ВЕРНОСТЬ - FIDELITY 83 - 2007

APRIL/АПРЕЛЬ 22

The Editorial Board is glad to inform our Readers that this issue of “FIDELITY” has articles in English, and Russian Languages.

С удовлетворением сообщаем, что в этом номере журнала “ВЕРНОСТЬ” помещены статьи на английском и русском языках.

CONTENTS - ОГЛАВЛЕНИЕ

1.   SHOULD THE CHURCH BE IN STEP WITH THE TIMES? Archbishop Averky of Jordanville

2.  An Open Letter of the Acting Head of the Russian Spiritual Mission of ROCOR(L) in Jerusalem, Abbot Andronicus (Kotlyarov) to Metropolitan Laurus and the ROCOR(L) Synod.

   ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО от исполняющaго обязанности начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме Игумена Андроника Котлярова

     A LETTER FROM a  group of 13 Jordanville monastics to Metr. Lavr:

3.  JUDAS, PILATE AND ROCOR. Vladimir Moss

4.  A GRECO-RUSSIAN SAINT NUN HELENA OF CHIN. Dr. Vladimir Moss

5.  ALEXANDER PETROVICH BYRDIN.  Dr. Vladimir Moss

6.  WHAT WAS METROPOLITAN SERGIUS LIKE?

7.  ЭФФЕКТЪ ДIОМИДА. Вадим Виноградов

8.  ЛОЖНАЯ УЛОВКА НЕПОМИНОВЕНИЯ. Г. М. Солдатов

9.  БИБЛИЯ О ВРАЧАХ И МЕДИЦИНЕ, О ЛЕЧЕНИИ И ВРАЧАХ.  свящ.  М.Обухов

10. MORAL VALUES .  Joel Belz

11 БИБЛИЯ ОБ АБОРТЕ.

12. СВЯТЫЕ ОТЦЫ И ЦЕРКОВЬ ОБ АБОРТЕ.

13. РОНС ТРЕБУЕТ ЗАПРЕТИТЬ АБОРТЫ В РОССИИ

14.  РОССИЯ - ПОСЛЕДНЯЯ КРЕПОСТЬ. Родион Часовников

15. СЕРБСКИЙ ЧУДОТВОРЕЦ В РОССИИ. Перевод Алексея Чароты

16. ВОСТОЧНЫЕ ПОХОДЫ. К ИСТОРИИ "КРЕСТОВЫХ ПОХОДОВ" ВАТИКАНА НА ВОСТОК. Свящ. Андрей Плионсковский

17   ПРОСОВЕТСКАЯ АДМИНИСТРАЦИЯ РФ И ЕЁ ОТДЕЛ МП ПОПРЕЖНЕМУ ПРЕСЛЕДУЮТ ПРАВОСЛАВИЕ.  Монах Даниил

18  НОВЕЙШИЕ СЕКТАНТЫ. Г.М. Солдатов

19. О КАНОНИЧЕСКОМ ПОЛОЖЕНИИ РУССКОЙ ИСТИННО-ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ И СЕКТАНТСКИХ ГРУПП: "михальченковцев" (т.н. "РосИПЦ")

20.  Нам пишут.  Letters to the Editor. 

H O L O C A U S

THE GENOCIDE OF THE SERBIAN PEOPLE  - ГЕНОЦИД СЕРБСКОГО НАРОЛА

21.   KOSOVO, 1999: AN  INSIDER'S  VIEW.  Christopher  Deliso

22.    СЕРБИЯ  БЕЗ  МОНАРХА.  Александр Рожинцев

23 THE INCONVENIENT SERBS.   Spengler

24.  TERRORISED BY 'WAR' ON TERROR'. How a Three-Word Mantra Has Undermined America. Zbigniew Brzezinski

* * *   

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу  * Glory to the Father and to the Son and to the Holy Spirit

Δόεα Πατρί καί Υίώ καί 'Αγίώ Πνεύματι

Общество Блаженнейшего Митрополита Антония, со времени своего основания, следуя примеру своего небесного покровителя, непрестанно стремилось объединить разразненные части, совсем еще недавно, бывшей единой Русской Православной Церкви Заграницей. Поэтому Общество с великим прискорбием относится ко всем возникающим распрям между этими разразненными частями и не поддерживает ни одну из них в отдельности, призывая их вновь сплотиться воедино для совместного противостояния унии с Московской Патриархии, пока МП не вернется на путь истиного Православия.

* * *

Где бы не были русские беженцы и эмигранты, всегда по близости находится их мать -- Зарубежная Церковь. Она их духовно окормляет, опекает и заботится о них. Они в ней молятся, крестятся, венчаются и умирают. Они в ней говеют, исповедоваются и причащаются. Они в ней встречают своих, близких по духу людей и соотечественников.

Русские люди, живущие на чужбине, да и конверты, благодарны Господу Богу, что у них есть Зарубежная Церковь ведущая их спасению душ. Для многих из них существование без нее было бы просто немыслимо.

А теперь? А теперь,  мы с ужасом наблюдаем как - презрев заветы Митрополитов Антония, Анастасия, Филарета и Виталия - духовенство Церкви,  не только уселось за один стол, и не только лобызается, но и сослужит с духовенством МП, становясь на необновленческий путь, не считаясь,  ни с церковными канонами, ни с традициями Церкви, ни с волей своей паствы - не желающей быть с прокоммунистическими и аморальными архиереями МП.

Православная Церковь должна доносить до сердец народа не земное, не человеческое учение, а учение Царствия Небесного. По словам апостола Павла, она должна быть воинствующей и вести непрерывную борьбу с тремя врагами: с окружающим лукавым мiром, плотью и дьяволом. Это главное, ради чего Господь создал Церковь на земле. А современная, новая, обновленческая “церковь” утратила это главное назначение и не воинствует уже, а наоборот, подчинилась этому новому лукавому мiру, приспособилась под него, и современные экуменические архиереи и священники Московской патриархии учат так, как угодно правительству страны, греховному человеку и лукавому мiру сему. Многие современные архипастыри и священники утратили духовное разумение, утратили понятие о спасении души человека и вместо этого стали хитрыми обольстителями народов, ведущими паству свою в погибель.  Поэтому РПЦЗ не по пути с МП до тех пор пока она не вернется на путь истинного Православия и осудит принятые ей ереси.

* * *

Orthodox Christians have a tradition to greet each other for 49 days after Pascha with a greeting: Christ is Risen! and an answer: Indeed, He is Risen!  Therefore we give to our readers a list of this greeting in different languages.

                    Albanian: Krishti Ungjall! Vertete Ungjall!
                   
Arabic: Al Maseeh Qam! Haqqan Qam!
                    Armenian: Christos harjav i merelotz! Orhniale harutjun Christosi!
                    Byelorussian: Khristos Uvoskros! Zaprowdu Uvoskros!
                    Chinese: Helisituosi fuhuole! Queshi fuhuole!
                    Coptic: Pikhirstof aftonf! Khen o methni aftonf!
                    Czech: Kristus vstal zmrtvy'ch! Skutec ne vstal!
                    Danish: Kristus er opstanden! Ja, sandelig opstanden!
                    Dutch: Christus is opgestaan!
Hij is waarlijk opgestaan!
                    English: Christ is Risen! Indeed, He is Risen!
                    Estonian: Kristus on surnuist ülestõusnud! Tõesti ülestõusnud!
                    Finnish: Kristus nousi Kuolleista! Totisesti Nousi!
                    French: Christ est Ressuscité! En Vérité, Il est Ressuscité!
                    Gaelic: Erid Krist! G'deya! n erid she!
                    Irish Gaelic: Tá Críosd ar éirigh! Go deimhin, tá e ar éirigh!
                    Scots' Gaelic: Tha Crìosd air èiridh! Gu dearbh, tha e air èiridh!
                    Georgian: Kriste aghsdga! Cheshmaritad aghsdga!

                    German: Christus ist aufgestanden! Er ist wahrhaftig aufgestanden!
                    Greek: Christos Anesti! Alithos Anesti!
                    Hebrew: Ha Mashiyach qam! Ken hoo qam!
                    Hungarian: Krisztus feltámadt! Valóban feltámadt!
                    Italian: Cristo è risorto! È veramente risorto!
                    Japanese: Harisutosu Fukkatsu! Jitsu Ni Fukkatsu!
                    Latin: Christus resurrexit! Vere resurrexit!
                    Norwegian: Kristus er oppstanden! Han er sannelig opstanden!
                    Polish: Khristus Zmartvikstau! Zaiste Zmartvikstau!
                    Portugese: Christo Ressuscitou!
Em Verdade Ressuscitou!
                    Rumanian: Hristos a Inviat! Adeverat a Inviat!
                    Russian: Khristos voskres! Voistinu voskres!
                    Serbian: Hristos Vaskrese! Vaistinu Vaskrese!
                    Slavonic: Christos Voskrese! Voistinu Voskrese!
                    Slovak: Kristus vstal zmr'tvych! Skutoc ne vstal!
                    Spanish: Cristo ha resucitado! Verdaderamente ha resucitado!
                    Sweedish: Kristus är upstånden! Ja, Han är sannerligen uppstånden!
                    Syriac: Meshiha qam! Bashrira qam!
                    Ukranian: Kristos Voskres! Voistinu voskres!
                   
Welsh: Atgyfododd Crist! Atgyfododd in wir!

 

 Should  the  Church  Be  In  Step  With  the  Times?
Archbishop Averky
 

In a time when under the name of Christianity, even Orthodox Christianity, every kind of compromise and surrogate is offered men whose spiritual hunger can be satisfied only by uncompromising Truth, the spiritual shepherds have become few who speak straightforwardly the saving word. Archbishop Averky, Abbot of Holy Trinity Monastery at Jordanville, New York, and a leading hierarch of the Russian Church Abroad, is one of these few. In the pages of the Russian religious newspaper published by the Monastery, Orthodox Russia, his voice is continually heard, calling for faithfulness to Holy Orthodoxy and warning of the impending judgment of God on this evil generation.
"Know that we must serve, not the times, but God." St. Athanasius the Great, Letter to Dracontius
IN STEP WITH THE TIMES!-Behold the watchword of all those who in our time so intensely strive to lead the Church of Christ away from Christ, to lead Orthodoxy away from true confession of the Orthodox Christian Faith. Perhaps this watchword does not always nor with everyone resound so loudly, clearly, and openly-this, after all, might push some away!-The important thing is the practical following of this watchword in life, the striving in one way or another, in greater or lesser degree and measure, to put it into practice.
Against this fashionable, "modern" watchword, perilous to souls however it may be proclaimed or however put into practice, openly or under cover, we cannot but fight-we who are faithful sons and representatives of the Russian Church Abroad, the whole essence of whose ideology, in the name of which it exists in the world, is not to be "in step with the times," but to preserve an unchanging faithfulness to Christ the Saviour, to the true Orthodox Christian Faith and Church.
Let us recall how the Blessed Metropolitan Anthony, founder and first head of the Russian Orthodox Church Abroad, in his remarkable essay, "How does the Orthodox Faith differ from the Western Confessions?" wrote concerning the profound difference between our Faith and heterodoxy. He finds this profound difference in the fact that the Orthodox Faith teaches how to construct life according to the demands of Christian perfection, whereas heterodoxy takes from Christianity only those things which are, and to the degree to which they are, compatib1e with the conditions of contemporary cultural life. "Orthodoxy looks upon Christianity as the eternal foundation of true life and demands of everyone to force himself and life until they attain this standard; whereas heterodoxy looks upon the foundations of contemporary cultural life as an unshakable fact. Orthodoxy demands moral heroism-podvig; heterodoxy searches for what in Christianity would be useful to us in our present conditions of life. For Orthodox man, called to eternity beyond the grave, where true life begins, the historically-formed mechanism of contemporary life is an insubstantial phantom; whereas for the heterodox the teaching concerning the future life is a lofty, ennobling idea, an idea which helps one ever better to construct real life here."
These are golden words, indicating for us clearly and sharply the truly bottomless abyss that separates genuine Christian faith-Orthodoxy-from its mutilation-heterodoxy! In the one is to be found ascetic labor (podvig), a turning to eternity; in the other, a strong attachment to the earth, a faith in the progress of mankind on earth.
Further, as Metropolitan Anthony so sharply and justly sets forth, "the Orthodox Faith is an ascetic faith," and "the blessed state which the worshippers of the 'superstition of progress' (to use the felicitous expression of S. A. Rachinsky) expect on earth, was promised by the Saviour in the future life; but neither the Latins nor the Protestants desire to reconcile themselves to this, for the simple reason-to speak frankly-that they poorly believe in the resurrection and strongly believe in happiness in the present life, which, on the contrary, the Apostles call a vapor that shall vanish away (James 4:14). This is why the pseudo-Christian West does not wish and is unable to understand the renunciation of this life by Christianity, which enjoins us to fight, having put off the old man with his deeds, and having put on the new man, that is renewed unto knowledge after the image of Him that created him (Col. 3: 9-l0).
"If we investigate all the errors of the West." Vladika Anthony writes further, "both those which have entered into its doctrinal teaching and those present in its morals, we shall see that they are all rooted in a failure to understand Christianity as ascetic labor (podvig) involving the gradual self-perfection of man."
"Christianity is an ascetic religion," concludes this excellent, forcefully and perspicuously-written essay. "Christianity is a teaching of constant battling with the passions, of the means and conditions for the gradual assimilation of virtues. These conditions are both internal-ascetic labors-and given from without-our dogmatic beliefs and grace-bestowing sacramental actions, which have one purpose: to heal human sinfulness and raise us to perfection."
And what do we see now in contemporary "Orthodoxy"-the "Orthodoxy" that has entered into the so-called "Ecumenical Movement"? We see the complete negation of the above-cited holy truths; in other words: renunciation of true Orthodoxy in the interest of spiritual fusion with the heterodox West. The ''Orthodoxy'' that has placed itself on the path of "Ecumenism" thinks not of raising contemporary life, which is constantly declining with regard to religion and morals, to the level of the Gospel commandments and the demands of the Church, but rather of ''adapting" the Church herself to the level of this declining life.
This path of actual renunciation of the very essence of Holy Orthodoxy-ascetic labor, for the purpose of uprooting the passions and implanting the virtues-was taken in their time by the partisans of the so-called "Living Church" or ''Renovated Church". This movement immediately spread from Russia, which had been cast down into the dust by the ferocious atheists, to other Orthodox countries as well. Still fresh in our memory is the "Pan-Orthodox Congress" convened by Ecumenical Patriarch Meletios IV of sorry memory in 1923, at which were devised such "reforms" as a married episcopate, remarriage of priests, the abolition of monasticism and the fasts, abbreviation of Divine services, suppression of special dress for clergy, etc.
Notwithstanding the collapse at that time of these impious designs, the dark powers were not, of course, pacified, and continued from that time their obstinate and perseverant activity, finding for themselves obedient tools in the ranks of the hierarchy of various Local Orthodox Churches. At the present time also, by the allowance of God, they have attained great success: almost all the Local Orthodox Churches have already entered into the "Ecumenical Movement," which has set as its purpose the abolition of all presently-existing churches-including, of course, the Orthodox Church-and the establishment of some kind of absolutely new "church," which will be completely "in step with the times," having cast away as useless rags, as something "obsolete" and "behind the times," all the genuine foundations of true Christianity, and first of all, of course, asceticism, this being the indispensable condition for the main purpose of Christianity: the uprooting of sinful passions and the implanting of Christian virtues.
We have before us, as an example, an official document of this sort, belonging to the Local Church of Serbia: the journal Theology, published by the Orthodox Theological Faculty in Belgrade (8th year, issues 1 and 2 for 1964). In this journal we find a lead article literally entitled: "The Necessity for the Codification and Publication of a New Collection of Canons of the Orthodox Church." The author of this article, while cunningly affirming that "the ideal principles of the Church will remain everywhere and always unchanging," nonetheless attempts to prove that the collection of canons of the Orthodox Church is only the product of a time long since passed into eternity, and therefore that it does not answer to the demands of contemporary life and must be abolished and replaced by another. This new collection of canons, observe, "must be brought into agreement with the fundamental principles of life," with which the Church supposedly "has always reckoned." "Our time," says this cunning author, "is different in many respects from the time of the Ecumenical Councils, at which these canons were composed, and therefore these canons cannot now be applied."
Let us look now and see precisely which canons it is that this modernist author considers obsolete and subject to abrogation:
-The 9th canon of the Holy Apostles, which demands that the faithful, after entering church, should remain at the Divine service to the end, and should not cause disorder by walking about the church.
-The 80th canon of the Council of Trullo, which punishes clergy by deposition, and laymen with excommunication, for failure to attend church for three successive Sundays without some important reason.
-The 24th canon of the Council of Trullo, which prohibits clergy and monks from visiting race tracks and other entertainments; to this canon the author adds the entirely naive, strange remark that it was only in earlier times that such amusements were places of depravity and vice, while now they are supposedly "centers of culture and education."(?!)
-The 54th canon of the Holy Apostles, which prohibits clergy, without unavoidable necessity, from entering a tavern; here again it somehow seems that previously the tavern was some different kind of establishment from what it is now.
-The 77th canon of the Council of Trullo and the 30th canon of the Council of Laodicea, which prohibit Christian men from bathing together with women; why it is necessary to acknowledge these canons too as "obsolete" is completely incomprehensible!
-The 96th canon of the Council of Trullo, which condemns artificial curling of the hair and in general all adornment of oneself with various kinds of finery "for the enticement of unstable souls"-instead of "adorning oneself with virtues and with good and pure morals"; this canon in our times, it would seem, has not only not become "obsolete," it has become especially imperative, if we call to mind the indecent, shameless womens fashions of today, which are completely unsuitable for Christian women.
This is sufficient for us to see what purpose it is that the aforementioned "reform" in our Orthodox Church has in view, with what aim there is proposed the convocation of an Eighth Ecumenical Council, about which all "modernists" so dream, already having a foretaste of the "carefree life" that will then be openly permitted and legitimized for all!
But let us reflect more deeply upon what is the terrible essence of all these demands for the abrogation of supposedly "obsolete" canonical rules. It is this: these contemporary church "reformers" who now so impudently raise their heads even in the bosom of our Orthodox Church itself (and terrible to say, their number includes not merely clergy, but even eminent hierarchs!) accept contemporary life with all its monstrous, immoral manifestations as an unshakable fact (which is, as we have seen above, not at all an Orthodox, but a heterodox, Western conception!), and they wish to abrogate all those canonical rules which precisely characterize Orthodoxy as an ascetic faith that calls to ascetic labor, in the name of the uprooting of sinful passions and the implanting of Christian virtues. This is a terrible movement, perilous for our Faith and Church; it wishes to cause, in the expression of Christ the Saviour, the salt to lose its savor; it is a movement directed toward the overthrow and annihilation of the true Church of Christ by means of the cunning substitution for it of a false church.
The above-mentioned article in the Serbian theological journal is still discreet, refraining from complete openness. It speaks of the permissibility in principle of marriage for bishops, but in life we hear ever more frequent and persistent talk of far worse-namely, of the supposed inapplicability in our times of all those canonical rules which demand of candidates to the priesthood and of priests themselves a pure and unblemished moral life; or, to speak more simply, of the permissibility for them of that terrifying depravity into the abyss of which contemporary mankind more and more plunges itself.
It is one thing to sin and repent, knowing and acknowledging that one is sinning and is in need of repentance and correction of life. It is something else again to legitimize lawlessness, to sanction sin, lulling thus one's conscience and thus abolishing the very foundations of the Church. To this we have no right, and it is a most grievous crime before God, the Holy Church, and the souls of the faithful who seek eternal salvation.
And for how long, to what limits may we permit ourselves to go on such a slippery path, abrogating the Church canons which uphold Christian morality? Right now in America and, as we hear, in places also in other countries which have accepted contemporary "culture," there is increasing propaganda for the official abrogation of marriage and the legalization in place of marriage of "free love"; the use of contraceptive pills is being sanctioned for married couples, and even for the unmarried, since marriage supposedly has as its purpose not the procreation of children, but "love"; legal recognition is being prepared for the heinous, unnatural passion of homosexuality, all the way to the establishment for homosexuals of a special church wedding rite (proposal of an Anglican bishop); etc., etc.
And so? Should our Church too follow this fashionable path- "in step with the times," so as not to be left behind the march of life? But what kind of "church" will this be that will allow itself all this, or even merely look at it with all-forgiving condescension? It will be no longer a church at all, but a veritable Sodom and Gomorrah, which will not escape, sooner or later, the terrible chastisement of God.
We must not allow ourselves to be deluded and deceived, for we do not need such a "church," or rather "false church." We may ourselves be weak, and feeble, and we may often sin, but we will not allow the Church canons to be abrogated, for then it will become necessary to acknowledge the very Gospel of Christ, by which contemporary men do not wish to live, as "obsolete," as "not answering to the spirit of the times," and abrogate it!
But the Gospel of Christ, together with all the canons of the Church, as well as the Church ordinances, outline for us that Christian ideal toward which we must strive if we desire for ourselves eternal salvation. We cannot allow a lowering of this ideal for the gratification of sinful passions and desires, a blasphemous abuse of these holy things.
Whatever "reforms" all these contemporary criminal "reformers" may desire, the truly-believing Orthodox Church consciousness cannot acknowledge or accept them. And whatever the apostates from true Orthodoxy, from the ascetic Faith, may do, we will not allow the modernization of our Church, and we will NOT go "in step with the times"!

* * *

An Open Letter of the Acting Head of the Russian Spiritual Mission of ROCOR(L) in Jerusalem, Abbot Andronicus (Kotlyarov) to Metropolitan Laurus and the ROCOR(L) Synod.

To His Eminence Metropolitan Laurus of Eastern Americana and New York and Your Graces, the Members of the ROCOR Synod of Bishops.

"Now we command you, brethren, in the name of our Lord Jesus Christ,  that ye withdraw yourselves from every brother that walketh disorderly, and not after the tradition which he received of us." (2 Thess. 3"6)

Your Eminence,

Your Graces,

Bless!

I appeal to You through this open letter in order to again call upon Your Eminence and Your Graces at the meeting of the Synod of Bishops which begins April 6/19, 2007 prior to the signing of the Act of Canonical Communion with the Moscow Patriarchate, to again approach examination of the issue of the signing of this Act with great caution.

The reasons for such apprehension are as follows:

I. The All-Diaspora Sobor adopted a Resolution concerning the healing of the wounds of division within the Russian Church, in which is stated in particular that "Our Paschal joy is joined by the great hope that in the appropriate time, the unity of the Russian church will be restored upon the foundation of the Truth of Christ, opening for us the possibility to serve together and to commune from one Chalice."

"The appropriate time" was considered by each one of us to be the "forthcoming Local Council of One Russian Church", which we had hoped would "settle remaining unresolved church problems" (from the Resolution of the IV All-Diaspora Council on the issue of healing the wounds of division with the Russian Church, from May 11, 2006).

The IV All-Diaspora Council emphasized unambiguously that one of the primary obstacles dividing our oneness is the ecumenism preached by the Moscow Patriarchate, which unconditionally ranks among primary dogmatic issues.

The leadership of the Moscow Patriarchate did not wish to hear our collegial voice, expressed in the Resolution and reject the heresy of ecumenism - on the contrary it became even more active and in July, 2006 conducted the World Summit of Religious Leaders in Moscow, the largest ecumenical orgy in the history of the Church.   One can only call such events the absolute disdain on the part of the Moscow Patriarchate leadership for the determination of the Church Abroad Sobor.

II.  In the November 26/December 6, 2006 "Epistle to the God-loving Flock", the Holy Synod of ROCOR echoes the All-Diaspora Council, explaining the impermissibility of the MP's ecumenical activity which impedes our canonical unity with it:  "One such issue is the continued participation by representatives of the Moscow Patriarchate in the World Council of Churches.  The All-Diaspora Council had brought attention to this in its Resolution:  "From discussion at the Council it is evident that the participation of the Russian Orthodox Church of the Moscow Patriarchate in the World Council of Churches disturbs our clergy and flock.  We ask the hierarchy of the Russian Orthodox Church of the Moscow Patriarchate with heartfelt pain to hearken to the entreaty of our flock to immediately remove this temptation.

III. Likewise, the question of sergianism  is among the "yet unresolved church issues".  Yielding the authority of its final resolution to the forthcoming Local Council of the One Russian Church, we all hope that it will be convened.  However to our great sorrow we must admit that the convening of such a Sobor is not visible in the foreseeable future.

IV. Is it possible to approach the signing of the Act of Canonical Communion, and moreover approach eucharistic communion with Christian churches with which we have unresolved issues?  Such a move will unavoidably result in believers and non-believers approaching One Chalice!  But in his Epistle, the holy Apostle Paul teaches the Church quite  the contrary:  "Be ye not unequally yoked together with unbelievers:  for what fellowship hath righteousness
with unrighteousness? And what communion hath light with darkness?" (2 Cor. 6:14)

In his "Discourse on the Dread Judgment" Saint John of Shanghai and San Francisco wrote:  "The search for compromise will be the characteristic trait of people.  Directness of confession will vanish.  People will cunningly justify their fall and a tender malice will support this common state; and people will form the habit of apostasy from truth and the sweetness of  compromise and sin."  Did not St. John prophesy about our current days?  About whom was our Vladika Saint John speaking when he prophesied:  "There will be a massive falling away from the faith, furthermore many bishops will betray the faith and in justification they will point at the glowing well-being of the Church."

But the Most Blessed Metropolitan Philaret said:  "You have probably heard many times how there are many most sublime, beautiful and seemingly Christian words being said about everyone joining together into one faith, one religion.  But remember,  what lies behind this is precisely indifference towards truth.  If a person valued truth, he would never agree to this.  It is precisely because everyone is little interested in truth and wishes only to make things simpler and more convenient even in matters of the faith,  this is why they say that everyone must unite", i.e. each person must admit that his faith is not the truth, and only when all these truth-less faiths combine into one, then somehow truth will emerge.  Brethren, let us fear such indifference toward the truth.  Our Lord Jesus Christ clearly indicates to us in Revelations how terrifying indifference toward the truth is.  He speaks to the Angel of the Church of
Laodiceans:  "I know thy works, that thou art neither cold nor hot:   I would thou wert cold or hot.  So then because thou art lukewarm, and neither cold nor hot ( lukewarm - you do not treasure the truth) I will spue thee out of My mouth."  This is expressed more severely and strongly in the Slavonic text:  "I will vomit you out of My mouth", just as an organism expels something truly repulsive and harmful to it.

As a supporter of the unity of the Russian Church, I draw your attention to the fact that genuine union is only possible on the basis of Christ's Truth, in the spirit of the conciliar decisions of the IV All-Diaspora Council, otherwise a split will definitely occur within the Church Abroad, may God deliver us from this!

I am greatly concerned for my fellow brethren and sisters in God's service in the Holy Land as well as for my flock and their future.   Will the signing of the Act of Canonical Communion and the commemoration of Patriarch Alexei II as First Hierarch of the Russian Church  be an act of coercion against the people who have dedicated their entire lives to the service of Truth and the confession of the ideals of our Russian Orthodox Church Abroad?  Our striving for unity with the MP must not bring us to falling away from the Truth!

In the "Epistle to the God-loving Flock from the Synod of Bishops Russian Orthodox Church Abroad meeting on May 15-19, 2006" Your Eminence and Your Graces had promised "to make steps on the path of reconciliation with the Russian Orthodox Church Moscow Patriarchate circumspectly so as not to break a bruised reed (Matt. 12:20)., you assured us that we intend to pursue the matter of the union of the Russian Church without delay, but only in step with a satisfactory, mutually acceptable resolution of remaining problems."

As we can see the problems with the MP remain, yet the date of the triumphant unification with it has been decided!

Before drinking from a well it is cleaned thoroughly and only then do people drink water from it:  this applies even more to us for we must remove the spiritual impurities of sergianism and ecumenism prior to partaking in union of the Vivifying Moisture from One Chalice.

I humbly ask You, dear Vladika's, to enclose our Church within Truth and preserve the small flock entrusted to You in Church unity and Love!

I remain the humble servant of Your Eminence.

Abbot Andronicus
Holy City of Jerusalem
3/16 April, 2007
St. Nicetas the Confesso

* * *

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО от исполняющaго обязанности начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме Игумена Андроника Котлярова

 

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшемму Лавру
Митрополиту Восточно-Американскому и Нью-Йоркскому
И Преосвященным Членам Архиерейского
Синода Р.П.Ц.З.

" Завещаем же вам, братия, именем Господа нашего Иисуса
Христа удаляться отвсякого брата, поступающего бесчинно,
а не по преданию, которое приняли отнас "(2 Фес. 3, 6).

Ваше Высокопреосвященство,
Ваши Преосвященства,

Благословите!

Обращаюсь к Вам сим открытым письмом дабы вновь призвать Ваше Высокопреосвященство и Ваших Преосвященств на Архиерейском Синоде, который начнется 6/19-го апреля 2007 г. перед подписанием Акта Канонического Общения с Московской Патриархией еще раз с большой осторожностью подойти к рассмотрению вопроса о подписании этого Акта.

Причины этого опасения сутьследующие:

1. Всезарубежный Собор принял Резолюцию по вопросу уврачевания раны разделения внутри Русской Церкви, где в частности нами было сказано:“ Нашей Пасхальной радости сопутствует великая надежда, что в благоприятное для сего время, будет восстановлено, на основе Христовой Истины, единство в Русской Церкви, открывающее нам возможность служить вместе и причащаться от единой Чаши.”

Благоприятным для сего временем, каждый из нас считал “грядущий Поместный Собор Единой Русской Церкви”, который, как того мы и чаяли “ урегулирует и остающиеся неразрешенными церковные вопросы ”(из резолюции IV-го Всезарубежного Собора по вопросу уврачевания раны разделения внутри Русской Церкви от 11 мая 2006 г.) .

IV Всезарубежный Собор недвусмысленно подчеркнул, что одним из важнейших препятствий, разделящим наше единство есть проповедуемый Московской Патриархией – экуменизм, который безусловно относится к разряду наиважнейших вероучительных вопросов.

Руководство Московской Патриархии не пожелало услышать нашего Всезарубежного Соборного голоса, выраженного в Резолюции и отказаться от ереси экуменизма – напротив она стала еще активнее и в июле 2006 г. провела в Москве крупнейший в истории Церкви экуменический шабаш - Всемирный Саммит Религиозных Лидеров. - Только совершенным пренебрежением руководства Московской Патриархии к Соборным Определениям Зарубежной Церкви можно назвать подобные мероприятия.

2) 26 ноября /9 декабря 2006 г Священный Синод Р. П. Ц. З. в своем “Обращением к боголюбивой пастве” вторит Всезару-бежному Собору, разъясняя недопустимость экуменической активности МП, препятствующей нашему с ней каноническому единству: “ Одним из таких вопросов является продолжающееся участие представителей Московского Патриархата во Всемирном Совете Церквей. Всезарубежный Собор обратил на это внимание в своей Резолюции:«Из обсуждений на Соборе видно, что участие Русской Православной Церкви Московскаго Патриархата во Всемирном совете церквей вызывает смущение в среде нашего клира и паствы. Мы с сердечной болью просим священноначалие Русской Православной Церкви Московского Патриархата внять мольбе нашей паствы о скорейшем устранении этого соблазна. ”

3) Вопрос сергианства так же относится к разряду «остающихся неразрешеных церковных вопросов». Отдавая полномочия его окончательного разрешения грядущему Поместному Собору Единой Русской Церкви – мы все уповаем на Его созыв. Однако к великому прискорбию стоит вcе же признать, что в обозримом будующем созыв такого Собора не предвидится.

4) Возможно ли приступатьк подписанию Акта о каноническом общении, а уж тем паче приступать к Евхаристическому общению с теми христианскими церквями, в отношениях с которыми имеются неразрешимые вопросы? Такой путь непременно приведет нас к тому, что к единой Чаше приступят верные с неверными! Но св. Апостол Павел в своем Послании поучает Церковь совершенно другому:“ Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? ” (2-е Корф. Гл.6, Ст. 14)

Святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский в своей “Беседе о Страшном Суде” писал:“Искание компромисса будет характерным настроением людей. Прямота исповедания исчезнет. Люди будут изощренно оправдывать свое падение и ласковое зло будет поддерживать такое общее настроение, и в людях будет навык отступления от правды и сладость компромисса и греха.” Не о сегодняшних ли днях пророчествовал Святитель Иоанн? О ком говорил наш Владыка Святитель Иоанн, когда пророчествовал:“ Будет массовое отпадение от веры, причем изменят вере многие епископы и в оправдание будутуказыватьна блестящее положение Церкви.” .

А Блаженнейший Митрополит Филарет говорил:“ Вы, вероятно слышали не раз, как теперь много говорится самых высокопарных, красивых, как будто-бы христианских слов, об объединении всех в одну веру, в одну религию. Но помните, что внутренняя подкладка здесь как раз и есть равнодушие к истине. Если бы она была дорога для человека, он никогда бы это не пошел. Именно потому, что истина мало всех интересует, а просто хотят попроще да поудобнее как-то устроится и в деле веры, поэтому и говорят нужно объединиться всем”, т.е. каждый должен признать, что его вера не истинная, а
только когда все эти неистинные веры сольются в одну, то откуда-то появится истинная. Будем, братие, бояться такого равнодушия к истинне. Господь наш Иисус Христов в Апокалипсисе нам ясно указывает, на то как страшно равнодушие к истине. Он там обращается к Ангелу, Предстоятелю Лаодикийской Церкви, и говорит:«Знаю твои дела, Ты не холоден и не горяч, о если бы ты был горяч или холоден! Но так как ты не холоден и не горяч (а тепл, ни то -ни се, недорога тебе истина), то извергну тебя из уст Моих!” Еще резче и сильнее сказано в словянском тексте:«Изблевати тя имам из уст Моих», как организм выбрасывает из себя что-то решительно противное и вредящее ему."

5) Являясьсторонником единства Русской Церкви, я обращаю Ваше внимание, что действительное единение возможно только на основе Христовой Истины, в духе Соборных решений IV Всезарубежного Собора, ибо в противном случае в Зарубежной Церкви непременно произойдёт раскол, от чего да избавитнас Бог!

Переживая за собратьев и сестер, несущих служение на Святой Земле и за своих пасомых, обеспокоен за их будущее. Не явится ли подписание Акта о каноническом общении и поминовение Патр. Алексия II, как Предстоятеля Русской Церкви - Актом духовного насилия над людьми, всю свою жизнь посвятивших служению Истине и исповеданию идеалов нашей Русской Православной Церкви Заграницей? Наше стремление к единению с МП не должно привести нас к отпадению от
Истины!

В “Послании к боголюбивой пастве Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей, состоявшегося с 15 по 19 мая 2006 г.” Вы, Ваше Высокопреосвященство и Ваши Преосвященства обетовали:“ с осмотрительностью делать шаги на пути примирения с Русской Православной Церковью Московского Патриархата, чтобы "не сломить тростинки надломленной"(Мф. 12, 20)..., заверяли, что... дело единения Церкви Русской мы намерены совершать неотлагательно, но по мере удовлетворительного взаимоприемлемого решения остающихся проблем.”

Проблемы в МП, как видим, остались, а дата торжественного соединения с ней уже определена!

Прежде чем пить из колодца – его основательно чистят, и только потом пьют из него воду: тем более необходимо нам удалить духовные нечистоты сергианства и экуменизма, прежде чем мы вкусим сообща Живительную Влагу от единой Чаши.

Смиренно прошу Вас, дорогие Владыки, оградить нашу Церковь Правдою и Истиною и сохранить вверенное Вам малое стадо в церковном единстве и в Любви !

Остаюсь Вашего Высокопреосвященства смиренный послушник.


Подпись - Игумен Андроник

Св. Град Иерусалим,

3/16 Апреля 2007

Преп. Никиты Исповедника

* * *

A Letter  to Metropolitan Laurus from a group of 13 Jordanville monastics

Dear All,
Christ is Risen!
Indeed, indeed, indeed He is Risen!
Bright paschal news keep coming these days; here is one in my hasty  translation from Russian
A group of 13 Jordanville monastics have forwarded the following letter to Metr. Lavr:

"We witness, with great sorrow and frustration, that as the rapprochement with the MP progresses, our ROCOR is disintegrating more and more, both externally and internally. We observe with a sad  feeling, that many staunch believers of our Church make a decision to  no longer be with us. We regret to see the bitter fruits of the  unification process: strife,  contention at court, dissent, general  perplexity; tragic destinies of some believers; loss of trust in our
archpastors; disillusionment often bordering on despair; self-willed  behavior of certain bishops not aligned with truth and canons; obvious  deviation from the traditional patristic path of ROCOR; heading for  unification in spite of the fact that many questions of sergianism and  ecumenism have yet to be dealt with in the light of the pure patristic  teaching of the Church. Globalization gains momentum, a tendency for  unification of all nations and religions is all too apparent. Holy  Fathers warned us of this time, and interpreted it as an unleashed  preparation for the coming of the anti-Christ. Participating in this  are all those who are members of the God-fighting WCC, who supports  the unificatory movement of world's religions, termed ecumenism. In  light of this understanding, we experience deep anxiety when we are  told about the forthcoming union of our Church with such as are  obviously not prepared to follow her patristic course, are not  conscious of the dangers of the apostate ecumenist movement, nor do  they readily resist it. If we unite with MP, we will be one with it in  all things, including the heresy of heresies - ecumenism, and the  ecclesiology-distorting sergianism, hence we will be betraying our  Church. Such resistance is the corner-stone of the faith of the Holy  Fathers, the faith that prompted a mother, in times of old, to bless  her children to accept a martyric death. We are wary of the fact, that  unless those crucial problems find their rightful solution, in the  spirit of churchly humility and repentance, it may so happen that in  the future we will not be able to "endure to the end" (Mt. 10.22).  When we are faced with the final decision, who are we with? we may  find ourselves lacking the resoluteness and steadfastness, while the  deadly spirit of apostasy would prevail. This is exactly why we are so  worried and are asking ourselves, can such be the fruits of the Holy  Spirit? We have always believed the admonition of our archpastors that  there can be no unity except in the Truth, and we wish to be loyal to  these words unto the end. These days, however, many believers have  been scandalized by the open disloyalty of many bishops."


Signed by eight (8) monastics, including one archimandrite and three  priestmonks, of the Holy Trinity Monastery, as well as by all the 5  sisters of the St. Elizabeth nunnery in Jordanville.
Metr. Lavr has not responded to this address and forbade its  publication.
 

* * *

JUDAS, PILATE AND ROCOR

Vladimir Moss

Sergianism is the sin of Judas, the selling of the Body of Christ for the sake of security – the “security” provided by the Committee of State Security (the KGB). Ecumenism is the sin of Pilate, the turning away from the quest for truth in dogmatic questions for the sake, again, of security – the “security” provided by union with World Orthodoxy and World Religion in general. At one stroke on May 17 ROCOR will have committed both sins, and fallen into a double condemnation, when it enters into the “ecucommunist” organizations of the Moscow Patriarchate and the World Council of Churches.

The parallels between Sergianism and the sin of Judas, and between Ecumenism and the sin of Pilate, are closer than might be expected. Just as Judas sold Christ to the Jews, to Annas and Caiaphas, so Metropolitan Sergius sold his Church to the Jews – the atheist Bolsheviks who at that time controlled the Soviet Union. Decades later, as has been established by the MP priest Fr. Sergius Gordun, the Bolsheviks compelled the MP to enter the World Council of Churches because in this way they could obtain the seal of approval from the Gentile “Christian” world for their own apostasy. And so, before that impious tribunal, after washing their hands in a hypocritical confession of their innocence, the Soviet hierarchs proclaimed that there was no persecution of the faith in the Soviet Union, thereby condemning the true confessors to further torments while absolving the true thieves and murderers, the Barabbases of our age, of all blame. They then proceeded, as the holy Metropolitan Philaret of New York put it, to “put a sign of equality between truth and falsehood”, Orthodoxy and heresy, by signing up, over the course of the last 46 years, to a long series of anti-Orthodox resolutions of the WCC. In this criminal indifference to truth they were true Pilates, wearily shrugging their shoulders before Truth incarnate and saying: “What is truth?”

“But what has this to do with us?” say the ROCOR uniates. “We are free of the sins of our holy Father Sergius. We protested for a time, and now we have decided to stop protesting. After all, as our most holy Patriarch Alexis says, ‘the declaration of Metropolitan Sergius has gone into the past.’ Let bygones be bygones.” But did not the Jews of Christ’s time say: “His Blood be on us and on our children”? And does not the blood of the New Martyrs betrayed by Sergius fall on every succeeding generation of Russian Christians that does not decisively and publicly denounce his sin? After all, St. John Maximovich said that the guilt for forcing the tsar’s abdication falls on all Russian Christians to all succeeding generations who did not then, or do not now, condemn those who forced the withdrawal of “him who restrains”. Metropolitan Sergius’ sin of 1927 is a continuation of the sin of 1917. If the first removed the restraining power of the Orthodox State, the second removed the restraining power of the confessing Orthodox Church…

Shortly after the Bolsheviks came to power, they erected a statue to Judas Iscariot in Tula. Now the MP is erecting monuments to Metropolitan Sergius in his homeland, while in Ishim, home of ROCOR’s Bishop Eutyches of Ishim, a monument has been erected to Stalin. More than that: a MP website is proclaiming to the whole world that the greatest feast of the Church year is not Pascha, but May 9, when Stalin’s God-hating Red Army, after raping  German women, gained the victory over Nazi Germany, thereby “trampling down death by death”! So Stalin, not Christ, is the saviour of the Moscow Patriarchate. No wonder that Metropolitan Sergius thought that he was “saving the Church” when he surrendered his Church into the hands of Stalin!

Judas at least had the strength to throw away his thirty pieces of silver. Will the ROCOR uniates have the strength to do the same when they at last face up to what they have done? Only God knows the answer to that question. What we can say, however, is that it is unlikely that considerations of pure truth alone will be enough to sway those who have already combined Pilate’s indifference to the truth to Judas’ betrayal of the truth. More likely to sober them up will be a material or psychological shock: the removal of their church by emissaries from Moscow, perhaps, or the replacement of a beloved pastor by a hireling or wolf from overseas.

Those who love ROCOR as she used to be must hope and pray that God will count them worthy of such a sobering-up. In the meantime, they cannot say that they have not been warned – and not only by us anti-uniates. They can do no better than listen to the words of the second hierarch of the Moscow Patriarchate, and probable future patriarch, Metropolitan Cyril (Gundyaev) in his August, 2006 letter to Putin. After calling Metropolitan Laurus a “heresiarch”, and his clergy “false pastors”, he writes: “No contacts whatsoever are permitted with the schismatic collaborationist Russian Orthodox Church Abroad, which has not repented publicly before us for the great sin of blessing the stooge Fascists  by her heresiarch and collaborator, Anastasy.

“We confirm the decision of the Holy Synod of the Russian Orthodox Church-Moscow Patriarchate which excommunicated from our Church the false Metropolitan Anastasy and the schismatics of the ROCA during the years of the holy war [WWII] of the Soviet people under the leadership of our great Orthodox leader, Joseph Stalin, against the fascist enslavers. This verdict against the criminal was pronounced by the State Court. 

No assembly whatsoever, much less one of the political character, or pannikhidas for the followers of Vlasov or the Cossacks, who entered into the service of Hitler, can be allowed. We bless all our faithful children to publicly expel the followers of the Karlovchanians from the parishes of the ROC/MP and of the ROCA. Our clergy and laity are permitted to overthrow the monuments of the fascists stooges von Panwitz, Sultan-Girey, Krasnov, Shkuro, and Vlasov on the territory of the Patriarchate's metochion of All Saints at Sokol and of the parishes of the ROCA…

“May the Lord aid you in the God-pleasing labor of eradicating the impious Karlovchanians with their Vlasov-Fascist world-view, headed by their false Metropolitan Laurus…”

So from the mouth of the new Caiaphas himself in his letter to the new Herod we know exactly how he intends to deal with the new Judases of ROCOR! Nor will ROCOR be able to appeal to help from their new “brothers”, the Pilates of World Orthodoxy. They will be alone, utterly alone, to reap the bitter fruits of their new Babylonian captivity.

“I will not speak of the Mystery to Thine enemies, nor give Thee a kiss as did Judas…”

April 8/21, 2007.

* * *

A GRECO-RUSSIAN SAINT NUN HELEN CHIN.

Dr. Vladimir Moss

Nun Helena was born in Minsk, Belorussia of noble parents who were related to both the Russian and the Greek ruling families (through Queen Olga of the Hellenes - Abbess Tamara Romanov of the Convent of the Ascension, Eleon, Jerusalem was her cousin).  According to Olga Abramides, who had been healed by the saint and lived with her for some months in her hermitage, the family of the blessed one had nine children (six daughters and three sons), all of whom embraced the monastic life at an early age.

Helena and her sister Nina struggled under the direction of a certain virtuous abbess in a coenobitic monastery near Batumi, in Georgia, in order to learn the monastic life. The only photograph of Mother Helena shows her wearing the great schema.

At this time there died a virtuous bishop in the Batumi area. During his burial the face of the virtuous bishop sweated, and came down in streams which the faithful standing by gathered up with reverence. Mother Helena took some of this “holy water” and kept it for the next 75 years. Through her faith, and the faith of those sufferers who came to her, this “holy water” became wonder-working.

After the revolution, the monastery in which the sisters were struggling was destroyed by the Bolsheviks, and they sought refuge in the Caucasus mountains, in an impassable ravine one hour’s walk from the village of Chin, in a thick forest of evergreen trees. For the first two years of their struggle here, the sisters lived in complete isolation. Their only food was a little warm water and a prosphora once a day, which appeared in a miraculous way. Later, when the villagers learned about them and began to help them, and they began to cultivate a garden, the fresh prophora ceased to come…

During the winter they lived in an underground passage. Then the villagers helped them to build a typical Russian cell made out of trunks of trees with a stove. They ate only once a day – boiled potatoes. They never had oil. For Pascha, “to honour the day”, they ate one egg.

The nuns had no communion with the official Churches of Russia or Georgia, and when clergy from these Churches would come up to meet them, Mother Helena would not let them into her cell, nor allow they to celebrate Divine services. For confession and communion they themselves went down to Sukhumi to an exiled priest of Bulgarian origin.

Once some secret policemen tried to catch them. However, Mother Helena was hidden in a miraculous manner, so they found only Mother Nina.

“Are you praying?” one of them asked.

“Yes,” she replied, “for all the Christians. And also for you, since you were baptized in the Name of Christ but have denied Him.”

In 1957 the hermitage was struck by fire. Flames were destroying everything. Then Mother Helena knelt down, raised her hands to heaven and fervently prayed to the Mother of God to help her servants. The Mother of God appeared and put out the fire! And as a sign of her appearance she left the mark of her immaculate foot there. From that time many people came to the hermitage to venerate the foot-print of the Mother of God.

To repair the damage caused by the fire, Mother Helena accepted help from the villagers and pilgrims. A twenty-year-old young man called Christopher Damianides and 42 other Christians worked for three months there to erect new buildings. (Christopher had come a long way from Kazakhstan on hearing of the fame of the saint, although he was very ill. And Mother Helena had healed him after putting him on a strict fast.)

The hermitage was built from wood. So to reconstruct it they had to use huge trees up to 50 metres high. After the completion of the works, Mother Helena called the Christians together, thanked them and said that the next day “Christopher will be able to leave”. The following day, however, she asked him to stay, because “they would have a great temptation”. And indeed, they had many problems from the local Forestry department, because the trees had been cut down without its permission.

After the work was done, some of the faithful offered to Matushka that they use a tree in order to construct a fence around the hermitage.

“No,” she said, “we shall not cut down another tree. But if God wills this work, He Himself will send it us.”

That night there was a terrible storm, and the next morning everyone saw to their amazement that a fir-tree of enormous proportions had been uprooted and stretched from the water right to the boundary of the hermitage. So, in accordance with the saint’s prophecy, the Lord Himself had sent wood to fence it round, in a manner that exceeded human and natural strength.

They had also built a little chapel inside the hermitage. When it was completed, Matushka called the young Christopher, together with Theodore Boukharides, and sent them to the village, saying: ‘There where the Georgians have built a school, there is a buried church dedicated to Saints Constantine and Helena. You excavate it and you will find a hidden icon.” The two young men obediently dug for the church, but could not find anything, and so set off back to the hermitage. Matushka Helena sent them there again, this time with clear and accurate instructions (how many steps to the right and to the left). The young man dug, and this time they found a big icon of the All-Holy Mother of God. While they were bringing it to the hermitage, Matushka, informed “from above” about the discovery, went to meet them holding the honourable Cross and wonderworking holy water. She took the icon, kissed it and put it in the chapel. Then, in the presence of about 50 faithful, the church was filled with a wonderful fragrance. “Come, my children,” she said, “come and see the grace of the Holy Spirit.”

Through the grace of God, Mother Helena knew who were coming to visit her; she called them by their Christian names and said who would be received and who not. She did not receive those with little faith or those burdened by mortal sins.

Once (according to the witness of the monk Fr. Luke Panides) she was visited by a mother with a sick child, who was carrying some food. Matushka did not receive her. Later, when asked she explained that “all of them in the family are unbelievers”. Another time, she told her visitors to sit in a room containing the icon of the Lord not-made-with-hands. While they all saw that the eyes in the Lord’s face were open, one woman saw that they were closed.

“Why is that, Gerontissa?” asked one man.

“John,” she replied, “I am not hindering her, but the Lord Himself, because she practices magic.”

Mrs. Despoina Kalaitzides got to know Mother Helena in 1965 together with a relative of hers. Matushka – who had not seen them before – said to her:

“You are the daughter of Alexandra and you are very like her. I see your father Panagiotes dressed in green.”

Before Despoina and her relative, the hermitage had been visited by two Russian women, bringing some food. However, Blessed Helena had again not received them. Later Matushka Nina told Despoina and her relative that the Russian women had a sick child and on an earlier visit Matushka Helena had advised them to keep the fasts of the Church in order that the child should be healed. And indeed, the child was healed. However, “the Russians easily forget”, and since they were careless, in the end the child fell ill again. And she did not receive the food because it had been stolen from a state institution where they worked.

One evening a bear started groaning mournfully outside the hermitage of the saint. Matushka was frightened at the beginning. However, the cries of the animal forced her to interrupt her prayer. Then she saw that the bear’s paw was wounded. The blessed one plucked up courage, came closer to the bear and bound up the wound.

A few days later the bear returned peacefully, holding in its paws some maize. Matushka received the animal’s gift gratefully, but when she understood that it had taken it from some farm, doing injustice in this way to some unsuspecting farmer, she “scolded” the bear and showed him a piece of wood, indicating in this way that in the future it should bring her firewood. From then on the animal brought firewood, demonstrating in this way his gratitude to the saint.

When sick people came to Matushka, she would counsel them to fast and pray, “for this kind cometh not out except by prayer and fasting” (Matthew 17.21). And since there were no priests to read the Gospel, she would read the Gospel, sprinkling the sick with “holy water” and anointing them with oil from the lampada of the Mother of God. And in accordance with the faith of the sick people, the Lord performed miracles. From the sick she demanded only faith in the power of God and a Christian life thenceforth. At that time there were many “healers” in the Soviet Union. When the sick could not go to the hermitage themselves, their relatives sent their clothes there so that Matushka should bless them.

Like a true nun, Mother Helena had prepared her own grave while she was still alive, outside the hermitage. The simple people, during her lifetime, would take earth from the grave and it would work miracles.

One of the first to be healed through the prayers of Mother Helena was “Katya from Krasnodar”, who suffered from epilepsy. After her healing Katya stayed at the hermitage and became a nun with the name Catherine.

Olga Simeonides witnesses that when she was newly married and her son George was one year old, She fell mentally ill. She was oppressed, didn’t want to be in the house, feared lights and people, etc. With her mother and husband she went to many psychiatrists, with no result. Then a lecturer in psychiatry who was probably a believer discreetly recommended that the prayers of the Church for driving out demons be read. These prayers also did not work, but they did make the condition evident: Olga produced symptoms of demon-possession, and attacked the priests (of the official Georgian Church). Finally her mother in despair began to visit “magicians” and “healers”. At one such visit to a well-known medium, God had mercy on her: the medium, compelled by the grace of God, told her:

“Sit down and listen. You have to find a woman; only she will be able to heal your daughter. She was seven Gospels. At the third your daughter’s illness will be loosed.”

“Since the wretched husband and parents of Olga did not know where to go, they brought the sick woman to her house. For the next month Olga remained lying in a dark room, wrapped in a bed sheet, with absolutely no food or water. There was an icon of the Deisis in the room. One day she heard a sound. Starting up, the sick woman saw a nun standing in front of the icon.

“I am sorry for you,” she said. “Give me your hand, so that I can lift you up. You have twelve days left to live.”

Olga found the courage to stretch out her hand, and hardly had the unknown nun touched her than she felt a supernatural power go through her. Her strength returned and she was completely healed!

When this miracle became known, the thoughts of all turned to “Matushka Helena of Chin”. Olga visited the hermitage to thank her, and recognized in the face of the blessed one the unknown nun who had healed her. Then the saint told her about the satanic bonds of magic, with which, with the permission of God, she had been bound.

“Don’t seek to find out who was responsible,” she said, “because then you will die from sorrow.”

The wife of a very high-ranking Soviet general fell mentally ill. No psychiatrists could help her, so her husband took her – at great risk to himself, since people of his rank were supposed to be atheists – to the hermitage of Chin. Matushka Helena healed the woman. Then the general offered to bring electricity to the hermitage. Matushka refused”

“We are nuns,” she said. “Wax and oil are sufficient for us.”

The general then offered to bring water from the sides of the hill into the depths of the ravine by aqueduct. She accepted this gift.

Matushka Helena was also a prophetess. In 1955 Christopher Damianides, aged 18, was told by his parents to go to Matushka to ask her whether there would be a war.

“No,” she replied. “There will be no war.”

“And how will the situation develop?” asked Christopher.

“The eighth leader [of the Soviet Union] is called Michael [i.e. Michael Gorbachev, the eighth Soviet leader since Lenin]. He will be young and good-looking. He will change the situation. However, there will come great poverty. But finally good times will come…”

Many Pontiac Greeks living in the region wanted to return to Greece. She warned them that they must go only to the Old Calendar Church:

“In Greece there is the new calendar. Don’t go to the churches where it is followed… If Greece returns to the Old Calendar, it will triumph. Otherwise it will perish.”

Matushka Helena died in 1977 (her sister Nina died between the years 1957 and 1959). A Russian-style “open” wooden church has been erected over her grave, and a monk called Boris lives at the hermitage. Her relics have not been uncovered yet. But the earth from her grave is refreshed by a fragrant myrrh which, especially at night, makes the whole area fragrant. And the saint once appeared in a dream to the person who buried her and said:

“Don’t move me, for the oil has reached my eyes…”

* * *

Alexander Petrovich Byrdin

Dr. Vladimir Moss

Alexander Petrovich Byrdin was born on May 15, 1885 in St. Petersburg into a noble family. He was a former cavalry captain in the tsarist army, the assistant commander of a squadron of the Smolensk Ulan regiment. He studied at the Nikolayevsky cadet corpus and the Nikolayevskoye Caucasian school. He was a parishioner at the church of the “Saviour-on-the-Blood” in Petrograd. On December 27, 1930 he was arrested and cast into Petrograd Domzak. On October 8, 1931 he was convicted of “participation in a counter-revolutionary monarchist church organization” and sentenced in accordance with articles 58-10 and 58-11 to three years in the camps. His was part of the group case, “The Case of the ‘True Orthodox’, Leningrad, 1931”. He was transferred to the “Crosses” prison, and then taken under convoy to the Mariinsk camps. Theodore Romanyuk, who got to known Alexander Petrovich on this journey, recalls: “On November 9, 1931 there was a despatch of prisoners from the prison that was called ‘Crosses’. There was a significant number of those being sent under convoy. I was among them. They sent us from Leningrad to a distant distribution camp point in the town of Mariinsk. During this difficult journey, which lasted for ten days, we had to suffer a lot… There was terrible crowding in the carriages of the so-called ‘Stolypin’ type, especially for those who were on the planks of the third tier, where it was very stuffy. During this stage (or perhaps at the end of it in Mariinks) I got to know an unusual person, a Guards colonel in the tsarist army [Alexander Petrovich Byrdin]. He was very pious and was even able not only to do the Jesus prayer like a good monk but also obliged others to do the same, pointing out the good fruits of the monastic prayer. But I don’t know whether any of us who heard the praises of this prayer from Alexander Petrovich paid any attention. He was distinguished for his meekness. He had been imprisoned by the communists because he collected alms for the church of the Resurrection of Christ (on the Blood). During the war he was counted worthy to receive every award that could be given to an officer. When he told about his successes during the war, he sighed and expressed the desire to be as successful in the spiritual war with the devil and sin… We heard from him about a certain blind elder by the name of Laurence, who struggled somewhere in Pskov province. This blind clairvoyant, according to Alexander Petrovich, was distinguished for his unusually fine memory. On hearing about this holy man, Byrdin visited him one and received spiritual benefit. Many days later Alexander Petrovich was intending to visit the elder for a second time. On entering the vestibule of the elder’s house, Alexander Petrovich pronounced a certain word, - whether it was the prayer laid down for this occasion or something else, - but the word was head by the blind elder, and he replied from inside: ‘It’s Alexandrushka!’ Such was the memory and clairvoyance of the blind Elder Laurence.” Nothing more is known about Alexander Petrovich.

* * *

WHAT  WAS  METROPOLITAN  SERGIUS  LIKE?

Dr. Vladimir Moss

Sergianists are constantly trying to prove that the declaration of Metropolitan Sergius, though disastrous for the Church, was nevertheless motivated by the purest of feelings. Apart from the inherent impossibility that an action motivated by the purest of feelings - and therefore inspired by the Grace of God - would bring disaster to thousands, if not millions of people, there is ample evidence that Sergius was an opportunist from the beginning, from well before the revolution. I have produced evidence of this in an earlier posting. Here I quote from the Memoirs of Princess Natalya Vladimirovna Urusova, which have recently been published in Moscow. It is particularly appropriate to cite this memoir in Holy Week, as we meditate on the betrayal of Judas. For Metropolitan Sergius was the twentieth-century Judas. And those in ROCOR who follow him into the Sergianist Moscow Patriarchate will undoubtedly be known to later generations as twenty-first-century Judases. Indeed, as Fr. Seraphim Rose reminded us, we can all, imperceptibly to ourselves, become Judases by taking the easy path of compromise with the truth for the sake of an easier life:

 "The personality of Metropolitan Sergius was of the basest, crawling before the authorities. Many people asked each other: 'Does Metropolitan Sergius really take part in the persecutions and the destruction of churches?' Some did not admit that he took an active part in this, but, unfortunately, they were wrong. He completely sold himself to satan. I can cite a case personally known to me which confirms the fact of his participation in these works.

 "In the church of St. Nicholas the Big Cross there chanted in the choir a young girl, very humble and nice. The whole of her family was religious, and consequently did not recognize the sergianist church. We got to know each other, and I and Andryusha would often go to their dacha near Moscow. Verochka worked in the main post office in Moscow, she was welcoming and good-looking. Once there came to her department on service matters a GPU boss. He was attracted to her and began to talk with her. To her horror and that of her family, he asked for their address. Unexpectedly he came to the dacha, thoroughly frightening everyone, of course. After all, it was impossible ever to know the intentions of these terrible people. Having said hello, he brought out a box of pastries, which no simple mortal could get at that time, and gave it to Verochka, asking her to accept him as a guest. He began to come often and to court her. Probably everyone was quietly and secretly crossing themselves, praying to be delivered from this guest. But there was nothing to be done. He looked about 30, with quite an interesting appearance. Almost immediately they set off on a walk without Verochka's father and mother, while Andryusha and I hurried to leave. Verochka said that she could have liked him, but the single thought that he was not only the boss of a GPU department, but, as he himself said, in charge of Church affairs, repulsed and horrified her. He proposed to her. She refused. 'How can I be your wife, when you are not only not a believer, but a persecutor of the Church, and I can never under any circumstances agree with that.' During their conversations he tried by every means to draw her away from faith in God, but she was unbending, the more so in that she was one of the beloved spiritual children of the murdered Fr. Alexander. He did not give up, but threatened to shoot her and himself. Moreover, he once even got out his revolver and pointed it at her. He continued to visit her. The family's situation was terrible. They couldn't think of sleeping or eating. They spoke only about one thing: how it would all end, with his taking revenge or his leaving them in peace? Verochka rushed around like a trapped bird trying to extricate herself from the claws of a hawk. Once when she was working (at the post office) she was summoned and given a note to go immediately to the GPU at the Lubyanka... It turned out to be his office. He ordered her to take up the telephone receiver. Then he took up another and summoned Metropolitan Sergius. 'Listen to the conversation,' he told her. The conversation was about the destruction of one of the churches in Moscow. Sergius not only did not register any protest, but took part in this terrible affair and gave his agreement. 'Did you hear?' said the boss. 'That's the kind of clergy you bow down to.' She replied that this conversation could not shake her faith in God, and that even before she had not recognized Metropolitan Sergius, while now she was convinced that she had not been mistaken about him. The boss said to her: 'My mother was a believer, and I continued to pray until I was an adult, but there was one incident, which I will not tell you about, that brought me to atheism.' Somewhere in the very depths of this man's heart there still remained some compassion, but, of course, not for everyone, but for Verochka, whom, as it seemed, he really loved. He left her. A year passed and she was not arrested. I do not know exactly what happened to her after that. They say that she married someone else..."

(Materinskij Plach Sviatoj Rusi, Moscow: "Russkij Palomnik", 2006, pp. 285-287)

* * *

Эффектъ Дiомида

Вадим Виноградов

Кому глаголать Правду Христову?

Сразу же после отъятия от России Новомучеников и Исповедников российских на Небо Глава Церкви, Господь Iисусъ Христосъ, повелел глашатаем Своей Правды мiру быть Русской Православной Церкови заграницей, как держащей то,  что Он заповедал Церквам.  

И вот, спустя более полувека, Он повелел, чтобы Его Правда снова бы возвещалась из недр самой России. Почему?

Ответ найдём, обратив внимание на реакцию лукавых сергиан, которые связали  Обращение епископа Дiомида с казалось бы не имеющим никакого отношения к  их объединению с лавритами.

На самом деле не случайно возникло это очередное лукавство сергиан, заявивших, что Обращение еп. Дiомида опубликовали злонамеренные люди, желая сорвать акт  официального объятия сергиан и лавритов.

Конечно же, этот акт никто из противников объединения не собирается срывать и не желает нарушать единомыслия сергиан и лавритов, ибо это объединение Богъ попускает для того, чтобы все увидели единомыслие тех и других обновленцев – отступников, чтобы доверчивые, как дети, наши люди по  возможности  не попадались бы им в лапы.

Но при чём же здесь епископ Дiомид?

А при том, что Обращение епископа Дiомида действительно знаменует собою  поворот того, что Слово Правды, которое Господь посылал в мiръ более полувека через Русскую Православную Церковь заграницей, больше оттуда поступать не  сможет, как не удержавшей того, что имела.

Потому и замолкли звуки чудных песен, потому то и не раздаваться им опять, ибо приют бывшего  певца угрюм и тесен и на устах его печать.

Слово же Божiей правды с нынешнего времени снова, как во времена Новомучеников и Исповедников российских, будет разноситься по мiру  из их же Удела, из устъ Малого русского Христова стада. И как в свое время Каиафа отъ себе не рече, предсказал,  что Iисусъ умретъ за народ, так и теперь лукавым сергианам  предоставлено было право самим связать Обращение еп. Дiомида  с капитуляцией лавритов, то есть, самим обнаружить пред всем мiромъ  горящую на них шапку.

В чём же пафосъ Обращения епископа Дiомида? Многие с печалью вопрошают: - Да, разве что изменится? Конечно же, Обращение Преосвященного Диомида ровным счетом никак не нарушит особо сытого благополучия сергианской жизни.

Смысл Обращения, продемонстрировавшего победу над страхомъ,  состоит только в том, что Малому русскому Христову стаду  через епископа Диомида подан сигнал от Самого Главы Церкви: - Вы не оставлены!

Через Епископа Дiомида и его верный христолюбивый клиръ  Господь наш Iисусъ Христосъ, спустя 2000 лет, повторил уже конкретно для нас: Не бойся, малое стадо! Яко Отецъ вашъ благоволилъ дати вамъ царство. (Лк.12,32) Причём сегодня главным словом этого обетования является слово: не бойся!  Цель этого Обращения только одна – укрепление верных чад  Святой Православной Церкви в стоянии против всеобщей апостасии,   существенный вклад в которую вносят сегодня несчастные лавриты,  подгоняя ныне свои не брачные одежды под сергианский стандарт.

И ещё одно великое откровение таит в себе Обращение епископа Дiомида ко всем архипастырям, пастырям, клирикам, монашествующим и всем верным чадам  Святой Православной Церкви. И состоит это откровение в том, что все  архипастыри,  все пастыри, все клирики, все монашествующие и вообще все чада  МП, внешне находясь вроде бы в единстве, на самом деле внутренне давно  разъединены. И как в свое время революция обнажила бывшее невидимым разделение, когда одни (новомученики) брались, другие (обновленцы) оставлялись,  то есть отпадали от Святой Православной Церкви, так и сегодня Обращение  епископа Дiомида, как лакмусовая бумажка, обнажила существующее ныне  внутреннее разделение между архипастырями, пастырями, клириками,  монашествующими и вообще всеми «чадами», составляющими Московскую  Патриархию, ибо одни из них присоединились к Обращению, другие же  скураевились.

* * *

ЛОЖНАЯ  УЛОВКА  НЕПОМИНОВЕНИЯ

Г. М. СОЛДАТОВ

Многие из духовных лиц несогласных на совершение унии РПЦЗ с МП говорят, что они все равно подчинятся своему начальству, а после подписания Акта о Каноническом Общении не будут при совершении богослужений поминать патриарха Алексия II. 

Такие высказывания странно слышать от духовенства, которое, казалось бы, должно знать церковные канонические правила о подчинении архиереям и о правилах поминовения. В Православной Церкви молитвенное поминовение, за литургией основано на вере в силу и действительность поминовения перед Богом для блага спасения.

Странно, также, что о поминовении был поднят вопрос в прессе и на различных сайтах, но ни члены комиссии РПЦЗ(Л) по переговорам с МП, ни архиереи, присутствовавшие на богослужениях патриархийного духовенства и даже патриарших,  ни Синод РПЦЗ(Л) не сделал каких-либо объяснений на эту волнующую верующих и духовенство тему.

Когда служит патриарх Алексий II, поминаются согласно установленному порядку главы всех автокефальных церквей. На приходах поминаются патриарх, епархиальный архиерей, и викарный епископ в его викариатстве, или когда он служит в приходе вне своей местности.

В епархии архиерей является настоятелем всех приходов, а служащее на приходах духовенство является его представителями и заместителями.  «Пресвитеры и диаконы без воли архиерея ничего да не совершают, ибо ему вверены люди Господни, и он воздаст ответ о душах их (Правило Св. Апостолов 39). «По каждой епархии, в селах, или предградиях сущие приходы, должны неизменно пребывать под властию заведующих оным Епископов» (Пр. Халк. 17).

Во время служения Божественной Литургии,  на проскомидии священнослужитель из четвертой просфоры, вынимает частицы с произнесением упоминания: за предстоятеля Церкви, митрополита области, епархиального архиерея, протопресвитеров, диаконов и весь священнический чин, за гражданское правительство и за всех живых, принося каждый раз «Помяни, Господи, имя рек» и ставит вынимаемые из просфоры частицы ниже Агнца.

На Литургии верных, во время Великого Входа, когда священнослужители исходят из алтаря, то провозглашается поминовение предстоятеля Церкви, митрополита области, епархиального архиерея и т. д.

Во время служения Литургии священнослужитель делает возглашение «Твоя от Твоих, тебе приносяще о всех и за вся». Если бы он, нарушая каноническое правило, не поминал бы предстоятеля Церкви, то все равно когда служит архиерей, тот делает поминовение от имени всего духовенства и мирян своей епархии, а когда служит патриарх, то возглашение идёт от имени всех кто административно состоит в Патриархии.
Таким образом, те духовные лица, которые говорят, что они не будут поминать патриарха Алексия II, ошибаются: это сделают за них!

Единственный выход, для того чтобы не поминать патриарха МП за Литургией и другими богослужениями, и не быть самому упоминаемым духовенством состоящем в МП,  - не состоять в административной зависимости. То есть, уйти от зла, найдя для себя и своих прихожан Синод или Архиерея в православности которого нет сомнения.

Немедленно после подписания «Акта», 17 мая будет совместное богослужение представителей РПЦЗ(Л)  и МП. В этот момент, согласные и несогласные на унию клирики и миряне будут, - ввиду своей принадлежности к той части Зарубежной Церкви, которая  переходит в МП, -  духовно представлены!

Понятно затруднение духовенства, опасающегося нарушить послушание Синоду и своим архиереям,  и уйти из РПЦЗ(Л) без отпускных грамот. Но нужно принять во внимание, что уходят не они, а те, кто переходят в МП, а остающиеся будут в другой административной зависимости, как, например, временно Синода Русской Истинно-Православной (Катакомбной) Церкви Архиепископа Тихона, до тех пор, пока не будут хиротонисаны новые заграничные архиереи.

Понятно также опасения духовенства и мирян  о нарушение и канонических правил,  согласно которым «святый Собор определил ныне: аще который пресвитер или диакон, по некоторым обвинениям, зазрев своего Епископа, прежде Соборного исследования и рассмотрения, и совершенного осуждения его, дерзнет отступити от общения с ним, и не будет возносити имя его в священных молитвах на литургиях, по церковному преданию: таковый да подвергнется извержению, и да лишится всякия священнические чести..» (Правило Св. Конст. Двукр. Собора 13, 14 и 15)

Но дело в том, что осуждения МП за канонические нарушения и участие в экуменической деятельности были уже сделаны в прошлом на Соборах РПЦЗ.

Поэтому, следуя сделанным  осуждениям и провозглашенной Зарубежной Церковью анафеме, нечего опасаться отхождения от тех, кто принимает еретические учения.

* * *

Библия о врачах и медицине  о лечении и врачах

Составитель: священник М.Обухов

Почитай врача честью по надобности в нем, ибо Господь создал его, и от Вышнего - врачевание, и от царя получает он дар. Знание врача возвысит его голову, и между вельможами он будет в почете. Господь создал из земли врачевства, и благоразумный человек не будет пренебрегать ими. Не от дерева ли вода сделалась сладкою, чтобы познана была сила Его? Для того Он и дал людям знание, чтобы прославляли Его в чудных делах Его: ими он врачует человека и уничтожает болезнь его. Приготовляющий лекарства делает из них смесь, и занятия его не оканчиваются, и чрез него бывает благо на лице земли. Сын мой! в болезни твоей не будь небрежен, но молись Господу, и Он исцелит тебя. Оставь греховную жизнь и исправь руки твои, и от всякого греха очисти сердце. Вознеси благоухание и из семидала памятную жертву и сделай приношение тучное, как бы уже умирающий; и дай место врачу, ибо и его создал Господь, и да не удаляется он от тебя, ибо он нужен. В иное время и в их руках бывает успех; ибо и они молятся Господу, чтобы Он помог им подать больному облегчение и исцеление к продолжению жизни. Но кто согрешает пред Сотворившим его, да впадет в руки врача! . (Сир 38, 1-15)

Исцеление зависит от Бога. Оно может быть, а может не быть, в зависимости от воли  Божией Он прощает все беззакония твои, исцеляет все недуги твои; (Пс 102, 3)

О сокрушении дщери народа моего я сокрушаюсь, хожу мрачен, ужас объял меня. Разве нет бальзама в Галааде? разве нет там врача? Отчего же нет исцеления дщери народа моего? (Иер 8, 21-22)

Помилуй меня, Господи, ибо я немощен; исцели меня, Господи, ибо кости мои потрясены. (Пс 6, 3) И ходил я к врачам, но они не помогли мне. (Тов 2, 10)  Сила Господня являлась в исцелении больных (Лк 5, 17) от Него исходила сила и исцеляла всех (Лк 6, 19) Он [Господь] возвышает душу и просвещает очи, дает врачевство, жизнь и благословение. (Сир 34, 17)  Исцели меня, Господи, и исцелен буду; спаси меня, и спасен буду (Иер 17, 14)  Пойди в Галаад и возьми бальзама, дева, дочь Египта; напрасно ты будешь умножать врачевства, нет для тебя исцеления. ( Иер 46, 11)  Вот, Я приложу ему пластырь и целебные средства, и уврачую их, и открою им обилие мира и истины, (Иер 33, 6)  Слово лечит - известная медицинская поговорка взята из Священного писания  язык мудрых - врачует (Притч 12, 18)  Господь посылает ангела для исцеления И ныне Бог послал меня уврачевать тебя и невестку твою Сарру. - Рафаил, один из семи святых Ангелов, которые возносят молитвы святых и восходят пред славу Святаго. (Тов 12, 14-15)  И услышана была молитва обоих пред славою великого Бога, и послан был Рафаил исцелить обоих: снять бельма у Товита и Сарру, дочь Рагуилову, дать в жену Товии, сыну Товитову, связав Асмодея, злого духа; ибо Товии предназначено наследовать ее. - И в одно и то же время Товит, по возвращении, вошел в дом свой, а Сарра, дочь Рагуилова, сошла с горницы своей. (Тов 3, 16-17) Апостолы исцеляли болезни молитвой

Созвав же двенадцать, дал силу и власть над всеми бесами и врачевать от болезней, и послал их проповедывать Царствие Божие и исцелять больных. (Лук 9, 1-2)

Во время болезни нелья обращаться к бесам или ложным богам за исцелением И отложился Моав от Израиля по смерти Ахава. Охозия же упал чрез решетку с горницы своей, что в Самарии, и занемог. И послал послов, и сказал им: пойдите, спросите у Веельзевула, божества Аккаронского: выздоровею ли я от сей болезни? [И пошли они спрашивать.] Тогда Ангел Господень сказал Илии Фесвитянину: встань, пойди навстречу посланным от царя Самарийского и скажи им: разве нет Бога в Израиле, что вы идете вопрошать Веельзевула, божество Аккаронское? (4 Цар 1, 1-3)  а покаяние Господь может остановить болезнь

В те дни Езекия заболел смертельно. И пришел к нему пророк Исаия, сын Амосов, и сказал ему: так говорит Господь: сделай завещание для дома твоего, ибо ты умрешь, не выздоровеешь. Тогда Езекия отворотился лицем к стене и молился Господу, говоря: "о, Господи! вспомни, что я ходил пред лицем Твоим верно и с преданным Тебе сердцем и делал угодное в очах Твоих". И заплакал Езекия сильно. И было слово Господне к Исаии, и сказано: пойди и скажи Езекии: так говорит Господь, Бог Давида, отца твоего: Я услышал молитву твою, увидел слезы твои, и вот, Я прибавлю к дням твоим пятнадцать лет, (Ис 38, 1-5)  Служите Господу, Богу вашему, и Он благословит хлеб твой [и вино твое] и воду твою; и отвращу от вас болезни. Не будет преждевременно рождающих и бесплодных в земле твоей; число дней твоих сделаю полным. (Исх 23, 25-26)

Предупреждение болезней (профилактика) Прежде болезни заботься о себе. (Сир 18, 18)

Указания о медицинской диете и ее влиянии на здоровье есть в Библии Сын мой! в продолжение жизни испытывай твою душу и наблюдай, что для нее вредно, и не давай ей того; ибо не все полезно для всех, и не всякая душа ко всему расположена. Не пресыщайся всякою сластью и не бросайся на разные снеди, ибо от многоядения бывает болезнь, и пресыщение доводит до холеры; от пресыщения многие умерли, а воздержный прибавит себе жизни. (Сир 37, 30-34)

Болезни могут быть за грехи Если не будешь стараться исполнять все слова закона сего, написанные в книге сей, и не будешь бояться сего славного и страшного имени Господа Бога твоего, то Господь поразит тебя и потомство твое необычайными язвами, язвами великими и постоянными, и болезнями злыми и постоянными; и наведет на тебя все [злые] язвы Египетские, которых ты боялся, и они прилипнут к тебе; и всякую болезнь и всякую язву, не написанную [и всякую написанную] в книге закона сего, Господь наведет на тебя, доколе не будешь истреблен; (Втор 28, 58-61)

Многие болезни - признак приближения  второго пришествия Христова Ибо восстанет народ на народ и царство на царство; и будут землетрясения по местам, и будут глады и смятения. Это -- начало болезней. (Мк 13, 8)

Бог молитвами святых дает исцеление даже через вещи, принадлежащие им, материальные предметы (масло),
изображение (тень) апостола и через мощи:
Бог же творил немало чудес руками Павла, так что на больных возлагали платки и опоясания с тела его, и у них прекращались болезни, и злые духи выходили из них. (Деян 19, 11-12)  Руками же Апостолов совершались в народе многие знамения и чудеса; и все единодушно пребывали в притворе Соломоновом. Из посторонних же никто не смел пристать к ним, а народ прославлял их. Верующих же более и более присоединялось к Господу, множество мужчин и женщин, так что выносили больных на улицы и полагали на постелях и кроватях, дабы хотя тень проходящего Петра осенила кого из них. Сходились также в Иерусалим многие из окрестных городов, неся больных и нечистыми духами одержимых, которые и исцелялись все. (Деян 5, 12-16)

Они пошли и проповедывали покаяние; изгоняли многих бесов и многих больных мазали маслом и исцеляли.  И умер Елисей, и похоронили его. И полчища Моавитян пришли в землю в следующем году. И было, что, когда погребали одного человека, то, увидев это полчище, погребавшие бросили того человека в гроб Елисеев; и он при падении своем коснулся костей Елисея, и ожил, и встал на ноги свои. (4 Цар., 13, 20-21)

Господь Бог может послать болезнь  для исправления человека Поразит тебя Господь проказою Египетскою, почечуем, коростою и чесоткою, от которых ты не возможешь исцелиться; поразит тебя Господь сумасшествием, слепотою и оцепенением сердца. И ты будешь ощупью ходить в полдень, как слепой ощупью ходит впотьмах, и не будешь иметь успеха в путях твоих (Втор 28, 27-29)  Поразит тебя Господь злою проказою на коленях и голенях, от которой ты не возможешь исцелиться, от подошвы ноги твоей до самого темени [головы] твоей. (Втор 28, 35) 

Неверующие посрамляются, видя явные исцеления от Бога Видя же исцеленного человека, стоящего с ними, ничего не могли сказать вопреки. И, приказав им выйти вон из синедриона, рассуждали между собою, говоря: что нам делать с этими людьми? Ибо всем, живущим в Иерусалиме, известно, что ими сделано явное чудо, и мы не можем отвергнуть сего; (Деян 4, 14-16)

Получая исцеления, мы должны благодарить Бога, как это сделал только один из исцеленных прокаженных
И когда входил Он в одно селение, встретили Его десять человек прокаженных, которые остановились вдали и громким голосом говорили: Иисус Наставник! помилуй нас. Увидев их, Он сказал им: пойдите, покажитесь священникам. И когда они шли, очистились. Один же из них, видя, что исцелен, возвратился, громким голосом прославляя Бога, и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был Самарянин. Тогда Иисус сказал: не десять ли очистились? где же девять? как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника? И сказал ему: встань, иди; вера твоя спасла тебя. (Лк 17, 12-19) Веселое сердце благотворно, как врачевство, а унылый дух сушит кости. (Притч 17, 22)

Апостол Лука был врачом Приветствует вас Лука, врач возлюбленный, и Димас (Кол 4, 14)

Болеют даже святые и пророки Елисей заболел болезнью, от которой потом и умер. (4 Цар., 13, 14)

* * *

Moral values
Joel Belz

Christians need not apologize for focusing on single issues
Please read this as an unambiguous call for Christians to set aside all embarrassment over putting such an emphasis on issues like abortion, homosexuality, and traditional marriage. "Life is more complicated than that," say our liberal critics. "Reality is more nuanced. There are too many shades of gray to allow folks to reduce the public debate to those few issues."
"Christians run the risk," I heard one leader say last week right after the election, "of allowing themselves to look simple-minded." Christianity Today devoted its main editorial during the recent electoral frenzy to a warning against "single-issue politics."
The condescending arrogance of such a caution is rooted in two giant falsehoods:
Falsehood No. 1 is the assertion that abortion, homosexuality, and marriage are just not the black-and-white issues some of us would like to suggest they are. They all probably need - ahem - a good bit more discussion.
Falsehood No. 2 is the assumption that those of us who harp on abortion, homosexuality, and marriage have never given thought to issues like poverty and economic justice, to racism and minority rights, to war and international fairness, to healthcare and environmental concerns.
Both those falsehoods have gotten lots of ink and air-time since the discovery by the media, right after the Nov. 2 election, that "moral values" had played a big part in motivating those who voted for President Bush. Neither comprehending what this was all about, on the one hand, nor being willing, on the other hand, to concede such moral high ground to Mr. Bush's backers, many in the media and on the Democratic left have repeatedly stressed these two points. But like so many falsehoods, they sound much more plausible than they really are.
So what makes the debate about abortion, homosexuality, and traditional marriage quite different from the debate about the other issues? The answer is amazingly simple -and don't let anyone talk you out of that fact! The answer is that on the issues of abortion, homosexuality, and marriage, one side is claiming that certain behavior is just plain wrong while the other claims it is not only right, but to be defended. On the other issues, the debate is not about right and wrong, but about extent and about appropriate methodology.
Where, for example, among mainstream conservatives or Christians do you find those who are affirming the moral rightness of racism? Where do you find those who say we should expand oppression of the poor, or withhold justice from them? Most of us, to be sure, might be rightly charged with having insufficient concern for the ravages of racism or for walking by on the other side of the road when we see our brothers and sisters in need. But that is quite different from proclaiming that disinterest as a virtue.
Yet that is precisely what defenders of abortion, homosexual rights, and new forms of marriage are doing. They are saying that the act of killing human babies is behavior that should be defended. They are saying that those committed to homosexual behavior should be encouraged to take pride in that choice. And they are saying that same-sex marriages might well be models of commitment from which heterosexuals might properly learn.
Let's quit pussyfooting. Besides claiming that all the wisdom of human history concerning such matters has been wrong, these assertions are outrages against our basic humanity. What is there to discuss about killing a baby? Or, as a friend of mine noted several years ago, anybody who's ever played with Tinkertoys knows that homosexual behavior just doesn't work. And the claim that Heather Has Two Mommies is preposterously false on the face of it; nobody in biological history ever had two moms or two dads.
So here's a word to our liberal critics:
Nail us to the wall for having overly hard hearts. Hang us out to dry for sometimes seared consciences. Demonstrate for all to see that we are inconsistent when we may have used the government to feather our own nests while opposing programs that would have improved the lots of others. We confess our hypocrisy - sometimes inadvertent, sometimes too calculating.
But don't ask us to pretend that wobbling carelessly around the road, or even crossing the middle line sometimes, is the same as deliberately driving at 80 miles an hour the wrong way on a one-way street. Some "moral values" deserve a good bit of discussion. Some need none at all.

Read the following article in Russian language about abortions.

* * *

Большим бедствием на нашей Родине является потеря духовных  и моральных ценностей.  Обязанностью правительства страны не только защита границ, физической безопасности и образования граждан, но также защиты того, что является правильным и полезным для страны и в первую очередь благосостояния семей.  Вследствие экономического положения и жилищного недостатка, многие семьи не видели для себя возможным  иметь более одного ребенка,  или даже отказывались вообще от радости иметь детей,  обращаясь к вытравливанию плода, т.е. к абортам.

Русская Православная Церковь всегда учила, что ребенок является даром и милостью от Бога, а аборт является грехом убийства.

Ниже мы помещаем статьи о том  как об этом учило Священное Писание и Святые Отцы.

Библия об аборте

В Библии слово "аборт" не встречается, ни прямо, ни его синонимов. Тем не менее, из Священного писания мы можем сделать вполне ясные выводы касательно этого пагубного явления.

В Ветхом Завете искусственный А. прямо не упоминается, но есть указание на самопроизвольный аборт, происшедший по чьей-либо вине, который рассматривается как преступление: " Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину, и она выкинет, но не будет другого вреда, то взять с виновного пеню, какую наложит на него муж той женщины, и он должен заплатить оную при посредниках" (Исх 21, 22) .

Аборты, как таковые, в древности существовали, поскольку о них говорит Аристотель, Гиппократ, Овидий. Древние израильтятне не жили в вакууме и не могли не знать о сущестивовании аборта. Наверняка они были распространены не только в греческо-римской цивилизации, но и среди народов, непосредственно окружавших Палестину. Тем не менее искусственный, преднамеренный, аборт не упоминается в Законе и пророках. Это говорит о том, что древнему еврею не могло даже прийти в голову уничтожать свое потомство таким чудовищным образом. И это даже при том, что иудеи нередко отсутпали от Бога, предавались идолопоклонству и т.д.

В Библии абсолютно ясно и недвусмысленно прослеживается мысль о том, что жизнь человека начинается не с момента рождения, а с момента зачатия.
"Так говорит Господь, создавший тебя и образовавший тебя, помогающий тебе от утробы матерней" (Исаия 44:2).
"Ибо ты устроил внутренности мои, и соткал меня во чреве матери моей.
Славлю Тебя, потому что я дивно устроен." (Псалом 138:13-14).
"Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя" (Иеремия 1:5).
Говоря об Иоанне Крестителе: "и Духа Святого исполнится еще от чрева матери своей" (От Луки 1:15).
"Господь призвал меня от чрева ... И ныне говорит Господь, образовавший меня от чрева в раба Себе.." (Исаия 49:1-5).
Апостол Павел говорит: "Когда же Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатию Своею..." (К галатам 1:15).
"Не Он ли, Который создал меня во чреве, создал и его, и равно образовал нас в утробе ?" (Иов 31:15).
Исааку наречено имя прежде его зачатия: "Бог же сказал [Аврааму]: именно Сарра, жена твоя, родит тебе сына, и ты наречешь ему имя: Исаак; и поставлю завет Мой с ним заветом вечным [в том, что Я буду Богом ему и] потомству его после него" (Быт., 17, 19).
Иоанну Крестителю было дано имя прежде рождения (Лк., 1, 13).
Во время Благовещения ангел Господень нарекает имя Богомладенцу прежде его зачатия от Духа Святаго: " И вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус" (Лк., 1, 31).

Нет никакого сомнения, что Библия ясно говорит о том, что жизнь человека начинается с момента зачатия и, следовательно, аборт, на каком бы сроке он не производился, является убийством:
Заповедь "Не убивай" (Втор. 5, 17) вне всякого сомнения относится и к нерожденным детям.
Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей. (1 Ин., 3, 15)
Если кто ударит кого железным орудием так, что тот умрет, то он убийца: убийцу должно предать смерти (Числ 35, 16)
Человек по злобе своей убивает, но не может возвратить исшедшего духа и не может призвать взятой души. А Твоей руки невозможно избежать. (Прем. 16, 14-15)
Заблуждающихся Ты мало-помалу обличаешь и, напоминая им, в чем они согрешают, вразумляешь, чтобы они, отступив от зла, уверовали в Тебя, Господи. Так, возгнушавшись древними обитателями святой земли Твоей, совершавшими ненавистные дела волхвований и нечестивые жертвоприношения, и безжалостными убийцами детей, и на жертвенных пирах пожиравшими внутренности человеческой плоти и крови в тайных собраниях, и родителями, убивавшими беспомощные души, - Ты восхотел погубить их руками отцов наших. (Прем. 12, 2-6)
Вы крадете, убиваете и прелюбодействуете, и клянетесь во лжи и кадите Ваалу, и ходите во след иных богов, которых вы не знаете, и потом приходите и становитесь пред лицем Моим в доме сем, над которым наречено имя Мое, и говорите: "мы спасены", чтобы впредь делать все эти мерзости. (Ис 7, 9-10).
"Не будете ... проливать невинной крови" (Иер. 7, 6)
Проклят, кто тайно убивает ближнего своего! (Втор. 27, 24)

Вот что (согласно Священному Писанию) должны делать христиане, когда рядом с ними убивают нерожденных детей: "Спасай взятых на смерть" (Притч. 24:11)
"Проклят, кто берет подкуп, чтобы убить душу невинную" (Втор. 27, 25). А это уже относится больше к врачам, делающим аборты.

* * *

Святые отцы и Церковь об аборте

Искусственный А. рассматривается всеми религиями мира как убийство ребенка. В Ветхом Завете искусственный аборт прямо не упоминается, но из текста Библии можно сделать вполне определенные выыоды, касающиеся аборта. (см. Библия об аборте)

Церковь всегда осуждала А. как убийство.
Правило 21 Анкирского собора: "Женам, от прелюбодеяния зачавшым, и истребившим плод, и занимающимся составлением детогубительных отрав, прежним определением, возбранено было причащение святых таин до кончины: и по сему и поступают. Изыскивая же нечто более снисходительное, мы определили таковым проходити десятилетнее время покаяния, по степеням установленным". Правило 91 6-го Всел. Собора "Жен, дающих врачевства, производящыя недоношение плода во чреве, и приемлющих отравы, плод умервщляющыя, подвергаем епитимии человекоубийцы".

Правило 2-е св. Василия Великого: "Умышленно погубившая зачатый во утробе плод, подлежит осуждению смертоубийства.
Тонкаго различения плода образовавшегося, или еще необразованнаго у нас несть. Ибо здесь полагается взыскание не токмо за имевшее родитися, но и за то, что наветовала самой себе: поелику жены, от таковых покушений, весьма часто умирают.
С сим совокупляется и погубление плода яко другое убийство, от дерзающих на сие умышленно. Впрочем подобает не до кончины простирати покаяние их, но приимати их во общение, по исполнении десяти лет; врачевание же измеряти не временем, но образом покаяния".

Правило 8-е св. Василия Великого: "… дающие врачевство для извержения зачатого в утробе, суть убийцы, равно и приемлющие детоубийственные отравы".
Требник, чин исповеди: "Еда ношаху былие, во еже не сотворити отроча, или аще кая напои ложесна, еже не зачати, (здесь речь идет не только об аборте, но и о противозачаточных средствах) или яде былие, или пресытися, и изверже отроча самохотне. И егда обрящется, яко нечто сотвори, и изверже самохотне, убийца есть, и запрещается как убийца. Аще же неволею по нужде некоей изверже детища своего, едино лето да не причастится: а носящая былие, да оставит е, и да запретится шесть лет, по шестьдесятому правилу, еже в Трулле. (...) Аще же яде былие, или ино что, и отрави ложесна своя, и ктому дети не раждает, яко убийца запрещается".

В равной степени в убийстве нерожденного ребенка виновны врачи, совершающие искусственный А., и назначающие абортивные средства. Ответственность за убийство нерожденных детей лежит также на муже, который не препятствует совершению женой А., тех, кто дает советы сделать А., настаивает на А., выписывает направление на А., распространяет рекламу А. и выступает за свободу А., производит и продает абортивные средства.

Современная церковная практика не использует длительные епитимии за убийство нерожденного ребенка. Тяжесть этого греха не различается в зависимости от срока беременности и является тяжким преступлением против Бога и человеческой жизни.
В случае самопроизвольного А., происшедшего по болезни или греховной неосторожности матери (поднятие тяжестей, бег, нерадение о сохранении ребенка), св. Церковью полагается совершение священнической "Молитвы жене, егда извержет младенца", которая по своему смыслу носит покаянный характер. Чтение священником "Молитвы жене егда извержет младенца" предназначено только для самопроизвольного А. После искусственного А. чтение этой молитвы не имеет под собой никакого церковно-канонического основания.

* * *

РОНС ТРЕБУЕТ ЗАПРЕТИТЬ АБОРТЫ В РОССИИ

13 апреля 2007 года в Москве на Театральной площади состоялся пикет РОНС, посвящённый проблемам узаконенного детоубийства – абортам, а также общему кризису, который наблюдается в демографической ситуации русского народа. Напомним, что сейчас в России в результате абортов ежегодно убивается не менее 2 млн. детей. Детей в основном православных, так как иудеи и мусульмане делают аборты редко.
В то время, когда часть наших соратников развернула знамёна и транспаранты: «Русские люди, не убивайте детей – своё будущее!», «Требуем запретить аборты в России», «Аборт – удел падших мужчин и женщин», другие раздавали у выходов из метро «Театральная» и «Площадь революции» листовки против абортов.

Пикет прошёл в спокойной обстановке, без происшествий. Были подняты национальные флаги: чёрно-злато-белый и бело-сине-красный триколор с символикой Российского Имперского Союза-Ордена (РИС-О).

На пикете присутствовали отдельные соратники Славянского Союза, Союза Русского Народа и Народного Союза. Раздавались листовки с призывом прекратить аборты и небольшой информацией по статистике их совершения, а также проблемам бесплодия и материнской смертности, возникающих у русских женщин в результате этих «операций» (что, безусловно, является наказанием за грех убийства нерождённого младенца).

В дальнейшем мы планируем сделать пикеты и митинги на эту тему постоянными, а также разработать запрещающий аборты законопроект и обратиться за поддержкой к епископату Русской Православной Церкви.

* * *

 РОССИЯ - ПОСЛЕДНЯЯ  КРЕПОСТЬ.

Родион Часовников

На протяжении десятилетий Россия пребывает в тяжелом, болезненном состоянии. Существуют две крайности в оценке причин ситуации. В одном случае во всех бедствиях обвиняют внешних врагов. В другом — корень проблем усматривают в природных свойствах русского народа, возлагая всю ответственность на его лень, пьянство, а то и глупость.

Первый взгляд иногда отстаивают провокаторы, дискредитирующие идею национального достоинства. Безапелляционность отдельных «патриотов», их ненависть ко всем «внешним», — отпугивает многих даже от мысли о национальном достоинстве. Мы начинаем стесняться хорошо говорить о русском народе — как бы не обидеть американца или еврея, немца или чеченца. А между тем, без национального возрождения, основанного на осознании всего лучшего, что было на нашей земле до нас, невозможно благоденствие народа.

Другая крайность — привычка во всем винить самих русских — навязывается, как правило, реальными недругами, которым выгодно формирование комплекса неполноценности у русских людей. Нам часто советуют: «доверьтесь западным умным дядям, у самих все равно ничего не получится». Кроме того, мысль о собственной вине народа вытесняет чувство осторожности, заставляет забыть о внешней опасности.

Здравый подход требует взвешивания всех условий, способствовавших нашему упадку. Прежде всего, это — охлаждение веры, ослабление благочестия, богоотступничество многих русских людей, приведшее к самой возможности революции, цареубийства и последующих страданий народа. Ошибки духовного выбора обходятся дороже всего. Именно утрата ценностей, составлявших национальную идею русского народа, привела к ослаблению его способности объединяться ради созидания и даже выживания.

Но, безусловно, и внутри, и вне страны есть силы, которые не желают возрождения самостоятельной и целостной России. Наивно полагать, что нашими искренними друзьями вдруг стали западные страны и, в частности, США. Руководители западных стран нередко становятся вольными или невольными орудиями сатаны в борьбе против православных государств и народов.

Ярким тому примером стала война НАТО против православного сербского народа. Бесчеловечность, циничное нарушение всех международных правовых норм, целенаправленное разрушение монастырей и храмов, немотивированная ярость руководства Америки, ставшей инициатором преступления, заставляют думать, что дело не только в геополитических амбициях Штатов. Действуют ли они ради банальной корысти или сознательно служат врагу рода человеческого?

Не следует забывать и о том, что Россия — богатейшая и крупнейшая страна, и многих интересуют наши природные богатства. Многим нужна безвольная страна, которую можно беспрепятственно грабить. Для достижения этого используются все доступные средства. Гораздо эффективнее и дешевле бомбардировок — информационная война, целью которой является порабощение народов. При этом остаются неповрежденными материальные ценности, и люди не гибнут физически, а меняются в заданном направлении, утрачивая волю, достоинство, способность отстаивать интересы Отечества. Среди оружия и технологий, применяемых в информационной войне: скрытое воздействие на подсознание с помощью телепрограмм, радиопередач, компьютерных коммуникаций, наружной рекламы. К измененному состоянию сознания нередко приводят слушателей рок-группы на своих концертах. В этом же направлении могут работать телевизионные и гастролирующие психотерапевты, «лечебные сеансы» которых влекут за собой необратимые негативные последствия для здоровья людей.

Психофизическое оружие (с применением психотропных средств, гипноза и других методов воздействия) используется и т. н. тоталитарными сектами. Обратите внимание: значительная часть крупнейших тоталитарных сект, разрушающих семьи, уродующих психику своих адептов, заброшены к нам с американского континента и подчиняются своим руководящим корпорациям, находящимся в Америке. Это и т. н. «Церковь сайентологии», и «Церковь объединения» (секта Муна), и «Свидетели Иеговы», и «Церковь Христа» (Бостонское движение), и многие другие. Они щедро финансируются из-за океана. И, очевидно, «западные просветители» ожидают солидной прибыли от своих вложений. Тем более, что беспристрастное наблюдение за образом жизни приезжих миссионеров не позволяет заподозрить их в искренности и бескорыстии. Добавим, многие сектанты-гастролеры проявляют повышенный интерес к секретным сведениям и пользуются методиками спецслужб. Тысячи сект и секточек в России — это результат целенаправленной экспансии Запада с целью разделения и мировоззренческой дезориентации народа.

Религиозный плюрализм — вовсе не знак прогресса. Это тревожный знак агрессии. В нашей стране сегодня как никогда много лжеучений — много болезней, а здоровье у России только одно — ПРАВОСЛАВИЕ!

Справедливости ради добавим, что есть у нас секты и немецкого, и английского, и японского, и китайского происхождения. Гораздо меньше — доморощенных. Рок-культура тоже является носителем, мягко говоря, не русского образа жизни. Фильмы, воспитывающие алчных злодеев, — опять же импортные. Программу «полового воспитания» российских школьников тоже внедряли западные «доброжелатели» из Международной федерации планирования семьи (конечно, через сговорчивых чиновников на местах). Как известно, сущность этой программы — распространение безнравственного образа жизни, попрание ценностей семьи и верности, пропаганда «свободной любви». Результатом программы в районах ее применения стало увеличение числа абортов, нарушение психики у детей, сокращение рождаемости. В этом, кстати, реальная цель упомянутой федерации планирования семьи. Как просто! Сократить численность населения России с помощью российских врачей и педагогов! Изощренный, надо сказать, «гуманизм». Или фашизм?

Если бы Россия отказалась от Православия, ее бы в «мировое сообщество» на руках внесли, с почестями, потому как в том и была бы наша капитуляция перед нехристианским по своей сущности Западом. Поверхностная, формальная религиозность протестантизма не только удаляет человека от благодати, обретаемой в Церковных Таинствах, она не предполагает духовного подвига, страха Божьего, чувства Святыни, жертвования своими выгодами и удобствами ради благочестия. Нравственные рамки, установленные Евангелием и поддерживаемые Церковью, тесны для протестантского мира. Покаяние, милосердие, целомудрие, воздержание, необходимость доброделания — все это лишнее для гордого человека, живущего только удовольствиями и самоутверждением.

Протестантизм обесценивает отношения людей с Богом. Люди перестают искать их и довольствуются иллюзорными представлениями: приземленными, часто опошленными, забывая о подлинном призвании христианина. Такое «христианство» не может сдерживать грех и быть положительной основой устремлений и побуждений человека.

Но есть и другие люди даже на Западе, которые ждут от России слово благовестия и правды, обращенное ко всему миру, пример православного исповедания. Если мы это осознаем, если станем держаться традиций нашей Святой Православной веры, Святого Евангелия, то у нас — большая, светлая история впереди.

Именно в России Православие более чем за тысячу лет стало не просто религией, но образом жизни целой нации, основой ее чаяний, творчества, культуры, бытовых устоев. С православными святыми и святынями на Руси связаны великие победы и величие духа людей, создание шедевров письменности, архитектуры, музыки и живописи. И сколько ни пытались уничтожить на нашей земле Православную веру, сегодня она по-прежнему способна давать силы, вдохновлять нас к созиданию, к трудам на благо Отечества. А значит, именно здесь, среди руин и скорбей, уцелел неповрежденный родник подлинной духовной жизни, уцелела стоящая на пути лукавства и зла, может быть, последняя крепость Православия.

Имперский Вестник № 57

* * *

Сербский Чудотворец в России

Перевод Алексея Чароты

Следы сербской духовности на землях Руси (а они есть, достаточно упомянуть собрание рукописей Румянцевского музея) ни в одном случае не проявляются так, как в личности святого Саввы. Культ нашего святителя, принадлежащий всеправославной богословесной симфонии, не только занимает достойное место в русской традиции воцерковления. Как чудотворец он является источником особого света в сознании молитвенников Руси.

Собственно говоря, культ этого сербского святого как чудотворца существует на Руси уже полных четыре века; вообще же церковное Предание чтит святого Савву, которого неизвестный милешевский монах называет "отцом отцов, источником милостивым и престолом чувств" (в "Службе успения святителя Саввы"), в связи с чудотворным исцелением монаха Неофита над пустым гробом святителя в Тырново еще в 1237 году.

Важно отметить, что святой Савва (Растко Нема-нич, 1169 — 1236), сербский принц и афонский подвижник, упокоившийся в Тырново ( мощи святого из Тырново в монастырь Милешево перенес король Владислав 6/19 мая 1237 года), сразу после того, как оставил мир искушений, возвысился до культа, который объединил православных славян и греков. Именно потому иконы св. Саввы писались на пространстве от Афона (монастырь Ватопед) и Греции (в церкви св. Димитрия села Палатиция возле Верии, в 1570 году), включая Болгарию и Румынию (в Молдавии — с XV века) — до славянской и православной Руси.

И, тем не менее, исследователи жизни и деятельности первого сербского архипастыря, равноапостольного святителя, не обобщили своих результатов. В первую очередь это касается сербских и русских представителей науки, которые к освещению следов взаимосвязей и межправославной соборности отнеслись с моральной ленью, особенно проявлявшейся в минувшие пятьдесят, а точнее семьдесят лет вульгарного атеизма. Свидетельства сербск-русской теодицеи заслуживают изучения тем более, что в России сербский равноапостольный святитель — прославляемый также в Греции, Болгарии и Румынии — упоминается Тверским типиконом еще в 1438 году.

Определенной информацией о том, как сербский святой представлен в церковном искусстве Руси, мы владеем, а вот о литургическом значении святого Саввы для русского Православия до последнего времени практически ничего не было известно... Сейчас, наконец-то, мы имеем возможность опубликовать выявленные, хотя и не проверенные еще в должной мере свидетельства о восприятии нашего святого частью русского молитвенного круга. Где-то на середине пути к Туле или Козельску (где находятся святыни Оптиной пустыни XIV века), примерно в 130 километрах от Москвы, в селе Игумново Серпуховского уезда Московской губернии возведена в 1810 году церковь во имя святых мучеников Флора и Лавра — родных братьев-каменотесов, которые пострадали за веру христианскую в Липляне на Косово во II веке. Эта небольшая каменная церковь, крытая жестью, с колокольней, построенная на месте более древней святыни, обновлялась и освящалась в 1823 году.

Из сохранившихся документов особую ценность имеет "Отчет священника" за 1831 год, ибо он свидетельствуют о том, что уже тогда в храме было два царских престола (алтаря): "один посвящен святым братьям, мученикам Флору и Лавру, а второй пристроен во славу святителя и чудотворца Саввы Сербского". Поскольку богослужение может совершаться только за одним алтарем, то естественно, что в определенные дни служили за одним, а в другие — за другим алтарем. Возможно, служба Божия за алтарем во имя святого Саввы Сербского, чудотворца, совершалась только в день прославления сербского святителя (14/27 января). Хотя вообще в русских храмах два и три алтаря — не редкость, примечательно, что попеременно служили за двумя алтарями в XIX веке именно в церквушке села Игумново. Последующее изыскания должны установить конкретно периоды, когда — в сознании русских молитвенников — церковь села Игумново существовала п р е и м ущественно как церковь святителя и чудотворца Саввы Сербского.

Из уже упомянутого "Отчета священника" за 1831 год мы узнаем, что клир Игумновского храма издавна составляли священник, диакон и псаломщик, что содержался он на пожертвования и скромные доходы от земли ( церковного двора и усадьбы священника). По причине тяжелых условий жизни в 1832 году служители церкви села Игумнова просили у Серпуховской государственной кассы помощи размером 300 рублей в год.

В Игумновской церкви богослужения совершались регулярно вплоть до 1937 года. Первым священником, стараниями которого в храме началась непрерывная литургическая жизнь (о чем свидетельствует сохраненная и достоверная церковная документация), был Кузьма Григорьевич, чинодействовавший с 1815 по 1844 год. В период с 1838 по 1930 год в селении Игумново подвизались восемь священников, среди которых Андрей Смирнов, награжденный в 1898 году за 50-летнее ревностное служение вере золотым орденом св.Анны.

Закрыт Игумновский храм был в 1937 году, когда служил там священник Гаврилов, который с тех пор и до своей смерти в 1954 году усердно совершал богослужения в своем доме, а также в домах своих прихожан, и на протяжении всего этого периода совершал святые обряды (требы).

Тот факт, что богослужения за алтарем, посвященным святому Савве, совершались, пусть с известными перерывами, почти два века, убедительно свидетельствует о почитании сербского святого в России, а также подтверждает преемственность святопримера и святоспасения. В свою очередь это дает нам право считать, что на самом деле культ святого Саввы Сербского, чудотворца, в русском молитвенном архипелаге прочно установлен еще четыре века назад, — то есть имеются вовсе не двусмысленные факты, определенно указывающие на путь становления сербского святого, его влияние, равно как и на важнейшие факты почитания ктитора Хиландара, афонского подвижника. Культовому отношению русских к сербскому святому во многом способствовали его труды ("Кормчая" в православной Руси переписывалась уже в XIII веке и, по мнению С.В. Троицкого, составляла основу церковного и гражданского законодательства вплоть до конца XIX века), а также молитвенная жизнь как образец монашеской жизни (иконы с ликом св. Саввы, согласно Доментиану, появляются еще при его жизни, хотя первые фрески не сохранились) и родственные связи с принявшим христианство русским народом (Анна Глинская (Якшич), выданная замуж в Великое княжество Литовское и управлявшая Россией в 1546 году, по материнской линии бабушка великого русского самодержца Ивана IV Грозного, происходила из рода известных сербских дворян Якшичей). На почитание святителя Саввы не в меньшей степени влияла также исключительная привязанность к Руси сербских беженцев, которые уже с конца XIV века искали в ней убежища от турецкого варварства.

Священное почитание святого Саввы в России, несомненно, утвердилось в XIV веке благодаря решительному влиянию списка жития святого, составленного Феодосием (дар старца Исаии князю Василию III в 1517 году), хотя русские месяцесловы упоминают о нем еще в XIV веке. Поэтому ничуть не удивителен и тот факт, что житие сербского святого оказалось и в своеобразной богословской энциклопедии — "Летописном лицевом своде", который охватывает исторический период от "Книги Бытия" до русских летописей XVI века. Это и является причиной того, что сербские монахи, особенно хиландарцы, просили своего защитника, царя Ивана IV Грозного (который от себя и семьи своей в 1556 году подарил Хиландару катапе-тасму — драгоценную занавесь на царские врата, сохраненную до наших дней), чтобы разрешил им построить в Москве церковь, посвященную "святым чудотворцам сербским Симеону и Савве".

При учете молитвенного примера сербских царя и принца, которые жизнь властителя променяли на монашеский подвиг, исследователям богословесной истории православного, подлинного, христианства, равно как и историкам искусства, обеспечен ясный ответ на вопрос, почему Иван Грозный решил в росписи пятикупольного Архангельского собора, храма-усыпальницы русских царей (построен по указу великого князя Василия III в начале XVI века, но расписан во времена Ивана Грозного, во второй половине того же века), поместить изображения сербских святых: князя Лазаря, святого Саввы Сербского и святого Симеона (Стефана Немани). Надпись над ликами афонских "тихователей", Саввы и Симеона, подчеркивает особую святость; поскольку мощи их творят чудеса, они именуются "сербскими чудотворцами". В алтарной части Архангельского собора "Святой Савва Сербский" изображен также отдельно, в полный рост, причем, как отмечает С.Петкович, "в белом саккосе с зеленым растительным орнаментом".

Культовое отношение русского православного народа к святому Савве находит свое особенное подтверждение в том, что сербский святой изображался рядом с преподобными и святыми Руси, — как, например, на иконах в нынешнем Псковском музее, в Новгородском музее или в Третьяковской галерее в Москве. Понятно, что такое отношение православная Русь не изменила и после смерти Ивана Грозного, который в своей библиотеке имел житие св. Саввы и который, по мнению Е.С.Сизова, оказывал решающее влияние на выбор иконографических композиций и ликов для росписи Архангельского собора; поэтому святой "Савва Сербский" оказывается и в списке чудотворцев пособия для живописцев XVII века (из библиотеки Строгановых).

Думается, что Сербская Православная Церковь, не восстановившая своего подворья на территории Московской патриархии, во дни величайших для православного мира искушений тем более должна была поднести в качестве ответного дара с благословения Патриарха храму села Игумнова Серпуховского уезда икону первого сербского архиепископа,равноапостольного святителя Саввы. Она должна была это сделать уже потому и прежде всего потому, что наша духовная сущность ставит преграды цивилизации банальности и варварства, которая имеет тенденцию все превращать в прах, в ничто.

Русское Воскресение                                          Предраг Р. Драгич Киюк

* * *

ВОСТОЧНЫЕ ПОХОДЫ

К истории "крестовых походов" Ватикана на Восток

Священник Андрей Плионсковский

В приближении печальной годовщины 950-летия разделения Христианский церкви на Восточную и Западную, приходится с прискорбием отмечать, что Ватикан, используя сегодняшнюю политическую нестабильность в мире, разворачивает очередной, который уж по счету, Крестовый поход на Восток.

Одним из благих призывов подобных является “Единение Церквей”. Полезно, однако, знать, что имеет в виду Римская курия под понятием “Единение”. Тем более что формула эта не меняется на протяжении многих столетий.

“Святая Римская церковь утверждает каноны, но не связана ими и не покоряется им сама”.

Еще более открытую и ясную трактовку дал один из иерархов католиков в XII веке. Отбрасывая все догматические и литургические различия двух церквей, он опускает всех на землю и поясняет, что главное это – физическая, экономическая и политическая власть Рима над миром.

Не прошло и 50-ти лет с первого Крестового похода (1096-1099), как султан Имедеддин-Ценки в 1144 г. отвоевывает Эдессу и римский папа Евгений III-ий, энергичный, деятельный ученик католического святого Бернарда Клевосского и союзник императора Фридриха Барбароссы, призывая ко второму крестовому походу, прямо объявлял: “Если эта борьба (крестоносцев) и бесполезна в других отношениях, все-таки она нужна для того, чтобы латинских пастырей ставить в церквях восточных”.

Однако разберем сначала.

Вековые претензии римских пап на главенство над церковью привели к определенному рубежу, когда легаты папы Льва IX положили 16 июня 1054 г. на центральный алтарь Собора Св. Софии в Константинополе, папскую буллу (сам папа, послушный исполнитель воли своего кардинала-субъдиакона Гильдебранда, к этому моменту уже два месяца как умер), с обличениями и предании анафеме и Константинопольского патриарха Михаила Керулария, и всю Православную церковь. После этого, буквально на протяжении жизни одного поколения, активизируется военная экспансия на Восток.1071 г. – герцог Апулии, нормандский викинг Роберт Лукавый захватывает все владения Византии в Южной Италии и нападает на греческие острова. В 1081 г. он разбивает византийцев на Балканах под Дурраце, а на следующий год доходит до Салоник. Только на время он оставляет Грецию в 1084 г., чтобы спасти своего друга Гильдебранта, ставшего папой Григорием VII, осажденного в замке Св. Ангела в Риме его постоянным врагом, в споре о приоритете власти духовной над светской, императором Генрихом IV.

В 1096 г. осуществляется мечта почившего папы Григория VII – монах-аскет Петр Пустынник, и папа Урбан II при содействии византийского императора Алексея Комнина организуют I Крестовый поход. Но еще не завершив благих планов по освобождению Святых мест от неверных, крестоносцы уже показывают свое лицо.

Так, сын Роберта Лукавого, герцог Отранте, Боэмунд, завоевав Антиохию в 1098 г., пишет будущему освободителю Иерусалима Готфриду Бульонскому: “Знай, что тебе приходится иметь дело с низкими животными и недостойными людьми, которые думают только об истреблении всего племени латинского. Я знаю постоянную злобу и упорную ненависть греков к самому имени латинян”. Следует схожий ответ герцога Готфрида, что “Сам он ежедневно убеждается в том”.

Захватив Антиохию, вожди крестоносцев обращаются к папе Урбану II: “Мы победили турок и язычников, а еретиков греков и армян, сирийцев и яковитов не можем одолеть. Итак, просим тебя, возлюбленный отец наш и глава, чтобы ты пришел на место своего отечества и, как наместник святого Петра, сел на его кафедру и управлял нами, послушными сынами своими, а все ереси, какого бы рода они ни были, искоренял и уничтожал своею апостольскою властью и нашим мужеством”.

Осторожный Урбан II, конечно, не собирался отправляться в столь опасное и далекое по тем временам путешествие. К томе же старческие немощи и болезни через несколько месяцев свели его в могилу. Но папский легат Бернард устанавливает латинскую кафедру и учреждает тринадцать новых епархий. Такой агрессивный прозелетизм, насаждаемый грубой военной силой, обещанный крестоносцами в своем письме папе, вынудил патриарха Иоанна оставить метрополию и переселиться в Константинополь.

Подобное поспешное насильственное установление и открытие латинских епископств, с явным угнетением православных, проводилось повсеместно и в Кесарии, и в Иерусалиме, и в Лиде, и в Хевроне, и в Вифлееме, и по всей Святой земле.

Еще крестоносцы не освободили от мусульман Иерусалима, а уже весной 1099 года шла открытая вооруженная борьба крестоносцев с византийцами из-за прибрежных районов и островов в Киликии и Сирии. К этому можно добавить, что византийцы еще имели постоянные военные конфликты в Киликии и Кападокии с князьями Малой Армении, которые всегда были на стороне крестоносцев, а сами крестоносцы все время спорили между собой при дележе областей и городов, захваченных в Святой земле.

Одновременно продолжалась и идеологическая полемика. Так на церковном диспуте, устроенном в 1136 г. германским императором Лотарем II, отвечая на непомерные, агрессивные претензии епископа Ансельма Гавельбергского из Саксонии, митрополит Никомидийский Никита дал достойный ответ: “Если папа намерен посылать нам указы, гремя с высоты своего престола, судить и рядить наши церкви без нашего ведома, то где же тут братство или даже отечество? Мы были бы рабами, а не чадами церкви! И если бы надлежало нести столь тяжкое иго, то одна римская церковь пользовалась бы желанной ей свободой и давала бы законы всем прочим, не подчиняясь сама никакому закону. К чему бы нам служило тогда знание Святого Писания? К чему – разум? Одна власть папская, которая, по словам вашим, свыше всех человеков, делает все тщетным. Папа будет единым епископом, единым учителем, который даст Богу ответ за стадо, ему единому вверенное. Нелепость подобного очевидна. Ибо все мы, по словам апостола, должны предстать на судилище Христово, – все, говорит он, не исключая ни папы, ни его самого, хотя был апостол. Посему не находим мы ни в каком символе, что должны исповедовать в частности римскую церковь, но Церковь Святую, Соборную, Апостольскую”.

II Крестовый поход (1147-49), вызванный потерей Эдессы, дал еще более скромные результаты. Эдессу отвоевали, но вскорости сельджуки окончательно берут город, и на этот раз крестоносцы теряют его навсегда. Византицы, все более и более теснимые турками, постоянно ищут помощи на Западе. легаты папы Александра III в 1168 году приезжают в Константинополь и ставят только одно условие – подчинитесь папе, тогда поможем. Гарантий никаких. И сами терпят разгром. Курд Саладин, став с 1171 г. султаном Египта, отвоевывает в 1187 году у крестоносцев Иерусалим и передает там православным все их приходы.

III Крестовый поход ничего не дает крестоносцам на Святой земле, а английский король Ричард Львиное сердце захватывает у византийцев Кипр и отдает его под власть тамплиеров. Рыцари ордена сразу стали вводить на острове католицизм с помощью костров. Папа целестин устанавливает три епископских кафедры. Земля делится между новыми феодалами, а грекам отводится участь крепостных.

Так крестовые походы для освобождения Христианских Святых земель от мусульман на деле превратились в попрание и поругание Православия на Востоке.

Однако никогда не страдающие наивностью византийцы в борьбе с турками продолжали цепляться за эфемерную помощь Запада. К этому приходится прибавить постоянную кровавую, буквально, грызню за византийский императорский трон.

Итак, в 1195 г. император Исаак Ангел был свергнут с престола и ослеплен своим братом. Сын пострадавшего, Алексей в 1201 г. добрался до Италии и умоляет папу Иннокентия III, готовившего очередной, IV Крестовый поход, на этот раз в Египет, изменить маршрут, напасть на Константинополь и навести там порядок. За “труды” обещано царское вознаграждение. Сделка заключена.

В 1203 г. крестоносцы с ничтожными силами, насчитывающими едва ль тридцать тысяч человек, берут Константинополь и восстанавливают слепого Исаака на престоле. Однако народ возмутился грабежами церковных сокровищ для расплаты с крестоносцами. Те, в свою очередь, недовольны и раздражены затянутой волокитой расчетов и сами 12 апреля 1204 года полностью захватывают столицу. Все постоянно сменяющие друг друга императоры и претенденты бегут и начинают создавать новые деспотии и карликовые империи вроде Трапезундской и Никейской.

Крестоносцы подвергли Константинополь невиданному разорению. Шел повсеместный разбой и поругание святынь. Один из крупнейших церковных историков и писателей, и сам чуть не погибший в те дни, Никита Хониат писал: “Мусульмане в 1187 году, взяв Иерусалим, были не так жестоки”. Да и папа Иннокентий III отметил: “Латиняне не щадили ни веры, ни пола, ни возраста”.

В новой созданной Латинской империи в мае 1204 г. крестоносец, граф Фландрии Балдуин был избран императором. (На следующий год он закончил свою жизнь в плену, потерпев поражение от царя болгар Иоанна). Тогда же избрали и нового патриарха Фому из знатной веницианской фамилии Морозини.

Французский церковный историк, настоятель собора Парижской Богоматери – Клод Флери приводит политическую и духовную установку Рима на тот период в Латинской империи: “Упорные схизматики (то есть, греки) чада церкви, издавна возмутившиеся против нея, заслуживают наказания. Если страх оружия нашего заставит их возвратиться к своему долгу, то прекрасно, если же нет, то нужно истребить их и населить страну католиками”. Император Балдуин I просит папу усилить клир, и поток возрастает не только с Запада, но и из Сирии, Киликии, палестины в связи с потерями владений в Святой земле. Уже до 32 митрополий в Европейской части Греции заняты латинянами. Папа торжествует: “Церковь Византийская, не имевшая доселе ни имени, ни места между апостольскими престолами, она по милости Божией, смиренно возвращается теперь к нему”.

Репрессии на Православие ширятся и нарастают. В 1213 году папский легат Пелагий закрывает все церкви и монастыри столицы, а монахов и священников заточает в темницы. Только император Генрих по просьбе греческих вельмож, используя силу, открыл тюрьмы и выпустил всех клириков на волю. Многие из них просто вынуждены были тайно бежать из страны.

В 1215 году в своей резиденции на Латеранском холме в Риме папа Иннокентий III созывает собор для провозглашения торжества католицизма над Православием. В Латинской империи ужесточается режим, в сохранившихся еще православных епархиях вводятся викарии для контроля за жизнью церковных общин и доносов католическим епископам. Активизируется инквизиция, перепорученная новому доминиканскому ордену, учрежденному папой.

Однако положение крестоносцев в Константинополе все более и более ухудшалось. Постоянные взаимные распри при дележе земель империи, нарастающее давление славян с Севера, противоборство местного населения, столкновение фонансово-коммерческих интересов купеческих компаний из Венеции, Генуи, Пизы и других итальянских городов вконец разрушили и без того слабую экономику Латинской империи. Император Балдуин II на любых условиях выпрашивал деньги у королевских домов Европы. Христианская святыня – терновый венец Спасителя был заложен под проценты ростовщикам в Венеции. Ради денег Балдуин, наконец, заложил венецианцам и собственного сына.

Объединенными усилиями грекам удается захватить Константинополь. Латинская империя пала. 15 августа 1261 года в освобожденную столицу въехал византийский император Михаил VIII Палеолог. Латинский патриарх Джустиниани скрывается в Европу, а свергнутый Балдуин II продолжает обивать пороги влиятельных дворов в поисках защитников и союзников.

Папа Урбан IV в июне 1262 года обращается к французскому королю Людовику IX Святому: “Это известие поразило нас как меч, и мы, подобно пораженным громом, лишились чувств, и лицо церкви покрылось краскою стыда при взгляде на прибывшего сюда дражайшего сына” (Балдуина – ред.). “Меч схизматиков поднят против верных, и сильная буря разразилась для уничтожения католицизма”.

Нужен новый Крестовый поход. Всем идущим на православный Константинополь объявляются льготы как для бойцов с мусульманами. Всем отпущение грехов и еще индульгенции на сто дней вперед. Но затея сходила на нет. Последующие крестовые походы оказались еще более жалкими.

И хозяева Латеранского дворца в Риме решали переключиться на Северный, как им казалось, более многообещающий вариант. Правда, первая кампания закончилась поражением. Так, шведский крестоносец ярл Биргер в походе на русские земли был на голову разбит князем Александром Ярославичем на берегу Невы у Ижоры 15 июля 1240 года. Все же надежды и планы, теперь у Ватиканских, отцов не меняются и по сей день. Экспансия продолжается.

Русское Воскресение 

* * *

ПРОСОВЕТСКАЯ  АДМИНИСТРАЦИЯ  РФ  И ЕЁ ОТДЕЛ - МП ПОПРЕЖНЕМУ ПРЕСЛЕДУЮТ ПРАВОСЛАВИЕ.

Истинное лицо Московской Патриархии: во время Страстной Седмицы по инициативе МП начался шантаж общины РИПЦ в Самарской области
Монах Даниил (Солдатов), Самарская обл., пос.Волжский Утес

Поистине, желающие жить во Христе благочестиво, будут гонимы (2 Тим. 3, 10-13)! Эти слова Божественного Апостола неопровержимы и актуальны во все времена. Как известно из Священного Писания, Церковной Истории и Житий Святых, гнали и распяли Самого Господа Иисуса Христа, гнали и побивали Святых Пророков и Апостолов, и во все времена гнали и презирали истинных подвижников и угодников Божиих. Из Священного Писания мы знаем, Что мiр во зле лежит и что его князь – исконный враг Бога и человеческого рода – диавол. Следовательно, причина гонений истинных подвижников благочестия – это Правда Божия и Свет, который мiр не любит, ибо его дела – тьма (1Ин. 2, 15). 

В этой заметке я хочу описать события, происшедшие недавно с нашей общиной, живущей в Самарском Крае и подвизающейся под омофором Русской Истинно-Православной Церкви. Мы не считаем себя Святыми Угодниками Божиими, но всё же мы люди, желающие жить благочестиво во Христе. Устав созерцать лукавство, лицемерие, ложь и фальшь Московской патриархии, мы в 2006 году перешли под омофор Русской Истинно-Православной Церкви. Милостию Божией, со временем, к нам стало присоединяться всё больше и больше людей, ищущих Истины. Зная коварство МП, мы были готовы к различным искушениям, но не ожидали, что действия МП будут настолько наглыми. Не успели мы начать Богослужения, как нас, словно каких-то преступников, атаковала милиция, подосланная клириками МП. Знаменательно, что всё это произошло на Страстной Седмице! Несколько дней подряд в наш посёлок приезжали служащие милиции. Эти блюстители порядка сначала заходили к нашим соседям и спрашивали о нас, кто мы такие, чем занимаемся, куда ходим и кто к нам приходит. Наконец они навестили и нас самих. Опросы, которые они проводили, не входят ни в какие рамки. Милиционеры требовали подробнейше рассказать о себе и о тех Священнослужителях, которые навещают нашу общину. Когда в Великую Субботу вечером мы приехали в село Старая Рачейка для совершения Пасхального Богослужения, нас уже ожидал местный участковый, который устроил  такой же подробный с пристрастием опрос. Пока ещё с их стороны никаких угроз не последовало, но всё равно их действия неправомочны. Когда мы находились в лоне МП, нас никто не замечал и о нас даже знать не хотели. Теперь же наша община является основной и наиважнейшей темой проповедей в каждом храме МП. О нас пишут в местных церковных газетах, говорят на каждой улице и на каждой лавочке, за нами ведутся постоянные наблюдения, чтобы найти, в чём нас уловить. Клирики МП каждый день предупреждают своих прихожан о появившихся «раскольниках» и «сектантах», которые, по их словам, ведут антигосударственную деятельность. Этим клирики МП стараются подвести нас под статью УК РФ о религиозном экстремизме.

Хочется напомнить этим «ревностным батюшкам», что отличие Катакомбной Церкви от МП в том и состоит, что Она принципиально не вмешивается ни в какую политику и не сотрудничает ни с какими государственными структурами, как это делает МП. В проповедях клириков Катакомбной Церкви не услышишь ни одного слова о политике. Вся жизнь РИПЦ – это молитва и проповедь Слова Божия.

В нашем многострадальном Отечестве развелось несколько тысяч различных сект, в том числе и социально опасных – тоталитарных и сатанинских. И как ни странно, о них не говорят ни слова, их не посещает милиция, и клирики МП не предупреждают своих прихожан об опасности сект, хотя сектанты активно занимаются вербовкой и прозелитизмом. От сект пострадали тысячи семей и миллионы отдельных людей, поэтому весьма удивительно, что ни МП, ни милиции эти группировки не мешают. Понятно, что каждая секта официально регистрируется и платит налоги, тем более, что почти все они входят в экуменический Всемiрный Совет Церквей, где молятся и братаются с клириками МП.

Как видно, не спасение душ своих пасомых интересует МП, а утечка дохода и боязнь, что люди узнают Истину Христову и правду о тёмных делах МП. Ведь главная цель МП – привести как можно больше людей не ко Христу, а к антихристу. Эта «церковь лукавнующих» в наше время является мощнейшим оружием в руках диавола, волю которого она с большим усердием исполняет.   

 монах Даниил (Солдатов)
Самарская обл., пос.Волжский Утес

От редакции:

Это уже не первый случай, когда именно на Страстную Седмицу, во время которой православные христиане молитвенно сопереживают страстям Господним, приготовляясь к встрече Светлого Христова Воскресения, представители МП начинают преследования общин РИПЦ. Ровно год назад, на Страстной четверг, представители МП, напав на храм РИПЦ в г. Первоуральске, захватили и разграбили его. Как отмечала редакция «ЦВ РИПЦ» по этому поводу: «Действительно, не случайно для разбоя и грабежа православного храма был выбран именно этот день – Страстной четверг, и вообще Страстная седмица. Здесь проявилась прямая духовная преемственность между синедрионом Каиафы и его богоотступников-архиереев, распявших Христа, и современными каиафами-архиереями советской патриархии, верно служащих антихристу уже 80 лет. Напомним, что современный каиафа, первосвященник МП Алексий Ридигер в 1991 г. в Нью-Йорке в главной иудейской синагоге открыто исповедовал подлинное вероисповедание своего синода и единство с синедрионом Каифы...»  

Церковные Ведомости РИПЦ

* * *

НОВЕЙШИЕ  СЕКТАНТЫ

Г.М. Солдатов

После распада СССР на самостоятельные республики,  МП продолжила свою деятельность,  не только на территории русской, но и других республик. Духовенство и верующие знавшие сущность и происхождение МП и, не доверяя назначенному в прошлом государственными учреждениями духовенству, организовывали приходы и епархии,  не желая быть под административным руководством МП.  Некоторые  из них обратились к свободной части Русской Церкви заграницей и, будучи приняты в ее состав,  деятельно начали окормлять православное население на Родине.

К сожалению, появились многочисленные самозванцы, утверждавшие свою принадлежность к «катакомбной церкви» заявляя о своем «тайном рукоположении» или «хиротонии», вводя духовенство и верующих в заблуждение. Деятельность этих лиц оказалась исключительно вредной как на Родине, так и в Зарубежной Руси. 

У многих появилась надежда на то, что коммунистическая партия  в бывшем Советском Союзе никогда больше не будет управлять страной, и что Русская Церковь станет свободной. В связи с этим у части зарубежного духовенства появилось тяготение к сближению и даже к единению. Однако многие опасались поспешных решений и предлагали сперва рассмотреть возникшие на протяжении десятилетий различия, дабы в последствии не произошло бы раздоров и расколов.  Вскоре для многих  стало ясно, что неокоммунистическое правительство и  МП всеми силами стремятся подчинить себе свободную часть Русской Церкви. Под влиянием сторонников унии с МП в Синоде РПЦЗ среди архиереев коварно был проведен переворот.  Вследствие этого Митрополит Виталий, который принципиально стоял против преждевременного духовного общения и тем более против слияния и подчинения МП, был удален на покой, а на его место был выбран Архиепископ Лавр. Далеко не все духовные лица и миряне были согласны с состоявшейся переменой. Многие были поражены и удручены  методами, примененными при удалении главы русской свободной Церкви.  Началось разделение на тех, кто считал, что Владыка Виталий продолжает оставаться  единственным каноническим Главой Церкви, а другие считали, что был законно выбран новый глава – Митрополит  Лавр.

Духовенство, и верующие были извещены об удалении--уходе Митрополита Виталия «на покой» как о свершившемсяся факте. В выборах нового Митрополита приняли участие только одни Архиереи, без соблюдения соборности. После прискорбного удаления Митрополита Виталия от главенства Церкви, с обеих образовавшихся сторон стали слышны взаимные обвинения противоположной стопоны о ее «не- каноничности,» «раскольничестве» и даже «ереси».

Одна из этих частей РПЦЗ провела Собор духовенства и мирян, громогласно названный «Всезарубежным». И несмотря на старательную предосторожность сторонников унии с МП в подборе делегатов оказалось, что большинство из прибывших на собор было против унии. Тогда сторонники унии решили, что решение будет сделано на Архиерейском Соборе, но ввиду того, что и там было несогласие,  решили передать дело «для доработки» комиссии по переговорам с МП. Эта комиссия, состоявшая конечно из сторонников унии,  видимо приняла все решения, удовлетворяющие требованиям МП. На 17 мая этого года,  назначено торжественное подписание соответствующего Акта о, так называемом, каноническом общении.

На протяжении десятилетий советское правительство и МП старались дискредитировать и, в конечном итоге, разложить Русскую Церковь в зарубежьи.  Делались всякие   необоснованные обвинения, называя ее «карловацким расколом».   Старались всеми методами развалить и подчинить зарубежную Церковь,  как это было сделано сперва на порабощенной Родине, где Церковь была полностью подчинена государственным органам. Теперь по этому же пути пойдет та часть, которая согласилась на унию.

В среде Зарубежной Руси, после развала СССР, появились неизвестные духовные и гражданские лица, принявшие деятельное участие в жизни эмиграции. Некоторые из них рассказывали о своей жизни и достижениях на Родине, выдавая себя за родственников духовенства или дворян.  С Родины начали присылаться письма с пожеланием наведения контактов. В редакцию «Верности», со времени ее основания, начали приходить письма с извещением о существовании «тайных архиерев и священников»,  которые, ожидая возобновления преследований со стороны властей и МП,  продолжают тайно служить, сохраняя  Церковь «катакомбною».

Так для примера, в 1990-ых годах, в Миннеаполис, штат Миннесота, на приход Великомученика Пантелеимона РПЦЗ с Украины прибыл с матушкой и дочерью, еще совсем молодой, митрофорный протоиерей Александр Бондаренко, который занял место приходского священника. Вскоре прибыл и отец его супруги – игумен Геронтий из Киево-Печерской Лавры, тоже с митрой (он, оказывается,  был «архимандритом», затем он стал благословлять по-архиерейски  так-как он, будто, был катакомбным архиереем), а вскоре  прибыла и его матушка. Все они поселились в приходском доме. Спустя, по некоторым веским и прискорбным обстоятельствам, по решению Епархиального Архиерея Владыки Алипия, о. Александр был снят с прихода и запрещен в служении. Разведшись с супругой о. Александр отправился в РФ, где Еп. Вячеславом  была совершена его хиротония во Епископы Чигагско-Миннеапольские с именем Алексия с полномочиями внешних сношений.

Будучи «хиротонисан»  он вскоре был возведен в «архиепископы» и у него появился викарный епископ в Техасе. В разных частях Северной Америки появились часовни-приходы этой возглавляемой им епархии, находящейся под эгидой «Истинно Православной Церкви» о чем свидетельствовал его электронный сайт.

На адрес Общества Блаженнейшего Митрополита Антония продолжают приходить запросы как духовных лиц, так и мирян, которые несогласны со слиянием РПЦЗ с МП. Запрашивающие спашивают нас о каноничности и о возможности перехода под амофор «катакомбников» в С. Америке, с ее представителем Арх. Алексием. В связи с его деятельностью, которая исходит из округа Миннеаполиса-Сэйнт Паул, шт. Миннесота, и тем, что на сайте указывается о существовании  нескольких часовен,  мы обратились за справками, чтобы получить некоторое реальное представление об этой церковной организации. Из разных источников мы получили ряд извещений. Ниже мы помещаем одно из них, которое мы получили из Синода РИПЦ под омофором Архиепископа Тихона.  

* * *

О каноническом положении Русской Истинно-Православной Церкви и сектантских групп "михальченковцев" (т.н. "РосИПЦ")

К истории возникновения самосвятских групп Александра Михальченкова, Стефана Линицкого, Рафаила Прокопьева и др.

В связи с участившейся в последнее время в сети Интернет дезинформацией (в т.ч. на провокационных сайтах, где от имени РПЦЗ(в) пропагандируются оккультные ересиархи А.Сиверс, Р.Прокопьев и др.), редакция «Церковных ведомостей» уточняет:

Возглавляемый Высокопреосвященнейшим Архиепископом Лазарем (Журбенко) Одесским и Тамбовским, с благословения законного Первоиерарха РПЗЦ Высокопреосвященнейшего Митрополита Виталия (Распоряжение от 11 марта 2002 г.), Архиерейский Синод относится к Русской Истинно-Православной Церкви и ничего общего с искусственно созданными при участии УАПЦ маргинально-самосвятскими ответвлениями, самозванно именующими себя т.н. «российской истинно-православной церковью» (РосИПЦ), не имеет. В данном случае термины «российский» и «русский» имеют совершенно разное принципиальное значение и отличие.

Название «Русская Истинно-Православная Церковь» исторически принадлежит Катакомбной Церкви, остаток которой Промыслом Божиим с 1982 г. было суждено духовно возглавить Вл. Лазарю, пребывавшему в общении с Архиерейским Собором РПЗЦ.

В 1993 г., когда самосвятской (т.н. михальченковской) «РосИПЦ» еще не существовало в проекте (и которая была создана позже, очевидно с целью дискредитировать подлинную РИПЦ), Архиеп. Лазарем было официально зарегистрировано Одесское Епархиальное Управление Русской Истинно- Православной Церкви, что позже было утверждено Архиерейским Собором РПЗЦ.

Более того, название «Русская Истинно-Православная Церковь» официально утверждено решением Архиерейского Собора РПЗЦ от 25 апреля / 8 мая 1998 г., где в частности сказано: «Постановили: Благословить российским епархиям РПЦЗ зарегистрироваться под названием: Русская Истинно-Православная Церковь (РИПЦ) – о чем дать указ».

На основании этого Постановления Архиерейского Собора законный Первоиерарх РПЦЗ Вл. Митрополит Виталий 5 / 18 июня 1998 г. издал Указ № 13/51-11/35-6/90-082, которым официально благословил российским епархиям носить название не РПЦЗ, но «Русская Истинно-Православная Церковь – как это употребляется в Украине».

Таким образом, Архиерейский Синод РИПЦ, будучи каноническим правопреемником Архиерейского Совещания Российских Преосвященных РИПЦ (созданого в ноябре 1994 г. решением Архиерейского Собора РПЗЦ), как единственной законной церковной власти на Родине, канонически воспринял и название «Русская Истинно-Православная Церковь», что также является одним из подтверждений преемственности и законности Архиерейского Синода РИПЦ от исторической Русской Церкви. А потому Русская Истинно-Православная Церковь по праву является правопреемницей и духовной наследницей традиций Катакомбной Церкви и Русской Православной Зарубежной Церкви на Родине.

Справка:

Русская Истинно-Православная Церковь (другое ее название – Катакомбная Церковь) организационно сформировалась в кон. 20-х – нач. 30-х гг. ХХ ст. в результате отказа большинства епископата и духовенства Русской Православной Церкви от сотрудничества с коммунистическим богоборческим режимом в СССР, на что пошла прообновленческая группа во главе с митр. Сергием (Страгородским). С того времени в СССР существовали параллельно официальная ("советская" или "красная") «русская православная церковь», которая в 1943 г. по приказу Сталина была организована в "Московский патриархат", и независимая от богоборческого режима Истинно- Православная Русская Церковь (ИПЦ), которая в результате жестоких репрессий и преследований, вынуждена была перейти на нелегальный способ служения, от чего у нее появилось и другое название – Катакомбная Церковь (то есть подпольная).

Русская Истинно-Православная Церковь (www.catacomb.org.ua) просуществовала до наших дней, пронеся сквозь большевицкие репрессии и преследования, тюрьмы и расстрелы, конспирации и подполье дух истинной веры, благочестия и мученичества, дух внутренней церковной свободы. РИПЦ принципиально не принимает участия ни в каких политических движениях и идеологиях. Главный принцип, которым руководствуется Катакомбная ИПЦ – хранение чистоты Истинного Православия и внутренней свободы Церкви от разрушительных влияний «стихий мiра сего». Управляющим органом Церкви является Архиерейский Синод Русской Истинно-Православной Церкви.

Создание Синода РИПЦ осуществлено по благословению законного Первоиерарха РПЗЦ Митр. Виталия (Распоряжение от 11 марта 2002). В своей деяльности Синод РИПЦ руководствуется Указом Св. Патр. Тихона за № 362 от 1920 г. "О самоуправлении епархий". На данный момент Председателем Архиерейского Синода является старейший в Русской Церкви иерарх Архиепископ Лазарь (Журбенко) Одесский, тайно рукоположенный во епископа Катакомбной Церкви еще в 1982 году.

В Руссской Истинно-Православной Церкви действует шесть епархий: Одесско-Тамбовская, Черниговско-Гомельськая, Чорноморско-Кубанская, Новгородско- Тверская, Омско-Сибирская и Верненско-Семиреченская (Казахстан). При Одесской епархии действует пастырское училище им. Св. Прав. Иоанна Кронштадтского.

Сектантские группы «михальченковцев», самозванно именующие себя «РосИПЦ»

"Михальченковцы", "михалки" и даже «тараканники» – бытующие в простонародье названия маргинальной группы, искусственно созданной в 1996 г. в России и присвоившей себе имя «Российская истинно-православная церковь» (РосИПЦ). К подлинной катакомбной Русской Истинно-Православной Церкви (РИПЦ), как и филаретовцы, ни канонически, ни исторически, ни даже экклезиологически никогда никакого отношения не имели. Свою преемственность они ведут от известного в Украине авантюриста, лидера одной из многочисленных неосергианских групп УАПЦ (их на Украине шесть), ведущих, в свою очередь, собственную преемственность от самосвята Викентия Чекалина, - «митрополита» Мефодия Кудрякова. «РосИПЦ» часто называют «группой Михальченкова» - по имени ее основателя, бывш. иподиакона прихода на Митинском кладбище в Москве Александра Михальченкова (сменившего фамилию на Сергеев, он же Зарнадзе). «Тараканниками» же их прозвали по причине фантастически быстрого размножения у них «епископата» и его «неуловимого бегства по разным углам», т.е. расколам.

При первом поверхностном взгляде на количество расплодившего «епископата» (в общей сумме оно ныне составляет более 50-ти) может сложиться впечатление, что у секты «тараканников» (т.н. «РосИПЦ») имеется огромная паства, для окормления которой понадобилось столько «епископов». Однако такое поверхностное представление при ближайшем же знакомстве проходит, поскольку у этой секты, на самом деле, количество «епископов» уже давно превысило количество паствы, коей у него и вовсе нет. Более того, «тараканники» "рукополагают" всех, кто обращается к ним и изъявляет желание называться «епископом», в т.ч. женатых, содомитов, оккультистов, «народных целителей» и т.п. Таким образом, мы имеем дело с «генералами без армии», которые, удовлетворяя свои психически и душевно нездоровые амбиции, наряжаются в архиерейские наряды и эпатируют перед публикой, привлекая к себе внимание непредсказуемыми действиями и скандалами. На лицо все признаки сектантства. Одним словом, свора всевозможных проходимцев и сумасшедших (если не одержимых). Однако в действительности это не просто не нашедшие себя в жизни люди, не просто сумасшедшие или авантюристы. Все это очень напоминает экспериментальные проекты спецслужб. Причем, проекты «топорной работы». И не было бы необходимости о них упоминать вовсе, если бы они самозванно не присвоили себе не принадлежащее и не соответствующее им имя «Российская истинно-православная церковь», тем самым дискредитируя подлинную историческую катакомбную Русскую Истинно-Православную Церковь, только к нач.-сер. 1990-х начавшую выходить из подполья и становиться на ноги.

О том, что это была диверсия спецслужб, может свидетельствовать хотя бы тот факт, что у истоков создания данной секты стояли два известных провокатора: связанный с криминальным миром А.Михальченков-Сергеев и «митрополит» неосергианской УАПЦ Мефодий Кудряков – как оказалось, член и один из руководителей масонского Ордена Св. Станислава (Орден SS, вокруг которого в последнее время в Украине разразился политический скандал), в «российский приорат» которого входит высшее руководство путинской ФСБ РФ и подведомственного ему правительства, а в «украинский приорат» - от высшего руководящего звена в Украине (в т.ч. СБУ) до «митрополита» Мефодия, за несколько лет расколовшего собственную УАПЦ (не говоря о ее «российском экзархате) на шесть разрозненных групп: УАПЦ Петра Петруся, УАПЦ Михаила Дуткевича, УАПЦ Захарии Чернова, УАПЦ Моисея Кулика, УАПЦ Игоря Исиченко и УАПЦ Мефодия Кудрякова.

Биографическая справка:

Мефодий Кудряков - "предстоятель" одной из шести групп УАПЦ, родился в 1949 г. В 70-е – 80-е гг. служил в Тернопольской и Львовской епархиях Украинского экзархата Московской патриархии. Был осужден судом по ст. 206 УК УССР (злостное хулиганство). В 1987 г. запрещен в служении митрополитом Львовским Никодимом (МП). В 1989 г. с помощью уполномоченного Совета по делам религий в Тернопольской области получил приход в этой области. В 1990 г. перешел в неосергианскую УАПЦ и с помощью боевиков захватил кафедральный собор Тернопольской епархии МП. Синодом УПЦ (МП) сначала запрещен в служении, а затем лишен сана. В 1995 году "рукоположен" в "епископы" Владимиром (Романюком), который сам был "хиротонисан" бывшим сергианским епископом Житомирским МП Иоанном (Боднарчуком) и известным церковным аферистом и самосвятом Викентием (Виктором Чекалиным), самозванно выдававшим себя за «епископа» Катакомбной Церкви. 1995-98 гг. М.Кудряков - "епископ" Хмельницкий и Каменец-Подольский «Украинской православной церкви Киевского патриархата» (созданной в 1992 г. лишенным в МП сана бывш. сергианским митр. Филаретом Денисенко), управляющий делами УПЦ-КП. В 1998 г. снова переходит в УАПЦ, основанную уже упоминавшимися Иоанном (Боднарчуком) и Викентием Чекалиным. С 1998 г. – «епископ», «архиепископ», «митрополит» Тернопольский и Подольский УАПЦ. На Соборе УАПЦ 14-15.09.2000 г. избран "предстоятелем" УАПЦ вместо умершего "патриарха" Димитрия Яремы. Известен своими связями в криминальном мире и аморальным образом жизни. В 2001 г. в пьяном состоянии ворвался в одно из тернопольских кафе и устроил перестрелку. Член и один из руководителей масонского «Украинского приоратства международного ордена SS» (Орден «СС»: www.ststanislas.org.ua), вместе с «Великим Приором» Ордена «SS» шевалье П.И.Вяловым в кафедральной Андреевской церкви г. Киева совершил посвящение в масонство высшего руководства Украины (в их числе жена Президента Украины Л.Кучма, экс-президент Л.Кравчук, премьер-министр В.Янукович, вице-премьер Н.Азаров, руководящий состав СБУ, МВД, Министерства обороны, налоговой администрации и т.д.).

Российское Представительство УАПЦ.

Генеалогия маргинальной секты «тараканников» следующая: 8 января 1996 г. для новообразованного московского прихода неосергианской УАПЦ (созданного А.Михальченковым) «патриарх чекалинской преемственности» (от Викентия Чекалина) Димитрий Ярема рукоположил известного в московских церковных кругах авантюриста, 26-ти летнего Яна Модзалевского (род. 07.01.1970 г.) во священника. Однако уже через пять месяцев, 17 июня 1996 г. по благословению Д.Яремы епископы УАПЦ Мефодий Кудряков и Роман Блащук рукополагают его во «епископа» Московского и Коломенского (с именем Иоанн) – для приходов УАПЦ в России. Вернувшись в Москву, И.Модзалевский рукоположил в сан «священника» и возвел в «протопресвитера» главного инициатора создания приходов УАПЦ в России, известного провокатора и авантюриста Александра Михальченкова, сменившего свою фамилию на Сергеев. Спустя полгода после этих событий, 17 декабря 1996 года, «епископы» Иоанн Модзалевский и Мефодий Кудряков в кафедральном соборе УАПЦ в Тернополе (Украина) «рукоположили» бывшего священника «параклитческой» оккультно- тоталитарной секты «Богородичный центр» Стефана Линицкого во «епископа» Санкт-Петербургского и Старорусского. А 22 декабря 1996 г. по благословению «патриарха» УАПЦ И.Модзалевский и С.Линицкий возвели в сан «епископа» Псковского и Порховского о. Серафима Кучинского.

Все три новопоставленных «епископа» числились как неотъемлемая часть УАПЦ во главе с «патриархом» Д.Яремой. Однако зарегистрировать в России представительство или экзархат УАПЦ, центр которой находился за границей, по действующему российскому законодательству оказалось невозможным, в связи с чем для этой новоявленной структуры было придумано условное название – т.н. «Российская Истинно-Православная Церковь» (РосИПЦ), центр которой находился будто бы в Москве. Уже в конце 1996 года в Министерство юстиции РФ были поданы учредительные документы т.н. «РосИПЦ», в том числе Устав, в котором утверждалось, что эта структура существует в России с 988 года, то есть с момента Крещения Руси. Кроме того, Устав предусматривал создание на базе «РосИПЦ» Московского Патриархата. Усмотрев слишком много параллелей с уже зарегистрированным Уставом РПЦ МП, Минюст вернул учредительные документы, отказав т.н. «РосИПЦ» в регистрации. Это решение Министерства было оспорено в Таганском межмуниципальном суде, который в мае 1997 года обязал Министерство юстиции зарегистрировать новообразовавшуюся структуру.

По имеющейся информации, основным источником финансирования новоявленной РосИПЦ-УАПЦ были коммерческие структуры, созданные и возглавляемые «протопресвитером» Александром Сергеевым-Михальченковым, являвшимся ее фактическим руководителем. Еще будучи главой Братства Иова Почаевского, он активно практиковал т.н. "отмывание денег", используя Церковь. В качестве меценатов т.н. РосИПЦ-УАПЦ выступали даже грузинские преступные группировки, занимающиеся «бизнесом» в Москве.

В 1997 году продолжилось дальнейшее размножение «епископата» т.н. РосИПЦ-УАПЦ, взявшей курс на максимально быстрый количественный рост собственной «иерархии», у которой при этом в «епархии» насчитывалось по одной-двум фиктивным общинам. 28 марта к этой группе присоединился бывший епископ Амвросий (Катамадзе), занимавший до 1991 года Никорцминдскую и Рача- Ткибульскую кафедру официальной Грузинской Православной Церкви (лишен сана решением Собора Грузинского патриархата). Будучи одним из духовных лидеров "звиадистов", епископ Амвросий эмигрировал из Грузии после свержения президента Гамсахурдиа. Некоторое время он сопровождал Звиада Гамсахурдиа сначала в Армении, а затем в Чечне, где тот скрывался от грузинских спецслужб. После гибели Гамсахурдиа А.Катамадзе переехал в Москву, где расположен центр грузинской диаспоры, и стал искать контактов с РПЦЗ. Дело о его приеме в Русскую Зарубежную Церковь рассматривалось на ее Архиерейском Соборе 1996 года. Однако решение по этому вопросу было отложено до выяснения всех обстоятельств дела. Не дождавшись окончательного решения Зарубежного Синода, бывший епископ Амвросий присоединился к т.н. РосИПЦ-УАПЦ. При этом последние не стали уже запрашивать «благословения» из Киева, что свидетельствует о попытке отделиться от УАПЦ.

30 марта 1997 года состоялась и первая самостоятельная «епископская хиротония» в РосИПЦ-УАПЦ: А.Катамадзе, И.Модзалевский и С.Линицкий, не согласовав со своим «патриархом» на Украине, «рукоположили» грузинского священника-звиадиста Моисея Ходжаву во «епископа» Гайнатского и Имеретинского (Грузия), провозгласив о создании т.н. «Грузинской ИПЦ» под «омофором патриарха Киевского и всея Украины» Димитрия Яремы.

Раскол в РосИПЦ-УАПЦ.

Узнав о вмешательстве т.н. «российского экзархата» УАПЦ во внутренние дела Грузинского патриархата и учинении раскола, что могло повредить переговорам УАПЦ с экуменическим Константинопольским патриархатом, «патриарх» Д.Ярема не признал самовольного присоединения А.Катамадзе и «хиротонию» М.Ходжавы. В результате возник конфликт, в ходе которого «первоиерарх» РосИПЦ-УАПЦ «архиепископ московский» И.Модзалевский стал на сторону Д.Яремы и, отстранив инициатора присоединения грузин А.Михальченкова-Сергеева (он же Зорнадзе) от управления «экзархатом», попытался отменить ранее принятые решения о принятии А.Катамадзе и «хиротонии» М.Ходжавы. Однако такой шаг «экзарха» был воспринят как попытка «узурпировать власть». 26 мая 1997 г. на заседании Синода т.н. РосИПЦ-УАПЦ по инициативе А.Михальченкова-Сергеева и А.Катамадзе большинством голосов было принято решение возложить управление Московской епархией на т.н. «Совет преосвященных московских викариев», т.е. фактически лишить И.Модзалевского его полномочий. Последний тут же обвинил Синод в ереси, прервал заседание, которое проходило на его квартире, и потребовал всем покинуть помещение. 12 июня И.Модзалевский организовал в Москве «Епархиальный Собор», на котором отменил постановления «Синода». Однако через два дня оппозиционная И.Модзалевскому «группа Михальченкова-Катамадзе» созвала собственный «архиерейский собор», на котором было объявлено о разрыве общения с УАПЦ, а новым первоиерархом теперь уже «автокефальной» т.н. «РосИПЦ» избран А.Катамадзе, которому присвоили титул «архиепископа Крутицкого», а позже - «местоблюстителя патриаршего престола».

Как реакция на раскол в УАПЦ, по требованию Димитрия Яремы 18 июня 1997 года Иоанн Модзалевский созывает "Поместный Собор РосИПЦ-УАПЦ", на котором запретил в служении "за самочиние и раскол" всех остальных «епископов». Однако «звиадистская оппозиция» во главе с Михальченковым-Сергеевым уже через восемь дней проводит свой т.н. «архиерейский собор», на котором И.Модзалевского извергают из сана, а неосергианско-экуменическую УАПЦ предают анафеме. "Управление Московской епархии, - как говорится в изданной ими "Справке", - перешло к Совету Преосвященных Викариев РосИПЦ, в который вошли архиепископ Амвросий (Катамадзе) с титулом Крутицкий (впоследствии возведенный в митрополиты) и епископ Стефан (Линицкий) с титулом Дмитровский (впоследствии возведенный в архиепископы)".

Группа И.Модзалевского.

Группа низверженного Яна-Иоанна Модзалевского Московского по началу пыталась тоже выступать как «РосИПЦ», провела ряд «поместных соборов» и т.п. пиар-акций. Более того, они подали на перерегистрацию Устав РосИПЦ. Однако их авантюра оказалась менее «профессиональной», в результате чего И.Модзалевский вернулся туда, откуда пришел – в УАПЦ Мефодия Кудрякова Тернопольского, где получил сначала назначение на Кременецкую кафедру (с титулом «архиепископа Кременецкого, викария Тернопольской епархии»), а позже – «архиепископа» Херсонесского и Крымского, председателя московского подворья УАПЦ.

Уход Серафима Псковского.

Одновременно с этим, разочаровавшись в самозванной, буквально бурлящей от расколов и интриг т.н. «РосИПЦ», от нее отошел один из первых ее «епископов» Серафим Кучинский, возглавлявший женский монастырь в отдаленном селе Вышегород Псковской области и слывший в среде сектантов как «старец». Он снял с себя «сан» и обратился с покаянием в РПЦЗ. Рассмотрев его дело, Третье Архиерейское Совещание Российских Преосвященных (июнь 1997 г.) удовлетворило прошение игумена Серафима, но при этом наложило на него эпитимию с запрещением в священнослужении. По последней информации Серафим Кучинский присоединился к Московской патриархии в сане архимандрита.

Группа «катамадзитов».

После раскола И.Модзалевского и ухода С.Кучинского автокефальная «группа Михальченкова» поредела: в ее составе осталось всего два «епископа» - виновник раскола А.Катамадзе и бывший «параклитчик» С.Линицкий. Однако этот недостаток был вскоре наверстан.

«Рафаилиты».

К осени 1997 г. в среде еще одного «российского экзархата» УПЦ-КП (его еще иногда ошибочно называют «ИПЦ-КП») произошел крупный раскол: группа «епископов» в составе Рафаила Прокопьева (Красноярск), Сергия Моисеенко (С.Петербург) и Тихона Филиппова (Коломенск) со скандалом порвала с «филаретовцами». Произошло это после того, как данные «епископы» с другими «иерархами» «Российского Экзархата» УПЦ-КП Иоасафом Шибаевым, Адрианом Стариной и Варухом Тищенковым в Ногинске (Подмосковье) 19 декабря 1996 года совершили кощунственную «коронацию на царский престол Российской империи самодержца Великой, Малой и Белой Руси» самозванца Николая ІІІ (Дальского) и «государыни-императрицы» Наталии. Такое событие вызвало бурю гнева в России, в результате чего «патриарха» УПЦ-КП Филарета Денисенко в феврале 1997 г. Поместный Собор МП предал анафеме. В свою очередь, не ожидавший подобного Филарет попытался поправить свой имидж и навести порядок в т.н. «Российском Экзархате», изгнав из него группу известного авантюриста и экстрасенса-оккультиста Рафаила-Леонида Прокопьева, провозглашавшего себя «Митрополитом Красноярским и всея Сибири».

Лидер данной оккультно-сектантской группы Рафаил (Прокопьев Леонид Семенович) родился в 1947 г. в семье коммунистов (дед – красный комдив, активный участник гражданской войны). Утверждает, будто бы является потомком рода Мотовиловых. В 1969 г. окончил офицерское училище, вступил в КПСС, служил в Северной группе войск – в Польше, потом в Забайкалье. После окончания Военной академии им. Фрунзе два года командовал мотострелковым полком сокращенного состава и еще два года – развернутым полком Закавказского военного округа. По собственному признанию звания старшего лейтенанта, капитана и подполковника получил досрочно. Из Закавказья был переведен в Главное разведывательное управление (ГРУ), курируемое непосредственно КГБ, где в составе тайной советской миссии отправлен в Ливан для участия в военных действиях. Выполнял функции «военного советника». В 1984 г. под Бейрутом подорвался на минах, потерял правую ногу и повредил левую. Операцию делали французские хирурги, после чего Президент Сирии Хафез Асад выделил свой личный самолет, дабы доставить советского подполковника ГРУ в Москву. В Москве Л.Прокопьев проходил лечение в военном госпитале им. Бурденко и Институте хирургии им. Вишневского. Получил первую группу инвалидности, однако приказом министра обороны СССР Д.Язова (один из лидеров ГКЧП в 1991 г.) был оставлен в рядах ВС СССР и повышен до звания полковника. Преподавал разведывательную тактику в Военном институте, где под воздействием А.Кашпировского начал практиковать «целительские» опыты над курсантами. В 1990 г. вышел в отставку и организовал собственный «Целительский центр». По собственному признанию – «дар целительства» перенял от своей бабушки, занимавшейся ворожбой и колдовством. Как он сам пишет: «Вместе с ней (бабушкой – ред.) бывал на богослужениях в храме города Миасса. В церковь то ходили, но за ее стенами у бабушки был особый круг общения… Она занималась целительством. И меня приобщила к нему» (Труд, 6 ноября 1997 г.).

Создав в 1990 г. «Целительский центр», полковник Л.Прокопьев обратился в Московскою патриархию, чтобы та официально приняла его организацию под «духовное окормление». Не получив ответа от МП, обратился к Лазарю Васильеву, Иоанну Береславскому и Тихону Филиппову, от которых принял «рукоположение» сначала в «диаконы», затем «священники», а позже – «епископы». Фиктивно развелся с женой, присвоив себе имя «Рафаила Целителя». При Центре народного целительства создал «Общину Архангела Рафаила», подворья которой во главе с «рукоположенными» им во «епископов» и «священников» наместниками-экстрасенсами были открыты в Санкт- Петербурге, Красноярске, Астрахани, Новгороде, Саранске и т.д, а также за пределами России – в Анкаре, Стамбуле, Минске, Чернигове. В 1994 г., порвав с Л.Васильевым, Прокопьев вместе со своими «викариями» и т.н. «епископом» Тихоном Филипповым Коломенским вступил в общение с неосергианской УПЦ-КП Филарета Денисенко, откуда, как выше говорилось, в 1997 г. они были со скандалом изгнаны. При этом один из «епископов» этой оккультно-сектантской группы Варух Тищенков, ранее судимый за гомосексуализм, так и остался в УПЦ-КП в качестве «епископа» Тобольского и Енисейского.

Подробнее об обстановке, царящей в этой оккультно-тоталитарной секте можно узнать из книги иеромонаха Анатолия (Берестова) и Алевтины Печерской "Православные колдуны"- кто они?" (М.1998. стр. 88-95). В своем учении о Боге они придерживаются пантеизма. Например, в "положении о сибирской академии духовной медицины" утверждается, что источником болезней является то, что "человек забывает, что он является Душой, а не телом, теряет связь со своей Божественной Сущностью". Таким образом, отвергается сама суть христианства - учение об отличии твари от Творца и Воплощении, совершенным ради нашего спасения, и показавшим, что человек вовсе не только душа, но союз души и тела. Читая дальше этот документ, мы видим прелестнейший образчик оккультного экуменизма. - Задачей отделения духовной медицины является "исследование воздействия на организм человека различных экстрасенсов, целителей и других психологических факторов. Разработка эталона Духовной зрелости, готовности быть Духовным Целителем, составление тестов на право заниматься Духовным Целительством и дача рекомендаций в лицензионные отделы. Научить страждущих любить свою душу, Бога и все окружающее, не взирая на способы поклонения, детали обрядов и религиозные доктрины"! Этот текст настолько ярок, что не нуждается в комментариях. После него не удивляешься, когда видишь призывы к вегетарианству, "овладению Знаниями, идущими от Высших Цивилизаций", получению всеобщего иммунитета против Зла, самоспасению и подобные призывы, привычные по рекламе оккультистов всех мастей.

Надо сказать, что деятели этой секты, самозвано прикрываясь именем ИПЦ, внедряются в военные городки (например, в Красноярске, в Канске - 5 военгородок), систему здравоохранения, образования. В Москве представители этой секты работают в моргах, выдавая себя за православных священников. Такая активность сектантов привела к тому, что письмом № 549/28-16 от 12.07.2000 г. Министерство образования РФ за подписью зам. министра Е.Е. Чепурных, не различая – где правда, а где имитация ее, внесло Истинно-Православную Церковь в число иностранных тоталитарных сект, таких как «Свидетели Иеговы», «Аум Синрике» и прочие. Видимо, именно для этого всевозможные авантюристы и шарлатаны в последнее время активно присваивают себе имя ИПЦ, не имея на то ни исторических, ни канонических, ни экклезиологических оснований.

Официально, как и «параклитчики» И.Береславского, «рафаилиты» выводят себя от Серафима Поздеева. Однако в разное время бывш. полковник ГРУ и экстрасенс- чернокнижник Л.Прокопьев заявлял, что он будто бы имеет «епископское преемство» то от некоего «архиепископа московского» Никона Ламекина, то от «архиепископа-пророка» Иоанна Береславского (секта «Богородичный центр»), то от «патриарха – агнца откровения» Лазаря-Константина Васильева (секта «Истинная церковь Откровения»), ведущих свое преемство от «чекалинской» УАПЦ, а то и вовсе от УПЦ-КП. Выяснить, кто же на самом деле имеет прямое отношение к созданию этой группы, так и не удалось. Единственное, что известно – «епископы» т.н. «Российского Экзархата УПЦ-КП», как и в случае с А.Катамадзе в «Экзархате» УАПЦ, самочинно, без согласования с Киевом приняли их в общение и даже совершили «коронацию императора», что и послужило поводом к международному скандалу. В общем, изгнанные из УПЦ-КП «рафаилиты» вскоре оказываются под «крышей» т.н. «РосИПЦ» А.Катамадзе.

Присоединение «рафаилитов» к «катамадзитам».

21 сентября 1997 г. А.Катамадзе, С.Линицкий и специально приехавший из Грузии М.Ходжава приняли «митрополита-экстрасенса» Рафаила и его экзотических «архиереев» в состав поредевшей «РосИПЦ», совершив над ними, во избежание кривотолков, дополнительную «хиротесию». При этом самому «митрополиту» Р.Прокопьеву был дан титул всего-навсего «епископа» Волоколамского, викария Московской епархии. Из этой же группы А.Катамадзе и Р.Прокопьевым 19 октября была дополнена «хиротесия» другому «епископу» - Сергею Моисеенко, назначенному в Санкт-Петербург вместо отошедшего Серафима Кучинского.

Присоединение к «катамадзитско-рафаилитской» секте епископов РПАЦ

В начале 1998 г. к этой искусственной группе, во многом благодаря разрекламированному при помощи спецслужб «имиджу» А.Катамадзе, присоединились также епископы РПАЦ (группа епископа Валентина Русанцова) – Арсений Киселев и Александр Миронов, а также «благочинный протопресвитер» УПЦ-КП в Москве Глеб Якунин, также, как и Филарет, преданный анафеме МП. Таким образом, эта маргинальная секта, самозванно именующая себя ИПЦ, представляла из себя объединенный конгломерат всевозможных авантюристов, харизматов-параклитчиков, обновленцев-экуменистов, экстрасенсов-целителей и даже представителей криминального мира.

Но и на этом расплодившиеся «тараканники» не останавливаются. До конца 1998 г. они совершают еще две «епископские хиротонии»: Дидима Нестерова и Вячеслава Лисового.

Низвержение А.Катамадзе. Раскол на «рафаилитов» и «катамадзитов».

Однако именно в это, казалось бы благополучное, время в т.н. «РосИПЦ» происходит новый раскол. В результате дележа власти и денег печать и финансовые потоки полукриминальной «РосИПЦ» захватил недавно примкнувший к ней Рафаил Прокопьев, снова провозгласивший себя «митрополитом». А.Катамадзе был свергнут, лишен кафедры, запрещен в священнослужении и извергнут из сана, а позже – предан анафеме (решение от 22 января 1999г. и 13 марта 1999 г.).

На какое то время анафематствованный Амвросий вовсе отошел от дел, начав подрабатывать простым архимандритом в московских храмах МП. Однако позже к нему примкнули бывшие епископы РПАЦ Арсений Киселев и Александр Миронов, их «рукоположенные братья и сыновья («епископы Тихон Киселев и Назарий), «филаретовец» Тихон Филиппов, а также двое грузинских «епископов-звиаддистов» - Николай Модебадзе Потийско-Мегрельский и Моисей Ходжава Гайнатско-Имеретинский, рукоположенные А.Катамадзе. Таким образом, естественным путем прекратившая свое существование группа «катамадзитов» вновь была реанимирована, начав повсеместно выступать как «РосИПЦ». Они рукоположили себе «епископа» Хельсинского и Прибалтийского Назария и ряд других, однако вскоре реанимированная группа раскололась на более мелкие, проследить процессы отколов которых уже практически невозможно.

Раскол у «рафаилитов».

У Рафаила Прокопьева первоначально дела пошли более успешно. Однако вскоре в этой маргинальной группе произошел очередной раскол. Возглавил его бывший «параклитчик» - «архиепископ» Тверской и Дмитровский Стефан Линицкий и неутомимый расколотворец А.Михальченков-Сергеев, за которыми последовали т.н. «епископы» Крутицкий Вячеслав Лисовой и Выборгский Дидим Нестеров. 13 марта 1999 г. они лишают Рафаила Прокопьева кафедры и отправляют на покой, а 27 ноября 1999 г. вовсе извергают из сана.

Однако группа бывш. полковника ГРУ Рафаила (Леонида Прокопьева), известного более в качестве директора московского «Целительского центра ПРОИС», при котором была создана «Община Св. Архангела Рафаила», не смотря на такой сильный раскол все же выжила. Правда, благодаря финансовым вливаниям московского криминалитета. Более того, по некоторым данным, ему удалось отобрать у т.н. «патриарха» и «агнца откровения» Лазаря-Константина (Васильева) Каширского все его юридические реквизиты, а также возглавить фальшивый масонский Мальтийский Орден, зарегистрированный в Министерстве юстиции РФ под названием «Миссия Св. Иоанна Иерусалимского». В состав его группы вошли также «митрополит» Сергий Моисеенко (С.Петербург) и «епископ» Филипп (Нижний Новгород). Новое формирование они назвали «Русской соборной православной церковью», а Рафаила – «Митрополитом Московским, Местоблюстителем патриаршего престола». Для этой группы были «рукоположены» новые «епископы» Бронницкий Евгений Старостин и Красноярский Георгий Коковин. Имеется один единственный храм – при московском офисе АО «ПРОИС». По некоторым данным, Рафаил продолжает поддерживать тесные связи со своим «духовником» - филаретовским «Митрополитом всея Сибири» Варухом Тищенковым, с которым они вместе начинали заниматься «целительством» еще под «омофором» Лазаря- Константина (Васильева) Каширского, а позже – в УПЦ-КП.

Примечательно, что 26 мая 2001 г. т.н. «наместник» Красноярского Подворья Общины "Архангела Рафаила" (зарегистрировано Управлением юстиции Администрации Красноярского края 25.09.96г, перерегистрировано 8.02.2000г.) рафаилитский «епископ- экстрасенс» Георгий Коковин от имени ИПЦ обратился к сергианскому патриарху Алексею Ридегеру: «Ваше Святейшество, простите нас недостойных и грешных за осуждение Вас лично и Ваше священство, простите и будем надеяться, что и Бог нас простит. Самое главное для Бога, чтобы мы поняли, что никто и ничто не может быть на земле истинным, ибо истина только Господь. Мы Ему хотим служить через тот труд, на который Он нас определил, но служить уже в Вашей Церкви. Неважно в каком качестве Вы нас оставите, мы монахи и должны думать не об ублажении своего тщеславия, а об угождении Господу, ибо Господь принимает любое дело, даже самое черное, лишь бы оно делалось во славу Его. Мы хотим молитвенно общаться, обмениваться опытом, учиться, а не быть в оторванности от всех».

Самоликвидация т.н. «РосИПЦ».  От УАПЦ к обновленчеству.

Избавившись от конкуренции «рафаилитов», в сведенной всего до нескольких человек секте началась новая конкуренция между А.Михальченковым-Сергеевым и С.Линицким, причем конкуренция и противоречия на почве «реформации» и возрождения обновленчества.

На своем заседании 27 ноября 1999 г. «отец-основатель» РосИПЦ, «всероссийский протопресвитер» Александр Михальченков-Сергеев выступил перед новосформированным Синодом с ультиматумом, что или оставшиеся «епископы», т.е. С.Линицкий, Д.Нестеров и В.Лисовой, примут его программу реформ (в частности, перевод служб на русский язык и их радикальное сокращение, официальная отмена обязательного монашества епископов и в перспективе самого монашества, введение принципа «соборноправности» и ограничение прав архиереев, сведение их до функций требоисполнительства и т.п.), или он и поддерживающее его «духовенство» выходит за штат. При этом Михальченков подчеркнул, что их выход «за штат» отнюдь не означает «отход от дел». Как следствие, Синод РосИПЦ, перенеся рассмотрение поступившего предложения на месяц, 11 декабря 1999 г. единодушно принял постановление о самоликвидации искусственно созданной самосвятской т.н. «РосИПЦ» и переходе каждого «архиерея» на автономное самоуправление. При этом «группа Михальченкова» отказалась подчиняться кому бы то ни было из «архиереев», организовав самостоятельную «пресвитерианскую церковь» и забрав себе «на память» все юридические реквизиты им же искусственно созданной т.н. «РосИПЦ» (по некоторым сведениям, «сергеевцы», подобно «липковцам» в 1920-гг. на Украине, самостоятельно, т.н. «пресвитерским чином» возвели А.Михальченкова- Сергеева в «епископы»).

Так безславно, просуществовав всего два с половиной года, прекратил свое функционирование созданный при содействии российских спецслужб и «чекалинской» УАПЦ экспериментальный проект. Созданная как бы «альтернатива» МП, эта искусственная маргинальная структура на самом деле была направлена на окончательную дискредитацию и разложение исторической ИПЦ, только начавшую выходить из катакомб. Таким образом, большевицкие планы по уничтожению Русской Истинно-Православной Церкви теперь реализовывались руками русских же псевдопатриотов и лжекатакомбников.

Реанимация «тараканников».

Оставшиеся без юридических реквизитов и официального статуса С. Линицкий, Д. Нестеров и В. Лисовой берутся за формирование новой структуры. С этой целью они «рукополагают» новых «епископов» Михаила Вишневского (28 декабря 1999г.) и Кириака Темирциди (7 января 2000г.). К этой же группе примкнул известный своими навязчивыми идеями возрождения обновленчества Глеб Якунин.

Не успев сформироваться, эта группа вновь распалась. 10 января 2000 г. В.Лисовой и М.Вишневский провозгласили о создании новоявленной структуры, назвав ее «Истинно-православной церковью Московской митрополии» (ИПЦ-ММ). Данная структура состоит из нескольких фиктивных «общин», среди которых «община латинского обряда» им. Св. Григория Двоеслова («наставник» Андрей Езерский). Сама т.н. «ИПЦ-ММ» состоит из «Митрополита Московского» Вячеслава Лисового и «епископа» Бронницкого и Велинского Михаила Вишневского, в составе которых сформирован т.н. «синод». Они предали анафеме группу «сергеевцев» (А.Михальченкова-Сергеева), группу С.Линицкого и других.

Наследники А.Введенского: возрождение обновленчества.

По другому пути пошли С.Линицкий, К.Темирциди и Д.Нестеров. Объединившись с Г.Якуниным, они провозгласили о создании т.н. «Апостольской православной церкви Возрождения», которая официально считает себя правопреемницей советского обновленчества. 13 марта они «рукоположили» себе «епископа» (в последствии «митрополит») Венедикта Молчанова Царицынского (Украина). 16 марта 2000 г. на т.н. «поместном соборе» С.Линицкий наконец-то осуществил свою заветную мечту – провозгласил себя «Митрополитом Московским и всея Руси». Этим же «собором» были «рукоположены» новые «епископы»: Валентин Астафьев Зеленоградский, Сергей Саркисов Царскосельский, Виталий Кужеватов Орехово-Зуевский, Ростислав Мельников Волжский и др.

В сентябре 2000 г. эта группа канонизировала прот. Александра Меня, поставив ему в заслугу все то, что Православная Церковь ставит ему в вину. Более того, эта структура вступила в общение с «Богородичным центром» И.Береславского, также получившего «епископство» в «чекалинской» УАПЦ, с т.н. «Вселенской православной харизматической церквью» во главе с «патриархом» Симеоном Иоанном и др. подобными маргинальными группами.

Однако позже и эти маргинальные самосвятские группы раздробились на более мелкие, так что их точное количество уже невозможно подсчитать.

Известно, что в июле 2003 г. часть из них вновь примкнула к «рафаилитам», также известным своими антиправославными, оккультно- экстрасенсорными экспериментами. 13 июля 2003 г. в своей «народно-целительской» клинике в Москве «митрополит» Рафаил Прокопьев инсцинировал т.н. «Объединительный архиерейский собор ИПЦ в России», который широко освещался в СМИ. В нем, в частности, помимо самого Р.Прокопьева и оставшегося единственного его приверженца – «викарного епископа» Бронницкого Евгения Старостина (все другие ушли от Р.Прокопьева), приняли участие пятеро обновленческих «епископов» АПЦВ: «митрополиты» Кириак Темирциди, Виталий Кужеватов и Венедикт Молчанов, а также «архиепископы» Сергий Саркисов и Дамиан Акимов. В «соборе» также приняли участие трое бывших «катамадзитов»: Александр Миронов Татарстанский и Марийский, Тихон Киселев Пензенский и Симбирский и Николай Модебадзе Потинский (Грузия). Но наиболее экзотическим участником «собора» оказался один из лидеров лжекатакомбной группы «секачевцев» - т.н. «Митрополит Минский и Светлогорский» Епифаний Каминский, практикующий оккультизм и отлученный ранее Синодом «секачевцев» во главе с схимитр. Феодосием Гуменниковым.

Изюминкой «собора» оказалось представленное на всеобщее обозрение СМИ и гостей данного мероприятия беснование в эпилептическом припадке (с изрыганием пены) секретаря вышеупомянутого «секачевца» Епифания Каминского – «игумена» Александра из Минска, объявленное «особым харизматическим даром духа».

Среди постановлений данного «собора» - подписание «Акта об объединении», а также объявление об отмене Указа Св. Патриарха Тихона № 362, поскольку, по мысли участников, «высшая церковная власть» в Поместной Российской Церкви «отныне восстановлена».

При этом уже во время самого т.н. «собора» между его участниками возникли серьезные разномыслия относительно экуменизма, реформации и других вопросов, что свидетельствует об искусственности данного мероприятия, его «пиаровской» сути и недолговременности, как это уже неоднократно случалось со всеми подобными экспериментальными проектами. Так что, нет сомнений, прогремев в СМИ, это новоявленное маргинальное ответвление-проект секты «тараканников», претенциозно самопровозглашенное «Русской соборной православной церковью», не просуществует и года, в очередной череде «тараканьих размножений» вновь распавшись на множество предающих друг друга анафемам мелких группировок, - то вновь собирающихся в кучу, то вновь разбегающихся в разные углы, подобно тараканам.

Украинские ответвления обновленчества.

Не довольствуясь ограничением территорией лишь России и Грузии московские сектанты-обновленцы «десантировали» своих представителей на Украину – в догонку за собственными «святителями» Мефодием Кудряковым (УАПЦ) и низверженным Иоанном Модзалевским, получившим прибежище в УАПЦ. Таким образом «отцам-основателям» секты «тараканников» (т.н. РосИПЦ-УАПЦ) теперь самим пришлось иметь немало хлопот со своими же питомцами (эффект «бумеранга»), которые, не сумев привлечь сторонников в России, занялись активным прозелитизмом в среде породившей их УАПЦ.

16 января 2000 г. Стефаном Линицким (рукоположенным в УАПЦ) и Кириаком Темирциди для представительства АПЦ «Возрождение» в Украине во «епископа» Царицинского и Верхнеднепровского был «рукоположен» 23-х летний Венедикт Молчанов. Он вошел в контакт с симпатизировавшими идеям обновленчества и харизматизма представителями УАПЦ, «Богородичного центра», секты Сандея Аделаджи и других групп.

26 августа 2000 г. в Киеве ими был проведен т.н. «Первый Реформаторский православный собор–конференция «Живая церковь живого бога». По словам ее организаторов: «Это была первая подобная конференция после почти восьмидесятилетнего перерыва».

Уже 7 января 2002 г. С.Линицкий для своего «экзархата» в Украине «рукополагает» еще одного женатого «епископа» - Андрея Трегуба, с титулом «Вышгородского и Галицкого». А 14 января 2002 г. С.Линицкий возводит известного проходимца-харизматика Сергея Журавлева (1969 г.р., женат, имеет пятеро детей) во «Архиепископа Киевского». После этого т.н. «апостолы- реформаторы» организовывают «Архиерейское Совещание» обновленческих церквей Украины и уже самостоятельно 12 июля 2002 г. «рукополагают» некоего Антония Власова во «епископа» Николаевского и Таврического. А в сентябре 2002 г. они провозглашают «автокефалию» своей новообразованной секты, объявив ее правопреемницей обновленческой т.н. «Украинской православной автокефальной церкви» (УПАЦ), существовавшей в Украине в 1920-е – 30-е гг.

Получая финансирование от международных харизматических организаций, вышеупомянутые «апостолы-реформаторы» на протяжении 2002 г. регулярно появляются в эфире киевского канала ТV «Табачук» в компании «афроукраинского» проповедника Сандея Аделаджи и других харизматиков.

Однако, как только «апостолы-реформаторы» провозгласили «автокефалию», в их среде сразу же разразилась борьба за власть и доступ к финансам. В результате уже через месяц, 2 октября 2002 г. в г. Верхнеднепровск Николаевской области А.Власов, А.Трегуб и В.Молчанов провели «тайный собор», на котором низвергли С.Журавлева с «киевской кафедры», а себя провозгласили «митрополитами», причем Антония Власова – «Блаженнейшим митрополитом Сурожским, с присвоением титула Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины (до принятия в состав поместной Украинской Церкви)», - как сказано в определении. Не имея реальной канонической почвы под ногами, а также из-за непопулярности идей обновленчества в Украине свое маргинальное сектантское новообразование «власовцы» (от А.Власова) провозгласили «Украинской ортодоксально- православной церковью» (иногда они себя еще самозванно называли «Украинской истинно-православной церковью»).

Низверженный же С.Журавлев, нисколько не смутившись действиями недавних своих подопечных, провозгласил о создании т.н. «Украинской реформаторской православной церкви» (УРПЦ) и вступил в общение с «патриархом» т.н. «Вселенской православной харизматической церкви» Симеоном Иоанном. По некоторым данным, при поддержке УПЦ-КП С.Журавлев зарегистрировал в Кировоградской области ряд своих «реформаторских» общин, которые официально числятся как приходы УПЦ-КП, однако подчиняются именно ему и исповедуют протестантско-харизматические учения.

«Власовцы» же продолжали свой удар по четырем разрозненным группам УАПЦ и другим юрисдикциям. Состав их группы на кон. 2002 – нач. 2003 гг. пополнился еще несколькими «епископами»: Дамиан Акимов Херсонесский и Готский, Лука Николаенко Одесский и Измаильский, Дионисий Грищенко Ровенский, «викарий Волынской епархии», Ростислав Мельников Волжский, «викарий Царицынской епархии», Гедеон Новиков Покровский (Россия, Саратов), «викарий Царицынской епархии».

Однако борьба за власть и доступ к финансовым потокам после низвержения С.Журавлева приобрела еще более интенсивный характер. В результате все три «митрополита» настолько перессорились между собою, что начали предавать друг друга анафемам. Произошел очередной раскол. 13 июля 2003 г. Венедикт Молчанов с группой своих «викариев» (Дамиан Акимов Готский, Лука Николаенко Одесский, Ростислав Мельников Волжский и Гедеон Новиков Покровский) перешли к другому лидеру маргинальных ответвлений секты «тараканников» - известному экстрасенсу (директору Московского целительского центра ПРОИС), бывш. подполковнику ГРУ и одновременно «Митрополиту Московскому, местоблюстителю патриаршего престола» т.н. «Русской соборной православной церкви» Рафаилу-Леониду Прокопьеву, также получившему «епископство» от т.н. РосИПЦ-УАПЦ. Новообразованная группа ныне называется громким именем – «Украинский Экзархат РСПЦ».

В свою очередь т.н. «митрополит» Вышгородский и Галицкий Андрей Трегуб вошел в общение с «митрополитом» Захарией Черновым т.н. «Украинской апостольской православной церкви» (УАПЦ М.Дуткевича), а также обратился к «митрополиту» неосергианско-экуменической УАПЦ Мефодию Кудрякову с предложением об объединении и создании «украинской поместной церкви». Более того, как стало известно, по благословению М.Кудрякова «митрополит» А.Трегуб отправлял панихиду на могиле «патриарха» УПЦ-КП Владимира Романюка в день его смерти, что невольно наталкивает на мысль о прямом отношении этой скандальной личности (М.Кудрякова) к провоцированию всех вышеупомянутых расколов и дискредитации исторической Истинно-Православной (катакомбной) Церкви.

Как уже отмечалось, все эти маргинальные группы «тараканников» настолько быстро делятся и размножаются, что отслеживать постоянные процессы отколов и новообразований уже практически невозможно. Поэтому не исключено, что на данный момент уже появились новые фантастические направления и течения этой секты одержимых, самозванно примеряющих на себя незапятнанное имя «Истинно- Православной Церкви», к которой они ни исторически, ни канонически, ни экклезиологически не имели и не имеют никакого отношения.

Добавление:

1. Секта "рафаилитов", самозванно именовавшая себя "ИПЦ", сменила свое название

2. Виртуально-оккультная секта Амвросия Сиверса, самозванно именовавшая себя "ИПХ", объявила о самороспуске

* * *

Нам пишут.  Letters to the Editor. 

Доброго времени суток!

Сегодня верный остаток РПЦЗ представляет собой тот свет, который светит во тьме всеобщего заблуждения и отступления.

Могу судить по глубинке (Хакасия): царит или полный атеизм, или безразличие, или слепое следование МП. Верного видения нет.

Подлинное лицо сегодняшней Российской власти в ваших статьях отражено абсолютно верно. Православной эта власть может показаться только слепым жертвам государственной пропаганды.

Одна ремарка. В статье Елизаветы Веденеевой сказано, что русский народ в своем большинстве не хочет и не приемлет  большевизма и сталинизма. Это не так. Красные настроения очень сильны. Большинство людей зрелого возраста тоскует по годам брежневского застоя. Мне думается, что основной национальной идеей в России сегодня является "назад в СССР!". О всеобщем раскаянии и осуждении коммунизма нет и речи. Вирус коммунизма мутировал и поражает Россию в новой яростью. Мы теперь имеем дело с необольшевизмом и неосталинизмом.

В российской глубинке верную информацию и поддержку можно получить только через интернет, а это значит - от вас и ваших единомышленников ("карловчанин", церковные ведомости РИПЦ).

Бог в помощь!

С уважением,
Григорьев Виталий Викторович

* * *

Братцы дорогие! Что-то давненько "Верность" не читывали, да и становится ваш журнал от номера к номеру все неинтереснее и скучнее. Что, не больно-то весело по 362-му  приказу жить? А Русь Святая вот уж 80 лет так мается.
Георгий Михалыч! Не унывай. Радуйся и веселись, яко мзда твоя многа на Небесех. ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!!! Скоро грядет Русский Царь и падет вся нечисть по неложному  пророчеству Преп. Серафима Саровского. Славьте Царя, славьте  не унывая, Бог нам воочию являет, что без Царя Русской Церкви быть не может. Порезвились маленько - и хватит,  пора в ум входить.
Архиереи должны каяться в измене Царю день и ночь. Они  по хиротонии преемники, а потому на них прежде всего  кровь Царя, его святых Деток и русского народа (мы тоже  его детки и достояние). Христос Воскресе! Скоро  посреди лета запоем еще и другую Пасху, а Пасха это наш Царь  воскресший (помазанник=христос). Иоанн Златоуст  переводит слово "Пасха" буквально так - смерть прошла мимо (см. его пасхальные послания). Надобно нам всем помнить,  что мы - Христовы,а не архиереовы.
Христос Воскресе!
С любовью о Господе, Сергий.

* * *

HOLOCAUST.  THE GENOCIDE OF THE SERBIAN PEOPLE  - ГЕНОЦИД СЕРБСКОГО НАРОЛА

ГОСПОДИ ПОМОГИ МНОГОСТРАДАЛЬНОЙ СЕРБИИ И ЕЁ НАРОДУ! -  O LORD HELP THE GREATLY-SUFFERING SERBIA AND ITS PEOPLE!

* * *

Prayer and fasting are an abbreviated salvation gospel, and the most direct way to purification, illumination, deification, and salvation. Witnesses to this are the monastic saints and the saints in general. Without a doubt, prayer and fasting are, in the first order, an abbreviated monastic gospel, for from them sprouts, grows, blossoms, multiplies, and perfects all other virtues: humility, meekness, blessedness, goodness, love, mercy, poverty of spirit, love of Christ, philanthropy, vitality, tranquility, sensibility, courage, passionlessness, repentance… Prayer and fasting, then, give birth to and develop and fertilize the highest evangelical virtue – the All-virtue: faith in the Most Sweet Lord Jesus. For the Most-Truthful One proclaimed this truth: “All things are possible for those who believe”. (Mark 9:23)       

  St. Justin Popovich

* * *

Kosovo, 1999: An Insider's View
by Christopher Deliso

Collision Course: NATO, Russia, and Kosovo
By John Norris,  Praeger, 2005, 334 pp.

Collision Course: NATO, Russia, and Kosovo gives an unprecedented inside view of the planning and conduct of NATO's 1999 bombing campaign against Yugoslavia. Written by John Norris, the former communications director for Deputy Secretary of State Strobe Talbott, this recently released work traces the chronology of decisions and events made by all of the key political players involved. With his enviable access to the communications and meetings held among U.S., European, Serbian, and Russian diplomats, Norris is able to weave a riveting narrative that provides access to the minds and motives of those who crafted the war.

As such, the author helpfully expands the existing literature on Kosovo. For the first time, we get comprehensive explanations for decisions (mostly, those of Washington and Moscow) that have always been murkily known. However, unless one is a committed interventionist who unhesitatingly accepts the status quo on all of America's foreign policy, this book will also frequently prove hard to digest. I suspect that this dichotomy (exclusive inside sources and blatant state propaganda) will make reading Collision Course a necessary, if somewhat irritating, experience for most of our readers.

A Caveat

It's important to note from the outset that Collision Course is an establishment work, and its author and key sources were and are cheerleaders for an intervention and occupation that have led to humanitarian horrors, local mafia consolidation of power, and the imminent betrayal of UN Resolution 1244, which guaranteed that Kosovo would remain a part of Yugoslavia. Despite the analytical critiques Norris makes of poor decision-making and infighting among Clinton officials, the rationale for intervention itself is never seriously questioned, except when it is referred to in order to cast doubting allies (and especially Russia) in a bad light.

Further, the author is currently special adviser to the president of the International Crisis Group, an utterly loathsome think-tank and graveyard of retired, failed, and ambitiously aspiring Western diplomats. Nevertheless, the ICG retains considerable clout among the "international community," considering that it is funded by the same governments and institutions whose views it parrots with regularity. In short, it is the civilian version of private military contractors like MPRI that are staffed by retired military men. The difference is that the ICG concentrates on political murders rather than corporeal ones.

Now the ICG has always been especially aggressive when it comes to the Balkans. It is no accident that several of the participants on the winning side of the Kosovo conflict now sit on its board. In addition to author and advisor Norris, names like General Wesley Clark and former Finnish president (and special negotiator during the war) Martti Ahtisaari jump out. The ICG has been foremost in the lobbying war for Kosovo's independence – an eventual scenario that was obvious from the onset of NATO's bombing, yet one that Norris inexplicably excludes from the minds of those executing the war, as if they had never expected their actions would lead to logical conclusions at variance with the peace they dictated in the end.

A Manifesto, Not a Foreword

Before the book even starts, there is a foreword by former Deputy Secretary of State Talbott – not unreasonable, considering that he is one of the book's main protagonists. Talbott's brief text is dripping with a retrospective neoconservatism that remarkably manages to valorize the 1999 bombing while also taking jabs at the Bush administration's handling of Iraq. The goal is to slyly posit Kosovo – a Clintonian "achievement" – as an example for the current administration to follow elsewhere.

Among the other carved-in-stone truths we meet here include statements like, "to the extent that there is such a thing as an international community, it owes much to NATO" (p. ix), and "the sovereignty of states is not absolute" (p. x). He attempts to trace the lineage of the American humanitarian crusade as far back as the 1994 intervention meant to prop up Aristide in Haiti, stating the need to overthrow the military junta as "thousands of Haitians sought asylum in the United States by taking to the sea in rickety boats" (p. xi). Could the threat of such an unwanted intrusion of refugees, perhaps, actually have had more to do with the intervention than with safeguarding human rights and democracy?

Predictably enough, for Talbott, the Bush administration failed in Iraq and Afghanistan because of its "reluctance to cast its own policies in terms of continuity with its predecessors, especially its previous predecessor, the Clinton administration" (p. xi). Imagine that.

Nevertheless, all's well that ends well, because Bush has performed a total about-face on the nation-building angle, with the helpful result that "Kosovo looks more like a model for what they may end up putting in place in those other states that American-led armies liberated from heinous regimes" (p. xi). According to the former diplomat's checklist of criteria on war and peace, "[Kosovo] was far from perfect, but overall, it gets a passing grade" (p. xii). According to whom? As I've argued before, Kosovo should not be held up as a model for anything but disaster.

A Startling Revelation

Following this rather hackneyed attempt to justify intervention as a policy, author Norris begins the book with a contention so surprising that one suspects some retrospective contextualization has been performed here as well for political benefit. How else can one explain the following statement and its conclusion?\

"[N]ATO's large membership and consensus style may cause endless headaches for military planners, but it is also why joining NATO is appealing to nations across Central and Eastern Europe. Nations from Albania to Ukraine want in the Western club. The gravitational pull of the community of Western democracies highlights why Milosevic's Yugoslavia had become such an anachronism. As nations throughout the region strove to reform their economies, mitigate ethnic tensions, and broaden civil society, Belgrade seemed to delight in continually moving in the opposite direction. It is small wonder that NATO and Yugoslavia ended up on a collision course.

"It was Yugoslavia's resistance to the broader trends of political and economic reform – not the plight of Kosovo Albanians – that best explains NATO's war." (pp. xxii-xxiii)

This astonishing paragraph clearly seeks to contextualize Clinton's war as a necessary predecessor to the Bush administration's multicolored revolutions in Georgia, Ukraine, and who knows where next. Sadly, it might even be true. The "liberals" of American politics are often contrasted with the belated liberals of the neocon camp, the ones most often identified with permanent revolution for the sake of spreading democracy, but it's clear that despite the occasional softball criticism of the Bush administration's interventions, it's more like a family squabble than some deeper alienation. The Democrats prefer allied lynch mobs, whereas the Republicans are more willing to intervene without outside help. The difference is basically the same.

At the end of the day, both Democrats and Republicans remain committed to the same "values" of forcing political change on foreign regimes. Norris' explanation seems to replace one deception (that of the humanitarian intervention) with another (the democracy-building intervention), somehow by rolling them into one. Considering that the ultimate justification for NATO's war has always been cited as being primarily the protection of the Kosovo Albanians, I would be feeling pretty insulted right now if I were one of the latter.

Room for Self-Criticism?

That said, the author at least notes several contemporary criticisms of the unfolding war. Starting from the second chapter, he recites a litany of abuses leveled at the Clinton administration from the press, former officials, and the Republican opposition. Perhaps because of his former position, Norris is most acutely aware of the antagonisms leveled at the State Department by the Pentagon, CIA, and others over the former's failure to foresee a refugee crisis once bombing got underway and over their naïve view that Milosevic would immediately capitulate. Henry Kissinger is cited as saying the administration wasn't hawkish enough, while the "fiercely conservative" Richard Perle charged that Clinton's was "the worst foreign policy team since the Second World War" (p. 26).

However, when Norris alleges that the Clinton administration "was caught off-balance by the refugee crisis," while at the same alleging that "few understood raw politics better than Bill Clinton," (p. 27) one has to question his sincerity. This contradiction cuts to the central dilemma of the book: whether we can take the testimony of the author at face value or we have to understand him as an apologist. After all, many less gifted and less privy to sensitive information than the president were arguing at the time that such a bombardment would in fact cause such a crisis; how then can the sagacious Clinton have failed to see it? Unless, of course, he had hoped for it to occur for his own propaganda purposes; but this possibility is preempted by Norris, who merely says that Milosevic's evil intent "helped" justify the president's decision.

Notably, he refers only to "images" of refugees as being pivotal in firming alliance support for war – images of refugees being the key weapon for developing the "human interest" angle of the story and taking attention away from the bombing's destructiveness. And though it is well known that the Albanian KLA at least in some cases forced people to become refugees to cynically generate world sympathy, and shot other Albanians believed to be Serb "collaborators," this scenario is dismissed by the author as nothing more than Russian-Yugoslav propaganda (pp. 13, 20).

Essentially, the question is one of believability: could the Western leadership really have been so naïve about so much? For instance, the American negotiating principle from the beginning was to secure the rights of Kosovo's Albanians with the introduction of peacekeepers, while still somehow keeping Kosovo a part of the Yugoslav state. Anyone with sense could have seen that this was not a possibility once the Serb forces were expelled. Should we believe, then, that the Americans were sincere in their "official" platform, and/or that the author is being sincere vouching for their sincerity in his retelling? This is one of the book's great mysteries.

Intimate Portraits

Aside from its problematic intrinsic nature, however, Collision Course has plenty to offer on the informative level. The portrayals of interactions among the biggest world diplomats offer much insight into the negotiating process. Norris reveals how our leaders (and theirs) really think and presents the kind of seemingly minor details that contribute to their relationships. For example, to a senior NATO official is attributed the observation that because "winters are bad for Yeltsin," negotiations with the Russian president, as well as the intervention itself, were best held off: "he starts to pay attention and always gets better in March and April (p. 4)." Incredibly, Clinton and Yeltsin had only spoken twice about Kosovo in the six months between October 1998 and March 1999 – with the latter slamming the phone down on both occasions – a fact that serves Norris' thesis that the Russians were intransigent, bellicose, and slow to engage with the negotiating process.

Yet while there may indeed be some truth to stereotypes, it becomes tiresome after a while to hear the Russian negotiators constantly mocked for the great crimes of smoking and drinking, while the fresh-faced Western diplomats are described with generally positive adjectives ("lean," "affable," "good-natured," "scrappy," etc.) as they sanctimoniously interface with their laptops and policy papers. The subtle implication of Norris' opposing descriptions of the Russians and Westerners is that the former were unwilling to negotiate and an impediment to the peace process – even as the facts the author recounts lead to a precisely opposite interpretation.

In the end, the picture painted of American diplomacy is actually quite unflattering. It is the Russians who throughout proved most pragmatic and eager to engage all parties in negotiations, and the Americans (as well as Tony Blair and Jacques Chirac) who come off as obdurate, unyielding bullies – a position they could well afford, since they were the ones dropping the bombs. As Collision Course abundantly reveals, the entire tenor of American negotiation throughout the conflict was in the form of ultimatum, and the primary considerations of those involved were not empathy for refugees or democracy, but merely to further their own individual and collective reputations and prestige.

That said, it is important to note that all the parties involved acted according to their own political considerations first. Russian President Boris Yeltsin's frantic calls to stop the bombing were fueled by his own looming impeachment hearings, and the helpful effect that the war was having for his Communist opposition. For his part, U.S. Vice President Gore was weighing the consequences any high-profile diplomatic role might have for his upcoming presidential campaign. Finnish president and special negotiator Martti Ahtisaari worried about what shaking hands with the Hague-indicted Milosevic would mean for his image among EU leaders.

Ground War!

Collision Course gives extended coverage of the constant argument then going on within NATO and within the U.S. administration over the desirability of a ground war. In retrospect, it seems incredible that in spring 1999 some high officials feared that the war might drag on for another year. The reader is made to appreciate that given the immense logistical challenges of posing a ground invasion of Kosovo, plans had to be made well in advance (June 1 was the deadline given by Gen. Clark, but in the end it wasn't necessary).

The chief advocates for ground invasion were, Clark, Tony Blair, and Madeleine Albright, as well as more minor characters such as Undersecretary for Foreign Affairs Tom Pickering and Special Adviser on Balkan Affairs James Dobbins. The well-documented animosity between the Pentagon and Clark was fueled largely by this debate, with the trigger-happy Clark reasoning that a fast and massive invasion would end the war faster, and the Pentagon balking at the risks of either crossing the Albania-Kosovo mountains or sweeping down the Hungarian plain, and then being forced to take Belgrade itself. Again and again, political decision-making is held up against the fear of public reaction; the majority of NATO countries apparently had no stomach for a messy ground war. In the end, NATO got itself off the hook by bombing enough civilian targets and threatening to level Belgrade itself, thus forcing a capitulation from Milosevic. In this light, the whole furor over the necessity of a ground invasion in a certain sense seems to lack reality.

High Drama

Undoubtedly the most exciting chapters of Collision Course are the penultimate ones (9 and 10) that describe the high-stakes brinkmanship between NATO and Russia over troop deployment into Kosovo. This section describes in detail the secret planning that went into Russia's surprise entrance into Kosovo via Bosnia, and the diplomatic maelstrom this move caused. As the author notes, though tensions were deflated and the Russian occupation of Slatina Airfield quickly descended into farce, no one knew at the time how the situation would play out. Had Wesley Clark had his way, the situation could well have boiled over into a shoot-out – which memorably led British subordinate Gen. Michael Jackson to indignantly tell Clark, "I'm not starting World War III for you" (p. 278).

Norris details how the mutual mistrust over Russia's role in the future peacekeeping force – it had asked for, but was denied, a sector of its own – led Yeltsin to force the situation by sending in his peacekeepers stationed in Bosnia. NATO feared that a new Cold War scenario might play out, in which Kosovo would be more or less partitioned, with Russia occupying the Serb-inhabited north of the province and NATO the rest. However, as the author explains, these worries were premature because the Russians had not planned through to the end and did not send a large enough force to stake out anything more than a symbolic presence. This was ultimately the result of Moscow's failure to win overflight clearance from Hungary, Romania, Ukraine, and Bulgaria, thus preventing them from being able to drop thousands of paratroopers into Kosovo. The author portrays this result triumphantly as an indicator of Eastern Europe's turn to the West.

Drawbacks: Unconnected Events and the Media's Role

However, the author's bad faith is shown in two ways: one, the complete avoidance of government-media organized deception; and two, the almost surreal lack of proper context for events. We are thus expected to believe that Milosevic's mid-war indictment by the Hague – a political move that effectively removed him from the negotiating process and made any Western politician associated with him stigmatized – caught the Clinton administration by surprise. The "irony" of the fact that CNN correspondent Christiane Amanpour (who "broke" the story) was married to State Department Spokesman James Rubin is attributed to unnamed U.S. diplomats almost as an afterthought, and with no consideration of the fact that the news network and U.S. government were officially, if clandestinely, cooperating to spin the war. At many points, the reader is left to imagine that events happened by themselves, detached from one another, as if by accident.

A major shortcoming, considering that the author was tasked with dealing with the media, is the total omission of how the U.S. and NATO worked hand-in-glove with a complicit, self-serving Western press to spin a web of deception in newspapers and TV screens back home, casting the war in an honorable light while demonizing the Serbs. The effect of the media as an echo chamber for NATO propaganda was tremendous, and to not even mention it shows that, at the end of the day, Norris' apparent intent to provide a comprehensive account falls short. In fact, the media is only mentioned when unfavorable stories or reporter swarms catch Western diplomats off-guard or otherwise irritate them – the implication being that the media is a hostile and alien force out to attack rather than serve the government. Since the author obviously knows better, the failure to at least allude to some of the bigger lies (like "100,000 Albanians dead") is further evidence of an attempted whitewash.

Conclusions

Since Collision Course tends to glorify the West for its diplomatic acumen, martial prowess, and (apparently) more glowing health than the Russians, it is no surprise that the book's conclusions also tend to sugarcoat the war. There are no mentions of depleted uranium, and not too many of civilian casualties. There is no mention of the fact that the Russians proved correct in most of their predictions regarding "reverse" ethnic cleansing of Serbs and destruction of Serbian cultural monuments once NATO swept into Kosovo. The author has little sympathy in this regard, yet constantly points out the humanitarian valor displayed by NATO in defense of the Albanians as being a prime justification for the war – failing to delve very deeply into the real campaign of terror and intimidation that Albanian extremists had been waging for years against Serbian civilians. Milosevic may have indeed been guilty of many evils, but nothing happens in a vacuum, after all.

Other conclusions seem to have been jury-rigged for contemporary requirements. Thus the constant portrayals of "reckless" Russian diplomacy (as if they were the ones bombing people!) also dovetail quite nicely into the author's current criticism of Vladimir Putin, something that is decidedly in vogue in the West today. And while not directly calling for the immediate independence of Kosovo (as his very own ICG is loudly doing), the author closes the book by stating that "hard choices still need to be made, and they need to be made sooner rather than later" (p. 322). So at some level Collision Course can be said to be a well-timed manifesto aiming to both justify NATO's bombing and whitewash its leaders' crimes, while also stigmatizing Russia. In this way, the book attempts to set a precedent, or at least a preferred context, for today's apparently irreversible trend toward Kosovo independence. The victors are still keen to write the history.

However, none of these things make up the most compelling aspect of Collision Course. For what seems most striking in a book written about "how diplomacy is really practiced," as one reviewer put it, is the utter barrenness of American diplomacy today. The narration of events paints the same unflattering picture of American diplomacy as nothing more than the unyielding projection of ultimatums backed up by military force. That America rarely compromises is not, of course, the author's fault. Yet when the deck is stacked to the extent that it is in today's unipolar world, not even the most compelling storyline can sustain real excitement and suspense when the end result is so often a foregone conclusion.

* * *

СЕРБИЯ  БЕЗ  МОНАРХА

Александр Рожинцев

В самые тяжкие минуты своей истории православный народ обращается за помощью к Господу и Святым угодникам Божиим, показавшим пример великого служения Богу, Церкви и Отечеству. Вот и сербский народ, истекающий кровью и терзаемый коварным и дерзким магометанином, призывает на битву с агрессором славных героев своей безсмертной истории. Безчисленное число их в истории Сербии, но сегодня в столь трудный час, грозящий новой кровопролитной битвой в Европе, мы вспоминаем Монарха, который своим примером мужества и безстрашия, мудрости и смирения подтвердил величие христианского духа и прочность православного престола. Уверен, будь этот Государь сегодня во главе терзаемой и расколотой оккупантами Югославии — весь народ как один встал бы по зову Монарха под боевые хоругви и с оружием в руках в малое время изгнал бы поганых язычников и крестоборцев с родной земли.

(11) 24 июля 2004 года в день 1035-й годовщины преставления Святой равноапостольной Кн. Ольги (969 г.) православные народы Балканского полуострова, а также братья-славяне, рассеянные по всем странам и землям Византийской Империи, а также Великой, Малой и Белой Руси, будут отмечать 160-летие со дня рождения первого Монарха Королевства сербов, хорватов и словенцев Петра I Карагеоргиевича (1844–1921 гг.).

Державный правитель православной Сербии происходил из древнего сербского княжеского Дома Карагеоргиевичей, основатель которого, Карагеоргий (Георгий) Черный (кара — по-турецки «черный») Петрович (1768–1817 гг.) родился в бедной крестьянской семье и был руководителем первого сербского освободительного восстания 1804–1813 гг. против турецкого ига. В 1811 году всем народом он был провозглашен наследственным «верховным сербским предводителем».

В 1815 году, после восстановления независимости части Сербии, княжеский престол занял Милош Обренович, идейный сторонник Австро-Венгерской империи Габсбургов. На протяжении нескольких десятилетий в Сербии продолжалась острая династическая борьба между двумя династиями Карагеоргиевичей и Обреновичей, в которой только Карагеоргиевичи верно стояли на стороне Российской Империи. Сын первого Князя независимой Сербии, Александр Карагеоргиевич, правил государством лишь 16 лет, с 1842 по 1858 годы, но после поражения России в Крымской войне 1853–1856 гг. и противодействия русскому влиянию на Балканах со стороны Франции и Австрии, престол Сербии на долгие 45 лет, вплоть до 1903 года находился у Обреновичей, последним из которых был король Александр I (1876–1903 гг.).

Петр Карагеоргиевич был внуком первого Князя Сербии Карагеоргия Черного и сыном Князя Александра Карагеоргиевича от брака с Персидой Ненадович (1813–1873 гг.). В исторической литературе он получил скорбное название «короля-изгнанника», ибо большую часть жизни провел вне столь любимой им Сербии.

Вместе с отцом, свергнутым с княжеского престола в декабре 1858 года интригами недругов России: императора французов Наполеона III и австрийского императора Франца-Иосифа I, он вынужден был оставить Сербию. Подолгу живя в Швейцарии, Франции, Италии и Черногории, Петр Карагеоргиевич возглавлял сербскую эмиграцию, поддерживающую Династию Карагеоргиевичей. Все эти годы он учился в Австрии и Франции, где окончил Сен-Сирскую военную школу. В чине капитана участвовал на стороне Франции во франко-прусской войне 1870–1871 гг. и за храбрость был награжден орденом Почетного легиона.

В 1875–1876 гг. под именем Петра Марковича он принял участие в герцеговинско-боснийском освободительном восстании против Австрийской империи, организовав отряд в 1000 человек и проявив незаурядные мужество и безстрашие. После подавления восстания, будучи весьма состоятельным человеком, но не играя видной политической роли, он преимущественно жил в Женеве (Швейцария), подчеркивая, что не отказывается от сербского престола. Так прошли долгие четверть века. В 1883 году будущий король браковенчался с княжной Зоркой Любицей Черногорской (1864–1890 гг.), Августейшей дочерью короля Черногории Николая I Петровича Негоша, и стал отцом троих детей: принцессы Елены (1884–1962 гг.), будущей супруги Князя Императорской Крови и новомученика Иоанна Константиновича, принца Георгия (1887–1972 гг.), бывшего до 1909 года наследником престола Сербии, и принца Александра I (1888–1934 гг.), будущего первого короля Югославии.

В мае 1903 года в Сербии произошла национальная трагедия — группа офицеров из Белградского гарнизона устроила заговор против короля Александра и королевы Драги. В ночь на (29 мая) 11 июня 1903 года заговорщики проникли во Дворец и с чрезвычайным хладнокровием и жестокостью застрелили Царскую Семью. Со смертью короля Александра I род Обреновичей угас навсегда. Через 31 год — 9 октября 1934 года короля Сербии, также под именем Александр I, сразит пуля террориста, но род Карагеоргиевичей избежит участи предшествующей династии и продолжит свое существования до наших дней.

При таких трагических обстоятельствах и застала Князя Петра Карагеоргиевича весть о единогласном избрании Скупщиной Сербии нового Монарха из свергнутой династии. К нему была отправлена депутация с прошением всего народа возглавить Династию и занять вдовствующий трон Сербии. Он принял избрание, прибыл на Родину и в сентябре 1903 года торжественно короновался в Белграде под именем Петра I. В то время Сербия давно жила по принятой конституции и по сути, как таковой, Самодержавной Монархией никогда не была. Король Петр I Карагеоргиевич старался править в соответствии с конституцией страны, назначал и смещал правительства в соответствии с рекомендациями Скупщины, так что ни в чем дурном его даже враги не могли обвинить, называя корректным Монархом, пекущимся о мировом признании Сербии корректной европейской страной.

В августе 1911 года Государь Император Николай II Многострадальный назначил короля Сербии шефом 14-го пехотного Олонецкого полка Русской Армии. В результате двух Балканских войн 1912–1913 гг., в первой из которых Сербия выступила вместе с Болгарией, Грецией и Черногорией против Турции, а во второй — в коалиции с Грецией, Румынией, Черногорией и Турцией против Болгарии, — территория страны увеличилась в 2 раза. Но впереди уже ждала новая катастрофа — Великая война 1914–1918 гг.

С началом Мировой войны 70-летний король Петр I Карагеоргиевич сложил с себя власть в пользу своего сына — принца Александра I, главнокомандующего 1-й Сербской армией, ставшим по конституции принцем-регентом Сербии. Когда страна потерпела поражение, король Петр I не пожелал оставаться под австрийской оккупацией и, будучи престарелым и больным, разделил вместе со своей армией все трудности героического отступления под ударом австрийских войск.

В декабре 1915 — январе 1916 года Сербская армия под натиском превосходящих сил противника двигалась через непроходимые горные перевалы на юг, к Албании и побережью Адриатического моря. Король ехал в простой повозке, запряженной волами, и отказывался от простой кружки горячего чая. Солдаты его армии гибли от холода, голода и болезней. К концу перехода, когда 120 000 человек — остатки 300 тысячной Сербской армии — достигли портов Албании, откуда должны были перебраться на остров Корфу, сербские воины, по свидетельству очевидцев, напоминали «живые скелеты с оружием», и их торжественный марш перед отплытием вызвал у зрителей этой драмы слезы.

В декабре 1918 года при создании Королевства сербов, хорватов и словенцев, Петр I был торжественно провозглашен его первым королем. Однако фактически власть, по-прежнему оставалась у принца-регента, Августейшего крестника Государя Императора Александра III Миротворца, будущего короля Югославии Александра I Карагеоргиевича — славного сына сербского народа, собирателя вокруг Сербии славянских земель на Балканах, блестящего военного стратега и политика, преданного сына и искреннего союзника России.

16 августа 1921 года король Петр I Карагеоргиевич скончался в Белграде на 78-м году жизни, оставив после себя сильного наследника, крепкую армию и добрую память сербского народа. По его кончине трон династии Карагеоргиевичей перешел ко второму сыну Александру, ставшему 75 лет назад, в октябре 1929 года, первым королем Югославии, утвердившим деление государства на девять частей — бановин, запретившим деятельность любых политических партий, основанных на этнических, религиозных или региональных принципах и установившим впервые в Европе православную королевскую диктатуру, просуществовавшую пять с небольшим лет (1929–1934 г.). Могли ли после такого силы зла не сделать все возможное, чтобы прекратить православную династию Карагеоргиевичей и королевскую диктатуру Августейшего сына Государя Петра I?

В связи с резким осложнением отношений между Италией и Югославией король Александр I, препятствовавший готовящейся агрессии Рима против Албании, прибыл в Марсель для переговоров с Л.Барту, министром иностранных дел Франции — союзницы в минувшей войне. Но по дороге из порта в город в открытой машине, следовавшей без какой-либо охраны, король и министр были дерзко застрелены хорватским националистом, вскочившем на подножку автомобиля. Так кознями фашисткой Италии и Германии на радость большевистской клике в России с политической арены Европы и Балкан был устранен доблестный, авторитетный и грозный политический соперник. Свершилось это в день памяти Святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова — небесного покровителя Балкан и Греции. Но и после столь трагического события славная династия Карагеоргиевичей не угасла.

Августейший внук Петра I, также названный Петром (1923–1970 гг.), возглавил Дом Карагеоргиевичей, но, будучи 11-летним отроком, не правил Юголавией. До своего совершеннолетия двоюродный брат его отца принц Павел стал регентом королевства, к прискорбию народа он переориентировал страну на Германию и Италию. Дошло до того, что в марте 1941 года правительство подписало в Вене протокол о присоединении Югославии к Тройственному союзу, что вызвало в православной стране бурю народного возмущения. Именно в этот момент молодой король, не дожидаясь своего совершеннолетия, взял власть в свои руки. Но вскоре Германия и Италия оккупировали Югославию (апрель 1941 года) и 17-летний король был вынужден покинуть страну, вылетев вначале в Грецию, потом в Египет и Лондон. Воспользовавшись отсутствием Монарха в оккупированной стране, так называемое Антифашистское вече народного освобождения, руководимое коммунистами, под угрозой расправы запретило королю возвращаться в страну. В ноябре 1945 года Учредительное собрание под давлением коммунистов, по сценарию И.В.Сталина и его ставленника — иудея и латинянина Иосифа Броз Тито, ликвидировало Монархию в Югославии. Так прервалась еще одна православная династия Европы, но сам Дом не прекратил своего существования.

Многие годы король Петр II Карагеоргиевич жил с семьей в изгнании в Лондо&