ВЕРНОСТЬ - FIDELITY

№ 187 - 2013

MAY /  МАЙ  5

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу  * Glory to the Father and to the Son and to the Holy Spirit

Δόεα Πατρί καί Υίώ καί 'Αγίώ Πνεύματι

            CONTENTS - ОГЛАВЛЕНИЕ

1. ПАСХАЛЬНОЕ ПОСЛАНИЕ   Иосифа, Епископа Вашингтонского (РПЦЗ)

2. ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! Пасхальное обращение к зарубежной пастве Епископа Андрея (РПАЦ).

3. ПАСХАЛЬНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕОСВЯЩЕННОГО ГРИГОРИЯ ЕПИСКОПА САН ПАУЛСКОГО И ЮЖНО АМЕРИКАНСКОГО  РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ 

4.  ЦЕРКОВНЫЙ ПОГРОМ ХХI ВЕКА Часть 5. ЦЕРКОВЬ БЕЗ ХРАМОВ Епископ Андрей (Маклаков)

5. ВЕЛИКАЯ РОССИЯ. Елена Семёнова

6.  ВЛАДИМИР КРАСНОЕ СОЛНЫШКО (ДЖОРДАНВИЛЛЯ)Г. М. Солдатов

7.  БЕЖАТЬ В... ЧЕРНОБЫЛЬ! Л. А. Умнова

8.  РУССКИЙ ХУТОР. Признание в любви. Новелла. Валентина Сологуб

9. О ПЕСНЬ МОЯ, БЕСЦЕННАЯ РОССИЯ!  Елена Семёнова

10.  THE BIG THREE, THE JEWS AND WORLD WAR TWO. Dr. Vladimir Moss

11.  СОЮЗ ПРЕДАТЕЛЕЙ. В.Д. Сологуб

12.  ИМПЕРАТОРСКИЙ ОРДЕН ВСЕВОЛОДУ ЧАПЛИНУ. Протодиакон Герман

13. ОКАЯНЫЕ. Г.М. Солдатов

14. Ученые назвали настоящее место рождения Иисуса

15.. СОБЛАЗНИТЕЛИ  Г.М. Солдатов

16. ПАПА  ФРАНЦИСК : Возврат к богословию освобождения ? Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый

17. Запис из Метохије. Манастир Зочиште и древни Ораховац – од света одсечени  И мртви Срби сметају!

18. СЕРБСКАЯ ЦЕРКОВЬ ВОЗВЫСИЛА ГОЛОС В ЗАЩИТУ КОСОВО

19. ФРАНЦИЯ ОСТАЛАСЬ БЕЗ ГЛАВНОГО РАВВИНА. Протодиакон Герман

 

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ БЕЛАЯ, ВЕЛИКАЯ,  МАЛАЯ, ЧЕРВОННАЯ И ЗАРУБЕЖНАЯ РУСЬ!

* * *

CHRIST IS RISEN!

The Founders and Board of Directors of The Metropolitan Anthony Memorial Society and the Editorial Board of "Fidelity" congratulate the Most Reverend Archpastors, Clergy, and Faithful of the Russian Orthodox Church, Orthodox believers arround the world and our dear Readers and Donors with the Most Glorius Holyday of Holy Paskha!

INDEED HE IS RISEN!

* * *

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШИХ АРХИПАСТЫРЕЙ РУССКОЙ ЦЕРКВИ,  ДУХОВЕНСТВО,  МИРЯН,  ПРАВОСЛАВНЫХ ВЕРУЮЩИХ ВО ВСЕХ СТРАНАХ, НАШИХ ДОРОГИХ ЧИТАТЕЛЕЙ  И ЖЕРТВОВАТЕЛЕЙ -  ОСНОВАТЕЛИ, ПРАВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВА И РЕДАКЦИЯ "ВЕРНОСТИ" ПОЗДРАВЛЯЮТ С СВЕТОЗАРНЫМ ПРАЗДНИКОМ СВЯТОЙ ПАСХИ ХРИСТОВОЙ

ВОИСТИНУ ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

* * *

ЗАРУБЕЖНАЯ РУСЬ ПОМНИ И МОЛИСЬ О РОДИНЕ!

* * *

 

ПАСХАЛЬНОЕ ПОСЛАНИЕ

        Иосифа, Епископа Вашингтонского

    Дорогие о Господе братия и сестры!

Снова сподобил нас Господь этой великой благодатной радости, которая так щедро посещает нас в особенности, когда мы очищаем для нея свои души.

Во дни Св. Четыредесятницы мы трудились по силам нашим,  в посте и молитве готовясь к этому Великому дню – Воскресения Христова.

Вся наша жизнь должна быть святой Четыредесятницей заканчивающей нашей кончиной во Христе и нашем воскресением для вечной жизни с Господом нашим Иисусом Христом – победителем греха и смерти.

Для того чтобы мы поняли смысл всего бытия, Господу угодно было заключить жизнь Своей Церкви в годичный богослужебный круг,  в котором все стремится к Св. Пасхе, как к конечному смыслу, главной цели,  завершения всего Священного Писания и осуществлению всех пророчеств – единственно истинной причине цели Воплощения Сына Божия.

Господь ведет нас через это ежегодное божественное училище благочестия, каждый раз долготерпеливо ждет от нас раскаяния, духовного возрождения и обновление в Духе Святом.

Ради такой величественной задачи Господь сотворил время, повелел земле обращаться вокруг своей оси, откладывая день за днем и одновременно совершать свое круговращение вокруг солнца,  в чем мы видим залог непрекращающейся для нас спасительной пасхалии, пока Господь в превечном Своем Совете не положит конец всему: времени, земли и вселенной.

Такой есть духовный смысл мироздания и не смущайтесь, если слышите от малых технических успехов в области космоса, т.к. враги нашего спасения сами, не понимающие в истинной науке – спешат делать дерзкие выводы против Бога и Его творений и ополчаются на веру нашу в воскресшего Иисуса Христа.

Дивны все дела Господни: ум наш восхищается вселенной и ея незримыми пространствами небесных светил и их движениям, но не их всех ищет нарочито Господь: среди всей этой грандиозной вселенной Господь Вседержитель ищет малого, но чистого человеческого сердца!

Господь говорит: «Сын Мой! Отдай сердце твое Мне» (Прит. 23, 26), это то в которое Господь хочет вселиться и в нем как бы поставить Свой престол.

Христос воистину Воскресе, ибо в сердце своем мы все в этот день ощущаем великую Божию благодать и через эту радость смотрим на весь мир и видим солнце играющим и все ликующим и умиротворяющим.

            ВОИСТИНУ ВОСКРЕСЕ!

* * * 

 

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Пасхальное обращение к зарубежной пастве Епископа Андрея (РПАЦ).

Этим возгласом мы снова объявляем о своей верности Господу нашему, Иисусу Христу, принявшему земные страдания и саму смерть за наши грехи, и возставшему из мертвых на третий день, как и сказано было в Писании: Христос воскресе! Радуйтесь, православные. Пасха Господня – путь нашего спасения для жизни вечной.  Иисус – наша Пасха, Он наше спасение, Пасха очистительная, жертвенная, открывающая.

Много земных горестей, испытаний, тягот выпало на нас за прошедший год. Слышно нередко: кончается век, погибает цивилизация, куда идем, как спасемся? Маловерные сомневаются: спасемся ли вообще?

Окинешь взглядом, и вправду – непонятные, многогреховные и душерастленные вещи происходят в этом мире. Духовность задавлена, торжествует победу над человечеством экуменизм, собирая толпы бывших христиан, отдавших души свои ради призрачных благ: денег, богатства, власти, гордыни. О, нет, не ради процветания народов, установления мира и справедливости, а для самого мерзкого дьявольского навета, для уничтожения Святой Церкви, как единственного пути спасения – вот для чего было создано экуменическое движение. Не напрасно провидчески писал наш авва Епископ Григорий (Граббе), «...путь экуменизма – отводить верующих от истины и Царствия Божия...»

И как результат, посмотрите! Во многих частях света люди убивают людей, словно бы никогда не слышали глас Господа: не убий! Наживы ради лгут власти предержащие своим гражданам и подданным. Стремясь к удовольствиям, разрушают себя алкоголем и наркотиками. Ослепленные ненавистью, взрывают, расстреливают, лишают жизни безвинных, будто никогда не знали, что жизнь дается Богом и только Им может быть забрана.

Духовное падение очевидно во многих областях нашего земного бытия: это и однополые браки, против которых все меньше раздается голосов. Повсюду закрываются церкви, приходские школы, сокращается миссионерская работа. Вместо этого ведется постоянная пропаганда против христианства. В одних странах убивают за ношение крестика, в других отбирают церкви, изгоняя верующих на улицы, загоняя их снова в подвалы и на чердаки, в третьих законодательно запрещают упоминание Господа в общественных местах. Все более растет количество неверующих, а с ними неуклонное обнищание многочисленного слоя населения.

Не стало у людей больших, всеобъемлющих идей. На поверхности только самое мелкое, грязное, низменное, грубое, животное. Институт семьи на грани изчезновения, разводы настолько стали обычны, что необычно теперь встретить семьи, живущие 30-40 лет одним браком. Брошенные дети и старики заполняют города. В школах под видом «сексуального образования» насаждается вседозволенность и распущенность. То одну церковь, то другую сотрясают скандалы, связанные с алчностью, нечестностью, воровством, моральным разложением. Гибель духовная идет рука об руку с гибелью телесной. И мы относим это не только к протестантам или католикам, но и к тем, кто по привычке называет себя православными.

Я говорю о тех, кто сегодня посредством своих архиереев и других возглавителей, бросился в гибельные воды «мирового православия». Прежде всего, это относится к бывшей Русской Зарубежной церкви, все глубже погрязающей в нечистотах экуменизма и сергианства МП РПЦ. Ложью и лицемерием пропитаны их слова. Не заботой о пастве, но радением о собственном животе заняты их мысли. Безумно примкнули они к тем «православным», которые в угоду земным властям меняют свои календари, подчищают списки святых и мученников, предают забвению святоотеческие и вероисповедные основы нашей религии. Теперь уже ими, лжецами и клеветниками, ведется поношение Истины, они осмелились на посрамление святости.

В самом деле, как посмотришь на все это, так и приходит на ум библейский Ной. Наверное, и он смотрел на мир вокруг него с таким же унынием, безысходностью и страхом. Но как библейским пророкам, нередко ужасавшимся тому, что вокруг них происходит, и тем не менее ожидавшим приход Спасителя, так и нам в наши времена нельзя поддаваться унынию, разочарованию и апатии. Потому что мы уже две тысячи лет живем с Живым Богом, с Иисусом Христом!

Великим Потопом был уничтожен ветхий мир, погрязший в грехах неверия, блуда, богоотвержения. Праведный же Ной, построив Ковчег, получил спасение для себя и для своих ближних, и для многих, сохранение которых Господом было предопределено.

Ковчег Ноя служил прообразом для Церкви Христовой – Ковчег спасения наших дней. Создана она была самим Господом, принявшим муки за нас, а затем восставшим из мертвых и явившимся своим ученикам и женам-мироносицам. Ужас одиночества и ожидания погибели сменился радостью веры в нетленного Бога, надеждой на вечную жизнь. Понесли святые Апостолы и их последователи Слово Истины, возрадовавшись Тому, Кто дал им свет.

Как писал наш авва Митрополит Валентин (Русанцов), «Вместе с камнем отваленным от двери гроба, был снят камень скорби и безнадежного отчаяния с душ и сердец плачущих и рыдающих последователей Христа, и озарились души и сердца их радостью и веселием. Именно об этой радости молится Святая Церковь: «Христе Боже, исполни радости и веселия сердца наши». Во все концы вселенной донесли ученики Христовы Новую Пасху, Пасху Божию, Пасху спасительную».

Воскресением Господним был явлен миру новый свет. Поэтому мы еще называем Пасху Светлой. Пороки людские, темные и мерзкие мысли, богохульные намерения и преступные дела, совершенные по наущению дьявола, этого сына лжи, высветились перед сиянием Господа, явившегося нам во всей Своей Славе.

Воскресением Христовым был посрамлен сонм беззаконных, тех, кто хулили Истину, кто объявлял Безгрешного злодеем и преступником, кто изрыгал насмешки и брань на Святость, и даже будучи повешен, безпокаянно и злословно кричал: «Если ты Христос, спаси Себя и нас!» (Лука, 23:39).

Облекаясь светом Пасхи, мы оглядываемся вокруг, и видим их, по-прежнему безверных, безпокаянных, злословящих, душетленных, самолюбивых, сребролюбивых, нечестивых, предавшихся скотским похотям и страстям, безстыдно объявляющих нас преступниками, еретиками, раскольниками, под видом благочестия выдающих ложь за Истину, переворачивающих все с ног на голову, отвергающих слово Истины, любви, терпения.

 Однако с нами Бог, воскресший после гибели на кресте позора – и освятивший своим воскресением Крест, сделав его Животворящим.  С нами Бог, восставший из мертвых после поруганий и поношений, и тем самым посрамивший саму смерть. С нами Христос, возсиявший во всей Своей Славе и показавший нам истинный путь ко спасению.

И нет более в нас страха и уныния. Мы всходим в Ковчег Церкви Святой окрыленные верой, с чистым сердцем, в надежде и радости, возглашая:

ВОИСТИНУ ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

        † Епископ Андрей (Маклаков),

            Русская Православная Автономная Церковь,

            Элмвуд Парк, Нью-Джерси, США.

 

* * *

ПАСХАЛЬНОЕ ПОСЛАНИЕ

ПРЕОСВЯЩЕННОГО ГРИГОРИЯ

ЕПИСКОПА САН ПАУЛСКОГО И ЮЖНО АМЕРИКАНСКОГО

РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ 

                                                                                                                            “Воскресение день, просветимся лодие!”

Возлюбленные о Господе всечестные отцы, братия и сестры!

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

        Кончаются дни покаяния.

Пройдя подвиг Великого Поста, течением которого каждый верующий православный христианин старается сбросить с себя греховные скверны, и тем приуготовить себя к духовному возрождению в лучах Солнца Правды Вскресшего Христа.

С каждым годом мы наново переживаем спасительную встречу с Сыном Человеческим открывающим нам вход в Царствие Небесное.

Порыв восторженного славословия, придавленный покаянной скорбию, наконец, свободно вырывается - Христос Воскресе! И уже как бы небом ощущаем мы самую землю, по которой ступает Бог, сошедший на неё в образе человека.

Только Православие одно сохранило силу покаяния довлеющую силе радости Пасхальной. Ярким пламенем вспыхнув , эта радость просвещает весь круг нашего церковного бытия. Ею мы живём и движимся и есьмы, обновляясь в ней каждую воскресную службу - эту повторную Пасху. И дай Бог, что бы каждый из нас был способен так воспринимать своё пребывание в Церкви, подлино жить Ея жизнью, что бы милостию Божиею удостоиться  быть вписанными у Агнца в книгу жизни (Апок.гл.21).

Сердечно поздравляю всех Вас, Богом вверенную мне и возлюбленную Южно-Американскую паству, с Светлейшим Праздником Христова Воскресения и молитвенно желаю Вам ��Царствия Христова приобщиться, поюще Его яко Бога во веки�!

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!   ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!  ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

ВОИСТИНУ ВОСКРЕСЕ ХРИСТОС!

                            +  Григорий

        Епископ Сан-Паулский и Южно-Американский. 

                                    Пасха 2013 

* *

Пасха, Господня Пасха! От смерти бо к жизни, и от земли к небеси, Христос Бог нас преведе, победную поющыя! (Ирмос 1й песни канона).

     Ничего и никого так не страшится, не ужасается человек, как неумолимого своего врага - СМЕРТИ. Но победа ЖИЗНИ над Смертью - ПАСХА ГОСПОДНЯ! Как бы ни был грешный человек привязан к земле, в подсознании его живёт чувство, что истинная его жизнь не может быть здесь, но должно быть  ”жительство на небесех” (Филип.3,20). Пасха Господня - это возведение нас от земли на небо.

     Но что мы наблюдаем в современном мире? Чем живёт теперь человечество, даже православное? Мы, по греховности нашей, осуетились. Каждый занятый своим ремеслом и заглушили мы этот голос души нашей о жительстве на небесах. Доктора, юристы, инженеры, простые мастера всякого дела, и вообще все люди на земле превратили свои земные занятия в свои религии, отдавая им всё своё время, свои силы и своё сердце. Для православной их веры у таких людей остается, если вообще что то остается, совсем мало места, часто формальное отправление обрядов, да и то только потому, что так надо, так принято, так живет всё общество. Сын Божий сошел с неба, Всемогущий Бог стал человеком, претерпел страшные муки, крестную позорную смерть и победил смерть и ад Своим Воскресением, исключительно ради любви к нам, что бы нас обожествить.

     Но вот раскрылась уже в истории жизни человечества последняя книга Священного Писания - Откровение св. ап. Иоанна Богослова. Весь мир разделён между двоими силами: с одной стороны воинствующий безбожный атеизм, а с другой так называемый демократический мир, в котором ещё теплится кажущaяся свобода. Этот последний внешне, для поверхностного наблюдателя, раздроблен на безчисленные христианские и не христианские религии и секты, управляемые  ”мировыми правителями” и масонством, но которые внутри, как цементом, скреплены антихристовым духом. Уже больше нет во всей вселенной ни одного правителя или правительства, которые управляли бы своим народом по милости Божией, благодатью Святого Духа. С того момента, как отнят от земли Удерживающий  Помазанник Божий, все законы стали извращать в пользу преступников и бандитов, настолько, что родители не имеют права воспитывать своих детей.

     И что же делать?   “По нашему, может быть смелому мнению (пользуюсь словами приснопамятного Митрополита Виталия), Господь, чтобы вывести народ православный из этого тупика суеты, погружающую его постепенно в самое дно ада, велит Своему ангельскому воинству отворить врата адовы и выпустить на всю вселенную демонов, которые бы жалили людей, и знамениями природы, будили бы их от сна греховного. Этим последним крайним промыслительным мероприятием Господь хочет привести в разум, вывести к Свету Божию Своих людей, Свой избранный народ “.

      Но как бы далеко ни отошли современные люди от Бога, в своем безумном и губительном увлечении идеалами служения плоти, где-то в самой глубине их внутреннего существа не перестает  жить хотя бы самое смутное сознание того, что ведомая ими жизнь не есть истинная, к которой призван человек Творцом.

      И вот, в радостный светоносный день Воскресения Христова, обычно подавленное и смутно сознаваемое это чувство, внезапно вспыхивает и прорывается победоносно наружу ярким пламенем у многих, казалось бы, совсем безрелигиозных и морально-опустившихся людей.  ”Пасха Господня дает нам ярко и живо почувствовать наше истинное призвание и предназначение”.  . (Архиеп.Аверкий, Пасха 1967).

      Пасха Господня, это радость отрешения от земли со всеми ея соблазнами, прелестями и похотями, это торжество победы над живущим в нас ветхим плотским человеком. Пасха Господня, это предощущение  того райского блаженства к которому всех нас призывает Христос Искупитель! Сознавая всё это, отдавая себе ясный отчет в нашем бедственном греховным состоянии, поидём за Христом,  ”сшествуим Ему и сраспнемся и умертвимся Его ради житейским сластем “ (стихира Вел.Понед.), Да и оживем с Ним! Да воскреснем и мы с Ним к новой, чистой, святой и богоугодной жизни!

                    +  Григорий

            Епископ Сан-Паулский и Южно-Американский.

 

* * *

Ни русские, ни другие православные верующие,  ни католики или называющие себя христианами сектанты,  не имеют для защиты Христианства объединения или центра (лобби) для представительства, какое имеется у евреев: “Лига дефамации”(Anti-Defamation League), которая от имени всех иудеев выступает с протестом против того, что по их мнении обидно или вредно.  У мусульман тоже создана организация для защиты от дискриминации. Но самая большая часть населения в Америке  - христиане подвергается религиозному преследованию насмешкам и издевательствам.  Выступления против христианства считаются выражением свободы слова.  Делаются даже требования чтобы христиане изменили вероучение о грехе и лишении их права свободно учить тому что им заповедал Христос.

Как долго будут христиане терпеть унижения их религиозных чувств,  оскорбления и дискриминацию? Что было-бы если десятки миллионов христиан потребовали бы от правительства Америки немедленно прекратить дискриминацию христианства во всем мире? 

 

* * *

 

ЦЕРКОВНЫЙ ПОГРОМ ХХI ВЕКА.

Часть 5. ЦЕРКОВЬ БЕЗ ХРАМОВ.

 Епископ Андрей (Маклаков)

Роль церквей и храмов, часовен других святынь для православных неоценима. Мы не протестанты, которым не нужно ни икон, ни алтаря, ни Таинств, ни – зачастую! – самих священников. Мы не мормоны и подобные им, которые не признают и сам Крест Животворящий. Мы православный верующий народ, в Господе ищущий спасения для вечной жизни. Храм Господень – это средоточие духовной жизни. Тысячу лет на Руси строились, приукрашались, приумножались храмы Божии. Многие из них по красоте, архитектурной гармонии и красоте, по гениальности замысла зодчих и исполнению талантливых русских строителей вошли в сокровищницу мировой культуры.

 

ГОНЕНИЯ НА ЦЕРКОВЬ – ОБЫЧНАЯ ПРАКТИКА БЕЗЗАКОНИЯ

Новый виток гонений на РПАЦ начался в 2004 году, сразу после того, как с Митрополита Валентина была снята беззаконно наложенная судимость.

О глубине ненависти и подлости, испытываемых МП РПЦ и спецслужбами РФ к истинно-православной церкви РПАЦ мы догадывались и раньше. Однако на сей раз они разработали и подготовили настоящий сатанинский план: у нашей Церкви должны были быть отобраны все храмы, чтобы тысячи верующих лишились самого дорогого – дома молитвы, места поклонения Богу, святых алтарей, места хранения икон, мощей, крестов. Места, куда православные несут свои боли, радости, воздыхания, исполнения и надежды.

Господь сказал: «дом Мой домом молитвы наречется для всех народов» (Мк, 11; 17), но меновщикам и торговцам МП РПЦ была ненавистно само известие о том, что в маленьком древнем Суздале люди обратились к Господу. Обратившись за поддержкой к самому нечистому, к безбожным властям РФ, эти патриархийные меновщики и торговцы решили изгнать людей из домов молитв ко Господу. За всю историю российскую только при вакханалии большевиков-богоборцев это имело место: в период коммунистических гонений на Церковь конца 1920-х – 1930-х и в 1950-х. Кампания по изгнанию верующих православных християн из церквей возобновилась в 21 веке.

Лишить Церковь ее храмов, отнять у верующих дома молитвы – на такое не осмеливались ни монголо-татары, захватившие Русь в 13 веке, ни польские и шведские интервенты в начале 17 века, ни оккупационные немецкие войска на захваченной территории СССР во Второй мировой войне. Бесы большевизма, захватившие власть в стране, сделали эту цель своим приоритетом. У верующих не должно было оставаться домов молитвы. Часто их отбирали вместе с жизнями.

Исторический прецедент ленинско-сталинских и хрущевских гонений на Церковь хорошо известен.

Из более чем 60 тысяч храмов, церквей, соборов, часовен, когда-то радующих православных своим видом, ко времени начала Второй Мировой войны оставалось меньше ста (!). Из 1498 монастырей и обителей, существовавших в 1914 году, после Большого Террора (1937-1939) не осталось ни одного. Были закрыты все четыре Богословские Академии, все 57 семинарий. Из 40150 церковно-приходских школ и духовных училищ к 1941 году не осталось ничего. (Данные, в основном, даются по книге Епископа Каллиста, в миру Тимоти Вэра, «Православная Церковь», издание 1975 года).

Некоторые послабления, сделанные во время Брежнева, не изменили сути безбожных властей. МП РПЦ уже стала составной частью атеистического и анти-христианского общества. Духовное возрождение, которое власти не воспринимали поначалу всерьез, обеспокоило их с момента образования РПАЦ, в начале 1990-х - РПСЦ. Уже при Ельцине были отмечены откровенные гонения на истинно-православных.

Пост-советские власти никогда не оставляли идею о лишении РПАЦ ее храмов.

Так, еще в 1995 году в с. Павловское, в десяти километрах от Суздаля по Владимирской дороге, начались первые действия против наших прихожан. Храм Иоанна Предтечи в Павловском одноглавый, был построен в 1805 году на месте более старой постройки, с душой. За годы советского растления церковь потеряла купол, приделы, колокольню, паперть. Практически отсутствовала крыша. При большевиках здание было использовано как склад для цемента и других строительных материалов.  

Фото 1

Эта небольшая одноглавая церковь была передана истинно-православным, которые своими силами восстановили ее, реставрировали, возродили к жизни. Застывший цементный монолит пришлось долбить и вытаскивать кусками. В реставрацию и отделку церкви были вложены большие деньги. Вокруг храма создалась прекрасная духовно здоровая община.

Первый тревожный звонок был в 1997 году, когда Министерство культуры и Госкомимущество РФ решили передать церковь в МП, о чем тут же выпустили соответствующее распоряжение. Однако храм был передан нам, с заключением охранного договора с РПАЦ еще в 1995 году.

На что только ни шли власти, чтобы отнять церковь у верующих! Улещали священника – и улестили его на предательство. Запугивали прихожан. Но нет, прихожане остались верны Истине Христовой и нашей Церкви.

Тогда стали создавать комиссии от местных и региональных властей, от Минкультуры, подписывать и подавать на рассмотрение подложные письма с фальшивыми подписями. И это не дало результата. Оказалось, что несколько человек, сторонников МП, часто обманным путем заполучили подписи 380 человек, чтобы передать церковь еретической секте МП. Многие из тех, кто подписал это письмо, даже не обратили внимания, что они подписывают. А узнав, какое письмо они подписали, были растеряны и возмущены.

Пошли  в сельскую администрацию, где заседала «комиссия», потребовали встречи. Потом обошли все дома Павловского, подписали свои письма за Церковь Христову, за Суздальскую епархию РПСЦ, только теперь уже настоящие, с настоящими подписями живых людей – 405 человек, в том числе многие из тех, кто считает себя сторонником МП. А против – всего 4 человека! Это было убедительным ответом верующего народа.

Наконец, не обращая внимания на верующих, тайным актом передали Предтеченскую церковь в пользование МП РПЦ, предварительно точно так же, тайно и беззаконно, без оповещения другой стороны отменив подписанный ранее охранный договор с РПАЦ, дававший нам право использовать эту церковь для наших религиозных нужд. Верующие не могли поверить, что власть предержацию могут одним росчерком пера так перекроить, переиначить свои же обещания и согласия.

Власти же вновь налаживали свою практику беззакония в отношении Церкви. На этот раз не разрушать и закрывать храмы им было указано, но отнимать у православных и передавать еретической организации МП РПЦ.

Однако и на этот раз в с. Павловское все окончилось полным провалом, так как люди отказывались идти за беззаконниками и еретиками. Они шли в церковь за спасением для жизни вечной, а не для услужения властям.

Попытка незаконного насильственного захвата нашей церкви была повторена в 1999 году в гор. Железноводске, Краснодарского края. Там при участии бывших клириков МП РПЦ, осознавших пагубность советской лже-церкви и перешедших в РПАЦ, священников протоиерея Георгия Новаковского, его сыновей о. Романа Новаковского и о. Анатолия Новаковского, был отстроен прекрасный храм. Он был посвящен памяти Святой Равноапостольной Княгине Ольги, первой христианской правительнице на Руси. Сотни людей получили возможность бывать на службах по велению Господа и больше не ходить в капища неблагодатной МП РПЦ.

Это вызвало нескрываемую злобу властей и представителей МП РПЦ. Местный «митрополит» МП РПЦ по имени Гедеон (Докукин) был поражен тем, что, как он сам  писал: «невероятно, но факт – казаки признают и поддерживают лжепастырей в Железноводске, Зеленчукской, Курсавке, не признавая православное духовенство и Владыку Митрополита». Это важно отметить, так как Гедеон был одним из любимых выкормышей Никодима Ротова, себя видел частью советского государства и считал, что уж кому-кому, но ему, «митрополиту МП» все должны подчиняться безпрепокословно.

Описывая себя и своих приверженцев как «православное духовенство», Гедеон ни словом не обмолвился, что никакого канонического основания так называться они не имеют. Их «православие» с самого 1943 года, когда палач и убийца Сталин приказал создать «советскую церковь», именуется кривославием. Их «пастыри», получавшие назначения на приходы и епархии только по разрешению комитета по делам религии и уполномоченных областных комитетов, были обязаны служить безбожным властям, а не Богу. Плоды их деятельности мы видим сейчас – тотальное моральное разложение, де-христианизация общества, разрушение личности, изчезновение нации. И вместе с тем – наглое, безудержное обогащение самих Докукиных, Ашурковых, Гундяевых и их кураторов от ФСБ.

Преступно разжигая религиозную рознь, Докукин укорял свою паству в газетных обращениях летом 1999 года в бездеятельности и даже поддержке РПАЦ, провоцируя на насильственные действия: «Не так вели себя наши предки, не жалевшие даже жизни своей ради святого православия. Если вы провозглашаете себя наследниками и продолжателями казачьих традиций, вы должны добиваться, чтобы в ваших регионах присутствовала только мать наша Русская православная церковь, а раскольникам и сектантам надо давать достойный отпор...»

Увидев же, что его подстрекательства остаются бездейственны, Гедеон Докукин осенью 1999 года сам явился в Железноводск и публично призвал «разобраться» с православными РПАЦ. Толпа в пятьдесят человек кощунствующих люмпенов предприняла попытку захвата Свято-Ольгинского храма. Верующих и священников не допускали в церковную ограду, отпихивали, отталкивали, кричали им в лицо оскорбления. Только отважными действиями о. Романа Новаковского, который сумел проникнуть в крестильный храм, запереться там и по телефону вызвать милицию, кровопролитие было предотвращено.

После этого прихожане и священники Свято-Ольгинского храма подали заявление в прокуратуру с требованием расследования и обнаружения виновных в нападении на церковь.

Каково же было удивление верующих, когда на заявление по поводу незаконных действий люмпенов, подстрекаемых Докукиным, им был дан ответ, что это «казаки» проводили... тренировку по пресечению террористических акций. И что среди бесновавших люмпенов были сотрудники милиции!!! Конечно, никто не понес никакого наказания. Иначе, как установившейся практикой беззакония властей это и не назовешь.

Во второй половине 90-х годов прошлого века я окормлялся и служил Господу под другим священноначалием. Об этом я рассказывал ранее. Когда решением Архиерейского Синода Российской Православной Церкви на заседании от 13/26 мая 2006 г. (протокол № 54) мне, тогда настоятелю Никольского храма в Нью-Джерси (США) определено быть епископом Павловским, викарием Суздальской епархии. Это значило, что Предтеческая церковь, о которой шла речь выше, становилась моим кафедральным собором.

Хиротония была проведена 8/21 июня 2006 года, в Цареконстантиновском соборе, на праздничной литургии в честь святителя Феодора, первого епископа Суздальского и просветителя суздальской земли. С этого дня мне пришлось глубже узнавать о судьбах наших церквей и приходов в РФ, в том числе в Суздале, Железноводске, Воткинске и других городах РФ.

 

СУЗДАЛЬСКИЕ СВЯТЫНИ: СПАСЕНИЕ ИЛИ ПОРУГАНИЕ

Древний Суздаль не был пощажен богоборческими большевицкими властями. За годы советской власти в Суздале было уничтожено два монастыря и до двадцати храмов. Сохранившиеся церкви коммунисты использовали для своих сугубо материальных нужд. Так, церковь в честь св. Дмитрия Солунского была разобрана для строительства городской бани в 1936 году. Резной иконостас церкви пошел на табуретки и столы для красноармейцев.  

Фото 2

Сам Дмитриевский монастырь имел основание еще в 11 веке, когда на этом месте был Печерский монастырь. Дмитриевская церковь была многажды перестроена и окончательный вид свой приняла в 18-ом – начале 19 века.

Церковь в честь Св. Георгия, находящаяся рядом с Дмитриевской церковью, была разобрана на кирпич в 1936-1937 гг. Из этого кирпича построили гараж сельхозтехникума. На кирпич также была разобрана Афанасьевская церкoвь с шатровой колокольней. Церковь Похвалы Богородицы была обезглавлена (сорваны купола) в 1937 г. Саму церковь постепенно разбирали на кирпич и просто разрушали. Двери и каменные плиты пола были увезены в здание райкома ВКП(б). Такая же судьба была у церкви в честь Св. Варвары великомученицы. С нее снесли купола в 1937-ом, потом постепенно разваливали и разносили по кирпичику.

Были разобраны и разрушены церкви: Иоанна Златоуста (1939), Никольская (1936-37), Спаса Нерукотворного (1930-е), Андрея Первозванного, Иоанна Богослова вместе с колокольней Ильинской церкви, кладбищенские церкви Всех Святых и Боголюбской Божией Матери. Троицкий собор Ризоположенского монастыря  с колокольней был взорван в 1934 году... 

Фото 3

В Ризоположенском соборе власти устроили электростанцию ОГПУ. В Смоленской церкви была устроена кузница, затем электромельница для политизолятора, а когда политизолятор закрыли, то в церкви устроили базу заготскота. В Крестоникольской церкви был размещен спортивный клуб «Коммунистического интернационала молодежи», а затем – база горторга. В Цареконстантиновской церкви – гараж и общественный туалет.  Богоявленская церковь была отдана под склад льнозавода. Петропавлоская церковь пошла под хлебозавод. Из Лазаревской церкви сделали склад горпромторга. В Васильевском соборе была устроена кузница. В Вознесенской церкви Александровского монастыря разместилась артель металлистов. Артельщики разжигали печи... иконами.

В 1960-70-х советские власти приостановили процесс бездумного уничтожения святынь. Но только в силу одного фактора – Суздаль вошел в знаменитое «Золотое Кольцо России», теперь сюда регулярно направлялись туристы, в том числе иностранные. Туристы были источником твердой валюты. Ради этого были реставрированы некоторые оставшиеся храмы Суздаля. Но не духовное радение о верующих, а материальный расчет, нужда в долларах, фунтах стерлингов, кронах, франках и дойч-марках заставляли власти предпринимать эти шаги.

Ранее уже говорилось, как в начале 1990-х годов, волею Господней бывший клирик МП РПК, архимандрит Валентин (Русанцов) осознал пагубность пути лже-церкви МП РПЦ. Личное знакомство с Епископом Григорием (Граббе), переросшее в духовную дружбу, дало будущему Митрополиту Валентину и силы, и направление, и необходимые знания, собранные в Зарубежной Руси, о происходящем в духовном мире.

Создание и регистрация Российской Православной Свободной Церкви (РПСЦ) в 1992 году, а затем переименование и перерегистрация ее в 1998 году в Российскую Православную Автономную Церковь (РПАЦ) было, если можно так выразиться, прорывом в церковном бытии Суздаля.

Верующие обратили свои взоры на разрушенные храмы, где царила мерзость запустения. То, что не могла или не хотела делать Московская патриархия по своей воле приняли на себя суздаляне, полюбившие своего духовного вождителя Епископа, а затем Митрополита Валентина (Русанцова) – они стали ремонтировать, отстраивать, реставрировать, украшать и разписывать заново обновленные храмы. Храмы заново освящались, каждый год под суздальским небом звучали дивные слова Писания на освящение очередного храма:

«Желает и скончавается душа моя во дворы Господни, сердце мое и плоть моя возрадовастася о Бозе живе. Ибо птица обрете себе храмину, и горлица гнездо себе, идеже положить птенцы своя, олтари твоя Господи сил, Царю мой и Боже мой. Блажени живущие в дому Твоем, во веки веков восхвалят Тя». (Пс. 83).

Сам Митрополит Валентин, человек глубоко верующий, с прекрасной практической сметкой, умелый и опытный организатор, в беседах со мной в 2005 году и позже не скрывал, что воспользовался юбилеем 1000-летия Крещения Руси для получения первых субсидий на восстановление суздальских храмов. Те, что не приносили валюты советским властям, были обречены. Церкви нужно было спасать.

Зарубежная Русь приняла большое участие в возвращении святынь в духовную жизнь православных. Денежные сборы из зарубежа шли постоянным потоком в Суздаль и другие города, где появлялись приходы РПАЦ. Это не были деньги ЦРУ, как пытались представить власти, купленные журналисты и лже-пастыри МП РПЦ. Это были деньги русских православных, заработанные нередко тяжелым трудом. По доллару собирали и откладывали зарубежные приходы суммы, веря, что Православие на исторической родине должно просиять. И первые результаты обнадеживали.

Так, в Суздале была отреставрирована Цареконстантиновская церковь, которая стала кафедральным собором РПАЦ.

Вот его вид ДО реставрации:

Фото 4

И таким он стал ПОСЛЕ того, как истинно-православные верующие РПАЦ вложили в него свои силы, средства, душу.

Фото  5

Здесь, в Цареконстантиновском соборе, по-настоящему стало возрождаться русское православие. Отсюда изходил свет русской православной веры на всю страну и до Русского зарубежья.

Под личной опекой тогда еще Епископа Валентина в 1996 году началась реставрация  Тихвинской церкви. За год усилиями верующих были «восстановлены стены и свод алтаря, перекрыта крыша, настелен пол, вставлены окна и двери, установлен иконостас, проведены отделочные работы, сооружены св. Престол и жертвенник» («Суздальские епархиальные ведомости», №1). Также был полностью отремонтирован Успенский храм, в котором высококлассными специалистами была восстановлена стенная роспись 18 века.

Как сообшалось в прессе тех лет, за семь лет, с 1990 года усилиями РПАЦ были также возрождены из небытия, руин и мусорных завалов церкви: Крестоникольская, Антипиевская, Лазаревская, Космы и Дамиана. В процессе реставрации находились тогда еще Богоявленская церковь.

Сравните состояние Антипиевской церкви, в каком она была передана РПАЦ, и ее вид после реставрации:

Фото 6

Вид изнутри:

Фото 7

 

И сейчас:

Фото 8

Вид изнутри:

Фото 9

Были не оставлены без попечения и заботы церкви в селах Суздальского района. Были восстановлены храмы в селе Кидекша (св. Архидиакона Стефана), в селе Борисовское (Васильевский храм), в селе Ивановском (церковь в честь архангела Михаила), в селе Омутское (храм св. Симеона Столпника), в селе Весь (храм св. Благоверного Александра Невского). Была также восстановлена церковь в честь св. Иоанна Предтечи в селе Павловское, о которой я уже упомянул и куда десять лет спустя я буду назначен архиереем служить во славу Господа.

Но прошло время Ельцина, и настало время Путина. Это время у нас сразу стало ассоциироваться со страшными сталинскими временами, с массовыми репрессиями, с одурманиванием массы через СМИ, через радио и телевидение. Первым делом, власти развязали безпрецедентную травлю Митрополита Валентина (Русанцова). Позорный провал их клеветнической кампании в 2001-2002 гг. стал объективно виден в ходе судебных заседаний.

Будучи аморальными, потерявшими человеческий вид, никогда не верившие в Господа, чиновники от властей всячески подстрекали таких же аморальных людей на ложные обвинения нашего аввы Митрополита Валентина в содомии, педофилии, других позорных действиях. Выученные в советских вузах, постигшие секреты геббельсовской пропаганды и пропитанные ненавистью к святости, сотрудники СМИ, под контролем кураторов из ФСБ, промывали мозги пост-советскому обывателю. Если Путин заявлял на своей полууголовной фене, что «будем мочить в сортире», то в недалеком областном Владимире призывали: «...Валентина надо стрелять. Ради него временно забыть про мораторий на смертную казнь, пустить ему пулю в затылок, а процедуру показать по центральному телевидению» (областная газета «Призыв» от 5 июля 2001 г.)

Русские люди помнят, что такое «пуля в затылок». Так были казнены тысячи и тысячи людей во время сталинских репрессий в застенках НКВД – их вели по коридору, доводили до определенного места, охранник, шедший впереди, отстранялся, палач-охранник сзади поднимал пистолет и нажимал спусковой крючок – прямо в затылок ничего не подозревающей жертве.

Вот к чему призывала пропутинская газета «Призыв» в отношении нашего аввы Митрополита Валентина, шедшего на свою Голгофу со смирением, достоинством, безпредельной верой в Господа.

Что же прокуроры, те, кто обязан обезпечить действие Закона в государстве?   Прокуроры и судьи выполняли «социальный заказ». Они не видели ничего преступного в призывах к погромам православных церквей, к избиениям и убийствам православных. Они прекрасно понимали, что отзыв обвинений в содомии, педофилии и прочей грязи  разваливает все дело. Но им нужно было жить, им нужно было отрабатывать зарплату. Когда-то Понтий Пилат, наместник Рима в Иудее, выслушав обвинения против нашего Господа и сам допросив Его, объявил иудеям: «я никакой вины не нахожу в Нем» (Иоанн, 18: 38). Когда же они кричали и требовали казни Христа, тот же Пилат умыл предварительно свои руки по иудейскому обычаю и отошел от преступления, сказав: «Невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы» (Мт. 27: 24).

Власти РФ, прокуроры, судьи, милицейские чины, чиновники-администраторы не осмелились на это. Они выполняли заказ МП РПЦ и ФСБ, двух организаций, при Путине обнаруживших свою родственность в полной мере. Однако личность Митрополита Валентина, его общественный вес (Почетный гражданин Суздаля!), его духовный опыт и церковное влияние, его ореол мученика, пострадавшего за Веру, любовь суздалян к нему перевешивали и сводили на нет все злокозненные планы безбожных властей.

Новый виток гонений на Церковь был задуман еще более сатанински: отнять все выстроенные, отремонтированные, поднятые из развалин церкви РПАЦ. Все труды православного люда должны были пойти прахом – так утверждала свою «правду» русофобская власть РФ.

И снова началась травля РПАЦ через подчиненные администрации СМИ. Через лживые местные газеты, через радио и телевидение. Население Владимирской области и всей РФ настраивалось опытной рукой против РПАЦ. Церковь Христова называлась раскольничьей.

 

ЭКСПРОПРИАЦИЯ ЦЕРКВЕЙ ПРО ЗАКАЗУ БЕЗБОЖНОЙ ВЛАСТИ

В 2004-5 году безбожные власти вернулись к идее «экспроприации» церкви Св. Равноапостольной кн. Ольги в гор. Железноводске, Краснодарского края. Гонитель истинных христиан, богомерзкий никодимовец Гедеон Докукин к этому времени умер, оставив по себе недобрую память. По московско-патриархийному ведомству в регион был прислан Феофан Ашурков, человек еще менее имеющего отношение к Вере, но крайне нечистоплотный и мздолюбивый субъект.

Достаточно сказать, что Ашурков до назначения в Ставрополье был заместителем Кирилла (Гундяева) по коммерческим вопросам. То есть все финансовые махинации, что проводил сребролюбивый Гундяев, шли через Ашуркова. Напомним о самых неприглядных из них: безпошлинная продажа спиртных напитков, табачных изделий из-за границы, за которую Гундяев был метко окрещен именем «Табачный митрополит».

Некоторые из моих прихожан ныне проживающие в США, рассказывали мне, как это выглядело в жизни – участие МП РПЦ в торговле алкоголем и табачными изделиями. Был в те годы популярный напиток – голландский спирт «Роял». Его завозили в огромных количествах и распределяли по «коммерческим» ларькам и «точкам» как в столице, так и в провинции. Никакого лицензирования на продажу алкоголя в те 1990-е годы не требовалось. Спирт продавался в нарядных бутылках. Каждый завоз его сопровождался резким всплеском смертей от алкогольного отравления.

Западные сигареты, в частности «Данхилл», «Марльборо», «Страйк» также в огромных количествах завозились в РФ. Корпорациям, как правило, нет дела, кому они продают свой продукт, главное, чтобы покупали. Однако здесь, в частности, в Америке, у нас действуют строгие законы, ограничивающие продажу алкоголя и табака. Это касается и ценообразования, и требований отчислять средства на анти-алкогольную и анти-никотиновую рекламу. В РФ таких законов не существовало, и МП РПЦ наживалась на систематическом отравлении населения алкоголем и табаком. Одним из главных участников коммерческих махинаций секты МП являлся Феофан Ашурков, с 2003 года назначенный в Ставрополье.

В начале 2000-х безбожные власти еще не наработали отлаженного механизма по «цивилизованному» уничтожению Церкви. Они топорно повели Ашуркова против прихожан Свято-Ольгинской церкви. Новоназначенный «епископ» еретической МП без согласия священства РПАЦ явился в храм, осмотрев росписи и обстановку стал требовать у двух женщин взять его благословение. Женщины, трудницы храма, отказались. Такой наскок закончился только тем, что на следующий день о. Роман Новаковский был вынужден переосвящать храм, опакощенный еретиком.

Ашурков стал произносить погромные речи против клириков РПАЦ и прихожан Свято-Ольгинского храма,  угрожать  им судебным процессом и захватом храма. Затем в сопровождении «казачьего атамана» и депутата Ставропольской краевой думы Ашурков попытался еще раз войти в храм. Путь ему преградили клирики храма — священники Георгий и Роман Новаковские, которые разъяснили, что церковь не принадлежит МП, поэтому молитва в ней еретического иерарха недопустима.

Это еще более разъярило Ашуркова. Вскоре стало известно, что он передал подготовленный для судебного иска материал в суд, а также разослал копии в местную прессу. Послушная властям пресса должна была создать «общественное мнение» вокруг предстоящего судебного процесса.

Клирики храма ответили достойно. Священник Роман Новаковский написал открытое письмо «епископу» Феофану (Ашуркову), разъясняя ему, как и чем он нарушает апостольские правила, а также целый ряд светских законов, как федеральных, так и международных. Нелицеприятно говорит священнослужитель представителю секты МП РПЦ:

«Являясь ставленником м. Кирилла (Гундяева), Вы превзошли в апостасии даже своего учителя. Он занял все передовые строки в СМИ, как российских так и зарубежных изданий. Вы же в своей жизни, видимо, как один из лучших учеников, пошли намного дальше своего «учителя». (...)

Около двух лет длилась эта тяжба. Все попытки Феофана Ашуркова настроить горожан Железноводска против прихождан и клириков РПАЦ потерпели крах. Семью Новаковских знают и уважают в городе. Их строгое и честное стояние в Истине, их знание местных традиций и любовь к родине, их преданность Христу заслужили им огромную любовь среди жителей Железноводска и окрестных селений. Все знали, что церковь была отстроена самими прихожанами. Что строителем церкви был отец братьев Новаковских, архимандрит Серафим Новаковский. Что сами священники таскали цемент, кирпичи, бетон. Что работы шли на средства самого прихода. Что секта МП РПЦ никакого участия в этом не принимала, и поэтому никаких прав на церковь не имела.

Фото 10

Более того, приход Свято-Ольгинской церкви никогда не принимал Устав РПЦ МП. Свой первый Устав, который Община одобрила и зарегистрировала, это был Устав РПСЦ (Свободной), до переименования ее в РПАЦ в 1998 г.

Прокуратура, судьи покрывали преступные действия сектантов из МП РПЦ. Например, по словам о. Романа Новаковского, прокуратура истребовала копии документов по строительству храма из городского отдела архитектуры, БТИ и земельного комитета. Получив все на руки, сотрудники прокуратуры «наглым образом перечеркнули наименование прямо на копиях, и шариковой ручкой вписали принадлежность к РПЦ МП».

На языке Закона это называется должностной подлог. За это уличенные в преступлении должны нести уголовное наказание. Однако в путинской РФ это норма поведения госчиновников любого уровня. Тем более, что мэр города А. Зубцов покрывал любые преступления своих подчиненных, а столичная власть установила нормой нарушение конституционного Закона РФ «О свободе совести и о религиозных организациях».

Облеченные властью преступники не выбирали методов, чтобы подавить истинно-православных. Они откровенно оказывали давление на судью, и как рассказывает о. Роман Новаковский, после последнего заседания судья «...вызвав меня тет-а-тет в свой кабинет, сказал, простите отче, я вижу всю эту ложь, но я не могу поступить иначе, у меня семья, дети и есть приказ свыше – ваши доводы не принимать».

Это и есть истинное лицо путинской РФ. Страны, где судьи видят ложь, но следуют ей. Потому что есть приказ свыше! Таким образом, не Закон правит в том обществе, а безбожные власти, ставящие себя выше Закона. То же самое было по захвату власти большевиками в 1917 году. Экспроприация, точнее беззаконный захват частной собственности, стал основным лейт-мотивом деятельности большевиков. За этим последовало полное закабаление народа в ленинских коммунах, в сталинских колхозах, совхозах, на заводах и фабриках, с которых нельзя было уйти.

Обращения прихожан Свято-Ольгинского храма к судам вышестоящих инстанций были точно так же покрыты властью, но не Законом. Судебные инстанции Минеральных Вод, Ставрополя и Краснодара не вдавались в подробности. Они выполняли то, что им было сказано во вне-судебном порядке. Ашурков, с его давними и крепкими связями с Гундяевым, агентом КГБ по кличке «Михайлов», выполнил задание МП-ГБ.

Отнимать у верующих их церковь 5 апреля 2006 года явились не только судебные исполнители. Им сопутствовали те же люмпены, с подачи путинской пропаганды, ставшие называть себя «казаками».

По словам о. Георгия Новаковского, в тот день около 500 прихожан Свято-Ольгинского храма и клирики общины – оо. Анатолий, Роман и Георгий Новаковские – собрались у церкви утром для того, чтобы отслужить молебен. Судебных приставов верующие не ждали, потому что в службе судебных приставов представителям общины заявили о том, что, возможно, приедут в течении дня. Однако в 8 утра к храму подъехали «казаки» из Минеральных Вод, которые пытались прорываться в церковь. Прихожане встали стеной, и «казаки» не смогли пройти.

Ряженые «казаки», «хоругвеносцы», «активисты» уже стали обычной практикой путинского режима. Они, как правило, не местные, не городские. Их привозят из других городов, и никто в этом конкретном городе не знает, кто они такие. «По плодам их узнаете их», - сказал Господь в своей Нагорной проповеди (Мт. 7: 16). Нетрудно увидеть за всеми этими ряжеными и переодетыми все тех же богомерзких слуг дьявола, сотрудников силовых ведомств.

Когда ряженые получили отпор, появились официальные сотрудники милиции и ОМОН-а вместе с судебными приставами. Они оттеснили и прихожан и «казаков». Власть утверждала себя. Оставшиеся в церкви священники, братья Новаковские  со своими матушками представителям судебной власти не сопротивлялись. Они передали ключи от храма судебному приставу. В свою очередь, пристав отдал ключи представителю Ставропольской епархии еретической секты МП РПЦ Василию Чечилю.

Позже прошли перевыборы. А. Зубцов оставил место мэра. Новый глава городской администрации В. Лозовой был введен в курс всех событий вокруг прихода РПАЦ в гор. Железноводске. Он обещал отменить все липовые документы, предоставленные в арбитражном суде края, потом обещал дать приходу здание взамен, потом выделить участок земли. Ничего не было дано и сделано. Лозовой попросту спускал «на тормозах», как это там говорится.

Однако и безбожные власти РФ извлекли урок из этого случая. Прежде всего, они поняли, что истинно-православные верующие обрели свой голос, обрели волю к сопротивлению. В деле захвата Свято-Ольгинской церкви богопреступной властью была допущена огромная ошибка. О связях МП РПЦ и ФСБ-властей давно уже говорили. Железноводское дело показало, насколько еретическая секта МП слилась с властями. Эта секта стала диктовать судьям и СМИ, что делать и как это все описывать. Эта секта стала безбожным лицом общества, создаваемого словно бы в насмешку над самим Господом.

Как раз несколько недель спустя после этих драматических событий в нашей Церкви, я был призван в Суздаль для наречения и хиротонии во Епископы РПАЦ. В своем слове по поводу этого достославного и очень важного события в моей жизни я сказал, в частности:

«В Америке существует абсолютная свобода религии. Это один из главных принципов бытия американского общества. Поэтому никакое насилие над совестью там невозможно. Мы преклоняемся перед подвигом вашей Веры здесь, в России, под прессом государства и государственной церкви, который вы выдерживаете, чтобы сохранить свою духовную свободу. Конечно, американские власти понимают, что МП является «церковью шпионов», что она как раньше служила советскому государству, так и сейчас служит интересам путинского государства...»

Нарушая все законы о свободе вероисповедания, невмешательства государства в дела церкви,  неприкосновенности личности, официальная власть открыто встала на сторону еретической секты МП РПЦ. За это Путина и его клику подвергли критике на Западе, с которым он так или иначе пытается заигрывать.

Задания богопротивной власти путинского Кремля по уничтожению Церкви Христовой нужно было, тем не менее выполнять. Только делать это надо было без такого прямого вмешательства секты МП РПЦ. Феофан Ашурков своей богоненавистнической работой против РПАЦ обнаружил то, что пытались завуалировать власти.

В последующих гонениях на Церковь Христову они изменят тактику, оставив прежней стратегию. Они скроют прямое участие МП РПЦ в политике уничтожения РПАЦ, в захватах храмов, в разгоне приходов и репрессиях против истинно-православных христиан. Главным органом, которому будет поручено продолжить линию богоборцев на разрушение духовного основания русского народа, будет определен Госкомимущества РФ и его региональные отделения.

Сразу же после передачи МП РПЦ нашего Свято-Ольгинского храма в городе Железноводске в Суздаль направилась специальная комиссия Федерального агентства по управлению федеральным имуществом (Госкомимущества РФ).

Такой была церковь Успения Богоматери ДО передачи ее в РПАЦ:

Фото 11

Такой Успенская церковь стала ПОСЛЕ того, как была отремонтирована и отреставрирована истинно-православными РПАЦ:

Фото 12

Комиссия провела тщательную проверку состояния и фактического использования храмов, памятников культуры, находящихся в федеральной собственности и переданных в безвозмездное пользования Суздальской епархии РПАЦ. Было подтверждено проведение  больших реставрационных работ, а также необходимость государственных дотаций для дальнейшего ремонта и должного поддержания церквей. Комиссия констатировала, что все храмы используются по их прямому предназначению, в них совершаются регулярные богослужения, в каждый храм назначен настоятель и есть община.

И хотя выводы комиссии были для РПАЦ благоприятны, люди поняли, что начался новый виток гонений на нашу Церковь – на место еретической секты МП РПЦ, дабы скрыть ведущие антихристианские силы, выдвинулось Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом, Госкомимущества РФ.

 

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)

 

                                                             * * *

 

                                    ВЕЛИКАЯ РОССИЯ

             Елена Семёнова

Разгалделось в поднебесье вороньё,
И с трибун вещают фарисеи,
И темно Отечество моё,
То, что было всех краёв светлее.
Что ж мы, братцы, снова под ярём
Клоним шеи? Иль истлели силы?
Ведь горит в сердцах святым огнём
Вечный Храм - Великая Россия!

Разгулялась по родным просторам мразь,
Нацепили фиговые листья,
Затоптать вконец стремятся в грязь
Свет небесный осквернённых истин.
Как же смеем, братцы, мы молчать?
Иль нас немочь чёрная сразила?
Нам завет от предков защищать
Вечный Храм - Великую Россию!

Ныне бесы рядятся в святых,
Ныне честь и совесть вне закона.
Только тот, чьи помыслы чисты,
Не явится к Каину с поклоном.
Только вера наполняет грудь.
Не смолкает верных литургия.
И во тьме нам озаряет путь
Вечный Храм - Великая Россия!

За неё нестрашно умирать.
С нами Правда в поединке этом.
Наше дело - камни собирать,
Разгоняя затхлый морок светом.
Нас лишить пытались уст и глаз...
Только мы пощады не просили.
Только живы мы, пока жив в нас
Вечный Храм - Великая Россия!

 

* * *

 

ВЛАДИМИР КРАСНОЕ СОЛНЫШКО (ДЖОРДАНВИЛЛЯ)

Г. М. Солдатов

Перед тем как мы начинаем на автомобиле свой путь, мы заряжаем на GPS (Global Positioning System - Система Глобального Gозционирования, (читается Джи Пи Эс) – спутниковая системa навигации)  свой конечный адрес. Приятный голос нам сообщает как ехать, где и куда  сворачивать, где замедленное дорожное движение. Нам не нужно смотреть на карту и волноваться, что мы заблудимся. Даже если мы прежде ездили по какому либо адресу, теперь мы всё же заряжаем GPS так как возможны изменения, которые нам не известны, но уже известны апарату.

В человека Творец Мира вложил схожий аппарат, но гораздо совершеннее, чем безжизненное творение людей. Полученный от Бога указатель пути называется совестью,  которая говорит человеку где добро и где зло, когда он поступает правильно, а когда  нет. Когда правильно, как ему указала совесть, то он не мучается, а спокоен.

Отца Архимандриту Владимиру (в миру Василий  Сухобок, 1922-1988) Господь наделил сверхмощным GPS, при помощи которого энергии указателя пути хватало не только ему, но и многим другим верующим.

Он всегда всем улыбался. Для всех у него было приветливое слово, а для детей еще и конфеты.   Мне с супругой показалось очень странным когда он вдруг дал 80 долларов для покупки обуви для моих детей. Обувь у детей была и мы не нуждались в помощи, но монах настаивал, чтоб мы поехали, купили, а потом показали ему обувь для детей, так как им предстоит дальняя дорога в жизни. Он никогда не забывал друзей и знакомых и на праздники они получали от него книги и поздравления.  Не даром он был прозван “Владимиром Красное Солнышко Джорданвилля” - он это звание вполне заслужил. Тот, кто приезжал в Джорданвилль и не встретил его -  упустил в своей жизни большую радость. Несмотря на то, что он был почти всегда в монастырской канцелярии и книжном магазине, об о. Владимире знала вся Зарубежная Русь. Либо по переписке с насельниками монастыря, либо от паломников, уезжавших из обители увозя с собой память о его благорасположения и получив от него зарядку духовности.

О. Владимир был очень стеснителен и скромен. Он стеснялся своего саном и, хотя был архимандритом. до конца жизни подписывался как игумен.  

Время работы с ним летело быстро и окончив день не чувствовалась усталость. Многие помнят послушания с ним на кухне, когда после молитвы о. Владимир говорил: “Ну вот, слава Богу, настал следующий день. Перед тем как будем кормить других, поедим сами, что нам Бог послал”. Вследствие его добрых советов паломникам, ему приписывалось старчество.

У него было много почитателей и друзей. Один из них, Сергей Дурилин, был его знакомым ещё по Шлейсгаймской «дипийской» гимназии. Дурилин  преподавал русский язык в одном из ближайших к монастырю колледжей, и оттуда он привозил много необходимых русских богословских книг. Отец Владимир был главным библиотекарем; ему Дурилин передавал книги для монастыря. Монах считал, что для культурного человека, и тем более миссионера, необходимо всестороннеее образование. Будучи библиотекарем, он радовался всем книгам на полках, даже тем которые были сектантскими, эмпешными, инославными и атеистичными: врагов православия надо знать!

О.Владимир был добряком в личных отношениях с людьми, но когда дело касалось Православного Учения, занимал очень твёрдую позицию. Против всяких заблуждений, ересей и верхушки Московской Патриархии, он стоял как Гибралтарская Скала.

Свою убежденность о. Владимир старался передавать на лекциям в семинарии своим ученикам. Помню как на лекции семинарист Алексей Микриков сказал, что он хочет взять из библиотеки для чтения книгу одного из французских философов, критиковавших учение Христа. Несмотря на то, что это уже был четвертый год обучения в семинарии, о. Владимир сказал: «Брат Алексей еще не готов читать антихристианские книги; необходимо окончить прежде весь курс обучения и утвердиться в вере». О. Владимир заложил в семинаристах твёрдый фундамент христианской веры. Его лекции были интересно составлены, увлекательны. Такими же были его проповеди, которые он читал на ранних службах, когда его назначали до еды и монастырских послушаний. Когда служил о Владимир, то в храм приходили почти все насельники монастыря, чтобы слушать проповедь “Красного Солнышка”.

Обвинявшие его в фанатизме, не были правы. О Владимир лишь показывал  путь – как заправский GPS. Разница в том, что указываемый им путь к Царствию Божию не мог подвернуться человеческой ошибке программирования компютера.

О. Владимир не шёл на уступки и компромиссы с еретиками и нехристианами. Ради достижения популярности, он не соглащался на изменения канонов, ослабление постов, сокращение или изменение богослужений, отмены в День Православия анафемы еретикам. Благодаря твёрдым в вере руководителям Свято-Троицкой Лавры, в ней сохранялась верность постановлениям Вселенских Соборов, учению Святых Отцов и Канонам Церкви. Она была примером для всей Зарубежной Руси. И когда в День Торжества Православия протодиаконом Пименом провозглашалась анафема еретикам, то не только все присутствующие в храме дружно подхватывали “анафема, анафема, анафема”, но и во всех соборных храмах Зарубежной Руси также имело место осуждение еретикам.

Только тот, кто любит других, сам получает любовь: таким был о. Владимир. Он был ближе к семинаристам, чем многие другие монашествующие и наставники. Его  жизнерадостность и любовное отношение к другим людям стали источником вдохновения для многих воспитанников монастыря. И лучь “Красного Солнышка” не погас для следующих смен борцов за РПЦЗ.

Жизнь о. Владимира протекла во время золотого и серебряного периодов нашей Зарубежной Лавры.  О. Владимир скончался в конце серебряного периода, когда как сама Лавра, так и  администрация РПЦЗ начали вероломно захватываться агентами Московской Патриархии во главе с Лавром Шкурлой, Марком Арндтом, Иларионом Капралом и другими изменниками Зарубежной Церкви и Руси. Почти всё старшее покаление вымерло, неугодных Патриархии людей поспешили удалить, и их заменили люди подосланые из КГБ, сергианские еретики и даже не верующие в Бога. Вот в каком положении оказалась теперь та часть РПЦЗ, которая подчинилась Патриархии.

А та, которая не подчинилась, считает, что Патриархия не является Церковью Христа.

 

* * *

 

БЕЖАТЬ В... ЧЕРНОБЫЛЬ!

C чувством горечи и боли прочитала статью Н.Смоленцева-Соболя «У ПУТИНА РЫЛО ЧИКАТИЛЫ» в номере 186 «Верности» о судьбах наших российских детей-сирот и инвалидов, которых лишили последней, самой маленькой мечты наладить свою жизнь – быть усыновленными или удочеренными американскими семьями.

Хочу рассказать о том, чему я лично была свидетельницей в 1993 г. вместе с моей знакомой англичанкой Хиллари Бах, женой юриста из Лондона Джона Баха.

В начале 90-х годов я много общалась с ними. В 1993 г. Хиллари приехала в очередной раз в Россию, и мы с моей знакомой повезли ее, по ее же просьбе в ДДИ (детский дефектологический интернат для подростков до 18 лет) в Ховрино.

Там оказалось не так уж плохо, хотя о нашем приходе не предупреждали. Заведующая – русская женщина, нянечки – не очень злые. Чисто относительно. Г-жа Хиллари Бах с умилением раздавала детям специальные деревянные и др. игрушки для детей с задержкой развития. Два старших мальчика были очень славные: один Саша был будто бы прозорливый. У него не было явных дефектов, только нога одна короче другой немного. У другого мальчика, который показался очень умным и который стал с первого раза читать со мной духовные стихи, была гидроцефалия. По словам директора ДДИ № 7 в Ховрино дети там содержались как с общими дефектами, т.е. дети-инвалиды общего заболевания, так - и отставанием в развитии и др. психическими заболеваниями.

Потом наступил ужас. Я буквально почувствовала стыд, разъедающий глаза, тихое безсилие взрослого человека помочь детям-подросткам в страшной беде.

Мы пошли в кабинет заведующей по ее приглашению, и туда пришла стайка абсолютно нормальных подростков 15-17 лет. Не пойму, отчего же их родители бросили…или они осиротели. Дети эти были очень доброжелательные, и завязался разговор. Хиллари интересовалась их жизнью.. и вдруг одна девчушка и говорит:

-А мы в Чернобыль собрались все бежать!

-???

- Нас отсюда после 18 лет передают во взрослый психинтернат. Нам даже паспортов не дают, а мы знаем, там такая злая заведующая, что мы все подумали и решили, чтоб не разлучаться и туда в психушку взрослую не попадать на всю жизнь, как в тюрьму: бежать в Чернобыль…

Я не могла смотреть в глаза заведующей, я не могла поднять глаз и на Хиллари, которой я перевела слова девочки-подростка. Она была тоже поражена. Бежать в Чернобыль?.. В Чернобыль!..

Это было в 1993, но у меня в ушах, словно колокол, звучит негромкий виноватый голос этой девчушки.

Когда дети ушли, заведующая ДДИ №7 в Ховрино нам объяснила, что это подростки с небольшим отставанием в развитии. На мой взгляд, они мне показались милыми нормальными детьми, и общаться с ними было легко. После этого я еще раз приходила в это ДДИ: навещала блаженного Сашеньку.

Система калечит, давит и уничтожает этих детей; даже если отдельные нянечки незлые, все равно преступна система уничтожения детей сирот здесь. Выживают только блатные и самые живучие. А если система подведет под дефектных – у подростков нет шансов.

Не один раз я сталкивалась с проблемой брошеных детей. Будучи педагогом-доброволицей во многих организациях, я видела такое, что до сих пор вызывает чувство стыда и бессильного протеста.

Вот детприемник МОПР для малолетних правонарушителей. А этим нарушителям от 3 до 10 лет! Так, им приходится не есть до утра, если ребенок поступил после обеда! Их заставляют мыться под холодным душем! Они получают тумаки, рассчитанные на взрослого, от ментетки-гадины надзирательницы. Анализы на ВИЧ, сифилис этим маленьким детям берут из вены! Ковыряют несколько раз вену ребенка 3-5 лет! И это явно родительским детям!!!

Я прорвалась в это ужасное место детских мук. В двухэтажном здании, куда дети (назвать преступниками 3-10 летних детей язык не поворачивается!) поступают после карантина, сидят толстые ментетки-надзирательницы. В МОПР свозят детей до 18 лет. Они бегут, их возвращают в детдома, они снова бегут оттуда; их ловят по новой и отправляют – туда же в МОПР. И т.д. пока….не оборвется детская жизнь.

В 1999 г в МОПРЕ на стене висел фотопортрет лжепатриарха Алексея: Он сжал руку в кулачище. Напрягся неестественно, весь красный, будто у него родовые схватки… даже трудно назвать эту физиономию лицом человека, и надпись под кулаком – словно в насмешку: «Не убий!».

Мне приходилось сталкиваться с детьми, обитателями дома Христианского милосердия, пока его не закрыли власти. Я навещала этих детей как педагог-доброволец, занималась с ними по специальной программе реабилитации. Среди детей там встречались талантливые русские дети. Один мальчик 11 лет Славик, привезенный мамой-учительницей (беженцы из Средней Азии, мать мальчика нашла себе работу в Москве и собиралась переезжать с ним на съемную квартиру) давал сразу же правильные ответы на все трудные загадки и даже английский язык хотел изучать. Страшно подумать, что может случиться, если такой ребенок останется один, какая жуткая калечащая давиловка ждет каждого ребенка, стирая его шансы выжить до нуля. О развитии способностей детей-сирот речи не идет. Это не входит в планы тех, кто приговорил этих детей к истреблению.

В 1990-х гг на базе психиатрического интерната для взрослых в Битцевском лесопарке по распоряжению сверху открыли детское отделение. К сожалению, у меня не было шансов лично проникнуть туда, но туда попала как-то проведенная верующей женщиной-добровольцем корреспондент Британского телерадио канала ВВС и с помощью скрытой камеры ей удалось снять фильм. На голых клеенках лежали, плакали и стонали истощенные, умирающие от голода подростки и просили есть и пить, пока им хватало голоса! Мимо шмыгали как ни в чем не бывало врачи, санитары, медсестры. Все эти дети погибли. Заведующую этим отделением перевели с повышением возглавлять психинтернат в другом районе Москвы. Фильм, как мне сообщили, был показан по каналу британскому каналу ВВС.

В основном, в статье Н.Смоленцева-Соболя правильно отмечены мотивы для принятия закона Димы Яковлева. Основной фактор, двигавший составление и принятие антихристианского и античеловеческого, воистину сатанинского закона о запрете усыновления сирот из РФ в США, это – зависть к сиротскому будущему возможному благополучию, та самая неприкрытая зависть.

Кремлевская шайка бандитов из РФ позавидовала сиротам, что те будут нормально жить и обретут родителей. Но правда в том, что дети, усыновленные родителями в США из интернатов в РФ, прошли страшные муки. Им нужно серьезное длительное лечение. Когда они, обласканные новой семьей американцев, наконец приходят в себя, они рассказывают о таких ужасах, пережитых ими лично и виденных в детских сиротских заведениях в РФ, что родителям остается…только верить любимым приемным детям на слово! Оттого и была вердиктом «госдуры» здесь в РФ оборвана возможность для русских детей, маленький шанс, выжить и обрести семью.

Но если святое дело усыновления перекрыто кремлевскими бандитами в РФ, то можно хотя бы общаться с русским ребенком из дома ребенка из Костромы по интернету с помощью вэб-камеры. У нашего детского социального-педагогического центра есть возможность, и есть добровольцы, которые помогут с переводом. Все это безплатно, но только нужно договориться с детским домом. Можно попробовать рисовать, показывать ребенку книжку, общаться с ним; ребенок – сирота ждет именно этого общения со взрослым человеком.

Принятие акта Магницкого и ответ на это властями РФ еще раз подчеркнуло, что историческая Россия не имеет ничего общего с нашей страной, где грубо нарушаются права человека: детей и взрослых, где недовольные подвергаются преследованиям, арестам, пыткам, нападениям и избиениям, калечащими людей и превращающих их полных инвалидов.

            Л. А. Умнова, педагог-доброволец

            гор. Москва, РФ.

* * *

 

РУССКИЙ ХУТОР.

Признание в любви. Новелла.

Валентина Сологуб

Умирает Богатырь… Великий Богатырь – Православная Русская Цивилизация! Жила более тысячи лет, а теперь, буквально за полтора десятка годин, измученная нежитью, исчезает. Даже при большевистском режиме она была – скрытно, тайно, не свободно, но была! Были комиссары, был атеизм, было богоборчество, был красный террор – а она вопреки всему была! Как невидимый град Китеж.

 Было России жутко и страшно, горе, кровь, слезы, «слава КПСС!», Ленин в мавзолее, Сталин на трибуне – а она была! Она была во всем – в природе, в людях, в архитектуре городов, в деревенских избушках, сельском ландшафте, в густых лесах, в полях, шумящих желтыми колосьями, в журчании весенних ручейков, в разливе Волги – она была! Неуловимо, скрытно, потаенно, и все  равно чуяло ее сердце: ощущалась она в русских лицах, деревенских платках, в переливах русского говора, в построении русской речи. А теперь умирает.

У-ми-ра-ет! Как Великий Богатырь, которого, пока он отдыхал, уставший от сражения, тайно связали предатели-подданные, жившие и укрывавшиеся под его дланью. И когда его войско – его верное войско? – захмелело от свободы, предатели его связали. Эти пигмеи буравят его, как кровососы, пьют из него кровь, выкачивая из его недр природные, жизненные соки. Кромсают его тело на куски, бросая на съедение ближним и дальним шакалам. Снимают с него драгоценные доспехи – шлем, латы – все, что защищало его от вражеских ядовитых стрел. Грабят его закрома, грабят его несметные богатства. И пьют, пьют, пьют его кровь…

 А те, кто должен ему служить? Что с ними, где они? Да здесь же, рядом. Только одни пытаются договориться с его убийцами, другие делают вид, что ничего не замечают, надеясь, что все само собой утрясется, третьи действительно ничего не замечают, радуясь, что «на развале» смогли по дешевке приобрести ворованные крохи, пятые тоже спешат не упустить свое, участвуя в мародерстве...

 Спасать надо нашего Великана, отогнать и прихлопнуть тех, кто присосался к его ранам. Окропить его надо сначала водой мертвой, чтобы упали оковы, срослись раны, а потом живой, - чтобы опять встал Богатырь в свой исполинский рост, чтобы поднял свою могучую длань и укрыл нас от вражьей нечисти… Ан, нет, мы с этой нечистью договариваемся, чуть ли не торгуемся, упрашивая ее не так сильно сосать кровь, чуть помедленнее, поделикатнее, чтобы не так больно было, чтобы подольше протянуть… А нечисть та все больше и больше вонзает свои ядовитые клыки…

  И вот уже нет русских городов. А вместо них стоят безформенные, уродливые сооружения, напоминающие то ли гипертрофированные груды стеклопосуды и искореженного металлолома, то ли разлапистых, агрессивных монстров с башнями-рогами, угрюмо буравящими кровавое предзакатное небо, готовых все пожрать с окружающего пространства, то ли безликие, похожие друг на друга вавилонские дома-тюрьмы, неотвратимо нависающие над народом…

 Нет уже и русских  деревень. Смотрят эти калеки  на мiр Божий подслеповатыми – где забитые досками, а где с выбитыми стеклами, – черными провалами окон-глазищ. Остались от русских сел и деревень полусгнившие, завалившиеся на бок крестьянские избы… Не одно поколение там жило: рожало детишек, оплакивало отошедших в мiр иной стариков, христосовалось на Пасху, балагурило колядками, пекло жаворонков на Благовещенье, пряло пряжу, ладило седла и хомуты на лошадей, правило сенокосилки и заводило трактора, доило коров и молотило зерно, заваливало погреба картошкой и овощами… А теперь черными глазами пялятся деревни, пугают ворон растрепанными крышами развалившиеся избенки. И ни единой души на многие километры, как после нашествия супостатов или чумы-холеры. И так чуть ли не по всей России, на разные концы развертывается тоскливая картина, что в Костромской, что во Владимирской, что в Ивановской землях…

 А вот, казалось бы, совсем далеко, на другом краю нашей, Богом данной, России – там, где растет виноград и цветут абрикосы, тюльпаны и розы…

 Есть на Кубани, на границе с Адыгеей, казачья станица под названием Русский хутор. Тянется он в отлоге горы, обрываясь на крутом овраге. Потом мост через речку, и опять крутится спиралью каменистая дорога, прилепляясь к стремящемуся в высоту взгорью. Стоят казачьи дома – все в залитых солнцем цветущих садах. Был здесь когда-то многолюдный казачий хутор, с богатыми подворьями, с густыми садами, где растут и персики, и грецкие орехи, и тонкоствольные деревья, пересыпанные золотыми шариками алычи… Увидеть такой хутор, где прямо у порога дома стоит необхватное грецкое дерево, приезжему из срединной России просто диво. Да здесь все диво, земля родит, как волшебная: из голой палки, которую вечером воткнули в землю, наутро вырастет кизиловое дерево… Несколько десятков домов было на этом хуторе, даже в советское время он процветал, утопая в яблоневых и грушевых садах. Здесь крупнейший совхоз был, из местных яблок знаменитый сидр изготовляли, солоноватый, шипучий, в таких же бутылках, как шампанское.

 А теперь идешь по дороге, переходишь из двора во двор – ни души! И действительно, будто вымерла в этих местах душа, внезапно оставив, как при нагрянувшей беде-катастрофе, место своего обитания. Бери, что хочешь. Вот кем-то забытый, прислоненный к дереву ухват. А на лавке под навесом летней кухни выстроились в ряд горшки, отсвечивая на солнце глянцевыми боками. А на печке утюг стоит, тот, которым гладили еще занавески и юбки бабки и прабабки, жившие в Царское время, раздувая в нем раскаленные угольки. А в красном углу все еще висят потускневшие иконы, ухоженные вышитыми и кружевными рушниками.

Бум! – что-то глухо шлепнулось рядом. Шур-шур-шур и затихло… Это спелое яблоко упало, откатилось в траву и замерло. Идешь среди алычовых деревьев, усыпанных светящимися шариками, будто попал на сказочный праздник – вот-вот выскочат из-за деревьев казаки да пустятся в пляс. Нет, не выскочат. Нет уже казаков, вымерло место, замерло здесь всё на века. Созреют ягоды и упадут в землю – тихо, неслышно, только земля потом ими покроется, в сумерках золотиться будет, словно накрытая драгоценною ризою.

 Набежал ветер: пок-пок-пок – орехи посыпались… И опять тишина. И вдруг где-то рядом, за спиной как вздохнуло что-то: шу-у-ух-шу-у… и опять затихло. Это стена саманного дома осела: тихо, мягко, совсем не жалуясь, значит, так надо, срок пришел – осыпалась, и нет стены, только аккуратный холмик среди травы лежит. Пойдут дожди, размоют этот холмик, размоют этот дом, хранивший в себе чью-то жизнь, как размыли за эти годы и многие другие, унесшие с собой память о своих владельцах. Веками здесь жили казаки, строились, обихаживали землю, очеловечивали природу, объезжали коней, уходили на войну… А теперь покроют человеческие радости и заботы ветви деревьев, зарастут они высокой по пояс густой травой и как не бывало их. Разрушенные дома не наносят вреда природе, казаки из самана их строили: солома да глина, она легко в землю уходит, как и человек: из земли взят, в землю отыдет… И так целая цивилизация…

 Недалеко от домика, у кромки леса виднеется одинокая могила с крестом, табличка проржавела, только видно «Елиза»… Эту Елизавету в сорок втором году немцы расстреляли, когда обнаружили у нее мальчишку-солдата, он из окружения выбрался, пришел в свои места. Вывели ее истерзанную, а рядом ее казачка, с ногой, замотанной кровавыми тряпками, поставили. Посмотрели они на небо, на золотые шарики, на грецкие орехи – и всё, так с голубым небом во взоре ушли в Царство Небесное. На том месте их потом казаки и похоронили. А более здесь нет никого. Покинули казаки хутор, осиротело место, только Елизавета с солдатом-казачком под крестом, осеняемые лапчатыми ветвями орешника, навечно остались…

 Шур-шур-шу-у-у… и опять тишина. Все цветет, заливается птицами, дает плоды. Ослепительное, горячее солнце пронизывает каждую веточку, каждую травку. А нет человека, не слышно его голоса, смеха, походных да свадебных песен – и все будто онемело, мертвое. Страшно видеть природу, покинутую человеком. Кажется, что и самой природе без него тоже одиноко и страшно: шур-шур-шур-шу-у…  И опять заснула…

 Проснись, Россия, милая Россия, проснись! Встань, воскресни, Богатырь! Взгляни на нас, Господи, создание Твое, потщися, погибаем!

                        Валентина Сологуб,

                член Союза Писателей России

* * *

 

    О ПЕСНЬ МОЯ, БЕСЦЕННАЯ РОССИЯ!   

                                Елена Семёнова

О песнь моя, бесценная Россия!
И сон, и быль, и древний бабкин сказ,

Могучих предков неумолчный глас,
Дающий духу веры жар и силы.
Я верю, Русь, ты выстоишь и ныне,
Лик измождённый к Богу обратишь,
И тьма с зениц, ослепших было, схлынет,
И ты опять, как солнце, засветишь.
Ты распрямишься, голос обретёшь,
Уймёшь болезни долгой в членах дрожь,
Залечишь раны, скипетр возьмёшь,
И славу отнятую вновь вернёшь!

 

* * *

 

HE BIG THREE, THE JEWS AND WORLD WAR TWO

Dr.  Vladimir Moss

In December, 1941, after the Japanese destroyed the American fleet in Pearl Harbour and Hitler recklessly declared war on the Americans, the United States, the world’s greatest industrial power, entered the war against the Axis powers, linking the European and Asian theatres and making the war genuinely global.

The alliance of the three nations of Britain, the United States and the Soviet Union was cemented when Churchill flew into Moscow in May, 1942. It was an unequal relationship from the beginning. The Soviets insisted, often rudely and sarcastically, on the Anglo-Saxons’ opening a second front in the West – something the British and the Americans were not strong enough to do yet. Instead, recognizing the enormous importance of the Soviet-German front for the ultimate outcome of the war, they sent vast quantities of arms and supplies by convoy around the Northern Cape to Murmansk and Archangelsk. Meanwhile, the Americans kept the British afloat with Lend-lease supplies from across the Atlantic.

There could hardly have been a more paradoxical and contradictory alliance than that between the aristocratic British lord and fierce anti-communist, Churchill, and the leader of the communist world revolution, Stalin. There is a Russian proverb that in certain situations one should be ready to use “even the devil and his grandma” - Stalin once quoted this to the British and American leaders. But there is another, English proverb that the Anglo-Saxons could have quoted: “When you go to dinner with the devil, use a very long spoon”. Unfortunately, the Anglo-Saxons tended to follow the Russian proverb more than their own, better one; for the tragic fact was that during the war, in order to drive out one demon, Hitler, they decided to enlist the aid of another, bigger demon, Stalin. As an inevitable result, while the smaller demon was defeated, the larger one triumphed and has proceeded to torment the world to this day…

Demonology occupied the war leaders from the beginning. Thus when Hitler invaded Soviet Russia in 1941, Churchill told the House of Commons that if Hitler had invaded hell, he would have found it in himself “to make a favourable reference to the devil in the House of Commons”. Again, when Churchill met Stalin for the first time, in May, 1942, Stalin wished him success in Operation Torch, the invasion of North Africa.

“’May God help you,’ he added.

“’God, of course, is on our side,’ Churchill said.

“’And the devil is, naturally, on mine, and through our combined efforts we shall defeat the enemy,’ Stalin chuckled.”

Very funny, no doubt, for the devil’s chief agent on earth… But the joke obscured, while at the same time pointing to, a supremely important truth: that God and the devil can never be on the same side, and that while God may use the devil and his servants towards his ultimate, supremely good aim, no human being can attempt to be so clever without destroying himself. For the ends do not justify the means: if we use evil means towards a good end, the end of it all will turn out to be evil…

Evidently, the deep meaning of this joke continued to occupy the minds of the leaders, because they returned to it at the Teheran conference in 1943.

“’God is on our side,’ Churchill said. ‘At least I have done my best to make Him a faithful ally.’

“’And the devil is on my side,’ Stalin chipped in. ‘Because, of course, everybody knows that the devil is a Communist and God, no doubt, is a good Conservative.’…”

One British sailor on a cruiser in the Mediterranean, on hearing the news of the alliance between Britain and the Soviet Union, told a friend of his: “Before, we were fighting for God, king and country. Now we are fighting for king and country.” For, of course, in fighting alongside the devil’s Stalin, they could not be fighting for God…

Stalin was now in a much more powerful position than he had been in 1941, and so he was not afraid to point out the great gulf between Soviet Communism and British Conservatism, even hinting that the two were not on the same side. Churchill, of course, as an old anti-communist warrior, was well aware of this - as Roosevelt, apparently, was not. Or if Roosevelt was aware, he chose to ignore this difference, while increasingly highlighting, to Churchill’s great embarrassment, the ideological differences between imperialist Britain and the supposedly anti-imperialist United States. For Churchill was now in a much weaker position in relation to both Stalin and Roosevelt, being almost entirely dependent on Stalin to defeat Hitler on land, and on Roosevelt to supply his island with arms and food by sea. And so he was afraid to highlight any ideological differences between the three.

In fact, by this time both Churchill and Roosevelt were well on the path towards full appeasement of the bloody dictator – an appeasement that was even worse than that of Munich, and which had a much profounder and more degrading influence on the behaviour of the western democracies.

It all began very differently, with the agreement known as the Atlantic Charter in August, 1941. Britain and America agreed then that they would seek no territorial gains in the war; that territorial gains would be in accordance with the wishes of the peoples concerned; that all peoples had the right to self-determination; that trade barriers were to be lowered; that there was to be global economic cooperation and advancement of social welfare; that the participants would work for a world free of want and fear; that the participants would work for freedom of the seas; and that there was to be disarmament of aggressor nations, and a postwar common disarmament. In September a number of other western and Asiatic nations signed up to these principles. And on January 1, 1942 the Soviet Union and China, among other countries, also signed up.

But of course the Soviets had no intention of granting self-determination to the countries they had conquered during their alliance with the Nazis (the Baltic States, Eastern Poland, Bukovina and Bessarabia), and were still less inclined to give them up after they had reconquered them during the war. As Norman Stone writes, “Churchill did not have the strength to resist Stalin, and the Americans did not have the will.” Already by the time of the Teheran Conference in November, 1943 they had effectively given in.

Indeed, already on February 20, 1943, Roosevelt wrote to the Jew Zabrousky, who acted as liaison officer between himself and Stalin, that the USSR could be assured of control of most of Europe after the war with full equality with the other “tetrarchs” (Britain, America and China) in the post-war United Nations Security Council: “You can assure Stalin that the USSR will find herself on a footing of complete equality, having an equal voice with the United States and England in the direction of the said Councils (of Europe and Asia). Equally with England and the United States, she will be a member of the High Tribunal which will be created to resolve differences between the nations, and she will take part similarly and identically in the selection, preparation, armament and command of the international forces which, under the orders of the Continental Council, will keep watch within each State to see that peace is maintained in the spirit worthy of the League of Nations. Thus these inter-State entities and their associated armies will be able to impose their decisions and to make themselves obeyed…

“We will grant the USSR access to the Mediterranean [overriding the territorial claims of Turkey]; we will accede in her wishes concerning Poland and the Baltic, and we shall require Poland to show a judicious attitude of comprehension and compromise [i.e. surrender to all Stalin’s demands]; Stalin will still have a wide field for expansion in the little, unenlightened [sic!] countries of Eastern Europe – always taking into account the rights which are due to the fidelity of Yugoslavia and Czechoslovakia – he will completely recover the territories which have temporarily been snatched from Great Russia.”

The essential truth of the Zabrousky letter was confirmed by Cardinal Spellman in a book by R.I. Gannon, SJ, The Cardinal Spellman Story. Describing a long talk he had had with Roosevelt on September 3, 1943, he wrote: “It is planned to make an agreement among the Big Four. Accordingly the world will be divided into spheres of influence: China gets the Far East; the US the Pacific; Britain and Russia, Europe and Africa. But as Britain has predominantly colonial interests it might be assumed that Russia will predominate in Europe. Although Chiang Kai-shek will be called in on the great decisions concerning Europe, it is understood that he will have no influence on them. The same thing might become true – although to a lesser degree – for the US. He hoped, ‘although it might be wishful thinking’, that the Russian intervention in Europe would not be too harsh.

League of Nations: The last one was no success, because the small states were allowed to intervene. The future league will consist only of the four big powers (US, Britain, Russia, China). The small states will have a consultative assembly, without right to decide or to vote. For example, at the armistice with Italy, the Greeks, Jugoslavs and French asked to be co-signers. ‘We simply turned them down.’ They have no right to sit in where the big ones are. Only the Russians were admitted, because they are big, strong and simply impose themselves.

Russia: An interview with Stalin will be forced as soon as possible. He believes that he will be better fitted to come to an understanding with Stalin than Churchill. Churchill is too idealistic, he [Roosevelt] is a realist. So is Stalin. Therefore an understanding between them on a realistic basis is probable. The wish is, although it seems improbable, to get from Stalin a pledge not to extend Russian territory beyond a certain line. He would certainly receive: Finland, the Baltic States, the Eastern half of Poland, Bessarabia. There is no point to oppose these desires of Stalin, because he has the power to get them anyhow. So better give them gracefully.

“Furthermore the population of Eastern Poland wants to become Russian [!]. Still it is absolutely not sure whether Stalin will be satisfied with these boundaries. On the remark that Russia has appointed governments of communistic character for Germany, Austria and other countries which can make a communist regime there, so that the Russians might not even need to come, he agreed that this is to be expected. Asked further, whethr the Allies would not do something from their side which might offset this move in giving encouragement to the better elements, just as Russia encourages the Communists, he declared that no such move was contemplated [!!]. It is therefore probably that Communist Regimes would expand, but what can we do about it. France might eventually escape if it has a government à la Leon Blum. The Front Populaire would be so advanced, that eventually the Communists would accept it. On the direct questions whether Austria, Hungary and Croatia would fall under some sort of Russian protectorate, the answer was clearly yes. But he added, we should not overlook the magnificent economic achievements of Russia. Their finances are sound. It is natural that the European countries will have to undergo tremendous changes in order to adapt to Russia, but in hopes that in ten or twenty years the European influences would bring the Russians to become less barbarian.

“Be that as it may, he added, the US and Britain cannot fight the Russians...”

The eventual post-war outcome, though very bad, was not quite as bad as Roosevelt envisaged. But no thanks to him! His attitude of wholesale defeatism and surrender in relation to Stalin, his plans, in spite of his democratic ideals and his acceptance of the Atlantic Charter, to surrender most of Europe to the worst despotism in human history (while trying to break up the far milder tyranny of Britain over her colonies), involuntarily makes one think that he was somehow bewitched or even enrolled by Stalin to serve the interests of Soviet Communism alone!

The excuse given by Roosevelt that the Russians could take everything they wanted anyway was false. The Allies’ shipments of all kinds of supplies (at huge risk and great losses along the North Cape Arctic route) were very important to the Soviet war effort , and they could have threatened to stop these in exchange for concessions. But the Americans seemed determined to allow the Soviet maximum freedom to do what they liked without regard to the Atlantic Charter or the rights of smaller nations. This was true not only of Roosevelt but also of his Foreign Secretary, Hull. “What he wanted from the conference was a grand declaration on the post-war international organization. The future of smaller European nations was of no concern to him – ‘I don’t want to deal with these piddling little things,’ he told Harriman, adding that Poland was a ‘Pandora’s box of infinite trouble’ best left unopened”

But the British could not easily give up on Poland, for whose sake they had entered the war in September, 1939. So Churchill continued to support the Polish government-in-exile and its underground army in Poland while Stalin built up another, communist underground army. One of the reasons why he stopped on the eastern side of Vistula and did not allow the Red Army to aid the Warsaw uprising in August, 1944 was his desire to winkle out the Polish royalists and have them destroyed – whether by the Germans or his own men.

Nevertheless, Churchill, too, made unacceptable compromises. Thus he, like the Americans, turned a blind eye to Stalin’s slaughter of 20,000 of Poland’s elite at Katyn, accepting the lie that the Germans had done it. Again, when Foreign Minister Eden visited Stalin in October, 1943, he “carried a note by Churchill recognising that Moscow’s accession to the Atlantic Charter had been based on the frontiers of June 11, 1941, and taking note of ‘the historic frontiers of Russia before the two wars of aggression waged by Germany in 1914 and 1939’”. In other words, Germany’s conquests in Poland after the shameful Molotov-Ribbentrop pact were not to be recognised, but Russia’s were!

The difference between Roosevelt and Churchill was that the latter, unlike the former, sometimes got angry with the dictator and did wrestle some concessions from him. Thus his famous percentages agreement with Stalin in October, 1944 over spheres of influence in Eastern Europe was firmly adhered to by Stalin, enabling Greece to escape the communist yoke. And yet this concession could have been greatly improved on if only the Americans had accepted the British plan, put forward at Quebec in August, 1943, of attacking Hitler in the Western Balkans. In the next month, Italy surrendered; so the time was right. The implementation of such a plan would not only have saved the Balkans from communist domination: it would have shortened the war with Germany considerably. However, as Misha Glenny writes, “the Americans stalled, insisting instead on driving up through difficult Italian terrain in preparation for Operation Dragoon, the seaborne assault on southern and western France. ‘I still don’t understand,’ noted General Rendulić, the man coordinating the Wehrmacht’s struggle against Tito, ‘why the Allies gave up their drive across the Balkans after they had taken Sicily in August [1943]. Instead, they sustained many losses over a period of months as they squeezed their way through the narrow roads of the Italian peninsula before finally landing on the West coast of France, far away from all the strategic theatres of war. I am convinced that by giving up an assault on the Balkans in 1943, the Allies have postponed the end of the war by a year.’”

However, the major decisions had already been made at Teheran. “’Now the fate of Europe is settled,’ Stalin remarked, according to Beria’s son. ‘We shall do as we like, with the Allies’ consent.’”

Ferguson’s comment is apt: “The wartime alliance with Stalin, for all its inevitability and strategic rationality, was nevertheless an authentically Faustian bargain, though Britain and America were able to settle their debts to the Soviet Satan with the souls of others…”

As the proverb goes, the wheels of God’s justice grind slowly, but they grind very fine… At the end of the Second World War, vast injustices remained (of which more anon), but in relation to Germany it appeared that justice had indeed been done. In 1918 justice had not really been done: Germany had not really paid for starting the First World War, for invading neutral countries, for inventing the killing of civilians by aerial bombardment (from zeppelins), for wiping out whole nations (the Herero of South-West Africa), for destroying Orthodox Russia and releasing the revolution. After all, although Germany had lost millions of men, her own territory had not been touched. And, most importantly, she had not repented of her sins, but insisted, on the contrary, that a great injustice had been done to her… But in 1945 it was a different matter: after still greater sins, her homeland was completely devastated, much of it occupied by the most barbarian army in history – that of the Soviet Union. But this time she did not complain; and in her post-war behaviour she showed genuine and deep contrition. Justice, most Germans themselves recognized, had been done…

This is disputed by Max Hastings: “Among Germans in the summer of 1945, self-pity was a much more prevalent sensation than contrition: one in three of their male children born between 1915 and 1924 were dead, two in five of those born between 1920 and 1925. In the vast refugee migrations that preceded and followed VE-day, over fourteen million ethnic Germans left homes in the east, or were driven from them. At least half a million – modern estimates vary widely – perished during their subsequent odysseys; the historic problem of Central Europe’s German minorities was solved in the most abrupt fashion, by ethnic cleansing.”

However, the passage of time, and denazification, did its work. Later generations of Germans, even though they were born only during or after the war, felt a certain collective guilt for the sins of their fathers. And the extraordinary success story that is Germany since the war surely witnesses to the fact that they have learned their lesson…

The other Axis power that was mightily punished in 1945 was, of course, Japan. A pagan country that sins is, by virtue of its lesser knowledge of God’s laws, less guilty than a Christian one. And yet Japan’s appalling treatment especially of the Chinese , but also of Allied prisoners of war and Korean women, merited severe punishment. And they got it… But their repentance was more superficial than that of the Germans; their enthusiastic acceptance of the American occupiers so charmed the latter that they even allowed the Emperor Hirohito to keep his throne – to the fury of many Allied veterans.

“In the aftermath of the war,” wrote Kazutoshi Hando in 2007, “blame was placed solely on the Japanese army and navy. This seemed just, because the civilian population had always been deceived by the armed forces about what was done. Civilian Japan felt no sense of collective guilt – and that was the way the American victors and occupiers wanted it. In the same fashion, it was the Americans who urged that no modern Japanese history should be taught in schools. The consequence is that very few people under fifty have any knowledge of Japan’s invasion of China or colonisation of Manchuria…”

The Nuremburg war trials have been condemned as “victors’ justice”. If this is taken to mean that the victors invented new crimes unknown to jurisprudence, and that they applied these definitions retrospectively to deeds committed before the definitions had been made, then this is true, but relatively trivial. After all, nobody doubts that the accused were guilty as charged, and that trials of this kind, however impromptu their juridical basis, were far better than the summary execution of 50,000 of Germany’s elite that Stalin had once demanded.

But the charge becomes more credible and serious when it is remembered that only the Nazis were tried for war crimes, while the victors, both the Soviets and the Anglo-Americans, were accused of nothing. “The crux of the case at Nuremburg,” writes Niall Ferguson, “as agreed by the victorious power in London in the summer of 1945, was that the leaders of Germany and Japan had premeditated and unleased ‘aggressive war’ and ‘set in motion evils which [had left] no home in the world untouched’. They were accused, firstly, of the ‘planning, preparation, initiation, or waging of a war of aggression, or war in violation of international treaties, agreements and assurances, or participation in a common plan or conspiracy for the accomplishment of any of the foregoing’. Yet whose side had the Soviet Union been on in 1939? By the same token, the charges against the Japanese leaders who stood trial in Tokyo included ‘the wholesale destruction of human lives, not alone on the field of battle… but in the homes, hospitals, and orphanages, in factories and fields’. But what else had the Allies perpetrated in Germany and Japan in the last months of the war?”

Let us look first at the Soviets. In 1939-41, during their alliance with Hitler, they had invaded and conquered Eastern Poland, the Baltic States, Bessarabia, Northern Bukovina and Finland, killing, plundering and exiling thousands. During the war with Hitler, they acted with an unprecedented savagery, not only against the Germans, and not only against their own people (the NKVD killed many Gulag prisoners as they retreated), but also against many other civilians of all races whom they encountered on their bloody path (the 50,000 Polish victims at Katyn may be taken as symbolising the Soviet war crimes of this period). Finally, in 1945, the Red Army conquered Eastern Germany and Berlin, leaving behind an unparalleled path of murder and rape. As Richard Evans writes: “Women and girls were subjected to serial rape wherever they were encountered. Rape was often accompanied by torture and mutilation and frequently ended in the victim being shot or bludgeoned to death. The raging violence was undiscriminating. Often, especially in Berlin, women were deliberately raped in the presence of their menfolk, to underline the humiliation. The men were usually killed if they tried to intervene. In East Prussia, Pomerania and Silesia it is thought that around 1,400,000 women were raped, a good number of them several times. Gang-rapes were the norm rather than the exception. The two largest Berlin hospitals estimated that at least 100,000 women had been raped in the German capital. Many caught a sexually transmitted disease, and not a few fell pregnant; the vast majority of the latter obtained an abortion, or, if they did give birth, abandoned their baby in hospital. The sexual violence went on for many weeks, even after the war formally came to an end. German women learned to hide, especially after dark; or, if they were young, to take a Soviet soldier, preferably an officer, as a lover and protector…”

The Soviets justified themselves on the grounds of their right “to have a bit of fun”, as Stalin put it, at the expense of the Germans, who had been so cruel to them both on their own territory (about three million Russian POWs died in Nazi labour camps) and in the Soviet Union (where most of the twenty seven million who died were civilians killed by one side or the other). But if vengeance has to be the law, then it can only be against the guilty, not against the innocent, and not against women and children. But the Soviet beast, being a hater of all men, spared nobody – not even its own soldiers. Thus during the war the Bolsheviks executed 157,000 of their own soldiers (the figures for the Wehrmacht were 15-20,000 ) and almost a million were arrested.

As for the Anglo-Americans, they were faced with a major problem shortly after D-Day, in the summer of 1944, when large numbers of Russian soldiers in German uniform began to be captured by them. Of these, some had put on German uniform involuntarily, forced to it by the threat of death or the terrible conditions in the German POW camps. Others, like the million-strong “Russian Liberation Army” of General Andrei Vlasov, volunteered to fight in the German army, not out of love of Nazism, but simply in order to help in the destruction of the hated Soviet regime. Among the Vlasovites, some had been Soviet citizens, but others were former White soldiers who had fled from Russia after the Civil War and had never been Soviet.

Most of these men did not want to be repatriated to Russia, but pleaded to stay in the West, which created a major problem for the British government. Lord Selborne, Minister for Economic Warfare, who was also in charge of secret espionage and sabotage (SOE), argued passionately that they should be allowed to stay because they had not voluntarily donned German uniforms, they had suffered terribly already, and would probably be shot if returned to Russia. Churchill was for a time inclined to listen to Selborne, but the Foreign Secretary, Anthony Eden, argued that they had to return the prisoners if Stalin insisted on it, that to anger the Soviets would be dangerous for the war effort, that the British had “no legal or moral right” to interfere in the way they were treated in Russia, and that if they did not accede to Soviet demands British and American prisoners liberated from German camps by Soviet forces might not be repatriated to the West. Unfortunately, by September, Eden had won the argument, and thousands of Russians began to be deported from Britain to Murmansk and Odessa. At Yalta in February, 1945, the Big Three secretly decreed that all Soviet nationals be repatriated to the “Homeland”.

A particularly poignant case of mass repatriation took place in May-June, 1945, in Lienz in Austria, when “the English occupying authorities handed over to Stalin to certain death some tens of thousands of Cossacks who had fought in the last months of the war on the side of Germany. Eye-witnesses of this drama recall that the hand-over began right during the time of the final liturgy, which Smersh did not allow to finish. Many Cossacks tried to hurl themselves into the abyss so as not to be delivered to the communists, and the first shots were heard from the Soviet occupational zone already a few minutes after the hand-over.”

Many of the British soldiers involved in the handover had come to like the Cossacks and were deeply distressed that, first, they had to lie to them about the coming handover, and secondly, that they had to use force to hand them over. Some confessed that they had been wrong; but most justified themselves on the grounds that they were following the orders of the politicians and had no choice. It is interesting to note, however, that in the Nuremburg trials this excuse, in the mouth of Nazi defendants, was not considered sufficient… Another aspect of the tragedy is that among the Cossacks handed over were men who had never been Soviet citizens, including the famous White Generals Krasnov and Shkuro. So the British “over-fulfilled” their “duty” according to the Yalta agreement, which specified only “Soviet nationals”.

A. Soldatov writes: “The memory of the ‘Vlasovtsy’ is dear to many children of the Russian Church Abroad (ROCOR)… In the memorial cemetery of ROCOR in Novo Diveyevo near New York there stands an obelisk which perpetuates the memory of all the officers and soldiers of the Russian Army of Liberation, who perished ‘in the name of the idea of a Russia free from communism and fascism’...” The relevance of such a slogan, “Russia free from communism and fascism” is as relevant now as it was in 1945…

And so “from 1945 to 1947, 2,272,000 people were handed over by the Allies to the USSR. Of these more than 600,000 had served in the ‘eastern forces’ of the German army. About 200,000 managed to remain in the West.” According to Shumilo, however, “more than 6 million ‘Soviet’ prisoners of war, ‘Osty’ workers, refugees and émigrés were forcibly repatriated to the U.S.S.R. up to 1948. The majority of them perished within the walls of Stalin’s NKVD.”

Allied hypocrisy – and cruelty – was evident on a no less massive scale in the terrorist bombing of civilians. The Allies condemned the Germans for bombing civilians at Guernica in the Spanish Civil War and Coventry in 1940, and the Japanese for bombing Chinese in 1937. However, Churchill himself had ordered such bombing in the Iraqi rebellion in 1920. And already from May, 1940 the British began drawing up plans to send bombers to targets that could not be called strictly military. In December, Mannheim town centre was bombed. In October, Churchill declared: “The civilian population around the target areas must be made to feel the weight of war.” Throughout 1941 he “repeatedly emphasized the need for Bomber Command to target the morale of ordinary Germans.” In March, 1942 it was decided to adopt the plan of the government’s scientific advisor Lindemann to bomb working-class German homes with the final aim of destroying 50 percent of all houses in the larger cities. With the Americans in full agreement, this paved the way for the horrific Allied bombings of Hamburg (45,000 killed, 250,000 homes destroyed in July, 1943), Lubeck, Cologne and finally, Dresden (35,000 killed, 95,000 homes destroyed in February, 1945).

In all, writes Hastings, “between 1940 and 1942, only 11,228 Germans were killed by Allied bombing. From January 1943 [the month in which Roosevelt declared the “unconditional surrender” policy in Casablanca] to May 1945, a further 350,000 perished, along with unnumbered tens of thousands of foreign PoWs and slave labourers. This compares with 60,595 British people killed by all forms of German air bombardment including V-weapons between 1939 and 1945.”

Of course, military targets were also hit, together with munitions factories. And there can be no doubt that this contributed to the defeat of the Germans. Thus already in the spring of 1943 70 per cent of the German fighter force was diverted from the east to the west, thereby greatly helping the Soviet advance. And by D-Day most of those planes had been shot down, thereby greatly helping the Allied advance. Speer called the air war “the greatest lost battle on the German side”.

However, the crucial point is that the killing of soldiers and military equipment was not the main aim of the bombing campaign: it was civilian casualties that were seen, not as inevitable, albeit regrettable “collateral damage”, but as essential to the main purpose of the bombing, which was, in Churchill’s words, “the progressive destruction and undermining of the morale of the German people to a point where their capacity for armed resistance is fatally weakened”. But, as Bishop George Bell of Chichester (a friend of Bishop Nikolai Velimirović) said in 1943: “To bomb cities as cities, deliberately to attack civilians, quite irrespective of whether they are actively contributing to the war effort, is a wrong deed, whether done by the Nazis or by ourselves.” Notwithstanding, on February 16, 1945, just after the Dresden bombing, SHAEF gave a press conference at which it was announced that the new Allied plan was to “bomb large population centres and then to attempt to prevent relief supplies from reaching and refugees from leaving them – all part of a programme to bring about the collapse of the German economy”…

But this was not the end of the slaughter of non-combatants. In the Pacific theatre the destruction of civilians was just as massive and pitiless. Early in 1945 the American General MacArthur “liberated” Manila in the Philippines at the cost of 100,000 civilian dead, together with 1000 American and 16,000 Japanese. And yet “’the Philippines campaign was a mistake,’ says modern Japanese historian Kazutoshi Hando, who lived through the war. ‘MacArthur did it for his own reasons. Japan had lost the war since the Marianas were gone.’ The Filipino people whom MacArthur professed to love paid the price for his egomania in lost lives – something approaching half a million perished by combat, massacre, famine and disease – and wrecked homes.”

After the Marianas, the Japanese could have been starved into submission without any further bombing. That would have been unpleasant enough; but at least it would have given them the option to end the war at a time of their choosing without the horrors that came now. For “on March 9, 1945, Tokyo suffered the first of a succession of raids that claimed the lives of between 80,000 and 100,000 people, ‘scorched and boiled and baked to death’, as [the American commander] LeMay frankly put it. Within five months, roughly two fifths of the built-up areas of nearly every major city had been laid waste, killing nearly a quarter of a million people, injuring more than 300,000 and turning eight million into refugees. Besides Tokyo, sixty-three cities were incinerated. Japan’s economy was almost entirely crippled…

“Why, then, was it necessary to go further – to drop two atomic bombs on Hiroshima and Nagasaki? LeMay could quite easily have hit both these targets with conventional bombs. As if to make that point, Tokyo was scourged with incendiaries one last time on August 14 [after the dropping of the atomic bombs] by a horde of more than a thousand aircraft; it was the following day that the Emperor’s decision to capitulate was broadcast, not the day after Hiroshima. In all probability, it was the Soviet decision to dash Japanese hopes of mediation and to attack Japan that convinced all but the most incorrigible diehards that the war was over. Defeat in the Pacific mattered less to the Japanese generals than the collapse of their much longer-held position in Manchuria and Korea. Indeed, it was the Soviet landing on Shikotan, not far from Japan’s main northern island of Hokkaido, that forced the military finally to sign the instrument of surrender. Historians have sometimes interpreted Harry Truman’s decision to use the Bomb against Japan as a kind of warning shot intended to intimidate the Soviet Union; and explosive overture to the Cold War. Others have argued that, having seen $2 million spent on the Manhattan Project, Truman felt compelled to get a large bang for so many bucks. Yet if one leaves aside the technology that distinguished the bombs dropped on August 6 and August 9 – and the radiation they left in their wakes – the destruction of Hiroshima and Nagasaki was simply the culmination of five years of Allied strategic bombing. Roughly as many people were killed immediately when the bomb nicknamed ‘Little Boy’ exploded 1,189 feet above central Hiroshima on the morning of August 6 as had been killed in Dresden six months before, though by the end of 1945 the Japanese death toll had risen much higher, to as many as 140,000 in Hiroshima and 70,000 in Nagasaki… ”

It has been argued that the Bomb saved many lives that would have been lost in an invasion of the Japanese mainland which the fanatical Japanese would have contested every step of the way. This is difficult to be sure about, especially if we take into account the possibility, mentioned above, of simply starving the Japanese into surrender. Moreover, the American policy of “unconditional surrender” probably contributed more to the prolongation of the war in the east – as in the west - than anything else.

This policy in relation to Germany became known as “the Morgenthau plan” after Roosevelt’s Jewish Secretary to Treasury, Henry Morgenthau, who, with his deputy, Harry Dexter White, formulated it in detail. “Stated in its simplest terms,” writes Dr. Anthony Kubek, the editor of the Morgenthau Diaries, “the objective of the Morgenthau Plan was to de-industrialize Germany and diminish its people to a pastoral existence once the war was won. If this could be accomplished, the militaristic Germans would never rise again to threaten the peace of the world. This was the justification of all the planning, but another motive lurked behind the obvious one. The hidden motive was unmasked in a syndicated column in the New York Herald Tribune in September 1946, more than a year after the collapse of the Germans. The real goal of the proposed condemnation of ‘all of Germany to a permanent diet of potatoes’ was the Communization of the defeated nation. ‘The best way for the German people to be driven into the arms of the Soviet Union,’ it was pointed out, ‘was for the United States to stand forth as the champion of indiscriminate and harsh misery in Germany’ (issue of 5th September 1946). And so it then seemed, for in a recent speech Foreign Minister Molotov had declared the hope of the Soviet Union to ‘transform’ Germany into a ‘democratic and peace-loving State which, besides its agriculture, will have its own industry and foreign trade’ (10th July 1946). Did Russia really plan on becoming the saviour of the prostrate Germans from the vengeful fate which the United States had concocted for them? If this was indeed a hidden motive in the Morgenthau Plan, what can be said of the principal planner? Was this the motive of Harry Dexter White? Was White acting as a Communist but without specific instructions? Was he acting as a Soviet agent when he drafted the plan? There is no confession in the Morgenthau Diaries in which White admits that he was either ideologically a Communist or actively a Soviet agent. But it is possible, given an understanding of Soviet aims in Europe, to reconstruct from the Diaries how White and certain of his associates in the Treasury worked assiduously to further those aims. From the Diaries, therefore, it is possible to add significant evidence to the testimonies of J. Edgar Hoover [head of the CIA] and Attorney General Herbert Brownell that Harry Dexter White was ideologically a Communist and actively a Soviet agent from the day he entered the service of the United States Government.”

The State Department had a plan diametrically opposed to that of Morgenthau and Dexter, which was that there was to be no “large-scale and permanent impairment of all German industry”; instead it called for “eventual integration of Germany into the world economy”. On hearing of it, Morgenthau flew to England in August, 1944 and managed to get General Eisenhower on his side. Finally, after strong opposition from the Secretaries of State and War, Roosevelt came down on the side of Morgenthau, and at the Quebec Conference in September, an initially angry and resistant Churchill was won over with the promise of a $6.5 billion loan…

Foreign Secretary Hull wrote in his Memoirs: “The whole development at Quebec, I believe, angered me as much as anything else that had happened during my career as Secretary of State. If the Morgenthau Plan leaked out, as it inevitably would – and shortly did – it might well mean a bitter-end German resistance that could cause the loss of thousands of American lives.

“… I still feel that the course proposed by the Treasury would in the long run certainly defeat what we hope to attain by a complete military victory, that is, the peace of the world, and the assurance of social, economic and political stability in the world… I cannot believe that they (the Treasury proposals) will make for a lasting peace. In spirit and in emphasis they are punitive, not, in my judgement, corrective or constructive. They will tend through bitterness and suffering to breed another war, not to make another war undesired by the Germans or impossible in fact… the question is not whether we want Germans to suffer for their sins. Many of us would like to see them suffer the tortures they have inflicted on others. The only question is whether over the years a group of seventy million educated, efficient and imaginative people can be kept within bound on such a low level of substinence as the Treasury proposals contemplate. I do not believe that is humanly possible… Enforced poverty… destroys the spirit not only of the victim but debases the victor… it would be a crime against civilization itself.”

Fortunately, the Morgenthau Plan was never fully put into effect – in the west, at any rate; and after the war the generous Marshall Plan helped to place Western Europe back on its feet and prevent it from going Communist…

However, the Morgenthau Plan was leaked, and “as a result German resistance was strengthened. The Nazi radio was shouting day and night that the Germans would become starving peasants if they surrendered. General Marshall complained to Morgenthau that the leakage to the press was disastrous to the war effort, for nothing could have been greater in its psychological impact upon Germany than the news of Morgenthau’s coup at Quebec in September 1944. Until then there was a fair chance, according to intelligence reports, that the Germans might discontinue resistance to American and British forces while holding the Russians at bay in the east in order to avoid the frightful fate of a Soviet occupation. This could have shortened the war by months and could have averted the spawning of a malignant Communist in East Germany which has plagued Europe for the past twenty years. According to Lt.-Col. Boettiger, the President’s son-in-law, the Morgenthau Plan was worth ‘thirty divisions to the Germans’.”

The decisions of the Yalta Conference, with Morgenthau in attendance, turned out to be quite compatible with his Plan. However, there was still strong resistance from State and War. And so, on March 21, the Jews wheeled in their biggest gun – the New York financier and close friend of the President, Bernard Baruch. In a meeting with the War Cabinet, he “was asked where he stood on the German problem. According to Morgenthau’s report to his staff, Baruch replied that his recent trip to Europe had made him much stronger for the decentralization of Germany than when he left. The Treasury Plan was much too soft, Baruch said, and its author practically ‘a sissy’. He would ‘cut his (Clayton’s) heart out if he doesn’t behave himself’, the financial wizard declared, adding ominously: ‘he won’t be able to stay around Washington after I get through with him.’ Clayton had either to get ‘right’ on this German ‘thing’ or ‘leave town’. Baruch was adamant. ‘All I have got to live for now,’ he said, ‘is to see that Germany is de-industrialized and that it’s done the right way, and I won’t let anybody get in my way’. He became so emotional that tears came to his eyes. ‘I have never heard a man talk so strongly as he did,’ exulted Morgenthau, adding that he ‘got the feeling from Baruch that he realizes the importance of being friendly with Russia…’”

Indeed, the American Jews around Roosevelt and the Soviets were now working hand-in-glove with the Soviets, determined to dismember, deindustrialize and communize Germany, extracting huge reparations and making her workforce virtual slaves of the victors. This was a Carthaginian peace to make the “Carthaginian peace” of 1918 look like a picnic… However, in April, 1945 Roosevelt died, and the new president, Harry Truman, in spite of being a 33-degree Mason, did not like the Jewish plan. When Morgenthau asked to be made part of the delegation to Potsdam, and threatened to resign if he was not, Truman accepted his resignation. Jewish vengeance stalled…

However, there were still 140 of “Morgenthau’s boys” from the Treasury in the military government in Germany, and the Allied Commander Eisenhower soon showed where his sympathies lay, during the surrender negotiations in May…

Admiral Doenitz, Hitler’s successor, was desperate that as many Germans soldiers and civilians as possible should escape to the British and American zones of occupation – he knew about the Morgenthau Plan, but still considered the Anglo-Saxons a safer bet than the rampaging Bolsheviks in the east. However, the Morgenthau-influenced order of Joint Chiefs of Staff JCS 1067 ordered Eisenhower to stop at the Elbe, leaving the whole area to the east, including Berlin and Prague, to the Red Army. Doenitz’s conclusion, as he proclaimed on the radio on May 1, was that “as from this moment, the British and the Americans are no longer fighting for their own countries, but for the extension of Bolshevism in Europe” – which was not far from the truth.

In his Memoirs Doenitz explains that “the latest operations which [Eisenhower] had ordered showed that he was not in the least aware of the turn taken by world politics at that moment. After his troops had crossed the Rhine at Remagen, America had achieved her strategic object of conquering Germany. From this moment the paramount objective should have become political, namely, the occupation of the largest possible area of Germany before the arrival of the Russians. Thus it would have been judicious for the American commander to have pushed rapidly East in order to be the first to seize Berlin. But Eisenhower did not do this. He kept to the military plan which had been drawn up for the destruction of Germany and its occupation in collaboration with the Red Army, and so he stopped at the Elbe. Thus the Russians were enabled to take Berlin and conquer whatever they could of eastern Germany. Perhaps this policy had been dictated by Washington, but he did not understand how radically the world situation was to be transformed from this moment…”

On May 5 Doenitz succeeded in negotiating a partial capitulation with the British General Montgomery. However, when his envoy flew on to see Eisenhower, the latter demanded immediate, unconditional surrender on all fronts, including the Russian. But the Germans were terrified to fall into Russian captivity, and Doenitz knew that his men would simply refuse to do it. Fortunately, however, General Jodl found a more understanding attitude in General Bedell Smith, Eisenhower’s Chief of Staff, who extracted a delay of 48 hours. And so “between 5th of May, the date of the armistice concluded with the British, and 9th May, the date of the general capitulation, Admiral Doenitz, by means of all the resources at his disposal, succeeded in rescuing three million German soldiers and civilians, who thus escaped Russian slavery owing to the understanding of Field-Marshal Montgomery.”

But many were left behind to be captured by the Russians, the agents of the Jewish vengeance… “Obviously,” Eisenhower was to write in his Memoirs, “the Germans sought to gain time in order to bring back into and behind our lines the maximum number of men who were still fighting in the East. I began to have had enough. I ordered Bedell Smith to tell Jodl that if he did not immediately stop dragging out the negotiations, we would go so far as to use force in order to prevent the refugees from crossing.”

“This,” writes De Poncins, “in fact is just what the Americans did. [Most of Schroeder’s army, for example, were not allowed to cross the American lines.] Thus by his obstinate intransigeance, Eisenhower handed over hundreds of thousands, and perhaps even millions, of innocent Germans to the appalling Bolshevik tyranny – which, for the majority, meant either death or the concentration camps and, for the women, the prospect of certain violation.”

However, one thing is certain: the means do not justify the ends, and the mass slaughter of civilians that played no part in the war does not justify the quicker ending of the war itself. And civilians were the biggest losers in the Second World War. As Hastings writes, “combatants fared better than civilians: around three-quarters of all those who perished were unarmed victims rather than active participants in the struggle.”

Was this justice? Could the savage vengeance carried out on the Germans by the Soviets and the Jews, with the connivance of the Americans and the British, be justified on the basis of the Germans’ undoubted criminality? If this was justice, it was partial, flawed, all too human; some of the criminals were condemned, many went scot-free. For almost every crime that the Germans committed, except the wholesale slaughter of Jews, was imitated by the Soviets and the Anglo-Americans. But they were the judges, and so could not be brought to justice. True justice for the events of World War Two was not done in 1945; true justice would have to wait until later, or at any rate – until the Last Judgement…

“What all this reminds us [of],” writes Ferguson, “is that in order to defeat an enemy they routinely denounced as barbarian the Western powers had made common cause with an ally that was morally little better [in fact – worse] – but ultimately more effective at waging total war. ‘The choice before human beings,’ George Orwell observed in 1941, ‘is not… between good and evil but between two evils. You can let the Nazis rule the world: that is evil; or you can overthrow them by war, which is also evil… Whichever you choose, you will not come out with clean hands.’ Orwell’s Animal Farm is nowadays revered as a critique of the Russian Revolution’s descent into Stalinism; people forget that it was written during the Second World War and turned down by no fewer than four publishers (including T.S. Eliot, on behalf of Faber & Faber) for its anti-Soviet sentiments. Nothing better symbolized the blind eye that the Western powers now turned to Stalin’s crimes than the American Vice-President Henry Wallace’s visit to the Kolyma Gulag in May 1944. ‘No other two countries are more alike than the Soviet Union and the United States,’ he told his hosts. ‘The vast expanses of your country, her virgin forests, wide rivers and large lakes, all kind of climate – from tropical to polar – her inexhaustible wealth, [all] remind me of my homeland… Both the Russians and the Americans, in their different ways, are groping for a way of life that will enable the common man everywhere in the world to get the most good out of modern technology. There is nothing irreconcilable in our aims and purposes.’ All were now totalitarians…”

What this demonstrates is that this, the most evil of all wars, defiled everybody who was touched by it at the political level. Even the western democracies, who came into the war in order to defend themselves against the evil of Nazism, were defiled by their alliance with the still greater evil of Communism. They forgot the apostolic word: “Be ye not unequally yoked with unbelievers” (II Corinthians 6.14)...

                January 9/22, 2013.

                        St. Philip, Metropolitan of Moscow

 

* * *

СОЮЗ ПРЕДАТЕЛЕЙ

В.Д. Сологуб

В интернете появилась информация, приводящая на ум театр абсурда:

Указом Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыни Великой Княгини Марии Владимировны от 6 марта 2013 года Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества митрофорный протоиерей Всеволод Чаплин был сопричислен к Императорскому Ордену Святого Равноапостольного Великого Князя Владимира.

Орденский знак IV степени был торжественно вручен отцу Всеволоду в храме Святителя Николая на Трех Горах в день 45-летия Его Высокопреподобия 31 марта 2013 года. Награду отцу протоиерею вручили Директор Канцелярии Ее Императорского Высочества А.Н. Закатов и герольдмейстер-управляющий Герольдией при Канцелярии Е.И.В. С.В. Думин. Отцу Всеволоду была также вручена Императорская медаль «Юбилей Всенародного Подвига».

http://internetsobor.org/moskovskaia-patriarkhiia/tcerkovnye-novosti/world-orthodoxy/moskovskaia-patriarkhiia/protoierei-vsevolod-chaplin-soprichislen-k-imperatorskomu-ordenu-sviatogo-vladimira

http://www.rusimperia.info/news/id16338.html

А теперь исторические факты. Генерал Н.Н. Головин писал о тех трагических днях: "Великий князь Кирилл Владимирович... ведет под своей личной командой батальон Гвардейского экипажа на присоединение к восставшим войскам, собравшимся около Государственной Думы. Мало того: утром того же  14-го (1-го) марта он разослал начальникам частей  Царскосельского гарнизона (Царское село было резиденцией Императрицы Александры Федоровны) следующую записку: "Я и вверенный мне Гвардейский экипаж вполне присоединились к новому правительству. Уверен, что и вы  и вверенная вам часть также присоединитесь к нам". Совершает все это Великий князь Кирилл Владимирович 14-го (1-го)  марта, накануне отречения Государя... Говоря иными словами, Великий князь Кирилл Владимирович на третий же день солдатского мятежа присоединяется к восставшим и призывает к этому другие войска".

А где же присяга, которую он приносил на верность Государю? Вместо того чтобы подавить мятеж, он присоединяется к бунтовщикам и призывает к этому всех остальных верноподданных! Он совершает государственную измену, за что подлежит высшей мере наказания! (В.С.)

1 марта в 4 часа 15 минут дня в Таврический дворец приехал Великий князь Кирилл Владимирович в сопровождении адмирала, командующего гвардейским экипажем и эскорта из нижних чинов гвардейского экипажа.

 - Государь Николай Александрович еще на Престоле, причем на фронте, а манифест о Его отречении уже состряпан, и заговорщики знают, что завтра Государь вынужден будет его подписать, в противном случае, как убеждали предатели, по Его вине прольётся русская кровь. И суток не могут подождать слуги антихриста, торопятся! (В.С.)

Он прошел в Екатерининский зал, куда уже был вызван председатель Государственной Думы М.В. Родзянко. Обратившись к председателю Думы, Великий князь заявил: "Имею честь

- о какой чести он говорит, предав как иуда своего законного Государя? (В.С.)

- явиться к вашему превосходительству. Я нахожусь в вашем распоряжении. Как и весь народ, я желаю блага Россiи.

 –  т.е.  для него благо – свергнуть законного Государя и отдать Россiю во власть иуд  и масонов? (В.С.)  

Сегодня утром я обратился ко всем солдатам гвардейского экипажа, разъяснил им значение происходящих событий и теперь могу заявить, что весь гвардейский флотский экипаж в полном распоряжении Думы." <…> Впоследствии М.В. Родзянко, приложивший столько усилий к совершению государственного переворота в Россiи,  вспоминал: "Прибытие Члена Императорского Дома с красным бантом на груди во главе вверенной его командованию части войск знаменовало собой явное нарушение присяги Государю Императору..." (из книги В.С. Кобылина "Император Николай II и заговор генералов»).

То, что совершил в эти дни Кирилл Владимирович, - это  не только несмываемый позор, легший навсегда на совесть Кирилловичей, но и преступление пред Богом, Царем и Русским Народом, не имеющее срока давности!

"Кругом измена, и трусость, и обман!" - записал Государь в своем дневнике лаконичную, как у библейских пророков, формулу-приговор. Все эти три определения напрямую относятся к Кириллу Владимировичу и его отцу В.к. Владимиру Александровичу: сначала был заговор в их доме против Царственных Особ, потом измена, потом трусость – они тут же после переворота бежали из Россiи,  набив поезд фамильными брильянтами. Помогли им в этом большевики… Марии Владимировне, если она так любит Россiю, как уверяет, коленки бы стереть в покаянных поклонах за своих преступных предков, а она чины раздает и ордена: то захватившим власть и присвоившим богатства Россiи либералам и олигархам, то правнучке раввина - замаранной Ксюшке, то Чаплину… Такое у нее, наверное, фамильное понятие о чести! Ну а Чаплин есть Чаплин  - это профессия, хоть и в митре... Пусть бы игрались они в свои гогенцоллерновские ордена, не трогали бы только Св. Владимира!

Ну что ж, как говорится, хотели музыки и шампанского, а получился очередной скверный анекдот от кн. Марии Владимировны, в замужестве Гогенцоллерн… Предки ее предали законного Государя, отреклись от Него без угрызений совести, приняв участие в международном масонском заговоре. Синод выразил искреннюю радость по поводу наступившей «новой эры в жизни Православной Церкви», а позднее  митр. Сергий Страгородский, тоже предав законного Государя, упал в ноги большевикам: "Ваши радости - наши радости!", тем самым показав, кто для него бог! Привечая священников МП, причем самых одиозных, княгиня еще раз заверила своих хозяев, кто ее ближние и кому она служит.

Ворон ворону глаз не выклюет. Процесс идет полным ходом, предательство продолжается, агент влияния действует! САМОЗВАНЦЫ РВУТСЯ НА РОССIЙСКИЙ ПРЕСТОЛ – ДЛЯ ЭТОГО ИМ НУЖНА МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ, ОБЪЕДИНИВШИСЬ С КОТОРОЙ, ОНИ БУДУТ РУКА ОБ РУКУ ПРОВОДИТЬ В РОССIИ ПОЛИТИКУ МIРОВОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА И МIРОВОЙ ЦЕРКВИ. ДЕКЛАРАЦИЯ СЕРГИЯ И ПРЕДАТЕЛЬСТВО КИРИЛЛОВИЧЕЙ ДЕЙСТВУЮТ УЖЕ ВО ВСЕЛЕНСКОМ МАСШТАБЕ: «ВАШИ РАДОСТИ – НАШИ РАДОСТИ!».

Всё тайное со временем становится явным, одно непонятно: как могут непрошеную самозванку поддерживать те, кто считает себя русскими монархистами?..

                    Апрель, 2013 г.

                                                                         * * *

 

           ИМПЕРАТОРСКИЙ ОРДЕН ВСЕВОЛОДУ

                                          ЧАПЛИНУ

Протодиакон Герман

Мы ещё совсем недавно комментировали выступление о. Всеволода Чаплина по Рэн-ТВ, где он оправдывал Сталина и говорил, что при нём не всё было так плохо. В конце интервью, как бы в подспорье к своим словам и в доказательство своей правоты, упомянул речь патр. Алексея I по случаю смерти этого кровожадного тирана и добавил : «Главное для Церкви это говорить людям Божию правду /.../ Я не думаю, что кто-то когда-то эту резолюцию осудит или отменит».
Итак, для памяти, процитируем несколько выдержек из этой "резолюции", вернее этого слова "святейшего патриарха" в день похорон Сталина : «Великого Вождя нашего народа, Иосифа Виссарионовича Сталина, не стало. Упразднилась сила великая, нравственная, общественная: сила, в которой народ наш ощущал собственную силу, которою он руководился в своих созидательных трудах и предприятиях, которою он утешался в течение многих лет. /.../ Мы же, собравшись для молитвы о нем, не можем пройти молчанием его всегда благожелательно го, участливого отношения к нашим церковным нуждам. Ни один вопрос, с которым бы мы к нему ни обращались, не был им отвергнут; он удовлетворял все наши просьбы. И много доброго и полезного, благодаря его высокому авторитету, сделано для нашей Церкви нашим Правительством. /.../ Его имя, как поборника мира во всем мире, и его славные деяния будут жить в веках. /.../ И нашему возлюбленному и незабвенному Иосифу Виссарионовичу мы молитвенно, с глубокой, горячей любовью возглашаем вечную память».
Такое непростительное пресмыкательств о "Церкви" перед безбожным правительством могло в крайнем случае объясняться эпохой страшного террора. Но подтверждать сегодня эти слова, и уверять, что вряд ли кто-то, когда-то их осудит или отменит — последняя степень безнравственнос ти. И такой духовно падший человек награждается императорским орденом св. Равноапостольно го Вел. Князя Владимира указом "Главы Императорского Дома". Так, вероятно, несчастная Мария Владимировна отмечает торжество 400-летия Романовской Династии.

                12.04.2013

                                                                                                    * * *

 

ОКАЯННЫЕ

Г.М. Солдатов

Как навозные черви крутятся  и вертятся чертенята в своей любимой смердящей нечистотами среде,  стараясь, друг друга ущемить укусить или иначе доставить другим слугам ада неприятность и боль. Некоторые из них,  особенно несносные создав даже в аду невозможное существование,  другими  извергаются. Приняв другой вид,  они появляются на земле среди Божьих людей.  Стараясь выслужиться у Люцифера и заслужить право вернуться в привычную для них среду, принимая на земле благочестивый вид духовных лиц московской патриархии, они вносят в среду верующих ссоры, недоразумения, зловоние, несносную  также и на земле жизнь.  Своим поведением пьяниц, чревоугодников, развратников и нарушителей  законов страны,  они вводят соблазн в среду людей отшатывая их от храмов Божиих. Но внимательные верующие люди видят рожки,  скрытые чертенятами под митрами, клобуками и скуфьями, а под богатыми духовных лиц  облачениями, спрятанные хвостики. Верующие,  видят в них не Божьих слуг, а антихристовых,  цель которых,  погубить ввести людей в грех и погубить их души. Как бы эти слуги Сатаны, одевшиеся в священнические облачения Божьих духовных лиц, на грудях обвешавшихся яркими финтифлюшками орденов и медалей,  ни старались ввести людей в заблуждение, выдавая себя за тех,  кем не являются,  верующие Божьи люди видят  скрытые  рожки и нюхом узнают адское распространяемое ими зловоние. Бесенята,  разъезжают безнаказанно по столицам и другим городам Руси в лимузинах,  не соблюдая правила движения,  подвергая население опасности быть убитыми или покалеченными. Как они, так и их главный бес,  занимаются не службой Богу, а театральными представлениями, торговлей, кражами,  приобретая особняки,  а те, кто по рангу выше,  вилы и поместья,  где они развратничают. Они знают,  что не пользуются ни любовью, ни почтением верующих,  служа исключительно,  прокоммунистическому правительству В. Путина и его клике. Как одни, так и другие вызывают у людей изумление и презрение театральными представлениями своего красного монархизма с княгиней Марией во главе,  раздающей ничего не значущие, незаслуженные перед Отечеством дворянские звания и ордена, а не русским правительством награды Царской России.

 

                                                                    * * *

Ученые назвали настоящее место рождения Иисуса

Учёные: Христос был рождён не в современном Вифлееме.
Археологи заявили про существование убедительных доказательств того, что Иисус Христос родился в другом Вифлееме — маленькой деревне в Галилее. Две тысячи лет назад в 100 км от нынешнего Вифлеема был другой город под названием Вифлеем Галилейский. Проводившие там раскопки специалисты утверждают, что именно там и родился Христос. По Ветхому Завету Иудейский Вифлеем был городом Давида, где и был должен,  появится на свет будущий Мессия.

GoodVesti April 2013

*

СОБЛАЗНИТЕЛИ

 Г.М. Солдатов

Ученые, как известно часто выступают с «новейшими»  открытиями. Как только один из них находит что-то новое,  то с критикой и поправками  выступает другой. У них редко есть для верующих в Бога положительного и  убедительного. Сколько – даже миллионов лет вселенной или нашей планете определяется ими разно –  миллионы изменились на миллиарды, также как  и появление на земле человека, продолжает ими меняться.  Ученые,  надеясь на себя, не следуют тому, что людям было сообщено в Священном Писании. Не олицетворенное  и живое появилось  по их убеждению “само по себе” и затем «совершенствовалось»  согласно условиям. Не будучи согласны между собой,  ученые также не согласны с теми сведениями, которые даны в Священном Писании, данными человеку как инструкцию для жизни. Вообще существование Библейского Бога ими отрицается и часто говорится о Творце без указания кто Он,  и какие у него функции. В 18 веке даже появилась “американская вера”,  которая учит, что все, кто относится хорошо к другим, не занимается убийствами,  хранит экологию,  попадет в рай. Какой рай они не сообщают. А некоторые из них отрицают существование будущей жизни. Об библейских заповедях и Учении Спасителя Христа в этой религии почти не упоминается, но главным образом говорится о конституции, любви друг к другу,   к людям аморального поведения, о не проявлении дискриминации к сатанистам и другим врагам Бога, всячески соблюдая и помня о правах и равноправии людей. О цели жизни человека в  религии автора «Евангелия» и конституции Америки,  президента Джефферсона и членов масонских лож  не говорится. Вера в человека разделялась многими современными политиками во многих странах,  включая президента РФ,  В. Путина,  сказавшего о том, что он верит в «человека».

Желая отвлечь верующих от Божественного Учения,  враги Бога и  заблуждающиеся,  распространяют среди верующих различные теории и т.н. новейшие открытия. Например, если поехать в Святую Землю, то там во многих местах можно найти что многие святые места для верующих оспариваются. Почти 600 библейских мест были определены во время Имп. Константина его матерью Святой Еленой,  и на некоторых  из них,  были построены храмы. Тогда еще согласно устным сведениям сохранились сведения о местах, где бывал Спаситель,  также как и месте где Он пострадал. Там был найден животворящий Крест Господень. На Голгофе был построен Храм Гроба Господня,  в котором молятся православные  и католические верующие. В этом храме не было протестантских отделений,  потому,  что когда храм строился,  то этих религиозных организаций еще не было. 180 лет тому назад в Иерусалим прибыли англикане и лютеране, для которых были воздвигнуты места для молитвы: Собор Св. Георгия и лютеранский храм Спасителя, напротив Русской церкви Александра Невского. Под влиянием протестантов,  начали в Старом Городе Иерусалима и других местах  в Святой Земле находиться «учеными»  места, не соответствовавшие тем,  где молятся Богу православные и католики. Так английский ген. Гордон «открыл», что место распятия Спасителя находилось на другом месте, чем было принято Св. имп. Еленой. Там, в другом месте,  за городом,  утверждают протестанты,  находится гора,  которую они считают  Голгофой, и  также пещера, где будто бы был захоронен Спаситель. Оспариваются также многие другие святые места. Но для верующих, такое отношение к святыням не новость, так как они знают о том, что под влиянием темных сил постоянно ведется борьба против Христа и Его верующих. Одни,  сознательно,  намеренно,  хотят отвлечь верующих от Бога,  другие это делают, полагаясь на собственный ум в поиске решать, где находится истина. Некоторые  в руководстве МП духовные лица,  намеренно вредят Церкви,  привлекая к духовному сану  недостойных лиц,  подрывающих авторитет веры.  В той части РПЦЗ,  которая примкнула к МП,  ввели в практику т.н. Западный обряд,  отвлекающий верующих от Православия, привлекая их к экуменизму и масонским ложам.  Но не пожелавшие быть под духовным руководством МП, так и этих, ушедших бывших братьев,  в унию с патриархией имея пример  – патриарха веры Авраама,  Oтца не только еврейского,  но и многих других народов,  стараются не иметь с сергианами-экуменистами общения.   Они  имеют основой своей веры многочисленные примеры Божьей любви  в Новом Завете, среди них самарянки, Св. Марии Магдалины. Как с Авраамом, так и с самарянкой Богом указано на то, что милость Его не ограничена одним народом или классом, но она распространена на всех верующих в Него. Поэтому верующие в Учение Церкви  в Отечестве и в Зарубежной Руси,   кто хочет спасти свою душу,  и быть с Богом,  стараются быть с истинным духовенством и верующими.  Для них не важны новейшие мудрования ученых и духовных лиц, учащих тому, что не согласно с учением Церкви.

* * *

 

ПАПА  ФРАНЦИСК :

Возврат к богословию освобождения ?

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый

Первые шаги Папы Франциска, кем многие восхищаются за его «демократичность», подтверждают наше самое первое чувство, что придётся с ностальгией вспоминать Папу Бенедикта XVI. Мы не располагаем достаточной информацией, чтобы судить о правильности тезиса изложенного в развёрнутой статье «Иезуитская весна в Ватикане», судя по которой произошёл настоящий путч во главе Католической Церкви и что причина отставки бывшего Папы связана далеко не только с его возрастом и слабым здоровьем. Если трудно понять внутреннюю "ватиканскую кухню", то нетрудно видеть новое веяние, которое дует из Рима. А это новое веяние очень напоминает времена, когда Католицизм был под сильным влиянием, чуть ли не господством, т. н. «богословия освобождения», для которого Христосъ был не только Утешителем, но, главным образом, Освободителем угнетённых. Такое видение Христианства породило в Католической Церкви после II Ватиканского Собора мощное движение христианского социализма, для которого классовая борьба не сильно отличалась от самого Христианства. Это учение, родившееся как ни странно в Лионском Католическом Университете, нашло своё самое широкое применение, как известно, в Латинской Америке и особенно в среде иезуитов, но не только. Известная мать Тереза, посвятившая всю свою жизнь заботе о бедных и угнетённых, была полностью поражена этим лже-учением. Не она ли однажды сказала : «Я считаю учение Христа глубоко революционным и абсолютно соответствующим делу социализма. Оно не противоречит даже марксизму-ленинизму».

Но наряду с матерью Терезой можно напомнить имена и деятельность таких "прославленных" людей, как архиепископ Сальвадора Оскар Ромеро, как бразильский епископ Эльдер Камара (которого во Франции называли camarade Camara – товарищ Камара), как президент Гаити, священник Жан-Бертран Аристид и множество других.

Непримиримым противником такого извращения христианского учения был бывший префект Конгрегации доктрины веры, кардинал Ратцингер, будущий Папа Бенедикт, который также недолюбливал иезуитов за их врождённое приспособленчество ко всем идеям и модам ради достижения конечной цели. Как не увидеть симптомы доктринальной шаткости в недавних словах иезуита Папы Франциска, поздравившего иудейскую римскую общину с праздником Песах, и пожелавший, «чтобы Всемогущий, освободивший Свой народ из египетского плена, и дальше защищал его от зла». Неужели для нового Папы Богоизбранный ветхозаветный народ тождественен с сегодняшним иудейским народом ?

С Бенедиктом XVI можно и должно было нам не соглашаться, но поскольку придерживался он традициональных взглядов с ним каждый знал, куда идёт. А с человеком, способным ради любезности на всякие отклонения, можно всего ожидать, даже самого неожиданного.

 

* * *

Запис из Метохије

 Манастир Зочиште и древни Ораховац – од света одсечени

 И мртви Срби сметају!

   На  брежуљкастој питомини југоистока Метохије смештени су древни српски манастир Зочиште, и места Ораховац и Велика Хоча. Ови браници православља припадају призренском округу. Пут до Зочишта води нас кроз бројна шиптарска села која су по дивљој градњи, прљавштини, сметлишту разбацаном на све стране, постала препознатљива. И даље се виоре скоро из сваке шиптарске куће, као по директиви, албанске црно-црвене заставе. „Знамења” фантомске државе, која хистерично месецима опседа моћне и мање моћне земље по свету просећи „независност”!

Чак у излозима трговина, на бензинским пумпама и раскршћима, окупирали свако дрво, јарак и српску рушевину - црни орлови. Намећу шиптари туђинске називе нашим древним насеобинама. Називи без значаја, без историје, без смисла, без вере и светлости.

  У  великој светињи Зочишту, где смо се поклонили св. Козми и Дамјану, рекоше нам двојица монаха да се манастир из 15. века увелико обнавља. Звоник је постављен. Приводи се крају изградња конака и трпезарије. Светињу су шиптари палили и рушили 1999, а фебруара 2004. био је уништен до темеља. Сада ниче из пепела, незаустављиво. Улазимо у  новоизграђену продавницу, у њој рафови с  књигама, поукама и  житијама светитеља, иконе и кутијице са тамјаном, крстићи, кандила. Посматрамо сваки детаљ манастирске порте, у којој, иако је зима, снега скоро да и нема. Почиње трава да расте, и по који цветак, баш као да је почело пролеће. Поред чесме, с десне стране светиње, пале се свеће. Овог зимског ветровитог, дана у манастирској цркви би нам топло, можда због близине прелепог изрезбареног иконостаса, чудотворних икона, или неугаслог кандила. А испод богомоље, на благој удолини, српска почивалишта. Гробље, које је у протеких  15 година много пута скрнављено. Монаси и неколико искушеника, ревносно чисте и сређују гробове. Негде је срушен цео споменик, негде разбијена мермерна плоча, на много места су поломљени крстови. Страдале велике породичне гробнице, као да се језиви ноћни зликовац, трудио да се затру трагови постојања православља. На многим гробовима нема никаквог обележја, сем утабане празнине... Чему се, сем страшој пропасти, надају они којима сени  невиних не дају мира?!Сметају крстови мртвих Срба живим шиптарима!

 Док се опраштамо од Зочишта посматрамо осматрачницу туђинске војске изнад наше богомоље. Искушеник Драган пролази трактором. И КПС нас прати! Одавно је постало јасно да је безбедност Срба на КиМ једино у Божјим рукама!

 Наше одредиште, Ораховац, у новијој српској историји познато је као злокобно стратиште недужних Срба. На десетине породица је затрто. За многе се не зна ни данас где почивају. Отети, искасапљени...  Болна је рана Ораховчана. Остало је мало Срба у Ораховцу.

 Некада живописно место са прекрасним пропланцима, богатим виноградима. Сада је - логор за Србе. Из Ораховца и суседне Велике Хоче, у Душаново време био је изграђен подземни цевовод, боље да кажемо виновод, текло је царско вино за стони српски Призрен град! То с поносом причају и Ораховчани и Хочанци. Био је Ораховац једно од најбајковитијих српских села.

Виногради, ако су српски, опустели су сада! Запуштени су! Укоровљени! Незграпно и стихијно шиптари граде. И муњевито. Као да се нечег прибојавају. Ораховац је тренутно већински шиптарски град. Дивље куће никле на српским имањима. Већ на први поглед се види да су пусти или срушени домови – само српски. Али, сада се убрзано „чисти терен” тако да ничу као печурке, шиптарска здања, већином су без окречене фасаде. Пробијамо се  аутобусом по каљуги, из улице у улицу, тражећи српски гето - Ораховац. Много тога су шиптари отели, украли, спалили, срушили, опљачкали! Убили! Који Србин није био убијен, морао је да оде, ипак, неки Срби су се вратили, а многи повремено дођу да отплачу тугу породичних сећања. Присећамо се крваве опсаде Ораховца ратне године 1999. Тог лета су жртве били жене, деца, старци у рукама најокорелијих шиптарских зликоваца. И нису се тиме задовољавали, положј Ораховца су крвници искористили тако што су редовно убијали и комшије Хочанце, који су обрађивали своје њиве и винограде.

Аутобус се успиње, и чини нам се да лавиринту нема краја. А онда, се заустави испод православне цркве. Дочекују нас! Највише је малених. Улазимо у српску светињу, где је навише наших сународника, који нас одавно ишчекују. Ту је свештеник, Срђан Јеремић, старешина цркве Успења пресвете Богородице, саграђене 1859. године на темељима много старије српске богомоље.

–Пре рата, овде је живело преко 6.000 Срба, данас нас има око 350. Срби су стационарини око цркве, и ту махом живе, у централном делу старог Ораховца. Живот Ораховчана је много неизвеснији него Срба у осталим деловима Косова и Метохије. Могу с правом да кажем да смо међу најугроженијим. Ово је гето у правом смилу! Наш живот годинама се дешава у кругу од неколико стотина метара око цркве. Само у том пречнику се крећемо. И једино за ових четири уличице знају наша деца.  Само мало даље је за Србе опасно! Овде се роди годишње - до четворо деце, а нажалост, много више умре. И венчања је мало, прошле године свега два. Оно што мало охрабрује, је повратак Срба, поготово, оних породица које су тражиле спас у земљама запада. Ето, те породице се враћају, па се надам, да ће дати Бог, да се талас азиланата, повратника са севера и запада Европе, увећа. У последње две године ни једна породица није напустила Ораховац. Срби више не одлазе. А и где ће, кад их свугде чека неизвесност, сиромаштво, несигурност- казује нам јереј Јеремић.

Дознајемо да је много је пратећих проблема; од тога где се Срби рађају, лече, где се сахрањују.

–У албанском делу града је православно гробље, али Срби тамо не смеју да се сахрањују. Практично, ми више немамо своје гробље. Срби су почели привремено да се сахрањују у порти цркве. То привремено траје већ 15 година. Велико старо православно ораховачко гробље је у потуности уништено. Некако је зло кренуло још 1998. године од Ораховца. Страшни дани су били, опсада, време када су шиптарски екстремисти упали у све институције наше државе, па и у полицијску станицу. Побили су све што су могли, а много Ораховчана је отето, на десетине је страдало. У околним селима Ретимље, Оптаруша... све што је било здраво, младо српско убијено је! Научили смо лекцију, једино нас Бог чува. И само се у њега уздајемо. Ни у какву политику, политичаре, ни у какав „људски фактор”. Наравно, ми имамо много пријатеља, из целе Србије, који нас не заборављају и који су нас посећивали онда када је била права храброст дођи до Ораховца. Ту мислим на учитеље, професоре, васпитаче, медицинске раднике. Такви људи нам уливају наду, добијамо жељу и храброст да истрајемо. И свака посета из централне Србије за нас је велики дан и празник и за нашу децу. Није овде лако постојати! Свесни смо да је ово света земља, метох српски, па ако нас нема - ко ће је чувати!? Косово би било изгубљено, ако га ми дамо, а то се неће десити! Ми смо мало стадо, али изабрано!

Отац Срђан говори да је малишанима најтеже.

Деца су сада много изолованија, до пре неколико година имали смо помоћ од добрих људи, донатора, па су наша деца макар преко лета по 15-20 дана била ван Космета. За Српску Нову Годину нам је долазила Студенстка организација „Уједињена Србија”, донели су за свако дете, пакетиће, играчке, књиге. Била је то неописива радост за њих! А онда и за нас, одрасле! Могли смо макар мало, један дан, да будемо са неким, нама блиским, ко нас разуме, коме је стало да нас!  

Сусрећемо се и са ђацима ОШ „Доситеј Обрадовић”. Даринка Уламовић има 10 година и добар је ђак. Пантелија Стојић је три године млађи, ту је и његова вршњакиња Александра Уламовић.

–Дружимо се у порти цркве и у нашој школи.  Нигде не смемо сами даље од наше улице. Понекад ми се чини, не само да познајемо све становнике српског Ораховца, све баке, деде, и бебе, маме и тате, него и све куце. А луталице припитомљавамо. Толико смо усамљени, ми деца Ораховца- каже нам Даринка.

Педагог школе Негован Дедић помно прати ђаке.

–Ораховачка школа има свега 48 ђака у свих осам разреда.  У гимназији је 19 ученика. Сви у школи задужени смо за безбедност ђака. А деца нам се крећу, попут заточеника у кругу од 200-300 метара. Брига о безбедности се односи и на сваку куђу. Чим приметимо, да некога нема, одмах проверавамо да ли је све у реду. До 1999. године овде је било преко 6.000 Срба. Данас, ми малобројни живимо у окружењу 36. 000 шиптара, који не крију мржњу. Понекад ми се чини да су Ораховчани с правом огорчени. Изгубили су поверење у државу Србију. Она се са нама не бави, нити уопште са Србима са Косова  и Метохије. То је више него очигледно. Стрепим да ће једнога дана, због таквих околности, у очају, напустити своја огњишта. Подсећам, Ораховац је некада био стари српски град, помиње се још 1353. године у списима цара Душана као богато виноградрско место. Цело то подручје.

Љиља Радић је понос Ораховца. Васпитачица је вртића „Наша радост”. Она је анимирала, и од страха сачувала, ораховачке малишане када је било најтеже 1998, 1999, 2004. Сада ради са 25 малишнана. „Нашу радост” помажу несебично и самоиницијативно њене колеге из вртића у Београду, Новом Саду. Годинама.  

Сазнајемо да је пре месец и по дана запаљена једна српска кућа у близини сеоског винограда, а породица Срећка Симића је опљачкана. Срби у Ораховцу добијају воду када се шиптари смилују, у просеку сваких три дана им одврћу славину.  Смеће им одвозе сваких четири месеца, па је права срећа да нема зараза и болести. Српска телефонска и мобилна мрежа више година не функционишу. Једина веза са светом им је аутобус за Косовску Митровицу (70 км) који саобараћа два пута седмично. И то је на њихову одговорност, јер им нико не гарантује живот. На излазу из села је споменик пострадалим Србима од 1998. до 2004. Списак жртава је огроман.     

        Записала Биљана Живковић

         From “Srpsko Rusko Bratstvo”

* * *

 

СЕРБСКАЯ ЦЕРКОВЬ
ВОЗВЫСИЛА ГОЛОС В ЗАЩИТУ КОСОВО

«От сербов требуют добровольно отречься от территории и суверенитета, даже от следов своего полутора тысячелетнего бытия на Косово и Метохии (в то время как косовско-метохийские албанцы и в присутствии сил НАТО могут безнаказанно осквернять церкви, монастыри и кладбища и нападать на людей), а взамен предлагается пустое, необязательное обещание «светлого европейского будущего», то есть предлагается практически одно большое ничто, с циничным заявлением: держитесь за него крепко!»

Святейший Патриарх Сербский Ириней и члены Священного Синода СПЦ выступили с открытым обращением к политическому руководству Сербии. Главным поводом для открытого обращение было желание выразить позицию Церкви относительно переговоров, итогом которых может стать формальное признание независимого Косова со стороны Сербского государства. Фактическое признание независимого Косова часто звучит во время переговоров при активном участии европейских и американских политиков в качестве условия для возможной последующей интеграции Сербии в Евросоюз. Среди адресатов, к которым обращается Патриарх президент Сербии Томислав Николич, премьер-министр Ивица Дачич, и первый вице-премьер Правительства Александр Вучич.

 «В этот, тяжелый и решающий для Сербии и сербства, а возможно и судьбоносный, момент мы обращаемся к вам от имени Сербской Православной Церкви отечески и братски, с уважением и верой в Вашу православную христианскую совесть и Ваше сознание патриота и государственную ответственность, – говорится в сообщении, - Мы не обращается к Вам обычным способом но открытым обращением, и делаем это по множеству причин, самая важная из которых – краткость времени (брюссельский ультиматум заканчивается, якобы, уже во вторник) и необходимость самым очевидным образом опровергнуть безответственную ложь, которую в последние дни распространяют определенные люди и известные СМИ утверждая, что наша Церковь молчит о Косово(!)»

«Церковь, по своей соборной природе, не против идеи европейского объединения народов и государств, и не против идеи еще более широких процессов объединения. Помимо этого, Церковь – исключительный исторический родоначальник и носитель учения о всечеловеческом единстве и всеединстве творения Божьего во Христе. Но сейчас здесь больше речь не о том. Сейчас от Сербии ультимативно требуют фактического отречения от Косово и Метохии, от источника нашего церковного, народного и государственного бытия, и оставление тамошнего остатка сербского народа под властью тех, кто до того большую его часть или убил или прогнал, в замен на туманную и неизвестную возможность получения пресловутой – только для Сербии обусловленной – «даты начала переговоров», переговоров, течение и исход которых никто не может предвидеть».

 По мнению сербских архиереев сейчас уже совершенно очевидно, что «последний ультиматум будет гласить: или и официально, формально, признайте «государство Косово» или о приеме в Европейский союз не может быть и речи». «Другими словами: от сербов требуют добровольно отречься от территории и суверенитета, даже от следов своего полутора тысячелетнего бытия на Косово и Метохии (в то время как косовско-метохийские албанцы и в присутствии сил НАТО могут безнаказанно осквернять церкви, монастыри и кладбища и нападать на людей), а взамен предлагается пустое, необязательное обещание «светлого европейского будущего», то есть предлагается практически одно большое ничто, с циничным заявлением: держитесь за него крепко!»

«Дух сегодняшнего Европейского союза, – подчеркивается в обращении, – не является, к сожалению, духом доброй старой Европы. Мы по-прежнему за идею свободного духовного и экономического объединения европейского континента, но ни в коем случае не за проект порабощения и унижения какой бы то ни было европейского государства, и в том числе и нашей Сербии. Мы уверены, что ни одно государственное руководство Сербии, и в том числе сегодняшнее, не имеет ни права, ни мандата соглашаться на условия, которые не были поставлены ни одному другому государству-кандидату за членство в Европейском союзе. Входной билет слишком дорог. Сербия не смела бы согласится на то, чтобы заранее платить такую цену за товар, который может быть никогда не будет ей предоставлен. Она никогда в своей истории этого не делала, не смотря на чашу желчи, которую из-за этого из века в век должна была пить».

«Самое важное предвыборное обещание вас, получивших народное доверие в бурное и смутное время, было в том, что вы будете вести государственный корабль Сербии, что не под какими условиями вы не отдадите, не предадите, не продадите Косово и Метохию, историческую Старую Сербию.

Мы, архиереи Сербской Православной Церкви, убежденные в том, что представляем и выражаем позицию всех своих верующих, считаем свое обязанностью напомнить вам об этом обещании и уверить вас, что мы ожидаем, как и подавляющее большинство нашего народа, что вы его выполните. Мы делаем это именно сейчас, потому что полностью осознаем трагичность момента и бремени ответственности, лежащей на ваших плечах», – говорится в открытом обращении, которое опубликовано на официальном сайте Сербской Православной Церкви и попало в сербскую прессу.

            Русь Православная

* * *          

 

ФРАНЦИЯ ОСТАЛАСЬ БЕЗ ГЛАВНОГО РАВВИНА  

 Протодиакон Герман

Да, можно сказать — сенсационный скандал ! Даже если во французских СМИ об этом говорится, но говорится довольно притушенным тоном. Всё же главный раввин Франции, нельзя же позорить ! А позор-то великий. Не просто плагиат, но, первое время, когда раввина Жиля Бернхайма уличили в интеллектуальном мошенничестве, свалил он вину на вымышленного не существующего студента, якобы помогающего ему в написании книги. Потом пришлось признаться, что сам решил прикрепить себе чужие лавры, списывая целыми страницами чужой труд. Но сразу вслед за этим — ещё громче скандал : раввин Жиль Бернхайм всегда выдавал себя за agrégé по философии. В французской образовательной системе агрегация (agrégation) самая высокая и престижная научная степень. Это не экзамен и не диссертация, а очень строгий национальный конкурс и было принято считать, что Бернхайм не просто agrégé, но major своего выпуска, т.е. сдал конкурс первым на всю Францию. А оказалось, что не только он никаким major'ом не был, но и агрегации вообще не сдавал ! Для человека считавшимся моральным авторитетом не только в рамках еврейской общины, но и вообще Франции — не очень красиво выглядит и наносит тень на всю еврейскую общину …
Тем не менее, Бернхайм буквально цеплялся за власть, уверяя что его проступок не имеет отношения к его раввинской деятельности и когда вчера явился в Центральную Консисторию, чтобы объясниться с представителями разных еврейских учреждений, был полон надежд на свою безнаказанность . Но из Консистории вышел, подавши в отставку.

        12.04.2013

 

===============================================================================================

РЕДАКЦИЯ «ВЕРНОСТИ» СОВЕТУЕТ СВОИМ ЧИТАТЕЛЯМ ПОДПИСЫВАТЬСЯ, ЧИТАТЬ И ДЕЛИТЬСЯ СОДЕРЖАНИЕМ ЕДИНСТВЕННОЙ В ЗАРУБЕЖНОЙ РУСИ, ГАЗЕТЫ ПРИЗЫВАЮЩЕЙ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ К ОБЪЕДИНЕНИЮ "ОСКОЛКОВ"  ПРЕЖДЕ ЕДИНОЙ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ, СТРЕМЛЕНИИ ИДТИ ПО УКАЗАННОМУ ЦЕРКОВЬЮ И РУКОВОДИТЕЛЯМИ БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ ПУТИ, ДЛЯ СПАСЕНИЯ СВОЕЙ ДУШИ И ПОСТРОЕНИЯ СВЕТЛОГО БУДУЩЕГО ДЛЯ БУДУЩИХ ПОКОЛЕНИЙ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ. 

1948 - 2013

" Н А Ш А    С Т Р А Н А "

Основана 18 сентября 1948 г. И.Л. Солоневичем. Издательница: Лидия де Кандия. Редактор: Николай Леонидович Казанцев.     9195 Collins Ave. Apt. 812, Surfside, FL. 33154, USA  Tel: (305) 322-7053

Электронная версия "Нашей Страны" www.nashastrana.info

Просим выписывать чеки на имя редактора с заметкой "for deposit only"  Денежные переводы на: Bank of America, 5350 W. Flagler St. Miami, FL. 33134, USA. Account: 898018536040. Routing: 063000047.

Цена годовой подписки: В Аргентине - 200 песо,  Европе 55  евро, Австралии - 80 долл. Канаде - 70  долл. США - 65 ам. долл. Выписывать чеки на имя:Nicolas Kasanzew, for deposit only.

===============================================================================================

ВЕРНОСТЬ (FIDELITY)  Церковно-общественное издание    

   “Общества Ревнителей Памяти Блаженнейшего Митрополита Антония (Храповицкого)”.

      Председатель “Общества” и главный редактор: проф. Г.М. СолдатовТехнический редактор: А. Е. Солдатова

      President of The Blessed Metropolitan Anthony (Khrapovitsky) Memorial Society and  Editor in-Chief: Prof. G.M. Soldatow

     Сноситься с редакцией можно по е-почте:  GeorgeSoldatow@Yahoo.com  или 

      The Metropolitan Anthony Society,  3217-32nd Ave. NE, St. Anthony Village,  MN 55418, USA

      Secretary/Treasurer: Mr. Valentin  Wladimirovich Scheglovski, P.O. BOX 27658, Golden Valley, MN 55427-0658, USA

      Список членов Правления Общества и Представителей находится на главной странице под: Contact

      To see the Board of Directors and Representatives of the Society , go to www.metanthonymemorial.org and click on  Contact

      Please send your membership application to: Просьба посылать заявления о вступлении в Общество:  

      Treasurer/ Казначей: Mr. Valentin  Wladimirovich Scheglovski, P.O. BOX 27658, Golden Valley, MN 55427-0658, USA

      При перепечатке ссылка на “Верность” ОБЯЗАТЕЛЬНА © FIDELITY    

     Пожалуйста, присылайте ваши материалы. Не принятые к печати материалы не возвращаются. 

 Нам необходимо найти людей желающих делать для Верности переводы  с русского  на  английский,  испанский, французский,  немецкий   и  португальский  языки.  

Мнения авторов не обязательно выражают мнение редакции.   Редакция оставляет за собой право  редактировать, сокращать публикуемые материалы.   Мы нуждаемся в вашей духовной и финансовой  поддержке.     

Any view, claim, or opinion contained in an article are those of its author and do not necessarily represent those of the Blessed Metr. Anthony Memorial Society or the editorial board of its publication, “Fidelity.”

===========================================================================

ОБЩЕСТВО БЛАЖЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА АНТОНИЯ

По-прежнему ведет свою деятельность и продолжает издавать электронный вестник «Верность» исключительно за счет членских взносов и пожертвований единомышленников по борьбе против присоединения РПЦЗ к псевдоцеркви--Московской Патриархии. Мы обращаемся кo всем сочувствующим с предложением записаться в члены «Общества» или сделать пожертвование, а уже ставшим членам «Общества» напоминаем o возобновлении своих членских взносов за  2006 год. 

Секретарь-казначей «Общества»   В.В. Щегловский

The Blessed Metropolitan Anthony Society published in the past, and will continue to publish the reasons why we can not accept at the present time a "unia" with the MP. Other publications are doing the same, for example the Russian language newspaper "Nasha Strana" www.nashastrana.info (N.L. Kasanzew, Ed.)  and on the Internet "Sapadno-Evropeyskyy Viestnik" http://www.karlovtchanin.eu,  (Rev.Protodeacon Dr. Herman-Ivanoff Trinadtzaty, Ed.). Russian True Orthodox Church publication in English:   http://ripc.info/eng, in Russian: www.catacomb.org.ua,  Lesna Monastery: http:www.monasterelesna.org/, "ROAC" (US) http://www.roacusa.org/ There is a considerably large group of supporters against a union with the MP; and our Society  has representatives in many countries around the world including the RF and the Ukraine. We are grateful for the correspondence and donations from many people that arrive daily.  With this support, we can continue to demand that the Church leadership follow  the Holy Canons and Teachings of the Orthodox Church. 

===============================================================================================