ВЕРНОСТЬ - FIDELITY № 128 - 2009

JULY / ИЮЛЬ 28

С удовлетворением сообщаем, что в этом номере журнала “ВЕРНОСТЬ” помещены статьи на английском и русском  языках.

The Editorial Board is glad to inform our Readers that this issue of “FIDELITY” has articles in English, and Russian Languages.  

CONTENTS - ОГЛАВЛЕНИЕ

   1.  ИЗБРАНИЕ ВЕРЫ.

   2.  ИСТОРИЧЕСКОЕ КРЕЩЕНИЕ РУССКОГО НАРОДА.  В.П.Л.

   3.  КРЕЩЕНИЕ РУССКОГО НАРОДА.

   4.  ГИМН СВЯТОМУ КНЯЗЮ ВЛАДИМИРУ.

   5.  НАШЕ ПРОСЛАВЛЕНИЕ СВ. ВЛАДИМИРА.

   6.  ПРАВОСЛАВИЕ – НАША СИЛА!

   7.  СВЯТОЙ ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВЛАДИМИР, Отец Русской Культуры.  Проф. А. В. Карташев

   8.  АПОСТОЛЬСКОЕ ПРАВОСЛАВИЕ.

   9.  СТАДО МАЛОЕ,  НЕ БОЙСЯ!  П.  Котлов-Бондаренко

   10.  ТОЛЬКО ТАМ.  В. Соколов

11.  HIEROMARTYR NECTARIUS, ARCHBISHOP OF YARANSK. Dr. Vladimir Moss

   12.  ПАГУБНОСТЬ ЖИВОГО ОБНОВЛЕНИЯ. Димитрий Барма

   13.  ПЕЧАЛЬ У ДВЕРИ РАЯ.  П. Котлов-Бондаренко

   14 РОКОВАЯ СДЕЛКА. Как продавали Аляску. Иван Миронов. ( Начало см. Верность №  125, 126, 127)

   15.  ДОМЕНИК РИКАРДИ: XXI ВЕК И БУДУЩЕЕ РОССИИ

   16.  «РУССКИЙ НАРОД, ТЫ ЗАБЫЛ,  ЧТО ТЫ РУССКИЙ?!»  Дмитрий Морозов

   17  ПАТРИОТЫ.  В. Соколов

   18 PREPARATION FOR A FRESH “UNIA”?  G.V.Nazimov. Translated by Seraphim Larin

   19 ДОСТОЙНО ЕСТЬ! С.С. Аникин

   20.  STALIN and PUTIN. G.M. Soldatow.  Translated by Seraphim Larin

   21.  «Ах, эти черные глаза...» к вопросу об авторстве, Николай Дмитриев

   22.  СТОЯТЬ НА СТРАЖЕ ВЕРЫ ПРАВОСЛАВНОЙ. Доброволец

  23. OUR CURRENT ERA OF APOSTASY. Seraphim Larin

  24. БАЛЬМОНТ.  В. Соколов

  25. HOW OLD IS YOUR RELIGION ?

  26. “ОСКОЛКИ”  РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

  27. МУЧЕНИЧЕСТВО И ИСПОВЕДНИЧЕСТВО. Игумен Илия (Емпулев)

  28. МЕТРО. В. Соколов

  29. WHY DID STALIN CONVERT LENIN INTO A DUMMY. Protopriest Mihael Ardov. Translated by Seraphim Larin

30. ПСАЛОМ. П. Котлов-Бондаренко

31ONLY FIDELITY TO CHRIST WILL SAVE US FROM ANTICHRIST’S MARK. Bishop Photius Triaditsky. Translated by Seraphim Larin

   32. НИКТО НЕ ПРИДЕТ КО МНЕ, ЕСЛИ НЕ ПРИВЛЕЧЕТ ЕГО ОТЕЦ МОЙ. ПСАЛОМ, П. Котлов-Бондаренко

   33. BYZANTIUM AND THE USSR, DIFFERENCES AND SIMILARITIES Count A.Konovnitsin. Translated by Seraphim Larin

   34.  К ВЕРУЮЩИМ В «ОСКОЛКАХ» РПЦЗ.

   35. НАМ  СООБЩИЛИ – WE  WERE  INFORMED.

        1) ХРИСТИАНСКАЯ ПОЛИТИКА В XXI ВЕКЕ. Владимир Махнач

        2) КИТАЙСКИЕ ФЕРМЕРЫ ПРОДОЛЖАЮТ БЕСЧИНСТВОВАТЬ НА РУССКОЙ ЗЕМЛЕ. Григорьев Иван

        3) ВЫШЛА В СВЕТ НОВАЯ КНИГА И.В.АРТЁМОВА "ЗНАМЯ РУССКОЙ ПОБЕДЫ: БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ"

       4)  ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ Р.Ф.  Дмитрию Анатольевичу Медведеву

   5) ВСЕМ ПАТРИОТАМ ДЛЯ СВЕДЕНИЯ И РАСПРОСТРАНЕНИЯ! ОККУПАНТЫ – МУСОРА ЗАКРЫВАЮТ РУССКИЕ САЙТЫ.

 

В символе Веры Церкви мы исповедуем нашу веру в «единого Господа Иисуса Христа… нас ради человек, и нашего ради спасения, сшедшего с небес, и воплотившегося от Духа Святого и Марии Девы и вочеловечшася». Христианское провозвестие – благая весть Евангелия – состоит именно в том, что Бог не безразличен по отношению к человеку, но что Он помнит о человеке и неразрывно связан с ним. Самоотожествление Бога с нами отмечено такой полнотой любви и доверия, что, во Христе, Бог стал человеком, как мы – приняв на Себя человеческую природу и полноту человеческого бытия, за исключением греха. Таково было могущество этой божественной любви, что Иисус Христос из недр человеческого бытия победил смерть и силу зла.

* * *

ИЗБРАНИЕ ВЕРЫ.

Избрание веры для целого народа – важное и серьезное дело.

Потому, когда к князю Владимиру явились проповедники от магометан, хазарских евреев, папских немцев и православных греков, то князь не решился сам принять новую веру, а созвал Боярскую Думу, которая и решила, как записано в Русской Летописи Ипатьевского Списка: «Веси, княже, яко своего никтоже не хулит, но хвалит, аще хощеши испытати гораздо, то имаши у себе моужи: послав испытай коюжде их сложбоу, како служит Богу». В виду сего, и избраны были десять «моужей» – посланников в разные страны мира тогдашнего, чтобы они на месте присмотрелись и рассудили, у которого народа лучшая вера.

Вернувшись в Киев, посланники по совести доложили князю Владимиру и его Думе обо всем, что и где они видели и слышали.  Истинную красоту веры, которой в других странах послы не видели, они нашли только в греческом городе Царьграде – Константинополе, у православных греков.

Послы говорили дальше: «И повели они (православные греки) нас и поставили в соборном храме Св. Софии, где  они служат Богу своему. И не свемы (вемы), на небе-ли есмо были, или на земли: несть бо на земли такого вида, и  красоты такоя, и недоумеем бо сказати, токмо то вемы, яко онеде Бог с человеки пребывает, и есть служба их паче всех стран. Мы убо не можем забыть красоты тоя: всяк бо человек, аще окоусит сладка, посреди горости не принимает, тако и мы не имамы зде быти» (Русская летопись Ипатьевского списка).

Члены Боярской Думы так высказались о докладе своих посланников: «Аще бы лих бе закон греческий, то не бы приняла бы бабка твоя Ольга, яже бе мудрейшая всех человек» (Летопись Ипатьевского списка).

Выходит, что Русский народ, под водительством своего Великого Князя Владимира, сам нашел для себя истинную Веру.

На вечную память о сем, в конце каждой Св. Литургии, торжественно возглашаем: «Видехом свет истинный… Обретохом веру истинную…»

                      * * *

 

         ИСТОРИЧЕСКОЕ КРЕЩЕНИЕ РУССКОГО НАРОДА.

                                                                                             В.П.Л.

                                                                     Вестью благостной зареяв,

                                                                     Над широтой Днепровских вод

                                                                     Византийских Иереев

                                                                     Песнопение плывет.

                                                                             Ширь великого Днепра

                                                                             Вся толпами занята –

                                                                            Принимают Киевляне

                                                                            Веру Воскресшего Христа.

                                                                    Сотни… Тысячи народа…

                                                                    Полу покрытые водой; -

                                                                   Тут и старый воевода,

                                                                   Тут и парень молодой;

                                                                          Жены, воины и дети…

                                                                          Не шумит прибрежный лес,

                                                                          Утопает в ярком свете

                                                                         Глубь ликующих небес.

                                                                  Под горою блискавицей;

                                                                  С высоты немых холмов

                                                                  Блещет Киев вереницей

                                                                 Златоверхих теремов.

                                                                       Сладко льется песня клира,

                                                                       Словно отзвук райских струн,

                                                                      Нет кровавого кумира –

                                                                     Сгиб языческий перун!

                                                               Адской силы злобных змиев

                                                              Одолел небесный свет:

                                                              Русских градов мать – стольный Киев

                                                              Познает Христов завет…

                                                                   Князь Владимир, в плаще алом,

                                                                   Высоко подъемлет крест,

                                                                  Мнится: в блеске небывалом

                                                                  Тонет ширь родимых мест…

                                                            То – по благости Христовой –

                                                            Озарив сердца, умы,

                                                            Запылал светильник новый

                                                           Посреди глубокой тьмы;

                                                                 То – по всей необъятной отчизне,

                                                                 Как спасенье с небеси,

                                                                Светоч веры, светоч жизни

                                                                Пламенеет на Руси!

                                                                                         * *  *  

КРЕЩЕНИЕ  РУССКОГО  НАРОДА.

Августа 1-го, 988 года, прибывшие из Царьграда греческие Митрополит и Священники, в реке Днепре, окрестили всех русских Киевлян.  Бесчисленное множество Киевлян вошло в Днепр; старшие стояли в воде по грудь и шею; отцы и матери держали малых детей на руках: священники читали крестильные молитвы и воспевали славу Господу Богу. Когда же торжественное совершение таинства крещения окончилось, Великий Князь Владимир воздвиг глаза к нему и так благодарил Господа Бога:

«Боже Великий, Ты Который сотворил небо и землю, Благослови сих новых детей Твоих; дай им познать Тебя Бога праведного, как познали Его другие христианские народы; утверди их в святой вере!» (Ипатьевская летопись).

Приняв Православную веру, окрестив в Киеве, Матери Русских Городов, и по другим городам, весь народ русский в Православную Веру, Князь Владимир стал подлинным православным христианином, стремясь к исполнению заповедей Христовых и, прежде всего, величайшей заповеди о любви и милосердии.

Древне – русская летопись ярко изображает облик Великого Князя – Крестителя Руси, его заботы о бедных, сирых, больных, его страх перед уклонением от выполнения заповедей Божьих.

Но особенно важны были заслуги Св. Владимира для организации Церкви и окончательного распространения Православной Веры на Руси. Хотя уже при вступлении Владимира на Киевский престол в Южной Руси было много христиан, все-таки большая часть населения, даже в южнорусских землях, еще оставалась в язычестве: в северную же Русь христианство в то время едва проникало. При Св. Владимире Православная Вера окончательно восторжествовала в Южной Руси, а в то же время и в Северной Руси заложены были прочные основы делу обращения ее в Православие.

Из Приднепровья свет Православной Веры распространился: в Галичине, Белоруссии, Новгородской и Московской землях.

Для управления Русской Православной Церковью, по свидетельству летописи, учреждены были епископии: Киевская и Переяславская, Черниговская, Владимирская, Туровская, Новгородская, Ростовская и Полоцкая.

Великий Князь Владимир Красное Солнышко, просветитель Руси, умер 15-го июля 1015 года, в селе Берестове, под Киевом, а похоронен был в Десятинной Церкви, при гробе Св. Княгини Ольги.

За его великие миссионерские труды для Русского народа, Русская Православная Церковь причислила Великого Князя Владимира к лику Святых, наименовав его «Равноапостольным». 

 

 * * *

                    ГИМН  СВЯТОМУ  КНЯЗЮ  ВЛАДИМИРУ.

                                                                                    (Из «Богогласника»)

                                                                                Просветителю нашему,

                                                                                Славному Князю Владимиру,

                                                                                Веры свет Православныя

                                                                                Земле Русской явившему: СЛАВА, СЛАВА!

                                                                                       Заблуждений языческих

                                                                                       Мрак глубокий разогнавшему

                                                                                       И святым нас крещением

                                                                                       С Христом сочетавшему: СЛАВА, СЛАВА!

                                                                                Научение книжное

                                                                                На Руси насадившему

                                                                                И по весям и градам всем

                                                                                Храмы Божии воздвигшему: СЛАВА, СЛАВА! 

 

 * * *

НАШЕ  ПРОСЛАВЛЕНИЕ  СВ.  ВЛАДИМИРА.

Наше прославление Св. Равноапостольного Князя Владимира должно состоять не только в устном (в храме) прославлении его, но и:

1.      В твердом стоянии в Св. Православии;

2.      В возвращении в лоно Св. Православной Церкви всех бывших русских людей, которые силой, обманом и иудиными сребрениками смануты были из Православия в «унию», «осколки прежней РПЦЗ», сектантство и другие заблуждения. 

К моральным целям Общества Блаженнейшего Митрополита Антония относятся:

1.      Распространение и утверждение Православной Веры, как на Родине наших отцов, так и в Зарубежной Руси.

2.      Помощь в организации епархий РПЦЗ в зарубежье и постройке храмов Божиих, церковных школ.

3.      Усердие в деле издания религиозно-патриотических зарубежных газет, журналов и других просветительных материалов.

4.      Просвещение русского народа и воспитание в нем чувств любви и преданности Православию, Русской Церкви и народности.

Нам следует благодарить Господа Бога за то что, не взирая на долгую убийственную большевистскую разруху и теперь Неокоммунистическое преследование на Руси против православной веры и народности, им не дана была возможность искоренить Свято-Владимирские Православные идеалы из жизни народа!

Так оно и было по слову Христову: «Созижду Церковь Мою, и врата адовы не одолеют ея» (Мат. 16, 18)


.  * * *

                                ПРАВОСЛАВИЕ – НАША СИЛА!

                                                                        Православная вера нам дороже

                                                                        Всего, всего: ей нет цены;

                                                                        Благодарим Тебя мы Боже,

                                                                        Что в Православии объединены!

                                                                                   В нем семя Божьего ученья,

                                                                                   Христовой Истины зерно,

                                                                                   Как ценный алмаз, без искаженья,

                                                                                   От первых дней сохранено.

                                                                        В Православии хранится

                                                                        Прямой, единый путь к Христу,

                                                                        А потому-то «Папство» так тщится

                                                                        Растлить в нас веры чистоту.

                                                                                   И наши предки это знали,

                                                                                   За лжепророками не шли, -

                                                                                   Себя лишь добрым пастырям вверяли

                                                                                   И «Православие» Блюли.

                                                                        Ныне, миллионов православных уст

                                                                        Громко воскликнем мы врагам:

                                                                        «С нами Бог, языци», с нами,

                                                                        А с Богом кто-же страшен нам»!?! 

 

 * * *

СВЯТОЙ  ВЕЛИКИЙ  КНЯЗЬ  ВЛАДИМИР,

Отец  Русской  Культуры.

Проф. А. В. Карташев

Мы только еще начинаем пристально вглядываться в учительный образ отца нашей нации по плоти и по духу, в образ св. кн. Владимира, только начинаем разгадывать и постигать его святые заветы. Всем известные черты его жизненного подвига вырисовываются пред нами все с Большей грандиозностью и значительностью. Нужно еще много изучать умом и сердцем «Великого кагана» нашего, равноапостольного Владимира, и не в брошюры, а в тома должно вылиться это изучение. Здесь и сейчас коснемся намеком только некоторых черт его земного служения, являющихся для нас его заветами.

Завет первый – идти по путям восточного Православия, не смущаясь их подчас каменистостью и тернистостью, не слушая сирен, завлекающих в противоположную сторону.

Завет второй – не останавливаться на внешнем украшении книги евангельской золотом и драгоценными камнями, а самым делом пытаться осущевлять любовь Христову в жизни общественной и даже государственной, создать Святую Русь, христианский народ, христианскую государственность.

I

Св. кн. Владимир был восточный скандинав по крови и языку, но из тех родов «варяжских», которые совершенно ославились, покорились загадочному гению славянского языка, как покорились его стихии и тюрки-болгары. В борьбе за власть он надолго убегал в Скандинавию к своим родственникам и набирал там дружины варягов, с которыми и возвращался на Русь. Здесь у него уже в Киеве годами живал его сородич Олав Тригвесон, будущий св. Олав, король и креститель Норвегии. В совместных беседах два языческих конунга переживали свой интимный религиозный кризис, и оба повели свои народы по христианскому пути, Олав по западному, Владимир по восточному. Церковь тогда была еще не расколота. Вопроса о ереси римской еще не существовало. Семья Владимира роднилась через браки со всеми западными династиями латинского обряда. Владимир принимал у себя западных миссионеров и папские посольства, как единоверцев. И, тем не менее, он сознательно предпочел греческий обряд и греческую культуру.

То был период «ромеизации» и христианизации северных «варваров» Европы. В Европе от IV – V  и до XI в., чтобы перестать быть варварами, любому народу надо было, прежде всего, креститься, войти во вселенскую Церковь. Короли за королями, страны за странами, после упорно наивной борьбы против креста, склоняли свои буйные военные головы пред служителями Церкви и смиренно погружались в купель крещения. Иначе нельзя было «выйти в люди и вывести в люди» свои народы. Христианство стало единственной дверью в культуре, белой костью аристократизма, выводившей из черного тела язычества.

Этой судьбе мужественно и мудро покорился в конце Х века и киевский князь Владимир, сначала со свойственным его широкому темпераменту пылким и неистовым увлечением давший последний отчаянный бой христианству за свою варварскую старину и этот бой проигравший. Несомненен интимный духовный перелом во Владимире, превративший его из Савла в Павла. Преп. Нестор рассказывает нам о некоем благодатном видении, потрясении, откровении, какого удостоился кн. Владимир. Оно было подобно тому, какое было св. Евстафию-Плакиде. Грешный и буйный язычник Владимир был натурой богоизбранной. Его обращение ко Христу характера и разрыв с грехом были изумительны. Но наряду с этим его личным обращением у кн. Владимира на видном месте стояли и мотивы государя, вождя своего народа.

Не подлежит сомнению его пылкое стремление – властным самодержавным толчком ввести свою Русь в семью культурных наций. Обращение к Владимиру за военной помощью со стороны византийских царей Василия и Константина (987 г.) было только ускоряющим поводом к личному крещению киевского князя. Ибо свою военную помощь царям против их противника Варды Фоки кн. Владимир обусловил выдачей за него замуж сестры царей, принкиписсы Анны, а это требовало крещения Владимира. В его голове с этим почетным браком соединялся грандиозный план пересадки всех полезных, красивых и возвышающих плодов высшей цареградской культуры на почву молодой, отныне породнившейся с Цареградом, Руси. Военная помощь Владимира блестяще удалась. Русский отряд разбил в апреле 989 г. В. Фоку под Хрисополем (Скутари). Трон царей был спасен. Но царевна Анна не хотела идти замуж за варвара. Владимир прибег к силе оружья. Он осадил в 989 г. греческую окраинную колонию в нашем Крыме, Херсонес – (Корсунь») и в 990 г. взял его. Во время осады папские послы приходили к Владимиру. Просто крещение народа кн. Владимир легко получил бы от латинян. Но не того он хотел. Он стучался сознательно именно в греческие двери и даже разбивал их.

Вершиной тогдашней культуры был не Запад, а Восток: Константинополь, священная держава «ромеев». Молодые западноевропейские нации были и скромно сознавали себя еще варварами, ревностно подражавшими подлинной наследственной аристократке в культуре – ромейской державе. Кн. Владимир не только по географической фатальности, но и сознательно избирал для «ромеизации» – окультуривания Руси, образец первого ранга: культуру греческую, а не латинскую. Сам полуваряг и конунг, он смотрел на своих соплеменников, европейских конунгов, как на собратьев по варварству, и правильно хотел быть не наравне, а выше их. Как победитель, он требовал от греков на правах военной контрибуции с рукой царевны, пересадки на Днепр с Босфора, наибольшего количества блеска византийского двора. Ему нужна была красота церковная и светская, - не только вещи и сокровища, доступные и грабежу варваров, но и учителя и художники для создания собственных знатоков и творцов наук и искусств, каких Владимир видел уже в славянской Болгарии. Непосредственно из Корсуня Владимир вывез бронзовые статуи и конную квадригу и поставил их в Киеве на удивление "невегласов",  которые мнили, что эти диковинки "мрамаряны" Чтобы зачаровать своих эстетически чутких "«русичей"» князь-креститель построил храм Десятинной Богородицы по точной копии столичных цареградских с цветными мраморами и мозаикой. Заставил византийцев дать на Киев и учителей – этих магов и чародеев просвещения, через что чаял вскоре увидеть у себя «собственных Платонов». Начиная со своих сыновей – Бориса, Глеба, Ярослава, - мечтательный князь насильно посадил на учебную парту множество детей «нарочитыя чади», т.е. аристократических родов, хотя мамаши и оплакивали их отдачу в неведомый дотоле придворный пансион. Из этой плеяды прошедших правильную и высокую школу образования юношей и был митрополит Иларион, наш вершинный писатель XI века, уровня которого русские писатели достигли лишь к концу XVIII - началу  XIX веков. Ярослав Владимирович старался поддержать заветы отца, “собра писцы многи и прекладаше от грек на словенское письмо и тако списаша книги мнози”.

Но культурная диктатура св. Владимира кончилась, «вздергивание на дыбы» ослабело, «нарочитая чадь» киевская не увлеклась чарами греческих учителей, Владимиров «университет» обезлюдел, не обласканные общественной любовью греческие «философы» (так назывались профессора) поразбежались домой, и наша образованность, естественно, опустилась до уровня низшей школы, а затем и полной безшкольности. Петру вновь пришлось Россию «вздернуть на дыбы». Но в основе дело окультуривания Руси св. Владимиром было прочно заложено на века. Как и всем европейским народам, первую письменность и общеевропейское и общечеловеческое просвещение принесла Церковь Связанное с христианским состоянием, близкое культурное общение со всем европейским миром, раз навсегда сделало русских участниками античного наследства и соучастниками в продолжении и творчестве европейской культуры. При этом наш креститель погрузил нас в греческую, а не римскую купель, и этим отделил нас во многом от западных собратьев по вере и культуре. Но, в конечном счете, это только наше счастье и благословенный призыв к оригинальности, к созданию нового, ценного варианта христианской культуры, варианта восточно-европейского. Если западный мир и заинтересовывается все более плодами нашего духовного творчества, то не только потому, что мы не лишены таланта, но и потому, что из глубины нашей души слышится новая, неведомая ему музыка. Это музыка, родившаяся из иного религиозного детства русской нации, из иного его воспитания. Тернист был и, может быть, будет наш восточно-европейский исторический путь в некоторой особенности, отдельности от западноевропейского мира, но и благословен, ибо в нем заложена надежда нашей своеобразности в культуре и даже возможности на некоторый исторический период нашей духовной гегемонии.

Итак, русская культура, как одна из культур восточно-европейских, родилась в тот момент, когда Владимир Святой, после долгих размышлений и борьбы конкурирующих влияний, сознательно избрал византийскую крещальную купель и в нее решительно привел и весь русский народ. Это был момент определяющий, провиденциальный для всей нашей истории. И по мистическому учению Церкви, крещение есть «неизгладимая печать», и фактически душа русского народа как будто случайно, как будто сверху и по государственному принуждению, крещена, но стала исторически «запечатленной» Православием. Князь – «Красное Солнышко» таким образом сформировал коллективную историческую душу народа и стал истинным отцем-родителем нашей культуры. Подавляемые культурными успехами Запада, некоторые из наших отцов и дедов сомневались в положительном значении дела св. Владимира и даже, как парадоксально смелый Чаадаев, считали его нашим несчастным роком. В противоположность им, не смущаясь никакими внутренними трагедиями нашей культуры и, наоборот, видя в них знамение великого призвания, - мы признаем восточную купель св. Владимира Божиим благословением нашей истории. Если мы это еще не осознали во всей силе, не осознали, что без православного корня нет русской культуры, ибо без Православия нет и русской души, родящей из себя культуру, если мы еще не чтим ярко и достойно отца нашей православности – крестителя Руси, это только признак незрелости нашего национального самосознания.

II

Другой завет кн. Владимира – создать святую, праведную, евангельскую, Христову Русь не по имени только, но и по самому житию, здесь, на нашей грешной земле, также едва ли нами ясно сознается, а некоторыми даже и не подозревается.

Святой князь потряс сердца современников и, что особенно знаменательно, сердца простого народа, своим щедрым гостеприимством, своим нищелюбием. Что это? Княжеский обычай баловать свою дружину, пережиток языческого разгула, личная щедродательность, широкая русская натура? Может, всего есть понемножку. Но это не интересно и не объясняет главного, как не интересны вообще убого-трезвые, якобы единственно научные объяснения явлений духовных. «Душевный человек не приемлет того, что есть от Духа Божия». Главное в этом явлении не от плоти и внешних причин, а от Духа Божия, Который, по драгоценнейшему для нас свидетельству преподобного Нестора, чудесным путем привел кн. Владимира к св. купели. И «отрясши в ней слепоту душевную вкупе и телесную», св. Владимир, по слову митрополита Илариона, «возгорелся духом и возжелал сердцем быть христианином и обратить всю землю в христианство». Благодатно восхотел исполнять заветы евангельские не по имени только, но на самом деле. Все свидетели, близкие почти современники св. князя, в один голос говорят о чем-то в этом отношении совершенно необычайном, из ряду вон выходящем. Мних Иаков и святость кн. Владимира не считает нужным доказывать от посмертных чудес, - так она самоочевидна от его необычайных иных дел: «от дел познати, а не от чудес».

В чем необычность дел св. Владимира? М. Иларион так похваляет его: «Радуйся, учитель наш и наставник благоверия! Ты был облечен правдой, препоясан крепостью, венчан смыслом и украшен милостыней, как гривной и утварью златой. Ибо ты, честная глава, был одеждой нагим, ты был питателем алчущим, был прохладой для жаждущих, ты был помощником вдовицам, ты был успокоителем странников, ты был покровом, не имеющим крова, ты был заступником обидимых, обогатителем убогих». Слова эти могли бы показаться и просто похвальной риторикой, если бы не углублялись и не освещались другими данными. Характерно и тут поставление «милостыни» или филантропии св. князя в ряду его княжеских, а не просто личных добродетелей: «правды и крепости». А филантропия уподобляется княжеским регалиям – гривнам и эмблемам, украшающим грудь властителя и выражающим идеальные задачи его служения, по нынешнему – его правительственную программу. Действительно, то, о чем говорит летопись, - не личная только благотворительность князя. Это социальная помощь в государственном масштабе. «Повеле», читаем в летоописи: «всякому нищему и убогому приходити на двор княж и взимати всяку потребу – питье и яденье и от скотьниц кунами» (т.е. из казначейства денежную пенсию). «Устрои же и се рек: «яко немощнии и больнии не могут долезти двора моего» – повеле пристроити кола и вскладаще хлебы, мяса, рыбы, овощь различный, мед в бочьках, а в других квас, возити по городу, вопрошающим, где больний и нищь, не моги ходити? Тем раздаваху на потребу». Чтобы не оставалось у нас сомнения, что эта княжеская филантропия не ограничивалась столицей или пределами дворцовых имений, мних Иаков, касаясь этого вопроса, определенно поясняет, что св. Владимир установил это, как систему решительно во всем государстве до деревенских захолустьев включительно. «Боле всего бяше милостыню творя князь Володимер: иже немощнии и стареи не можаху дойти княжа двора и потреб взяти, то и в двор им посылаше: немощным и старым всяку потребу блаженный князь Володимер даяще. И не могу сказати многия его милостыня; не токмо в дому своему милостыню творяще, но и по всему граду, не в Киеве едином, но и по всей земле русской, и в градех и в селех, везде милостыню творяще, нагия одевая, алчныя кормя и жадныя напаяя, странные покоя милостию; нищая и сироты и вдовицы и слепыя и хромыя и трудоватыя вся милуя и одевая и накормя и напаяя».

Исторические свидетели передают с восторженным изумлением не только о широте этого опыта христианского решения социального вопроса сверху, в рамках целого государства, волей христианского монарха, но и о мотивах его, тоже потрясающих христианскую мысль. Жития святых полны изумлением пред решением духовных героев – по одному только слышанию слова евангельского в церкви все оставить, взять крест свой и пойти за Христом. То же сообщает летопись и о кн. Владимире: «Бе бо любя словеса книжная; слыша бо единою евангелье чтомо: блажечи милостивии, яко ти помиловани будут; и паки; продайте имения ваша и дадите нищим; и паки… Си слышав, повеле всякому нищему убогому» и т.д., что мы приводили уже выше. То же самое говорит и М. Иларион, что св. князь «не до слышания стави глаголанное, но делом сконча слышанное», т.е. не хотел слова евангелия оставлять просто для услаждения слуха, но решил осуществлять их на деле.

Можно себе представить, как должен был поразить воображение языческого народа этот неслыханный опыт – во всем государстве утолить всякую нужду! Какая пертурбация должна была произойти в системе государственного хозяйства и финансов! Недаром предание и былины так запомнили щедроты «ласкового князя – Красного Солнышка». «Твоя бо щедроты и милостыня», говорит М. Иларион, «и ныне в человецех поминаеми суть». Тот же М. Иларион сообщает нам, что св. Владимир, «часто собираясь с новыми отцами, нашими епископами, с великим смирением советовался с ними, как установить закон сей среди людей, недавно познавших Господа». Это не иначе можно понять, как совещание с иерархией не по миссионерским только вопросам, а скорее по вопросам проведения в жизнь всего государства «закона» христианского, как совещание о посильном осуществлении Царства Христова на земле. Смелость замыслов св. князя в этом направлении подтверждается и летописью. Проникаясь духом евангельским, св. Владимир переживал в своей совести со всей силой нравственную антиномию государственной силы и личного всепрощения. Он тяготился долгом меча казнящего. И епископам приходилось успокаивать его чуткую совесть: «живяще же Володимер в страсе Божии, и умножишися разбоеве, и реша епископы Володимеру: се умножишася разбойницы, почто не казниши их? Он же рече им: боюся греха. Они же реша ему: ты поставлен еси от Бога на казнь злым, а добрым на милованье; достоить ти казнити разбойника, но со испытом. Володимер же отверг виры, нача казнити разбойника».

Св. Владимир не впал в сектантство и покорился мудрым советам Церкви, не признающей насильственного введения евангельских норм в жизнь через принудительный механизм государства. Не превратил в мертвый закон и своих широких филантропических мер, подсказанных ему лично его пламенной христианской любовью. Он не создал карикатуры христианского государства, но осуществлял его в пределах заповеди Христовой постольку, поскольку лично ему, облагодатствованному властителю, даны были дары Духа «вспоможения, управления» (1 Кор. 12, 28). В наследство своим преемникам св. Владимир не оставил никаких радикально измененных основных законов, предоставляя им быть слугами Христовыми в меру их даров духовных. И его святые сыновья Борис и Глеб не были социальными реформаторами, а скорее аскетами и молитвенниками, в ином стиле исполнявшими заветы Христовы.

Таким образом, в начале русского христианства был момент исключительного порыва к исполнению евангельского идеала, подобный порыву первобытной иерусалимской Церкви к самоотверженному общению имуществ. Аналогичные порывы у сектантов – монтанистов, павликиан, вальденсов, анабаптистов, приводили к извращениям фанатизма и деспотии, ибо выпадали из под руководства благодатной мудрости Церкви и подчинялись человеческому своеволию и гордыне. Не то было в жизни первохристианской общины и в деле св. Владимира. Это были порывы, покорные воле Духа Святого и в меру подлинной свободной любви Христовой. И, как веяние св. Духа, эти чудесные достижения приходили и проходили, подобно видениям и обетованиям Царства Христова, не окаменевая в фальшивом насильствующем законе. В первенствующей Церкви была эпоха чрезвычайных дарований. И первоначальную историю русской Церкви озарил благодатный луч Царства Христова, прошедший через великое сердце Владимира, Великого не по титулу только, но и по благодатному «дару вспоможения, управления», ему ниспосланному (1 Кор. 12, 28). И св. князь не преткнулся на своем пути. За 1000 лет до Л. Толстого он ответственно, сидя на княжем судилище, пережил антиномию меча и принял в сердце трагедию его по внушению Церкви, так же точно за 1000 лет до новейших соблазнителей хлебами, св. Владимир сделал все, что мог для помощи меньшей братии, как устроитель и реформатор государства, и не пролил рек крови и не заковал народ во имя «свободы, равенства и братства», в цепи рабства, подобно антихристианским «народолюбцам» наших дней.

В наши дни апокалиптических искушений мира и русской массы властью, хлебами и чудесами техники пред русской Церковью во всей неотвратимости встал мировой социальный вопрос со всеми его соблазнами. Креститель наш дал нам пример, как вести себя на этом труднейшем пути. Христианский народ, христианские деятели, христианская власть, прежде всего, должны сделать все возможное для проведения во все стороны жизни нации заветов любви евангельской, организовать дело христианского братолюбия на уровне современной нам социальной техники. Но народ и власть могут праведно осущевлять это дело только в меру данности любви Христовой в сердцах самих творцов и исполнителей. Без этого духовного, благодатного основания, одна механика добра превращается в бессильное, фальшивое и злое дело. Христианское социальное делание может быть только внутренне свободным. Так сумел вести себя не частный одиночный христианин, а государь земли русской. Его завет нам: христианизация общественной жизни не на путях внутреннего насилия сектантства и внешнего насилия коммунизма, а на путях церковного разумения христианской свободы.

Русская земля, а с нею и Русская Церковь, не могут не быть носителями «великой совести». Нынешняя тирания бессовестности лишь временное наваждение. Существующие типы рас и культур сложились еще в доисторические тысячелетия и до сих пор остаются в главном неизменными. 20 лет извращенческого воспитания не изменят духовной глубины русского гения. Он вспомнит праотца своей культуры, человека великой совести, св. кн. Владимира и возгорится желанием исполнить его завет.

III

Оглядываясь на наше 1000 летнее историческое прошлое в настоящие искусительные дни омрачения русской души народной, мы должны почерпнуть бодрящую уверенность, что русская колея не сбилась с направления, данного Владимиром Святым, что Русь навсегда устояла в Православии, и духом и откровениями Православной Церкви навсегда запечатлены плоды отныне мировой русской культуры.

Не оторвалась Русь от восточного типа христианства под ударом монгольского нашествия, как ни заигрывали галицко-волынские князья с латинским западом. Не пошла она и за своей водительницей Византией в 15 веке на унию с Римом, когда вел. Кн. Московский Василий Васильевич в 1441 г., предвосхищая и выражая общественное мнение своей страны, арестовал и изгнал принесшего унию митрополита – грека Исидора.

Это отвержение московской Русью флорентийской унии, по верной характеристике нашего историка Соловьева, «есть одно из тех великих решений, которые на многия лета вперед определяют судьбу народов… Верность древнему благочестию, провозглашенная вел кн. Василием Васильевичем, поддержала самостоятельность северо-восточной Руси в 1612 г., сделала невозможным вступление на московский престол польского королевича, повела к борьбе за веру в польских владениях, произвела соединение Малой России с Великой, условила падение Польши, могущество России и связь последней с единоверными народами Балканского полуострова». Мысль историка бежит по чисто политической линии. Но параллельно и по линии культурного интереса мы должны отметить момент отказа от унии, как момент, ведущий за собой целую эпоху. После этого внутреннее отъединение русского мира от Запада, под воздействием вспыхнувшей мечты о Москве – Третьем Риме, уже твердо закрепило особый восточно-европейский характер русской культуры, которого не стерла ни внешне, ни тем более внутренне, великая западническая реформа Петра Великого.

Так проведена была православной Церковью грань, черта, иногда углубляющаяся, как ров, иногда возвышавшаяся, как стена, вокруг русского мира, в младенческий и отроческий период роста национальной души народа, когда успели в ней крепко залечь и воспитаться отличительные свойства ее «коллективной индивидуальности» и ее производного – русской культуры. Таково, так сказать, онтологическое влияние православной Церкви на русскую культуру.

Другое всем известное воздействие русской Церкви касается еще не самой сердцевины культуры, но ее важной составной части – во первых, и ее мощного условия – во-вторых. Разумеем воспитание Церковью, на основе восточно-канонического и, в частности, византийского учения о православном царстве, русской государственной власти в духе теократического самодержавия, глубоко измененного затем Петром Великим и перешедшего с той поры в значительной мере в светский абсолютизм.

Ряд частных сторон государственного, правового и социального строя древней России отразил на себе  влияние образцов и идей византийской церковности. Блестящий анализ этой материи в применении к домонгольскому периоду дал Ключевский, показавший, как преобразовывалось по Немоканону наше право – уголовное, гражданское, имущественное, обязательственное, семейное, брачное, как возвышалась женщина, как таяла холопская неволя, обуздывалась кабала ростовщичества и т.п. Анализ Ключевского применим в известной мере и ко всей старорусской эпохе: и к Судебнику Иванов III и  IV-го и даже к Уложению царя Алексея Михайловича. Правда, в этой полосе византийских влияний есть и обратная сторона, - например, внесение к нам карательной жестокости, вместо прежнего битья по карману. Все знают, как епископы убеждали “ласкового князя” Владимира ввести смертную казнь для уголовных.

Роль Церкви огромна и в области материальной культуры, в сфере народно-хозяйственной и государственно-национальной. Церкви и особенно монастыри, обеспеченные в древней Руси почти единственной тогда натуральной валютой – земельными угодьями, приняли гигантское участие в хозяйственном строении русской земли, наряду со всеми служилыми и тяглыми классами населения. Они колонизовали лесные дебри и болота, подымали земельную новь, насаждали промыслы и торговлю. К XVI в. церквам и монастырям принадлежала одна треть всей государственной территории с правами судить и рядить сидевшее на ней население, хозяйствовать, собирать подати и поставлять рекрутов. Это было разделение с центральной властью труда государствования, это был как бы особый громадный удел или штат в общем теле государства. То специфическое, что в связи с этим делали церковные силы, заключалось не в хозяйствовании и государствовании, а в христианизации и через то русификации инородцев, стоявших на низшей ступени культуры в сравнении с христианской Россией.

Но самое специфическое, самое прямое и в то же время универсальное влияние Церкви, конечно, относится к области просвещения и воспитания народного мировоззрения, т.е. к самой душе культуры. Вера и культ требовали минимальной грамотности, книжности и искусства и при том в широких общенародных масштабах.

Школа, книга и наука были столетиями почти исключительно церковными. И все литературное и умственное творчество или было прямо церковным или проникнуто церковным духом. Мир других искусств, доступных древней Руси, также естественно был почти всецело миром религиозным. На алтарь церковного культа принесены были все усилия меценатов и творцов. Архитектура, живопись, музыка воплотились в памятниках чисто церковных. Здесь история русского национального искусства почти совпадает с церковной археологией. Мировой вершиной достижений в этой сфере является наша древнерусская икона – шедевр мистически чарующей, неземной красоты.

К просвещению церковному, привившему народу элемент общей культуры, присоединялось и все разнообразие чисто духовных, в собственном смысле религиозных влияний Церкви на совесть и душу нации. Воспитательный результат этих просветительных и духовнических влияний Церкви отложился на православном интимном лике русской народной души. Она пропиталась главными стихиями Православия: аскетизмом, смирением, сострадательным братолюбием и эсхатологической мечтой о праведном, сияющем умной красотой граде Божием.

Эта робкая душа, напуганная зловещей западнорусской унией 1596 г. в Брест-Литовске (роковой город в истории России!)! угрозой латинства в Смутное время и надвигающейся волной латино-польской культуры при царе Алексее Михайловиче, метнулась в раскол старообрядчества, убежала в леса и подполье и закрепилась там под впечатлениями совершенно чуждой и жуткой для нее стихии Петровской реформы и нового европейского просвещения. Детски искреннее чутье этой души не обмануло ее. С Петром пришло на Русь и воцарилось на ней совершенно иное просвещение, идущее от иного корня, имеющее иное основание. Там целью было небо, здесь земля. Там законодателем был Бог, здесь – автономный человек с его мощью научного разума. Там критерием поведения было мистическое начало греха, здесь – хотя и утонченная, но, в конце концов, утилитарная мораль общежития. Петр сделал России прививку великих переживаний Возрождения и Гуманизма, и она блестяще удалась. Через 50 лет мы имели русскую Академию Наук в лице Ломоносова, а через 100 лет – Пушкина. Пушкин, как зачарованный близнец, как двойник солнца, всем существом был устремлен к Петру. Он выявил этим свое мистическое сродство с прометеевским, человеческим, только человеческим гением Петра.

Пушкин был величайшим из птенцов гнезда Петрова, адекватным порождением его неосознанной гуманистической религии. Петр мечтал дать России европейскую интеллигенцию, и он дал ее в лице Пушкина. В Пушкине свершилось все приобретения Возрождения и века Просвещения. Он стал непререкаемым и не отменяемым доказательством европейской природы и европейского призвания русского гения.

Пушкин есть, как знаменательное начало нашего европеизма, так и некоторый конец этого неповторимого стиля. Уже у современников Пушкина – Лермонтова и Гоголя – слышны иные, саднящие ноты в творчестве. Чем дальше, тем этих диссонансов больше во всех духовно-культурных переживаниях русского интеллектуального слоя. Есть, конечно, в литературе и пушкинская линия. Но конфликт Гоголя и Белинского открыл серию моральных драм и страстной борьбы в душе русских культурных людей. В разных измерениях, в разной постановке, все время, русскую культуру, ее духовную глубину будоражат трагические вопросы. Из области чистой мысли, где их воплощают Толстой и Достоевский, они бурями проносятся над областями и общественности и политического идеализма. Трагизм, кричащий трагизм, охватывает русскую душу. О классической безоблачности Пушкина нет и помину. С ней прямо враждует, как с чем-то чужим, сначала гимназически – рационалистическая писаревщина, а затем сектантски – моралистическое народничество, да по пути и толстовство. Царственное спокойствие Пушкинского културоносительства и вместе с ним косномедлительное государственное культуроносительство вызывают фанатическую вражду в целых поколениях душ, алчущих безмерной правды социальной,  жаждущих освежающих катастроф и революций и верующих в апокалипсис совершенно новой жизни на земле с утешением всех униженных и оскорбленных. Стремятся к этому героически, аскетствуя внутренне и даже по внешности, истаевая от альтруизма, жертвуя личным благополучием за счастье меньшей братии.

Что все это, как не знакомые нам существенные черты воспитанной древнерусским Православием русской национальной души? Это ее аскетизм, смирение, сострадательная любовь и искание града нездешнего в своеобразном преломлении сквозь новое внерелигиозное, светское европейское мировоззрение. Она вырвалась из-под спуда, эта тысячелетняя оправославленная русская душа, и запечатлела своим трагически мистически, почти апокалиптическим тоном всю новую русскую культуру, чем и привлекает к себе подсознательно внимание всего мира, как что-то необычайное, как некая музыка будущего (Шпенглер, граф Кайзерлинг). Характер творчества в русской культуре явно вырисовывается, как жажда нового синтеза гуманистического достояния античной и западноевропейской культуры с абсолютной правдой Православия. Глубоко оправославленная русская душа, пройдя с некоторой пассивной подавленностью 18-й век своей учебы, получив внешний аттестат зрелости, начала давать себя чувствовать во всем процессе творчества, окрашивая все виды его изнутри излучаемым духом Православия. Чужестранный мистицизм конца 18 и начала 19 в. был только подготовительной школой. В 40-е годы уже начинается прорыв светски-православного творчества. Гениально богословствует Хомяков и сгорает от извержения аскетического вулкана из его православной души Гоголь. Язычески чарующий Пушкин, магией своего совершенства, как бы закупоривший все возможности для православной мистики, словно напугал православные души последним удушением. И они взбунтовались и вырвались из своей глубины, завопияли de profundis.  Достоевский, возненавидевший живого Белинского за его антиправославие, преклонился, однако, пред Пушкиным. Почему? Да потому, что Пушкин, как бы внеправославен. И у Достоевского, поднявшего русский творческий синтез на необычайную высоту, сочетавшего православные основы своей души с высшими и подлинными ценностями европейской культуры, нашлись силы восторженно возрадоваться и поклониться Пушкину, ибо Пушкин дал нам живое слагаемое для искомого синтеза. Без него не к чему было бы приложить то православное содержание, которое Достоевский носил в душе для мировых целей. Толстой уже не вынес этой задачи синтеза. Он пожертвовал культурой, а с ней и Пушкиным. Его разъела уксусная кислота аскетизма и сострадания, без надлежащего в православном смысле смирения и мистики апокалипсиса. Творчество Толстого сложилось также на внешнем землетрясении православной стихии его души, только осложненной свойственным русскому типу рационализмом. Вл. Соловьев, синтетик и модернизированный христианин, уже не гармонировал душой с Пушкиным, потому что возглавлял современное нам поколение культурных работников, сознательно и планомерно взявшихся за синтез Православия и современности. Богословскому уму Соловьева слишком уже ясны языческие корни драмы Пушкина, возврат к которому совершенно закрыт для эпигонов соловьевства.

Не просто православные резонансы, а уже специально православное течение в русской культуре, в ряду других течений, настолько сильно и талантливо сложилось до революции, и сейчас имеет свое продолжение и своих последователей, что уместен вопрос о его судьбе в новой, освобожденной России.

Будет ли русская культура религиозной в смысле Гоголя, Толстого, Достоевского, старых славянофилов, Вл. Соловьева, С. и Е. Трубецких, Леонтьева, Розанова и прочих наших живых современников? Какое же может быть в том сомнение! Разве мы Иваны Непомнящие? Но это не значит, что русская земля превратится в принудительный православный монастырь.

Будет просто свободное соревнование на поприще культурного творчества и талантов и групп православных, инаковерующих и неверующих. И нет сомнения для нас – православных, что в этом свободном конкурсе, под стягом св. Владимира, нашего небесного заступника, завещавшего нам подвиг православной культуры, христианской государственности и праведного социального строя –0 мы победим.

                        1938 г.

* * *

АПОСТОЛЬСКОЕ  ПРАВОСЛАВИЕ.

Память Крещения Русского народа в Апостольско-Православную Веру празднуется ежегодно 15-го июля ст. стиль (28 нов. ст.) В сем году исполняется уже 1021 год с того исторического времени.

Насажденное на Руси Св. Равноапостольным Князем Владимиром Православное христианство дало Русскому народу неоценимые духовно-религиозные богатства, а именно:

1.      – Истинную Веру Христову на понятном славянском языке.

2.      -  Верой этой открыто всем верующим Царство Небесное и участие в блаженной вечной жизни.

3.       – Святыми церковными таинствами Православное христианство низвело изобилие Даров Святого Духа на Руси, при помощи, которых верующий Русский народ почти 1000 лет блаженно проживал свою временную земную жизнь.

4.       – Православие дало народу Русскому Славяно-Русскую грамоту, благодаря которой он активно познакомился с Божественным Священным Писанием и историей Апостольской Церкви Христовой.

5.       – Священное Писание одухотворило в народе Русском Братскую любовь и Небесную  Идею о мирном сожительстве с другими народами рода человеческого.

6.       – Вместо царствовавшего раньше языческого многоженства, Православие облагородило русского человека христианским Таинством Брака и одухотворило взаимоотношение не только родителей и детей, но и господ и слуг и повелителей.

7.       – Святое Православие собрало и сплотило разрозненные русские племена в одну мощную государственную семью и тем положило основание беспримерному в истории народов мира царству ставшему именоваться Святой Русью.

8.      – Православие приобщило народ русский к мировой культуре, сделав его способным создать не только свой язык, науку, искусство, живопись, но и бесподобное в мире церковное и светское пение.

9.      – Отрекшись от язычества, благодаря Православному Христианству, Равноапостольный Князь Владимир спас Европу от разбойнического разгрома. В самом деле, что было – бы с Европой, если бы Князь Владимир обратил их не в любвеобильное Православное Христианство, а в фанатичный Ислам? Он, вместе с татарами, как единоверцами, ринулся бы на Европу и смел бы всю ее хваленую цивилизацию! Сего не случилось, однако, потому татарские орды полу уничтожили только одну Русь Святую, а Европа благоденствовала и развивалась, благодаря этому во всех отношениях, но Россию и народ ее она отблагодарила не по братски, а полной враждебностью, набросив на них крестоносцев,  и через хваленых немцев сектантство и разбойнический коммунизм!

Потому то, что нет более Удерживающего ныне,  не только Европа на ладон дышит, но и все культурное человечество!

                                                            Потому и –

                                            Торжествующая Русь Святая

                                            В горний мир давно вознесена,

                                            Но купель ее здесь – Русь земная –

                                            Тою не забудется она!

* * *  

                                СТАДО МАЛОЕ,  НЕ БОЙСЯ!

                                                                            П.  Котлов-Бондаренко

                                                                            Стадо малое, не бойся –

                                                                            Сам Господь тебя хранит,

                                                                            Он при всех твоих невзгодах

                                                                            Жизнь твою Сам сохранит.

                                                                                   Если ты изнемогаешь

                                                                                   В твоей жизненной борьбе

                                                                                   И друзей своих теряешь, -

                                                                                   Он других пошлет тебе!

                                                                            Если все тебя покинут

                                                                            И ты останешься один,

                                                                            Не печалься, - Господь с тобой,

                                                                            Как Он был и с Даниилом.

                                                                                   Он – не дремлющий Xранитель,

                                                                                   Свое стадо Он хранит,

                                                                                   Твой небесный Покровитель,

                                                                                   Он есть твой надежный Щит!

* * *

Благодать, дарованная Церкви, как Телу Христову, состоит в том, чтобы возвещать человеку – во все времена и на всяком месте – то спасение, которое было ниспослано миру Богом через Христа в Духе Святом. Высокое призвание, священная задача Церкви состоят в том, чтобы словом и делом свидетельствовать об «едином на потребу». Соответственно, священная обязанность каждого члена Святой Православной Церкви состоит в том, чтобы в своей жизни стать достойным высокого звания христиан.

* * * 

                                                     ТОЛЬКО ТАМ.              

                                                                                           В. Соколов

                                                                   Только там, в стенах святого храма,

                                                                   Только там остаться я хочу.

                                                                   Улеглись безумные пожары.

                                                                   Дрогнувшей рукой поставлю свечу.

                                                                               Господи,  Твое прикосновенье….

                                                                               Твой чертог – он вечно здесь.

                                                                               Открываются ступени за ступенью,

                                                                               Из пространства храма ангелов я слышу песнь.

                                                                   С клироса они поют волшебно,

                                                                   Духи Света, дайте нам приют.

                                                                   Господи, разбей мой мозг ущербный –

                                                                   Сердце жаждет и дух ждет.

                                                                               В тьме подземных коридоров

                                                                               Истомился странник на пути.

                                                                               Он устал от грозовых пожаров,

                                                                               И зовет и шепчет: Приди.

                                                                                                 1991

* * *

HIEROMARTYR  NECTARIUS,  ARCHBISHOP  OF  YARANSK

     Dr. Vladimir Moss

Bishop Nectarius, in the world Nestor Konstantinovich Trezvinsky, was born in 1889 in the family of a priest in the village of Yatsek in Vasilkovsky uyezd, Kiev province. At the age of three he was orphaned, and was cared for by Protopriest Vishinsky of the local church, who later handed the boy over to his son-in-law, the priest Trezvinsky, from whom Nestor received his surname.

In 1901 Nestor entered the Kiev theological seminary, graduating in 1908.
Then he served as a novice in a monastery, and then in the church of the village of Yatsek. In 1911 he entered in the Kiev Theological Academy, graduating in 1915 (according to another source, 1917). In 1912 (according to another source, 1914) he was tonsured into the mantia in the Kiev Caves Lavra with the name of Nectarius. In the autumn of 1915 he joined the army as the priest of the First Turkestan rifle regiment. 

On December 13, 1917 Fr. Nectarius was ordained to the priesthood, serving in the Alexander Nevsky Lavra, and was raised to rank of archimandrite in 1918. In 1919, because of a false accusation he was imprisoned in the "Crosses" prison. From 1920 to 1921 he was rector of the cathedral in Yamburg. On September 8, 1921 he was arrested in connection with "the affair of the Alexander Nevsky Lavra", and a month later was sentenced to one year of hard labour. In January, 1922 he was amnestied and sent to the Kiev-Caves Lavra, where he remained in retirement until 1923. (According to another source, he returned to Petrograd in the autumn of 1922.) In February, 1924 Bishop Benedict appointed him dean of the monasteries and podvoryes of Petrograd.

According to one source, on June 3/16, 1924 Patriarch Tikhon consecrated him Bishop of Vitebsk. But according to another, he was made Bishop of Velizhsk, a vicariate of the Polotsk diocese, and temporary administrator of the Polotsk-Vitebsk diocese until 1925. However, the authorities extracted from him a promise not to leave Petrograd, so he could not visit his see. In December, 1924 he was appointed bishop of Yaransk, a vicariate of the Vyatka diocese. At that time Yaransk was in the hands of the renovationist heretics. However, the faithful children of the Orthodox Church sent a member of the parish council of the Dormition church, Y.A. Chernyshev, to Patriarch Tikhon to ask him to give them their own bishop, and he sent them Bishop Nectarius.

Yaransk already had its new martyrs. In the early years of the revolutio a group of clergy had been shot and buried in Yaransk cemetery. In the same grave they buried two brothers, one of whom was called Vasya, from Kiknur who had been caught for refusing to join the reds and had joined the whites.

Vladyka Nectarius immediately entered into an uncompromising battle with the renovationists. Soon the cathedral church of the Holy Trinity joined the Orthodox Church. The bishop was helped in this successful struggle by Protopriest Sergius Znamensky, the superior of the cathedral, the warden Ivan Vasilyevich Okhotnikov, and the parishioners Nicholas Ivanovich Starodumov and the brothers Michael and James Chernyshev. Thus on February 27, 1925 Protopriest Sergius reported to Patriarch Tikhon that "now, under the leadership of Bishop Nectarius, the church is completely Orthodox". He mentioned that the four laymen had been sent to prison. The patriarch replied on March 14, expressing his thanks and invoking the blessing of God.

Not content with this triumph in the city, Vladyka Nectarius went out into the neighbouring villages and submitted the renovationist churches to his authority. "Now the clergy is persecuted," he preached, "and the time of the Antichrist has arrived. Soviet power must offer repentance, stop the repressions and radically change its politics towards the Church."

In 1925, having received an invitation to take part in the preparation of a renovationist council, he replied: "I reject the God-hated renovationist movement and anathematise it. I anathematise the God-hated robber so-called council of 1923 which took place in Moscow, with all its decrees. I promise to have no canonical communion with any of those who have attached themselves to this renovationist deception. Orthodox citizens of Vyatka! The wolf in sheep's clothing, the renovationist archbishop Joseph has addressed the believers... Be watchful, Orthodox, the path you tread is dangerous. The days are evil..."

In the same epistle Bishop Nectarius called the renovationist clergy graceless and their sacraments powerless, their eucharist invalid (simple bread and wine), and called on the people not to go to the renovationist council, and therefore not to take part in their congress.

From January, 1925 Vladyka Nectarius was looking after more than 40 parishes of the True Orthodox Christians. In May he went to seek the advice of the elder, Hieromonk Matthew, who was living in the settlement of Yershovo some 35 versts from the city.

Hieromonk Matthew, in the world Metrophanes Kuzmich Shvetsov, came from the family of a Vyatka cobbler, and became the spiritual son of the well-known Schema-Hieromonk Stefan (Kurteyev), who convinced him in 1891 to accept monastic tonsure in the Vyatka Alexander Nevsky monastery. However, Fr. Matthew spent most of his life in the Prorochitskaya monastery, from its founding in 1899 to its closure in 1921, working as treasurer, and assistant to the abbot, and dean, and spiritual father, and cell-attendant. He was granted the gifts of healing and prophecy, and attracted a large number of people from far and near. From 1921 he settled in Yershovo, where he became the centre around which the True Orthodox gathered. He died on May 27, 1927, and for seventy years thereafter people have gone to his grave in the cemetery of Yaransk to seek healing for spiritual and bodily infirmities. The authorities used to drive people from his grave, saying: “Why did you come to him? Go to the church, put some candles there… You shouldn’t sing here; he was an enemy of Soviet power; the Church does not recognize him, nor honour him, the priests don’t come here… But you have come – that means that you, too, are an enemy of Soviet power!"

Vladyka Nectarius went up to Fr. Matthew’s little house and said: "Lord Jesus Christ, Son of God, have mercy on us" at the door. "Amen" came the reply, as if he had been long expected. The door opened, and there was Fr. Matthew dressed in the full monastic garb. After blessing him, Vladyka went up to the icons, and made the sign of the cross, while Fr. Matthew chanted softly: "Thy martyrs, O Lord, have acquired unfading crowns in their sufferings..." Vladyka shuddered at hearing the troparion to the martyrs. He did not think that he would receive the answer to his question so quickly from the elder.

On May 25, 1925 the GPU arrested Vladyka "for conducting anti-Soviet agitation", and on November 13 he was sentenced to three years on Solovki. There he worked as a fisherman and janitor, and took part in the secret meeting of imprisoned hierarchs that took place in the food warehouse of the monastery Kremlin on May 25 / June 7, 1926, at which the epistle of the Solovki bishops was composed.

(According to one source, Vladyka was arrested in 1923, and between 1923 and 1926 was on Solovki. He was arrested again in 1926 or 1927. From 1927 to 1928, according to another source, he ruled the Kursk diocese while being temporarily in charge of the Kirov diocese.) 

Vladyka formally broke communion with Metropolitan Sergius on February 6, 1928 (according to another source, February 8, and according to a third - on February 19 / March 4), and on April 4 joined the Josephites, being received by them through a prosphora which Archbishop Demetrius (Lubimov) sent him. On Solovki he served with the other Catacomb Bishops Victor of Glazov, Hilarion of Porech and Maximus of Serpukhov, and later was particularly closely linked with Bishop Victor. On April 25, 1928 he wrote: “After prayer and much thought I have broken ecclesiastical communion with Metropolitan Sergius because he has entered into a bloc with the Antichrist, has violated the church canons and has permitted faintheartedness and casuistry that is equivalent to apostasy from Christ…. It is shameful and not without danger for the eternal salvation of every Orthodox believer to follow such a leader as M. Sergius, who has become slippery, going on a very unreliable path.” Again, in a letter to his flock dated January 8, 1929 he wrote: "[He is] an apostate who has fallen away from the Church of Christ like a rotten limb".

In the course of 1928, according to one (dubious) source, he signed the acts of the so-called “Nomadic Council” of the Catacomb Church. Towards the end of 1928 he was placed under ban by Metropolitan Sergius, but refused to accept its validity. In October, 1930 he was mentioned as being under ban.

On November 20, 1928 he was released (the resolution was dated May 18, 1928), but not allowed to live in the major cities and Vyatka for three years. Following the advice of Bishop Victor, he went to Kazan. On settling in Kazan, Vladyka Nectarius was given the names of the anti-sergianists Fr. Nicholas Troitsky and Professor Victor Ivanovich Nesmelov. However, both these confessors were under surveillance, so Vladyka stayed in the Kozya Sloboda suburb of Kazan, at 22 Oktyabrskaya street.  Here he became close to a group of exiles who were close to Archbishop Andrew of Ufa: the priest Fr. Arcadius Volokitin; the laywoman Eugenia Antipina and her daughter Olga Antipina, who had been condemned in 1925 for spreading the epistles of Archbishop Andrew and helping the imprisoned clergy with food and other articles; and Angelina Solovyeva, who had been condemned for the same "crime" in 1925. Also close to him were some nuns of the closed Raithu monastery and the nuns of the closed monastery of the Kazan icon: Maria (Preobrazhenskaya), Stepanida (Makarova), Anna (Baranova), Agatha (Lipina), Maria (Veryasova), Maria (Yegorova); and also Anna (Bulanova), Euphrosyne (Vikurova), Eudocia (Sergina), Praskovya (Stepanova), Theodosia (Romanova), Anna (Yegorova), Zinaida (Lykova) and E. Lagutina.

As soon as Vladyka arrived in Kazan, he received a letter from Archbishop Demetrius of Gdov, asking whether Vladyka had left the Josephite Church. Vladyka replied by telegram that no, he remained in unity with them.

While living in Kazan, Vladyka Nectarius sometimes went into sergianist churches, but did not take part in the service and even had no communication with the priests, but only kissed the icons and listened to the chanting. Once, when the bishop was standing in one of those churches, the deacon, who was censing, began to cense Vladyka three times in accordance with his hierarchical rank. However, Bishop Nectarius turned away from him and did not give him his hierarchical blessing. There was another incident at this time: a person died, and the relatives came to Vladyka and asked him to perform the burial. The bishop asked: “To what church did the deceased go?” It turned out that he went to the sergianist church. Then Vladyka said: “Well, let them bury him.”

The people also preserved the memory of Fr. Theodore from the village of Shcherbash. He was arrested together with a nun. When he had been shot and his body was just lying there, the prison guard said: “I don’t know who he is, but every night a man in white comes down and censes him…”

Among the True Orthodox Christians of Vyatka province, particular mention should be made of Abbess Apollinaria and Archimandrite Arsenius Arzamassky. Matushka was the abbess of a monastery situated 12 kilometres from Konoplya, where there were 33 houses and a chapel. More and more young girls were intending to serve God there, so the Bolsheviks destroyed it. The monastery was served by Archimandrite Arsenius. He had not wanted to marry, but his parents forced him; and when his wife bore a child and died, he thanked God for freeing him from those bonds… Fr. Arsenius was once travelling in a train with some Bolsheviks. One of them said to him: “Pope, you rob people, what kind of God can you have…” “How can you say there is no God – where did you come from, then?” objected Fr. Arsenius. “Prove to me that God exists. Pour some coals in your skirt – then I’ll believe that God exists.” “Okay,” said Fr. Arsenius. And as he crossed himself the soldier poured some coals from the stove into the folds of his ryasa. The coals were immediately quenched, and did not burn the ryasa…

After the declaration of Metropolitan Sergius, Fr. Arsenius went round the churches which remained faithful to Orthodoxy, such as Chernushka and Lom. He died from a disease of the throat. He left Matushka S.’s mother a basket of prosphoras: “Look, Maria, keep the holy things. There will be many churches, but the Truth is one.” That is, it was forbidden to receive communion in those churches…

Matushka Apollinaria settled next to Hieromonk Matthew after the destruction of her monastery. Her three brothers came and built two houses – one for matushka, and one for Fr. Matthew. With the blessing of Fr. Arsenius she distributed the Holy Gifts. She was not often in her little house because she was always on the move. The police would come and find a lock on the doors. When the nuns were arrested, she prayed Psalm 90 so that the Lord would preserve her from prison. And He did – Matushka Apollinaria lived until old age, dying on Radonitsa, 1958. She remained an unyielding opponent of Sergianism until her death.

The GPU had planted an agent in Vladyka Nectarius' circle, and he reported that Vladyka had been ordaining priests and deacons whom he sent to the Yaransk and Chuvash diocese, and that he was serving together with Fr. Arcadius Volokitin, who had set up a secret church in his house. The two of them "on the one hand,.. are establishing links with exiles in Narymsk region, Kazakhstan, Turukhan region, etc., and on the other hand, with the Vyatka and Ufa provinces and with the neighbouring republics of the culturally backward national minorities." Bishop Nectarius received letters from exiled bishops and priests, and these were distributed through the monks and nuns of the closed monasteries to the Vyatka and Ufa diocese, to the Chuvash republic and the Mari region. "Pilgrimages to Bishop Nectarius," said the informer, "have begun from Chuvashia and Mari, and in general from the culturally backward national minorities."

On August 30, 1930 (according to another source, in April) Vladyka Nectarius, Fr. Arcadius, and Eugenia and Olga Antipina and others were arrested in Tataria in connection with the affair of the counter-revolutionary organization, "The True Orthodox Church", which supposedly existed in Tataria and the southern parts of Kirov region. Later came the arrests of Fr. Nicholas Galakhov, his father, Fr. James Galakhov, and Fr. Eulampius. Bishop Nectarius, Fr. Nicholas Troitsky and Professor Nicholas Petrov (who were arrested the next day), together with the retired Bishop Ioasaph (Udalov), one of Metropolitan Cyril's closest associates, were imprisoned in the OGPU's isolator in the Tatar republic, while the rest were placed in the Kazan transit house of prisoners.

Vladyka did not conceal his contacts with the Josephites, but he was careful to mention the names only of people who had already been shot or were in prison or exile. On September 1, 1930 he said during interrogation: "I do not know why I have been arrested, but I think that I have been arrested as a counter-revolutionary. Prayer takes place in my flat-cell on Sundays and the twelve major feasts; among the worshippers with me are people from the Yaransk diocese, parishes which do not recognise Metropolitan Sergius and his Synod. I am a true supporter of Patriarch Tikhon and strive to be such, and am ready to die for that... Among the regular worshippers there are also inhabitants of Kazan, but I cannot say who they are or give their names, since I consider that to be betrayal..."

Further interrogations took place on June 5, June 12 and July 20, 1931.

On January 26, 1932 Vladyka Nectarius was sentenced to ten years in the Solovki concentration camps. He was the only one of the 33 other clergy to receive ten years; the others were sentenced to three years in corrective-labour camps. On Solovki he continued to participate in services of the Josephite Catacomb Church. In 1935 he was transferred to the Prorvinsky corrective-labour camp in Western Kazakhstan. (From 1935 to 1937, however, according to one source, he was serving secretly in Kazan.)

Once the Catacomb Christian Elisha Ilyich visited Vladyka on Solovki. The policeman replied that that it was impossible that day – but the next day he could see him. And he asked: “Who is he to you?” “A distant relative.” “And what kind of person is he?” “Like all the rest – an ordinary person.” “No – he’s not like everyone else.” “In what way he is not like the others?” “Well: when Trezvinsky [Vladyka Nectarius’ surname] goes to catch fish they bring back a huge catch. And when Trezvinsky doesn’t go, they come back with empty boats.” The fishing artel used to ask Vladyka: “We don’t force you to catch fish, Vladyka, just come out to sea with us…”

The next day they were able to meet. Vladyka Nectarius asked about all the priests: who had joined the sergianists, who had not, who had remained firm in Orthodoxy. He gave Elisha Ilyich many crosses to distribute to everyone, as if to remind his children about the meaning of the Christian life…

Vladyka told Elisha Ilyich that when he had been imprisoned they had begun to force him to sign the sergianist declaration, but he had refused. “Well then,” they said, “that’s ten years for refusing.” “Let me die here, but I won’t go to Sergius,” replied the hierarch. “And we won’t let you out until you rot in prison.” A little later, Matushka S. remembers that they received the following letter written on one side of a piece of paper: “Vladyka Nectarius is writing to you. I am sending you God’s blessing and am praying for you. Every morning and every evening I bless my diocese. A rare guest, Elisha Ilyich from the village of Votchina, has told me about everything that is happening in my diocese, who has fallen away into Sergianism, and who has remained firm in Orthodoxy. I beseech you not to go to the sergianist church. Pray at home in front of the icons. Receive communion if only twice a year only from a true pastor.” 

Vladyka Nectarius considered Christianity and Socialism to be irreconcilable, and during his interrogation he did not hide his negative attitude to Soviet power: "The attitude of the Church, that is, the clergy and believers, must, in the light of my views with regard to Soviet power, be such as can be adopted with regard to the kingdom of Satan, that is, hostile and unfriendly. The attitude of the authorities to the Church cannot be changed, so in conversations with believers I have always expressed myself in favour of the necessity of getting rid of Soviet power."

He wrote the following letter to his flock from exile in about 1933: "Beloved! I want to write a few lines to you for your general edification and confirmation in Orthodoxy.

"Five years ago in the Yaransk region several Orthodox communities separated from Metropolitan Sergius, many clergy and laity. Everyone was offered the opportunity to triumph over sergianism. But now, not seeing success in this protracted spiritual battle, they are disappointed and begin to have doubts about the truth and salutoriness of their departure from Metropolitan Sergius and the bishops and clergy who think like him. May your and our hearts not be troubled! The basis of our departure from Metropolitan Sergius was not some trivial caprice or wounded self-love, but a decisive protest against the criminal time-serving of Metropolitan Sergius and his eparchs in relation to Soviet power, his allowing the GPU to unceremoniously interfere in the inner life of the Church of Christ. This interference of foreign elements in the appointment of bishops to sees and in other spheres of church life cannot be justified by the church canons and the rule of the Holy Fathers, the more so in that with us the Church is separated from the state.

“Our struggle with Metropolitan Sergius, this champion of Bolshevik caesaropapism, is a very honourable struggle - it is a struggle for the Truth of Christ God, for the Holy Orthodox Church, which has been betrayed for thirty pieces of silver to humiliation, destruction and liquidation. We are frightened, not of Metropolitan Sergius and those who share his views and his successors, but of those who support him by brute force. If the punitive forces of the GPU were not on his side, those who think like him and his successors would have been defeated long ago. This was confirmed by the denunciations of secret agents of the GPU, who said that the people would have left him as a turncoat and traitor of the Church of Christ.

“Our new tragedy consists in the fact that the bishops who have warred against Metropolitan Sergius have found themselves under the heel of the GPU. Thus Metropolitans Peter of Krutitsa and Cyril of Kazan have been banished to the distant tundra. Joseph of Petrograd has been imprisoned amidst the sands of [Central] Asia. Archbishop Demetrius is in the very strict Yaroslavl isolator. Vladyka Victor is somewhere in the northern regions. Your humble servant was confined for ten years in the concentration camps, while Bishops Hierotheus, Alexis and Maximus were shot. A similar fate, that is, a lengthy term of imprisonment in concentration camps and exile, awaited many of the clergy and laity who decided to speak out against Metropolitan Sergius and his like-minded minions.

“As early as my own break with Metropolitan Sergius, on February 6, 1928, I foresaw that although our struggle for the Truth of Christ was holy, it would be weak and without success. From the history of the Church we see that all the fighters for the Truth of Christ perished in the struggle and that the work of God for which they struggled triumphed only after their death. That is what will happen in our struggle with sergianism. The people has become indifferent and lukewarm towards church questions, while the clergy - in its greater part, that is - have become simply fulfillers of the rites whose only concern is to have enough to eat and live quietly. Meanwhile they will not balk at force or any other methods however immoral, against us, the opponents of sergianism, for example: denunciations, false rumours, making brawlers tipsy at parish meetings, etc. Thus Metropolitan Sergius published a slander against me, saying that I had ordained a bigamist to the priesthood, while I would never think or dream of doing such a thing. Although our struggle is holy and just, we are weak. I personally have no hopes of being released, I shall most likely perish in the camps; and I comfort myself with the promise of Christ: 'Blessed are those who are persecuted for righteousness' sake, for theirs is the Kingdom of Heaven.' It is not easy to suffer, but there is no way out, there can be no other choice. Don't you waver either, beloved! For you, too, 'to live is Christ, and to die is gain'. 'What are we to do? How are we to live?' the zealots of Orthodoxy ask me, those who have been deprived of their pastors and whose sensitive conscience will not allow them to pray in sergianist churches. Their souls' suffering is completely comprehensible. To live without church prayer is a great woe for Orthodox believers. But, you know, today there are many towns and villages where there are no churches, and where there are some, they are renovationist or sergianist. Unite into small groups and pray at home. Sing church songs. Read the Word of God, give alms, bury the dead, as far as possible without sergianist priests. Receive the Holy Mysteries from true pastors; with the help of God, you will find them. Now, in the words of the holy Apocalypse-Revelation of John the Theologian, the Church has departed into the wilderness, that is, she has hidden in secret places; the situation is such that believers are compelled to gather together for church prayer in hidden, secret places. Thus was it in the times of martyrdom, of iconoclasm and of all the heresies that have disturbed the Church in Greece, in the East, when there was a persecution against the supporters of Divine Truth, while our time is that of the preparation for the Antichrist and his kingdom. Satan, the enemy of God had armed himself against the Church of Christ, her children, her members, who have remained faithful to the testament of Christ and the Holy Fathers.

"'Simon, Simon! Satan has sought to winnow you like wheat,' said Jesus Christ to His disciples. Go after Me along the path of sufferings! I have prayed for you, Peter, that your faith may not fail.' In the same way, you, too, brethren, pray for yourselves and for me, that our faith may not cool, and that the feeling of burning religious inspiration may not be quenched. If it does, then woe to us! The holy Apocalypse of John the Theologian declares that the Church [sic. correction: the Lord?] will then vomit us up as useless spittle from His Divine lips, that is, from the saving depths of His Church, the society of salvation. And what could be worse than that?!

"Watch and pray that you do not fall into the abyss, into temptation! Amen."

“I hope and believe,” he said, “that this ecclesiastical Nizhny fair under the neo-renovationist flag will suffer complete defeat and the Orthodox believers will all leave this sad church adventure invented in order to destroy and mock the Church of Christ, which is the pillar and ground of the Truth.”

On September 8, 1937 Vladyka Nectarius was sentenced to be shot by a troika of the UNKVD of the West Kazakhstan region. The sentence was carried out in the Caspian town of Guriev (according to one source, on the same day).

* * *

ПАГУБНОСТЬ  ЖИВОГО  ОБНОВЛЕНИЯ

Димитрий Барма

Увидев на клетке со свиньёй напись «лев» не верь глазам своим.

Из Козьмы Пруткова

Для нас не секрет, что истинное православие, каковое мы имели по всей Руси вплоть до окаянного 1917 года, изначально устойчиво ко всякого рода ересям и сектам. Когда же таковые возникали, как, к примеру, ересь жидовствующих, то были изначально обречены на немногочисленность своих сторонников и справедливое отторжение их обществом. Пожалуй, единственным серьёзным религиозным влиянием на ум русского православного человека обладали староверы-раскольники, Древнеправославная Церковь Христова. Опасность впадения в этот раскол была единственной серьёзной угрозой для русского человека.

После уничтожения всех серьёзных столпов русского православия внутри страны в ходе начатого большевицкой кликой геноцида русского народа ни кем иным, как прежде отвергшим (ради богоборчества!) обучение в духовной семинарии и предавшимся самым чудовищным преступлениям Джугашвили-Сталиным была создана новая «церковь», к счастью не имеющая аналогов в православном мире. Её служители откровенно ставились не просто мирской властью, а властью изначально богоборческой и служили ей вернее верного. Мне от нескольких стариков знаком такой случай, когда некий старец (жаль, что не дошло до нас его имя), вопреки всем гонениям отшельничавший на заре советской власти, так поучал людей: «Берегите оружие, придёт благословенный Богом час и оно пригодится вашим внукам и правнукам».  Его тихо увезли на расправу, а из других, ставших на службу этой сатанинской власти, слепили свою, «советскую церковь». Вовсе не святую, не апостольскую и не соборную, а ленинско-сталинскую советскую, унаследовавшую от своих творцов и их приверженность к мирским благам, и тягу ко лжи, и пагубное свойство живого и непрестанного обновления.

Чудовищное свойство это возникло как раз из верного прислуживания бесовски лживой власти, привыкшей раз за разом менять и модернизировать под свою сиюминутную политическую нужду даже собственные доктрины. В случае действий самой власти то, что было во всеуслышание декларируемо вчера, сегодня объявляется неким «уклоном» в коем виноват кто-либо из её же вернейших слуг. «Так надо!» И вот коммунисты-единороссы, люди вообще ни во что не верящие, крестятся массово и стоят со свечками в предварительно обезбоженной ими церкви.

Из этого живообновления власти возникает очень устойчивый, ни в чём не отходящий от своих основных изначальных целей и задач тоталитарный режим, который, к тому же, никогда не признаёт не только своей же собственной вины в чудовищных преступлениях и продолжающемся геноциде русского народа, но тем более степени, меры и глубины уже свершённых преступных деяний, а кроме того, что самое главное, позволяет безнаказанно оставаться у власти той же самой клике, что в октябре 1917 года оседлала хребет русского народа и доныне не только нещадно грабит и вымаривает его, но и уродует морально, умственно и нравственно в сохранённой и усовершенствованной тоталитарной системе, ныне именуемой пост-социализмом.

В случае церкви это вот непрерывное, живое обновление ещё губительнее. Дело то не только в том, что «от младых когтей» враждебная русскому народу бесовски лживая власть выхолащивает православие для обеспечения социальной пассивности и умерщвляя всякую искреннюю внутреннюю религиозность ставит на её место циничное, толерантно-терпимое ко всяческой лжи и мерзости ханжество, кое однако агрессивно неприемлет истинных и исконных христианских ценностей. При постановке «епископов» мирской властью иного и ждать не следовало. Дело ещё и в том, что при этом начинают отвергаться Соборные постановления, что для православия как такового канонически невозможно и неприемлимо. То, что в итоге возникло, невозможно назвать православием.

Мне не раз приходилось видеть активность всяческого рода сект и опыт наблюдений показал, что паства «советской церкви» (МП, псевдопатриархии, ложно именующей себя РПЦ) становится крайне лёгкой добычей всяческого рода сектантов. Некоторых, как, к примеру, секту Виссариона, явно поддерживают внутренние властные структуры. Общественное же мнение, воспитанное на советском противобожии, далеко не всегда сектантов осуждает. В них видится вроде как некое стойкое моральное начало - в противовес слишком явной аморальности и пренебрежении грехом и покаянием в МП. А ведь для православных такая дикость совсем не характерна, вот ведь как изуродованы самые основы морали и этики чудовищным режимом!

Протестантским проповедникам посложнее - старушки берут их евангелия, но на том всё, как правило, и останавливается. Встреча с католической проповедью несколько удивила, ведь в современной Москве всего-то два костела. Да, уровень её не тот, куда до него полуобразованным последователям Лютера. Но разве не оттолкнёт всякого православного русского человека осуждение «культа юродивых» и сомнение в святости Св. Сергия Радонежского и Св. Прав. Иоанна Кронштадтского?! А отмена(!) католичеством постановлений Вселенских Соборов? Но одно только упоминание об опасности прелести католиков очень расстроило, а с мыслью о том, что от попыток унии всегда был один только вред им пришлось согласиться - как-никак, а с историю знают. Но как больно и обидно было услышать от католиков, что сотворённое здесь московской псевдопатриархией уже давно не православие вовсе. За Россию обидно.

Но что за всем этим, за всеми чужеземными проповедниками и сектантами, как не явное свидетельство того, что созданная мирской богоборческой властью «церковь», утратившая самую свою православность, не способна воспитать православную Россию. Созданная богоборческим режимом для подмены русского православия суррогатом, она не только не пытается действенно противостоять разного рода сектам, но даже косвенно толкает русских людей в объятия сектантов своей излишней толерантностью, беспринципностью и моральной распущенностью. Не говоря уже о разного рода чудовищных «энергетических» ересях, цветущих внутри самой МП и её монастырей. А то, что этот процесс сопровождался не только вносом (организованного средствами внешней разведки) раскола в сохранившую и бережно донесшую до нас наше исконное православие Зарубежную Церковь, но и возобновлением бесстыдного преследования возрождения православия в самой России (захват церквей и гонения на иконы стали бессовестно откровенными), лишь показывает кому именно служит эта власть и её верная «церковь». Чем являются на деле. Ложью и подлостью служат они не Богу, а «отцу лжи». Как прежде, так и теперь. Вернее верного.

Подмосковье.

* * *

                                                    ПЕЧАЛЬ У ДВЕРИ РАЯ.

                                                                                            П. Котлов-Бондаренко

                                                                                    Когда Христос был в Галилее,-

                                                                                    Благую весть всем возвещал.

                                                                                    Его божественным глаголам

                                                                                    Народ измученный внимал.

                                                                                            Он звал к себе всех утружденных

                                                                                            И грехом обремененных,

                                                                                            Обещая всем покой –

                                                                                            Свой небесный дар святой.

                                                                                    Меня послал к вам Мой Отец –

                                                                                    Миров Зиждитель и Творец –

                                                                                    Детей заблудших искупить

                                                                                    И в Отчий Дом их возвратить.

                                                                                            Его любовь так велика,

                                                                                            И высока, и глубока!

                                                                                            Он мир греховный возлюбил –

                                                                                            Его спасти Мне поручил.

                                                                                   - Придите все! Я дам покой

                                                                                    Душе измученной, больной.

                                                                                    Я – хлеб для алчущей души,

                                                                                    Я – свет для сбившихся с пути.

                                                                                            Так Он учил и призывал, -

                                                                                            Ему внимал велик и мал.

                                                                                            Он спящих Словом пробуждал,

                                                                                            В сердцах надежду зажигал.

                                                                                    И вот, однажды идя в Путь,

                                                                                    Он сел на камне отдохнуть,

                                                                                    Вокруг ученики стоят

                                                                                    И с народом говорят.

                                                                                            И вдруг, внезапно прибежал,

                                                                                            К ногам Учителя припал

                                                                                            Богатый юноша один

                                                                                            И взволнованно спросил:

                                                                                   - Благой Наставник и Раввин,

                                                                                    Я прошу Тебя, скажи,

                                                                                    Что мне делать научи,

                                                                                    Как в жизнь вечную войти?

                                                                                            Его мольбе Господь внимал

                                                                                            И тотчас ему сказал:

                                                                                            - Закон Божий соблюди,

                                                                                            Тогда сможешь в жизнь войти!

                                                                                    Законы я все исполняю

                                                                                    От самой юности моей,

                                                                                    Но мира я не ощушаю

                                                                                    До сих пор в душе своей!

                                                                                            Господь в любви Своей велик,

                                                                                            Он в сердце юноши проник

                                                                                            И с любовью изрек:

                                                                                            Ты от Рая недалек!

                                                                                    Пойди, именья все продай

                                                                                    И неимущим все раздай,

                                                                                    И взявши крест, за Мной иди, -

                                                                                    Тогда сможешь в Рай войти!

                                                                                            С печалью юноша уходит

                                                                                            От Самого Господа Христа,

                                                                                            Нигде он мира не находит

                                                                                            Отрекшись от своего креста.

                                                                                    Так он ушел от двери Рая,

                                                                                    Не пожелав в него войти, -

                                                                                    Так вот проблема мне какая!

                                                                                    И думал так, идя в пути:

                                                                                            Как именье все продать

                                                                                            И все нищим пораздать,

                                                                                            И самому нищим стать?

                                                                                            Нет, мне это не под стать!

                                                                                    Я молод, знатен и богат,

                                                                                    И все имение раздать?

                                                                                    Нет! Я жить хочу богато

                                                                                    Теперь, а не когда-то!

                                                                                            Так, идя, он рассуждал

                                                                                            И сам себя все уверял,

                                                                                            Что ничего не потерял –

                                                                                            На тлен он вечность променял!

                                                                                    Не так ли в жизни сей земной,

                                                                                    Идя погибельной стезей,

                                                                                    Рассуждает человек:

                                                                                    Я жить буду целый век!

                                                                                            А когда я наживусь, -

                                                                                            На старость к Богу повернусь,

                                                                                            Пред Ним покаюсь

                                                                                            И тогда спасусь!

                                                                                    С печалью юноша ушел:

                                                                                    Он смысла жизни не нашел

                                                                                    Во Христе, Кто всех зовет

                                                                                    И жизнь вечную дает!

                                                                                            Тогда словам Христа внимала

                                                                                            И ничего не понимала:

                                                                                            Все были так потрясены

                                                                                            И весьма удивлены.

                                                                                    И посмотрев вокруг, Он рек:

                                                                                    - О, как ты жалок, человек!

                                                                                    Ты  надежды возлагаешь

                                                                                    На богатство, а не знаешь,

                                                                                    Что жизнь вечную теряешь!

                                                                                            Дети, трудно в Жизнь войти

                                                                                            Тем, кто в жизни сей земной

                                                                                            Мне мамону предпочел

                                                                                            И от Меня сам прочь ушел.

                                                                                    Ученики все ужаснулись,

                                                                                    Между собой переглянулись,

                                                                                    Один же выступил вперед,

                                                                                    То был сам Апостол Петр.

                                                                                            И Петр к Спасителю подходит

                                                                                            И со смущеньем говорит:

                                                                                            - Ужели так спастися трудно,

                                                                                            Что нужно нищим в Мире жить?

                                                                                    По Твоим словам, не можно

                                                                                    Никому почти спастись.

                                                                                    Для кого это возможно

                                                                                    Всю жизнь с сумкою ходить?

                                                                                            Вот мы оставили дома,

                                                                                            И мрежи наши, и поля,

                                                                                            И пошли все за Тобой

                                                                                            С одной лишь нищенской сумой!

                                                                                    Какая будет нам награда

                                                                                    По окончании пути,

                                                                                    Когда достигнем того града,

                                                                                    Что обещал Ты нам, - скажи?

                                                                                            Господь с любовью отвечает,

                                                                                            Взглянув на всех учеников:

                                                                                            - Вас награда ожидает,

                                                                                            Как верных Господу рабов.

                                                                                    Когда Сын Божий воцарится,

                                                                                    Воссев на белый свой Престол,

                                                                                    Всемирный Суд тогда свершится,

                                                                                    Судьей верховным будет Он.

                                                                                            На двенадцати престолах

                                                                                            Тогда воссядете и вы, -

                                                                                            На поднебесных престолах –

                                                                                            С судьей неба и земли.

                                                                                    Судить вы будете народ мой –

                                                                                    Всех, всех Израиля сынов,

                                                                                    За отвергнутый завет Мой

                                                                                    И за попранную Мою любовь.

                                                                                            Я ныне Царство вам завещаю,

                                                                                            Что Мне дарует Мой Отец,

                                                                                            Венцами всех вас увенчаю

                                                                                            И вас обнимет Сам Отец!

                                                                                    Так они договорились,

                                                                                    Идти за Ним все согласились –

                                                                                    Идти не даром, а за награду –

                                                                                    К тому спасительному Граду!

                                                                                            Так-то люди рассуждают,

                                                                                            Они прежде подсчитают:

                                                                                            Будет польза, или нет?

                                                                                            И тогда только решают.

                                                                                    Не изменился человек,

                                                                                    Он такой же и в наш век:

                                                                                    Даже с Богом в торг вступает,

                                                                                    Когда в Рай войти желает.

                                                                                            Но Господь нас возлюбил,

                                                                                            За нас кровь Свою пролил,

                                                                                            Своей пользы не искал,

                                                                                            Как на кресте Он умирал!

                                                                                    Возлюбим же Его и мы,

                                                                                    Как Его верные рабы,

                                                                                    Ему честь, славу воздадим

                                                                                    Во веки вечные. Аминь!

* * *

РОКОВАЯ СДЕЛКА

Как продавали Аляску

Иван Миронов

( Начало см. Верность Но №125, 126, 127)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Проведенный в данном исследовании анализ архивных документов, воспоминаний современников, официальных отчетов и заключений ревизорских проверок, а так же научных изысканий по данной проблематике позволяет делать следующие выводы:

1. Российские Северо-Американские колонии являлись стратегически важными и экономически выгодными в системе геополитических интересов Российской Империи.

2. Продаже Аляски предшествовала многолетняя деятельность узкой группы высших государственных сановников, носившая характер заговора, целью которого было разорение колоний и создание искусственных предпосылок для отказа России от ее заокеанских территорий.

3. Официальные причины продажи Русской Америки были заведомо ложные, а сама сделка противоречила геополитическим интересам Российской Империи.

4. Договор об уступке принадлежавших России Северо-Американских колоний Соединенным Штатам Америки нарушал действующие законы государства Российского и его условия до конца не выполнены...

    1. Российские Северо-Американские колонии являлись стратегически важными и экономически выгодными в системе интересов Российской Империи.

Стратегическая важность Северо-Американских колоний была очевидна Российским Императорам с самого основания русских поселений в Америке в 1784 году и вплоть до Крымской войны. Огромная территория площадью более 1500 кв. км хотя и была климатически суровой, малозаселенной, труднодоступной с евроазиатского материка, но российская власть в лице Императоров Павла I, Александра I, Николая I видела все выгоды распространения Империи в Западном полушарии. Эти выгоды заключались в следующем:

Во-первых, именно мировые державы – Англия, Испания, Франция, Россия – вели в эту пору спор за территории Американского континента. Устраненность из этого соперничества России подорвало бы ее престиж как влиятельнейшей морской державы мирового значения. Во-вторых, существование у России Северо-Американских колоний создавало необходимость морского крейсирования по всему миру, что также усиливало позиции Государства Российского как мирового лидера и подготавливало морские кадры для возможных военных столкновений. В-третьих, морская экспансия Российской Империи в Северной Америке требовала новых географических исследований, каковые и были предприняты силами Российско-Американской компании, а эти исследования, образовывая опытность моряков, вели к открытиям новых земель, таких как Антарктида, что тоже усиливало политическое значение России. В-четвертых, распространение России на Северо-Американские земли делало Берингово море внутренними водами Российской Империи, так что Россия по сути являлась хозяйкой «северных ворот» Тихого Океана и могла при дальнейшем укреплении своих военно-морских сил доминировать и во всей акватории. В-пятых, движение людей и товаров из европейской части России через ее азиатские просторы и северные воды в Северную Америку и обратный маршрут, как бы ни были они медленны и затруднены в ту пору, создавали дополнительные экономические стимулы для развития Сибири, Дальнего Востока, Камчатки и Сахалина, то есть развитие самых отдаленных частей державы заставляло более энергично развиваться те российские территории, по которым пролегали пути к дальним форпостам Империи.

Таков далеко не исчерпывающий перечень факторов, обосновывавших необходимость русского присутствия на Аляске. И при этом осознании роли и значения Аляски для Империи дела были организованы так, что главным экономическим и политическим двигателем развития колоний являлась Российско-Американская компания, получившая от Российского Правительства как особые привилегии на Аляску, так и чрезвычайно тяжкие управленческие обязанности.     

Российско-Американская компания весьма успешно хозяйствовала и управляла на Северо-Американском континенте, при этом Главным Правлением ее были выработаны механизмы стабильной экономической прибыльности и найдены способы сохранения безопасности даже в период военных конфликтов России с другими мировыми державами. Это могло бы создавать предпосылки для отделения территории колоний в независимый «штат», как это случилось с французскими и английскими колониями, но в том и дело, что Российские колониальные владения имели, помимо экономической и политической самостоятельности, особый дух «русского подданства», который определялся Православным миссионерством в отношении местного населения, его крещением и катехизацией, а также особой социальной политикой колониальных властей, нацеленной на своеобразное врастание туземцев в Российское подданство путем обучения, лечения, опеки и принятия в русскую среду детей от смешанных браков. То есть в отличие от колоний Англии, Франции, Испании и Португалии, заокеанские владения России были привязаны к материнскому государству прочной духовной связью.

Безусловно, это очень беспокоило соперничавшие с Россией мировые державы, ибо они стремительно теряли свои заокеанские владения, обретавшие независимость и республиканское правление, в то время как русские владения оставались незыблемой твердыней Империи и со временем могли оказаться опорной точкой для российской экспансии вглубь континента. Поэтому в отторжении от России ее североамериканских колоний было заинтересовано не только молодое государство США, но и старые мировые соперники Российской Империи, боявшиеся усиления России в Западном полушарии. Как ни странно, и в России, в ее правящей элите нашлись серьезные последователи этой идеи, о чем уже в 40-е годы может свидетельствовать политика министерства финансов по отношению к Российско-Американской компании. Но если при Николае I никто в Правительстве и помыслить не мог о прямом пособничестве отторжению от Империи ее владений, то при Александре II эта мысль постепенно стала овладевать правящими кругами России.

Рассмотрение истории освоения Русской Америки усилиями Российско-Американской компании было основано на малоисследованных архивных документах и опровергло широко бытующее в историографии мнение, что Аляска была обузой России, управлялась неумело, не приносила выгод, а требовала одних правительственных вложений. Мы показали, что это мнение является лишь надуманным аргументом тех правящих кругов России, которые проводили политику на отделение от России ее Северо-Американских колоний.

    2. Продаже Аляски предшествовала многолетняя деятельность узкой группы высших государственных сановников, носившая характер заговора, целью которого было разорение колоний и создание искусственных предпосылок для отказа России от ее  заокеанских территорий.

Приведенные в диссертационном исследовании архивные документы позволили выявить цепь событий, предварявших продажу Аляски в 1867 году и фактически готовивших ее. Официальным началом кампании по продаже Русской Америки рядом высших государственных сановников Империи стала неудавшаяся махинация с русскими колониями в начале Крымской войны. Тогда предложение о продаже русских колоний американцам было сделано российским посланником в Вашингтоне Э.А. Стеклем совместно с российским вице-консулом в Сан-Франциско П.С. Костромитиновым. Спустя месяц после начала войны -  19(31) мая 1854 года последний  подписал с представителем Американо-русской торговой компании в Сан-Франциско акт о продаже, в соответствии с которым Российско-американская компания за 7600 тыс. долл. уступала своему партнеру в Сан-Франциско на три года все имущество, промыслы и привилегии на территории Северной Америки[1], что означало потерю русских владений на Аляске фактически навсегда. Попытка реальной сдачи русских колоний американцам в 1854 г. была представлена в России как мнимая продажа, которая имела бы юридическую силу только в случае военных притязаний со стороны Англии, якобы обеспечивая тем самым неприкосновенность русских земель как собственности Соединенных Штатов.

Афера провалилась, но начало было положено. Основной преградой для продавцов российских земель была Российско-Американская компания, которая во время Крымской войны не только смогла уберечь вверенные ей территории от захвата и разорения, но успешно обеспечивала снабжение Дальнего Востока и Камчатки, где шли боевые действия, продовольствием. Очевидно, что уступка Русской Америки при существовании Российско-Американской компании была невозможной. Поэтому сразу после войны начинается планомерное уничтожение Российско-Американской компании. В 1856 году Высочайшей Волей Императора Александра II было приостановлено водворение РАК на острове Сахалин, начало которому было положено Высочайшей Волей его отца Императора Николая I в 1853 году. Передача Сахалина в ведение Правительства не только серьезно  подрывала экономическое положение РАК, но и наносила невосполнимый урон стратегическим интересам России на Тихом океане.

А уже в 1857 г. появляется официальный секретный план продажи русских земель - «Записка об уступке Соединенным Штатам наших владений в Северной Америке»[2]. Данная записка представляет собой готовую разработку продажи русских колоний, в которой определяется следующее: 1) уступка должна быть осуществлена в 1862 году («Передача должна совершиться через 4 с лишним года…»); 2) вместе с Аляской следует отказаться от Алеутских и Курильских островов («Алеутские и Курильские острова могли бы остаться во владении России, если бы один общий порт не связывал все владения Северо-Американской Компании»); 3) затребовать за Колонии 7.442.800 рублей; 4) «…все дело, для сохранения возможной тайны, должно обсуждаться тремя или четырьмя лицами». Таким образом, в «Записке» прямо говорится о том, что вся сделка, начиная с идеи и кончая ее реализацией, носит характер заговора.

Таким образом, можно говорить о том, что к 1857 году складывается правительственное лобби продажи российских заокеанских владений. Осознавая, какое колоссальное сопротивление в обществе вызовет эта сделка, инициаторы уступки подготовили почву для ее реализации, для этого они, во-первых, добились умаления экономического значения Русской Америки в глазах общественности, во-вторых, они приняли меры по дискредитации деятельности РАК, в-третьих, направили усилия на подрыв системы колониального правления. Именно так следует понимать указания в. кн. Константина Николаевича срочно «приступить к пересмотру ее Устава с целью изменить  совершенно ее значение и обратить учреждение в чисто торговое, а не административное» [3]. Великому князю нужны были доказательства несостоятельности РАК. Поэтому он предлагает срочно отправить в колонии комиссию в составе «нескольких самых способных гражданских чиновников и морских офицеров для отревизования колониального управления Российско-Американской компании с целью удостовериться, в какой мере успешно Компания исполняет свои административные обязанности в отношении к народам ей подвластным» [4]. Константин Николаевич настаивает на том, чтобы административное управление Колониями было передано в государственное ведение, ломая тем самым изначально сложившуюся систему колониального правления. Кроме того, непосредственное подчинение Правителя Русской  Америки Правительству, а не Компании помогло бы избежать возможного сопротивления отчуждению русских земель и собственности РАК. Предложения Великого князя Главное правление Российско-Американской компании классифицировало следующим образом: «На Компанию полагается возложить обязанности и требовать от нее таких действительных пожертвований, которые 

I) или сами по себе не исполнимы,

II) или подвигнут туземцев к восстанию и прекращению привычных мирных с ними сношений, или наконец

III) вовлекут Компанию в безысходные долги, и неизбежную несостоятельность»[5].

Документально отраженная дискуссия по вопросу продления привилегий, а так же итоги государственной ревизии Компании позволяют утверждать, что предубеждение в. кн. Константина Николаевича против Российско-Американской компании было вызвано его заведомым намерением продать США русские территории. Даже инициированная Великим князем ревизия на все его предложения относительно преобразований колоний дала  отрицательное заключение.

Итоговые результаты ревизионной проверки русских колоний, инициированной в. кн. Константином Николаевичем с целью получения сведений, компрометирующих деятельность Российско-Американской компании, были следующие:

1.В экономическом отношении Компания является успешной, средний валовой доход ее за последние десять лет составил около 853 тысяч рублей серебром в год[6].

2. Правительство выигрывает от существования Компании ежегодно до 430,000 рублей серебром[7].

3. Заслуги Компании перед государством колоссальны[8]

4. Нападки на Компанию, в том числе за якобы имевшие место притеснения туземцев, не обоснованы.[9]

5. Правительство, сняв с Компании обязанности по содержанию края, кроме убытков ничего другого получить не может.[10].

6. Уничтожение монополии РАК и переход заокеанских владений на казенное управление станет губительным для русских колоний и разорительным для государства.[11].

Таким образом,  для успешного и выгодного России управления Аляской государственный ревизор видел необходимым сохранение прежних условий существования и деятельности Компании.[12].

Следует отметить, что «Отчет по обозрению Российско-американских колоний действительного статского советника Костливцева»[13] является самым полным и объективным изложением положения Российско-Американской компании и подвластных ей территорий. Иных подобных объективных сводов информации о состоянии и перспективах существования колоний за данный период не имеется, другие же источники сведений о работе РАК, на которые опираются исследователи, обосновывающие экономическую и стратегическую необходимость продажи Аляски, не могут вызывать доверия.

Передача Сахалина, шумиха вокруг пересмотра Устава и возможной отмены привилегий компании, отправка ревизоров в колонии – все это были звенья одной цепи в уничтожении РАК. Константину нужно было во что бы то ни стало превратить Аляску в банкрота, в непосильную обузу для Государства Российского. Информационная, экономическая и политическая кампания против РАК завершилась успехом.[14] Если еще в 1860 г. валовой доход РАК составлял порядка миллиона рублей серебром[15], то уже начиная с 1862 г. Российско-Американская компания начинает нести убытки. За 1862 г. они составили порядка 400 тыс. рублей серебром[16]. Решение вопроса о продлении привилегий было затянуто с 1861 по 1865 гг., вся деятельность Российско-Американской компании была парализована на четыре года.[17].

Привилегии РАК были продлены Государственным Советом в мае 1865 года. При этом все выводы и рекомендации ревизии Костливцева были проигнорированы, но учтены все требования в. кн.  Константина Николаевича, Председателя Госсовета. С этого момента судьба Русской Америки была предрешена: управление колониями целиком переходило в руки Правительства, в котором сформировалось лобби, продвигающее в жизнь идею продажи Русской Америки. Одновременно новый устав подводил черту под деятельностью РАК, поскольку он отменял основные принципы существования Компании, а именно: монополию на торговлю и промыслы, единство административного и экономического управления.  

Таким образом, за 10 лет  - с 1856 по 1865 гг. фактически была уничтожена крупнейшая в стране торговая компания, не только приносившая в казну доход, но и фактически за свой счет осуществлявшая снабжение и управление всего Дальневосточного региона, а также российских владений на американском континенте. Вышеприведенные документы: официальная переписка и официальные отчеты о положении РАК за указанный период, - говорят о правительственном саботаже деятельности компании, приведшем к расстройству управления вверенными ей территориями, а так же к  экономическому разорению дотоле процветавшей Компании. Благодаря деятельности в. кн.  Константина Николаевича к 1866 году Русская Америка стала тяжелым бременем для государства. Взяв на себя всю ответственность за управление, снабжение и безопасность данных территорий, государство оказалось к этому не готово. Оно никогда и не было к этому готово. Именно на этом и строился расчет великого князя Константина Николаевича, подготовившего основания для осуществления «аферы века» - беспрецедентного отказа мировой державы от своих стратегически необходимых, экономически выгодных и перспективных территориальных владений.

3. Официальные причины продажи Русской Америки были заведомо ложные, а сама сделка противоречила геополитическим интересам Российской Империи

На основе документальных источников мы показали, что подготовка продажи Русской Америки сопровождалась ложью и подлогом со стороны высших государственных лиц Империи. Склонность ко лжи и махинациям характеризует большинство членов правительственного лобби, осуществившего продажу Русской Аляски. Так, министр финансов М.Х.  Рейтерн пытался сократить хронический дефицит государственного бюджета за счет резкого увеличения прямых и косвенных налогов, сокращения бюджета военного и особенно военно-морского ведомств, а также путем сомнительных государственных торговых операций, которые имели типичные признаки афер - продажа Аляски США в 1867, Николаевской железной дороги – частной компании в 1868. Только лишь к 1874 году Рейтерну удалось свести бюджет России без дефицита[18]. Фактически вся его экономическая деятельность свелась к неудачными попытками сократить дефицит бюджета путем урезания финансирования стратегических ведомств страны и распродажи государственной собственности. Министр иностранных дел А.М. Горчаков, представляемый дореволюционной и советской историографией как блестящий дипломат  патриот, уже в 1825 году получает хлесткую  характеристику от Охранного отделения: «Не без способностей, но не любит Россию» [19]. Российский посланник в Вашингтоне Стекль, который подписывал договор о продаже земли русской, оказался проходимцем и авантюристом, попросту нагревшим руки на продаже Аляски.

Имя же великого князя Константина Николаевича является позором императорской фамилии. Оценка деятельности Константина на посту наместника Царства Польского министром внутренних дел П.В. Валуевым была следующая: «Великий князь явно в руках предателей или под влиянием страха за свою особу, или, что было бы хуже, под влиянием расчетов на возможность отделения Польши под его скипетр»[20]. Обвинения в предательстве интересов России можно выдвинуть против великого князя и в связи с его усилиями по отторжению от России других ее территорий – Северо-Американских.

Эти люди образовали сплоченное правительственное лобби и «продавили» Договор, ставший прецедентом отказа России от своих территорий. Император Александр II подчинился доводам членов Особого комитета, следовательно, либо не имел воли им противостоять, либо был с ними единомыслен. Ключ к пониманию действий Императора в этой ситуации дает К.П. Победоносцев: «Во всю свою жизнь он как бы по природе своей боялся способных людей, избегал их, искал ничтожества, потому что на ничтожестве легче было ему успокоиться»[21]. Эпоха реформ, по мысли обер-прокурора Святейшего Синода, - «25-летие роковое, и человек его роковой – l,homme du destin для несчастной России. Бог с ним. Бог рассудит, виноват ли он или нет, только в руках у него рассыпалась и опозорилась власть, врученная ему Богом, и царство его, может быть и не по вине его, было царством лжи и мамоны, а не правды» [22].

 Итак, официальное решение о продаже российских колоний было принято 16 декабря 1866 года. В парадном кабинете министерства иностранных дел под председательством Александра II состоялось совещание особого комитета по продаже Аляски, в который входили сам Государь Император, великий князь Константин Николаевич, вице-канцлер А.М.Горчаков, министр финансов М.Х.Рейтерн, морской министр Н.К.Крабе и российский посланник Э.А.Стекль, специально прибывший из Вашингтона. На совещании выдвигались следующие аргументы необходимости геополитической сделки:

1. Доказывалась убыточность Российско-Американской компании, управлявшей русскими владениями в Америке.

2. Оговаривались экономические выгоды продажи Аляски, необходимость пополнить бюджет России.

3.Утверждалось, что Россия не способна обеспечить защиту колоний от неприятеля в случае войны, а в мирное время от иностранных судов, ведущих незаконный промысел у берегов русских владений. Доказывалось, что государству гораздо легче, не распыляя сил, защищать свои восточные рубежи на Дальнем Востоке и Камчатке.

4.Необходимость сделки обосновывалась стремлением России укрепить дружественные отношения с США, в ту пору основного союзника русского правительства в мировой политике, кроме того продажа Аляски американцам могла подорвать английское могущество в Северной Америке, усилила бы нарастание англо-американских противоречий.

Подобные аргументы были заведомо ложны. Нами показано на примере документов, что управление и защита колоний в самые трудные для них времена ничего не стоили государственной казне. Что касается убыточности РАК, то ее банкротство было подготовлено усилиями в. кн. Константина Николаевича, министра финансов М.Х. Рейтерна, морского министра Н. Краббе, которые затем, склонив на свою сторону министра иностранных дел А.М. Горчакова, и принимали решение об «уступке» территорий.

Экономические выгоды, которые якобы сулила продажа Русской Америки, являлись блефом особого комитета. На это указывал председатель кабинета министров князь Гагарин: «Правительством при такой сильной мере, идущей прямо в разрез с имущественными интересами Компании и имеющий такой резкий характер, какой показан выше, - не могли руководить никакие денежные соображения, т.е. желание извлечь для себя из этой продажи какую бы то ни было материальную прибыль. Очевидно, что здесь действовали соображение более высшие, а именно – политические»[23]. Утверждение сторонников продажи Аляски и некоторых исследователей, что продажа российских владений позволяла залатать дыры в казне, а также аккумулировать денежные средства на реформирование флота является  заведомо ложным по следующим соображениям. Объявленная стоимость Русской Америки составила менее 3 % от годового дохода Империи. Ожидаемый доход от продажи Аляски - это около 9% от ежегодного расхода на армию, который составлял в те годы в среднем 128 млн. рублей. Выделяемые ежегодно средства на армию только по статье «Провиант» составляли сумму, превышающую оценку заокеанских владений в три раза, а по статье «Обмундирование» в 1,5 раза[24]. При этом, после заключения сделки общие ежегодные государственные расходы не только не уменьшились, но за 4 года после продажи русских земель увеличились на 83.000.000 рублей[25]. Расходы военного министерства с 1867 г. увеличивались ежегодно на 40.000.000 рублей. На основе этих данных можно с уверенностью утверждать, что финансовой заинтересованности государства в продажи русских земель в Америке не было[26].

На довод, что защита колоний лежит непосильным бременем на плечах государства, Ф.П. Врангель иронически отвечал: «В этом отношении можно даже не пожалеть продать и Камчатку, а Амурский край с новыми портами до Кореи и Сахалин отдать американцам в аренду на 99 лет»[27]. Обеспечение безопасности восточных рубежей Империи как причина отказа от североамериканских колоний было также надуманным доводом, ибо Берингово море, бывшее русскими внутренними водами, стало тут же объектом притязаний США, набеги промышленников-иностранцев совершались уже не на территорию Аляски, а на побережье Дальнего Востока и Камчатки, и расходы по их отражению не уменьшились. Кроме того Российская Империя, несколькими годами ранее успешно защищавшая своими эскадрами побережье Соединенных Штатов Америки от военных флотов Англии и Франции, ныне, выходит, опасалась военных угроз со стороны тех, кого только что защищала.

Что касается аргумента о приобретении в результате сделки надежного союзника в лице США, то он также не выдерживает критики. Ведь, если следовать здравому смыслу, то совершив такое благодеяние, как сохранение единства и независимости США, Россия скорее сама имела моральное право “попросить” какой-нибудь американский штат, но произошло обратное: в то время, как американцы, еще не оправившиеся от гражданской войны, превозносят Россию за “бескорыстную и твердую дружбу в моменты тяжелых испытаний” и клянутся ей в вечной верности, мы в припадке непонятной щедрости уступаем им свои территории. Дальнейшее развитие наших отношений с США показало, что уступка Соединенным Штатам российских владений в Америке не способствовала укреплению дружбы между двумя государствами, напротив, она укрепила силу и независимость США и сделала ее политику более агрессивной по отношению к бывшему соседу.

По сути США получили величайший в истории геополитический подарок, которым сумели с выгодой распорядиться. Только по официальным данным, за 1868-1890 годы с Аляски было вывезено мехов, золота и серебра, китового жира и уса, мамонтовой кости на сумму 75 миллионов 200 тысяч долларов. Вознаграждение, выплаченное американцами за “уступку” русских колоний, составило около 9% от доходов, впоследствии полученных США за 23 года (с1868-1890 гг.) от разработки богатств бывших русских владений. Без учета прибыли от меновой торговли с населением Аляски эти доходы официально насчитывали 75 млн. долларов [28]. Управление Аляской в конце ХIХ века возлагалось на капитана одного из стоящих у берега па­роходов, то есть практически отсутствовало. Подобная ситуация сохранялась фактически до Второй мировой войны. Тогда по ленд-лизу через аэродром в Фэрбенксе из США шли грузы для воюющего Советского Союза. С наступлением «холодной войны» Аляска покрылась военными базами. В Капитанской гавани острова Уналашка распо­ложилась одна из главных баз американского Военного флота. Остров Амчитка стал полигоном для испытаний ядерного оружия. Мощный военный кулак позволял в случае обострения отношений перерезать короткий морской путь на советский Дальний Восток. Сегодня на Аляску приходится четверть от всей добычи нефти США. Девять десятых доходов штата - от черного золота. Все эти достижения США на Аляске следует считать нашими геополитическими потерями в результате отказа от североамериканских территорий.

4. Договор об уступке принадлежавших России Северо-Американских колоний Соединенным Штатам Америки нарушал действующие законы государства Российского и его условия до конца не выполнены

Продажа Аляски не только противоречила стратегическим интересам России, но и нарушала государственные законы Империи. На это прямо указывал председатель кабинета министров князь Гагарин: «Продажа колоний и без того совершилась на условиях, осуществление которых прямо нарушает коренные законы об имущественных правах русских подданных… наконец нарушило все законные права собственности своих подданных, и отняло права по Высочайше утвержденными между им и Русскою Акционерную Компаниею обязательством»[29]. Однако Компания, чьи права были незаконно попраны, не только не получила компенсаций, которые справедливо требовала, но и понесла убытки, связанные с расторопностью российского правительства, которые составили около 1,270.000 рублей[30].

Договор 1867 года был крайне невыгоден России и имел ряд юридических «пробелов», которые бы позволили нашему государству даже сегодня признать его ничтожным, то есть не имеющим дальнейших оснований для своего действия. Каковы эти юридические основания?

1. В договоре говорится об уступке, но не сказано, на какой срок, то есть здесь отсутствует традиционная для русских дипломатических трактатов формула «на вечные времена».

Во время Крымской войны Российско-Американской компанией также был составлен договор. В случае нападе­ния англичан на русские владения все земли Русской Аме­рики уступались тем же американцам за 7 млн. 600 тыс. долларов. Но стояла дата - "на три года". Американцев,  не настоявших на вписании в договор формулы «на вечные времена», видимо, удовлетворила приписка Александра II. Он обещал "императорским нашим словом за нас, наследников и преемников наших" соблюдать подписываемые условия. Но после свержения ди­настии Романовых, чему США активно содействовали, обещание царя за своих наследников и преемников повисло в воздухе. В принципе текст договора позволяет нам истребовать арендную плату за годы, прошедшие после отречения Николая II от престола.

2. Россия выполнила все условия соглашения, но этого нельзя сказать о США. Если уж говорить о сделке, то она может считаться состоявшейся только после полной выплаты денег, которых до конца Россия так и не получила, и это также может являться основанием для расторжения Договора с российской стороны.

3. Основанием для признания Договора ничтожным могут служить имущественные претензии наследников владельцев Российско-Американской компании. Дело в том, что скандал, разгоревшийся после заключения сделки, был слишком поспешно погашен. Это было определено тремя обстоятельствами. Во-первых, официальная информация о территориальной уступке долгое время отсутствовала. Во-вторых, сказался менталитет  - слово Императора сомнению не подлежит. И, в-третьих, акционеры компании, понимая всю незаконность операции и надеясь получить от Правительства хотя бы финансовую компенсацию, не желали обострять ситуацию.

Таким образом, Россия теоретически имеет основания вернуться на Аляску.

5. Геополитические последствия Договора 1867 года

Таким образом, продажа Аляски в 1867 году от начала до конца являлась предательством интересов России: политическая обстановка того времени не имела оснований для сдачи русских территорий, все официальные причины продажи были не только несостоятельны, но и противоречили друг другу, цена за Аляску была символической, при этом договор предусматривал отсрочку выплаты американских денег при немедленной передаче русских земель. Данная сделка нарушала законы Российской Империи. Продажа Русской Америки – государственная афера, которая реализовывалась более десяти лет. Позорному договору об уступке российских земель, подписанному в 1867 году, предшествовала череда вредных для Империи экономических и геополитических решений правительства. Искусственное разорение Российско-Американской компании и продажа Аляски фактически ставили крест на русском присутствии в тихоокеанском регионе. Именно поэтому трагическим отголоском этих событий стало поражение России в Русско-японской войне, ставшее предвестницей гибели Империи.

И до конца еще неизвестно, чем обернется государственное преступление, совершенное  сто тридцать три года назад, ибо развитие событий как последствий этой сделки сегодня Россия не в состоянии сдерживать. Американская пресса (журнал “Бостон Глоуб” и газета “Вашингтон пост”) заявляет, что нужно купить новую “Аляску”, а именно, с Россией должно быть заключено соглашение по Восточной Сибири, по которому США могли бы забрать настолько большую территорию, насколько они могут себе позволить.

 В настоящее время уже существует план покупки Сибири и Дальнего Востока Соединенными Штатами. Автором данного проекта является старший политический советник Института Мировой политики США Вальтер Рассел Мид. В 1992 году, когда президентом Соединенных Штатов был Джордж Буш-старший, Проект был предложен на реализацию американскому правительству. С тех пор покупка “новой Аляски” стала навязчивой идеей политических кругов США, которая самым широким образом обсуждается не только в американских, но и в европейских средствах массовой информации. Со временем этот Проект на страницах аналитических изданий из политического безумия, как поначалу его определяла “Нью-Йорк Таймс”, постепенно превращается в ближайшие перспективы внешней политики Америки.

Рассмотрим вариант Проекта, взятого из статьи Вальтера Мида “Давайте купим Сибирь”, опубликованной в мартовском номере “Geografic Questions” в 1994 году. “Проект Американской Сибири Мида” (“The Mead Plan for American Siberia”), именно так он называется в публикации, состоит из вопросов и ответов, цель которых доказать американскому обществу необходимость приобретения Сибири. На вопрос, что следует купить Соединенным Штатам, следует ответ - “все, что лежит восточнее Уральских гор”. Границы будущих американских владений определены следующим образом: на севере “Американская Сибирь” должна быть ограничена Северным Ледовитым океаном, на западе - Енисеем, на востоке - Атлантическим океаном, на юге - границами России с Китаем, Монголией и Северной Кореей. Иными словами, США претендуют на половину России.

Автор Проекта убеждает американских граждан, что Сибирь вовсе “не замерзшая бесплодная пустыня”: арктическая тундра и вечная мерзлота - это всего лишь первые  200 миль от Северного Ледовитого океана. Центральный регион Сибири - “лесная зона, известная как тайга”, именно там находятся самые большие запасы высококлассной древесины. А на Дальнем Востоке “местный климат сравним с бостонским”.

Граждан России, живущих в Сибири, американцы согласно Проекту собираются делить на “русскоговорящих славян”, которых, по их расчетам, 90%, и “нерусское меньшинство”, “очень схожее с коренным населением Аляски”. Первые станут гражданами США, получат все привилегии американских граждан, право использования в Сибири родного языка как официального, а также право свободно передвигаться по территории Соединенных Штатов. С “коренным населением” Сибири поступят, как некогда поступили с коренным населением Аляски. В Проекте говорится, что исполненные требования, которые выдвигали “туземцы” на Аляске, будут удовлетворены в отношении сибиряков. Однако политика, проводимая Соединенными Штатами в отношении народов Аляски, хорошо известна. Она была предопределена уже самим договором “об уступке Российских Северо-Американских колоний”. Его третья статья гласит: “Дикие же племена будут подчинены законам и правилам, которые от времени до времени могут быть постановляемы Соединенными Штатами в отношении к туземным племенам этой территории”. “Законы” и “правила”, установленные американским правительством в отношении к “туземцам” основной территории США, привели к истреблению коренного народа, истинных хозяев американской земли - индейцев. Примерно та же участь постигла и “туземцев” Аляски. Как отмечают историки, “режим жесткого произвола и ограбления местного населения  воцарился на Аляске” [31] после  продажи ее Соединенным Штатам. Американцы развязали геноцид коренных народов Аляски: к 1880 году на Аляске и Алеутских островах насчитывалось 33 тысячи жителей, то есть около половины того, что было в XVIII веке.

Итак, сегодня, как и 133 года назад, Америка заявляет, что готова в случае приобретения Сибири, как тогда Аляски, предоставить “русскоговорящим славянам” все права американских граждан, а в отношении “нерусского меньшинства” действовать, опираясь на свой исторический опыт, который только подтверждает, что с “уступкой” Сибири американцам, ее малые народы: тувинцев, алтайцев, хакасов, шорцев, якутов, гуранов и многих других, каждый из которых является носителем собственной национальной культуры, постигнет участь американских индейцев.

В Америке определена и стоимость Сибири, которая, как считают американские аналитики, должна составить 3 триллиона долларов, из расчета 1000 долларов за акр (0,4 га). Однако, как и в сделке с Аляской, деньги при немедленной передаче территорий должны быть выплачены с рассрочкой, как указано в Проекте, в течение 20 лет, ежегодные выплаты составят около 200 миллиардов долларов, но и тут оговорка: сто из двухсот миллиардов должны пойти на приобретение Россией товаров, произведенных в США, причем по экономическим расчетам каждый миллиард создаст 20.000 рабочих мест в существующих 50 штатах.

Из текста Проекта следует, что США рассматривают земли Сибири как неисчерпаемую сокровищницу нефти, золота, алмазов, леса, а ее население как рабочую силу: “Ценность богатств Сибири - ее природные ресурсы и талантливость населения - огромны, если они только не часть России (выделено мною - И.М.)”, к тому же “американское правительство могло бы лучше, чем Россия, оценить природные ресурсы края”. Да и обеспечивать безопасность новых семи штатов “Американской Сибири” будет гораздо проще, чем ныне нам в России, ибо “российские войска смогут добраться до Восточной Сибири и Дальнего Востока только через Азию по суше, а американские вооруженные силы смогут более эффективно обеспечить необходимую защиту наиболее важных городов и ресурсов по морю”. Американцы планируют, что еще до конца двадцатилетнего срока расходы на Сибирь себя полностью окупят, резко увеличится объем валового национального продукта, начнется интенсивный рост американской экономики; не считая самой сибирской земли, в США будет создано около двух миллионов рабочих мест. А обладание сибирской нефтью, по словам разработчиков Проекта, уменьшит необходимость американского военного присутствия в Восточной Европе и в Индийском океане, и нефтяные месторождения Среднего Востока утратят прежнее огромное стратегическое значение для Соединенных Штатов.

В Сибири американцы видят свое экономическое, политическое и стратегическое будущее, как в XIX веке видели его в Аляске. Купив Русскую Америку, которая являлась своеобразным русским буфером между двумя державами, новые хозяева вплотную приблизились к вожделенной Азии, от которой их отделяет теперь только Берингов пролив. Причем завладеть Сибирью американцы  собираются по образу и подобию сделки по покупке Аляски. И пока мы гневно протестуем против продвижения НАТО, а фактически Америки, с запада, видя в этом угрозу геополитическим интересам России, Соединенные Штаты предполагают вторжение в Россию с востока и уже облюбовали пол- России - Сибирь, объявляя ее “Новой Аляской”.

Как и в истории с Аляской, Америка намерена подтолкнуть российскую сторону к политическому решению, по сути предающему национальные интересы России, но внешне замаскированному экономическими выгодами и “единодушным” стремлением жителей Сибири стать гражданами США. Сегодняшняя геополитическая зависимость России от Америки - огромный внешний долг, который только на 1996 год составлял более 130 миллиардов долларов (“Доклад о состоянии экономической безопасности и направлениях дальнейшей экономической политики”, опубликованный в “Независимой газете” от 19.12.96), и, как следствие, политическая и экономическая зависимость от западных кредиторов правительственного аппарата России, позволяют нам прогнозировать возможность новой геополитической сделки, гибельной для России. Что же касается согласия сибиряков стать гражданами США, то здесь дело за малым: средства массовой информации вполне способны убедить доведенных до отчаянья безденежьем, голодом и холодом людей в необходимости такого решения. Согласие большинства жителей Южного Сахалина уже сегодня стать гражданами Японии подтверждает это предположение.

Американцы готовятся стать полноправными собственниками Сибири не только на словах - в проектах и статьях. Одно из положений “Проекта Американской Сибири”, опубликованного в 1994 году, предусматривает строительство Транссибирской автомагистрали, которая свяжет Азию и Европу, для усиления стратегического и экономического контроля над сибирской землей со стороны США. Сегодня строительство той самой автомагистрали и это на фоне повсеместного закрытия в Сибири шахт и заводов идет полным ходом. Магистраль начали строить еще в 1980-е годы для нужд Советского государства, но даже тогда, при всей экономической мощи страны, строительство было приостановлено за нехваткой средств. В последние годы при парализованной экономической системе России дорога была проложена невероятно быстрыми темпами: уже подведены коммуникации, построены мосты, осталось только кое-где положить асфальт. Есть ли или нет необходимость при нынешних условиях для России в строительстве нового Транссиба, трудно судить, однако можно с уверенностью говорить, что “дорожку” в Сибирь американцы уже проторили. 

Мало кто может представить сегодня саму возможность отторжения Сибири от России, ведь это равносильно гибели Российского государства. Но существуют исторические предпосылки такого отторжения - факт продажи Россией Русской Америки, до настоящего времени так и не получившей должной общественно-политической оценки в самой России, такой оценки, которая бы рассматривала продажу Аляски как акт государственного преступления и тем самым сделала бы невозможной реализацию уже существующих в правительственных кругах США идей о продаже Россией “Новой Аляски” - Сибири.


[1] Текст контракта от 19(31) мая 1854 г., подписанного П.С. Костромитиновым и А. Макферзоном и утвержденном С.В. Воеводским // АВПРИ. – Ф. РАК. – Д. 392. – Л. 46-49; Ф. Пос-ва в Вашингтоне. – Оп. 512/3. – Д. 57. – Л. 346-350.

[2] АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д .397. Лл.1-4.

[3]  АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д . 399. Л.2.

[4]  АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д . 399. Л.2.

[5] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.513-514. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[6] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 224. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[7] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 226-227. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[8] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.232. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[9] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.233. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[10]Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 227-228. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[11] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 231. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[12] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С.244-249. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[13] Приложение к докладу Комитета об устройстве Русских американских колоний. -  СПб., 1863. – С. 1-3. // АВПРИ. Оп. 888. Ф. РАК. Д. 409. Л. 439.

[14] Ф РАК, 888, 399, л. 7.

[15] Отчет Российско-Американской компании за 1861 год. ­­– СПб., 1862. С. 2-3.

[16] Отчет Российско-Американской компании за 1863 год. ­­– СПб., 1865. С. 3-4.

[17] АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д.409. Л. 588.

[18] Погребинский А.П. Очерки истории финансов дореволюционной России (XIX-XX вв.). - М., 1954. С.78.

[19] Ляшенко Л.М. Царь освободитель. - М., 1994. С.142.

[20] Тюкавкин В.Г., Воронин В.Е. Великий князь Константин Николаевич. //Великие государственные деятели России. - М., 1996. С.407.

[21]   Тайный правитель России: К.П. Победоносцев и его корреспонденты. Письма и записки. 1866-1895. – М., 2001. С.513.

[22]  Тайный правитель России: К.П. Победоносцев и его корреспонденты. Письма и записки. 1866-1895. – М., 2001. С.513.

[23] АВПРИ. Ф.РАК. Оп.888. Д.412. Лл.481-487.

[24] Обзор деятельности военного министерства в последнее пятилетие, финансовых его средств и нужд армии. - СПб., 1865. С.77.

[25] РГБ. ОР. Ф.169. Оп.28. Д.8. Л.1.

[26] РГБ. ОР. Ф.169. Оп.22. Д.47. Лл.4-6.

[27]  Пасецкий В.М. Фердинанд Петрович Врангель. - М., 1973. С.149.

[28]  Батуева Т.М. Экспансия на севере Тихого океана в середине 19 века и покупка Аляски в 1867 году. - Томск, 1976. С.53.

[29] АВПРИ. Ф.РАК. Оп.888. Д.412. Лл.481-487.

[30]  АВПРИ. Ф.РАК. Оп.888. Д.415. Лл.1-2.

[31]  Нарочницкий А.Л. Колониальная политика капиталистических держав на Дальнем Востоке. - М., 1956. С.181.

* * *

ДОМЕНИК РИКАРДИ: XXI ВЕК И БУДУЩЕЕ РОССИИ

Доменик Рикарди — известный канадский писатель, эссеист, футуролог и популяризатор науки. Родился в 1946 году в семье иммигрантов. Многие годы провёл в одиночестве на канадском севере, в провинции Квебек, а также на севере Аляски, изучая последствия техногенного влияния на экосистемы. Полиглот — свободно говорит на шести языках, в том числе по-русски. Один из “отцов-основателей” “Движения Культурной Альтернативы” (Mouvement d/Alternative Culturelle).

А.Светов: Предваряя нашу беседу о недалёком будущем, я хотел бы напомнить читателям о том, что практически все предыдущие твои прогнозы, Доменик, сбылись с удивительной точностью. И совсем недаром многие называют тебя “квебекским Нострадамусом”: именно ты предсказал в 70-е годы высокую вероятность возникновения катастрофического по своим последствиям стабильного циклона в Тихом океане,— который впоследствии был назван “феноменом Эль-Ниньо”, и именно ты, во время “Уотергейтского скандала”, назвал точную дату отставки американского президента Никсона,— с точностью до одного дня! В середине 80-х ты предсказал разрушение Берлинской стены и распад Югославской Федерации. И наконец, не кто иной, как ты, ещё в самом начале 1987-го года, предсказал развал Советского Союза к середине 1991-го, то есть за четыре с половиной года до реального события! Многие не верили тебе и крутили пальцем у виска. Но время показало, что ты был прав.

Скажи пожалуйста, Доменик, что именно позволяет тебе столь точно предвидеть события за несколько лет до их реального воплощения: точный анализ действительности сегодняшнего дня или какие-то паранормальные способности?

Д.Рикарди: Ни то и не другое в отдельности, а, скорее, органическое сочетание постоянного накопления больших объёмов фактической информации о настоящем — и то загадочное и трудноопределимое, что безусловно имеется в человеческой психике и что Анри Бергсон называл “творческой интуицией”, Сократ — “личным даймоном”, а современные парапсихологи — “даром предвидения” и “паранормальными способностями”. Именно поэтому мне совсем не нравится, когда некоторые называют меня “прорицателем” или “пророком”. Это, может быть, и верно, но лишь наполовину. Более точное определение моих возможностей, определение, которое меня никогда не покоробит, заключается в эмоционально нейтральном термине “футуролог”, то есть, в буквальном переводе, “исследователь будущего” или “специалист по будущему”. То, что мои футурологические прогнозы, касающиеся будущих событий, в основном сбываются, а у других футурологов — в основном не сбываются, говорит лишь о том, что я довольно хороший футуролог, что я “профи”, и занимаюсь тем самым делом, которое мне по-душе и которое мне удаётся.
Как всем известно, человеческий мозг состоит их двух полушарий — левого и правого.

Левое полушарие заведует логическим мышлением и определением структурных связей между объектами или событиями с тем, чтобы попытаться восстановить тот образ мира, который более всего приближается к подлинной реальности. Если тебе или мне покажут глыбу льда в форме полусферы и десяти дюймов в диаметре, то ведь нам с тобой не придёт в голову рассуждать о том, кто именно так ровно и тщательно обтесал этот кусок льда из бесформенного монолита. Напротив, в первую очередь мы предположим, что кто-то сперва налил воду в котелок, а затем выставил его на мороз. Замёрзнув, вода превратилась в лёд, который в свою очередь принял форму той ёмкости, в которую была налита вода, то есть, принял форму котелка. Даю 99 против одного, что в этом конкретном случае мы с тобой окажемся правы. И этот наш прогноз будет следствием успешно проведённого логического анализа, основанного на уже имеющемся у нас прошлом опыте. — Это и будет, в свой черёд, доказательством того, что левые полушария наших с тобой мозгов функционируют нормально и находятся в хорошей форме. Между тем, у многих людей, в том числе и у профессиональных футурологов, есть проблемы в этой области, так как они зачастую забывают золотое правило Оккама, средневекового британского логика, которое гласит: не умножай варианты объяснений без надобности!

Но вот правое полушарие нашего мозга функционирует принципиально иначе: оно работает творчески и интуитивно, вне всякой связи со всем тем, что способно быть вербализированным и разъятым на отдельные элементы с объяснительными табличками. Мир правого полушария — это мир вещих снов и нерушимой целостности персонального и трансперсонального; неделимый мир прошлого, настоящего и будущего. Я полагаю, что очень многие люди (в особенности это касается женщин) способны заглянуть в будущее в своих снах или в своих видениях. Но очень немногие из них способны затем правильно интерпретировать свои видения и найти им соответствия в личной или общественной жизни. Они легко путаются в интерпретации увиденного и дают ему неверные или абсурдные объяснения.

Приведу тебе такой типичный пример неверной интерпретации: однажды ко мне пришла женщина, домохозяйка из Торонто, которую в последнее время преследовали весьма зловещие сны. Ей часто снилось, будто её сын, банковский служащий из Окленда, тонет в глубокой яме, наполненной отвратительной зловонной смесью из крови, мочи и фекалий. Он тонет в этой мерзкой жиже и кричит: “Помогите! Я больше не могу держаться на плову! Если меня не спасут сегодня, завтра я захочу умереть!” Эта женщина предположила, что сына ожидают большие проблемы на профессиональном поприще; она боялась того, что её сын вскоре разорится, начнёт пить и в итоге потеряет работу и семью. Я же не согласился с этим прогнозом, и предположил, что зловонная яма — как бы это не выглядело на первый взгляд неубедительно — метафора его теперешней вполне успешной карьеры на 36-ом этаже своего стерильного банковского офиса. Я предсказал ей, что весьма скоро он либо погибнет, совершив самоубийство, либо найдёт в себе силы “завязать” с теперешним бизнесом, который является безусловно грязным бизнесом хотя бы потому, что связан с большими деньгами. Но она не поверила мне и ушла, разочарованная в моих способностях.

Но через два или три месяца она позвонила мне и, рассыпаясь в извинениях, сообщила о том, что мой прогноз оправдался: её сын после многодневного запоя и двух попыток самоубийства попал в больницу, а выйдя из неё, уволился с работы, уехал из Окленда и вместе с женой и двумя детьми поселился в Богом забытой деревушке среди маори, аборигенов Новой Зеландии. Его сегодняшняя профессия — фермер. Он пасёт овец в горах и говорит, что только теперь понимает, какое это счастье — быть человеком и жить на Земле... Кстати, почти все свои немалые деньги, заработанные в банке, он отдал в экологические фонды, в частности, на программы по спасению китайской панды.

Вот тебе характерный пример ясного предвидения будущего, которое имела эта женщина, и типичной ошибочной интерпретации с её стороны...

А.Светов Доменик, может быть, тебе это покажется невежливым, но мне не терпится задать тебе ряд заранее подготовленных вопросов, касающихся России и её ближайшего будущего. Признаюсь тебе в том, что мне хотелось бы за оставшееся у нас с тобой время, отведённое для этой беседы, вытянуть из тебя как можно больше сведений о будущем моей страны.

Доменик Рикарди (Смеётся.) Я в твоих руках! Давай, пытай меня, пока наш поезд не прибыл в Москву!

А.Светов Первый вопрос: какой ты видишь Россию через десять-двадцать лет?

Доменик Рикарди Мне не хотелось бы тебя огорчать, но через 10 лет я её не вижу...

А.Светов Поясни, что ты имеешь ввиду? Что в настоящий момент ты не можешь ничего сказать о будущем России или что России не будет как независимой страны и самостоятельного государства?

Доменик Рикарди Последний вариант из двух, то есть что Россия прекратит существование как отдельное государственное и культурное образование.

Но перед тем, как поговорить об этом подробнее, мне хотелось бы попытаться немного успокоить тебя, так как для меня не прошло незамеченным твоё волнение.

Видишь ли, Андрей, я ведь отнюдь не фаталист, и жизнь постепенно научила меня одной парадоксальной истине: будущее можно успешно прогнозировать не только для того, чтобы в последствии сказать себе: “ах, какой я молодец! ах, как я точно всё предсказал!”, но и затем, чтобы его, это будущее, если оно нежелательно, можно было бы попытаться предотвратить,— тем самым девальвировав собственный прогноз и значит, как “пророк”, оставшись в дураках!

Наша вселенная не фаталистична, а вариантна. Будущее — оно как дерево, состоящее из одного ствола и многих ветвей: оно имеет не только основной прогноз, но и различные второстепенные варианты; но чтобы осуществиться вариантам, а не основному прогнозу, нужны большие и сознательные усилия с нашей стороны.

Тот, кто посещает казино, знает, что в рулетке есть только один закон, который “работает”. Это “закон двух третей”. Он гласит, что из 36-и чисел игрового поля примерно 24 повторяются в 48-и попытках, а приблизительно 12 чисел не выпадают вовсе. Опытный игрок знает это и учитывает в своих ставках. Но опытный крупье знает, как его перехитрить: надо резко начать прилагать усилие, вращая колесо и бросая шарик. Тогда есть шанс на то, что даже железный “закон двух третей” не сработает!

Вам, русским, нужно сегодня приложить усилия к тому, чтобы мои прогнозы (которые, замечу в скобках, как правило сбываются) на этот раз не сбылись! Великая Россия, с её огромной территорией и 130-ю коренными этносами, лично мне очень дорога как культурное и историческое пространство, и я не хочу, чтобы с Россией случилось то-то непоправимое! Помоги вам Бог добиться того, чтобы мои прогнозы не сбылись никогда!

Перед тем, как начать говорить о страшных для русского уха вещах, я должен заранее заявить: что бы ни случилось, я буду до конца “болеть за вашу команду” именно потому, что я люблю Россию; моя душа и моя совесть всецело на вашей стороне!

А.Светов Тогда поставим вопрос иначе: какой тебе видится вот эта территория, которую сегодня занимает Россия, ровно через десять лет?

Доменик Рикарди С востока на запад эта, как ты выразился, “территория” выглядит так:

Южная часть острова Сахалин, все острова Курильского архипелага и юго-западное побережье Камчатки находятся под японским протекторатом. Границы этой зоны очень жёсткие и хорошо охраняются. Японцы контролируют также прилегающую к этим землям акваторию Тихого океана, всё Охотское море и Японское море от Владивостока до западного побережья самой Японии. Военная база и порт Петропавловск-Камчатский — под совместным управлением США и Японии.

Далее на запад картина выглядит так:

Территория от 65-ой параллели с юга на север, и от Уэлена на востоке до Архангельска на западе — под юристдикцией США. (Далее на северо-запад начинается юристдикция Британии; на северо-восток — Германии и Норвегии.)

Всё, что южнее 65-ой параллели, то есть практически вся Восточная Сибирь южнее Северного полярного круга, а также Монголия, находятся под влиянием Китая. Китайский оккупационный режим будет очень жёстким, напоминающим китайский режим на Тибете первых лет оккупации. Тюрьмы и концентрационные лагеря переполнятся сибирскими и монгольскими партизанами. Однако пограничная служба поставлена плохо, и любой желающий, будь то беженец или контрабандист, сможет без особого труда покинуть китайскую зону. В самом Китае будет развёрнута пропагандистская кампания, призывающая народ заселять “северные провинции Китая”. Китайские власти активно помогут своим переселенцам — новым “хуа-цяо” — политически и экономически. Десятки миллионов китайцев устремятся в Монголию и Восточную Сибирь. В короткий срок этнический состав этих районов радикально изменится: китайцы составят подавляющее большинство на этих территориях. Денежная единица — современный китайский юань. Небольшая подробность: все вывески и информационные указатели на этих территориях должны дублироваться по-китайски. За нарушение — непомерный штраф или даже лишение лицензии (если говорить о частном бизнесе).

Великая русская равнина и вся Западная Сибирь выглядят так: от Уральского хребта до Петербурга и от Мурманска до Астрахани территория разделена на директории, находящиеся под объединённым командованием НАТО. Предыдущее административное деление на области сохранится полностью. Разница лишь в том, что каждая область находится в зоне ответственности конкретного государства — члена НАТО. В частности, Курская, Брянская и Смоленская области — это будущая зона ответственности французской администрации, Тверская, Ярославская, Архангельская, Костромская — британской, а Калининградская и Ленинградская — германской... И лишь в Москве и Московской области администрация будет смешанной: в ней будут представлены почти все страны — члены НАТО, исключая почему-то Грецию и Турцию.

Официальный язык всех этих администраций — английский. Вся документация в директориях ведётся на этом языке. Но личные документы гражданских лиц составлены на двух языках — по-русски и по-английски. Гражданская администрация этих областей — смешанная, то есть состоит из местной бюрократии и представителей НАТО, которые и обладают реальной властью в своих зонах ответственности. Денежная единица — рубль, но не такой, как сейчас.

Совершенно особой будет ситуация на юге России. Весь российский Кавказ и граничащий с ним Ставропольский край надолго погрузятся в пучину этнических и религиозных междуусобиц. Хотя основная борьба всё-таки будет идти не между отдельными этносами, а между двумя многонациональными армиями, представляющими два враждебных друг другу течения в исламе...

А.Светов То есть, ты хочешь сказать, что через десять лет ситуация на Кавказе будет во многом схожей с ситуацией в теперешнем Афганистане?

Доменик Рикарди Вот именно. Затяжная многолетняя война афганского типа: хаос, разруха, отсутствие легитимной гражданской администрации и даже чётко обозначенной на карте линии фронта. Войска НАТО не решатся туда сунуться, опасаясь чрезмерных потерь в своих рядах. Командование НАТО предпочтёт пытаться повлиять на разрешение ситуации в этом регионе путём различных политических интриг, но больших успехов на этом поприще так и не добъётся.

Теперь несколько слов о двух других странах СНГ, также изменивших свой статус. Речь пойдёт об Украине и Белоруссии.

Украине удастся сохранить формальную независимость, пожертвовав Крымским полуостровом в пользу Турции, когда-то принадлежавшем Османской Империи, который при помощи союзников по НАТО будет отчленён от Украины, как говорится, “мирным путём” и “без единого выстрела”.

Белоруссии повезёт меньше: она, как и Россия, утратит государственную независимость и будет де-факто управляться военной администрацией НАТО под прикрытием марионеточного правительства, номинальной главой которого станет бывший белорусский политэмигрант: худощавый седеющий брюнет невысокого роста. Именно в Белоруссии впервые в Европе удастся осуществить классический латиноамериканский сценарий: “дядюшка Сэм” ставит свои игральные фишки на политика-коллаборанта из числа “аборигенов”, а тот, в свой черёд, делает ставку на американский штык. — Это для Европы беспрецедентный сценарий!

А.Светов Что ты мог бы сказать в двух словах об остальных странах СНГ?

Доменик Рикарди Что касается других стран СНГ, то все они сохранят формальную, а отчасти и фактическую независимость. Однако расстановка сил в этих странах, конечно, заметно изменится. Так, скажем, Азербайджан надолго попадёт в орбиту влияния Турции, в то время как сегодняшнее несомненное влияние Ирана в этой стране заметно ослабнет. Казахстан станет ареной длительной и изнурительной закулисной борьбы между соседним Китаем и Турцией (которую объединяет с этой страной устойчивая ориентация на ислам светского образца), и будущее правительство Казахстана будет более или менее успешно маневрировать между обеими этими силами: геополитической и культурно-религиозной.

А.Светов Всё, что ты сейчас произнёс, выглядит поистине чудовищно! Мне кажется...

Доменик Рикарди Извини, Андрей, я тебя перебью, чтобы вставить одно необходимое замечание. Я несу полную личную ответственность за свои слова. Под каждым словом своего прогноза я готов подписаться и готов отвечать за каждую произнесённую здесь фразу. Я полностью отдаю отчёт в серьёзности всего, что было здесь сказано. Моя ноша весьма тяжела: если предположить, что я всё выдумал, то тогда я — провокатор, достойный презрения и плевка в лицо. Если же признать, что я говорю правду, то тогда я — “предатель интересов Запада” и “пятая колонна” в своей стране.

Был такой хороший советский фильм, который назывался так: “Свой среди чужих, чужой среди своих”. Так вот, это — я! Но я сделал свой выбор и никого не боюсь. Я пожил достаточно, у меня взрослые дети, и я заработал себе право быть честным перед своей совестью и ничего не бояться. Вот так.

Ты же понимаешь, что не весь Запад целиком состоит из открытых врагов России, которых меньшинство, и большинства “диффузных” обывателей, которым наплевать вообще на всё, что творится за калиткой своего дома. На Западе всегда были и есть друзья России — как актуальные, так и потенциальные друзья. И хотя для последних Россия — это как бы “другая планета”, им всё-таки далеко не безразлично, будет ли она жить и дальше, или же внешние и внутренние силы разорвут эту планету на отдельные астероиды...

А.Светов Хорошо. Теперь такой вопрос:

Для меня остаётся совершенно непонятным, какие предшествующие события приведут Россию к той ситуации, о которой ты рассказал? Каким образом Запад, Китай и Япония смогут одновременно решиться на интервенцию и оккупацию России? Почему Россия не сможет оказать успешное сопротивление этому вторжению? Что станет с ядерным арсеналом нашей страны? Будет или не будет использовано в этих событиях ядерное оружие?

Доменик Рикарди Ты и сам отлично знаешь, что политическое и экономическое влияние современной России неуклонно ослабевает. Высшие эшелоны власти поражены повальной коррупцией. В отношении коррумпированности бюрократии Россия уступает, кажется, только Нигерии, где эта болезнь ещё более вопиюща. Этот процесс разложения российской законодательной и исполнительной системы будет продолжаться и дальше, пока не достигнет своего максимума и “точки бифуркации”, после которой тотальный распад всей государственной машины станет неизбежным.

Одновременно с этим, демографическая ситуация в вашей стране выглядит весьма плачевно. Смертность намного превышает рождаемость, население стареет, а огромный уровень безработицы среди активной части населения имеет своим следствием рост преступности и алкоголизм. — Я своими глазами видел на русских кладбищах целые аллеи, состоящие из свежих могил русских бандитов, убитых в гангстерских войнах. А как пьют в русской провинции — не мне тебе говорить! Я и сам иной раз люблю крепко поддать, из-за чего моя жена называет меня “юконским алкашом” и “Джонни — красный нос” (это более ласковый вариант), но если бы она видела, как пьют и что пьют русские мужчины, то она — клянусь своей седой бородой! — сочла бы меня закоренелым трезвенником!

Понятно, что такая ситуация долго продолжаться не может. Мне кажется, что и сами русские отлично понимают, что их страна, малозаселённая и экономически ослабленная, но фантастически богатая природными ресурсами, уже давным-давно является объектом самого пристального внимания финансовых и промышленных бонз и на Западе, и на Дальнем Востоке. В этот самый момент, когда мы с тобой едем в поезде, пьём кофе и разговариваем, их компьютеры дымятся, просчитывая различные “варианты” и “планы действий”, при ознакомлении с которыми, будь они обнародованы, волосы встали бы дыбом не только у русских, но и у западных обывателей.

Ты можешь спросить: “За что они нас так ненавидят?” Я же тебе отвечу, что на самом-то деле “бескорыстная” ненависть присуща лишь очень немногим влиятельным маньякам, таким, например, как Збиг Бжезински или миссис Олбрайт. Это самые настоящие патологические русофобы. Они вполне реальны — их можно потрогать рукой,— если, конечно, позволит охрана (Смеётся.). Остальные важные господа просто-напросто очень и очень любят деньги. И совсем не какие-то там мифические “либеральные ценности” или “идеалы демократии”, а один только острый крысиный нюх заставляет поворачивать их чуткие натренированные носы по направлению к России.

У меня создаётся впечатление, что ваше правительство вполне искренне почему-то хочет нравиться им, хочет услышать от них какие-то поощрительные слова, дескать, о/кей, братцы, вы молодцы! так держать! Мы вас поддержим, и может быть, дадим вам новые “транши”! (Кстати, этот термин из жаргона финансистов довольно двусмысленный: его бытовое значение во французском языке — разносортные колбасные обрезки, которые домохозяйки покупают для кошек и собак,— “des tranches mixtes”.) Но по “траншам”, которые уплывают неизвестно куда, нужно платить кабальные проценты, и отсюда возникла и непрерывно усугубляется ещё одна тяжкая беда России: долговое рабство у Запада.

Я предчувствую, что весьма скоро наступит момент, когда русское правительство наберётся смелости напрямую спросить у Запада:
Чего вы ещё от нас хотите? Мы сделали всё, что вы хотели. Мы утвердили здесь ваши “либеральные ценности”. Наша экономика — в ваших руках. Наш народ остался без работы и без будущего. Мы — ваши неплатёжеспособные рабы. Наше дальнейшее существование целиком зависит от ваше