.[135].

Следует отметить, что «Отчет по обозрению Российско-американских колоний Действительного статского советника Костливцева»[136] является самым полным и объективным изложением положения Российско-Американской компании и подвластных ей территорий. Поскольку других подобных отчетов за данный период не существует, то любые другие источники, противоречащие результатам ревизии, могут являться заведомым подлогом.

Передача Сахалина, шумиха вокруг пересмотра Устава и возможной отмене привилегий компании, отправка ревизоров в колонии – все это были звенья одной цепи в уничтожении РАК. Константину нужно было во что бы то ни стало превратить Аляску – в банкрота, в непосильную обузу для Государства Российского. Информационная, экономическая и политическая кампания против РАК завершилась успехом.[137] Если еще в 1860 г. валовой доход РАК составлял порядка миллиона рублей серебром[138], то уже начиная с 1862 г. Российско-Американская компания начинает нести убытки. За 1862 г. они составили порядка 400 тыс. рублей серебром[139]. Решение вопроса о продлении привилегий было затянуто с 1861 по 1865 гг., вся деятельность Российско-Американской компании была парализована на четыре года.[140].

Привилегии РАК были продлены Государственным Советом в мае 1865 года. При этом все выводы и рекомендации ревизии Костливцева были проигнорированы, но учтены все требования в. кн.  Константина Николаевича, Председателя Госсовета. С этого момента судьба Русской Америки была предрешена: управление колониями целиком переходило в руки Правительства, в котором сформировалось лобби, продвигающее в жизнь идею продажи Русской Америки. Одновременно новый устав подводил черту под деятельностью РАК, поскольку он отменял основные принципы существования Компании, а именно: монополию на торговлю и промыслы, единство административного и экономического управления.  

Таким образом, за 10 лет  - с 1856 по 1865 гг. фактически была уничтожена крупнейшая в стране торговая компания, не только приносившая в казну доход, но и фактически за свой счет осуществлявшая снабжение и управление всего Дальневосточного региона, а также российских владений на американском континенте. Вышеприведенные документы: официальная переписка и официальные отчеты о положении РАК за указанный период, - говорят о правительственном саботаже деятельности компании, приведшем к расстройству управления вверенными ей территориями, а так же к  экономическому разорению дотоле процветавшей Компании. Благодаря деятельности в. кн.  Константина Николаевича к 1866 году Русская Америка стала тяжелым бременем для государства. Взяв на себя всю ответственность за управление, снабжение и безопасность данных территорий, государство оказалось к этому не готово. Оно никогда и не было к этому готово. Именно на этом и строился расчет великого князя Константина Николаевича, подготовившего основания для осуществления «аферы века» - беспрецедентного отказа мировой державы от своих стратегически необходимых, экономически выгодных и перспективных территориальных владений.


[67]  АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д.399. Л.2.

[68] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 1-3. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[69] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863.  // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[70] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 224. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[71] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 226. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[72] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 226-227. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[73]Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 227-228. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[74] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 231. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[75][75] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 231-232. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[76] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.232. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[77] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.233. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[78] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 233. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[79] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.234. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[80] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.234-237. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[81] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.237-239. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[82] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.239-240. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[83] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.241-242. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[84] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.242-243. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[85] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.243-244. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[86] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.244-249. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[87] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.247. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[88] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.249-240. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[89] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.250. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[90] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.260-261. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[91] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.266-267. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[92] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[93] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.463-464. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[94] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.513-514. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[95] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.514. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[96] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.514. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[97] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.515. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[98] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.260-261. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[99] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.515. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[100] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.516-517. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[101] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.518. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[102] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 224. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[103] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 226-227. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[104] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.232. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[105] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.233. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[106]Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 227-228. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[107] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 231. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[108] Ф РАК, 888, 399, л. 7.

[109] Отчет Российско-Американской компании за 1860 год. ­­– СПб., 1861. С. 6-7.

[110] Отчет Российско-Американской компании за 1861 год. ­­– СПб., 1862. С. 2-3.

[111] Отчет Российско-Американской компании за 1863 год. ­­– СПб., 1865. С. 3-4.

[112] АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д.409. Лл. 485-486.

[113] АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д.409. Л. 567.

[114] АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д.409. Л. 567.

[115] АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д.409. Л. 567.

[116] АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д.409. Л. 572.

[117] АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д.409. Л. 588.

[118]  Завалишин Д.И. Российско-Американская компания. – М., 1865. С.34-41.

[119]  АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д. 411. Лл.34-35.

[120]  АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д. 410.

[121]  АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д. 410. Лл. 16-17.

[122] Текст контракта от 19(31) мая 1854 г., подписанного П.С. Костромитиновым и А. Макферзоном и утвержденном С.В. Воеводским // АВПРИ. – Ф. РАК. – Д. 392. – Л. 46-49; Ф. Пос-ва в Вашингтоне. – Оп. 512/3. – Д. 57. – Л. 346-350.

[123]  Завалишин Д.И. Российско-Американская компания. – М., 1865. С. 38.

[124] АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д.389. Лл. 259-262.

[125] АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д .397. Лл.1-4.

[126]  АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д . 399. Л.2.

[127]  АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д . 399. Л.2.

[128] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.513-514. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[129] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 224. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[130] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 226-227. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[131] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.232. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[132] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.233. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[133]Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 227-228. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[134] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 231. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[135] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.244-249. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[136] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 1-3. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[137] Ф РАК, 888, 399, л. 7.

[138] Отчет Российско-Американской компании за 1861 год. ­­– СПб., 1862. С. 2-3.

[139] Отчет Российско-Американской компании за 1863 год. ­­– СПб., 1865. С. 3-4.

[140] АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д.409. Л. 588.

 * * *

                                                                             ТЕХОСМОТР.

В. Соколов

За десять лет никогда Техосмотр не проходил. Человек, живущий в боевых условиях нашего славного отечества, вынужден приспосабливаться, изворачиваться и любыми способами избегать столкновения с властными структурами. Со времен Солоневича мало что изменилось. Такие же Стародубовы, Якименки, а вот идейные Чекалины вымерли.

Первая попытка пройти Техосмотр честно, была три года назад. Подумал: кто-то проходит, попробую. После мытарств в очередях и двухчасового сидения в автомобиле на морозе попадаю в отсек, где проходит допрос с пристрастием авто и его владельца. Хранитель врат узрев затонированные стекла, сразу сообщил о невозможности прохождения ТО. Предложил отодрать пленку от стекол. Не мог я на это согласится, помятуя , как перед поездкой в Крым, дабы не много спастись от жары, тонировал стекла в мастерской за не малую плату. Так что, не солоно хлебавши, удалился. Позвонил Человеку «вхожему в круги», и благополучно купил ТО. И вот попытка номер два – вынужденная, Человек в отъезде. Пытаюсь пройти сам, честно.  Они вежливы – этому научены. Очень вежливо придерутся к пылинкам на твоей машине и попросят вернуться в очередь, в томительное ожидание. Сегодня очередь не большая – но час,  полтора обеспечен. Июньское тепло спасает – можно книгу почитать и эти незатейливые строки перенести на бумагу…..Но ожидание дотошного контролера и его приговор не вселяют оптимизм. Так, наконец, въезжаю. Досмотр. Неповезло! По трем пунктам я не прав. Еду исправлять в автосервис. Устраняю. Возвращаюсь. Опять очередь.

В успех не верю. И точно! Ближний свет одной фары чуть ниже светит.

В третий раз приезжаю на следующий день. Надежда еле тлеет. Вынудят все же купить ТО!  Ребята работают, получают за это деньги. Но мало им. А сколько стоит время и моральный ущерб клиентов? Вспоминаются слова о. Льва Лебедева о безнадежности изменения совков, о безнадежности восстановления Русского сознания, России. Как это ни горько, приходиться с этим согласиться. Единицы совестливых, религиозных людей тонут в океане сволочизма, безразличия, тупого равнодушия. Особенно то касается мужчин. Женщины – жертвы идиотизма мужских игрищ, еще сохраняют, да и то не все, какую-то человечность, душевную теплоту. Но куда денешься от ближайших предков? Запуганные, выжившие в советских молотилках граждане, коммунисты, комсомольцы – такое не проходит, с таким только бороться, излечивать себя от страшной заразы…Но в больной стране – все больны. Ложь и очковтирательство столь отвратные свойства, что мгновенно низводят человека, выражаясь индуистской терминологией, до обитателя адских планет. Да, так и есть, большевистский режим устроил ад на земле. Вот они бродят, важно – ироды, мелкие бесы, цари и боги железного сарая Технического Осмотра Автомобиля.

От них не жди пощады. Да, знают все – продажны, не дорого стоят, купить их можно за небольшие деньги. Фантазии богатой иметь не надо – пред нами: военная форма, винтовка, автомат – потомки красноармейцев, городских пролетариев, крестьянской голытьбы – грубая реальность совдепа. Тут же грузный майор – главарь этой шайки. Работает постсоветская кантора. Не спешат. Замены им нет. Приличных людей, как ненужных режиму – вывели. А кто не у кормила – кланяйся, умоляй снизойти.

  1. Фонарь ближнего света на градус ниже светит.
  2. Высота подголовника от подушек сидения не соответствует установленным требованиям.
  3. Цвет габаритов не очень оранжевый.

Да, за 4 тысячи рублей  они на авто не посмотрят, хоть все фонари пусть не горят, и подголовников нет, да хоть колесо от велосипеда прикрути…..и получишь ТО на любую развалину на колесах.  И чего я взялся опять по честному?

И удивительно, как среди выпестованных советской властью объектов, есть люди-настоящие. Работая на днях в Детском доме, в который раз удостоверился, в их существовании. Шла подготовка к празднованию 10 летней годовщине Православного Детского дома. Репетировали различные музыкальные номера; и было ощущение, что дети выросшие без семьи, брошеные своими родителями, неведомо где найденные и есть патриоты России; не Советского союза, а именно России.  Из множества спетых песен, советская была лишь одна.

Мальчик держал в руках горку гостинцев: конфеты, шоколад, булку, йогурт – угощал меня. Я пытался отказаться, но его сердечные уговоры подействовали. Спасибо ему – после дня работы я, действительно, был голоден. Такие дети – последняя надежда…   

А Техосмотр, с третьего раза, я прошел – снизошли…..

* * *

GOONDAEV  AND  CARNALISM

Helen Ureva (In “Nasha Strana”)

Translated by Seraphim Larin

“Patriarch” Kirill Goondaev has declared that: “Without a carnal beginning, there can be no true love, familial love”.

There can be no true love without sex? This is certainly a new viewpoint in “his holiness” Kirill’s theology. I am beginning to seriously worry about the state of the health of this tobacco “patriarch”.

He goes on to say: “This great gift from God is given to humanity not only for procreation, but for the fulfillment of life, for joy”. Therefore, if this reasoning is expanded, it follows that all monks who have never experienced carnal delights are unfortunate?

But then again, with Goondaev worldly riches are – “God’s gift”, and larceny – “God’s gift”, and adultery – “God’s gift”, and Ecumenism – “God’s gift”, and the persecution and murder of the worthless are – “God’s gift”.

What an impressive array of his personal “God’s gifts”! Well, his answers before the Lord  will also be personal. Through the fabrications of these “gifts”, which he is avidly promoting, he is leading the Orthodox people into temptation.

It is said that it’s a disaster when a baker makes shoes and a shoemaker bakes bread. And isn’t it a similar disaster when such a corruptor of meanings, worms his way into the patriarchy?

The problem here is that it is these “theologians” that have the insolence to teach the people. Incidentally, this is an extraordinary case, a clinical situation. It is said that there is nothing worse in neurasthenia (nervous debility) than a mania of greatness and feelings of being a shooting-star – all contained in the one flagon…

At the same time, the following can be added to this flagon: avarice, stinginess, absence of creating good deeds, power-hungry, lover of adulation, illicit lust for power at any cost, and an insatiable love of money.

Also, a proclivity toward vagabond thoughts and verbal diarrhea.

Unfortunately, there is a sufficient number of individuals that have become zombies through TV programmes presented by this cassock wearing businessman. God save us from venerating the ancient snake in his new manifestation.

It is said that there was a “gospel according to Judas”, from that same Iscariot. Now, we are witnessing the birth of another one – “gospel according to Kirill Goondaev”.

It contains nothing but hatred towards Christ’s Teachings, inestimable pride and satanic lust for power.

Incidentally, according to witnesses, the tobacconist managed to flood the neighbour’s apartment below his own in Seraphimov Street, through his frolicking in the bathtub – and not alone.

As well, his mansion in the Swiss Alps assists Kirill to experience the “fullness of life”!

Rather he kept quiet and not disgrace himself…

One would have to be absolutely brainless if in possessing such an array of vices and literally submitting to “carnal beginning”, then - as though nothing has happened – to worm his way into becoming “his holiness”.

 

* * *

                                        НА СМЕРТЬ Н. ГУМИЛЕВА.

                                                                                                В. Соколов

                                                                   Они убили поэта. Мы этого им не простили,

                                                                   Когда рукой холодной они курки спустили.

                                                                           Когда ослепшие разумом, душой умершие,

                                                                           Волокли к яме тело поэта с душою воскресшею.

                                                                  Их мозги беспечальные, опутанные ложью преступною,

                                                                  Не знали, не ведали, кого закопали поутру.

                                                                          Он бился как птица, что в западню попала,

                                                                          Он силою сильный средь боя поднял забрало.

                                                                   Но на Земле, в омуте плоти бессильной,

                                                                   Побеждают уроды тех, у кого крылья.

                                                                                       * * *

WHY  DO  WE  GO  TO  CHURCH?

Abbot Markell (Pavook)

Translated by Seraphim Larin

In ancient times, all roads were built in such a way so that they would lead to a church. The people of those years acknowledged that roads that do not lead toward a church, led to nowhere.

Churches were the main architectural dominators and the greatest embellishments of all Russian towns and villages. During the godless soviet times, churches were either demolished or hidden behind high-rise buildings, so that they were not visible from the surrounding main avenues and motorways. In our secular era, the major architectural dominators of cities and towns are fast becoming banks, office blocks, telecommunication towers and commercial centres. In the main, churches are found somewhere on the periphery, on the edge of towns making it difficult for the average parishioner to get there.

However, on Sundays and Feast days, all the churches are filled with worshippers despite all the inconveniences. To many people, their church has become their own second home. They couldn’t imagine life without church attendances. Here they cleanse themselves spiritually through the Mystery of Confession; partake of the Mystery of Holy Communion; they acquire grace-filled strength for their everyday labours and through prayer, converse with God. Unfortunately, a significant number of people do walk past God’s church, as they regard their personal attendance as superfluous and an unnecessary waste of their precious time. Some even have the audacity to declare: “God is in my soul”, and therefore it is not vital to go to church and endure protracted services – especially when it is conducted in Church-Slavonic that they don’t understand.

Is it possible to convince these people in the essentiality of attending God’s church?

“Behold, I was brought forth in iniquity, and in sin my mother conceived me” (Psalm 50:5-6)

There is not one person that has never sinned during his lifetime. Every person is born into this world with a sin. In infants, sin can manifest itself with great force. In his book “Confession”, Blessed Augustine of Ipon writes: “Infants are innocent because of their physical weakness, and not because of their soul. I saw and watched a child who hadn’t reached talking stage, sit white-faced and bitterly watch with envy his brother being breast-fed…”. He who doesn’t emasculate the root of this sin through the Mystery of Baptism and Christian upbringing, will with time allow that sin to develop into a powerful and destructive force. Germinating from the original sin, initial mental addictions of the soul and the ensuing carnal passions will eventually destroy the possessor, while creating a living hell for all those around him. Isn’t this the way people are now being formulated, for whom nothing is sacred in life – thieves, dictators, rapists, murderers?

Not many people are capable of acknowledging that they are sinners. It’s especially difficult to realize this for those people that are successful in life, and who imagine that they have no particular problems. Similarly, people that have been wounded by fate through some type of worldly problem, frail health or poverty, find it difficult to regard themselves as sinners. A minority of these is – akin to the Gospel’s prodigal son - capable of coming to their senses and comprehend what the real and genuine tragedy is in their lives.

“Create in me a clean heart, O God, and renew a steadfast spirit within me”  Psalm 51:10)

Every sin that is left alone and attenuated in a person, dismembers his human persona. That person loses integrality of soul and body, and his virtues. In effect, he loses his percipiency of the surrounding world in its methodical relations – he is incapable of penetrating the essence of various issues. He can only evaluate them on a superficial basis. Even his methodically accomplished – not entirely correctly styled - “higher education”, can provide him with full assessment abilities. Could this be the reason that many appearances of surrounding realities are viewed by people in a one-dimensional sense, plunging from one extreme to another. White appears black and vice versa, just as a Russian proverb declares: “Each person judges by the measure of his own distorted state”.

Through the participation in the Church Mysteries, a person becomes implanted to the Body of Christ and gradually acquires a virtue, which according to Saint John of the Ladder, is the combination of all virtues. Through the struggles with personal passions, a person restores the spent ability to penetrate the essence of things, and not evaluate them on a cursory level. He cleanses God’s image within himself that has been sullied with sin. This has been very eloquently expressed by many generations of Orthodox Saints, among who were famous and poor, healthy and sick, erudite and uneducated, who after cleansing God’s image within themselves through repentance and receiving the power of grace from the Holy Spirit, were able to cure the sick, resurrect the dead, halt Nature’s destructive elements, and through their sermons, enlighten whole nations and peoples.

“Depart from evil and do good; seek peace and pursuit it” (Psalm 34:14)

Every person, even the most coldhearted one, would have attempted at least once to do a good deed. This is inherent in the essence of a human being. The ability to do good can be found among Judeans, Mohammedans, heathens and ungodly individuals. The Christian is confronted with the task of not only refrain from sinning, of not only performing good deeds, but to transform himself internally. He is called upon to do good not only to those that are able to respond likewise, but to those that are ill-disposed toward him - even his outright enemies. The Lord Himself directs us to do this:

“You have heard that it was said, ‘You shall love your neighbour and hate your enemy’. But I say to you, love your enemies, bless those who curse you, do good to those who hate you, and praise for those who spitefully use you and persecute you, that you may be sons of your Father in heaven; for He makes His sun rise on the evil and on the good, and sends rain on the just and the unjust. For if you love those who love you, what reward have you? Do not even the tax collectors do the same? And if you greet your brethren only, what do you do more than others? Do not even the tax collectors do so? Therefore you shall be perfect, just as your Father in heaven is perfect.” (Mat. 5:43-48)

How can you love your enemies? Won’t this compromise our interests and the interests of those around us? This can only occur if we, through our faint-heartedness, partiality or avarice should cover up the iniquity, which may harm our close ones. In all other cases, by forgiving our personal enemies, we are not permitting anger and animosity to develop around us.

It’s impossible to love your enemies without the help from God’s grace, and in the first instance, this can be drawn from His over abundant sources, in church. As Saint Seraphim of Sarov stressed that the main aim of a Christian life is the acquisition God’s grace. Thousands of people around an  individual who acquires the power of God’s grace, can find spiritual tranquility and salvation. Such a person doesn’t perform good deeds from situation to situation, or when it’s expedient for him, because the act of doing good becomes the essence of his life. Irrespective of whatever difficult situation that he may find himself in, he conducts himself in such a manner  that not only ensures others don’t suffer, but that their welfare is  maximized. The Christian spirit in any person, even in the greatest sinner and the lowest rascal – before anything else – endeavours to see God’s image in others, and consequently is more prone to praise them than to judge and censure. Often, he prefers to perish himself, rather than allow others to suffer. This gives us a clearer appreciation of deeds undertaken by martyrs and confessors, who despite terrifying agony, didn’t betray their virtues and preserved their fidelity to Christ. As Martyr Justin the Philosopher wrote: “they didn’t want to live a lie”. It likewise becomes clearer as to why - for the sake of acquiring grace and spiritual transformation – our blessed Fathers undertook augmented deeds of prayer and fasting. It’s also explicable why, despite being fully occupied and living a significant distance away from a church, people display zeal in finding a road to their church on all Sundays and Feast days.

Consequently, a person’s nature is infected with an ulcer of our progenitors’ original sin, which means that it is more favourably inclined toward evil than good. The duty of every human being is through the Mysteries of Baptism, Confession, Eucharist and others, to not only cure himself of this illness, but with the help of God’s grace, to transform his human nature and make it virtuous in essence – disinclined toward evil - thereby making it pleasing to the all-good God. Some achieve this at an early age, others in adulthood, while still others – in old age. During jubilee and Feast days, Christians wish one another “Many more years” not for the sake of prolonging their enjoyment of earthly blessings, but to have more time for repentance – for restoration and spiritual transformation of their human corruptible nature.

With this in mind, despite our busy preoccupation both at home and at work; of our churches in this secular world being located on the periphery of our towns and cities, significantly distanced away from our homes, we must nevertheless find the road to them.

* * *

ABOUT  WORKERS  OF  INIQUITY  AND  ABOUT  DEPRESSION

G.M.Soldatow

Translated by Seraphim Larin

“For such are false apostles, deceitful workers,

transforming themselves into apostles of Christ”

(2 Cor. 11:1

Like the clergy, there are many believers in the Moscow Patriarchate that are not aware that all is not well in their ranks, which is not surprising. Many people are so conditioned to evil that they don’t even notice it. Over a long period of time, both the government and the false pastors of the MP have neglected the spiritual welfare of the people. At the same time, life was so harsh over the many-decade soviet rule, it had a very damaging effect on the family structure. Believing that there was no chance of improvement in their standard of living, many found solace in alcohol, and the family unit – the keystone of sound government - lost its firm endowment.

Consequently, it’s not astonishing to find that many people in the Russian Federation – not only adults but children – are in a state of depression. In addition, they are in need of not so much of medical assistance as of spiritual-religious help. It’s essential to convince people that a way out can be found from any difficult situation – and it is necessary to show them this way out. Experienced pastors can comfort a person and change his frame of mind, just as a mother can console her child. Likewise, many laymen - through advice and participation - can also help another person that is in a depressed state.

Many clergy in the MP were party appointees, and therefore have no proclivity toward serving the Church and people. Some were even non-believers. While they preached impressive and well composed sermons, they lacked feeling and love. Consequently, because of their very nature, they were unable to give the faithful any guidance or solace.

In serving the party and the government, they had little interest in the needs of the people. They experienced great delight in being sent overseas and carrying out party directives, rather than staying home and performing spiritual-nurturing work among the faithful.

Also, many believers ceased attending churches because of their soviet-controlled special activities, and the most frightening deprivation to a believer is the loss of his church.

However, statistics reveal that those people who regularly turn to the Saviour with prayers, are less inclined to suffer depression. Pharmaceutical institutions stress that the state of depression is a biological problem (i.e. sickness), which requires biological help (i.e. medicine).

When a person is asked in the US as to “how are things?”, the usual answer is “OK” or “fine”. If the answer is in the negative, the enquirer immediately conjures up an impression that that person is ill and requires medicinal help. This type of attitude is the result  of the large number of psychiatrists and medical practitioners in the country, all endeavouring to solve life’s difficulties among people with tablets. That’s why in schools, both hyper-active and composed children are fed tablets on a regular basis, raising the question: “Can these tablets or narcotics have an impact on the child’s future destiny, which will provoke future depressions?”

The godless soviet authorities and its compliant heads of the MP, have for many decades battled with Orthodoxy. They insidiously sought an assortment of methods to distract people away from God. In order to disillusion the believers, they would appoint morally unfit “clergy” to the parishes and dioceses, while the press would develop campaigns against the true Orthodox pastors. They even used the courts to conduct their persecutions. However, who are these individuals that have emerged against God? They are representatives of dark forces. Far more dangerous than your average thief or even murderer.

Another devious method in their fight against Orthodoxy in Russia is the injection of ecumenism into the MP, where all religions are placed on the same level of “equal rights”. In their struggle against the Church in Russia, the authorities have allowed the entry of “missionaries” from diverse sects, including Satanists!, and it is these “missionaries” that are eliminating God from the souls of the confused people.

The Russian people are not some tribe that is backward in its spiritual development, which is in need of some foreign “truth”. It has an enormously rich spiritual history. Apostle Andrew blessed our lands, transforming them into the “House of the Most Blessed Mother Of God”. Nearly every town in Russia had a revered icon of the Mother of God – protector of townspeople.

And here we have the authorities of the Russian Federation and its MP, permitting the influx into Holy Russia all types of transient sects that equate Jesus Christ with a farrago of pseudo-gods!

The MP clergy have been sucked into the World Council of Churches – an organization that is also destroying the true teachings of Christ. The pastors, as well as the deceived believers, are forced by the Patriarchates to once again crucify Christ! These MP pseudo-Christians are attempting to reconcile truth with mendacity, and all the faithful that disagree with them, are persecuted in the Russian Federation as being “extremists”.

Under the hierarchy, clergy and laity of ROCA, Orthodoxy was preserved along the same lines as it was in Russia before the revolution. Neither Her canons nor Her teachings were changed, so that after the fall of bolshevism, the undistorted Teachings of Christ could be returned to Russia.

However, in their efforts to conquer the ROCA, the MP hierarchy sent its servants to all the dispersed Russian Orthodox dioceses and parishes throughout the world, These devious operatives gradually began to influence the overseas clergy, deceitfully preaching that Christ had bequeathed to all his followers to be as one, and at the same time declaring that the Church in Russia was free and independent of government control.

As a result, a “unia” (unification) took place between the MP and part of the ROCA. However, not all clerics and laity were hooked by this bait, because they were totally aware that within the Russian Federation, the former soviet operational framework was still active, while the Church was still subordinate to the government, fulfilling the directives of its sovietised leaders.

Inasmuch as the “unia” created a situation where many faithful were deprived of their churches throughout many locations of Overseas Russia, the need to organize new parishes and build new churches became imperative. In some areas, the faithful found themselves in a similar situation as their compatriots in Russia – in the “catacombs”.

However, there’s no need to plunge into despair and declare that “the end of the world is upon us”. The end of the world will come, but only when God wills it (Matt.25:13). We are not privy to when this will happen, but the “successes” of the MP and their newly acquired cohorts from the ROCA-MP, should not have a crushing effect on the true believer. The primary aim is to shun the false teachers and preserve the true faith, and not submit yourself to the dark embrace of depression, with its consequential effect that poisons the heart with hatred.

After all, the Lord will be passing judgment on these betrayers of His Faith.

* * *

ОТРЫВОК  ИЗ  РОМАНА-ХРОНИКИ  «НЕЛЮБИНЫ»

Н.Н.Смоленцев-Соболь.

Череда статей об Ижевском восстании - это, собственно, отголосок подготовительной работы для историко-художественного романа-хроники «Нелюбины». Когда роман был закончен, оказалось, что огромный документальный и документированный пласт остался за кадром. Так и родилась мысль создать цикл статей об Ижевском восстании.

Сам же роман-хроника, до сих пор не напечатанный, в отрывках гуляет по Интернету. Мне любопытно наблюдать, как одни отрывки вдруг пропадают из «мировой паутины», другие неожиданно выплывают. Забавно, знаете ли, видеть, как советско-постсоветские деятели от литературы, публицисты, журналисты, а то и просто авантюрного склада коньюнктурщики то восхищаются моей работой, то осторожненько смывают ее со своих сайтов.

Роман «Нелюбины», несомненно, найдет и своего читателя, и своего издателя - хотя бы еще через полста лет. Трагедии русского народа, геноцид против которого велся с 1917 года и ведется до сих пор, еще будет посвящена огромная и богатейшая русская национальная литература.

Сегодня я предлагаю читателю журнала «Верность» первый небольшой отрывок из своей художественной работы. Чтобы ввести читателя в курс событий, дам краткое описание происходящего:

Федор Нелюбин, полковник Русской армии, израненный в Великой войне, возвращается домой, в с. Старые Сношки и обнаруживает, что старший сын его, Аркадий, посланный учиться в Казань, связался с революционным отребьем. Средний сын Николай в это же время оставлен у родственников в Ижевском, там проходит курс обучения в гимназии - вскоре восстание в Ижевском Заводе и последующие события навсегда оторвут его от семьи. Жена Татьяна Романовна с младшими детьми, Ленечкой и Танечкой, также другие домочадцы, а это старый отставной солдат Кузьма, управляющий хозяйством Прон, приемный сын Прона, верный друг и деловой партнер Федора Нелюбина - Петр Кукшин с семьей, пытаются сохранить и отстоять свой заповедный мир, мир русских православных людей.

 _____________________

ИЗ ГЛАВЫ 12

... Первых бандитов с красными полосами на рукавах, шапках и с красными звездами на околышах в Старых Сношках увидали в декабре 1917 года. Их привел одноглазый Васька Боряткин. Все были вооружены винтовками. Собрали сельский сход и сообщили, что власть повсюду теперь советская, что советской власти нужен хлеб, что Старые Сношки должны дать этот хлеб им, так как они - защитники этой власти. Взамен хлеба будут выданы расписки. Старосношенцы посмеялись над ними и разошлись. Мало ли какой глупóй народ теперь по дорогам шлендает!

Постояли «советчики», видят, делать нечего, уползли в трактир к Никифору Северьяновичу. Там их накормили мясом досыта, напоили картофельным самогоном и мухоморной кумышкой допьяна. Потом уложили на сани да отправили восвояси.

На Крещенье, в январе 1918 года, в Старые Сношки заявилась новая команда. К своему изумлению узнали в помощнике командира... Аркашку Нелюбина, сына их полковника-героя.

Снова был объявлен сельский сход. На этот раз говорили больше о голодных рабочих, об израненных солдатах, о конце войны, о том, что такое рабоче-крестьянская власть. Выбрали старого шорника Ивана Кузьмичева председателем Совета, сказали ему, что пришлют ему инструкции, а пока пусть устанавливает власть.

- Да я-то вроде ничего. Что ж не установить? Однако в чем заковыка этой власти? - спрашивал Кузьмичев.

-В том, чтоб мировая революция в твоем лице, товарищ Кузьмичев, нашла свою верную опору беднейшего крестьянского пролетариата, - возвысил голос помощник командира. - И я, как уполномоченный уездного комиссариата продовольствия, обязываю тебя выполнять директивы.

- Да что за директивы такие? - пожимал плечами Кузьмичев.

- Они будут присланы нарочным из Глазова. Пока же нужно подобрать трех-четырех человек, и быть в готовности... Потому что волостная буржуйская власть упраздняется, старосты, выборные и земские отменяются.

Удивлялись бабы, показывали пальцем на высоконького, на тонких ножках комиссара в полушубке, спрашивали, а знают ли родители, Татьяна Романовна с полковником Федором Владимировичем, что их сынок вытворяет?

Ездили мужики в Малмыж, в Глазов, в Ижевский, кое-кто и в Сарапул. Повсюду там вместо уездного начальства появились какие-то люди, обличьем нерусские, больше чернявые, одетые в кожаные пальто и полушубки, с красными звездами на кожаных фуражках. Видно, что пришлые они. Уж больно мерзли, не по климату им было в Вятских краях. Сидели в жарко натопленных купеческих домах, в вагонах на станции, по избам. Отдавали они распоряжения другим, русским, бывшим солдатам-дезертирам, да бывшим рабочим, приказчикам, грузчикам на пристанях, углежогам и смолокурам. Те беспрекословно выполняли, видать, желая получить такие же кожаные фуражки со звездами, а пока пришив красные лоскуты к солдатским шапкам и меховым треухам.

Петр Кукшин обо всех этих изменениях рассказывал жене. Прасковья била ладонями по бедрам: «Как, и пристава арестовали? Как же могли его арестовать - он же пристав!» Пробовали заговаривать с Федором Нелюбиным. Но тот, после зимнего гостевания в Старых Сношках своего старшенького как воды в рот набрал. Татьяна Романовна отмахивалась: ах, Параша, не приставай со своими разговорами, лучше скажи, что нам делать, в Ижевский к Елене Дмитриевне податься или здесь переждать?

В конце концов, решили, что будут пережидать советскую власть в Старых Сношках. Николенька, средний, пусть остается в доме Косачевых. Отсюда туда будут посылать продукты. Потому как стало известно, что новая власть запретила ижевским держать скотину, сажать огороды и даже ловить рыбу в пруду. Приезжал из Ижевского зять лавочника Иван Васильев с супругой Глафирой Куприяновной. Страсти и ужасти рассказывал. Что ссорятся и дерутся в Ижевском. Какие-то максималисты бьют большевиков. Потом большевики бьют максималистов. Потом приезжают матросы, ловят и запирают в холодную тех и других. Какие заводские да конторские были против власти, тех тоже забрали. А против комиссарской власти это те, кто не хотел, чтобы у них огороды и покосы урезали, и кричал, что его дед рыбу на заводском пруду ловил, и отец ловил, и он будет ловить.

Еще приезжали люди из Вятки и даже из Петрограда, установили какую-то «ЧеКа». Заседает та самая ЧеКа при тюрьме на речке, на Карлутке. Не дай Бог туда попасть. Мало кто выходит. Заправляет в этой ЧеКе какой-то недоросток да недоумок, но злой и ошалелый - не приведи Господь! Помогают ему нерусские и косоглазые.

Что же касается семейства Косачевых, то они все в покое и здравии. Сам инженер по-прежнему числится в Заводе. Елена Дмитриевна передает поклоны, Николенька просился было домой, но раз родители сказали оставаться, так тому и быть. Баллы по учению у него хорошие. Способный парнишко!

В самом начале мая потянулись по небу бесконечные стаи уток и гусей. С юга дальнего, неведомого, на милый север, гнезда теплить, яйца класть, птенцов выводить да выкармливать. В эти дни, по весенней непросохшей слякоти, в Старые Сношки снова приехал Аркадий Нелюбин.

Тягостный был этот приезд. Молодцу только восемнадцатый идет, а он не в дом родной наведался прежде всего, а отправился к избе сельсовета, позвал туда Ивана Кузьмичева. С ним Павел Певцов, еще три-четыре пришлых, что от войны прятались, вместо забранных на фронт нанимались по хозяйствам. Никак заслужил Аркашка доверие властей и нерусских людей в кожаных куртках и фурагах - дали и ему такую же куртку и фурагу с красной звездой. И сидели советчики в избе, что-то решали. Потом вышли все, стали тряпицу красную над крыльцом натягивать и гвоздиками прибивать. На ней белыми буквами написано: «Комитетъ бедноты».

Вечером же слышала Прасковья разговор в малой горенке между отцом и сыном. Говорил Федор Владимирович:

- Что за глупость ты выдумал, Аркадий? Род наш всегда честью жил. Трудились, воевали, царю и отечеству верой и правдой служили. Дед твой, Владимир Александрович и в Крымской кампании побывал, и в Хивинском походе, и с турками воевал, братьев-болгар освобождал.

- Вот и я, отец, хочу освобождать народ, - отвечал Аркадий.

- От кого? От кого ты хочешь нас освобождать?

- От мировой буржуазии, - заученно говорил сын. - Чтобы не сосали кровь из рабочих и трудового крестьянства.

- А ты тех самых рабочих спросил, хотят ли они твоего освобождения? Или ты спросил у наших, старосношенских мужиков и баб? Посмотрели мы уже на вас, освободителей. Бандиты бандитами. И ты, мой сын, плоть от плоти моей, вдруг заговорил их словами.

- Они не бандиты, отец. Это - революция! Голодающим рабочим в городах нужен хлеб, мясо, масло...

- Так пусть не митингуют, а работают. Работайте, продавайте плоды своего труда сюда, нам нужна мануфактура, нужны плуги, сеялки, бороны, топоры, пилы, нужны книги хорошие, нужна обувь, самовары, часы с кукушкой, нужны ткацкие машины, льночесалки, маслобойки... да мало ли что нужно здесь, на земле! Мы, сельские жители, будем продавать вам и хлеб, и мясо, и масло.

- Да? И на этом будут наживаться кулаки-мироеды, спекулянты, капиталисты?..

- Как же иначе? В любой торговле должна быть прибыль. И рабочие в заводах и на фабриках трудятся за деньги. И крестьяне пашут землю, ходят за скотиной, занимаются ремеслами - тоже за деньги. Что тут дурного?

- Вот так и не будет, отец! Это был рабский труд, теперь будет труд свободный.

- Да от кого же свободный, сын? Мы с тобой как по кругу ходим! От кого ты хочешь освобождать нас всех?

И сын вдруг сказал:

-  Не обижайтесь, отец, но вот от таких, как вы. Избавляться от вас будем!

Вот тут и припомнила Прасковья все, что было связано с первенцем нелюбинским. Как кричала и билась в припадке дурочка Дуняша, когда крестили младенца, как скалил клыки Наздрай, как рассказывали, что зажег однажды мальчишка платье на бонне, как плакал Ленечка отчего-то, если к нему подходил старший брат, как убегали кошки, едва входил Аркаша в кухню, как на паперти сыпались наземь его пятачки, поданные Христа ради.

Уже в Харбине, схоронив своего Петра, с которым прожила она больше тридцати лет, Прасковья нет-нет да и вспомянет черный вечер, когда услышала она то святотатство: будем избавляться, отец, от таких, как вы... А в темном ночном небе кричали тревожно гуси.

Там, в изгнании, перебравшись вместе с последними ижевцами и воткинцами на китайскую территорию, они будут жить трудно. Сначала в вагоне-теплушке при станции. Потом снимут комнатенку в Нахаловке. Петр станет хвататься за любую работу на Пристани, в лабазах и лавках, сама Прасковья будет стирками да кухарством зарабатывать кое-какие деньги. Потом и сами там слепят, сколотят домишко-конуру. Ничего, главное, что все вместе, единой семьей неразбитой.

Там вырастут у них все три дочери. В один прекрасный день, в 1929 году, все переберутся в добротный домик, купленный по случаю: начался конфликт на КВЖД и советские власти потребовали всех своих специалистов назад. Ах, как не хотелось им, всем коммунистам да комсомольцам, назад, в их Ры-Сы-Фы-СээР!

Этот домик красного кирпича принадлежал железнодорожному диспетчеру Брызгалову. Петр Кукшин заплатит за него золотыми рублями, которые Брызгалов, когда-то красный пулеметчик на бронепоезде «Реввоенсовет», пропьет в пять дней. Пропьет и придет снова к Кукшиным: «Слушай, Петр Миронович, почему все-таки вы такие враги, а? И почему вы остаетесь здесь, жрать кетовую икру, фазанов и пить ароматные ликеры, а мы, герои гражданской войны, должны вертаться туда? Скажи мне, почему?» - «Потому что вы нас оттуда выгнали», - скажет Петр простодушно. И Прасковья добавит: «Освободились!»

Девять лет они проживут душа в душу в этом удобном, построенном когда-то еще самыми первыми русскими поселенцами, доме. Здесь сыграют свадьбу своей старшенькой, Вере, выдадут ее за студента из хорошей семьи. Студент выучится на экономиста и уедет с их дочкой в далекий Брюссель.

Средняя найдет работу в ресторане «Маджестик». У нее получится долгий и тяжелый роман с бывшим поручиком Игнатовым. Поручик, после страшных ледяных переходов, после боев и тифозных вагонов, будет страдать психической депрессией. Веселый, остроумный и галантный, он, когда наваливалась на него болезнь, вдруг преображался в сущего монстра. Словно порчу невидимую наводил на него кто-то. И тогда только «ангел Манечка» могла успокоить его, утешить, доказать ему, что тапер, стучащий на фортепьяно для знаменитой Нюры Ивановой, совсем не советский лазутчик, что кофе, который ему подали в кафе «Марс», не отравлен, что, наконец, сама Манечка будет любить его до конца дней. По странному совпадению обстоятельств, Виктор Игнатов будет застрелен в своей квартире на Японской улице, в марте 1931 года. Это не будет самоубийство, хотя возле него и найдут револьвер.

Младшая, Иришка, родившаяся осенью 1915 года, будет самой красивой девушкой русского Харбина. Материны веснушки в ней не повторятся, зато синие глаза отца заблестят особым светом. Ей будут писать стихи поэты, студенты Юридического факультета будут ссориться за право провожать, художник Мешков напишет ее портрет маслом. В белом воздушном платье, в легкой шляпке с голубой лентой, Иришка сидела на качелях, держась одной рукой за цепь. Этот портрет в 1958 году купит французский банкир на аукционе в Генуе. Никто не сможет сказать банкиру, кто эта прекрасная, с васильковыми глазами девушка на холсте. Никто не будет знать даже, как попал этот портрет в Европу. На оборотной стороне холста будет написано: «Mon amour. Kharbin. 1935».

Сын банкира, мот и игрок, просадит большую часть состояния, которое ему достанется в наследство. В 1989 году он выставит портрет на продажу. За него анонимный любитель живописи заплатит полтора миллиона долларов. Портрет неизвестного автора (предположительно старой русской реалистической школы, но выполненный в Китае!) попадет в крупнейшие газеты мира.

Пожилая русская дама, в крупных малахитовых бусах, будет сидеть на веранде дома. В ту весну магнолии зацвели очень рано. Русская дама очень любила их крупные розово-пурпурные цветки. Она очень любила сидеть в теплый майский вечер на веранде дома и слушать, как поет искусно выдает коленца пересмешник на высокой ветке. Она развернет газету и увидет себя... такой, какой она была пятьдесят пять лет назад.

Она ахнет.

Память быстро, как в современном видеомагнитофоне, начнет прокручивать кадры назад. Из Америки - в прошлое, в Бразилию. Из Бразилии - назад в Шанхай. Из Шанхая, заполненного китайцами в военных куртках, в фуражках с красными звездами, заклееного транспаратнами на красных полотнищах, - в родной Харбин, в Новый Город.

Вот их домик красного кирпича. Тремя окнами на улицу. Забор-частокол с калиткой на пружине. Палисадник с черемухой. Те самые качели во дворе. Она с сестрами, все три в белых легких платьях с рюшечками, кисейными оборками, в соломенных шляпах с атласными лентами, смеются, качаются, взлетают, болтая стройными ножками над кустами акаций, подшучивают над высоким и нескладным Мешковым. А тот попускает, пожимает плечами, иногда застенчиво краснеет. И все щелкает своей «лейкой», немецким фотоаппаратом.

Потом в калитку входят молодые люди, двое в студенческих тужурках, один - в шевиотовой паре. И все вместе отправляются в кинотеатр «Гигант», там должен быть праздник, будут плясать казаки, ловко стучать-трещать своими деревянными ложками ложечники, дудеть в рожки рожечники, будут петь старинные русские песни, будет на прилавках разная снедь, выпечка, пирожки, ватрушки, шаньги, расстегаи по-волжски, блины с икрой, китайские утки, фазаны копченые и жареные, сунгарийские бычки, высушенные на солнце, что так хороши к бокалу пива, золотистые жирные лещи, истекающие соком, жареные гарляны и угри в янтарном масле, фаршированные щуки, ну, и как же без водочки - будут там столики со скатерками, что расшиты петухами, ловкие молодчики будет обносить старых генералов и суровых полковников:

- Вам какой, Владимир Дмитриевич, нашей никитинской или хотите шанхайскую?

- Да какую ни подашь! Мне хоть ханшинку - только чтоб вбиралась легче и воняла не сильно!

- Извольте!..

Потом они на озере Садко, за Крестовским островом. Всей компанией уехали туда на извозчиках. И ходили по берегу, кричали-аукались, махали руками сестре Вере, что сидел&#