ВЕРНОСТЬ - FIDELITY № 189 - 2013

SEPTEMBER/ СЕНТЯБРЬ 1 

            CONTENTS - ОГЛАВЛЕНИЕ

1. СОКРЫТIЕ.  Вадим Виноградов

2. ВЕДЕТСЯ ПОДГОТОВКА  К ПРИХОДУ АНТИХРИСТА?  Г.М. Солдатов

3 ЕЙ, ГРЯДИ, ГОСПОДИ IИСУСЕ!  Вадим Виноградов

4. СКАЗ О ЗАВИСТНИКЕИгорь Колс

5. ОБМАН ШЕВКУНОВА. ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ СОВРЕМЕННАЯ КРИТИКА МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ ЛОЖЬЮ И ПОНОШЕНИЕМ "ХРИСТА РАДИ"?  Вадим Виноградов

6.  РОДИНА ВАС ЖДЕТ!  С. Простнев

7.  THE AMERICAN REVOLUTION. Dr. Vladimir Moss

8.  СУХОЙ ЗАКОН СПАСЕНЬЕ ДЛЯ НАРОДОВ (к вопросу о запретительной системе 1914 года) Аникин С. С.

9.  ОБРАЩЕНИЕ К  "ОСКОЛКАМ" РПЦЗ

10.  РАСПРОСТРАНЕНИЕ ОРУЖИЯ МАССОВОГО ПОРАЖЕНИЯ И РАКЕТНЫХ ТЕХНОЛОГ*ИЙ В МИРЕ

       Армия, ВПК, спецслужбы  Олег Валецкий

11. Нам пишут. Letters to the Editor.

      РЕАКЦИЯ НА ПРОВОКАЦИЮ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ

       ТАК ОНИ ПЫТАЮТСЯ ЗАТОПТАТЬ В ГРЯЗЬ РУССКУЮ ЧЕСТЬ

 
 

 

СОКРЫТIЕ

Вадим Виноградов

                                               Хвалящийся хвались о Господе. (Иереем. 9,24)

                             Я буду хвалиться своими немощами,

                                                        чтобы обитала во мне сила Христова. (2 Кор. 12. 9)

                                                                         Я хвалюсь только крестомъ Господа нашего Iисуса Христа,

                                                                 которым для меня мир распят, и я для мира. (Гал. 6, 14)  

 

А вот, в двухчасовом фильме "Второе крещение Руси" ни один кадрик не был посвящен единственному хвалению Православия, которое так ясно объяснил апостол Павел. Зато все два часа в фильме "Второе крещение Руси" Московский патриархат хвалился собой.

Через хвалящихся собой фильм "Второе крещение Руси" ярчайшим образом и отразил два основных явления российской жизни ХХI века:

1. Что народ наш уже не может отличить правой руки от левой, что он получил уже от Господа действие заблуждения и в настоящий момент верит всякой лжи.

2. И второе, что ложь мира распространяет не только мiръ, но и сама Московская патриархия, пользующаяся верой народной в ложь, сама нахо-дящаяся в состоянии такой эйфории в отношении своего привилегиро-ванного положения в обществе, что совсем ей стало не до Христа.

Что же это за "второе крещение" придумали первые иерархи МП Владимир Михалыч Гундяев и Григорий Валерьеич Алфеев (Дашевский)? А выдумали они назвать "вторым крещением" период в 25 лет с 1988 года по 2013 год, о "духовных" достижениях которого и соорудили они двухчасовой фильм под нехилым названием... "Второе крещение Руси".

В чем же состоят эти достижения, названные “вторым крещением”?

 

 

Обратимся сразу к финалу фильма, так как финал всегда венчает главную мысль любого произведения, делая ее ясной и понятной. Итак, в чем главное достижение двадцатипятилетия Московской патриархии, периода “второго крещения Руси”? Оно в неимоверно великом количестве храмовых зданий, построенных на всей канонической территории Московской патриархии за этот двадцатипятилетний период. Столь великом, что авторы идеи "второго крещения" и самого фильма долго и торжественно перечисляли впечатляющие пяти и шестизначные  цифры храмов с экрана в конце фильма, невольно свершив новаторство в мировом кинематографе, где  арифметикой никогда не заканчивался ни один фильм.

Таким образом, всей полнотой своего авторитета Владимир Михалыч узаконил, что теперь после “второго крещения” “церковь” не в ребрахъ, как было раньше, а в бревнахъ, чего никогда не было. Вот, и весь смысл “второго крещения”!

 

 

Авторам фильма удалось заполучить защитником своих идей самого президента РФ, Владимира Владимирыча Путина. Несколько раз появлялся на экране этого фильма Владимир Владимирыч, убеждая вернуться к духовным ценностям. Определенно чувствовалось спичрайтерство   авторов идеи "второго крещения", и консультация ими Владимира Владимирыча в духовном плане, но скрывших от него саму суть духовных ценностей, к которым Владимир Владимирыч все время призывал. Ибо у истинного христианства ценность, всего лишь, только одна. И ныне, в ХХI веке - это сделали тайной. Вот, эту-то тайну и не открыли Владимиру Владимирычу авторы идеи “второго крещения”, видимо потому, что и знаменитые 25 лет в полной мере скрывали её не только от Владимира Владимирыча, но, возможно, и от всей паствы МП. Во всяком случае, фильм “Второе крещение Руси” это подтверждает в полной мере.

 

Что же скрыли от Владимира Владимировича Владимир Михалыч Гундяев и Григорий Валерьевич Алфеев (Дашевский)? А скрыли они от Владимира Владимирыча ту единственную на потребу духовную ценность русского человека Святой Руси, коей была личность Iисуса Христа!   

Итак, вот что конкретно скрыли Владимир Михалыч и Григорий Валерьич от Владимира Владимирыча.

«Христианские воззрения в известной мере существовали и до Христа. Некоторые христианские моральные принципы можно найти в иудаизме, некоторые в буддизме, некоторые в конфуцианстве.

Но в них нельзя найти того, что является самым главным, того, что “едино на потребу”. А это - Личность Богочеловека Христа!

Без Личности Христа - учение Христово не имеет ни спасительной силы, ни непреходящей ценности.

Оно (учение) сильно и спасительно настолько насколько жива ипостась Его божественной Личности».

И, чтобы достучаться до сердца человека, который, добывая себе блага мiра, оказался под завалом житейских забот, отцы пустынники и раскрывали суть единой на потребу духовной ценности:

«Евангелия, Послания, весь Новый Завет, вся догматика, вся этика - без чудотворной Личности Христа представляют собой:

Или вдохновенно - мечтательную философию;

Или романтическую поэзию;

Или утопические мечтания;

Или… злонамаренный обманъ.

И только Личность Христа придает животворящую силу всему

новозаветному учению.

Все, что нужно человеку в этом и во всех возможных мирах, находится в Личности Богочеловека Христа. В ней - решение всех личных и всех социальных проблем не только нашего времени, но и всех времён до скончания истории»  (Преп. Iустинъ Поповичъ)

Только ли от Владимира Владимирыча скрыли авторы идеи "второго крещения" и фильма, о коем идет речь, основу христианства? Нет, должны сказать мы с прискорбием, а и от всех тех, кто оказался или еще окажется зрителем этого фильма и от многих иных…

Злонамаренный обманъ позволил себе Владимир Михалыч  впариванием “пастве”, немогущей отличить правой руки от левой, байку о  “втором крещении Руси”.

 

Еще раз вспомним: Хвалящийся хвались о Господе. (Иереем. 9,24)

Но иерархи МП два часа хвалились только собой, ибо это они сотворили “второе крещение РФ”. Патриарх Пимен убедил отдать монастырь МП, - повествуют в фильме. Патриарх Алексий еще в Эстонии сохранил многие храмы. Ну, а основную работу по “второму крещению” осуществлял, естественно, патриарх Кирилл, показу чего и делался фильма.

Вот, краткий перечень деяний патриарха Кирилла по осуществлению “второго крещения” , отраженных в фильме:

Украина ликует - "Наш патриарх Кирилл!";

Япония - впервые патриарха МП принимает король;

Китай - впервые патриарха МП принимает председатель КНР;

Детский приют - дети виснут на патриархе МП;

Казахстан - Гундяев и Назарбаев - дружба.

Рассказы самого Владимира Михалыча о своей плодотворной деятельности. Прежде всего, естественно об увеличении храмов - Москве, например, надобно еще 200 храмов;

Доверительно о сугубо управленческих делах МП - увеличении епархий; о своей деятельности еще в бытность епископом в Смоленске;

Хвалебное славословие Владимиру Михалычу от епископата. Епископ Камчатский, например, рассказывает, как он попросился на прием к патриарху. - У него же плотный график, - с пониманием сообщает епископ,    - Но он его раздвинул, - епископ даже руками помог донести этот подвиг патриарха, раздвинув свои соединенные ладони в стороны, - и нашел время принять меня, - завершил с восторгом епископ свой верноподданнический  рассказ. Так ординарный прием патриархом епископа обрел в фильме ореол подвига.

Мы же продолжаем сокрушаться, что Христомъ в фильме не хвалился никто и ни разу! Подтверждая пророчество уже Александра Блока: "Эх, эх, без Христа!"

 Было ли сказано в фильме о “втором крещении” о спасении, о любви?

Естественно было. Но только сказано об этом было всуе, походя, чтобы только упомянуть, а не для того, чтобы раскрыть цель христианской жизни, “чтоб сердце возносить во области заочны”.

Козырем, доказывающим “второе крещение”, был показ тысячных очередей к Поясу Пресвятой Богородицы. На что обращали особое внимане авторы “второго крещения”, показывая эти кадры? А на количество, как и в случае с храмовыми зданиями. А ведь, именно, об этой людской массе мы имеем свидетельство святых отцов:

 “Народ в своем подавляющем большинстве совершенно не знает христианства и ищет не пути спасения, не вечной жизни, а тех, кто бы помог ему «что-то» сделать, чтобы сразу избавиться от той или иной скорби”. Вот она, причина то длиннющих очередей к привозимым святыням - жажда избавиться от скорбей. А для создания видимости “второго крещения” - это блистательный пиар ход.

 

Ну, и еще об одном магическом козыре в риторике МП - “культуре”. Это, прямо, шамайка какая-то. Как ударят “культурой” - сразу все затихает и замирает. Под фанфары ввели в школах новый предмет - “Основы религиозной культуры и светской этики”, чем постоянно хвалятся, хвалились и в этом фильме. Хотя, чем хвалиться, ведь, не Законъ же Божiй ввели? В разделе ОПК (Основы православной культуры) строго запрещено говорить о вероучении, то есть, Христосъ будет неимоверно искажен. А в ОРК (Основы религиозных культур) равноценностью религий Христос будет и вовсе потерян.

Что же происходит?

Вот, что было утрачено за 25 последних лет “второго крещения”:  

Пастыри и старейшины народные оставили Христа Бога, как вечно свежий и здравый источник воды, и начали по примеру еретических и безбожных народов,  копать сухие колодцы и собирать дождевую воду. Сухие колодцы они назвали культурой и цивилизацией, или наукой, или модернизмом, или прогрессом, или модой, или спортом и так далее.

И вот грешные и мрачные люди отреклись от Христа, вечно Живого и Животворящего, а вместо Него выдвинули культуру. Выдвинули, значит, несчастные, что-то изменчивое и преходящее - пестрое, как гадюка обыкновенная, навязчивое, как блудница, жестокое, как дикий вепрь, хищное, как лисица, кровожадное, как волк.

 Отвергнув Христа, новые язычники поставили на опустевший Христов престол своих философов, ценящих культуру выше, нежели правду, честь и геройство.

А понимание культуры у них состоит в почитании твари, то есть видимой природы, и в служении ей более, нежели Творцу природы. Смертные боги и обожествленная природа.

Тысячи книг они издают ежегодно во славу великих людей и в похвалу своей культуре, тысячи газет у них ежедневно оказываются на службе той же преходящей ложной славе и на службе восхваления дел человека под надутым именем «культура».

Они вознесли себя выше Бога Всевышнего, стали обожествлять сами себя и свою культуру, дела рук своих.

По пути этих поклонников культуры, новых идолопоклонников, пошли и многие сыны русские. Отрекаясь от Христа, они навлекли гнев Христов на свой русский народ.

Есть единственный способ, как вернуться к Христу. Он в том, что вы всюду по всей стране вычеркнете слово культура и вместо него поставите слово Христосъ”. (Святитель Николай Сербский)

Возможен ли такой способ возвращения ко Христу в ХХI веке?

Нет, конечно, кто позволит!

Так, что же происходит? Что означает призыв к возрождению духовных ценностей без Христа? Об этом было извещено задолго до хвалящихся собою гундяевцев.

Вот слово архиепископа Аверкия (Таушева), разъясняющее недоумение, вызываемое фильмом “Второе крещение Руси”

Теперь противодействовать явлению антихриста больше некому, а потому вполне естественно ожидать его прихода и воцарения в мире, насквозь погрязшем во всевозможных грехах и беззаконииях. И не только не противодействует никто сейчас приходу антихриста, а даже наоборот - весьма многие включились уже в самую напряженную работу по подготовке его скорейшего воцарения, не исключая - страшно сказать! - и некоторых христианских священнослужителей, вплоть до высших иерархов Церкви, сотрудничающих с безбожниками и явными и тайными врагами нашего Господа и Спасителя, ведущих с ними всякие переговоры, вступающих в разные компромиссы и заключающих всякого рода соглашательства, нередко граничащие с предательством нашей святой веры и Церкви.

“Апостасия” или “отступление”, о которой предрекало Слово Божие в лице св. Апостола Павла (см. 2 Сол. 2 гл.), сейчас в полном разгаре, и горе тому, кто этого не видит или, что вернее, не желает видеть, по непростительному легкомыслию закрывая глаза на все, что происходит в мире, и успокаивая себя и других, что “ничего особенного нет”, что “все это нормально и естественно”. Но одно ли это только непростительное легкомыслие? Не кроется ли за этим еще чего-нибудь другого, мысль, о чем сама собой напрашивается, когда слышишь такие наивные уверения? Антихрист ведь и слуги его отнюдь не заинтересованы в том, чтобы о его приходе и воцарении слишком много говорилось и открыто разглашалось: он ведь придет в качестве величайшего благодетеля человечества, благотворителя и даже покровителя веры и Церкви и будет ожидать себе всеобщего признания и всенародного поклонения. А из святоотеческих пред-сказаний мы знаем, что примут антихриста и поклонятся ему не только совсем неверующие, но и обольщенные им люди, как будто верующие, и даже христианские священнослужители, вплоть до носителей самого высокого сана. АМИНЬ! (Архиепископ Аверкий (Таушев)

Обо всем этом и заставил задуматься фильм "Второе крещение Руси", Христа в котором не было.

 

 

        Как не было Его и на этой встрече в Кремле всего архиерейского собора МП.

 

       

 

Как не было Христа и на этом кремлевском приеме всех восточных патриархов. Слова о "духовных ценностях" звучали непрерывно там и там, но ко Христу они не имели никакого отношения, потому что ныне не Христосъ главная ценность великих инквизиторов ХХI века, а только земные расчеты.

Отойди отъ Меня сатана! ты Мне соблазнъ. Кому это так грубо и ни кто-нибудь,  а Сам Спаситель? А своему другу, апостолу Петру! За что же? Потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое. (Мф. 16. 23)  То есть, это никакая не ругань, ибо в Евангелии нет ни одного бранного слова. Эти слова Христа разъясняли тогда еще Петру - ученику об обязательной принадлежности мысли: если ты думаешь о том, что  человеческое - ты уже во власти сатаны. Вот, что открыл нам Господь!

И потому, если "второе крещение" прошло с думами только о человеческом, и нисколечко о Божием, как нам во всей полноте раскрыл фильм с этим названием, то и возникает вопрос: Во Христа ли крестили “бадюшки”, думая о человеческом, в эти последние 25 лет? Во Христа ли облекали крещаемых, мечтая о спонсорах, этим "вторым крещением"?

 

Что же случилось с Владимиром Михалычем? Что случилось с Григорием Валерьичем.? Что случилось с сотнями архиереев, архимандритов, протопресвиторов и игуменов МП? Сначала, ничего революционного, никакого покушения на догматы, никакого искажения веры православной, только… только, не все, но  большинство, зашагали в ногу со временем. И благо, было бы время Святой Руси, когда общим идеалом было Царство Небесное, почему бы и не пошагать с этим всеобщим духом вместе. А то, каков дух нынешнего то времени, с которым в ногу дружно шагает МП? А вот каков: Кругомъ измена, и трусость, и обманъ!   - Жизнь тех, кому она “удалась”, их реквизит - дома, яхты, частные самолеты - преподносится людям как образец для подражания, чтобы вдохновить их на потребление, потребление и потребление. Любыми средствами людей стараются убедить в том, что покупать вещи - это их гражданский долг, что разграбление природных богатств полезно для экономики и, следовательно, служит нашим высшим интересам. (Джон Перкинс)

 

Ведь, какая главная цель занимает ныне, не всех, но многих «батюшек»? Поиск спонсора! Ну, ежели, к этому духу присоединиться, то сразу же и попадаешь под запрета: Не можете работать одновременно Богу и мамоне. А отсюда потихонечку соглашение и с экуменизмом, ересью всех ересей, и уже “догматы некоторые не работают”, а вот, и ветчинка в страстную неделю потребляется человеком в сутане, а дальше все больше и больше только человеческое, а не Божiе. И невольно, и подсознательно вымащивается путь антихристу.

 

 

И эта фотография подтверждает, что ХХI век и таким вот образом главное свое усилие направляет на отвлечение населения от Христа. Это  духовенство МП, c благоговением несущее “десницу сатаны”, конечно же,   Христа посреди себя иметь не может.

- Во что же облекало сие “второе крещение” крещаемых? В кого крестили последние 25 лет вот эти “батюшки”, например? 

- Во Христа! - заявят авторы идеи “второго крещения” и фильма.

- Но, глядя на этих невольных служителей «козлу - люцеферу»  с этим никто не согласиться, ибо Христа посреди них, как и в разбираемом фильме, нет. Так что название особо страшного апостасийного времени “вторым крещением”… это и есть - злонамаренный обманъ

 

Отступление попущено Богомъ! Это для чего же такое попущение? А  только для того, чтобы  испытывать сердца и внутренности. (Откр. 2. 23 ), чтобы через личное сопротивление этому отступлению выкристаллизовывались бы для Христа души, которые Он сможет причислить к побэждающимъ. (Откр. 2. 7, 11, 17, 26; 3. 5,12, 21 )

 

* * *  

 

ВЕДЕТСЯ ПОДГОТОВКА  К ПРИХОДУ АНТИХРИСТА?

Г.М. Солдатов

В статье «Великий проповедник «Джорданвилльской юрисдикции», «Наша Страна» номер 2968 от 20 июля  сообщается, как Владыка Аверкий объяснял о том, при каких обстоятельствах произойдет в Иерусалиме  постройка 3-го иудейского Храма и что  на престоле в нем воссядет  не Спаситель, а Антихрист. Владыка Аверкий  говорил о том, что невозможно восстановление прежней связи еврейского народа с Богом и что народная избранность Богом перешла от израильтян к христианам.

12 Июля этого года на credo RU. была статья,  что в  результате опроса 523 евреев треть – 30% опрошенных  заявила о желании восстановить Храм в Иерусалиме.  Против,  высказались 45% евреев  и 25% не выразили своего мнения. Но можно уже констатировать факт того, что евреи ведут активную подготовку к полному восстановлению Храма, в том числе к возобновлению жертвоприношений животных и привлечением большего числа евреев к посещению Храмовой горы и требованию Правительству Израиля на изменение статус-кво на горе для полного контроля сего священного места евреями. Евреи должны сделать много важных решений как, например, на каком месте должно находиться Святое Святых и должен ли Храм строиться до или после прихода Мессии (The Good News July-August 2013,  p. 22).  Важен  вопрос,  как строить Храм так чтобы главный вход был направлен к Масляной Горе. Как известно на горе находятся русские православные монастыри и как предполагают на ступенях одного из них – Св. Марии Магдалины,  в котором русские монашки ежедневно молятся о нашем русском народе,  и где покоятся мощи убиенной богоборцами большевиками Великой Княгини Елизаветы, станет Спаситель, чтобы совершать Страшный Суд. Не случайно, что Спаситель будет во время Страшного Суда стоять на ступеньках этого монастыря. Тысячелетия перед этим Господь Бог хотел показать всем народам, какие благодеяния посылаются народу, который следует в своей жизни законам и учению Бога. Израильтяне были для этого выбраны Господом, но они предпочли следовать не за Господом, но за грешным миром и Бог отнял у них избранничество, передав его новому Израилю Христианам. Новые духовные избранники Божии приняли ответственность давать другим народам пример послушания и жизни по законам Господа. Господь ожидает, что эти новые избранники оправдают Его поручение в том, что не смогли исполнить евреи. Еврейский народ пострадал в Египетском рабстве, Вавилонского пленения и других бедствий, но не вернулся на путь исправления. Также как евреи,  пострадал православный народ, состоящий из белорусов, украинцев и русских,  заслужив свое избранничество чрез мученичество и за веру во Христа Спасителя. Поэтому по воле Господа на Масляной Горе оказались Православные Русские монастыри со ступенек,  одного из которых Господ будет судить людей.

Храм Св. Равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании

Ниже монастыря,  находится одно из самых важных еврейских кладбищ,  на котором не всякого еврея хоронили,  а только выдающихся и туда пойдет еврейский Мессия.

 

Еврейское кладбище около монастыря

Далее вниз если смотреть со ступенек храма Марии Магдалины на гору где будет строиться иудейский Храм  за оврагом в стене Старого Города в Храмовой стене замурованные столетия тому назад кирпичами Львиные Ворота.

Львинные или Золотые Ворота

Через эти ворота, которые откроются Иса (как называют Мусульмане Иисуса Христа) пойдет, чтобы судить людей. Но под воротами и снаружи находятся мусульманские святые герои, которые встанут, чтобы следовать за Исой. Евреи веруют, что их Мессия пройдет на Масляную гору через эти ворота.

Надпись на стене здания "Мы любим Тебя Исса"!

Вид со ступенек Монастыря Св. Марии Магдалины на стены и мечеть

Религиозные руководители Израиля готовятся, наконец, опубликовать свое решение о плане постройки – будет ли при входе фасада Храма 4 или пять колонн и т.д. (Prophecy in the news Oct. 1996, p. 36) . Это, как и другие планы постройки обсуждались многие годы.   Журнал сообщил, что Храм как об этом написал Апостол Матфей 24, 15  будет осквернен  Антихристом, а  Спаситель, победивши его, сядет на Мессианском престоле Давида, чтобы царствовать.

Почти две тысячи лет евреи мечтали о восстановлении храма и еще более времени о приходе Мессии. Однако их ожидания заключаются не в духовном,  а политическом руководителе народа,  вследствие чего они не приняли Спасителя Иисуса Христа,   потребовав Его распятия. Как сказал о. Константин (Зайцев) евреи самые несчастные в мире люди, так как они никогда не бывают, довольны своим положением. Как мы знаем  из Священного Писания они были недовольны, когда пророк Моисей вывел их из Египетского рабства, и так было в течение всей истории этого народа. У них врожденное чувство, что их не любят другие люди и хотят причинить им вред. Поэтому как они смогут согласиться о постройке храма и что должно быть,  и где,  и какие жертвы должны быть впервые принесены,  непостижимо представить сказал о. Константин. О. Игнатий (Трепачко) высказался, что может повториться между самими евреями при построении храма и непосредственно после такая же вражда как когда Иерусалим,  был осажден римским войском во главе с Титом, когда  город и храм были разрушены,  в результате междоусобной войны,  между самими защитниками города.

В настоящее время,  религиозные еврейские организации  Америки, Франции Голландии и в частности семья Ротшильда     приложили большие усилия для изучения в Библии и проведения научных исследований в археологии какими должны быть храм и все в нем находящееся, кто должен быть ответственен в ежедневном руководстве богослужебного порядка и соблюдения праздников.  Были собраны для возведения храма средства. Деятельная подготовка восстановления Храма и прихода Антихриста ведется с молчаливого согласия Соединенных Штатов Америки и других государств. Израиль вряд ли решился предпринимать такое опасное дело как восстановление Храма без уверенности военной защиты.

В 1969 г. два года после «Шестидневной войны» Израиля с мусульманскими соседями, евреи археологи нашли в пустыне куски каменных плиток, разбитых Моисеем, когда он увидел,  что народ поклонялся золотому тельцу. Эти плиты как установили ученые, и дата подтверждена палеографом, также как и форма букв, датой в 1200 до РХ. Текст  на собранных скрижалях соответствует тому, который известен в книге Исхода 20, и Второзаконию 5, но с  разницей в 4-й заповеди о соблюдении дня субботы. Скрижали были положены в сейф, где сохранялись до наших дней и о них сообщили недавно, после чего Египет  потребовал  вернуть археологические находки, так как согласно международному закону они были вывезены нелегально (Biblical Archeology Review Sept/Oct 2012, Vol. 38, №5, p. 4). В прессе также сообщено, что многие сосуды и громадная золотая минора уже изготовлены. Готовы для богослужений алтарь для каждения, облачения верховного первосвященника, на груди которого находиться известный 10 каратный рубин. Известно уже также кто из евреев левит, так как при исследовании крови у них оказывается один особенный хлорозом, который у других людей отсутствует. Готовы также престолы для хлеба и жертвенник. Готовы уже строительные материалы. Около западных стен на западной стороне находятся многотонные камни для постройки, а необходимые доски находятся в складах. Так что фактически все готово для возведения Храма и прихода еврейского Миссии, но по-прежнему имеется затруднение в том, что на горе находится мечеть с камнем, с которого Магомет поднялся на небо, а под горой в туннели находится, как установлено главная иудейская святыня – Ковчег Завета с каппоретом, который нужно будет поместить в Святые Святых в Храме. Ни евреи, ни мусульмане не хотят уступить и разделить место на горе.  Евреи  верят, что здесь Господь Бог создал из ничего вселенную, из глины сотворил Адама и Еву, где Авраам должен был принести Исаака в жертву и т.д. Положение создалось грозное могущее вызвать войну, которая возможно станет всемирной. Прежде для прохода туристов и иудеев на гору служила дорога, но с недавнего времени власти провели ограничение, по которому не всегда проход даже для мусульман возможен. Вначале были построены  подвесные мостики. Теперь уже и они часто закрываются. В подготовке прихода в мир Антихриста участвуют не только фундаменталисты протестанты из Америки.  К его приходу готовит  верующих также Ватикан - наследник «Первого Протестанта Церкви» Папа Римский, призывавший к созданию мирового правительства и общего для всех жителей планеты центрального банка.  (Globalist Report, Dec. 6, 2012, Andrew Puhanic)  3 Декабря папа Бенедикт 16 в речи к Совету Справедливости и Мира призвал в своей речи за учреждение «Мирового Правительства» и «Нового Мирового Порядка». Владыка Аверкий в своих проповедях много раз писал, что должны  делать, православные верующие, чтобы не попасть в искушение Антихриста, не принимать знака врага человечества, чтобы не погубить свои души, и мы должны следовать его советам в эти грозные для всего мира дни, ибо мы не знаем,  когда придет Антихрист и, представ неожиданно в любой день перед Спасителем,  мы должны, готовы  сказать: »Господи вот я!». Царь Соломон советовал «бойся Бога, и заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для человека; ибо всякое дело Бог приведет на суд, и все тайное, хорошо ли оно, или худо» (Екклесиаст 12, 13-14).

 

* * *

ЕЙ, ГРЯДИ, ГОСПОДИ IИСУСЕ!

Вадим Виноградов

 

Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый ученикам своим славу свою! Для чего надо было Господу Христу показывать ученикам Свою славу? А только для укрепления в них веры в то, что Он Сын Божий. И то показ Преображения Господа был только для трех учеников. Почему не для всех? Видимо, не все могли понести этот Свет и понять для чего им его показали. Даже эти трое избранных заговорили о кущах.

А главная Слава Его - Воскресение, и вовсе произошло в тайне, не на виду ни у кого.

Господь Христосъ ведь мог удалиться и от земли невидимым образом. Но Он возносится на небо на глазах уже всех своих учеников. Для какой цели? С этого момента они из учеников превращались в Его соработников, сначала, как свидетели: и будете Мне свидетелями даже до края земли. Свидетелями чего избраны были будущие апостолы? Только ли самого Вознесения Господа? Вознесение сие было утверждением обетования Господа: будете крещены Духомъ Святымъ! Что это такое, крещение Духом Святым? - недоумевали ученики: - Не в сие ли время, Господи, восстановишь Ты царство Израилево? То есть, и после пребывания Христа с ними, которымъ Онъ явилъ Себя живым, по страдании Своемъ, и в продолжении  сорока дней говорz имъ о Царствии Божiем, ученики все ещё продолжали думать не о том, что Божие, а о том, что человеческое. И это понятно, как постигнуть существование другого, невидимого  мира? И Спаситель в этот момент не упрекает их, как в свое время, когда Филипп сказалъ Ему: Господи, покажи намъ Отца, и довольно с нас. Iисусъ сказал ему: сколько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп (Ин. 14. 8)? Сейчас Господь ещё раз повторяет им обетование: Ждите обещанного отъ Отца, о чемъ вы слышали отъ Меня. Черезъ несколько дней после сего будете крещены Духомъ Святымъ.

Но обетование Господа на этом не закончилось: И когда они смотрели на небо, во время восхождения Его, вдруг предстали им два мужа в белой одежде. Если упустить этих двух Ангелов, как действующих лиц Вознесения Господня, сложно будет добраться до глубины значения этого невероятного свершения. Ведь, не случайно два мужа в белой одежде на русской иконе расположены в центре. Для чего же явились в этот момент два Ангела? А для того, чтобы сообщить ученикам, что они приглашены сюда не как  наблюдатели, а как свидетели! И потому довольно резкое обращение к  ним: Мужи Галилейские! Что вы стоите и смотрите на небо? А куда нам ещё смотреть? - напрашивается недоуменный ответ учеников. Ангелы же своим вопросом открывали им, что, да, вы видели доказательство верности каждого слова Iисуса, Он говорил вам: Иду къ Отцу! И вот, вы видели Его вознесение к Отцу. Но это не все. Вы больше не ученики - вы с этого мгновенья, мужи Галилейские, вы теперь Его наместники на земле! И потому не зрители, а участники, которые обязаны знать, что означает сие Вознесение. И что же оно означает? А то, что: Сей Iисусъ, вознесшiйся от васъ на небо, придетъ такимъ же образомъ, как вы видели Его восходящем на небо. Вот о чем вам предстоит свидетельствовать даже до конца земли. А что это будет за приход? Вам говорил Господь Христосъ - это будет Страшный Суд. Не случайно cловами: Ей, гряди, Господи Iисусе! - заканчивается любимая книга жителей Святой Руси, а с ней и весь Новый Завет.

 Значит, о чем же, прежде всего, каждый год напоминает один из главных христианских праздников, Вознесение Господне? А вот о главном обетовании  Христа Спасителя: Гряду скоро! И о том, что настало время принятия силы, то есть благодати, что и свершилось с апостолами в день Пятидесятницы. То есть, Вознесение Господне - праздник, призывающий к укреплению веры, убеждающий думать о том, что Божие, а не о том только, что человеческое. Именно, Вознесение Господа Христа на небо и вразумление их Ангелами придало апостолам крепчайшую веру в то, что обещание Его и о благодати, и о Его скором возвращении сбудется. И, именно, после Вознесения Господа, они были единодушно вместе в ожидании сошествия на них Святаго Духа, то есть, обрели полноту веры в Господа Христа Сына Божиего. И с этого мгновенья навсегда отпала у них всякая забота о царстве Израйлевом  - она сменилась заботой о Царстве Небесном.

Сошествие Святаго Духа на апостолов, которое было предварено Вознесением Господнем,  продолжается вот уже 2000 лет со всеми праведниками Божиими, уверовавшими в обетование Господа о благодати, как уверовали и апостолы в тот день, когда Господь вознесся на небо.

C каждым годом это напоминание праздником Вознесения Господня об обетовании благодати и о скором пришествии Христа, призванном укреплять христианскую веру, становится все более и более необходимым. Потому что все труднее и труднее в нашем ХХI-ом веке, веке неимоверных соблазнов и всеобщего извращения, обратить свой взор от человеческого к тому, что Божие. И сегодня, не единственный ли это крик души, жаждущей

освободится из плена смердящего уже мiра: Ей, гряди скорее, Господи Iисусе!?                                                                                   

 * * *

СКАЗ О ЗАВИСТНИКЕ

Игорь Колс    

                                                                                               «Никогда и никому не завидуй, зависть источает и    

                                                                                               изнуряет человека изнутри и в конце концов всех

                                                                                                поворачивает против него...»                        Автор

Жили были два друга. Пили, курили, в институт ходили, с девчонками встречались, влюблялись... Пришло время – женились.

Один – на ровеснице. Она - деловая, деньги любит, в семье крутит, повсюду рыщет – во всем прибыль ищет.

Другой женился на девушке помоложе. Она - добрая, кроткая, мужа любит – всегда приголубит, в хозяйстве помогает, деньги уважает.

Ровесница родила ребенка и решила, что и в одном хватит толку.

Та, что помоложе, родила троих, всех покрестила и в церковь водила. На Бога во всем полагалась и все у нее удавалось.

Встречались друзья временами, вспоминали, как когда-то живали сами.

Один – весь бизнесу предался, в аферах склизских истаскался, копил сперва он на машину, потом сорвал куш на квартиру, купил огромный телевизор..., и отмечал всяк «годовщину».

У другого - в доме порядок, всегда чисто. Вместо «прилада» -иконы и лампада. Давно не пьет, не курит, жену и детей любит. У него все удается, жене каждый день в любви признается. Дети растут сами, как с картинки стали. Любят мать и отца. В доме радости нет конца. Жена – красавица, со всем управляется.

Его приятель тому не радуется, а все удивляется:

- Как это тебе удается? Не крутишься, не вертишься, а у тебя пребывает! Кто тебе помогает?!

И ответил ему друг, что с тех пор, как он крестился и на Бога во всем положился, не имеет ни в чем преграды, а имеет одни отрады.

Это друга смутило, черной завистью охватило. В Бога не имел он веры, оттого, что был гордый без меры. Полагался во всем на богатство и предпочитал святотатство.

- Это мне не понятно! – вскрикнул он звонко, - Что?! Он дает тебе деньги?! – смотрел он на друга зорко.

- Брат мой, Он мне всегда помогает! Кто ищет Его, тот беды не знает! Обратись к нему сердцем, друже, не станет оттого тебе хуже!

- Что ты мне заладил про Бога? На себя я лишь уповаю и общаться с Ним не желаю!

С тех пор друзья реже встречались и вскоре совсем расстались.

Но одному все неймется и горько, что для другого жизнь в радость только. Позеленел он рожей, стал на пришельца похожий.

Пишет на друга доносы, клевещет, где может.

А тому – хоть что! Процветает! И по Божьему миру гуляет!

Завистник о счастье семейном друга грезит и от злобы своей в петлю лезет. Ни в чем ему нет покоя, лишился жены из-за запоя.

- Нет! Он мне ни друг и ни брат! Он мой заклятый враг! Не могу его счастье видеть! Хоть как бы его обидеть!

А друг о нем Богу молится и у него еще лучше все спорится.   

Злодей же не спит ночью, связался со всякой сволочью, силы вражьи во тьме вызывает и на друга напасть призывает.

А тот к Богу опять обратится, и колдовство врага испарится. Но колдун не теряет надежды, зло творит, не меняя одежды.

Христианин же молится исправно:

- Господи, огради меня от злодейства, силы вражьей и чародейства.

Ангелы натиск врага отражают и все зло его на него обращают.

Поскользнулся колдун в модной ванной. Не удержался! И в «джакузи» своей оказался. За ручку крана схватился, да кипятком из него обварился. Ударился больно! Чувств лишился настолько, чтоб свариться в котле своем только...

Сказ сей – быль, и в нем намек, добрым молодцам урок: Не желай другому зла - на тебя оно вернется! Над тобой бес посмеется!

 

***

 

ОБМАН ШЕВКУНОВА. ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ СОВРЕМЕННАЯ КРИТИКА МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ ЛОЖЬЮ И ПОНОШЕНИЕМ "ХРИСТА РАДИ"?

Вадим Виноградов

7 марта 2013 года в Донском монастыре состоялась встреча архимандрита Тихона (Шевкунова) с молодежью и гостями Духовно-просветительского объединения "Молодежный клуб Донской". В течение нескольких часов батюшка отвечал на вопросы собравшихся. Портал Православие.Ru представляет полный текст беседы отца Тихона, а также видео- и фотоотчёт о прошедшем мероприятии.

Вот, один из вопросов гостя архимандриту:
- Прокомментируйте свое отношение к прокатившейся по стране волне антиклерикализма: Интернет, телевидение, пресса насыщены негативом к Русской Православной Церкви. Когда сталкиваешься с этой проблемой, то создается впечатление, что это запланированная акция.

Ответ архимандрита:

- С удовольствием.

Здесь мы должны прервать речь архимандрита и это удовольствие подкрепить изображением, подтверждающим это удовольствие, так как, видимо, ответ на этот вопрос был заготовлен заранее.

Задан вопрос, который у русского священника должен был бы вызвать обильные слёзы! А тут удовольствие! В чем же оно? Вот, продолжение ответа архимандрита Московской патриархии:
- Во-первых, "блаженны вы, когда поносят вас и изженут и рекут всяк зол глагол на вы, лжуще Мене ради" (Мф. 5:11). Эта заповедь блаженства, заповедь счастья - то есть Господь посылает нам, конечно же, и ситуацию, которая чревата испытаниями для нас, но посылает нам и блаженство и радость. "Все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы" (2Тим. 3:12), - говорит апостол. И, наверное, Господь усматривает, что в целом Церковь Его желает благочестиво жить и поэтому входит в непримиримое противоречие с миром сим.

В чем же суть обмана архимандрита МП?

А в том, что он говорит о гонении за приверженность Правде Христовой, в то время как "гонения"-то эти, названные гостем негативом, как раз состоят в обличении отказа Московской патриархии от Правды Христа!

Сам арх. Тихон заявил: Первое - это нормальная, правильная ситуация для Церкви Христовой, когда мы несем поношения. Лишь бы, как апостол говорит, вам самим "не дать повода ищущим повода" (2Кор. 11:12). Лишь бы нас не укорили в действительных грехах перед Богом.

Вот, и разберемся, является ли негатив к Московской патриархии  ложью "Мене ради"? И не о грехах ли перед Богом укоряют Московскую патриархию? Вот величайший документ нашей эпохи, созданный группой монахов Валаамского монастыря отражающий обличение МП за отказ от Христа.

МОЛЬБЫ РУССКИХ МОНАХОВ, представителей Малого Русского Христова стада, которые так и не были услышаны теми, к кому они были обращены

Вопросы патриарху

Ваше Святейшество!

Некоторые явления церковной и общественной жизни последних лет, в которых принимал деятельное участие ряд высших иерархов Русской Православной Церкви, вызывает у нас, ваших послушников, немалое недоумение и смущение. Посему, памятуя слово преп. Варсонофия Великого о том, что "все, делаемое со смущением, не может быть угодным Богу" (отв. 471,451,751), мы усердно молим Вас, нашего Патриарха и Священноигумена, разъяснить народу Божиему сии тягостные недоумения и открыто высказать Ваши личные убеждения по наиболее злободневным и животрепещущим вопросам современной церковной жизни.
На наш взгляд, к таким вопросам сегодня относятся:

1. Участие Русской Православной Церкви в экуменическом движении и в международных еретических организациях, подобных Всемирному Совету Церквей и Конференций Европейских Церквей. Несмотря на многочисленные протесты верующих, руководство ОВЦС по-прежнему продолжает отстаивать необходимость продолжать экуменические контакты под предлогом того, что негоже нарушать "всеправославное единство" в таком вопросе. Результаты последнего совещания в Салониках лишь подтверждают это.
Однако подобная позиция может привести к тому, что в угоду "всеправославному единству" с Константинополем будет принесено в жертву наше драгоценное, благодатное внутреннее единство в лоне родной Матери - Русской Православной Церкви. Нам кажется, что в сложившейся ситуации пресечь дальнейшее развитие церковных нестроений может лишь Ваше авторитетное слово - Русского Перво-иерарха.
2. Участие высшего Священноначалия РПЦ в молитвенном общении с еретиками: папистами, протестантами, монофизитами и т.п. Что означает и какие цели преследует эта запрещенная многими Соборными Правилами деятельность? Почему Архиерейский Собор 1994 года принял решение, противоречащее св. Канонам и разрешил епископам принимать участие в совместных молитвах с еретиками по собственному усмотрению? Почему Собор 1997 года ничего не исправил в этом противоестественном положении? Как следует понимать Ваше личное участие в молебнах с папистами осенью1997 года в Италии и Австрии, с тяжелым сожалением воспринятое народом церковным?
3. Отношение православных к еретикам. Так называемые "богословские собеседования" с инославными не раз подвергались суровой критике и на Архиерейских Соборах, и на страницах православной прессы. Особенно обострилось положение после того, как были преданы гласности печальные плоды таких "собеседований" - Бламандское и Шамбезийское соглашения. Но несмотря на это 24 декабря 1997 года Отдел внешних церковных сношений официально объявил о начале богословского диалога с… исламом.
4. Иудохристианские отношения. В среде церковных модернистов и обновленцев все чаще раздаются голоса, требующие пересмотра вероучения в этой области. Необходимо внести ясность: кем являются иудеи для православных христиан и каковы должны быть отношения с ними?
5. Взаимоотношения Церкви и государственной власти. Нынешняя "демократическая" российская государственность не менее далека от христианского идеала, чем ее советская предшественница.
Оправдана ли в этих условиях показная демонстрация близости Церкви с государством, которую порой демонстрируют некоторые иерархи?
6. Коммерческая деятельность в Церкви. Насколько справедливы те обвинения в адрес высокопоставленных церковных руководителей, которые звучали со страниц газет? Действительно ли некоторые из них не гнушаясь продажей табака и алкоголя ради личного обогащения? Какие меры были по этому поводу приняты и какие следует предпринять в будущем, чтобы исключить повторение подобных инцидентов?

Что, причислим эти тревоги монахов к "лжуще Мене ради"?

До сих пор не даёт ответа на эти вопросы монахов сергианская верхушка. Потому что ныне в православии есть темы, говорить о которых нельзя. И темы эти обозначены вопросами Валаамских монахов.

Так и не дождавшись от священноначалия ответов на эти вопросы, схиархимандрит Рафаил (Берестов), в сущности ответил на причину этого молчания, выступив с открытым обращением к архипастырям и пастырям РПЦ МП:

Дорогие Архипастыри и пастыри Русской Православной Церкви, обращаюсь к вам я, убогий монах Рафаил (Берестов).
Я обращаюсь ныне к вам решительно, господие мои, митрополиты, архиепископы и епископы РПЦ, пришел час, когда уже нельзя молчать, а надо твердо заявить свое НЕТ: НЕТ - экуменизму! НЕТ - унии! НЕТ - папизму! НЕТ - католицизму! НЕТ - глобализму! НЕТ - сергианству! НЕТ- обновленчеству и новообновленчеству!
Я вам предлагаю созвать свой Поместный Собор Русской Церкви, без иерархов, которые заражены ересями и осудить все ереси, которые накопились у некоторых представителей церковных. Церковь свята, поэтому в ней не могут содержаться мнения ложные.
То, что официальные представители Церкви хотят на этом этапе соединится с папизмом и признать папу во главе Церкви, это только начало падения. В дальнейшем они - враги Божии, враги нашего спасения, не остановятся, они непременно будут соединятся со всеми, будто бы христианами. Но когда соединятся со всеми протестантами, униатами, всякими монофелитами, монофизитами, баптистами, будто бы исповедующими христианство, они не остановятся. Они готовят "церковь" сатаны, они будут соединятся с мусульманской религией, с иудейской сатанинской религией, с буддистской и даже с сатанистами всяких толков и с шаманами, как они это уже практиковали на экуменических сборищах.
Итак, решительно вас призываю, господие мои, Преосвященнейшие РПЦ, встать за истину церковную, дальше молчать нельзя. "За нами Москва - отступать некуда!", дальше пятится, значит погибнуть. Вы знаете, Православную Русскую Церковь можно потерять, как потеряла вся Европа Православие. Православие уйдет в катакомбы, оно останется, само учение Православия непобедимо.
Церковь Христова - непобедимый столп (1 Тим. 3,15), но сколько людей сколько миллионов попадут в лапы бесов... Представляете..?
Итак, я призываю вас, дорогие Архипастыри, встать на защиту веры Православной против всех ересей и расколов. А если будете молчать, с вами будет судиться Серафим Саровский, и Христос страшно вас обвиняет, если вы не встанете на защиту Православия:
"Мне, убогому Серафиму, Господь открыл, что на земле Русской будут великие бедствия. Православная вера будет попрана, архиереи Церкви Божией и другие духовные лица отступят от чистоты Православия, и за это Господь тяжко их накажет. Я, убогий Серафим, три дня и три ночи молил Господа, чтобы он лучше меня лишил Царствия Небесного, а их помиловал. Но Господь ответил: "Не помилую их: ибо они учат учениям человеческим, и языком чтут Меня, а сердце их далеко отстоит от Меня"...
Всякое желание внести изменения в правила и учения Святой Церкви есть ересь... хула на Духа Святого, которая не простится вовек. По этому пути пойдут архиереи Русской земли и духовенство и гнев Божий поразит их..."
Покайтесь, пока Господь терпит.
Простите, дорогие Ваши Преосвященства, меня грешного.
убогий монах Рафаил (Берестов)

Что, и это тоже "лжуще Мене ради", что ли?

Почему архимандрит Тихон Шевкунов не присоединяется к плачу схиархимандрита Рафаила Берестова об отступлении МП от Христа? Почему не припомнил о покаянии?
А все потому, что принадлежит к той части духовенства, которое выполняет ныне предсказанный еще Ф.М. Достоевским обман "Мы скажем, что послушны Тебе и господствуем во имя Твое. Мы их обманем, ибо Тебя мы уже не пустим к себе".

Надо ли упоминать о роскошестве, охватившем МП? О "Часиках патриарха"?
http://kondakov.ws/blog/Vinogradov-VP,-kinorezhissyor,-publ

О машинках духовенства, вызвавших наставление патриарха, предложившего пересесть на те машины,"которые не уступают ни по комфорту, ни по безопасности, но марка этой машины никогда не будет фигурировать в новостях". http://www.golos-epohi.ru/?ELEMENT_ID=10663

"Веры нужно больше нам, пастырям", - увещевал перед расстрелом свое духовенство священномученик Вениамин, митрополит Петроградский и Гдовский. Так и в наши дни, сама вера могла бы помочь духовенству следовать за Христом со своим крестом, а не с мiрским роскошеством, которое Владимир Михалыч призывает уменьшить только внешнею видимостью машин, и пересесть на те,"которые не уступают ни по комфорту, ни по безопасности, но марка этой машины никогда не будет фигурировать в новостях". То есть, роскошество даже в самом малом не будет ущемлено. Главное, чтобы не фигурировало в новостях.

Эквилибристика!

Ведь утверждение МП роскошества культивирует отвращение от аскетизма - основы следования за Христом!

Ну, и как эти увещевания МП соотносятся с заповедью Господа Христа: "Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною" (Мф. 19. 21).

Кто же, "лжуще Мене ради"-то? Не те ли, кто защищает права духовенства на роскошь?

Говорить ли об "Основах религиозных культур", которых коснулись и вопросы к архимандриту и патриархийной ловкостью были проигнорированы? А ведь этот предмет утвердил в школах мысль о равноценности религий, тем самым, поставил преграду вхождения Христа в детское сердце. http://www.lgz.ru/blog/6843/470/

Обо всем этом отступлении от Христа улыбчивый архимандрит не сказал ни слова. И не случайно!

- Два течения мысли и два отношения к делу Христа, существовали с самого начала христианства, - объясняет нам святитель Игнатий, - Одни, фарисеи, ожидают от Христа устройства земной жизни. Забота об устройстве земной жизни-то и обусловила "тайную причину замышляемого богоубийства: опасение архиереев утратить власть свою, свое значение в Церкви, свои земные преимущества, соединённые с властью и значением церковным. Другие, ими были тогда апостолы, ожидает от Христа своего оправдания. Вот оно, разделение мiра, которое прошло через всю историю христианства. Первая группа склонна видеть в собрании христиан совершенную организацию, которая, устрояет земную жизнь. И потому Церковь для них, прежде всего - организация".

Вот когда уже определилась идеология церковной организации: Забота об устройстве своей земной жизни!

Это объяснение святителя и помогает увидеть все происходящее ныне, и понять причину безпардонного обмана архимандрита Шевкунова, говорящего от имени организации, а совсем не от имени Церкви. Ибо: Тело Христово не пускает в свои пределы ничего не святого и не священного. Тело Христово отталкивает реальность; оно окружено силовым полем, отбрасывающим за свои пределы всё тёмное и падшее Вот, слова Владимира Михалыча, сказанные им 01.02.2013 г. в Кремле: "Мы действительно имеем свободу, мы не подвергаемся никаким административным и политическим давлениям, мы сами определяем свое целеполагание, чему в том числе служат и Архиерейские Соборы".

Мы за то, чтобы не было смущения у народа русского, к которому ныне применимы слова Господа Христа: "Мне ли не пожалеть великого народа въ сто сорокъ миллионовъ человекъ, не умеющихъ отличить правой руки отъ левой?" (Iона 4, 11) Чем и пользуются и Владимир Михалыч, и все единомышленные с ним патриархийцы, переведя стрелку пути: "Церковь не в бревнах, а в ребрах", в противоположное сей истине направление: "Московская патриархия не в ребрах, а в бревнах". Не в этом ли их целеполагание?

"Мы действительно имеем свободу!" - на каждом шагу напоминают высшие чины МП. В чем же видят свою свободу идеологи МП? "Не подвергаемся никаким административным и политическим давлениям" - отвечают они. А как обстоит у патриархийцев дело со свободой духа? Имеют ли они свободу исповедовать Христа? Ведь, в речи Владимира Михалыча на важной встрече с президентом РФ всего Архиерейского собора слово Христосъ не прозвучало ни разу. И возникает вопрос: Если даже "устами своими, и языкомъ своимъ не чтутъ Христа, то как же далеко от Христа отстоитъ их сердце?"(Исаiя 29,13) Свобода, свобода, эх, эх, без Христа!

- Ну, и что вы всё против патриарха? - спросят гости архимандрита Тихона

- Да, не против патриарха мы, не против мы, Владимира Михалыча, мы как раз, за него! За его духовное прозрение!

А также и за духовное прозрение архимандрита Тихона, чтобы не только своими обильными знаниями радовал он своих почитателей, но и Правдой Христовой.
Например, такой:
http://echo.msk.ru/blog/expertmus/1032768-echo/

Или многое другое такого же духа, о котором мог бы поведать архимандрит своим почитателям, если бы лукавство не одолевало его, которое однозначно показывают, что "лжуще Мене ради"-то исходит как раз от верхушки МП, а вовсе не от их недоброжелателей. И слово "покаяние" пора бы священноначалию МП в первую очередь применить к себе, и не избитыми общими словами "простите меня", а перечислением всех своих "лжуще Мене ради".

* * *

РОДИНА ВАС ЖДЕТ!

         ПРИЗЫВ  К РУССКИМ ЗАГРАНИЧНИКАМ ПРАВИТЕЛЬСТВА СССР.

С. Простнев

В дни, когда в Москве Патриарх Всея Руси в уста поздравлял ветеранов войны с победой на Курской дуге, в маленьком приходе Св. Иоанна Предтечи РПЦЗ (В) состоялась панихида по расстрелянным, увезенным органами СМЕРШ из Харбина, Тяньзиня, Хайлара, Цицикара  и других мест Маньчжурии и Китая в 1945 году и всем невинно пострадавшим и погибшим в концлагерях ГУЛАга бывшего Советского Союза.
На панихиде присутствовали община прихода, представители РОВС, другие неравнодушные к этим событиям люди. Панихиду провел Иерей Георгий (Пескишев).

Когда на фронтах Запада война была закончена, СССР объявил войну Японии и, считая Маньчжурию ее сателлитом, вторгся в ее пределы. Знаменитая Квантунская армия сдалась почти без сопротивления. Именно тогда Дальневосточной эмиграции первой волны пришлось впервые познакомиться с организацией под экзотическим и страшным названием СМЕРШ Приморского Военного округа.
Аресты, по заранее подготовленным спискам, начинались уже в первые часы с занятием городов. Поэтому телячьи вагоны с заключенными в пошли гораздо раньше вагонов с военнопленными японцами.

«Как мало - пишет харбинка Ел. Рачинская, - широты, благородства, великодушия проявила Советская власть в этом наболевшем вопросе. Такая большая, могучая, победитель на полях сражений на Западе, она как за дичью охотилась за русскими эмигрантами. Грабеж шел в планетарном масштабе. На грузовиках доблестные советские воины вывозили «трофейное имущество» не брезгуя ни чем – посудой, зеркалами и т.п.
Судьба задержанных была предрешена и их, взятых в чем были, без вещей и денег, без последнего слова, начали эшелонами перебрасывать в СССР на лишения, издевательства или, быть может, еще страшнее – жизнь советского лагерника. Не покидало сознание своей полной бесправности, и бессилия, отчаяния, обманутых надежд. Молебен в Соборе об увиденном не мог вместить толпы молящихся. Всего было взято не менее 10 тыс. человек. Не хватало тюрем, их заменяли школы, учреждения. Потом их всех стали вывозить в Богом забытую страну; а Мир молчал. Ни один голос не прозвучал в нашу защиту. Нет, это была не война. Это была банда грабителей и насильников».

Уполномоченный Императорского Дома на Дальнем Востоке, редактор журнала «Штандарт» и заведывающий приютом им. Св. Тихона Задонского, быв. штабс-капитан Б.Г. Уваров проживал в Калгане. Во время воскресной литургии в храм вошли трое из НКВД; старший подошел к молящемуся Уварову, шепнул на ухо выйти и, в ограде церкви, удостоверившись в его личности, тут же застрелил «презренного белобандита» - без ареста, допросов, следствия и суда.

80-летний Георгиевский кавалер, участник Луцкого прорыва генерал-майор Белой армии М.Е. Обухов работал сторожем на Успенском кладбище, за гроши занимался переплетением бухгалтерских документов. В августе был репатриирован на свою «исконную Родину», осужден трибуналом по литере «ПШ (промышленный шпионаж)» в пользу Японии, и приговорен к высшей мере социальной защиты.

Не обходилось и без горьких казусов. Так, известный в Харбине строительный подрядчик Т.И. Перетятько должен был войти в состав делегации, направляющейся приветствовать советское командование в здании бывшего японского консульства. Но опоздал.
Вышел Тимофей Иванович только через девять лет бесплатной работы, но уже в Потьме – известном лагере Мордовии.

Из девятнадцати казачьих станиц Трехречья не осталось ни одной. Примеры судеб людей того времени можно перечислять очень долго. Вот таким жестоким оказался для российской эмиграции август 45-го. Да, страшными были репрессии. Но страшнее оказался сам факт полного исчезновения русских из этого обширного региона, а с ним всей русской культуры. Поэтому дай нам Бог избавиться от двуличия и обращать свои лица лишь к добру, красоте и любви.

* * *

 

THE AMERICAN REVOLUTION

Dr. Vladimir Moss

     In a materialist age such as the eighteenth century, it was inevitable that the motivation for the first major revolution in the century should be materialist. The American revolution was elicited by the mother nation, Britain, trying, as David Reynolds writes, “to make the vast new empire pay for itself, provoking a backlash to defend popular rights. In 1776 the Declaration of Independence summed up those rights, purporting to show how they had been undermined by the British Crown, and justified the creation of a new government in order to preserve them.” [1] The basic “right” insisted on by the Americans was: no taxation without representation. This was rejected by the British, who affirmed that “the British Parliament had full authority to make laws ‘to bind the colonies and people of America in all cases whatsoever’. So the underlying issue became clear: Britain wanted more revenue from America to pay for defence [of the Americans against the French and the Indians], whereas the colonists claimed that this could be raised only with the consent of their legislatures.” [2]

     Niall Ferguson writes: “The war [of Independence] is at the very heart of Americans’ conception of themselves: the idea of a struggle for liberty against an evil empire is the country’s creation myth. But it is the great paradox of the American Revolution… that the ones who revolted against British rule were the best-off of all Britain’s colonial subjects. There is good reason to think that, by the 1770s, New Englanders were about the wealthiest people in the world. Per capita income was at least equal to that in the United Kingdom and was far more evenly distributed. The New Englanders had bigger farms, bigger families and better education than the Old Englanders back home. And, crucially, they paid far less tax. In 1763 the average Briton paid 26 shillings a year in taxes. The equivalent figure for a Massachusetts taxpayer was just one shilling. To say that being British subjects had been good for these people would be an understatement. And yet it was they, not the indentured labourers of Virginia or the slaves of Jamaica, who first threw off the yoke of imperial authority.” [3]

     The American revolution developed no radically new ideas. Thus Jacques Barzun writes: “No new Idea entailing a shift in forms of power – the mark of revolutions – was proclaimed. The 28 offences that King George was accused of had long been familiar in England. The language of the Declaration is that of protest against abuses of power, not of proposals for recasting the government on new principles.” [4]

     At the same time, it was important for the development of political thought, because, just as Hume took the principles of Lockean liberalism, made them self-consistent and thereby showed their absurdity, so the American revolutionaries took the principles of the English “Glorious Revolution” of 1688, applied them more generally and in a Rousseauist spirit, and thereby showed that English liberalism was dangerously open-ended, tending to its own destruction. More precisely, the revolution showed that if parliament placed limits on the king in the name of the people and natural law, there was no reason why limits should not also be placed on parliament in turn by other estates of the realm, even colonials, in the name of the same principles. Thus the American revolution showed, as Barbara Tuchman has put it, that “parliamentary supremacy”, no less than monarchy, “was vulnerable to riot, agitation and boycott…” [5]

     Moreover, the process of rebellion could go on forever; for there were always people who did not feel that they belonged to this people, and therefore felt the right to rebel against it. Thus Noam Chomsky points out that many American loyalists fled to Canada “because they didn’t like the doctrinaire, kind of fanatic environment that took hold in the colonies. The percentage of colonists who fled in the American Revolution was actually about 4 percent, it was probably higher than the percentage of Vietnamese who fled Vietnam after the Vietnam War. And remember, they were fleeing from one of the richest places in the world – these were boat-people who fled in terror from Boston Harbor in the middle of winter to Nova Scotia, where they died in the snow trying to get away from all of these crazies here. The numbers are supposed to have been in the neighbourhood of maybe a hundred thousand out of a total population of about two and a half million – so it was a substantial part of the population. And among them were people from groups who knew they were going to get it in the neck if the colonists won – blacks and Native Americans, for example. And they were right: in the case of the Native Americans, it was genocide; in the case of the blacks, it was slavery.[6]

     “And that,” writes Adam Zamoyski, “still left a considerable proportion of the population out of sympathy with the state of affairs in 1783. The unassimilated communities of Germans, Swiss, Dutch and Finns, and the religious settlements of Quakers, Shakers, Dunkers, Mennonites, Schwenkenfelders and others carried on as before – oblivious to government and resistant to national inclusion. The settlers of what later became Kentucky and Tennessee debated the possibility of switching to Spanish sovereignty. In 1784 the western counties of North Carolina attempted to go their own way. Three years later the Wyoming Valley tried to secede from Pennsylvania. There was opposition, rioting and even revolt against the Congress, just as there had been against Westminster. One reason was that the tax burden had increased dramatically. In the last years of British rule, the colonies enjoyed lower taxation than any people in the Western world except for the Poles. By the late 1780s the Massachusetts per capita tax burden of one shilling had gone up to eighteen shillings; the rise in Virginia was from five pence to ten shillings. And it is worth remembering that tax was what had sparked off the revolution in the first place…[7]

     However, all this was not foreseen when Thomas Jefferson presented a doctrine of “self-evident” natural rights known as the Declaration of Independence to the Second Continental Congress in 1776: “We hold these truths to be self-evident, that all men are created equal, that they are endowed by their Creator with certain inalienable Rights, that among these are Life, Liberty and the pursuit of Happiness. That to secure these rights, Governments are instituted among Men, deriving their just Powers from the consent of the governed. That whenever any Form of Government becomes destructive of these ends, it is the Right of the People to alter or to abolish it...”

     When he was ambassador in Paris, Jefferson was asked why he had substituted “happiness” for the traditional Lockean emphasis on “property”. He replied that since the secure possession of property was an important condition of happiness, there was no real contradiction. However, this was the first time in history that “the pursuit of Happiness” had been taken to be one of the purposes of the State, and the failure to achieve this end as a justification for revolution. “This was not, of course,” writes J.S. McClelland, “to say that it was government’s business to regulate the details of people’s lives to make sure that they were cheerful, but it did mean that a very exact sense emerged of government’s duty to provide those conditions in which rational men could pursue happiness, that is further their own interests, without being hindered unnecessarily either by government or by their fellow men. This was more radical than it sounds, because in eighteenth-century political thought it meant that government’s capacity to promote the happiness of its subjects, however negatively, was connected with the vital question of the legitimacy of government. No political theory ever invented, and no actual government since the Flood, had ever had as its proclaimed intention the idea of making men miserable. All governments more or less claim that they have their subjects’ happiness at heart, but most governments have not based their claims to be entitled to rule directly on their happiness-creating function. The reason why governments do not typically base their claim to rule on their capacity to increase happiness is obvious enough, because to do so would be to invite their subjects to judge whether their governments are competent or not. Indeed, it could be argued that most of the justifications for forms of rule which have been on offer since Plato are all careful to distinguish between questions about legitimacy and questions about happiness…”[8]

     Mark Almond writes: “The Declaration, approved by congress on 4 July 1776 and signed by its members on 2 August, was greeted with incredulity by the British. The British Gentleman’s Magazine for September, 1776 ridiculed the idea of equality: ‘We hold, they say, these truths to be self-evident: That all men are created equal. In what are they created equal? Is it in size, strength, understanding, figure, civil or moral accomplishments, or situation of life?”[9

     The British had a point: the equality of men is far from self-evident from a humanist point of view. In fact, the only real justification for it is religious: that all men are made in the image of God, and that Christ died for all men equally. But, having been the leaders in political thought, the British were now behind the times. Rousseau had preached the general will and the nobility of the common man, and it was now the Americans with their “We, the People” Declaration who were more in tune with the latest political ideas.

     In any case, was it not a British philosopher, John Locke, who had spoken of an original state of human equality, and had even looked across the Atlantic to the primitive societies there for its incarnation, saying: “In the beginning all the world was America”? And were not the Americans simply applying the same principle in opposing parliament as the English had in opposing the king nearly a century before?[10]

     However, while Locke had invoked the sovereign power of the people in order to place limits on the king, he never dreamed that any but the landowning gentry, should qualify as “the people” and do the limiting. But the Americans claimed that “the people” included even unrepresented colonials, and that “the will of the people” had a wider meaning than “the will of parliament”. The uncomfortable fact for the British was that, however little basis the doctrine of equality had in empirical fact, it was in the air of public debate, while the Americans’ feeling that they should be treated equally, that is, on equal terms with Britons of similar wealth and breeding, was a very powerful force that brooked no resistance…

     In 1778 France entered the war on the American side – hardly a wise move for a state that was more absolutist than Britain and therefore still more vulnerable to the propaganda of revolution. Indeed, “French assistance to the rebel Americans helped to bankrupt the royal regime in France and create the conditions for revolution in 1789.”[6][11] But the assistance given to the Americans by the French was decisive in turning the tide of war: on October 19, 1781 the British marched out of Yorktown to surrender to the Americans with their bands very appropriately playing the old song, “The World Turned Upside Down”…

     In 1787 delegates from the Thirteen States assembled at Philadelphia to draft a new Constitution. Their major motivation was fear of despotism and distrust of big government; they wanted to create a government which would interfere as little as possible in the private lives of the citizens. For, as James Madison put it: “Wherever the real power in government lies, there is the danger of oppression. In our government the real power lies in the majority of the community, and the invasion of private rights is chiefly to be apprehended, not from acts of government contrary to the sense of its constituents, but from acts in which the government is the mere instrument of the major number of the constituents. This is a truth of great importance, but not yet sufficiently attended to…”[12]

     The success of the American revolution provided an inspiration for the French revolution in its first phase; and the French revolution in its turn influenced the further development of the American. The debate between the conservative Edmund Burke and the radical Tom Paine over the French revolution had its analogues in the controversies among the Founding Fathers over the American. Some, such as Alexander Hamilton and George Washington, still looked towards the more conservative and authoritarian British model of democracy, in spite of the experience of the War of Independence. Thus Hamilton said to the Constitutional Convention in 1787: “I believe the British government forms the best model the world ever produced… All communities divide themselves into the few and the many. The first are the rich and well born, the other the mass of the people… The people are turbulent and changing; they seldom judge or determine right. Give therefore to the first class a distinct, permanent share in the government. They will check the unsteadiness of the second… Nothing but a permanent body can check the impudence of democracy.”[13]

     Others, however, such as Thomas Jefferson, drew inspiration from the French revolution even in its later, Jacobin phase in his almost anarchical drive to “rekindle the old spirit of 1776”. Thus Jefferson believed that a rebellion every twenty years or so was necessary to stop the arteries of freedom from becoming sclerotic. As he wrote to William Stephens Smith in 1787: “The tree of liberty must be refreshed from time to time with the blood of patriots & tyrants. It is its natural manure.”[14] And to James Madison he wrote in the same year: “A little rebellion now and then, is a good thing, and as necessary in the political world as storms in the physical… It is a medicine for the sound health of government.”[15]

     These different understandings of democracy were reflected in different views on the two most important issues of the day: the relative powers of the central government and the states, and slavery.

     With regard to the first issue, the champions of a strong central government, the federalists, believed that a strong central government was necessary in order to preserve the gains of the revolution, to guarantee taxation income, and to preserve law and order. As George Washington put it: “Let then the reins of government be braced and held with a steady hand, and every violation of the Constitution be reprehended. If defective, let it be amended, but not suffered to be trampled on whilst it has an existence.”[16]

     Not surprisingly, many of the anti-federalists thought that Washington himself was substituting his own style of monarchy for the British monarchy. As Joseph J. Ellis writes, they were haunted by “the ideological fear, so effective as a weapon against the taxes imposed by Parliament and decrees of George III, that once arbitrary power was acknowledged to reside elsewhere [than in the states], all liberty was lost. And at a primal level it suggested the unconscious fear of being completely consumed, eaten alive.”[17]

     One potential danger of American democracy – as of every revolution that acts in the name of freedom - was that demands for equal rights on the part of any number of truly or supposedly oppressed minorities - permanent revolution in the name of equality – were theoretically endless, and could lead in the end to complete anarchy, which in its turn would lead to the imposition of old-style Cromwellian dictatorship.

     This was seen even by one of the architects of the revolution, Benjamin Franklin. He was prepared to support the constitution of 1787 “with all its faults – if they are such – because I think a general government necessary for us, and there is no form of government but what may be a blessing to the people if well administered”. But this good administration, he believed, could only go on for a few years, after which it “can only end in despotism, as other forms have done before it, when the people shall become so corrupted as to need despotic government, being incapable of any other…”[18]

     The Constitution included elements that were familiar from Montesquieu, such as the separation of the powers of the executive (the President), the legislature (the two houses of Congress) and the judiciary (the Supreme Court).[14][19] However, the Americans went a significant step further in granting individual citizens the right to bear arms in defence of their rights. Such an innovation was perhaps possible only in America, whose distance from its most powerful rivals, decentralised system of semi-sovereign states and ever-expanding frontiers made strong central government less essential and gave unparalleled freedom to the individualist farmer-settlers.

     There is a rich irony in the fact that the State which after 1917 became the main bulwark of ordered government against the revolution should have been the most revolutionary State prior to 1789. Thus in 1787 Jefferson wrote to Madison: “A little rebellion now and then, is a good thing, and as necessary in the political world as storms in the physical… It is a medicine for the sound health of government.”

    This recipe for permanent revolution was taken up by none other than Abraham Lincoln in 1861: “This country, with its institutions, belongs to the people who inhabit it. Whenever they shall grow weary of the existing government, they  can  exercise their constitutional  right of amending it, or their revolutionary right to dismember or overthrow it…”[20]

     With regard to the second issue, that of slavery, it must be remembered that slavery had been part of the social fabric in the South since the beginning. This is said not in order to excuse its existence, but in partial explanation of why the southerners fought so hard to retain it. There is no doubt that conditions for black slaves were harsh, harsher than in New Spain. According to the Virginia slave code of 1705 all servants imported into the State “who were not Christians in their native country… shall be accounted and be slaves, and such be here bought and sold notwithstanding a conversion to Christianity afterwards…” Whites could not marry blacks or those of mixed race. And if a master killed a slave in the course of correcting him, “he shall be free of all punishment… as if such accident had never happened”. Slaves were vital for the economy because many of them came from the so-called Rice Coast, present-day Ghana, where they had learned how to separate rice grains from their husks – a skill vital in making rice cultivation a success in the South. Free white workers were less skilled and more expensive. That was the main reason – apart from simple racism – why the slave-owners resisted emancipation so fiercely, and why there were periodic slave uprisings. An attempt to create a new colony without slavery was made in Georgia in 1732, but it failed; and in 1752 Georgia became a crown colony, and thereafter a plantation society like South Carolina…[21]

     The Declaration of Independence famously declared all men (if not women) to be equal, and even declared that it was “not possible that one man should have property in person of another”. However, as Ellis writes, “removing slavery was not like removing British officials or revising constitutions. In isolated pockets of New York and New Jersey, and more panoramically in the entire region south of the Potomac, slavery was woven into the fabric of American society in ways that defied appeals to logic and morality. It also enjoyed the protection of one of the Revolution’s most potent legacies, the right to dispose of one’s property without arbitrary interference from others, especially when the others resided far away or claimed the authority of some distant government. There were, to be sure, radical implications latent in the ‘principles of ‘76’ capable of challenging privileged appeals to property rights, but the secret of their success lay in their latency – that is, the gradual and surreptitious ways they revealed their egalitarian implications over the course of the nineteenth century. If slavery’s cancerous growth was to be arrested and the dangerous malignancy removed, it demanded immediate surgery. The radical implications of the revolutionary legacy were no help at all so long as they remained only implications.

     “The depth and apparent intractability of the problem became much clearer during the debates surrounding the drafting and ratification of the Constitution. Although the final draft of the document was conspicuously silent on slavery, the subject itself haunted the closed-door debates. No less a source than Madison believed that slavery was the central cause of the most elemental division in the Constitutional Convention: ‘the States were divided into different interests not by their difference of size,’ Madison observed, ‘but principally from their having or not having slaves… It did not lie between the large and small States: it lay between the Northern and Southern.’

     “The delegates from New England and most of the Middle Atlantic states drew directly on the inspirational rhetoric of the revolutionary legacy to argue that slavery was inherently incompatible with the republican values on which the American Republic had been based. They wanted an immediate end to the slave trade, an explicit statement prohibiting the expansion of slavery into the western territories as a condition for admission into the union, and the adoption of a national plan for gradual emancipation analogous to those state plans already adopted in the North…

     “The southern position might more accurately be described as ‘deep southern’, since it did not include Virginia. Its major advocates were South Carolina and Georgia, and the chief burden for making the case in the Constitutional Convention fell almost entirely on the South Carolina delegation. The underlying assumption of this position was most openly acknowledged by Charles Cotesworth Pinckney of South Carolina – namely, that ‘South Carolina and Georgia cannot do without slaves’. What those from the Deep South wanted was open-ended access to African imports to stock their plantations. They also wanted equivalently open access to western lands, meaning no federal legislation restricting the property rights of slave owners…

     “Neither side got what it wanted at Philadelphia in 1787. The Constitution contained no provision that committed the newly created federal government to a policy of gradual emancipation, or in any clear sense placed slavery on the road to ultimate extinction. On the other hand, the Constitution contained no provisions that specifically sanctioned slavery as a permanent and protected institution south of the Potomac or anywhere else. The distinguishing feature of the document when it came to slavery was its evasiveness. It was neither a ‘contract with abolition’ nor a ‘covenant with death’, but rather a prudent exercise in ambiguity. The circumlocutions required to place a chronological limit on the slave trade or to count slaves as three-fifths of a person for purposes of representation in the House, all without ever using the forbidden word, capture the intentionally elusive ethos of the Constitution. The underlying reason for this calculated orchestration of non-commitment was obvious: Any clear resolution of the slavery question one way or the other rendered ratification of the Constitution virtually impossible…”[22]

     Several of the Founding Fathers themselves owned slaves. Thus Thomas Jefferson owned 200 slaves, only seven of whom he ever freed. [23] But this did not prevent him from moving to include a clause condemning George III for the slave trade. But the delegates from South Carolina and Georgia succeeded in having it deleted. George Washington also owned slaves. But this was not the primary reason why he was silent about slavery when he came to make his retirement address in 1796. “His silence on the slavery question was strategic, believing as he did that slavery was a cancer on the body politic of America that could not at present be removed without killing the patient…”[24] And with reason; for by 1790 the slave population was 700,000, up from about 500,000 in 1776. This, and the threat that South Carolina and Georgia would secede from the Union if slavery were outlawed, made it clear that abolition was impractical as politics (but not on a personal level – Washington decreed in his will that all his slaves should be freed after his wife’s death).[25]

     Nevertheless, the revolutionary demand for equality in general could not fail to arouse great expectations in the black population. Thus in 1776 Benjamin Franklin admitted “that our struggle has loosened the bonds of government everywhere; that children and apprentices were disobedient; that schools and colleges were grown turbulent; that Indians slighted their guardians, and negroes grew more insolent to their masters…”[26]

     “The irony is,” writes Ferguson, “that having won their independence in the name of liberty, the American colonists went on to perpetuate slavery in the southern states. As Samuel Johnson acidly asked in his anti-American pamphlet Taxation No Tyranny: ‘How is it that the loudest YELPS for liberty come from the drivers of Negroes?’ By contrast, within a few decades of having lost the American colonies, the British abolished first the slave trade and then slavery itself throughout their Empire. Indeed, as early as 1775 the British Governor of Virginia, Lord Dunmore, had offered emancipation to slaves who rallied to the British cause. This was not entirely opportunistic: Lord Mansfield’s famous judgement in Somersett’s case had pronounced slavery illegal in England three years before. From the point of view of most African-Americans, American independence postponed emancipation by at least a generation. Although slavery was gradually abolished in northern states like Pennsylvania, New York, New Jersey and Rhode Island, it remained firmly entrenched in the South, where most slaves lived.

     “Nor was independence good news for the native Americans. During the Seven Years War the British government had shown itself anxious to conciliate the Indian tribes, if only to try to lure them away from their alliance with the French. Treaties had been signed which established the Appalachian mountains as the limit of British settlement, leaving the land west of it, including the Ohio Valley, to the Indians. Admittedly, these treaties were not strictly adhered to when peace came, sparking the war known as Pontiac’s Uprising in 1763. But the fact remains that the distant imperial authority in London was more inclined to recognize the rights of the native Americans than the land-hungry colonists on the spot.”[27]

     In fact, Bernard Simms has argued that it was differences between the British and the Americans over what to do with the lands and peoples west of the Appalachians that caused the revolution. Pontiac’s Indian revolt had “exposed colonial defence structures”. Therefore the British “moved swiftly to put imperial defence on a stable footing. First, in October 1763 it issued a proclamation that there should be no settlement west of the Appalachians. This measure was designed to conciliate the Indians living there; to allay Franco-Spanish fears of untrammelled British colonial expansion; and to reduce the perimeter to be defended by the already overstretched crown forces…”[28]

     Thus Sir Winston Churchill wrote: “Vast territories had fallen to the Crown on the conclusion of the Seven Years War. From the Canadian border to the Gulf of Mexico the entire hinterland of the American colonies became British soil, and the parcelling out of these new lands led to further trouble with the colonists. Many of them, like George Washington, had formed companies to buy these frontier tracts from the Indians, but a royal proclamation [of 1763] restrained any purchasing and prohibited their settlement. Washington, among others, ignored the ban and wrote to his land agent ordering him ‘to secure some of the most valuable lands in the King’s part [on the Ohio], which I think may be accomplished after a while, notwithstanding the proclamation that restrains it at present, and prohibits the settling of them at all; for I can never look upon that proclamation in any other light (but this I must say between ourselves) than as a temporary expedient to quiet the minds of the Indians.’ (italics – WSC). This attempt by the British government to regulate the new lands caused much discontent among the planters, particularly in the Middle and Southern colonies.”[29]

     The colonists were in any case unimpressed by the efforts of the British redcoats to protect them. They “expected to be awarded the Ohio Valley as the fruit of their struggles. No man or ministry, they felt, should set limits to the march of an empire. An ‘expansionist’ lobby now began to make its presence felt in the colonial assemblies of North America. They articulated a vision not just of territorial growth but of greatness: a single unified British geopolitical space on the continent, from sea to shining sea, from the Atlantic Ocean to the Gulf of Mexico. Imperialist aggrandizement was thus part of the American project well before independence. It was in fact the reason why the Revolution took place…”[30]

*

     We should also not ignore the important of religious factors in the American revolution. Although the American revolution was essentially materialist and secular in nature, the American people were highly religious, and their religion undoubtedly exerted a profound effect on their revolutionary actions.  Thus Edmund Burke pointed to the indomitably Protestant temper of the Americans: “The people are Protestants, and of the kind which is the most adverse to all implicit submission of mind and opinion. All Protestantism is a sort of dissent. But the religion in our northern colonies is a refinement on the principle of resistance. It is the dissidence of dissent and the protestantism of the Protestant religion.”[31]

     There were essentially two kinds of American religion: the Masonry of the cultured leaders of the Revolution, who usually belonged to some institutional church but whose real temple was the lodge, and who, as Karen Armstrong writes, “experienced the revolution as a secular event”[27][32], on the one hand, and the Protestantism of the lower classes, on the other.

     Let us look at the latter phenomenon first…

     Now American Protestantism of the Puritan type that had dominated New England in the seventeenth century metamorphosed into something somewhat different in the eighteenth century. For, as Reynolds writes, “the Puritans were a dead-end, historically: their attempt to impose a church-dominated uniformity was short-lived. The religious groups who shaped America more profoundly were the Baptists, Methodists and other sects, whose roving preachers set off a series of religious revivals that sparked and crackled across the country from the mid-eighteenth century right up to the Civil War. For these preachers and their followers, religion was an affair of the heart, rooted in a conversion experience, and expressed in a rich, vibrant community of the faithful. These evangelicals broke the stranglehold of the older churches – Anglicans in the South, Congregationalists in New England - and made the United States a nation of sects rather than churches. They also generated much of the fervour behind causes like anti-slavery and later women’s suffrage. America’s religion was a product of evangelicalism more than Puritanism.”[33]

     A revival of religious enthusiasm in the lower classes is discernible already in the early eighteenth century. This movement had its roots in similar European movements: the German pietism of Count Zinzendorf (1700-1760) and the British Methodism of John Wesley (1703-1791). The fiery preaching of George Whitefield (1714-1770) was instrumental in bringing this wave of Protestant revivalism to America.

     “However,” writes Jean Comby, “there was also a distinctive American dimension: the colonies’ roots in Puritan dreams of a new godly Commonwealth which would remedy the corruption of Old England. By the end of the seventeenth century these dreams had come to seem very threadbare, and many felt that the Calvinist Congregationalist establishments of New England had lost their way. Nevertheless, from the 1720s the same Calvinist impulse which had so inspired the early colonists was beginning to produce fresh energy: and frequently fresh quarrels! A group of Presbyterian ministers in the Middle Colonies led by Gilbert Tennent (1703-64) caused controversy by insisting on the importance of individual conversion in church life, in reaction to what they saw as the formalism of much contemporary religion; they found a powerful if unlooked for ally in George Whitefield when he began a series of spectacular preaching tours in 1739, often reaching great crowds by speaking to them in the open air.

     “The scenes of wild enthusiasm which Whitfield’s sermons generated (although he did not encourage such outbursts) set a tone of emotionalism which was to remain characteristic of ‘Revivalism’ in American Protestant religion: and even during the eighteenth century, the gulf between this religious style and a more restrained, reflective strain in American Protestantism became obvious…”[34]

     Revivalism now interacted with the discontent preceding the American revolution in such a way that, as Armstrong writes, the revivalists “were ready to ascribe apocalyptic significance to current events…

     “The Founding Fathers of the American republic were an aristocratic elite and their ideas were not typical. The vast majority of Americans were Calvinists, and they could not relate to this rationalist ethos. Initially, most of the colonists were just as reluctant to break with England as their leaders were. Not all joined the revolutionary struggle. Some 30,000 fought on the British side, and after the war between 80,000 and 100,000 left the new states and migrated to Canada, the West Indies, or Britain. Those who elected to fight for independence would be as much motivated by the old myths and millenial dreams of Christianity as by the secularist ideals of the Founders…

     “During the first decade of the revolutionary struggle, people were loath to make a radical break with the past. Severing relations with Britain seemed unthinkable, and many still hoped that the British government would change its policies. Nobody was straining forward excitedly to the future or dreaming of a new world order. Most Americans still instinctively responded to the crisis in the old, premodern way: they looked back to an idealized past to sustain them in their position. The revolutionary leaders and those who embraced the more secular Radical Whig ideology drew inspiration from the struggle of the Saxons against the invading Normans in 1066, or the more recent struggle of the Puritan Parliamentarians during the English Civil War. The Calvinists harked back to their own Golden Age in New England, recalling the struggle of the Puritans against the tyrannical Anglican establishment in Old England; they had sought liberty and freedom from oppression in the New World, creating a godly society in the American wilderness. The emphasis in the sermons and revolutionary rhetoric of this period (1763-73) was on the desire to conserve the precious achievements of the past. The notion of radical change inspired fears of decline and ruin. The colonists were seeking to preserve their heritage, according to the old conservative spirit. The past was presented as idyllic, the future as potentially horrific. The revolutionary leaders declared that their actions were designed to keep at bay the catastrophe that would inevitably ensue if there was a radical severance from tradition. They spoke of the possible consequences of British policy with fear, using the apocalyptic language of the Bible.

     “But this changed. As the British clung obstinately to their controversial imperial policies, the colonists burned their boats. After the Boston Tea Party (1773) and the Battles of Lexington and Concord (1775) there could be no going back. The Declaration of Independence expressed a new and courageous determination to break away from the old order and go forward to an unprecedented future. In this respect, the Declaration was a modernizing document, which articulated in political terms the intellectual independence and iconoclasm that had characterized the scientific revolution in Europe. But the majority of the colonists were more inspired by the myths of Christian prophecy than by John Locke…

     “… The Great Awakening had already made New Light Calvinists wary of the establishment and confident of their ability to effect major change. When revolutionary leaders spoke of ‘liberty’, they used a term that was already saturated with religious meaning: it carried associations of grace, of the freedom of the Gospel and the Sons of God. It was linked with such themes as the Kingdom of God, in which all oppression would end, and the myth [sic] of the Chosen People who would become God’s instrument in the transformation of the world. Timothy Dwight (1752-1817), president of Yale University, spoke enthusiastically of the revolution ushering in ‘Immanuel’s Land’, and of America becoming ‘the principal seat of that new, that peculiar Kingdom which shall be given to the saints of the Most High’. In 1775, the Connecticut preacher Ebenezer Baldwin insisted that the calamities of the war could only hasten God’s plans for the New World. Jesus would establish his glorious Kingdom in America: liberty, religion and learning had been driven out of Europe and had moved westward, across the Atlantic. The present crisis was preparing the way for the Last Days of the present corrupt order. For Provost William Smith of Philadelphia, the colonies were God’s ‘chosen seat of Freedom, Arts and Heavenly Knowledge’.

     “But if churchmen were sacralizing politics, secularist leaders also used the language of Christian utopianism. John Adams looked back on the settlement of America as God’s plan for the enlightenment of the whole of humanity. Thomas Paine was convinced that ‘we have it in our power to begin the world over again. A situation such as the present hath not happened since the days of Noah until now. The birthday of a new world is at hand’. The rational pragmatism of the leaders would not itself have been sufficient to help people make the fearsome journey to an unknown future and break with the motherland. The enthusiasm, imagery, and mythology of Christian eschatology gave meaning to the revolutionary struggle and helped secularism and Calvinists alike to make the decisive, dislocating severance from tradition.”[35]

     The Great Awakening was not the only religious movement that inspired the revolution. Still more important, especially among the élites, was Masonry… The first lodges had been established in Boston and Philadelphia by 1730.[36] And several of the leaders of the American revolution were Masons, including Benjamin Franklin, George Washington, John Hancock, James Madison, James Monrose, Paul Revere, John Paul Jones and La Fayette. [37] However, many of the leaders of the British forces were also Freemasons, and “of the 7 Provincial Grand Masters [in America], 5 supported George III, and condemned revolutionary agitation against the established authority.”[38]

     This confirms the point that English, as opposed to Continental Masonry, was not revolutionary (or not so revolutionary) in character; while American Masonry, being a mixture of the two (Lafayette represented French Masonry, and Franklin was also influenced by the French), had leading representatives on both sides of the conflict. But it was not simply a question of English versus Continental Masonry: the movement in general had the unexpected property of spawning, as well as most of the leaders of the revolution, several of the leaders of the counter-revolution. Hence the paradox that Tom Paine, one of the leading apologists of the revolution, was not a Freemason, while his reactionary opponent, Edmund Burke, was; that the anti-revolutionary Comte d’Artois and King Gustavus Adolphus III of Sweden were Freemasons, while the ultra-revolutionary Danton and Robespierre were not; that Napoleon, the exporter of the ideals of the revolution, was not a Freemason (although he protected it), while the reactionary generals who defeated him – Wellington, Blücher and Kutuzov - were.

     Tom Paine was an Englishman who had welcomed the French revolution, engaging in a famous debate with Edmund Burke about its significance. In spite of not being a Mason, and having spent some time in a Jacobin jail in Paris, he lost none of his enthusiasm for the revolution, and saw independence for America and the continuance of world revolution as depending on each other. Thus, as Simms writes, his “electrifying tract, Common sense, argued that only independence would enable the Americans to secure the foreign support necessary to defend the Revolution.

     “Diplomatic engagement was one way of protecting the Revolution and securing independence. Many Americans, however, already entertained a much broader conception of their security and their mission in the world; from the very beginning, they believed themselves and their state to be both exceptional and exportable. America, Paine argued, ‘had made a stand, not for herself only, but for the world, and looked beyond the advantages she herself could receive’ and her cause was ‘in great measure the cause of all mankind’. By representing the principles of self-determination in an age of empire, republicanism in a time of monarchy, written constitutions in a world of traditional corporatism and absolute government, and free trade against the prevailing mercantilism, the United States hoped to change the world through what it was. An idea, he claimed, ‘will penetrate where an army of soldiers cannot; it will succeed where diplomatic management would fail’; ‘neither the Rhine, nor the Channel, nor the [Atlantic] ocean… can arrest its progress,’ he predicted, ‘it will march on the horizon of the world, and it will conquer.’ Having done so, Paine believed, the spread of freedom would lead to universal peace as nations traded freely and disarmed. But if Paine was an internationalist, he was no interventionist. He was violently opposed to all international war, which he considered a conspiracy to subjugate and defraud people. In time, howeer, many Americans would come to believe that their own freedom could only survive by spreading it actively throughout the world, beginning with those areas closest to her. Once this belief was established, the United States would increasingly change the world through what it did…[39]

June 11/24, 2013.

Day of the Holy Spirit


 

              [1] Reynolds, America, Empire of Liberty, London: Penguin, 2010, p. 56.

[2] Reynolds, op. cit., p. 59.

[3] Ferguson, Empire: How Britain made the Modern World, London: Penguin, 2004, pp. 84, 85.

[4] Barzun, From Dawn to Decadence, 1500 to the Present, New York: Perennial, 2000, p. 397.

[5] Tuchman, The March of Folly, London: Michael Joseph, 1984, p. 166

       [6] Chomsky, Understanding Power: The Indispensable Chomsky, London: Vintage, 2003, p. 102

 [7] Zamoyski, Holy Madness: Romantics, Patriots and Revolutionaries, 1776-1871, London: Weidenfeld & Nicolson, 1999, p. 38.

 [8] McClelland, A History of Western Political Thought, Routledge: London and New York, 1996, pp. 354-355.

 [9] Almond, Revolution, London: De Agostino, 1996, p. 59.

 [10] Thus Edmund Burke “considered the Americans as standing at that time and in that controversy, as England did to King James II in 1688” (Almond, op. cit., p. 63).

 [11] Almond, op. cit., p. 69.

 [12] Madison, in James M. Rafferty, Prophetic Insights into the New World Order, Malo, WA: Light Bearers Ministry, 1992, p. 73.

 [13] Hamilton, in M.J. Cohen and John Major, History in Quotations, London: Cassell, 2004, p. 510.

 [14] Jefferson, in Cohen and Major, op. cit., p. 510.

 [15] Jefferson, in Almond, op. cit., p. 69.

 [16] Washington, in Cohen and Major, op. cit., p. 509.

 [17] Ellis, Founding Brothers, New York: Vintage Books, 2002, p. 59. See also Simon Collinson, “President or King?”, History Today, vol. 50 (11), November, 2000, pp. 12-13.

 [18] Franklin, in Brian Macarthur, The Penguin Book of Historic Speeches, London: Penguin, 1995, p. 101.

 [19] In chapter 6 of L’Esprit des Lois, Montesquieu “defined the freedom of states by the relationship between three powers, legislative, executive and judicial. If all are in the same hands, the State is a despotism; if one of them is independent, it is a ‘moderate’ state; if all are separate, it is a free state” (Robert and Isabelle Toms, That Sweet Enemy, London: Pimlico, 2007, p. 62).

 [20] Almond, op. cit., p. 69.

 [21] Reynolds, op. cit., pp. 28-31.

 [22] Ellis, op. cit., pp. 91-92, 93.

 [23] Ferguson, op. cit., p. 100.

 [24] Ellis, op. cit., p. 158.

 [25] And so “the effort to make the Revolution truly complete seemed diametrically opposed to remaining a united nation” (Ellis, op. cit., p. 108).

 [26] Almond, op. cit., p. 63.

 [27] Ferguson, op. cit., pp. 100-101.

 [28] Simms, Europe: The Struggle for Supremacy, London: Allen Lane, 2013, p. 121.

 [29] Churchill, A History of the English-Speaking Peoples, London: Educational Book Company, 1957, volume III, pp. 151-152.

 [30] Simms, op. cit., p. 123.

 [31] Burke, Speech on Conciliation with America (March, 1775); quoted in Barzun, op. cit., p. 398.

 [32] Armstrong, The Battle for God, New York: Ballantine books, 2000, p. 81.

 [33] Reynolds, op. cit., pp. xxiii-xxiv.

 [34] Comby, How to Read Church History, London: SCM Press, 1985, vol. 2, p. 98.

 [35] Armstrong, op. cit., pp. 80, 82-84.

 [36] Jasper Ridley, The Freemasons, London: Constable, 1999, p. 91.

 [37] Ridley, op. cit., pp. 108-109.

 [38] Ridley, op. cit., p. 100.

[39] Simms, op. cit., pp. 128-129.

* * *

СУХОЙ ЗАКОН СПАСЕНЬЕ ДЛЯ НАРОДОВ

(к вопросу о запретительной системе 1914 года)

Аникин Сергей Сергеевич

                                                                                                            Будущее принадлежит трезвой нации!

                                                                                                            (Запись на промокашках школьных тетрадей 1914 г.)

2014 год для трезвенников России знаменательная дата. 100 лет назад был принят т.н. «сухой закон» - инициатива, которая, как принято думать, оказала благотворное воздействие на политико-экономическую жизнь российского общества. Тем не менее, мы, сознательные трезвенники, не можем слепо и безоговорочно верить сказанному, т.к. мы не сектанты, наш ум пытлив, всё подвергает анализу, из-за чего в поисках утверждения истины он аппелирует не к авторитетам, а к фактам.

Для молодёжи 100 лет это вечность, недосягаемый период в жизни человека.  Для людей «за 50», которые ещё совсем недавно отмечали столетний юбилей Патриарха Трезвости  Ф.Г. Углова (1904-2008), здоровались за руку, общались с ним, видели и слышали его мудрые речи и суждения, данный временной период был сфокусирован в одном человеке. Век, столетие, историческую эпоху  трезвеннического движения можно было не просто представить, но и потрогать, ощутить, почувствовать, воочию узреть. В этом смысле, 100 лет это не так уж и много…

Поэтому, обращаясь к юбилейной дате, дабы не впасть в заблуждение, мы должно чётко и ясно понимать, что мы чествуем. Действительно ли трезвенники победили, и в Российской империи был установлен Сухой закон, либо верх одержала алкогольная мафия, оставившая для себя возможность получать прибыль за счёт алкоголизации народонаселения России. К тому же здесь следует учитывать два фактора: экономический и политический, без которых невозможно понять скрытые процессы управления массами.

С экономической точки зрения продажа алкогольной продукции, как и любой товар, обладающий наркотическими свойствами, будь то опиум, табак, либо чай или кофе, выгодный, как считают предприниматели, бизнес. Понятно, что с ростом размера продаж, растёт прибыль, которая увеличивается как за счёт регулирования цены, так и прироста количества потребителей легального наркотика. Поэтому в условиях рынка, в странах, где либерально относятся к вопросам реализации психоактивных веществ, сталкиваются интересы государства, которое, де-факто, обязано заботится о своих гражданах, и предпринимателя, у которого в глазах только рубль, и ему нет дела до жизни и здоровья потребителя: «ничего личного – только бизнес».

Однако нельзя игнорировать и политическую сторону данного вопроса, не учитывать то, как подметил ведущий трезвенник 19 столетия А.И. Герцен, что «государство расположилось в России как оккупационная армия». Т.е. произошло слияние государства с классом капиталистов-спаивателей, когда класс капиталистов-угнетателей и государство стали в одном лице тем паразитом, который присосался как клещ к телу народа, высасывая из него жизненные соки. При этом применялся специфический гуманизм: не просто угнетение, а угнетение под наркозом, мол, «пьяным народом легче править», «пьяному не больно», «пьяница проспится – дурак никогда» и т.д. Герцен об антиалкогольных настроениях масс держал в курсе событий читателей журнала «Колокол» и приложения к нему «Под суд!».

В этих условиях народ, те самые аборигены, которые оказались на родной земле без Родины и средств к существованию, вынужден был самоорганизовываться по родовому, религиозному, общинному признаку, чтобы элементарно выжить. Нерусская, или как принято было говорить в советское время - антинародная, власть и выдрессированные ею послушные постниконианские холопы, служившие не Богу, а чужеродному царю, и ещё более предано своему хозяину-немцу - бандиту и разбойнику, но кормившему и одевавшего-обувавшего их, или выслужившемуся до помещика «новому русскому», которому за преданность новой власти выделялся к пенсии кусок земли, грозно относилась к религиозным трезвенникам, считая тех раскольниками и смутьянами. Этих староверов, «старых русских», российская власть 300 лет боялась как чёрт ладана.

Чтобы сломить волю старообрядцев пытали калёным железом, вырывали языки, рубили пальцы и головы, целыми поселениями, невзирая на возраст и пол, заживо сжигали в деревенских срубах. Но тщётны были усилия новоделов, т.к. вопреки всему трезвая Русь, та самая Святая Русь, о которой сегодня столь много говорят, уходила в глухие леса, пряталась в горах, бежала на Урал, на Алтай, в Сибирь, к северным и южным морям, уезжала в другие страны. При этом «естественные трезвенники» уносили с собой русский дух, храня традиции старины глубокой, передавая трезвость  из поколения в поколение, как наиглавнейшую ценность.

Можно сказать, что к началу ХХ века в России жило уже не один, а два русских народа, тот, который сформировался в эпоху правления Рюриковичей и первого русского царя Ивана Грозного, в ком жил русский дух, и тот, что сформировался под влиянием последователей Курбского и в период правления династии Романовых. Едва ли это была русская нация, скорее, один как два: народ духовный и народ плотский. При этом, и отношение к спиртному у них разнилось, так первые являлись категорическими противниками любых видов опьянения и были строги к себе, тогда как вторые любили выпить, покурить, побаловать себя дозвольством. На это различие указывают доктор исторических наук, профессор Ф.Ф. Болонев[1], предприниматель В.П. Рябушинский[2] и др.

Таким образом, принятию так называемого «сухого закона» в России в 1914 году предшествовала целая эпоха противостояния религиозного мировоззрения в сознании российских христиан. С одной стороны, сторонники религиозного традиционализма и консерватизма, с другой – инноваторы и модернизаторы, стремящиеся встроить Россию в европейскую, а затем и общемировую систему приоритетов, которые уже тогда имели специфические очертания.

Одновременно с тем, часть русского христианства, под влиянием западной мысли, преобразовывается и обретает черты лютеранства, основатель которого, как известно, был решительным борцом против спаивателей немецкого народа, видя в тех источник всех бед Германии. При этом главную вину за разор Мартин Лютер возлагает на евреев, и так в этом убеждается, что в 1542г. публикует свой труд «Против евреев и их лжи[3]». В нём он недвусмысленно указывает, что «евреи, будучи чужеземцами, не должны ничем владеть, а то, что у них есть, должно принадлежать нам, они не работают, и нам незачем их одаривать. Но они владеют нашими деньгами и нашим добром, и находясь в изгнании, стали нашими хозяевами в нашей стране... Они гордятся этим, и укрепляя свою веру и ненависть к нам, говорят друг другу: «Это подтверждение того, что Господь не покидает свой народ в рассеянии. Мы не работаем, предаемся безделью, приятно проводим время, а проклятые гои работают на нас, и нам достаются их деньги. Мы оказываемся их господами, а они - нашими слугами!» Если вор крадет 10 гульденов, его вешают, но когда еврей крадет десять бочек золота посредством ростовщичества, он гордится больше, чем сам Господь!

Все согласуется с мнением Иисуса, осудившего евреев за то, что они злобные, жестокие, мстительные, гнусные змеи, убийцы и дьявольское отродье, крадущее и производящее опустошение тайком, потому что они бояться делать это открыто. Нет у христианина более злобного, жесткого врага, после дьявола, чем еврей... (евреи обязаны креститься), но если они отказываются, нам не следует терпеть и страдать от их присутствия!..».

«Христос не имел более ядовитых, лютых и гнусных врагов, чем евреи… Тот, кто позволяет им грабить, воровать, богохульствовать и кощунствовать, тот пресмыкается перед ними, поклоняется их алтарю и может гордиться своим милосердием, за что Христос воздаст ему в Судный день огнем адовым».

Чтобы изменить положение, реформатор католической церкви предлагает: «Во-первых, сжечь их синагоги и школы, а что не сгорит, сровнять с землей, чтобы ни камня, ни пепла не осталось. И это нужно делать во славу нашего Господа и христианства, если мы и впрямь христиане. Во-вторых, нужно разорить и разрушить их дома, и изгнать их из домов и школ, чтобы им негде было укрыться. Пусть поживут на чердаке и в хлеву, как цыгане, тогда они узнают, что несмотря на их похвальбу, они не хозяева на нашей земле. В-третьих, схватить всех их книжников и талмудистов, пусть в темницах себе лгут, проклинают и богохульствуют. В-четвертых, запретить их раввинам под страхом смерти учить народ. В-пятых, полностью лишить евреев охраны и не выделять им больше улиц. В-шестых, запретить им ростовщичество, отнять имущество и ценности из серебра и золота. В-седьмых, дать в руки каждому молодому, сильному еврею и еврейке цеп, топор, лопату, прялку, веретено и заставить их в поте лица добывать хлеб свой...».

Не будем оценивать данный памфлет, но заметим, что и в России на протяжении столетий евреи были главными виночерпиями и контролировали алкогольный бизнес. На это указывают многие исследователи, среди которых Л.В. Кальмина[4], Л.В. Курас[5],  В.Ю. Рабинович[6], И.Г. Прыжов[7], М.Н.  Савиных[8], А. И. Солженицын[9], Ф.Г.  Углов[10],  Н.Н. Шипов[11] и др.

В своё время, и мы обращали внимание на роль еврейства в российской антиалкогольной политике[12], и указали, что принятию ограничений на реализацию спиртного в России предшествовала борьба против сопротивления прогрессивной политики государства со стороны врагов русского народа. К тому времени, как государство повернулось к народу, когда последний российский царь Николай II не сумев преодолеть сопротивление паразитирующей властной верхушки, обратился в 1905 году к участникам съезда Союза русского народа с призывом: «Русские, объединяйтесь! Я рассчитываю на вас, только вместе мы сможем одолеть врагов Отечества», во всех эшелонах власти хозяйничали инородные элементы. Можно сказать, что воззвание к массам это была попытка государя сломить саботаж  номенклатуры через организацию протестного движения в стране, попытка создания прототипа общенародного фронта, подобие которого позднее проявило себя единством нации в Италии и Германии, на что, вероятно, рассчитывает ныне действующий правитель России. Именно в недрах того народного движения, которое не было хаотичным, не было бунтом, а являлось хорошо продуманной организацией сверху патриотически-настроенных масс, вызрело трезвенное понимание внутренней и внешней политики государства. Именно наиболее прогрессивно настроенная часть российского общества, наиболее образованные его представители, хорошо разбирающиеся в вопросах религиозной, социальной, экономической и политической жизни, повели менее образованных и откровенно безграмотных к свету лучшей жизни.

К теме излагаемого материала обратим внимание на двух из сотен тысяч лучших людей России. Это В.М. Сеченов[13], который исследовал и первым фундаментально изложил сведения о действии этилового спирта на человеческий организм. Тем самым «отец психологии» открыл новую страницу в понимании алкоголя в жизни человека и общества. И это И.П. Павлов[14], доказавший недопустимость употребления даже малых доз спиртного, которое в любых количествах оказывает воздействие на нервную систему не возбуждающего, а парализующего характера. Именно труды этих великих русских учёных, а также исследования их последователей, были положены в основу антиалкогольных ограничительных мер конца XIX – начала XX вв.
Но одновременно в научной среде имелись и другие мнения. Были и те, кто с пеной у рта доказывал пользу малых доз алкоголя, артикулируя, что полный запрет продажи спиртного в России отрицательно скажется на народонаселении и его образе жизни. Несмотря на то, что факты говорили о благоприятном эффекте запретительных мер, к точке зрения оппонентов трезвости власти вынуждены были прислушиваться, во многом благодаря тому, что вместе с ними консолидировались такие фигуры, как В.М. Бехтерев. Вольно или невольно, но будущий «отец наркологии» лоббировал интересы алкогольного капитала, возможно, что это вызвано тем, что не только бытовая среда академика была проеврейская, но и институтская. Кроме того, его финансовыми благодетелями были евреи, а любовницами еврейки. Ко всему, как предположил исследователь еврейского вопроса Г.П. Климов
[15], «Бехтерев был масоном и крупным масоном». По его мнению, академик «был до революции не просто левым, а самым, что называется, отъявленным либералом. Он поощрял студентов принимать участие в революционном движении и даже имел неприятности по службе после 1905 года, из за своего крайнего либерализма… Наш Бехтерев, в 70 лет женившийся на молоденькой евреечке, это хорошая иллюстрация к бердяевскому определению союза сатаны и антихриста. Сначала нам казалось, что отвратительный бяка Сталин отравил хорошего знаменитого дореволюционного профессора психиатра Бехтерева, правдолюбца и патриота. Вот мол, вышел и врезал правду матку: «Сталин – параноик». Но, при более глубоком анализе, мы видим, что Бехтерев был такой же дегенеративной пакостью, как и сам Сталин, но пакостью, с гораздо большим стажем». - Прямо скажем, не лестная характеристика любимца собриологов. Впрочем, еврейский сатирик Игорь Губерман, в своей повести о Бехтереве «Страницы жизни» опровергает миф о том, что его отравил Сталин: «Когда я писал книжку о Бехтереве, я написал письмо его дочери, жившей за границей, и осторожно спросил о версии отравления. Старушка очень бодро ответила мне: «Конечно, конечно, все это знали: его отравила мерзавка молодая жена[16]...».

В одной из своих исследовательских работ академик МН СССР Ф.Г. Углов[17] отмечает: «В 1911 г. барон Гинзбург, встревоженный ростом антиалкогольного движения, в своём кругу заявил: «От поставок водки для казённых винных лавок, от промышленного винокурения я получаю больше золота, чем от всех моих золотых приисков. Поэтому казённую продажу питий надо любой ценой сохранить и оправдать в глазах пресловутого общественного мнения».

Известно, что Лауреат Нобелевской премии, академик И.П. Павлов был категорическим противником открытия института изучения алкоголизма, чем бредил в начале прошлого века академик В.М. Бехтерев. Собственно, благодаря и позиции последнего в России не был принят Сухой закон, как на то рассчитывали сторонники трезвости. Вот как об этом пишет Ф.Г. Углов: «В 1912 г. к академику И. П. Павлову обратились с просьбой проконсультировать проект создание подобной лаборатории. Он ответил следующим письмом: «Институт, ставящий себе непременной целью открыть безвредное употребление алкоголя, по справедливости не имеет права именоваться или считаться научным... А потому кажется, что все те, кому дороги государственные средства, здоровье населения и достоинство русской науки, имеют обязанность поднять свой голос против учреждения института такого названия...» Подобный же отзыв об этой затее дал профессор А. Введенский. В результате Государственная Дума отвергла данный проект.

 Когда не удалось «казённую продажу... сохранить и оправдать в глазах пресловутого общественного мнения», последовал законодательный запрет, виноделы, пивовары, виноторговцы начали искать обходные пути. Как пишет А. И. Введенский, «они апеллируют к высшей справедливости и даже религии, отстаивают интересы государственного хозяйства, ссылаются на медицинские авторитеты, берут под защиту свободу личности, пугают тайным винокурением и распространением суррогатов, прозрачно угрожают винокурением и осложнением от подавления «органической потребности» народа в алкоголе и даже горячо стремятся содействовать отрезвлению народа[18]...».

Отметим, что институт был все-таки создан, но в нём, главным образом, трудились евреи, более того, он стал настоящим рассадником сионизма. Из его стен выходили не просто вольнодумцы или оппозиционеры, но революционеры, как сказано в преамбуле[19] к истории Санкт-Петербургского психоневрологического научно-исследовательского института им.В.М. Бехтерева, «такие видные деятели революционного движения, как Л. Рейснер, Г. Рошаль, С. Нахимсон, П.Н. Березин, Ада Лебедева (после революции – комиссар социального обеспечения правительства Сибири) и др.».

Противоалкогольный или  Экспериментально-Клинический институт по изучению алкоголизма, стал первым в мире институтом по изучению влияния алкоголя на организм.  За это в 1911 году Психоневрологический институт, на базе которого он был организован, получил высшую награду на выставке в Турине. Парижский международный конгресс 1913 года, рассматривавший вопросы борьбы с алкоголизмом, принял резолюцию о целесообразности превращения Противоалкогольного Института в международный исследовательский центр (читай, подготовку международного сионистского центра).
 Мы предполагаем, что позднее, несмотря на смену вывесок, из стен данного учреждения выходили проекты массовой алкоголизации русского народа, включая обоснование отмены антиалкогольных запретительных мер в 1925 г.

Противоположное отношение двух академиков к алкогольному вопросу стало причиной того, что И.П. Павлов перестал здороваться с В.М. Бехтеревым.

Один из ведущих методологов современного трезвеннического движения Г.А. Шичко (1922-1986), исследуя вопрос антиалкогольных запретов[20] в мире, подметил, что  понятие «сухой закон» неофициальное, шуточное название «принятого в 1919 г. конгрессом США закона, запретившего производство и продажу «спиртных напитков» (Prohibition Act- запрещение продажи «спиртных напитков», закон). Закон вступил в силу в январе 1920 г., а в декабре 1935 г. был отменен».

Анализируя причины отмены официального запрета, Г.А. Шичко пишет: «В нашей печати издавна неправильно освещаются причины отказа от «сухого закона», вина возлагается на трудящееся, якобы творивших массовые преступления, поскольку "запретный плод сладок", и тем создавших ситуацию хуже прежнего. Это яркий пример абсурдистской логики питейных программистов. Материализм, здравомыслие и жизнь обязывают считать, что правительственное введение запрета на что-то снижает его распространенность. Проалкогольные абсурдисты ложным освещением последствий введения в США запретительной системы, будто вызвавшей рост смертности, отравлений и преступности стремятся сдержать распространяемость положительного отношения к нему среди нашего населения. Если допустить, что американские власти оказались бессильны в схватке с нарушителями "сухого закона", откуда они черпают энергию но проведение длительной и упорной борьбы с торговцами наркотиками? Почему правительство не допускает свободную торговлю ими по тем же мотивам, по которым отменило «сухой закон»?

Учёный отмечает подражательный эффект российского опыта антиалкогольных ограничительных мер 1914-1925 гг., которым были «заражены» многие нации. Он подчёркивает, что именно «под влиянием российской запретительной системы и тяжелых последствий империалистической войны резко усилилось тяготение народов многих стран к трезвости». Одновременно «в ответ на это международная сивушная реакция начала создавать свои организации для пресечения трезвеннических устремлений. Например, в 1921 г. в Лозанне была основана "Международная Лига против запрета", в нее вошли представители многих стран, она пользовалась поддержкой части крупных миллиардеров. На счету этой реакционной организации много черных противонародных сивушных побед: она в 1922 г. внесла значительный вклад в провал запрета в Швеции, сорвала обсуждение алкогольной проблемы в Лиге Наций, приложила свои усилия к подрыву "сухого закона" в США. Существовали и национальные сивушные организации, так в 1921 г. в Швейцарии был создан «Центральный Секретариат, предназначенный для борьбы с излишками воздержания», задавшийся целью «препятствовать преувеличенному и ошибочному влиянии фанатиков воздержания, пробуждая в массах интерес к алкоголю». К международной сивушной реакции примкнули правительства некоторых стран: в 1922 г. под нажимом Испании в Исландии отменили запрет «алкогольных напитков»; в 1927 г. под угрозами правителей Испании, Португалии и Франции пала запретительная система в Норвегии; в 1919 г. Франция выразила протест в связи с принятием США «сухого закона». Введение этого закона вызвало, положительные изменения в стране (снижение смертности, преступности, прогулов и т.п.), однако национальная и международная сивушная реакция приложила максимум стараний, чтобы наводнить страну подпольными и контрабандными «спиртными напитками», спиртное ввозили флотилиями и эшелонами. Это показывает, что борьба с алкогольной преступностью велась слабо. Республиканская партия отстаивала запретительную систему и этим собирала немало голосов на выборах, оппозиционная демократическая партия требовала отмены его. Тяжелый кризис (1929 - 1935) резко ослабил правящую партию, на выборах 1932 г. одержали победу демократы и в декабре 1933 г. отменили «сухой закон».

Е.Г. Батраков[21] в статье «Сухой закон суров, но это закон» недвусмысленно указывает на роль мировой еврейской мафии в срыве антиалкогольных инициатив. Г.А. Шичко[22] обращает внимание на то, что «ни одна запретительная система не была отменена по вине населения, в странах, правительства которых отстаивали ее и вели непримиримую борьбу с нарушителями, она выдержала испытание временем». В качестве аргумента он приводит довод, что «мусульманское население арабских стран второе тысячелетие трезво живет и не посягает на религиозный запрет. Во многих странах благополучно существует запрет на спиртное, и его но собираются отменять (Ливия, Иран, Саудовская Аравия и др.)».

Исследователь подчёркивает, что «отечественная запретительная система (19134 - 1925) принесла много благ нашей Родине», и отмечает, что «отменили ее после смерти В.И.Ленина, под предлогом «заполучить необходимые оборотные сродства для развития нашей индустрии своими собственными силами...» (И.В.Сталин. Соч., т.10, с.232)». Учёный делает вывод: «Жизнь показала, что этот путь ложный, он привел не к усилению темпов развития промышленности, а к снижению, к резкому подъему прогулов, брака, поломок машин, преступности, хулиганства и т.п. Индустриализация страны не по-ленински, а по-сталински, с помощью водки, очень дорого обошлась Советскому народу, мы все еще продолжаем расплачиваться за нее жизнями, здоровьем и благополучием населением, многочисленными бедами, огромными экономическими потерями и многим-многим другим.

Сивушная реакция, добившись отмены запретов на спиртное, начала дискредитировать это многосторонне ценное и разумное мероприятие, распространяло слухи о несостоятельности «сухого закона», о печальных последствиях его введения, причем в качестве основного аргумента все еще используется но совсем удачный опыт США. Сивушники лживыми разглагольствованиями о порочности «сухого закона» одурачили очень многих несведущих, в том числе учителей, а эти ложные представления внедряет в сознание учащихся и тем деформируют его. Люди, обладающие здравым и деловым мышлением, это в первую очередь простые труженики, видят преимущества запретительной системы, поэтому высказываются в ее пользу и недоумевают, почему не воспользуются ею, чтобы сразу избавиться от многочисленных бед и потерь?

Запрет на производство и торговлю «алкогольными напитками» - радикальней способ решения алкогольной проблемы, он сам по себе способен утвердить в стране трезвость, но, конечно, не обойдется без его нарушений. Более подходящий метод - избавление советян от проалкогольной запрограммированности и оказание им помощи в усвоении научных знаний с тем, чтобы они стали благоразумными или сознательными трезвенниками. Трудно сомневаться в том, что с обретением трезвости подавляющим большинством не замедлит появиться запретительная система», - заключает Г.А. Шичко.

Таким образом, термин «сухой закон» не обозначает полный запрет на реализацию и употребление спиртного, а является, скорее,  народным фольклором, применяемым людьми относительно ситуаций, когда хочется «горло промочить», но в которых употребление спиртного запрещено. Но правильно ли данный термин использовать нам, трезвенникам, при освещении антиалкогольных мер российской ограничительной системы 1914-1925 гг.? Не вводит ли это сознание обывателя в заблуждение, программируя его на возможность не отрицания, а принятие алкоголефильных социальных, а, следовательно, и законодательных норм?

С точки зрения гортоновики этого допускать не следует, особенно противопоказано так изъясняться пропагандистам трезвости, а тем паче тем, кто находится в центре внимания сотентысячной аудитории, ибо слово из их уст воспринимается слушателями как установка, призыв к действию. И чем более авторитетен сугестор, тем значимее для внушаемого его слова. Поэтому, говоря о т.н. «сухом законе» в России следует каждый раз делать поправку на то, что это была система запретительных мер, которая ограничивала реализацию спиртного, но не исключала его полностью. Сухой же закон подразумевает полный запрет на реализацию и потребление алкогольных изделий.
В докладе
[23] на учредительном съезде Всероссийской политической партии Сухого закона России было обращено внимание на то, что «Выражение «сухой закон», как и выражение «полусухой закон», отражает в русском языке отношение к реализации населению алкогольной продукции через торговую сеть. Если полусухой закон предполагает возможность продажи алкогольных изделий в ограниченном количестве в одни руки, то сухой закон этого не предусматривает. Причём алкоголь не исчезает полностью из жизни общества, он присутствует, но только как фармакологическое средство, поэтому его приобретение осуществляется через аптеки по рецептам. Полусухой закон разрешает употреблять алкогольные изделия (типа пива, вина, ликёра и т.д.) главным образом в специально отведённых для этого местах: барах, ресторанах, кафе и т.п. Сухой закон вводит полный запрет не только на продажу спиртного, но и на его употребление, тогда как полусухой закон запрещает употребление спиртного: а) в неположенных местах; б) в определённые часы; в) до достижения людьми определённого возраста. Т.е. продажа и употребление алкоголя при полусухом законе регламентирована законодательными актами, тогда как при сухом законе в обществе совсем запрещена его реализация.

Отчасти принципы сухого закона отображены в законодательстве всех стран мира, в том числе и в российском. Например, запрещено употребление алкоголя водителям автомобиля и операторам всех видов транспорта и иных технических средств. Существует негласный запрет на употребление спиртного на рабочем месте представителям всех профессий без исключения. Также запрещена продажа алкоголя лицам, не достигшим совершеннолетия: в Канаде, США, Великобритании и в других европейских странах до 21 года, в России и на территории ряда постсоветских государств - до 18 лет. Всего же в мире правительства более 40 стран традиционно из года в год продлевают сухой закон, ещё свыше 80 государств культивируют полусухой закон (там разрешительные меры действуют исключительно в интересах туристской индустрии). Отметим, что, как правило, в этих странах  существует государственная монополия на производство и реализацию спиртного. Кроме того, там, где нет алкоголя, нет и алкоголиков, и напротив, где его реализация разрешена, они есть, причём их количество зависит от степени либерализации запретов в алкогольной политике. 

Создаваемая нами Партия сухого закона России приветствует государства, где на алкоголь наложено табу».

Т.е. партия трезвенников России на своём съезде положила водораздел между «полусухим законом» и «сухим законом». В этой парадигме антиалкогольные российские ограничительные меры 1914 г. следует относить к берегу «полусухого закона», от которого нам, трезвенникам, следует отталкиваться, чтобы достичь противоположного берега «сухого закона».

Подводя итог сказанному, отметим, что в 1914 году резкого ограничения продажи спиртного не было. Этому предшествовало постепенное, длительное изменение массового сознания, на протяжении 50-70 лет, в сторону принятия Сухого закона. Особую активность можно наблюдать в нулевые и десятые годы ХХ в. Поэтому «полусухой закон-1914» это, скорее, результат противоалкогольной и трезвеннической деятельности, которая десятилетиями осуществлялась нашими предшественниками. По большому счёту это было движение за преобразование российского общества в русское общество, как говорил генерал А. Нечвалодов, «путь от разорения к достатку». Это была борьба за Правду, и не только в антиалкогольном направлении. От введения государственной алкогольной монополии финансовый урон понесли евреи, именно поэтому они стали главными противниками антиалкогольных ограничительных мер.

Говорить современным трезвенникам о том, что антиалкогольные меры 1914 г. были эффективными, конечно надо. Но, следует учитывать, что в условиях военного времени на результативность запрета уже мало обращалось внимания, потому что страна заболела патриотизмом, более того, социал-патриотизмом. Ввиду того, что ранее повсеместно были созданы противоалкогольные и трезвеннические общины, в ряде мест переродившиеся в  отделения, ячейки партий, организовались советы, курирующие, в том числе, но не только и не столько, алкогольную жизнь. Так как в предшествующий многолетний период повсеместно было сформировано отрицательное отношение к пьянству, население воздерживалось употреблять спиртное, за исключением, может быть, маргинальных слоёв, и тех, кто в силу социального положения, пил «культурно» и не мог причислить себя к пьяницам и алкоголикам.

Зачем нужен был миф, красивая сказочка о волшебных годах периода в России «сухого закона»? Для того, чтобы создать у людей представление, сформировать образ желаемого результата, к которому человек должен стремиться. А вот задача ковки из этого, сырого пока ещё материала, сознательных трезвенников может стать первостепенной задачей партии Сухого закона.

Основная ошибка того периода заключалась в том, что участники антиалкогольного и трезвеннического движений не были сознательными трезвенниками. Большая часть из них, в современной терминологии, были либо воздержанниками, либо благоразумниками, а то и культуропитейцами. Но они другими быть и не могли, т.к. представление о сознательных трезвенниках возникло в 70-е годы прошлого века.

В современной России мусульманские меры ввести не представляется возможным, думаю, что и в будущей тоже, несмотря на то, что страна омусульманивается.

Подчеркнём, мы, сознательные трезвенники, не можем ратовать за религиозную трезвость, в терминологии Шичко, с каким бы цветом и запахом она ни была, Мы должны быть удовлетворены, но не успокоены,  только сознательной трезвостью нации. А это вновь борьба за Правду, в многоаспектных её проявлениях.
Быть трезвенником это большая моральная и нравственная ответственность не только перед собой, но и перед соотечественниками, перед своими детьми, перед Родиной.  Ещё большая ответственность и огромный душевный и психологический труд, приведение себя, родственников и общество к парадигме Сухого закона.
Современное массовое сознание поражено идеологией наркотизма, бациллой либерализма, распущенности и разврата. Более того, генетический материал нации ослаблен и искажён. В обществе, даже среди представителей трезвенничества, нет единого понимания и общего представления о будущем нации и России, нет терпения, уважения и любви друг к другу. В силу этого партия трезвости берёт на себя ответственность консолидации всех социальных слоёв скрепами трезвенного мировоззрения, которое закономерно приведёт к осознанному принятию Сухого закона. 

Мы понимаем, что радикальный запрет на производство и торговлю спиртного это действенный способ решения алкогольной проблемы, который сам по себе способен утвердить в стране принудительную трезвость – массовую абстиненцию. Но считаем, что более действенным является метод Шичко - избавление сознания русского народа от проалкогольной запрограммированности и оказание людям помощи в усвоении научных знаний с тем, чтобы его представители стали не только благоразумными, но сознательными трезвенниками. Такой подход в полной мере соответствует духу социал-патриотизма.  Мы уверены, что с обретением подавляющим большинством россиян трезвости – сознательного отношения к бытию, в том числе к процессам алкоголизации, не замедлит появиться эффективная противоалкогольная запретительная система  - Сухой закон.

Таким образом, «полусухой закон-1914» это промежуточный этап, предтеча будущего Сухого закона, к которому мы, современные трезвенники, обязательно приведём Россию!

                                                    Аникин Сергей Сергеевич, кандидат педагогических наук,

                                               заместитель председателя Всероссийской политической партии Сухого закона России

 


[1] Болонев Ф.Ф. Семейские: Историко-этнографические очерки. – Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1992.

[2] Рябушинский В.П. Старообрядство и русское религиозное чувство. Русский хозяин. Статьи об иконе. – М. – Иерусалим: Мосты, 1994.

[3] http://www.sdelanounih.ru/evrei-zlo_2/

[4] Кальмина Л.В. Еврейская община Западного Забайкалья (60-е годы XIX века – февраль 1917 г.): Автореф. Дис.... канд. истор.наук. – Улан-Удэ, 1998.

[5] Кальмина Л.В., Курас Л.В. Еврейская община в Западном Забайкалье (60-е годы XIX века – февраль 1917 года). – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 1999.

[6] Рабинович В.Ю. Евреи дореволюционного Иркутска как предпринимательское меньшинство: Автореф. дис.... канд. истор.наук. – Иркутск, 1998.

[7] Прыжов И.Г.  История кабаков в России / Вступ. ст. М. Альтмана. – М.: Дружба народов, 1992.

[8] Савиных М.Н. Законодательная политика российского самодержавия в отношении евреев во второй половине 19 – начале 20 вв.: Автореф. дис…. канд. истор.наук. – Томск, 1999.

[9] Солженицын А. И.. ДВЕСТИ ЛЕТ ВМЕСТЕ (1795 - 1995). Часть I. «Исследования новейшей русской  истории – 7». М.:  "Русский путь", 2001 г.

[10] Углов Ф.Г. Ломехузы: Очерк. – Л., 1991.

[11] Шипов Н.Н. Алкоголизм и революция // Екатеринб. Епарх. Вед. – 1908. - №11. – 19.

[12] Аникин С.С. Трезвость - национальная черта русского народа/ Газета «Соратник», №104; http://www.sobersiberia.ru/node/163; Аникин С.С. Трезвенное воспитание в России и за рубежом: Учебное пособие. – Красноярск, 2013 г.; др.

[13] Классики русской медицины о действии алкоголя и алкоголизме: Избранные труды/ Сост. В.С. Воробьев. – М.: Медицина, 1988.

[14] Там же.

[15] http://userdocs.ru/literatura/935/index.html?page=3

[16] http://www.peoples.ru/art/literature/prose/humor/guberman/

[17] Углов Ф.Г. Правда и ложь о Сухом законе // За Сухой закон. Выпуск 1: Библиотечка трезвенника. – Партия Сухого закона, Екатеринбург, 2013 г. – С.33.

[18] Там же, с.34.

[19] http://bekhterev.ru/index.php?cid=202

[20] Шичко Г.А. Основная трезвенная терминология: словарь справочник / За Сухой закон. Выпуск 1: Библиотечка трезвенника. – Партия Сухого закона, Екатеринбург, 2013 г. – С.47-50

[21] Батраков Е.Г. Сухой закон суров, но это закон! /http://www.1-sovetnik.com/articles/article-1112.html; http://www.sbnt.ru/nopublic/suhoi_zakon/; http://www.sobersiberia.ru/node/2313

[22] Шичко Г.А. Основная трезвенная терминология: словарь справочник / За Сухой закон. Выпуск 1: Библиотечка трезвенника. – Партия Сухого закона, Екатеринбург, 2013 г. – С.47-50

[23] Аникин С.С. Партия Сухого закона России — партия социал-патриотов / Доклад на учредительном съезде партии Сухого закона России в г. Первоуральске 1 декабря 2012 г. http://trezvost.pro/melekhin/2012/12/prohibition-party-congress-anikin.html ; http://partia-tr.ru/2012/12/prohibition-party-congress-anikin.html ; http://www.rv.ru/content.php3?id=9969 ; http://www.metanthonymemorial.org/VernostNo184.html ; http://ruskline.ru/analitika/2012/12/07/partiya_suhogo_zakona_rossii_partiya_socialpatriotov/

 

* * *

 

               ОБРАЩЕНИЕ К  "ОСКОЛКАМ" РПЦЗ

                                                        Не пора-ль, отцы родные,

                                                        Слиться нам в одно,

                                                        Чтоб перед нами, дорогие,

                                                        Приутихло зло?

                                                                    Ведь, мы паству к единенью

                                                                    Все зовем ...  зовем ...

                                                                    Меж собою-ж в разделеньи

                                                                    В тоске  живем!

                                                        Долго-ль?  Ох, отцы, простите

                                                        Скорбь души нашей,

                                                        И ее вы осветите

                                                        Правдою своей!

Ведь канонического расхождения нет! А цель общая:  Продолжать борьбу за Церковь Христову против пагубного «Мефистофельского экуменизма», «Сергианского Красного диавола», «Западного сатанинского материализма» и «бесов неокоммунизма».  Осколки, т.е. части прежде единой РПЦЗ,  не пожелав войти в унию с МП, остаются Заграничной независимой частью Русской Церкви. Эти части,  или можно сказать епархии,  находясь географически вне Отечества, продолжают под окормлением своего духовенства, живущего в Зарубежной Руси,  быть свободной частью Русской Церкви, Ее совестью и голосом в западных странах мира,  знакомящим жителей других стран с Православием и сообщая о продолжении религиозных преследованиях в Отечестве,  где опять многие верующие со своим духовенством вынуждены уходить  в катакомбы,  как это делалось во время Сталина и последующих коммунистических врагов Христовой Церкви.

 

* * *

 

РАСПРОСТРАНЕНИЕ ОРУЖИЯ МАССОВОГО ПОРАЖЕНИЯ И РАКЕТНЫХ ТЕХНОЛОГ*ИЙ В МИРЕ

Армия, ВПК, спецслужбы 

 Олег Валецкий


Современное оружие массового поражения в корне переменило не только военную тактику, но и стратегию и, более того, саму геополитику в современном мире.
В первую очередь это относится к ядерному оружию. Это оружие за исторически короткий срок появившись изначально в США, Великобритании, Франции и СССР, вскоре оказалось у Китая, не имевшем до этого никаких предпосылок к его созданию.

Столь же стремительно ядерная технология была освоена Израилем, Пакистаном, Индией, Северной Кореей, Ираном, ЮАР и Бразилией. Показательно, что в оснащении ядерным оружием вооруженных сил Пакистана, Индии и Израиля важную роль играли французские компании, хотя эти государства не были связаны между собою политическими узами.
При этом в Пакистане французские компании сотрудничали с социалистическим Китаем, настроенным тогда к Западу крайне враждебно, и одновременно Пакистан, по признанию "отца пакистанской атомной бомбы" Абдул Кадир Кхана, сыграл важную роль и в развитии ядерной программы Ирана, получавшем при этом поддержку в данной области и от Северной Кореи.
Опасность ядерного оружия тем паче выросла, что еще в 70-80-х годах были разработаны ядерные БЧ к 155-мм, 175-мм и 203-мм боеприпасам и к морским минам, но главное — к управляемым фугасам, переносимых спецназом, мощностью до 5 килотонн.
Большая часть этих боеприпасов продолжает находиться на складах, а многие люди, участвовавшие в их разработке и в подготовке к применению, до сих пор служат в тех или иных организациях.
Разумеется, ядерное оружие — удовольствие дорогое, и более дешевым является химическое оружие, которое эпизодически применялось в современной военной истории. Химическое оружие, применявшееся в Первую мировую войну, было еще несовершенно и не имело эффективных средств доставки.
Во Второй Мировой войне химическое оружие не применялось, но Саддам Хуссейн в ходе войны против Ирана (1980-1988 гг.) применял боевые ОВ – "горчичный газ", табун и зарин. В конце этой войны Ирак обладал 500 тоннами отравляющих веществ, в том числе несколько десятков тысяч артиллерийских снарядов и свыше полусотни БЧ (боевых частей) для оперативно-тактических ракет.
Хотя от ударов химическими боеприпасами по иранским городам Саддам Хуссейн и отказался, войска Ирака с апреля 1987 г. по август 1988 г. свыше сорока раз использовали химическое оружие против курдских повстанцев.
Так в ходе операции вооруженных сил Ирака "Анфаль" с февраля по сентябрь 1988 года было отмечено широкое использование химического оружия, а 16 марта 1988 года самолеты ВВС Ирака бомбила боеприпасами, содержавшими отравляющие вещества (зарин, табун и "горчичный газ"), курдский город Халабджа, занятый перед этим иранцами. В данном случае проявился значительный поражающий фактор химического оружия в городских кварталах, и хотя Халабджа был небольшим городком с парой десятков тысяч населения, число погибших исчислялось цифрой около пяти тысяч человек.
Во времена "холодной" войны США и СССР имели по нескольку десятков тысяч тонн химического оружия, так в СССР была разработанна "разовая бомбовая кассета" РБК-АД-1, содержавшая химические суббоеприпасы (боевые элементы), а США в 1986 году начали испытания "бинарной" химической авиабомбы.
1 июня 1990 года, когда США и СССР подписали договор об уничтожении большей части химического оружия (в первую очередь, устаревшего), то согласно достигнутым договоренностям к 2002 году у сторон должно было остаться по 5000 тонн химического оружия.
Ныне вследствие сложности технологии его уничтожения это оружие продолжает хранится на складах многих армий, и довольно тяжело определить, располагает ли какое-либо государство подобным оружием или нет.
В мире разработано огромное количество различных отравляющих веществ: стерниты — отравляющие вещества и их смеси на основе мышьякорганических соединений (адамсит - DM, дифенилхлорарсин – DA, дифенилцианарсин - DC), отравляющие вещества удушающего действия (фосген - CG и дифосген - CG2), отравляющие вешества общеядовитого действия (синильная кислота - AC, цианиды, хлорциан - CK), отравляющие вещества кожно-нарывного действия (иприт - HD, люизит - L), отравляющие вещества нервно-паралитического действия (зарин - GB, зоман - GD, табун - GA, ви-газ - VX), отравляющие вещества психохимического воздействия (хинуклидил-3, бензилат), различные токсины (химические вещества белковой природы микробного, растительного или животного происхождения - ХR и РG), фитотоксиканты (химические вещества, вызывающие поражение растительности), как например, известное по войне во Вьетнаме вещество Orange.
Химическое оружие находится на вооружении Бирмы, Вьетнама, Египта, Израиля, Индии, Ирана, Китая, Южной Кореи, КНДР, России, Сирии, США, Таиланда, Тайваня, Франции, Эфиопии и ряда других государств, которые имеют возможность его производства.
После войны в Ливии многие склады бывшей армии Ливии оказались без охраны, и судьба имевшегося там химического оружия неизвестна.
К тому же для производства ОВ достаточно небольшого химического завода, и потому вполне возможно, что в ходе очередной войны его сможет применить любая сторона. Последствия удара химическим оружием по любому населенному пункту могут быть катастрофическими, так как вызовут полный паралич жизнедеятельности городских служб, что ввергнет любой крупный город, а тем более "мегалополис" в состояние хаоса.
Говоря о химическом и ядерном оружии, не стоит забывать о средствах и способах его доставки. Государства или организации, им располагающие, в случае "тотальной" войны будут стараться наносить удар в самое "сердце" противника, а для этого необходимы средства его доставки. Авиация в решении этого вопроса играет важную роль, но не решающую, так как самолет представляет заметную цель и к тому же достаточно уязвимую.
По этой причине для ряда стран будет представляться рациональнее использовать ракетные системы наземного базирования, которые тяжелее контролировать, чем авиацию. Ракеты, применяющиеся современными оперативно-тактическими ракетными комплексами и комплексами средней дальности, могут быть оснащены различными типами БЧ, в том числе проникающего действия, ядерными, контейнерами с кассетными осколочными, осколочно-кумулятивными, зажигательными суббоеприпасами, а также СПБЭ.
Первой ракетной системой, которая стала экспортироваться в страны "третьего мира", был советский тактический ракетный комплекс 2К6 "Луна", разработанный в1961 году, его модернизированная версия, разработанная в 1964 году, 9К52 "Луна-М", а также ее экспортный вариант 9К52ТС "Луна-Т". В НАТО тактический комплекс 2К6 "Луна" обозначался как "Frog-3, "Frog -4", "Frog -5", а 9К52 "Луна-М" как "Frog-7A" и "Frog-7В". Дальность стрельбы этих тактических комплексов составляла соответственно 44 и 70 км.
Экспортировавшиеся комплексы 9К52 "Луна-М" применяли твердотопливные неуправляемые ракеты ЗР10 с ядерной боевой частью и ЗР9 с осколочно – фугасной боевой частью и могли быть оснащены различными боевыми частями 9М21Б с ядерной БЧ, 9М21Ф —с осколочно-фугасной БЧ, 9М21Г — с химической БЧ и 9М21Д-С агитационной БЧ.
Впрочем работы по модернизации данного комплекса, начавшиеся в 1965 году по оснащению ракет системой управления (коррекции), были остановленны и на замену ему пришел тактический ракетный комплекс 9К79 "Точка", разработка которого началась в 1968 году, а производство — в 1973 году.
Ракета имела инерциальное наведение с дальностью от 15 до 70 километров и ядерную БЧ АА-60 мощностью 10 килотон. В дальнейшем были созданны осколочно-фугасная БЧ 9Н123Ф, кассетная БЧ 9Н123К, ядерная БЧ АА-86, а также ракета "Точка-Р" с пассивной радиолокационной ГСН 9Н123Ф-РХ и с осколочно-фугасной БЧ.
В 1989 году на вооружение в Советской армии был принят модифицированный комплекс 9К79-1 "Точка-У", основным отличием которого являлась большая дальность (до 120 километров) и точность стрельбы.
Данные тактические комплексы 9К79 "Точка", обозначавшиеся в НАТО как SS-21 "Scarab", были закуплены Йеменом, Сирией, Польшей и Чехословакией, а армия Российской Федерации применяла их в ходе боевых действий в Чечне, а так же в ходе войны в Южной Осетии.

В течение "холодной войны" СССР стал отправлять на экспорт или в виде военной помощи также и оперативно-тактический комплекс 9К72 с ракетами Р-17 (8К14) и Р-17М (8К14-1) на колесном шасси МАЗ-543 с дальностью действия 50-300 км, который обозначался в НАТО как "Scud-B" ("Скад Б"), а его вариант с ракетой Р-11М (8К11) на гусеничном шасси ИСУ-152К имел дальность действия до 150 км и по терминологии НАТО обозначался как "Scud-А".
ОТР Р-17 могла оснащаться ядерной БЧ мощностью 100 Кт, фугасной БЧ массой 1016 кг , химической БЧ массой 985 кг и объемно-детонирующей БЧ (термобарической), а в Российской Федерации в середине 90-х годов была созданна программа модернизации комплекса, под обозначением "Аэрофон", путем создания отделяемой БЧ и введения новой системы наведения.

Экспортный вариант комплекса 9К72, обозначавшийся как Р-300, широко поставлялся на экспорт в страны Варшавского договора, Афганистан, Йемен, Ирак, Иран, на Кубу, в Ливию, Сирию, Северную Корею и другие страны.
Как раз "Скады" и послужили Египту, Ираку, Ирану, Северной Корее и Сирии в качестве основы для развития собственных ракетных программ.

В США тактические ракетные комплексы предназначались прежде всего для применения тактических ядерных зарядов.
Первый тактический ракетный комплекс MGM-5 Corporal был создан в 1958 году на базе немецкой ракеты "Фау-2".
Затем в США с 1953 года до середины 60-х годов выпускались тактические комплексы MGR-1A и MGR-1B "Honest John" с дальностью соответсвенно 37 и 48 км, а также аэромобильный комплекс MGR-3A "Little John" с дальностью стрельбы до 18 километров.

С 1960 года выпускался и тактический комплекс MGM-29 Sergeant с дальностью действия до 140 километров и с ядерной БЧ.
Ракеты "Honest John" и "Little John" помимо ядерной БЧ имели и осколочно-фугасную, кассетную, химическую БЧ.
Данные комплексы были поставленны лишь Великобритании, тогда как союзные США Тайвань, Южная Корея и Турция в качестве ОТР использовали американский ЗРК средней дальности "Nike Hercules" MIM-14, -14A, -14B с дальностью стрельбы до 75 миль (130 км), способный вести огонь по наземным целям.
Ракета "Nike Hercules" имела осколочно-фугасную БЧ, но могла использовать химическую и кассетные БЧ. В дальнейшем в США был создан MGM-52 "Lance" с дальностью до 120 километров (75 миль) с инерциальным наведением и с ядерной БЧ W-70 или с кассетной БЧ M-251, оснащенной с суббоеприпасами M-40.
Данные комплексы MGM-52 "Lance" экспортировались в Голландию, Бельгию, Италию, Германию, Израиль, Тайвань и Южную Корею.
Созданные в 70-х годах комплексы ОТР "Pershing-2" MGM-31B попали под сокращение согласно советско-американского Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений вместе с наземными установками крылатых ракет RGM-109 (США) и советским комплексом ТР 9К714"Ока" (SS-23 "Spider").
Из союзников США лишь Франция, Израиль, Южная Корея и Тайвань имели собственные программы развития ракетных технологий достигших значительных результатов.
Сами производимые в Южной Корее ракеты NHK-1 и NHK-2, носящие также название "Хьён Му", были созданы на базе устаревшего американского ЗРК MIM-14 "Nike Hercules". Вместе с тем ракетная программа Южной Кореи находилась под постоянным контролем США, которые потребовали ограничить дальность действия ракет до 150 км, хотя Южная Корея позднее просила увеличить дальность действия до 250 км.
Ракетная программа Тайваня также находилась под давлением США, и начатая еще в 70-х годах программа разработки собственных ракет на базе американской тактической ракеты MGM-52 "Lance" (в Тайване носивших название "Green Bee") под давлением со стороны США была приостановлена.
Тем не менее разработки ракетного вооружения продолжились и в 80-х годах на вооружение армии Тайваня был принят оперативно-тактический комплекс "Ching Feng", созданный на базе MGM-52 "Lance".
В 90-х годах Тайванем был принят на вооружение новый оперативно-тактический комплекс "Tien Chi" ("Sky Halberd"), созданный на базе ЗРК "Tien Kung-2" ("Sky Bow"), который в свою очередь создавался на базе американского ЗРК "Nike-Hercules". Показательно, что проектируемая дальность пуска этого оперативно-тактического комплекса в 300 км под давлением Китая и США была уменьшена до 130 км. Для наведения ОТР "Tien Chi" использовалась комбинированная система INS/GPS, и тем самым боевое применение ракет с двух десятков этих комплексов, имевшихся на вооружении Тайваня, зависело от США.
Тайваньский Институт науки и технологий Чунг Шан (Chung-Shan Institute of Science and Technology) в 90-х годах вел также разработку ракет средней дальности класса "Sky Horse 1" с дальностью действия до 1000 км и массой БЧ до 500 кг, которую в Тайване предполагали использовать для запуска спутников.
Франция собственные наземные оперативно-тактические комплексы "Hades" с дальностью стрельбы 480 километров, заменившие в 1984 году снятые с вооружения ОТР "Pluton", в 1997 году также сняла с вооружения, хотя ракетные технологии в ряд стран все же экспортировала, например, в Израиль.
Ракетная программа в Израиле была начата еще в 1962 г. при помощи Франции, так что первая израильская ракета "Luz-YA-1" представляла собой копию ракеты MD-620 французской компании Marcel-Dassault.
Принятая на вооружение Сил самообороны Израиля ракета получила обозначение "Jericho-1". Это двухступенчатая твердотопливная ракета с дальностью действия до 500 километров, которая может оснащаться ядерной БЧ (около 20 Кт), моноблочной БЧ с обычным ВВ массой 450-650 килограмм или же с химической БЧ.
В 70-х годах Израиль заключил соглашение с ЮАР и Ираном о совместной разработке и производстве ракет, и в Иране испытывалась модернизированная ракета под обозначением YA-3.
В ЮАР ракета "Jericho" получила название "Arniston", однако после исламской революции в Иране в 1979 году и последующим падением апартеида в ЮАР это сотрудничество было прекращено.
Новая израильская ракета "Jericho-2" (YA-3) была принята на вооружение армии Израиля в 1990 году, и масса ее БЧ составляла 1000 килограмм.
Ракета YA-3 может нести ядерный заряд мощностью уже до 1 Мгт на дальность до 1500 км. Свыше 90 таких ракет развернуто в районе города Захария (Zacharia) в установках шахтного типа.
Так как ракета "Jericho-2" использовалась для запуска спутников "Shavit", то, вероятно, официальные данные о дальности действия этой ракеты в 1500 км не совсем верны и более точны данные, которые предполагают радиус действия этой ракеты до 3500 км.
Как правительство Израиля охраняет свои секреты, можно судить из судебного процесса над израильским физиком Мордехаем Вануну, который получил длительный тюремный срок за разглашение самого факта обладания Израилем ядерного оружия, хотя Израиль обладает, по различным данным, от нескольких десятков до нескольких сотен ядерных боеприпасов.
По причине строгой секретности сведения о новой трехступенчатой ракеты YA-4 "Jericho-3", поступившей на вооружение армии Израиля в 2006 году, были достаточно отрывочны, и известна была лишь ее предполагаемая дальность — до 6000 км.
Известно, что кроме моноблочной ядерной БЧ (около 1 Мгт) Израиль вел разработку и ядерной БЧ с разделяющимися боеголовками, при этом сохраняется возможность оснащения ракеты обычными БЧ.
Однако куда более важную роль в снабжении стран "третьего мира" тактическими и оперативно-тактическими ракетными комплексами сыграл Китай.
Развитие ракетной и ядерной программ Китая было начато с помощью СССР в середине 50-х годов.
20 августа 1957 года вышел приказ Министра обороны СССР о передаче Китаю ракет дальнего действия Р-2, а затем и оперативно-тактических ракетных комплексов Р-11. Всего в начале 60-х годов в Китае было сформировано 20 ракетных полков вооруженных ракетами Р-2 и Р-11.
Советские специалисты так же помогли Китаю разработать и произвести первую китайскую ракету DF ("Dong Fеng" - "Восточный ветер"), представлявшей модификацию советского ракетного комплекса Р-1 "Волга" или, как принято упоминать на Западе, немецкой ракеты V-2.
Ее первый запуск произошел в 1960 г., а в 1964 г. была запущена уже новая ракета DF-2 с жидкостным реактивным двигателем.
Ракета DF-2 послужила для испытания Китаем ядерного оружия в 1966 г., и к концу 60-х "Поднебесная империя" имела около сотни таких ракет (получивших западное обозначение CSS-1) с дальностью действия 1250 км и с массой обычной БЧ 1500 кг или с ядерной БЧ мощностью 20 Кт.
Еще одна двухступенчатая ракета DF-21 (CSS-5) с дальностью действия 2150 километров (тогда как ее модификация DF-21A имела дальность 2500 км) имела кроме моноблочной ядерной БЧ также фугасную, кассетную, электромагнитную и химическую БЧ полезной массой 600 кг.
Китай развернул более сотни этих ракетных установок по всем пограничным районам от границы с Вьетнамом и Бирмой до побережья и границы с Россией.
Так же на базе DF-21 была создана ракета морского базирования JL-1 (CSS-N-3), которая имела такую же дальность в 2150 км (тогда как JL-1A, созданная на базе DF-21A, имела соответственно дальность 2500 км), так что каждая ядерная ПЛАРБ типа 092 несет 12 таких ракет.
Позже Китай создал трехступенчатые ракеты DF-3 (CSS-2) с дальностью действия 2650 км и массой обычной БЧ около 2000 кг. Вследствие невозможности долговременного хранения в двигателе ракеты жидкого топлива эти ракеты имели длительный срок приведения в боеготовность, но сама дальность действия в 2500 км была достаточной для обстрела большей части Юго-Восточной Азии, а также Японии, Южной Кореи и Тайваня.

В 1997 году и Саудовская Аравия закупила у Китая около 60 ракет DF-3.
Новая двухступенчатая ракета DF-4 (CSS-3) обладала дальностью до 4750 км, а последующая ракета DF-5 в ходе испытаний долетела до Соломоновых островов (около 12 тыс. км), а ее модификация DF-5А достигла радиуса 13 тыс. км, но в отличие от предыдущих ракет имела не моноблочную БЧ, а снабжалась шестью разделяющимися ядерными боеголовками.
Ракеты DF-4 и DF-5 послужили прототипом для создании ракет "Chan Zheng" ("Великий поход"), предназначенных для запуска спутников CZ-1 (LM-1 "Long Marsh") и CZ-2 (LM-2). В дальнейшем Китай продолжил развивать ракеты для запуска спутников и приступил к разработке твердотопливных межконтинентальных ракет.
Работы над новой трехступенчатой твердотопливной ракетой DF-23 и ее морским вариантом JL-2 "Ju Lang" были начаты в 1970 г. Несмотря на многочисленные задержки Китаю удалось, не без помощи зарубежных специалистов, провести испытания данной ракеты в 1995 г. на полигоне "Wuzhai". Эта ракета, переименованная в DF-31, вместо ожидаемых 6 тысяч километров преодолела 8 тысяч километров, а ее модификация DF-31A достигла рубежа в 10 тысяч километров, тогда как разработанная на базе DF-31 в конце 90-х годов ракета DF-41, чья третья ступень имела большую длину, имела дальность полета до 12 тысяч километров.

Так как американские ПЛАРБ несут трехступенчатые баллистические ракеты UGM-133A "Trident-II" с дальностью пуска до 13500 км, то дальность китайской ракеты JL-2 8 тысяч километров с разделяющимися ядерными БЧ представляется вполне приемлемой.
В 2007 г. в докладе Пентагона была обнародована информация о том, что Китай принял на вооружение пять ПЛАРБ, каждая из которых несет 12 баллистических ракет JL-2 с дальностью до 8000 км.
Кроме моноблочной БЧ для DF-31 и JL-2 были разработаны ядерные БЧ с тремя разделяющимися боеголовками и спутниковой навигацией, а на базе DF-31 была создана ее модификация SLV-1 для запуска спутников.
Для экспорта Китай предлагал так же свои ракеты серии М – одноступенчатые ОТР М-11 (DF-11, на Западе — CSS-7), которые были разработаны на базе советского комплекса ОТР Р-17.
Ракеты М-11 были смонтированы на колесную базу, аналогичную советскому тягачу МАЗ-543, и имели дальность пуска до 350 км и БЧ массой до 800 кг. Их модификация DF-11A (CSS-7 Mod 2) имела меньшую массу БЧ, но большую дальность — до 500 км. На ракетах DF-11A кроме ядерной БЧ (мощность до 20 Кт) могли устанавливаться фугасная, кассетная или химическая БЧ массой до 500 кг.
Данные ракеты поступили на вооружение НОАК, но работы по увеличению ее дальности действия, точности и массы БЧ не прекратились.
В 1993 г. они были закуплены Пакистаном, а 1995 г. и Ираном, также были данные, что около двух десятков этих ракет были закуплены Сирией, которая освоила их производство в г. Хама.
Другая китайская ракета средней дальности DF-15 и DF-15A (CSS-6), которая в экспортном варианте получила обозначение М-9, была разработана в 80-90-х годах совместно с Сирией. Ее дальность составляла до 600 км, точность (КВО) до 300 м, а моноблочная БЧ была оснащена зарядом в 500 кг ВВ.
В дальнейшем были разработаны химическая и кассетная, а для НОАК и ядерная БЧ. Масса БЧ DF-15A была снижена до 320 кг, что позволило увеличить дальность действия до 800 км. На ракетах DF-15A была установлена спутниковая навигационная система наведения, что повысило ее точность (КВО : 30-45 м). По информации журнала "Jane’s Defence", для этой ракеты разрабатывалась и электромагнитная БЧ.
В Китае была разработана для экспорта и ракета М-18 с моноблочной БЧ и обычным ВВ (400-500 кг) с дальностью действия до 1000 км, которая представляла собой двухступенчатую модификацию ракеты М–9, и не была исключенна вероятность ее закупки Ираном в начале 90-х годов.
В Китае на базе советского ЗРК средней дальности С–75 (HQ-2) была разработана еще одна твердотопливная ракета М-7 (CSS-8), также предназначенная на экспорт и обладающая дальностью действия до 150 км. Для данной ракеты была разработаны моноблочная БЧ с обычным ВВ массой до 250 кг, кассетная и химическая БЧ и эти ракеты (около 90 единиц) в 1992 г. были экспортированы в Иран.
Одна из последних китайских разработок — твердотопливная ракета оперативно-тактического комплекса B-611M с комбинированным наведением по спутниковой системе GNSS и с инерциальной системой и с различными БЧ (осколочно-фугасной, кассетной с противотанковыми боевыми элементами, обьемного взрыва(термобарические)) при дальности до 280 километров.
Все это доказывает, что в настоящее время страны "третьего мира" в состоянии с помощью Китая оснастить свои вооруженные силы значительным количеством баллистических ракет средней дальности.
К тому же Китай предлагает на экспорт и противокорабельные ракеты дальностью действия до 120 км (С-301, С-601, С-802), которыми вышеупомянутые государства могут нанести достаточно ощутимые потери ВМС противника, что и произошло в 2006 году при ударах со стороны "Хезболлах" этими ракетами по кораблям израильских ВМС.
Другие страны "третьего мира", такие как Бразилия, Египет, Индия, Иран, Северная и Южная Кореи, Пакистан, Сирия и Тайвань, так же развивали собственную ракетную технологию.
Правда Аргентина свернула свою ракетную программу, сделав это под давлением США в начале 90-х годов. Безусловно, это решение принесло очевидный экономический ущерб стране, так как в результате была свернута программа по выводу спутников в космос ракетами "Condor" (или "Alacron").
Таким же образом и Бразилия остановила свою ракетную программу по производству ракет SS-300 и SS-1000 с дальностью действия 300 км и 1000 км в конце 90-х годов.
Следует отметить, что дальность действия разрабатывавшейся Аргентиной совместно с Египтом ракеты "Condor-2" (в Египте получившей обозначение "Badr-2000") достигала 1000 км.
Ракеты "Condor-1" имели моноблочную БЧ (с обычным ВВ массой до 400 кг) и кассетную БЧ (с противотанковыми или с противопехотными суббоеприпасами), и эти БЧ могли быть применены и в ракетах "Condor-2".
Хотя официально совместный проект Египта с Аргентиной был остановлен, ракетные технологии из этой программы, в том числе разработка ракет "Condor-3" (с дальностью действия до 1500 км), были усвоены Египтом.
Египет еще в ходе войны с Израилем в 1973 году применил несколько ракет Р-17 советского оперативно-тактического комплекса 9К72 и впоследствии на своей фабрике "Sakr" осуществил совместно с Северной Кореей и Китаем программу по созданию мобильных комплексов средней дальности на базе советских Р-17.
Данные комплексы обладали дальностью стрельбы до 450 км при массе БЧ до 1000 килограмм, и в 90-х годах было произведено около сотни таких ракет.
Настолько же доступной сегодня является и технология производства советских ракет Р-17, производимых в различных модификациях Северной Кореей. Производимые в Северной Корее ракеты "Hwasong-5" и "Hwasong-6" с дальностью действия соответственно 300 и 500 км. кроме северокорейской армии (свыше сотни установок) были проданы во Вьетнам и Иран, на Кубу, в Ирак, Ливию и Сирию.
Иран и Сирия с помощью Северной Кореи организовали собственное производство ракет типа "Hwasong-6", а по некоторым данным, их производство было при Кадафи организовано и в Ливии.
Созданные в Северной Корее, на базе "Hwasong-6" ракеты "Nodong-1" с дальностью действия до 1200 км имели моноблочную БЧ (с обычным ВВ), химическую, биологическую, кассетную (100 осколочных суббоеприпасов) и ядерную БЧ.
Другая севернокорейская ракета "Nodong-2" с дальностью стрельбы до 1500 км имеет моноблочную обычную (осколочно-фугасную), ядерную, химическую или биологическую БЧ, а также кассетную БЧ различного снаряжения.
На базе ракет "Nodong" Северная Корея создала и производила двухступенчатую ракету "Моксонг-1" ("Taepo-dong" по американской классификации), имевшую жидкостный двигатель и обладавшую дальностью действия 500-2000 км. По данным западных источников следующая ракета "Моксонг-2" имела дальность действия, по разным источникам, от 4000 до 8000 км. В апреле 2009 года ракета была запущенна в Тихий океан на дальность 3800 километров, а испытания в апреле 2012 года оказались неудачными, так как ракета взорвалась в воздухе через две минуты после взлета.

Ракета "Моксонг-2" ("Taepo-dong-2") была ракетой наземного базирования и имела длину 32 метра, диаметр первой ступени 2,4 метра, второй ступени 1,4 метра, а третьей ступени 0,9 метра и имела вес 64 тонны с весом БЧ в 1000-1500 килограмм.
Первая и вторая ступени были созданны на базе ракеты "Но Донг-2" с четырьмя ракетными моторами и с жидкостным топливом, тогда как, по отдельным данным, третья ступень могла иметь твердое ракетное топливо.
Как раз технология производства "Моксонг-2" ("Taepo-dong-2") была переданна Пакистану и Ирану, развивающим собственные ракетные программы.
В КНДР ракета "Моксонг-2" ("Taepo-dong-2") использовалась в космической программе разработке ракет-носителей "Унха-2" и "Унха-3"
Так же существует информация о разработке ракеты Моксонг-3 (Таэподонг-3), которая по некоторым источникам обладала дальностью действия до 10-12 тыс. км.
Северная Корея в конце 80-х — начале 90-х годов начала тесное сотрудничество с Ираном и Пакистаном, несмотря на то, что Пакистан формально считался союзником США, а Иран противником. Именно в это время Северная Корея разработала межконтинентальные баллистические ракеты, предназначенные и для запуска спутников и для ударов по противнику.
Как раз на базе корейских ракет "Nodong" разрабатывал собственные ракеты и Пакистан, создавший ракеты "Ghauri-1", представлявшей собою модификацию "Nodong-1", тогда как Иран производил по технологии ракеты "Nodong-1" собственную версию "Shahab-3".
После успешных испытаний в 1998 году ракеты "Ghauri-1", имевшей также название "Hatf-5", усовершенствованная модель "Ghauri-2" или "Hatf-6" с удлиненным корпусом была испытана в 1999 году, и на испытаниях она достигла дальности в 2300 км, а следующая модель "Ghauri-3", испытанная в том же году, достигла дальности в 3000 км.
Однако Пакистан развивал собственную ракетную программу с 60-х годов, сотрудничая не только с Китаем и Северной Кореей, но и с рядом западных государств, например, с Францией.
Так ракеты "Hatf-1" разрабатывались в начале как неуправляемые в варианте с жидкостным и с твердотопливным двигателями, но впоследствии их оснастили системами наведения, и они обозначались как ракеты "Hatf-1B". Дальность действия ракет "Hatf-1" и "Hatf-1А" составляла до 80 км, а "Hatf-1В" – 120 километров, и эти ракеты обладали ядерной, химической или же моноблочной БЧ с обычным ВВ.
Ракеты "Hatf-1" и "Hatf-1А" были приняты на вооружение Пакистанской армии в 1992 г., а "Hatf-1В" в 1995 г., хотя по некоторым данным, ныне программа по их производству остановлена.
На базе "Hatf-1" была создана двухступенчатая твердотопливная ракета "Hatf-2", и за ее основу, согласно западным данным, была принята конструкция китайской ракеты М-11, хотя новая ракета, принятая на вооружение в 2004 году, внешне походила на аргентинскую ракету "Alacran".
"Hatf -2" имела дальность пуска до 480 км при массе БЧ 150 кг, а согласно другим данным, ее дальность составляла 300 км, а вес БЧ в 500 килограмм. И Пакистан продолжал в начале этого века НИОКР по усовершенствованию ракет этой серии.
Согласно данным журнала "Jane’s Defence", Пакистан с помощью Северной Кореи и Китая модернизировал закупленные им китайские баллистические ракеты М-9 и М-11, получившие обозначение "Hatf-3" и "Hatf-4".
Так же на базе ракеты М-11 силами агенства SUPARCO (Space and Upper Atmosphere Research Commission - Космическое Агентство Пакистана) была создана собственная ракета "Shaheen-1", которая была испытана в апреле 1999 года, достигнув дальности 750 км, а ее двухступенчатая модификация "Shaheen-2" - дальности 2500 км.
Для этих ракет были созданы моноблочная БЧ массой 750 кг с обычным ВВ, химическая и ядерная БЧ.
Помимо этого Пакистан с 2007 года на вооружении имеет собственную крылатую ракету Raad ALCM весом в 110 килограмм, дальностью действия в 350 километров и с системами наведения INS, TERCOM, DSMAC, GPS, COMPASS, которая также может запускаться с самолетов ВВС Пакистана JF-17, Mirage III и Mirage V.
Ракета Raad была созданна на базе другой крылатой ракеты Babur наземного базирования.
Работы по созданию ракеты Babur или "проекта 828" велись с 2001 года в Пакистане пакистанской Национальной инженерной и научной комиссией (National Engineering and Scientific Commission – NESCOM) с 1998 года на основе двух американских крылатых ракет RGM-109 Tomahawk Вlock 3, упавших на территории южной части Пакистана в ходе нанесения американцами ракетых ударов по афганским талибам в июле и августе 1998 года. Сама ракета оснащается турбореактивным двигателем МС-400 ( Р95-300) производства запорожского ОАО "Мотор-Сич". Система наведения КР Babur имеет инерциальное и GPS наведение, как и аналог системы TERCOM. Ракета может оснащаться как обычной, так и ядерной боевой частью. В октябре 2011 года Пакистан произвел успешное испытание своей крылатой ракеты Babur, запущенной из наземной подвижной пусковой установки и поразившей цель на растоянии 700 км.
Иран свою ракетную программу начал развивать в 80-х годах при помощи Северной Кореи и в тесном сотрудничестве с Пакистаном. Его первые ракеты "Shahab-1" и "Shahab-2" были созданы на основе севернокорейских ракет "Hwasong-5" и "Hwasong-6", которые активно использовались вместе с закупленными советскими комплексами 9К72Э в ходе так называемой "войны городов" против Ирака, обстреливавшего города Ирана.
Помимо управляемых ракет Ираном были созданы неуправляемые тактические комплексы "Nazeat 6" и "Nazeat 10", в дальнейшем замененные такими же твердотопливными одноступенчатыми ОТР "Zelzal-1", "Zelzal-2", "Zelzal-3", дальность последнего достигала 200 километров.
На основе северокорейских ракет "Нодонг" в Иране была создана ракета "Shahab-3", которая имела одну ступень и жидкостной или твердотопливный двигатель и была, по сути, однотипна с пакистанской ракетой "Ghauri-1".
Первые испытания "Shahab-3" прошли в 1998 году, и как было заявлено, ракета могла поражать цели на расстоянии до 1350 км и в состоянии нести боеголовку весом до 1200 кг. В модификации, испытанной на маневрах "Пайамбарэ азам-2", дальность полета была увеличена до 2000 км за счет снижения веса боеголовки до 650 кг и ряда технических усовершенствований.
Следующая модель — двухступенчатая ракета "Shahab-4" была разработана также в рамках совместного проекта с Северной Кореей и Пакистаном на базе технологий производства северокорейской "Nodong", и она достигла дальности 2000 км с БЧ весом 750-1000 кг, тогда как ее трехступечатая модификация с аналогичной БЧ и с твердотопливным ускорителем достигала дальности 2800 км.
В дальнейшем Иран получил от Северной Кореи технологию производства ракет "Моксонг" и начал разработку ракет "Shahab-5" с дальностью 3500-4300 км в двухступенчатой модификации и 4000-4300 км в трехступенчатой модификации, а так же ракет "Shahab-6" с дальностью 5500 км для двухступенчатой модификации и 5600-6200 км для трехступенчатой модификаций при массе БЧ в 500-1000 кг. Данная ракета была способна выводить на орбиту спутники.
В 2010 году произошел испытательный запуск новой ракеты Qiam-1, работавшей также на жидком топливе, как и ракеты "Shahab"

Иран применял и китайские ракеты М-7 (закупленные в числе до 90 ракет), обозначаемые в Иране как "Tondar-69", на вооружении Ирана состояли и китайские ракеты М-9 и М-11.
В 2002 году Иран провел успешные испытания оперативно-тактического комплекса A-110 "Fateh" собственной разработки с твердотопливной ракетой и с дальностью действия до 200 километров, в дальнейшем увеличенной до 300 километров.
В 2008 году появилась информация о том, что в Иране проведенны успешные испытания новой твердотопливной баллистической ракеты с дальностью до 2000 километров под названием "Саджиль". 

"Саджиль" на параде в Тегеране, 22 сентября 2011 годВ 2008-2011 года было проведено несколько успешных испытательных запусков ракет "Саджиль", а затем и ее модернизированной версии "Саджиль-2".
Как признало в 2005 году правительство Украины, иранцы смогли нелегально закупить на Украине несколько десятков крылатых ракет Х-55. Эту сделку в 2000-2001 годах осуществила фирма "Прогресс", дочернее предприятие "Укрспецэкспорта", а в апреле 2005 года президент Украины Виктор Ющенко публично подтвердил факт незаконной поставки ракет Х-55 в Китай и Иран с территории Украины.
Впоследствии министр обороны РФ Сергей Иванов подтвердил информацию о том, что имеются данные о продаже Украиной стратегических крылатых ракет авиационного базирования Х-55 Китаю и Ирану.
Ныне иранцы на их основе разрабатывают собственные крылатые ракеты, так в частности в Иране на заводе Hemmat Missile Industries Complex производится крылатая ракета "Ghadr-110".

Кроме Ирана и Пакистана ракетную программу развивает и их сосед – Индия, в становлении ракетной промышленности которой также значительную роль сыграла иностранная помощь, в том числе и из США.
Начатая в 1979 г. компанией Indian Defence Research and Development Laboratory (DRDL) в Хайдарабаде программа по созданию баллистической ракеты "Агни-1" основывалась на "коммерческой" ракете SLV-3 (Satellite Launch Vehicle-3), разработанной на основе американской ракеты "Scout".
Разработка другой индийской ракеты "Prithvi" была начата в 1983 г. силами DRDL и с помощью некоторых западных компаний, названия которых держатся в секрете. При ее разработке был использован ракетный двигатель ЗУР советского ЗРК С-75.
Было разработано две модели: "Prithvi" SS-150-P1 с дальностью действия 40-150 км и с массой БЧ в 1000 кг и "Prithvi" SS-250-P2 с дальностью в 250 км и весом БЧ в 500 кг.
Для ракет серии "Prithvi" были созданы ядерная, моноблочная БЧ с обычным ВВ, химическая, объемного взрыва, бетонобойная (проникающего действия) и кассетная БЧ с кумулятивно-осколочными суббоеприпасами.

ГСН ракеты серии "Prithvi" оснащалась ИК и ТВ датчиками и могут применяться для нанесения ударов по подвижным целям.
Первые испытания ракеты "Prithvi" SS-150-P1 прошли в 1988 г., ракета показала относительно хорошую точность (КВО в 50 м на дальности действия в 150 км) и была принята на вооружение в 1994 году
Для ВМС Индии была создана морская модификация ракеты "Prithvi" - "Dhanush" для вооружения надводных кораблей и подводных лодок.
При создании новой двухступенчатой ракеты "Агни" разработчики использовали ступень индийской оперативно-тактической ракеты "Prithvi" с жидкостным двигателем, и этот проект осуществлялся почти 15 лет с периодическими паузами.
В 1997 г. благодаря созданию твердотопливного ракетного двигателя программа была возобновлена.
Созданная ракета "Агни-1" имела дальность полета до 2500 километров, на ее базе была создана ракета средней дальности "Агни-1А", а затем и баллистическая ракета "Агни-2" с дальностью пуска до 3000 км.
Обе ракеты были приняты на вооружении ВС Индии в начале этого века. Кроме ядерной БЧ ракеты типа "Агни" могут оснащаться моноблочной БЧ с обычным ВВ, БЧ с ВВ объемного взрыва и кассетной БЧ массой до 1000 кг.
В дальнейшем была разработанна ракета "Агни-3" с дальностью пуска до 6000 км.
В 1999 г. Индия начала новую программу по созданию ракет "Surya-1" и "Surya-2" на базе индийской "коммерческой" ракеты ASLV с дальностью полета, соответственно, 8000 и 12000 км.
Большие усилия в области ракетных технологий прилагала и Сирия, которая кроме уже упоминавшегося сотрудничества с Китаем и Северной Кореей в 90-х годах имела доступ к разработкам Ирака.
Сирия ныне обладает большим количеством советских ракет Р-17 и китайских М-9 и М-11, например, ракеты Р-17 сирийцы в 1973 г. применяли для ударов по территории Израиля, в том числе по Тель-Авиву. В начале нового века Сирия закупила в России новый оперативно-тактический комплекс "Искандер-Э" с дальностью стрельбы до 280 км.
В свое время и Ливия закупила в СССР большое число комплексов 9К72 и ракет Р-17, применив их в 1986 г. для ударов по американской береговой станции на итальянском острове Лампедуза. До падения Кадафи Ливия прилагала большие усилия к программе по созданию ракеты "Al Fatah".

Пуск Fateh-110 в 2010 году
В этой программе участвовали компании из Бразилии, Германии, Индии, Украины и Югославии, дальность ракеты должна была составлять до 1500 км при массе БЧ до 500 кг.

Однако имевшиеся на вооружении Ливии ОТР так ее и не были примененны, чему причины не их ТТХ, а само нежелание части ливийского генералитета исполнять приказы Муамера Каддафи.

Ныне очевидно, что прошло время, когда СССР и США могли продавать Третьему миру вооружение, пригодное лишь для взаимного истребления этих стран. Ныне сами эти страны развивают собственные ракетные технологии, которые не в состоянии в полной мере контролировать ни США, ни, тем более, Россия.

Вывод Китаем спутников в космос и испытания им в космосе противоракетного оружия показали, что он больше не зависит от официальной иностранной помощи. Этим же путем следуют и развивающие ракетные програмы Иран, Индия и Пакистан, а с некоторым отставанием — Египет и Тайвань.

Очевидно, что рано или поздно мир столкнется с силою, которая уже не будет ограничивать себя в применении подобного вида оружия и на данный момент невозможно полагаться на технические возможности средств ПВО и ПРО по борьбе против этой угрозы.

Последствия применения ракет класса "земля-земля" могут быть катастрофическими.

Даже одна пусковая установка ракетного комплекса класса "земля-земля" в состоянии с применением современных средств наведения нанести такой удар при поражении городских кварталов ядерными или химическими боеприпасами, который может парализовать государственный аппарат нападаемого государства.

Помимо ОМП схожие последствия может иметь применение электромагнитных авиабомб, сообщения о которых впервые в открытой прессе опубликовал в 90-х годах австралийский специалист по авиационному вооружению Карло Копп и которые, как очевидно, могут послужить созданию БЧ в балистических ракетах.

Сами разработки электромагнитного оружия велись как в годы Второй Мировой войны, так и после нее в таких странах, как СССР, США, Великобритания, Германия, Югославия. Важную роль в их развитии сыграл сербский ученый Никола Тесла.

Известно о том, что с 50-х годов шли разработки этого вида оружия в американской лаборатории в Лос-Аламосе (Los Alamos Laboratory), известны и успешные разработки в этом направлении в Великобритании, где были разработаны боевые части, создающие электромагнитный импульс силой в 20 ГВат с радиусом несколько сот метров (сноп шириной в 30º).
Согласно проходившим в СМИ сообщениям, главным препятствием в этих разработках стали трудности с созданием компактного и мощного источнка питания, который мог бы вырабатывать ток силою несколько сот тысяч ампер и производить магнитное поле в генераторе типа FCG (Flux Compression Generator) или типа MHD (Magneto Hydrodynamic Generator).
Ныне согласно СМИ в США уже существуют проекты создания миниатюрных БПЛА с электромагнитной боевой частью для уничтожения систем пуска и наведения оружия массового поражения, а также проекты создания электромагнитных генераторов для уничтожения наземных целей и целей в воздушном пространстве-проекты "Goodbye", LASP и SASP.
Также известны в ряде стран мира и разработки установки передачи электромагнитных волн импульса в 100 000 МегаГерц, вызывающих перемены в поведении человека.
Насколько известно из статьи Карло Коппа, само создание электромагнитной бомбы было технически возможно еще в 90-х годах, и соответственно последствия ее применения в современном городе могут быть катастрофическими.
Помимо этого БЧ ракет класса "земля-земля" могут оснащаться и иного вида БЧ. Так в югославской прессе проходили данные о разработках микроволнового оружия, воздействующего на электронные приборы и нервную систему человека, о чем писал полковник Яничиевич в своей статье "Развитие оружия с направленной энергией", вышедшей в журнале "Нови Гласник" (№2, 2001 г.), согласно которому на Западе разрабатывались установки микроволнового излучения которые уничтожают головки самонаведения управляемых боеприпасов.
Впрочем сама мощность современных типов БЧ с зарядами с обычными (конвенциональными) ВВ такова, что с применением их в управляемых и кассетных боеприпасах в случае развязывания широкомасштабной войны большую часть жертв будет составлять гражданское население.
Гибель наступит как от прямых последствий применения такого оружия, так и от косвенных – в наступившем общественном хаосе в результате разрушения системы государственного управления и связи, путей сообщения и энергетической системы, инфраструктуры жизнеобеспечения крупных городов и др. Уже само существование городов столь огромных размеров – прямой источник угрозы государственному порядку, чему свидетельством являются технологические катастрофы, например, сравнительно недавняя экологическая катастрофа в Новом Орлеане после урагана "Катрин".
Характеристики мощности современных управляемых боеприпасов, рост их дальности и точности попадания уже не требуют прямого выхода противника к границам государства-жертвы. Установки такого действия можно приобрести во многих странах мира и единственной гарантией защиты в таком случае служат системы ПВО, ПРО и космической разведки, которые могут гарантировать достачно высокую степень безопасности государства.


Список используемых источников

. Сайт "Venik aviation" www.aeronautics.ru

  1. "Развој нуклеарног и хемијског оружја – стање и тенденције" - потпуковник Јакшић Светозар. Журнал "Нови гласник", №3-4, 1995 г.
  2. „Армейские и фронтовые оперативно-тактические ракетные комплексы(ОТРК)“. Андриан Николаев.Сайт "Военный паритет" http://www.militaryparitet.com
  3. "Пекинский тигр изготовился к прыжку-Китай не собирается обороняться.Он собирается нападать".Александр Храмчихин."Независимое военное обозрение".26 июня 2009 год.
  4. Сайт "Global Security" http://www.globalsecurity.org
  5. Сайт "TARGET & Зарубежное военное обозрение" http://www.commi.narod.ru
  6. Журнал "Химическое разоружение".Сайт http://www.chemicaldisarmament.ru
  7. Сайт "159-ая ракетная бригада ОТР (г.Кировоград)" http://a-1575-1.narod.ru/
  8. Живой Журнал http://imp-navigator.livejournal.com/
  9. "Е-бомба за масовно уништовање електричних и електронских уређаја" - пуковник Јанићиевић Слободан. Журнал "Нови гласник", №6, 1999 г.
  10. "Електромагнетски пројектили - најмоћније оружје информационог рата" - капетан прве класе Тумара Ненад. Журнал "Нови гласник", №3-4, 1997 г.
  11. Статья "A Brief History of the HARP Project".Richard K Graf.Сайт Encyclopedia Astronautica http://www.astronautix.com
  12. "Развој оружја с усмереном енергијом" - пуковник Јанићијевић Слободан. Журнал "Нови гласник", №2, 2001 г.
  13. "Taepo Dong 2".Lennox, Duncan.”Jane’s Strategic Weapon Systems(Offensive Weapons). September 21, 2012.
  14. “Update: Unha-3 orbits North Korea’s first satellite.”Richardson, Doug.Jane’s Defense & Security Intelligence & Analysis. January 8, 2013.
  15. Журнал "Экспорт Вооружений". Сайт http://www.cast.ru
  16. Сайт "Missile Defense Agency" http://www.mda.mil
  17. Сайт "Defense Update" http://www.defense-update.com/
  18. Сайт "Greg Goebel" http://www.vectorsite.net
  19. Сайт "Китайская военная мощь" http://www.china-defense-mashup.com

 

* * *

        Нам пишут. Letters to the Editor.

 

РЕАКЦИЯ НА ПРОВОКАЦИЮ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ

 
Архиерепископ Андрей (Маклаков), управляющий зарубежными приходами  РПАЦ, совершил запланированную поездку в Вашингтон 22 августа 2013 года для участия в работе международной организации по религиозным свободам International Religious Freedom Roundtable.
Поездка Владыки совпала с провокационной пиар-акцией, которую провели в Санкт-Петербурге, РФ, члены так называемого «Народного собора» против РПАЦ 16-го августа с.г. Об этой акции, как оказалось, уже было известно в Вашингтоне, в частности в Госдепартаменте США, и Владыка Андрей имел возможность высказать свое мнение о продолжающемся преследовании православных в РФ, а именно в Санкт-Петербурге.
Собравшиеся с большим интересом восприняли рассказ Архиепископа Андрея и выразили свою полную поддержку истинно-православным христианам в РФ, единственная «вина» которых заключается в том, что они не признают советскую псевдо-церковную организацию МП РПЦ, созданную в 1943 году И.Сталиным..
Внимание со стороны высокопоставленных представителей американской администрации вызвано тем, что организатор провокации, некий А.Артюх, возглавляющий «Народный собор» в Санкт-Петербурге, публично представился как «помощник президента В.В.Путина», что сразу переводит его действия на уровень государственного преследования верующих в РФ.
В процессе обсуждения проблем ИПХ были высказаны мнения о нарушениях конституции РФ самими властями на всех уровнях, о попрании прав людей в РФ в области религиозной жизни, о мерах противодействия тоталитарному режиму Путина на международном уровне.
По возвращению из Вашингтона в свою резиденцию в гор.Эдмвуд Парк, штат Нью-Джерси, Владыка Андрей планирует официально запросить Администрацию В.Путина о действиях А.Артюха против РПАЦ.
 
Пресс-служба РПАЦ в Америке.

 * * *

ТАК ОНИ ПЫТАЮТСЯ ЗАТОПТАТЬ В ГРЯЗЬ РУССКУЮ ЧЕСТЬ

Глубокоуважаемый Георгий Михайлович!

В последнем выпуске Вашего великолепного и неповторимого издания «Верность» (#188) была опубликована Ваша работа «Три поколения самозванцев». Я прочитал ее, как говорится, на одном духу, находя в каждом новом параграфе все то, что знал, но не обращал внимания или старался забыть в силу того, что как бы это дело прошлого, история движется вперед, события сменяют события, люди, чьи имена 30, 40  или 50 лет назад были у всех на слуху, в наши дни ушли в небытие, о многих не осталось даже воспоминаний.

Вы же, со своим безусловным чутьем историка, устанавливаете глубокие причинно-следственные связи между процессами и событиями полувековой давности и тем, что происходит сейчас, будь то в Москве или Санкт-Петербурге или Мадриде или Париже или Нью-Йорке. Ваша большая статья несомненно должна стать для честных людей, болеющих за нашу Матушку-Русь, важной вехой в осмыслении того, что случилось с Россией более 95 лет назад и что с нею делают поныне.

История предательства одной ветви Романовых, так называемых «кирилловичей», весьма поучительна и наталкивает на серьезные размышления и выводы. Родоначальник ветви, Великий Князь Кирилл Владимирович, предал нашего Государя в самые тяжелые для России дни. Как рассказывал мой отец, он воткнул себе в петлицу морского офицера красную гвоздику, символ революции, символ переворота и уничтожения подлинной России, и явившись к Таврическому Дворцу с подчиненным ему Морским Экипажем сделал рапорт Родзянке о приверженности революции. Это было во дни Февральской революции, 1 марта 1917 года.

Однако и сын его, Владимир Кириллович, пошел прямо по стопам предательства русских национальных интересов. Спустя 30 лет, в 1947-48 годах, когда все надежды и чаяния нашей эмиграции были направлены только на одно – на свержение ненавистной большевитской власти в СССР, - Князь Владимир Кириллович променял судьбы русского народа на личное семейное благоустроение с Леонидой Багратиони-Кирби. Вы описали малоизвестный сейчас многим факт, как его ожидали для объявления организации русского сопротивления, а он попросту... изчез. И объявился несколько дней спустя в Швейцарии, счастливый новобрачный, готовый принимать поздравительные телеграммы и адреса. Медовый месяц, подарки, поездки на яхте, визиты, светские рауты... Не до русского сопротивления, не до России!

В нашей семье, всегда сильно монархически настроенной, не раз пересказывали этот случай, когда собирались такие же русские эмигранты первой и второй волны. Помню, полковник Генштаба Ш., частый гость в нашем доме в начале 60-х годов, сядет за старый дребезжащий рояль, который мама приобрела на какой-то разпродаже чтобы не потерять навыков игры, - так вот сядет бравый полковник Ш. за рояль, ударит по клавишам и хриплым старческим голосом поет:

«Что же ты, наш свет-Кириллыч,

Нас на бабу променял?

Только ночь с ней провозжался,

А наутро бабой стал...»

Подлинные монархисты к этому браку князя Владимира Кирилловича относились с насмешками и осуждениями. Леониду Кирби никогда не принимали за Великую Княгиню, как бы все «кирилловичи» ни старались заставить людей нашего круга принять ее в этом статусе.

К их дочери Марии Владимировне, как я хорошо помню, потому что мы примерно одного возраста, в нашей среде относились тем не менее с нежностью и надеждой. Она росла и воспитываалсь где-то в Европе, ее фотоснимки мы вырезали и вкладывали в альбомы. Она была миловидной и даже красивой девушкой. Вы знаете русских: мы прощаем всем все, мы не замечаем опасных признаков, мы – мечтатели, к сожаленью, и в политике. Когда она вышла замуж за германского принца, мы с радостью повторяли слова старших: и в православие его перевела, какая молодец, наша русская порода!

Мой отец до самых 80-х годов, почти до своей кончины, состоял в нескольких монархических организациях, платил исправно членские взносы, собирал деньги для поддержки «Дома Романовых». Вы не написали этого, но это же правда, что нашими долларами, франками, дойч-марками, кронами, фунтами, которые собирались по всему миру, «кирилловичи» распоряжались по праву «царствующей династии», которой в действительности они не являлись. Они попросту завели такой бизнес: обирали русских эмигрантов.

Однажды мой отец вернулся из Нью-Йорка, где имел беседу с Князем Белосельским в его «Доме Свободной России», и с возмущением рассказал, как кто-то из окружения Князя нахально стал подсмеиваться над эмигрантами: Романовы знают, как надо стричь овечек! Тем не менее, мой отец продолжал с каждого своего трудового, а потом пенсионного чека выделять хотя бы 5 или 15 долларов. Так поступали многие русские, по крайней мере, в нашем окружении.

Поездки Марии Владимировны с начала 90-х годов в так называемую «Россию» нас всех повергли в расстройство. Могу прямо сказать, что с того времени русские монархисты-эмигранты окончательно отошли от нее. Теперь мы видим, как Мария Гогенцоллерн (не Романова!) принимает поздравления от наследников чекистской породы. Она безразсудно соглашается на парад войск с красными знаменами. Если бы наши старые генералы и полковники, в 1953 году посылавшие приветствия в связи с ее рождением, были живы, они бы, наверное, высказались в ее адрес, как полагается и в совсем ином смысле. Третье поколение этой ветви Романовых встало на путь предательства и продажи русского национального достоинства. Так они пытаются затоптать в грязь русскую эмиграцию, но мы нашу честь поруганию никому не дадим!

Вы совершенно правы, когда обратили внимание, что Мария Владимировна никогда не была воцерковленной, как между прочим, и ее отец Князь Владимир Кириллович. Отношения между Владимиром Кирилловичем и нашей Зарубежной Церковью всегда были натянуто-холодные. Сейчас мы видим, как Мария Владимировна со своим сыном Георгием идут в церкви Московской Патриархии. Но кого они хотят обмануть? Нас, уже давно выяснивших во многих обстоятельствах и утвердившихся в мнении, кто такие «кирилловичи»? Или самих гебешников в рясах? Все это игра на сцене какого-то провинциального театрика.

Вам, дорогой Георгий Михайлович, от всех нас, оставшихся верными нашей исторической России, хочу передать глубокую благодарность за то, что Вы рассказали правду об этих трех поколениях самозванцев.

Иван Александров,

Вашингтон, Округ Колумбия.

===============================================================================================

  Во всём мире осталась только одна газета, следующая заветам истинной Зарубежной Церкви и вождей Белого Движения – «Наша Страна».

     НАША СТРАНА,  не  занимается  торговыми делами,  не жертвует убеждениями   русских православных патриотов,  ради материальных и иных доходов для увеличения тиража. Она издается исключительно за счет подписки и пожертвований тех, кто разделяет ее идеологию и надежду на свободную в будущем Россию.

           Не дайте ей заглохнуть, закрыться. Поддержите её. Не только своей        подпиской и своими пожертвованиями, но и составив завещание в её пользу.        Сделайте всё возможное, чтобы  обеспечить  её  дальнейшее  существование! Не  откладывайте  дело  помощи  на  "завтра"  помогите  "сегодня".

1948 - 2013

" Н А Ш А    С Т Р А Н А "

Основана 18 сентября 1948 г. И.Л. Солоневичем. Издательница: Лидия де Кандия. Редактор: Николай Леонидович Казанцев.     9195 Collins Ave. Apt. 812, Surfside, FL. 33154, USA  Tel: (305) 322-7053

Электронная версия "Нашей Страны" www.nashastrana.info

Просим выписывать чеки на имя редактора с заметкой "for deposit only"  Денежные переводы на: Bank of America, 5350 W. Flagler St. Miami, FL. 33134, USA. Account: 898018536040. Routing: 063000047.

Цена годовой подписки: В Аргентине - 200 песо,  Европе 55  евро, Австралии - 80 долл. Канаде - 70  долл. США - 65 ам. долл. Выписывать чеки на имя:Nicolas Kasanzew, for deposit only.

===============================================================================================

ВЕРНОСТЬ (FIDELITY)  Церковно-общественное издание    

   “Общества Ревнителей Памяти Блаженнейшего Митрополита Антония (Храповицкого)”.

      Председатель “Общества” и главный редактор: проф. Г.М. СолдатовТехнический редактор: А. Е. Солдатова

      President of The Blessed Metropolitan Anthony (Khrapovitsky) Memorial Society and  Editor in-Chief: Prof. G.M. Soldatow

     Сноситься с редакцией можно по е-почте:  GeorgeSoldatow@Yahoo.com  или 

      The Metropolitan Anthony Society,  3217-32nd Ave. NE, St. Anthony Village,  MN 55418, USA

      Secretary/Treasurer: Mr. Valentin  Wladimirovich Scheglovski, P.O. BOX 27658, Golden Valley, MN 55427-0658, USA

      Список членов Правления Общества и Представителей находится на главной странице под: Contact

      To see the Board of Directors and Representatives of the Society , go to www.metanthonymemorial.org and click on  Contact

      Please send your membership application to: Просьба посылать заявления о вступлении в Общество:  

      Treasurer/ Казначей: Mr. Valentin  Wladimirovich Scheglovski, P.O. BOX 27658, Golden Valley, MN 55427-0658, USA

      При перепечатке ссылка на “Верность” ОБЯЗАТЕЛЬНА © FIDELITY    

     Пожалуйста, присылайте ваши материалы. Не принятые к печати материалы не возвращаются. 

 Нам необходимо найти людей желающих делать для Верности переводы  с русского  на  английский,  испанский, французский,  немецкий   и  португальский  языки.  

Мнения авторов не обязательно выражают мнение редакции.   Редакция оставляет за собой право  редактировать, сокращать публикуемые материалы.   Мы нуждаемся в вашей духовной и финансовой  поддержке.     

Any view, claim, or opinion contained in an article are those of its author and do not necessarily represent those of the Blessed Metr. Anthony Memorial Society or the editorial board of its publication, “Fidelity.”

===========================================================================

ОБЩЕСТВО БЛАЖЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА АНТОНИЯ

По-прежнему ведет свою деятельность и продолжает издавать электронный вестник «Верность» исключительно за счет членских взносов и пожертвований единомышленников по борьбе против присоединения РПЦЗ к псевдоцеркви--Московской Патриархии.

The Blessed Metropolitan Anthony Society published in the past, and will continue to publish the reasons why we can not accept at the present time a "unia" with the MP. Other publications are doing the same, for example the Russian language newspaper "Nasha Strana" www.nashastrana.info (N.L. Kasanzew, Ed.)  and on the Internet "Sapadno-Evropeyskyy Viestnik" http://www.karlovtchanin.eu,  (Rev.Protodeacon Dr. Herman-Ivanoff Trinadtzaty, Ed.). There is a considerably large group of supporters against a union with the MP; and our Society  has representatives in many countries around the world including the RF and the Ukraine. We are grateful for the correspondence and donations from many people that arrive daily.  With this support, we can continue to demand that the Church leadership follow  the Holy Canons and Teachings of the Orthodox Church.